Взрослые сказки или сказки для взрослых

Вобшем ржачные рассказы, стянул с удфф.ком года 3 назад. Перечитываю до сих пор. Короткие, смешные, жизненные. Наслождайтесь.

=============================================================================================

Соль кончилась. Всегда была, а тут «на тебе».
- Я без соли жрать не могу - сказала собака.
- Соль и чхать на всё - поддакнула кошка.
Сам я тоже ощутил непередаваемый недостаток этого минерала в организме, а главное в еде, которую пытался готовить. Раньше за пополнением природных ресурсов следила жена, но уже месяца три, как мы разошлись. Она съехала к молодому и прыщавому студенту заканчивающему последний курс престижного вуза и судя по всему имеющим прекрасное будущее и шанс через пару лет стать менеджером крупного звена. Я сострил, что крупы бывают у лошадей, но жена только самодовольно хмыкнула, после чего получила по морде, что стало моим разрешением на расторжение брака. Забрала с собой все свои шмотки, диски какого-то Брайана Ферри. Явного последователя гендальфа. Знал бы раньше, что она это слушает - сжог бы их собственноручно (её и диски). И ушла. А что соль в доме заканчивается - не сказала. Я, как натура подверженная лёгким запоям тоже не отследил этот вопрос.

Пока с горя пьянствовал, кое- какой хавчик готовили кошка с собакой.
- Теперь сам за своими выродками убирай! – ещё один из упрёков брошенных мне перед уходом.
Выродки кстати вели себя достойно, она подсирала намного больше, и что самое обидное чаще их. Она так и не знала, что они по нашему разговаривать умеют. И чистоплотные очень были. Пока я неделю куролесил, даже не напоминали о себе. Куда срать ходили, никто пока не знает…

Вообще они у меня самостоятельные, кошка частенько в душе моется, собака та ваще телек фтыкает, в осоновном правда, про Ивана Затевахина, но хоть не МТВ. Диалоги о рыбалке они вдвоём смотрят. Обсуждают чего-то потом до хрипоты. Любят футбол.

Ну так вот, пока я зажигал коньячные звёзды, они тихо паслись, где то на вольных хлебах. А как у меня отходняки начались, то засуетились, смотрю, кошка мне бульончик несёт, собака за кефиром сбегала. Одно слово достойно себя проявили, не то, что жена бывшая. Вот, какого спрашивается, она? Деньги я нормальные зарабатываю, на маникюры с соляриями всегда реагировал положительно - следи за собой и будешь любима, в затяжной загул не пускался. Нет же, захотелось ей прыщей молодых подавить. Да и прибор на неё, столовый и здоровый.

Стал я за солью собираться. Оделся. Сказал собаке, чтобы громко телек не врубала и вышел. Утро выдалось морозным. Пожалев, что забыл про шапку (да и про зиму тоже как то забыл), я потрусил к ближайшему магазину. Надо вам сказать, что кассиршей там работает пресимпатичнейшая баба. Лет так за тридцатник, но типаж просто блеск. Я уж давно хотел её на бефстроганоф пригласить, да как-то не срасталось. И вот иду я и твёрдо решаю, что в этот раз заведу знакомство. Купил соль, шампанского пару флаконов, какой-то романтической закуски типа морских ракообразных, ну и просто еды. Подхожу к кассе. Сидит Она. И народу ни кого.
- Доброе утро!
- Здравствуйте.
- Как настроение?
- Как обычно.
- Вы до скольки сегодня работаете?
- До восьми.
- Я могу за вами заехать?
- Зачем?
- С целью пригласить на приятный вечер.
- У меня дела.
- В смысле месячные?
- Мужчина, вам пошутить не с кем?
- Какие уж тут шутки, встретил женщину своей мечты, иду ва-банк.
- Вы у меня уже два года коньяк покупаете, и только теперь мечту разглядели?
- Да всё коньяк мешал.
- С чем мешали?, – подкалывает - это хорошо.
- С любовью к вам.
- Что-то долго собирались.
- Запрягаем долго, а едем - ветер в ушах!
- Ну ладно, приходите после восьми –внезапно согласилась она.

Ворвался в квартиру, кричу:
- Генеральная уборка!
Пять часов мы приводили хату в порядок. Собака перемыла всю посуду, кошка бельё перегладила. Я тоже принимал активное участие, главным образом безжалостно уничтожая воспоминания о супруге.
- Ну что, сегодня самоудовлетворяться не придётся будешь? – кошка такие моменты просекает на раз два.
- Планирую, вы только сразу человека не пугайте своими разговорами.
- Чё молчать весь вечер? – собака из кухни кричит.
- Ну хотя бы в начале помолчите, а то опять про рыбную ловлю начнёте, и слова не вставить будет.
Приготовил салат оливье. Ракообразных отварил. Посолил всё. Соль то теперь есть, фигли.
- Цветы купи, придурок – кошка как всегда дело говорит.
Побежал к метро за букетом. Долго выбирал. Хотелось покорить даму. Решил удивить её розами. Когда принёс букет домой, зверьё морды скривило.
- Это чего, типа нестандартный ход? - кошку эту убью когда-нибудь!
- Вам не нравится я погляжу? – разозлился я не на шутку.
- Купил бы по необычней чего-нибудь.
- Чего?
- Хризантемы или ирисы, баб эти розы уже достали.
Делать нефиг, побежал опять к метро. На этот раз купил хризантем очень яркой расцветки. На контрасте с сугробами смотрелось очень даже ничего. Дома тоже одобрили.
- А чего с розами делать будешь? - собака интересуется с ухмылкой.
- Пойду соседке отдам, у неё вчера юбилей был.
- Толковая мысль! - собака уважительно почесалась за ухом.

Звоню к соседке в дверь.
- Кто там?
- Марина, это я, сосед из двенадцатой.
Открывается дверь, на пороге Марина. Тоже кстати ничего себе баба.
- У тебя праздник был, вот с опозданием, но всё же вручаю букет!
- Ух ты! Спасибо! Проходи.
- Да ну, муж ревновать начнёт.
- Какой муж, я ж два года в разводе!
- Да не, извини, некогда, завтра заскочу.
- Своей скажи, что бы телек не врубала на полную.
- Да мы разошлись.
- Чего это вдруг? Ты же вроде не безобразничал? – и так с прищуром на меня смотрит.
- Другого нашла.
- Ну и дура! А ты точно зайти не хочешь?
Ну и что ей сказать, ясен пень хочу я к ней зайти, да только вот в другой раз придётся.
- В другой раз, извини, ни как сегодня не получается.
- Ну ладно, буду ждать, спасибо ещё раз за цветы.

Так и пошёл я к себе с подтвердевшим намерением не ложиться сегодня в одиночку. Пока ходил, животные хлеб порезали, колбасу твёрдого копчения, сыр. Открыли банку селёдки и начали вынимать из неё кости. Надо сказать, что лучше кошки кости ни кто не вынимает. Чувствуется знание предмета.
- Лук тогда порежь – собаке говорю.
- Ты время не проеби, уже без пятнадцати- собака напоминает.
Ломанулся в ванную, побрился на скору руку. И в восемь я был готов.


Тётя нервно перетоптывалась недалеко от магазина.
- А я думала, что вы на машине заедете… - разачаровано протянула она, обиженно оттопырив нижнюю губу.
- Да тут до меня не далеко! – главное, чтобы она оглобли не завернула. Сила и натиск.
- А я думала, что мы в ресторан поедем…- опять разочарование.
Что ж ты тварь так много думаешь то? Я в свою очередь подумал.
- У меня замечательный ужин приготовлен, я кулинар по призванию – засераю ей мозги как могу, она ни с места.
- Ну не знаю, надо подумать… - пипец, она похоже мама буратино, деревянная напрочь.
- А чего думать, пошли – я под руку её «цап» и поволок ненавязчиво, она пошла как маринованая минога, как будто мысли, которые она думает, на месте остались, а только ноги пошли.
- А что за ужин? - мысли похоже догнали.
- Так, креветки, ну… салатик, шампанское, селёдочка под водочку…
- Я водку не пью! – нервно она меня перебила как то.
- Беременные? – галантно подшучиваю.
- Почему сразу беременные, просто не пью!
- Есть красное вино, чилийское.
Вот ведь блин какая дура оказалась, не угодишь. Может и зря веду, не обломится мне у такой.

Заходим ко мне. Втречать выходят сначала собака, потом кошка. Появляются с паузой в пару секунд из кухни, потом садятся и смотрят. Гостья, глядя на них, произносит два слова, первое, когда выходит собака:
- Собака…
второе, когда выходит кошка:
- Кошка…
Я смотрю, у кошки язык аж чешется чего–нибудь откоментить. Молчи, думаю, а то тётю сразу в «карету» загрузим.

Показал где ванная, вернулся к «своим». Кошка ушла в комнату, а собака сидит, меня ждёт.
- Знаешь - тихо мне говорит- она конечно ничего, но с интеллектом проблемы.
- Главное, что-бы дала, остальное в принципе неважно. – высказываю свою мысль я.
- И, помоему, мы с кошкой её тоже не вдохновили.
- Идите смотрите телевизор, и постарайтесь не ляпнуть чего-нибудь.
- Ага, нет ни чего обычнее, чем кошка и собака, которые смотрят телек. – и собака прихохатывая убралась в комнату.
- С кем ты там говоришь? – удивлённый голос из ванной.
- Сам с собой, привычка от армии осталась.
- А где служил?
- РВСН.
- Что это такое?
- Ракетчики…
- Ой как интересно, а говорят там у ракетчиков радиация сплошная?
- Где? Там? – как меня эти вопросы про радиацию.
- В ракетах наверное, да и вокруг ракет.
- Нет там ни чего, и ракет уже нет, одна бутафория.
- Как это нет, а если война?
- С кем?
- С Американцами.
- У них то тоже бутафория, ракеты пластмассовые, а внутри отходы жизнедеятельности.
- А что это такое?
- Это? Говно!
Мысленно я выл. Из комнаты доносилось сдавленое сопение и только тётя хлопала глазами и ничего не понимала.
- Фу, как грубо - сказала она наконец.
Всё таки, когда она за кассой сидела, казалась поостроумнее. Проходим в комнату. Я сажаю гостью на почётное место, сам открываю шампанское. Кошка с собакой как истуканы вперились в телек. По телеку футбол. И я, дурень на автомате как спрошу:
- Кто играет?
- Наши и не наши. – кошка у меня острит будь здоров!
Тётя брык и сразу с копыт. Лежит без движения, как Ленин. Собака ломанулась за наштырём. Орёт из кухни:
- Где эта вонючая бутылочка?
В дверь звонок. это ещё кто припёрся?
- Кто там?
- Я - жена ушедьшая.
- Тебе какого надо? Иди к своему прыщеносцу, Брайана Ферри ему в жопу засунь!
- Я забыла кое-что, хочу забрать, а он к стати рядом стоит, а то я боюсь, что ты меня уничтожишь физически, в состоянии аффекта.
Собака подбежала, шепчет, что-бы я не открывал, а слал её на хрен (вниз по лестнице).
Тётя глаза приоткрывает, ничего не понимая крутит головой, одним словом возвращается из комы. Кошка ей протягивает стакан воды:
- выпейте, поможет, век воли не видать…
Как она заорала! Кошка аж зашипела с испугу, проявила естественную животную реакцию. Кричит мне:
- Она долбанутая, орёт как телевизор.
- Нефиг языком молоть потому-что! – я песец какой злой. Кассирша опять отрубилась.
- Что, уже шалав навёл? – жена самодовольно пищит из-за двери. И кто-то вторит ей прыщавым голосом.
Распахиваю дверь, (откуда у меня бутылка шампанского в руках оказалась кто его знает), и сразу Брайану Ферри бутылкой по голове, так, на всякий случай, чтоб не мешал потом.
Бывшая тоже заорала. Вбегает в комнату:
- Телефон, где телефон, скорую срочно… - визжит.
В коридоре стоит собака, и глядя на неё спокойным голосом просит.
- Не звоните никуда, бутылка всё равно не разбилась, значит соскользнула, а сознание он от страха потерял, потому как молодой ещё. А вы забирайте, что забыли и валите по хорошему, у нас и без вас полна жопа огурцов.
Та аж засипела, и тоже в отрубон. Из комнаты футбольный комментатор орёт «ГООЛ!!!». Пошкус забил когда не надо. Слышу, дверь на лестнице открывается, Марина кричит:
- Да убавь ты свой телек, орёт же как подорванный, ещё и дверь расхлебястал!
Вот только её не хватало тут ещё. Кошка с собакой подходят:
- Ты извини, но мы на балкон уходим, а то слишком жарко становится, как в мартеновской печи.
- Валите, сталевары.
Выбегаю на лестницу. Там Марина с интересом разглядывает будущего менеджера крупного звена.
- Этот что-ли?
- Что «этот»?
- Новый избранник.
- Ааа, ага, он.
- Живой хоть?
- Сорбака сказала, что ни чего страшного.
- Кто?!
- Тьфу блин, ну одним словом всё нормально, по касательной задел.
- Ну тогда пойду успокою твою…
Марина шагнула в прихожую, я молча ждал реакцию.
- Ни фиге-се…, прямо ледовое побоище! А это то кто?
- Так, знакомая, зашла в гости…
- Дак это же кассирша из нашего магазина, она то тут за каким бесом? «Твоя» её вырубила?
- Да.
- Ты вот что, иди на балкон, перекури, а я тут их приведу в чувство.
Выхожу на балкон, сидят мои красавцы, морды довольные. Я закурил. Через минут десять заходит Марина.
- Всё, все разъехались. Эта, из магазина которая, бегом убежала.
- Спасибо. И , кстати, не хочешь ли шампанского?



********************************************************************************************


Я не люблю поздние звонки. Во-первых, хочется спать, а во-вторых, я всё время бросаю телефонную трубку в разачаровании. И пока ищу её в темноте на звук, опрокидываю всевозможные стаканы, вазы, прочию фигню. Поэтому когда раздался этот звонок, я первым делом выдал в потолок длинную матерную тираду, в надежде, что пока я произношу всё, что думаю, телефон замолчит. Но напрасно, он был настойчив как цыганский ребёнок в метро. Кое- как найдя трубку и, в который раз обругав себя ослом, за то, что не положил её рядом с собой я поднёс ей к уху.
- Да?
- Хелло!

Дело в том, что я говорю по-английски, и в дальнейшем я буду сразу переводить все разговоры на «наш». Исключительно для удобства чтения. Итак:

- Да?
- Привет!
- Кто говорит?
- Представитель Анжелины Джоли
- Идите на . – я повесил трубку.

Может показаться странным, что я обратился на «вы», но всё таки Питер - это город высокой культуры. Да и в английском языке нет разницы между «ты» и «вы».
Через пару секунд телефон опять зазвонил. Я ёмко выругался, но овладел собой.
- Да?
- Привет!
- Анжелина Джоли?
- Да! Да!
- @#$! @#$! @#$! у нас три часа ночи!
Заметьте, что всё это было сказано максимально вежливо! По крайне мере мне показалось, что я был предельно корректен. Хотя может быть излишне прям.

Телефон зазвонил опять.
- Да?
- Не вешайте трубку! Ваш номер победил в конкурсе «Знакомство с Анжелиной Джоли».
- Я не участвовал ни в каких конкурсах!
- Но вы что, не хотите познакомится с Анжелиной Джоли?
- Допустим хочу, но фигли от этого толку, у меня нет столько лавэ, чтоб раскрутить её на «перепихнуться».
- Это уж как договоритесь…
- А сейчас то я с кем говорю?
- Я представитель Анжелины Джоли в России.
Я посмотрел на себя со стороны. Это всегда помогает, когда хочешь избежать глупой ситуации. Три часа ночи, Россия, звонок от Анжелины Джоли.
Херня какая-то! Похоже на розыгрыш. На глупый розыгрыш!

- Какой у вас, то есть не у вас, а у вашей, этой, Джоли, размер сисек?
- Третий.
- Я работаю «от четырёх».
И я повесил трубку. Мне показалось, что я достойно вышел из этого глупого диалога.
Но проклятый телефон зазвонил опять. Это уже было ни разу не смешно. Но и я уже проснулся. Они хотят, чтобы я познакомился с Анжелиной Джоли, будет им знакомство!

- Да?
- Извините, мы не хотим казаться навязчивыми, но вы первый человек, добровольно отказывающийся от знакомства с САМОЙ Анжелиной Джоли. – так и было выделено в разговоре «САМОЙ».
- Я согласен.
- Это правильный выбор, в конце концов, это не какая-то Лада Дэнс.
- Да уж, ну и где мы встретимся, мне надо купить путёвку в Америку, или назвать вам адрес?
- Завтра на седьмой Советской, где-нибудь в районе восьми вечера, там, рядом с Мытнинской есть неплохая кафешка. И цены гуманные.
Я хотел спросить «как я вас узнаю», но всё-таки решил, что Анжелину Джоли смогу идентифицировать сам.

Что сказать? Сон пропал. Я постарался припомнить на память, какая она, Анжелина Джоли. По-моему ничего так, хотя и не без изъянов. Но с другой стороны, если удастся её окучить, уже бонус от боженьки. Полистал отрывной календарь. Выпил бутылочку пива. И в конце концов уснул.

К встрече я готовился тщательно. Побрился, помылся, почистил зубы, поменял постельное бельё. Проверил аварийный запас гондонов. К назначенному сроку я уже сидел в кафе за самым дальним столиком. Анжелина явно задерживалась. Через два стола штук пять погранцов интенсивно пили водку. Ещё дальше какие-то студенты цедили пиво. Ну и остальная публика было «не ахти». Я выпил «сто» для снятия стресса. И тут в помещение вошла ОНА. Признаться, я офигел. Погранцы вскочили по стойке смирно и дружно выдохнули. Студенты обтрухались пивом. Какая-то ревнивая тётя тут же дала своему хахалю по морде, но он этого не заметил и продолжал ронять слюни в тарелку. Тем временем Анжелина прошла прямо ко мне и спросила на чистом русском:
- Давно сидите?
- фигня, - весело ответил я – Только сотку скушал.
- Закажите мне пиваса, а то я прямо с самолёта, кормили какой-то доширачиной, раз пять уже продристалась.
И мы весело засмеялись.
В воздухе запахло тревогой. Подошёл один из пограничников.
- Простите, или как там, экскьюзми, не желаете протанцевать белый танец.
- Шёл бы ты лесом – отбрила его моя спутница, и, повернувшись ко мне, спросила:
- Ваши военные всегда такие липкие?
- Нет, что вы, они просто не верят в своё счастье.
- Им удалось обналичить жилищный ваучер?
- Скорее всего, виной ваша красота.
Незадачливый пограничник потоптался ещё какое-то время, потом многозначительно хмыкнул и не спеша, чтоб не растерять обаяния, вернулся за свой столик.

Мы весело болтали о том, о сём, и незаметно я понял, что безумно влюблён в это провинциальную дурочку. Да и она осторожно погладила меня своей ногой под столом. Тут- то я и пожалел, что вчера не подрачил. Мой маленький друг отреагировал на эти знаки внимания как пограничники. А именно - тоже встал по стойке смирно.
- Может, сменим обстановку?
- Да, я не против посмотреть на ваши «белые ночи»! – с восторгом отвечала она.
Когда мы выходили, пограничники толкая друг друга ломанулись в туалет.

Прекрасен град Петров! Особенно ночью, когда не видно того, что бросается в глаза при свете дня.

- Где ты так научилась говорить по русски?
- Мой отец был моряк, Русский моряк, его корабль потерпел крушение, и его выбросило на берег Америки. Там он познакомился с моей матерью, тоже русской, но из эмигрантской среды, а чтоб нас не выследило КГБ, мы сменили фамилию.
- У тебя было много парней?
- Сейчас это не важно…
Я прижал её к ограде летнего сада и поцеловал прямо в губы.

Всю ночь мы гуляли по ночному городу. На Лиговке мы по очереди поссали в арке. Это ещё больше сблизило нас.
- Ты знаешь, я хочу сделать себе татуировку, силуэт разведённых мостов и твой профиль, – признался я.
- А я хочу «забить» Бреда Пита на левой сиське и наколоть вместо него тебя.
И мы опять долго целовались.

P.S.
Она позвонила через неделю из сраного Нью Йорка.
- Дорогой, я залетела!!!
- Вы ошиблись номером, – отчеканил я и повесил трубку. Ну её эту Анжелину Джоли!



********************************************************************************************



В отпуск так в отпуск. Решил съездить на юга, дикарём. Поеду один. нафиг «пассажиров», только я и животные. Куда же я без них. Пропаду, к чертям собачьим! Эти не подведут, помогут добрым советом, может, и покусают кого в критической ситуации.
- Я на самолёте не полечу – сказала собака.
- Поезд и чхать на всё – поддакнула кошка.
Всегда эти бестии мной помыкают.

Ну, тут уж ни чего не поделаешь, поезд так поезд. Поехал в кассы, взял билет до нужной станции. Только вот пришлось купе целиком брать. Да оно и к лучшему. Начнут ещё трепаться налюдях.

- А тебе к стати надо будет на поводке и в наморднике ехать – говорю собаке.
- Во, приплыли, я ж не кусаюсь!
- Это ты ещё всему вагону объясни!
- А мне как? В корзинке, с бантиком? – кошка не может промолчать.
- Если хочешь – говорю, - организуем.
- Ладно, не остри, Куклачёв на выезде.
- И справки нам не забудь ветеринарные – собака напоминает.
Так и собирались.

Приехали на вокзал, стоим в очереди в вагон. Рядом семейства разнообразные, с детьми в основном. Мамаши на собаку косятся. Одна не выдержала:
- Какой пёсик, не кусается?
- Да нет, тем более что в наморднике проблематично.
- А вы, в каком купе?
- В седьмом.
- А лаять не будет? А то мы рядом.
Лаять то, как раз ерунда, главное чтоб стихи читать не начала…
- Нет, она немая с детства, родовая травма.
Собака на меня смотрит, ну-ну, типа ты ещё вякни что-нить. И тут как гавкнет. Мамаша любознательная, аж сумку выронила.
- Вы же говорили, что она немая.
- Чудеса медицины, я её, на прогревания водил, видимо подействовало.
А сам думаю, ну доберёмся до купе, жрать не дам.
- А там кто у вас? Кошка? – ещё одна показывает на контейнер.
- Кошка, кошка… - поднапрягло меня уже это. Да и жарко. Дети ещё многочисленные активизировались, лезут поближе.
- Не нервируйте собаку…, да и кошку тоже.
- Отойдите, дядя же сказал.
- Ваши билеты – я и не заметил как моя очередь подошла.
Протягиваю ему паспорт, билеты, справки ветеринарные.
- Не шумные? – проводник кивает на животных.
- Пока не выпьют, вроде ничего, а так песни любят петь, или про рыбалку поговорить – честно ответил я.
Проводник хохотнул:
- Проходите.

В купе я разложил вещи, собаку отцепил от поводка, намордник снял. Открыл переносное КПЗ, выпустил кошку. Та сразу всё обнюхала, потом сиганула на верхнюю полку.
- Чего же здесь только не возили! – собака тоже носом повела.
- Про всякую дрянь мне лучше не рассказывайте!
- О дряни, между прочим, коноплю тут исправно переправляют.
- Так, хватит откровений.
В дверь постучали. Кого ещё там несёт?
- Да?
- Можно? – мамаша, из любопытных, просунула голову в открытую дверь.
- Ой, без намордника! – испуганно вырвалось у неё.
- Не бойтесь, не укусит.
- Вы не поможете, у нас багажа много, можно я к вам положу чемодан один?
- Валяйте.
Она сразу же чемодан коричневый пропихивает, заранее приволокла, наглость второе счастье.
- Только если кошка написает, необессутьте – кошка сразу недовольно засопела сверху.
- А вы положите туда, где не подобраться.
- Я туда свои вещи положил – нет, ну вот же наглая!
- Ааа, ну тогда будем надеяться, что всё нормально будет – и улыбаясь, она исчезла.
- Не замужняя – собака, подождав, говорит.
- Кольца, что-ли нет?
- Ну, кольцо, это во-первых, а во-вторых, мужиком от неё не пахнет. Да и сама ничего…
- Детей у неё вроде двое.
- Тебе ж не жениться, узнай, может, в один город едете.
- Без советчиков обойдусь.

Опять стук.
- Да?
- Это я опять, а вы ещё чемодан не возьмёте, а то я посмотрела, есть ещё местечко…
Я развёл руками, что тут скажешь, плохо быть вежливым.
- Давайте.
- А вы всегда вещи под замком держите? – вопрос явно с целью продолжить беседу.
- Да, привычка от армии осталась.
- А где служили?
- РВСН.
- А что это?
- Ракетчики.
- А говорят, там радиации много?
Господи!!! Как же меня ЗАТРАХАЛИ эти вопросы про радиацию!
- Вы не кассиршей работаете?
- Нееет – недоумённо проблеяла она – А почему вы спросили?
- Так, аналогии. И ещё вопрос можно?
- Да, пожалуйста.
- Вы не замужем?
- Нет, в разводе. А это зачем?
- Спор вышел небольшой.
- С кем? – изумлённо спрашивает.
- С самим собой.
- Спасибо – ледяным тоном отчеканила она и вышла.

Я сообразил, что проголодался. Открыл сумку.
- Тебе два часа без еды, штраф за гавканье на платформе – говорю собаке.
- Может, все вместе поедим, а то как-то не по-людски – кошка сверху заступается - Да и чемодан могу обоссать.
- Ладно, чёрт с вами, садитесь.
Только расселись опять стук в дверь. На этот раз проводник. Билеты проверяет.
- Ого! Прям как дрессированые! – удивился он.
Действительно, картина маслом, у кошки с собакой только что салфетки на коленях не постелены.
- Решили покушать, а то с этими дорожными сборами недосуг.
Собака недовольно рыкнула. Не любит, когда про дам говорят.
- Чая с бельём вам попозже принесу, тута, это, пока то, сё – и проводник пошёл дальше по вагону.

Поезд тронулся. Перрон и многочисленные провожающие, в основном мужики, проплывали мимо нас, махая руками как идиоты. Видимо из вагонов им отвечали дети, и жёны. Отличная мысль отправить семью куда-нибудь подальше - к тёще, а самому…

Я раскрыл газету и пробежал передовицу.
- Ну мы есть будем или где? Нам то чая не надо ждать! – тактично напомнила кошка.
- Да, давайте пожрём – я закрыл газету.
Пока мы уничтожали каждый своё, было слышно только наши челюсти и стук колёс. Когда первая волна голода прошла, кошка кивнула на дверь:
- Шпингалет отстегни, а то опять чемодан принесут.
И дальше они с собакой изобразили мой разговор с незамужней мамашей копируя наши голоса. Потом заражали. Я тоже посмеялся, очень уж похоже у них получилось. Когда поели, убрал остатки трапезы со стола.

За окном пролетело Купчино, и пошёл сельский пейзаж. В дверь постучали.
- А вот и чаёк! – весело провозгласил проводник, входя – Ой, я вам хотел три кружки дать, больно у вас животные человекоподобные.
Собака хмыкнула.
- Оставляйте, оставляйте – попросил я – Я чай люблю.
- Вы это, если им там по делам естественным надо, то уж я не знаю, стоянка первая через несколько часов – проводник почему-то понизил голос.
- Не волнуйтесь, они у меня чистоплотные – заверил я его.
- Ну тогда как говорится, счастливого пути!
И он вышел. А я решил лечь спать.

Разбудила меня собака.
- Через десять минут станция, нам бы выйти надо.
Я пристегнул к её ошейнику поводок, нацепил намордник. Кошку решил взять на руки.
За окном темнело. Это и хорошо, меньше глазеть будут на мой зоопарк. Я открыл дверь и мы пошли в тамбур. Проходя мимо проводника, подмигнул ему:
- Без нас не уезжайте.
- Десять минут стоять – реагировал он.
Впрочем, всё прошло без эксцессов. Когда шли по вагону назад, какой-то карапуз попросил погладить собаку.
- Дяденька, а можно к вам зайти потом?
- У мамы разрешения спроси только! – напутствовал я.

Когда вернулись в купе, собака сказала, что это той самой мамаши ребёнок. Хорошо иметь такой нюх, как-то позавидовал я ей, на что она изрекла сакраментальную фразу – «Это для вас запахи, а для нас то – вонь!».

Кошка запрыгнула наверх и свернулась калачиком, собака улеглась на полу. Я тоже прилёг с книжкой в руке. В дверь постучали. Я закрыл шпингалет, и открыл дверь.
- Можно мне собачку погладить? – опять тот же карапуз.
- Проходи, только у неё спроси, вдруг она не захочет?
- Собачка, можно я тебя поглажу? - застенчиво и тихонечко малыш обратился к собаке.
Собака подняла голову с пола, посмотрела на меня.
- Ну гладь, что ж с тобой сделаешь… - устало ответила она ребёнку.
- Она говорящая… - зачаровано прошептал он – Дяденька, она у вас говорящая?
Повернул он ко мне своё изумлённое лицо.
- Ну сам ведь слышал – я не смог не улыбнуться, хоть и не одобрял собачий поступок.
- Нет, ну правда, говорящая? – малыш отказывался верить в такие чудеса.
- Значит так – вмешалась собака – Иди к маме, и скажи, что хочешь покормить собачку колбасой, дядя тебе разрешил.
- И на меня тоже захвати – с верхней полки кошка свесилась.
Малыш помчался по вагону со скоростью пули и с криком «Мама, мама, у нас есть колбаса?»
- И не стыдно вам, сиротки? – я укоризненно посмотрел на животных.
- Ну а чё, минусовать тут в четырёх стенах, хоть пожрём на халяву – ответила кошка, спрыгивая вниз.
- Ты, когда мамаша придёт, если конечно решит проверить, скажи, что чревовещатель. Заодно и полезный контакт заведёшь.
- Посмотрим ещё.

В дверь влетел ребёнок, с бумажкой в которой явно была завёрнута колбаса.
- Докторская? – спросила кошка.
- Не знаю – пролепетал малец.
И, развернув кулёчек, замер.
Кошка, ловко подцепив кружочек на коготь, отправила его в рот.
- Докторская – констатировала она, прожевав.
- А можно собачке дать? – спросил малыш, почему-то у кошки.
- Ей вредно, у неё диета – заржала кошка.
- Давай, давай, не слушай её – обеспокоено вмешалась собака.
Через минуту кулёчек опустел.
- Иди за добавкой.
- А можно мне сестре сказать? – малыш явно не хотел уходить.
- Всем скажи, но возвращайся только с колбасой! - напутствовали два мохнатых негодяя.
Ребёнок умчался в своё купе. А я укоризненно посмотрел на наглецов.
- Совести у вас нет!
- Нам не положено, мы животные – парировала кошка.
- Любовь, совесть и прочая муть, это ваша прерогатива, а у нас инстинкты – поддержала её собака.
За дверью нарастала какая-то возня и суета.
- Смотрите, не переигрывайте – шепнул я и дёрнул за ручку.
- Мама не верит, что они говорят! – разочарованно начал малыш с порога. Мама стояла позади, скептически поджав губы. Тут же находилась и дочка, на вид старше брата на пару лет.
- Покормите пока собачку – сказал я и вышел из купе.
Прикрыв дверь, я обратился к мамаше.
- Я чревовещатель, пусть, думаю, детишки порадуются – начал я.
- А я уж думала, что такое! Прибегает, глаза как блюдца, «там, у дяди собака разговаривает!»
- Вы колбасы много не давайте, это я пошутил так.
- Да ладно, не жалко колбасы, тем более я её много взяла, а она портится быстро. А можно мне посмотреть тоже, как это получается?
Я открыл дверь и жестом пригласил её войти. Незаметно подмигнул собаке.
- Очень вкусная колбаса, спасибо дети – произнесла она.
- Ух ты, прямо действительно будто сама говорит – вырвалось у мамаши.
- Давайте познакомимся, вас как зовут? – перевёл разговор я.
- Таня – представилась она.
Я тоже назвал своё имя. Собака удовлетворённо кивнула.
- Ну дети, собачке пора спать – решил я свернуть этот ажиотаж – Приходите завтра, когда проснётесь.
Дети нехотя попятились, оглядываясь на маму.
- Давайте, давайте - Таня взяла их за руки и повела.
- Если чего, заходите – успел сказать я ей.
После чего мы все дружно добили трофейную колбасу.

- Ты бы, это, к Тане то сходил бы… - лениво прозевала кошка.
- Припрёт, схожу, только вот негде.
- Ну мы можем выйти, типа погулять.
- Вообще, это вариант, подожду, пока дети уснут.
Я порылся в сумке и достал колоду карт.
- Пулю распишем?
Животные охотно закивали. Я сдал карты. Собака держала колоду двумя лапами, аккуратно и ловко доставая нужную карту зубами, кошка же раскладывала их перед собой на столике, прикрывая листом газеты. Довольно быстро кошка стала выигрывать.
Тихо и медленно открылась дверь, заглянул проводник, (эх, блин, забыл я шпингалет отщёлкнуть) и видит как мы сидим за картами, какое уж тут чревовещание. Кошка, не отрываясь от карт, медленно произносит:
- Мизер.
Короче, спалились по полной. Проводник молча смотрит на нас.
- Да? – как можно более равнодушней спрашиваю я.
- Стаканы хотел забрать – с паузами после каждого слова, сказал проводник – Да вижу не вовремя.
И также тихо и медленно закрыл дверь.

Заметно стемнело. Я засмотрелся в зыбкие очертания ландшафтов за окном.
- Ну играть-то будем дальше? – без энтузиазма спросила собака.
- Знаешь, чего-то расхотелось.
- Да и дети похоже уснули – намекнула кошка.
- Схожу я на разведку, а вы не шумите.

В каком же она купе? Говорила, что где-то рядом. Я тихо постучался. Дверь приоткрылась и выглянула Таня.
- Пойдём ко мне – сразу начал я.
Она думала не долго. И через минуту мы уже сидели у меня. Я предупредил проводника, что зверюшки потусуются в коридоре, это мол необходимый моцион для поддержания формы. При виде меня проводник нервно дёрнулся, но ни чего не спросил.

Таня оказалась приятной собеседницей, вполне эрудированной (например, она знала, кем был Гауди и величину валентности водорода). Разговор с ней клеился просто и без натянутых пауз. Выяснилось, что муж Тани оказался честным и обеспеченным человеком. Честным, потому, что уйдя от неё к секретарше добровольно выплачивал «бывшей» деньги на содержание, обеспеченным, потому, что сумма была нехилой. Относилась она ко всему по философски. Всё своё время проводила с детьми и немного скучала по мужскому вниманию.

Мы не спеша выпили бутылочку вина. Отношения явно начинали перерастать в следующую логичную фазу. И тут началось. Кто-то настойчиво заскрёб в дверь.
- Ну что у нас там? – я недовольно высунул голову в проход.
- Извини подруга, - глядя на Таню отрапортовала собака – Не до конспирации.
И тут она (собака) как заорёт - «Кошка отстала от поезда!!!»
- Ёрш твою медь!! Я вскочил, и на бегу попадая ногой в кроссовки, всё-таки запутался. Грохнувшись на пол, пробил коленкой коричневый Танин чемодан, грамотно торчащий из под нижней полки.
- Ой! Мой чемодан!
Я проигнорировал её возглас. Какой может быть чемодан в такой момент!
- Когда, где? – это я уже собаке.
- Только что была остановка, или вы не заметили?
- Сейчас нас интересует стоп кран.- я оставил её намёки без внимания.
- Тогда нам в тамбур. И мы выбежали под звук упавшего тела.

Когда Архимед изобрёл рычаг, он произнёс- «Дайте мне точку опоры и я переверну Землю». Если бы он увидел стоп кран он бы офигел от того, сколько всего можно перевернуть.

- Объясни всё проводнику, - пробегая мимо его купе, сказал я собаке.
- Идея конечно не самая лучшая, но другой всё равно нет. – успела предупредить она.
Я пронёсся дальше в тамбур и дёрнул красный рычаг. Хоть я и был готов к торможению, но даже сам не устоял на ногах. Представляю, что было в вагоне ресторане! Или если кто-то уже пристроился на толчке. С такими мыслями я понёсся в конец поезда. Добежав до последнего вагона я разыскал офонаревшую проводницу и сказал ей чтоб открывала дверь. Поезд уже остановился. И мы спрыгнули на насыпь.
- Кто отстал? – с тревогой спросила она.
- Кошка.
- Кто?
- Конь в пальто! – не мог же я объяснять ей, что это за кошка!
- Будете платить штраф, идиот. – и она полезла обратно в вагон.
Я всматривался в даль, уехали мы не далеко, должна догнать.
- Молодой человек, это вы сорвали стоп кран?
- Да, я, а вы кто?
- Я бригадир поезда, должен предупредить, что если отсутствует веская причина, то ваше действие будет классифицироваться как хулиганская выходка, и вы должны будете выплатить штраф.
- Причина веская, на штраф согласен. Я продолжал всматриваться вдаль.
- А сейчас, я попрошу вас залезть в вагон и мы продолжим движение.
И тут я увидел её. Вдалеке подпрыгивал маленький пушистый комок.
- Давай родная, жми… - прошептал я.
- Это, что, ваша кошка бежит? – удивлённо спросил бригадир стоявшего по моей вине поезда.
- Да.
- Первый раз в жизни такое вижу… - растерянно пробормотал он.

Со всего маху кошка прыгнула мне на руки.
- Извини, – дыша как компрессор сказала она,- Решила пописать в кустиках.
И глядя на вытянувшееся лицо бригадира:
-А это чё за окунь?

Появившийся наряд милиции, помог мне загрузить в вагон бесчувственное тело.
- Бежал за поездом, видимо запыхался так, что сознание потерял. - объяснил я лейтенанту.
- Дак это ж бригадир!? – изумлённо вытаращился тот.
- То-то и оно! – понижая голос многозначительно произнёс я и начал пробираться к себе.

Таня была уже в своём купе. Проводник привёл её в чувство после того, как собака привела в чувство его. И все в месте они побежали к её детям. Там и подружились окончательно. Слава богу, всё обошлось. Да и в масштабах поезда особых потерь не было. Хмырь какой-то из СВ только руку сломал. Пока разбирались кто и зачем дёрнул, страсти поулеглись. И я честно выложил пять сотен бригадиру для окончательного решения вопроса. Час спустя мы уже сидели в нашем купе, на этот раз к нам присоединился проводник, и бригадир поезда. Кошка развлекала их своими хохмами.
- А как узнать сколько лет ежу? – спрашивала она у аудитории, явно кайфуя от такого внимания. И тут же отвечала:
- Нужно распилить ежа и посчитать годичные кольца!
Ну и в таком духе.
К сожалению для Тани я утратил интерес. Даже про чемодан свой она у собаки спросила.
- Ой, а чем же мне дырку то заделать?
- У вас есть что-нибудь коричневое, желательно не говно? – под общий смех обратилась собака к проводнику. Тоже ещё одна звезда разговорного жанра.
- Найдём! – отвечал бригадир.

Я вышел и пройдя в тамбур закурил. Через пару минут пришла кошка.
- Спасибо, что не бросил.
- Ты же знаешь, мы своих не бросаем.
- А, между прочим, едете вы с Таней в один город.
- Давай с начала доедем без происшествий. Я затушил бычок.
Поезд свистнул проносясь через переезд. Отпуск ещё только начинался…



********************************************************************************************



Подруга очередная, Катя, как то говорит:
- Может, в Баден-Баден слетаем, развеемся?
- Нахрен - Нахрен, - говорю.

Она улетела, а мы остались. Пару дней покеросинил, но не до соплей, а так, для тонуса. На третий день выкинул тормозной парашют, кореш в гости зашёл, принёс два литра и стропорез. Ну а на пятый день собака меня уже за шиворот в ванную волокла. Замаялась горемычная. Кое -как они с кошкой привели меня в чувство.
- Знаешь, дорогой, пора тебе на природу, подлечить здоровье. – кошка говорит.
А я в очень фиовом состоянии, руки ходуном, постоянно тошнит, не пойми чем, хотя вроде и не жрал ни чего… По квартире перемещаюсь как афробиоробот. Увидел пустые бутылки, аж мотор клинить начало. Действительно, пора на природу.

- Я на рыбалку хочу… - сказала собака.
- Рыба, и чхать на всё! – поддакнула кошка.
- Какая рыба, на улице минус пять.
- Самая погода для зимней рыбалки, корюшка прёт сейчас.
- Это вам Затевахин наплёл что ли?
- Тебе ли не всё равно, как раз спирт выветрится на холоде.

Короче уломали они меня на рыбалку. Я только вот не был ни разу на «зимней». Рыбаков встречал, по городу их много бывает навалено, у метро в основном. Но как говориться «Для рыбалки мало страсти - нужны снасти». Стал вспоминать, кто у меня из знакомых маньячит по этому делу. Звоню Вовану.
- Вован, привет!
- Здарова, Толик тут к тебе заходил на днях, говорят, не помнит, как ушёл.
- Через дверь ушёл.
- Только проснулся в «Доме ночного пребывания», около Гренадерского моста, - и Вован заржал - Сам то как?
- Да моя опять решила мир повидать.
- «Твоя» какая, Света, или Лена?
- Катя
- Ну а ты как всегда, на стакан, значит?
- Слушай, давай без касания морального облика а?
- Мне то чего не позвонил, я бы тоже врезал, а то работа уже хуже жены, шалав бы сняли, я такой шалман знаю на десятой Советской…
- Вова, мне плохо.
- Ну всё, извини, чего хотел?
- Ты вроде рыбак у нас, мне удочки нужны, и этот, как его, альпеншток, что ли.
- Ледобур, наверное, ещё пешня и шумовка.
- Это чего такое?
- Ну лунку сверлить.
- Да, не даун я, про ледобур можешь не объяснять, пешня с шумовкой, чё за херня?
- Пешня , типа лома, лёд проверять или долбить, а шумовка, это как когда суп варишь, пенку снимаешь, так же, только лёд из лунки.
- Наука!
- А ты думал, тут всё по Сабанееву. На какую рыбу хочешь?
- Вроде говорят сейчас корюшка попёрла… - неуверенно говорю я.
Собака с кошкой энергично кивают.
- Про мормышки спроси,- напоминают.
Затевахина убью, вместе с Сабанеевым, разумеется.
Короче пообещал он мне помочь со снаряжением. Не имей сто рублей.

На домашнем консилиуме решили ехать на залив.
- Водку брать?
- Возьми пол банки, но не больше.
- Холодно ведь будет! – я искренне возмутился.
- Если заснёшь по пьянке, то замёрзнешь.
- А вы на что?
- Может, ещё нарты возьмём, а ты нас впряжёшь?
Это мысль, говорю.

Самое трудное в рыбалке, это рано просыпаться. Разбудил меня Вован, который завёз всю рыбацкую шлоебень ни свет ни заря. Худо бедно, но в десять мы были уже на Финбане. Вокруг сновали такие же долбанутые как и я. Попадались даже те, кто был уже на хорошей кочерге. Из ларька истошный женский вокал орал про то, что «была любовь». Кошка сидела в сумке. Ей пришлось смастрячить что-то наподобие маленькой меховой квартиры, пожертвовав на это дело какую-то старую шубу. Собака чинно трусила рядом на коротком поводке.
- Ты то не замёрзнешь? – спросил я у неё.
- Да брось, у меня шерсть тёплая, на крайняк «Иглу» сложим. – отвечала она.

Электричка не спеша несла нас по заснеженным ландшафтам. Доехали без приключений, я даже покемарил чутка. Выходить решили с первой группой рыбаков. Я поплёлся за ними следом. Судя по их общению, все они друг друга знали, и разговоры вели про мормышки, прикормку и прочею рыбацкую атрибутику. Должен сказать, что в большом количестве данная тема очень сильно утомляет.
День обещал быть хорошим. Ветер отсутствовал, солнце припекало довольно сильно и в купе со свежим морозным воздухом производило благоприятнейший эффект на моё самочувствие. Когда вышли на лёд, группа сразу же разделилась на три колонны. Каждая взяла свой курс. Я интуитивно пошёл налево. Минут через тридцать мои поводыри сбились в кучу. Пока они размахивали руками и о чём то спорили, я их нагнал.
- Чего стряслось? – спросил я.
- Да вон, льдина откололась, вчера ветер был сильный.
- И чего, может унести?
- Теоретически да.
- Так ветра же вроде нет?
Все посмотрели на меня как на полного мудака.
- Ты давно рыбачишь? – наконец спросил мужик в пыжиковой шапке.
- Первый раз - с достоинством ответил я.
- Тогда понятно,- засмеялся он, и все тоже заржали как лошади, - Когда почувствуешь, что ветер подымется, чистой воды уже метров сто будет.
- Ладно, хрен с ним, - сказал ещё один рыболов и решительно перешагнул через трещину.
Надо сказать, что если бы не это сборище, я бы и не заметил ни какого подвоха, так бы и топал до Котлина. Все тоже пошли следом за отважным рыбаком. Делать нефиг, пошёл и я. Хоть очко и поигрывало, но позориться прилюдно не хотелось. Протопав ещё с пол часа, все вдруг разбежались в разные стороны как тараканы. Я остался один, и пока водил жалом по сторонам, вокруг с остервенением бурили лёд.
- Давай может и мы рыбу половим? – тактично спросила собака.
- Красота то какая. – высунувшись из сумки сказала кошка.
Я беспомощно повернулся в одну сторону, потом в другую. Заметив это, мужик в пыжиковой шапке махнул рукой. Я осторожно подошёл к нему.
- Туда отойди метров на тридцать, и можешь сверлить. – сказал он покровительственно, и добавил,- На что ловишь?
- какие-то червяки.
- Мотыль, - назидательно поправил он, и саркастически пробормотал себе под нос,- Червяки, ишь, рыболовы пошли.

Я пошлёпал в указанном направлении. И через честных тридцать шагов скинул с плеча надоевший ящик.
- Всё, нефть здесь!
Кое -как собрав ледобур, начал бурить. Когда бур провалился, аккуратно извлёк его и положил рядом. Шумовкой прочистил лунку. Пока всё получалось неплохо. Из ящика достал удочку, банки с наживкой.
- Мотыля убери опять в ящик, а то замёрзнет. - напомнила кошка.
- Сама смотри не задубей.
Собака понюхала лунку.
- Чё то рыбой не пахнет… - разочаровано протянула она.
Я утилизировал одну банку червей в лунку.
- За что ты их так? – кошка непонимающе уставилась на меня.
- А что, Затевахин с Сабанеевым против?
- Да нет, просто у нас всего две банки было, теперь может не хватить.
- Если вы думаете, что я тут до утренней зорьки, то вот уж фиг!
Размотав леску, и нацепив мотыля я опустил снасть в лунку.
- Я посмотрю чего у других делается,- сказала собака и не спеша побежала прочь.

- Доволен хоть, что выбрался на природу? – спросила кошка.
- Есть свои плюсы, но ноги тоже уже подмерзают,- сказал я и привстав стал перетоптываться.
- Не шуми, рыба всё слышит, - укоризненно сказала кошка.
- Что ж мне теперь, без ног, как Маресьеву, оставаться?
- Смотри сам, только мне рыбы свежей хочется.
И тут кивок на удочке резко нагнулся.
- Подсекай! – зашипела кошка как безумная.
Я схватил удочку и со всей дури дёрнул вверх. Потом скинул варежки и трясущимися руками стал выбирать леску. Холода в тот момент я не чувствовал. Когда наконец из лунки на лёд вылетел, и заиграл на солнце небольшой окушок, мы с кошкой издали победный кличь. Я отцепил трофей и насадив мотыля опять погрузил снасти в воду. Следующая рыбина оказалась корюшкой.
- Ножом её порежь, и на неё же и лови, - посоветовала кошка.
- Откуда же ты такая умная? – удивился я.
- Самообразование,- с достоинством отвечала она.

И началось. За десять минут я поймал семнадцать хвостов. В основном корюшка, хотя попалась одна приличная плотва и ещё три окуня. Подбежала собака.
- Ого, вы наколотили! Максимум, что видела, это пять рыбин.
- У кого?
- У этого, в пыжиковой шапке, видать «бывалый».
- Новичкам везёт, - подмигнул я.
Через пол часа количество рыбин дошло до тридцати пяти.
- Ну давай ещё с пол часа посидим и домой, а то для первого раза как-то подозрительно кучеряво, - говорю я животным.
Те неожиданно согласились. Хотя мне просто показалось, что подмёрзла меховая братия.
За следующие полчаса попался только в усмерть укуреный ёрш.
Я сложил рыбу в ящик, смотал удочку и взвалил всё на плечо.
- Ну пошли, Сабанеевы.
Проходя мимо «пыжиковой шапки» я поймал на себе неодобрительный взгляд.
- Как улов? – спросил я со скрытым чувством ликования.
Но тот почему то молчал. «Может не услышал?», предположил я. И переспросил:
- Клюёт хоть?
Рыбак скривил недовольную рожу и махнул рукой, чтоб я не мешал. Да и хрен с тобой, подумал я и пошёл к берегу. Когда отошли на расстояние, с которого нас было не слышно, собака сказала:
- У него мотыль во рту.
- Чего? – не понял я.
- Чтоб мотыль не замёрз, он его во рту греет.
Ответить я не смог. Когда спазмы в желудке закончились, я обтёр рожу снегом, достал водку и прополоскал горло. Пару секунд поколебался- сплюнуть водку, или проглотить, но всё таки выплюнул. Без происшествий мы добрались до берега и по протоптанной дороге вернулись на станцию. Назад ехали в почти пустой электричке. Когда добрались до города, я понял, что очень устал. Тяжесть поклажи, свежий воздух, мороз, сделали своё дело. Но хоть и велик был соблазн добираться до дому на тачке, я логично предположив, что рыбака хер повезут, поплёлся в метро.
- С собакой нельзя,- замахала мне рукой тётка в будке, и добавила, - Без намордника!
Я так задолбался, что повернувшись к собаке сказал:
- Ответь ей, что-нибудь, у меня сил нет.
Та повернулась к бдительной работнице метрополитена.
- Я вегетарианка, но если будете провоцировать, могу и за ляжку цапнуть.
Мы прошли не заплатив мимо бесчувственного тела. Хоть какая-то польза от звериного трёпа.

Дома решил пригласить Марину на жареную рыбу. Точнее, чтоб она пожарила, а потом мы вместе сожрали. Кошка с собакой вытребовали себе сырую. Дал им всё, кроме корюшки. Помылся и пошёл.

Звоню. За дверью шаги.
- Кто?
- Да я это…
Дверь открылась. И куда я раньше смотрел? Такая классная баба!
- О, привет, чего стряслось?
- Рыбу я ловил, - ответил я голосом Леонова из «Джентельменов удачи».
- Какую рыбу? – не поняла она.
- Да на рыбалку ездил, - объяснил я, - Ты корюшку любишь?
- Свежую?
- Ну ясен пень не маринованную!
- Вообще то да.
- Ну тогда пошли ко мне, заодно и пожаришь.
- А приставать не будешь? – игриво спросила она заулыбавшись.
- Буду. Честно признался я.
- Тогда грех не зайти, - констатировала она.

Секс после корюшки, что может быть прекраснее? Так я думал, пока Марина колдовала на кухне, а мы (я и животные) смотрели «ящик».
По требованию большинства пришлось зырить Затевахина. Незаметно я заснул.
Разбудила меня собака.
- Телефон!
И точно, из прихожей доносились настойчивые звонки.
Я поковылял на звук.
- Телефон! – крикнула Марина из кухни.
- Да слышу я, слышу,- недовольно проворчал я и снял трубку.
- Алло!
- Уже нарыбачился?
Звонил Вован.
- Да.
- Ну и как, снасти не просрал?
- Нет, утопил, - серьёзным голосом ответил я.
- Да ты, что!!! Я ж тебе почти коллекционные удочки дал и титановый ледобур!!!
- Нессы, - успокоил я его наконец, - Всё зашибись. Корюшки привёз.
- Ну, ты и мудило,- обрадовался он.
- За снасти спасибо, больше всех поймал.
- А где ловил?
Я рассказал, приблизительно, так как название станции напрочь забыл.
- А давно приехал?
- Да уже часов шесть.
- Везучий! Там как раз льдину оторвало.
- С рыбаками?
- Сейчас любая льдина с рыбаками.
Из кухни раздался Маринин голос.
- Всё готово, можно к столу.
- Ты там не один? – навострил уши Вован.
- Да, к корюшке ещё русалку зацепил.
- Могу приехать.
- Разрушишь атмосферу доверия и корюшки.
- А как зовут русалку?
- Марина.
- Марина, значит «морская». Похоже точно русалка! – завистливо присвистнул Вован, - Ну тогда не буду мешать, рад, что вовремя свинтил.
И он повесил трубку.
Конечно, по уму надо было его пригласить на улов, всё-таки удочки его. Но поймите меня правильно, Марина то одна.

Что ни говори, а жареная корюшка, это хорошо! Превозмогая себя, я налил по полста коньячку. Мы чокнулись. Марина выпила залпом, я же чуть пригубил и тут же быстро поставил рюмку на стол.
- Не можешь уже? – кивнув на бутылку, спросила она.
- Да чего-то не идёт.
- Видать хорошо погулял?
- Неплохо.
- Твоя то, эта, которая, очередная,- тут Марина засмеялась, - Когда должна вернуться?
- А хрен знает, вроде на неделю улетала.
- А какого числа?
- Какого числа, что? – всё ещё не понимая куда она клонит, спросил я.
- Улетела какого числа?
- А сейчас какое?
- Двадцатое…
Я посмотрел на батарею пустых бутылок, прикинул в уме количество выпитого, рассчитал дни запоя, накинул день на рыбалку.
- Черт!
В прихожей раздался звонок.
- Черт!!! Повторил я.
Марина поняла всё сразу.
- Ну вот и поели корюшки…
Из комнаты прискакали животные. Слава богу, молча.
- Может мне на балкон пока, а потом незаметно выскочу?
- Ага, разве, что с балкона.
Кошка начинает тихо подхихикивать. Не ляпнула бы чего…
- Ну так куда мне? – Марина растерянно стояла посредине кухни. Испуганная и красивая.
- фиг с ним, давай на балкон.
Я ломанулся в коридор, открывать.

Подруга выглядела отдохнувшей и обрушила на меня прямо с порога лавину важной и нужной мне информации. Из этого потока я понял, что: у неё отрубили телефон, потому что роуминг очень дорогой, (трепаться надо меньше, подумал я), отдохнула она прекрасно, в городе очень много «наших», жаль только, деньги быстро кончились.
- Ты же четыре штуки взяла? – изумился я.
- Знаешь, оказывается Достоевский, однажды, проиграл там всё, что у него было, даже обручальные кольца!
«Ага», - думаю, так же как и ты, идиотка…
- А чем это так пахнет?
- Побашке это пахнет, - говорю, - Ты что, все деньги просадила?
- Почти. А что такое?
Вот ведь тварь!
- А то, что зарабатываю их я.
- Ну ты же разрешил… - она присела на стул в прихожей.
- Слушай меня стоя! Я разрешил взять деньги с собой, и потратить на дело! А не просирать их как Достоевский. Ты хоть его читала?
- В школе проходили, - пролепетала она.
Подошла кошка. Долго смотрела на нас, потом зевнула.
- Киса, киса, - подруга протянула к ней руку, чтоб погладить и заодно снять нервное напряжение.
- Киса у тебя в штанах. – отбрила её та и не спеша прошла в комнату.
Как она заорала!
- Что это, что это? – наконец, прекратив истерику, залепетала подруга.
- Это моя кошка, а ещё собака есть, не забыла за неделю?
- Она, что, тоже говорит?
- А ты у неё и спроси.
- Боюсь.
- Ладно, иди в ванную, смой тлетворное влияние запада.
Когда из за двери раздался шум воды, я бросился к балкону. Марина уже задубела основательно.
- Пойду я тоже в ванную, - прошептала она, - Греться.
И мы на цыпочках сквозанули к дверям.
На лестничной площадке она спросила:
- А чего это она у тебя так орала?
- Обрадовалась встрече,- уклончиво ответил я.
- Жаль, что так вышло всё, - Марина расстроено хлопнула глазами, - Ну ты всё же не забывай…
- Постараюсь, – я обнял её за плечи, прижал к себе.
Куда уж тут, забыть, думаю.
- Пусти, пора мне, - сказала она, не делая попыток вырваться.
- Ага, - я отстранился но только чтобы посмотреть ей в глаза.
- Ну хватит уже мучить! – она улыбаясь выскользнула и исчезла за дверью.
Совсем как русалка.

Я прошёл на кухню, маханул стопку, тут же налил до краёв следующую.
- Посуду убери лишнюю, а то видно, что не один ты тут корюшку ел.
Собака кивнула на стол.
- Ты будешь?
- Ну давай, выручу.
Я поставил перед ней Маринину тарелку. Стопку ополоснул водой из под крана и убрал в буфет. С полотенцем на голове в кухню вошла Катя.
- Ты сердишься?
- Нет, я негодую. И выпил вторую, налив сразу же третью.
- Я думала, у нас серьёзные отношения, - начала она, но я прервал эту лирику:
- Сериалов не надо, давай, шмотки собирай и проваливай.
- Куда?
- А куда хочешь, можешь в библиотеку, можешь к маме в Екатеринбург.
- Зачем в библиотеку?
- Достоевского почитаешь.
- Значит ты меня не любишь?
Я знал, сейчас выпью третью, и будет полегче. Будет уже пофиг на эти сопли. И я выпил.
- Так любишь или нет?
Катя стояла надув губки, и ждала ответа.
Вместо её, я спросил собаку:
- Как корюшка?
- Вкусно, - ответила та облизываясь, Катя аж подпрыгнула.
Вошла кошка, посмотрела по сторонам, строго зыркнула на подругу.
- Вроде и мокрая, а всё равно не русалка, - и ушла.
- А ты умеешь корюшку жарить? – теперь я спросил Катю.
- Нет…
- Ну тогда – до свидания.
Как я понял, животным тоже больше нравилась Марина.
Не хочется описывать последовавшую за этим часовую истерику. Но когда Катя вышла наконец на лестницу, и я закрыл дверь, стало мне так хорошо, что ни в сказке сказать, ни пером описать.

Утренние лучи пробивались через занавеску, выхватывая внутрикомнатную действительность. В одном из таких светлых пятен было плечо Марины, безмятежно спящей на моей кровати, в другом- кошка, свернувшаяся калачиком у неё в ногах. Собака спала на полу рядом. Ну что ж, похоже пришло время, когда мне наконец придётся бросить пить. Хотя бы на несколько лет.




********************************************************************************************



Марина меня в бок толкает. Спросонья не соображаю.
- Чё такое?
- Забыла сказать, ко мне тут родители в гости собрались…
- Какие родители?
- Мои!
- Ну и куда их девать?
- Поживут пару недель в моей квартире, в музеи сходят.
- Музеи тоже у тебя в квартире?
- Дурак! В Эрмитаж сходят!
- Удачно, там как раз распродажа…

После того как Марина ушла на работу, на кухне разгорелся диспут.
- Старпёров нам не надо! – Кошка сразу заявила.
- Действительно, зачем нам лишние едоки? – Поддержала её собака.
- Да вы вдвоём за неделю жрёте больше, чем мы с Мариной за месяц! – Я попытался пойти в контратаку. – Кто под новый год всю колбасу сожрал? Пушкин?
- Хренушкин!
И кошка ушла в комнату.
- Ну а ты что? Тоже, значит, боишься отощать, блокадница?
- Ну, как сказать, тут ведь не только еда, а в большей степени проблемы комфорта.
- То есть потрепаться не получиться?
- Опять же таки и этот фактор.
- Слова то такие откуда?
- Книги читаю, телек смотрю…
- Да вас же кроме футбола и мормышек ваших ни хера не волнует?
- Уверен? А еда?
И собака тоже гордо покинула кухню.

Пошёл на работу злой как черт. На площадке встретился с соседкой.
- Здравствуйте! – Радостная такая.
Я тоже поздоровался. Всё-таки Санкт-Петербург за окном.

Пару слов об их семье. Муж у неё – спортсмен: то ли боксёр, то ли борец - не помню. Здоровенный, как книжный шкаф. Как-то (лифт был сломан) встретились на лестнице: я из магазина сумки пёр, пыхтя и потея, а он как палубный истребитель на форсаже мимо просвистел с двумя рулонами линолеума. Потом, тоже как-то, видел его во дворе: они с женой холодильник купили сверхобъёмный (видимо жрёт он тоже как истребитель), грузчики понятное дело - «до подъезда». А ему пофиг пыль, обхватил его как трелевочник и поволок к себе.

Теперь о соседке. Ничё так. Марину всё доставала, как, мол, у нас совместная жизнь получилась?
Чего-то она ей отгрузила такое, что теперь, когда соседка меня увидит - всё время улыбается. Естественно, когда мужа рядом нет. Тот с ней, видимо, строг.
А, вот ещё, важная деталь, она – блондинка. Причём такая, что в гараж только через автосервис въезжает.

- Мой уже ушёл, а у меня лампочка перегорела…
Вот чего она хочет? Попросить меня лампочку заменить, или сообщить, что мужа нет?
- Ну? – Я вопросительно смотрю на неё, ожидаю чего-нибудь более конкретного.
- Вы можете поменять?
- Мужа?
Она испугалась:
- Нет, зачем?
- Ну не знаю, на еде сэкономите…
Смотрит на меня, не понимает, шучу я или нет.
- Ладно, где ваша лампочка?
- Там, на потолке.
Ясень-плесень, думаю, что не в голове у тебя лампочка.
Прошёл за ней в квартиру, попытался снять ботинки, но соседка запротестовала.
- У нас всё равно домработница убирает!
Ещё один мазок к портрету.
- Подождите, я лестницу принесу.
И пошёл к себе за стремянкой. Животные уже в дверях встречают.
- У неё муж боксёр! – Заботливо напоминает кошка.
- Знаю.
- Не боксёр, а борец! – Поправляет собака.
- Не важно, кто он, главное, чтоб последствий не было…
Тут я уже не вытерпел:
- Лампочка у неё перегорела!!!
- Слышали… - Кошка, закатив глаза, отвечает.
Я не стал ввязываться, взял лестницу из чулана и пошёл к соседке.
- Ой, я не знаю, где у нас лампочки хранятся. – Вдруг вспомнила она.
Конечно! – думаю про себя, - Откуда тебе знать!
Возвращаюсь к себе за лампочками.
- Чё, гондоны забыл? – Кошка ёрничает.
- Хрен забыл!!!

Иду опять к соседке. Молча залезаю (на стремянку), выкручиваю старую, вкручиваю новую лампочку. Эта дура свет не выключила, и мне по глазам как резанёт сто пятьдесят ват. Стою и сам на себя злюсь, тоже ведь мудило - мог бы и проверить! Этой – хоть ссы в глаза – всё божья роса.
- Ой, как теперь светло!
Я думал, она сейчас в ладоши захлопает. В дверях уже спрашиваю:
- А муж у вас боксёр?
- Нет. Он борьбой занимается!
- «Классик» или «вольник»?
- Не знаю, спрошу у него…
- Ну, до свиданья, тогда.
И я вышел. Пока ставил стремянку, подошла кошка.
- Ну, так «классик» или «вольник»?
- Тебе-то что?
- Интересуюсь в целях безопасности.
- Сплюнь.
На работу я почти не опоздал.

На следующий день, вечером, мы с Мариной поехали на вокзал. Встретили её родителей, проехались по городу с обзорной экскурсией. Я старался не вникать в беседу. Сплошные «лючки и парнички». Садоводы, блин.
Дома родственнички недовольно покосились на животных.
- А что это у вас? – С претензией строго спросил Маринин отец. – Кошки-собаки в доме?
Кошка отпустила ему полный презрения взгляд и ушла, даже не обнюхивая.
«Ну, теперь песец тебе дедушка» - подумал я.
- Вы в моей квартире будете жить, а мы здесь. Животные вам не помешают. – Попыталась загладить потенциальный конфликт Марина.
- Всё равно, не дело! – Назидательно упорствовал старик.
Жена его укоризненно посмотрела на мужа, но промолчала.

За семейным ужином животные демонстративно отсутствовали. Я извинился перед всеми и прошёл в комнату.
- Ну, чё вы как не родные? – Шёпотом спрашиваю у них.
- Боюсь вступить в дискуссию. – Собака серьёзно отвечает.
- О чём с ними можно говорить? – Кошку понесло. – «Животные – не дело»! Ишь, блин, деловой!
- Ладно, потерпите пару недель, Марина ведь тоже переживает.
- Потерпеть мы, конечно, потерпим, - примирительно заверила собака, - Но пускай этот поборник чистоты не провоцирует.
- Попробую объяснить. – Пообещал я им.

Вернувшись к столу и прослушав получасовую лекцию о том, что «всё уже не так», я начал клевать носом. Потом вспомнил, что обещал «своим» урегулировать вопрос.
- Иван Иваныч (забыл сказать, что Маринин отец – Иван Иванович, а мать – Екатерина Ивановна), я по поводу животных, они у меня очень чистоплотные и умные. Всё понимают.
Я выделил голосом «всё», чтоб надавить на подсознание, но Иваныч только закряхтел недовольно, как будто я ему на мозоль надавил. Екатерина Ивановна ответила за него:
- Ваня у нас очень категоричен, а я животных люблю. Раз они у вас такие умные, вы им скажите, что со мной можно дружить. – И она засмеялась над своей шуткой.
Из коридора раздалась ободрительная возня, явно там живо обсуждали подслушанное.
Ну, вроде как порядок с этим вопросом.

Оставив Марину с роднёй, я решил покемарить в кресле. В комнате уже работал телек. Кошка смотрела футбол. Правда, в одиночестве. Собака лежала у батареи на полу и читала «Старик и Море» переворачивая страницы языком.
- Молодец, не провалил миссию. – Подбодрила меня кошка, не отрываясь от экрана.
- Но дед всё равно потенциально опасен…- Задумчиво сообщила собака.
- Ну, мы его, если что, перевоспитаем! – Заверила кошара и тут же заорала: - Куда ты пас даёшь!? Я после валерьянки хвостом точнее отпасую!
Марина что-то крикнула из кухни, и я вернулся.
- Слушай, у нас на завтра совсем еды нет, не съездишь?
- Давай.
Я оделся, проверил ключи и деньги. Раз вечер пропал, хоть прокачусь перед сном.
На лестнице столкнулся с выходящим из лифта соседом – борцом. Мы поздоровались кивками.

Ездил я часа два. Вернулся, думая, что все уже собираются спать. Но не тут то было. В прихожей меня встретила Марина с тряпкой в руке.
- Что стряслось? – подозрительно спросил я.
- Потоп! - И она умчалась в туалет.
Быстро раздевшись, я ворвался в комнату. Там сидели: Екатерина Ивановна, явно чем-то расстроенная, Иван Иванович – подозрительно испуганный, кошка – сияющее-ликующая.
Я взглядом показал ей «на выход», надеясь, что это останется незамеченным. Та не спеша встала и, выгнув спину, продефилировала в коридор. Я прошёл в спальню. Там же сидела собака, уныло смотря в окно.
- Ну что тут у вас?
- Пенсия сральник сломала.
- То есть как это? – Я не понял даже сначала о чём речь.
- Расколол бачок и толчок, мудило, – продолжала кошка, - Хорошо ещё посрать не успел!
- Иван Иванович? Чем?!
- Да уж не хреном, старенький ведь! Полез, проверять, какой у тебя инструмент в шкафчике, ну и выронил разводной ключ.
- Епическая сила!
- Эпическая, так культурнее. – Поправила меня собака и оптимистично подытожила. - Всё ещё только начинается…
- Сидите здесь, от греха.

Я бросился в туалет на подмогу Марине. Совместными усилиями мы быстро собрали всю воду в таз.
- Как же угораздило твоего папу? – Со злорадством начал я, когда авария была ликвидирована.
Марина расстроено махнула рукой, и я решил больше её не пытать, а примирительно чмокнул в щеку.
- Не расстраивайся, и объясни им, что мы теперь в твою квартиру «до ветра» будем ходить. Только заостри внимание, что животные тоже приучены к человеческим удобствам.
- Хорошо, и спасибо, что не злишься.

Пока я возился с тряпками, тазами и «не злился», Марина, по тихому, переправила семейство к себе. Когда я вынес осколки на помойку, стало уже совсем темно и мы, наконец, сели на кухне пить чай.
- Надолго они? – Как бы невзначай спросил я у Марины.
Кошка с собакой навострили уши.
- Я думаю на пару недель, может меньше.
И посидев ещё немного, она пошла в ванную. Потом ушла собака, и мы с кошкой остались вдвоём.
- У Марины в шкафчике над унитазом ничего тяжёлого нет? А то мы с завтрашнего дня запросто можем начать во двор срать ходить.
Я тяжело вздохнул и отправился спать.

Утром меня разбудил настойчивый звонок в дверь. Открываю, и вижу соседа. Стоим смотрим друг на друга, тот наконец решил поздороваться:
- Я «вольник»…
Сказал бы сразу – «Я абзац».
- ?
- За лампочку спасибо.
А у самого желваки играют.
- Ааа, – протянул я. – Пожалуйста. Перегорит – обращайтесь!
- А чё, так уж часто перегорают?
- Естественно, это ж обычная лампочка, если хотите, поменяйте на современные, скрученные такие, как внутриматочная спираль, те вечные как Фидель Кастро.
Зря я про эту спираль. Напрягся богатырь.
- Хо-ро-шо. - По складам отвечает. Получилась поэма Маяковского какая-то.
Соседка выглядывает. Глаза уставшие - не выспалась, похоже. Ревнивый муж, наверное, всю ночь её в партер ставил. За лампочку мстил.
Не помню как уже, но закончили мы этот разговор, и я пошёл чистить зубы.
- Чего этот компрачикос хотел? – кошка спрашивает.
- А хрен его знает? Наверное, чтоб я его с «классиком» ненароком не спутал.
- Не забудь сегодня сантехнику купить.
- Шла бы ты телек зырить!
- Там профилактика, по всем каналам только «бой муравьёв».
- Кроссворд тогда отгадывайте.
- А вот это мысль!
И она ускакала.

Пока я собирался, собака вызвала сантехника на завтра. На сегодня все «короли говна и пара» были уже заняты.
Неужели ко всем родственники приехали? - вслух подумала собака.
Успев перехватить кружку кофе, я заглянул в комнату попрощаться.
И вправду разгадывали кроссворд. Я быстро пробежал глазами вопросы.
Офигеть! Половина про рыбалку, половина про футбол! Один вопрос ваще долбанутый «Что объединяет рыбалку и футбол?».

На работе пришлось задержаться, и в магазин сантехники я ворвался перед закрытием.
- Унитаз нужен.
- Какой?
Не знаю, что хотел продавец: придурок или он так шутил…
- Чтоб срать! - Рявкнул я.
После всех проблем дома, ещё и на работе мозгоклюи задолбали. Этот ещё тут.
- Какой фирмы? – Видимо всё-таки продавец не шутил и не придурок, но меня уже понесло:
- Бэнг энд Олафсон!
- Нет таких!
- Тогда вон тот, и всю требуху которая может понадобиться.

Вечером, когда как говорится «ничто не предвещало беды», Иван Иванович полез в конкретную залупу. Проблема всплыла при попытке сходить всем табором в толчок.
- Зверей на улицу! – безапелляционно заявил он.
Я взглянул на Марину, та жестом попросила меня подождать минут пять, и удалилась на проработку.

- Дело принимает серьёзный оборот, мы же не ангелы, в конце концов. – Напомнила мне собака. Кошка была более лаконична:
- Команчи будут мстить!
Меня вдруг как-то резко это всё задолбало, и я решительно направился в Маринину квартиру.
- Ни кошек, ни собак! – Пенс разорялся, аж на лестничной площадке было слышно.
Я вошёл, за мной гурьбой скакала группа поддержки, как пехота за танковым клином.
Марина с красными от расстройства глазами беспомощно развела руками.
- Попробуй ты убеди…
И ушла в нашу квартиру.
- Дедушка,- начал я вежливо, - Вы лишили нас санузла и теперь узурпировали запасной!
- Речь не о вас, а об этих! – Дед махнул рукой на «команчей».
- Они члены нашей семьи, такие же, как и вы, не надо устраивать скандал из ничего.
Дед разнервничался, и схватился за стакан с водой.
Я хотел ещё что-то аргументировано изложить в устной форме, но меня опередили:
- А я ща ему в галоши насру, вот тогда по-другому запоёт.
Это могла сказать только кошка.
Дед как стоял, так и навернулся прямо со стаканом. Хорошо Екатерина Ивановна была в самой дальней комнате!
- Стакан не выронил, старой закалки человек. – Восхитилась собака.
А я бросился за нашатырём, хорошо запас есть, но на лестнице меня ждал «вольник».
- Такая нормально?
- Какая «такая»?
- Лампочка.
Я осознал, что всё это он произносит, крутя у меня перед носом этой грёбанной лампочкой. Как будто мне в глаз её хочет вкрутить!
Пока я думал, что ему ответить, бежавшая «вторым темпом» кошка на ходу бросила:
- С дороги «протеин». Наплодят же уродов!
Интересно, сколько же он весил? Потому что, когда он плашмя улёгся об пол, дом ходуном заходил. Лежит как покойник со свечкой, только в место свечки – лампочка. Что сказать - хайтек. Я, реально, удивился, что лампочка при этом не разбилась.
Надо будет таких же купить, что-ли?
Тут же вспомнил, что совсем забыл об отдающем концы «Иваныче».
Найдя нашатырь, и, открыв его, на бегу отлил (нашатыря) немножко в ноздрю «вольнику». Тот подскочил как ракета из шахты, и, ошалело крутя головой, ломанулся к себе.
«фиг с ним, объясню потом, что глюки из-за анаболиков», думал я, приводя в чувство старика.
Тот, открыв глаза, долго молчал.
- Ну, чего-нибудь скажите уже, сиси не мните… - Попросил я.
- Это правда?
- Что «это»?
- Она говорит?
- Вы о чём?
- О кошке, мне показалось, что она мне обещала в калоши насрать.
- Если не пустите в туалет, то вполне возможно, что вы угадали её желания.
- Пускай идут…
И дед, кряхтя, удалился.

Всё это время Марина была на балконе.
- Ну, как там? – с тревогой спросила она. – Что-то так грохнуло, я испугалась даже!
Я долго смотрел на неё, подбирая слова.
- «Наши» победили. – Успокоил я её.
- Как всегда?
- Как всегда!



********************************************************************************************


- Новый год на носу, а у нас ни ёлки, ни оливье,- сказала собака.
- Ёлка и чхать на всё, – поддакнула кошка.
Смотрю на них - натуральные засранцы. В переносном, конечно, смысле. С гигиеной у них почище чем у некоторых двуногих. А вот по части разводилова – это колбасой не корми!
- Вы же майонез не жрёте?!
- Нам ёлка нужна, а оливье это для тебя, чтоб спать помягче было.
- Без намёков! Я пить между прочим, бросил.
- От темы не отходим, вернёмся к зелёной красавице,- поправляет кошка.
- Ну собирайтесь, пойдём за ёлкой.
- Не, мы в тылу останемся.
- Предатели!
- Ёлки обычно возле станций метро продают,- намекает собака.
- Метро, это под землёй,- подсказывает кошка.
Делать нечего, пошёл в спальню. Одному-то идти не хочется.

Давно уже зима не баловала хорошей погодой. Всегда у нас слякоть под тридцать первое число. А тут как у Пушкина- мороз, солнце, день чудесный. Правда, это из окна.
Бужу Марину.
- Вставай подруга, труба зовёт.
- Может хватит уже?
Но без злобы, а с лучезарной такой, сонной улыбкой.
- Не, за ёлкой пойдём.
- У тебя одни ёлки-палки на уме.
- Палки вечером,- говорю, - А утром – ёлки!

Морозец грызанул за щёки. И мы с Мариной бодро поскакали в направлении предполагаемого ёлочного базара. Кругом сновали, гружёные сумками, ёлками, и прочей хернёй, горожане. Я вообще не сторонник всего этого удалого размаха, с каким у нас принято праздновать что бы то ни было. Хотя новый год уважал. Было в нём что-то бесконечно домашнее и сентиментальное. Последние годА, правда, я банально просыпал торжественный бой курантов. И не по причине синевы, как могли бы предположить многие. Просто перестал относиться к этому моменту с детской надеждой на лучшее. Привычка быть кузнецом своего счастья слишком рано победила во мне Деда Мороза.
- Вон там ёлки.
Марина махнула рукой. Я послушно повернул на право, и через пять минут мы стояли среди множества кричащих детей, молчаливых ёлок, очумевших родителей, двух хачекянов и одной автомашины марки Жигули болотно зелёного цвета выкрашенной маховой кистью. Это многообразие животного и растительного мира нашей планеты предстало передо мной во всей предновогодней красе. Мне стало немного тошно.
- Ёлку подбери нам попушистее, - попросил я ближайшего ко мне продавца.
- Э дарагой, всэ как на падбор!
Я сплюнул, и покосился на Марину. Та напротив очень весело взирала на этот дурдом.
- Тогда ты помоги, я буду добытчик, а ты критик.
И шагнув в хвойную массу я вынул первую жертву.
- Да ну,- Марина замахала руками,- Какая-то она драная как хвост у твоей собаки.
Хорошо, что она не слышит, думаю, а то бы Марина запросто могла про себя что-нибудь новенькое узнать. Хотя конечно вряд ли, друг к другу они относились с взаимной симпатией.
Когда через мои руки прошло ёлок двадцать, я убедился, что они действительно были «всэ как на падбор». А именно - ущербные.
- Вы их что, из бараньих рогов клонируете?
В сердцах бросил я продавцу, выбираясь, по проделанной мною просеке, к Марине.
- Ну чего делать будем?
Спросила та.
- В лес поедем.
- За ёлкой?
- Нет, за дедом морозом!
- А разве можно рубить самим?
- Тебе ёлка нужна или нет?
- Мне не помешает, но вообще-то с ёлкой ты муть поднял.
А точно ведь! Это же четырёхногие меня с панталыгу сбили.
- Что, ни адна нэ падашла?
Удивлённый хачекян подал голос откуда-то с права, из хвойных зарослей.
- Полный дерибас с твоими ёлками.
- Ай, нэправда, зачем абижаешь?
«фигли я с ним, разговариваю», подумал я и взяв Марину под руку порулил к дому.

На подходе, отдал ей ключи, попросив подогнать машину со стоянки.
- Я зимой не ездила ни разу.
- Попрактикуешься.
- Да ну тебя, ещё не дай бог чего!
- Хорошо, вместе пошли.
Действительно, думаю, чего это я?

Сижу в машине. Марина вокруг порхала, сгребала снег, раскраснелась – согрелась видать. Дублёнку на заднее сиденье скинула. Натуральная снегурочка. Я же, злой на весь белый свет, замёрзший – кутаюсь в воротник как подмосковный немец.
- У тебя телефон.
А я и не слышу. Кому я ещё нужен? Смотрю, номер домашний. Ну, сейчас будет цирк.
- Да?
- Как там с ёлкой?
На проводе кошка.
- Мимо.
Надо говорить, чтоб ещё Марина не пропасла, с кем это я там базарю.
- Кто это?
Ревниво затыкала она меня в бок. Ну вот, началось.
- Вован это,- ей говорю.
- Слышь, Зорге, мы тут с собакой чуть-чуть похулиганили.
- Что там у вас?
- Решили оливье забацать, и случайно всю колбасу схомячили.
- ЧТОО?! - Марина аж подпрыгнула, как я заорал,- Там же кило с довеском!
- Нам показалось с начала, что она подпорченная.
И тему развивать нельзя, Марина беспокоится уже, снегурочку нельзя расстраивать – растает.
- Ладно, я учту.
Говорю как можно более равнодушно. Сам на Марину кошусь, та строит недовольные рожи. Пытаюсь жестами показать, что Вован на кочерге. Получается не очень. Рядом чувак какой-то тоже прогревается на «классике», на мою пантомиму смотрит через замерзшие стёкла с явной классовой неприязнью.
- Давай теперь для легенды, про алкоголь чего-нибудь,- советует кошка.
- Не, выпить ни как, извини Вован!
- Скажи ему, что ты не пьёшь больше! - шипит на ухо Марина, - Он пьяный, он поймёт!
Господи! Женщины хоть понимают, что они иногда говорят?
- Не, не, я не могу, у меня, эта - абстиненция!
- Попринимай трихопол!
И захохотав кошка повесила трубку. Вот ведь сволочь! Ладно, сейчас вам будет ёлка с колбасой…

- Подожди в машине, я мигом. Тебе взять чего-нибудь?
- Косметичку захвати.
- Мы в лес едем.
- Да шучу я, термос возьми с чаем.
А вот это мысль! Я бы и не вспомнил о таком благе цивилизации.

Захожу в квартиру. Сидят перед дверями, вурдалаки.
- Значит так, будете отрабатывать колбасу на лесозаготовках.
- Это как это?
Подозрительно спрашивает собака.
- С кайлом в зубах.
- А если поймают?
- Скажу, что я у вас в заложниках. Рубил под угрозой расправы.
- А с колбасой как быть?
- А ну хватит ахинею нести, быстро собираемся!
- Ты пилу возьми, стук топора издалека слышно, а пила почти не шумит, - советует кошка. Ну вот в кого они такие умные?
- А влезет ёлка в машину?
Собака тоже проявляет подозрительное участие.
- Мы же не сосны корабельные едем валить. Рубанём что-нибудь в районе метра.
- Жалко!
- А колбасу не жалко?
- Но и ты пойми, хотели-то как лучше!
Я махнул рукой и полез за инструментом.

Машин на дороге было мало. Собака пялилась в окно, кошка дремала у Марины на коленях. Я настроил «климат», чтоб на неё дул горячий воздух и она откровенно балдела. Мы с Мариной, посмеиваясь, вспоминали наш неудачный поход за ёлкой, я как бы невзначай стал гладить её по коленке. Кошка сразу же недовольно зафыркала. Я рукой тёплый воздух перекрывал. Сказать бы ей что-нибудь, да боюсь ответит…

Отъехав прилично (от города), я свернул на какую-то лесную дорожку, благо снега на ней было немного. Пришлось углубиться на приличное расстояние, чтоб машину не было видно с трассы. Зимой, оказывается, лес так хорошо просматривается!
- Так, я в лес, вы сидите в машине.
- Может выпустить животных прогуляться?
- Хорошо, только если что, ты их искать будешь.
- Да они не убегут, я иногда думаю, что они у тебя всё прекрасно понимают.
- Даже чересчур.
Взяв пилу, я побрёл в лес. Вот как раз там то снега было достаточно. Ходил я наверное с час. Пару раз провалился в припорошённые окопы, матеря себя на чём свет стоит за неуклюжесть. Снег набился в ботинки. Елок не было. Нет, конечно ёлки были, но совсем не те, какие бы хотелось мне. Чтоб их везти нужен был лесовоз.

- Эй мужик, ты чего тут с пилой?
Я обернулся на окрик. Двое деятелей в полушубках, на лыжах и с немецкой овчаркой.
- Поссать пошёл.
- Ёлку ищешь?
При упоминании о ёлке собака зарычала. Натасканная видать. Надо бы её нейтрализовать на всякий случай. Я свистнул.
- Чего свистишь?
Мужики явно теряли спокойствие.
- А вы то сами кто?
- А сам не видишь? Патруль ёлочный, таких как ты ищем. Я лесник, а это, - тут он замялся показывая на своего кореша,- В общем тоже лесник.
Вот блин, небось на весь лес только эти двое мудозвонов и патрулируют, и надо же было прямо на них нарваться.
- Не ребята, я не ваш. И ёлки у меня тоже нет.
- Давай, давай, оглобли заворачивай. Денег что ли не хватает на ёлку?
Меж деревьев я увидел собаку. Она прыжками приближалась к нам, то проваливаясь в снег по брюхо, то выскакивая из сугробов как пробка от шампанского. Было это похоже на полёт ласточек перед дождём.
- Это твоя бежит?
Нервно выкрикнул один из мудозвонов.
- Моя. Небоись, не укусит.
- Да мы то не боимся, - усмехнулся он, - Как бы наш её сам не задрал.
- Это вряд ли,- говорю.
Собака подбежала и села с права.
- У нас тут недопонимание, - ей говорю,- Уболтай собрата по экологической нише, чтоб не кусал.
Та кивнула и смело направилась к рвущемуся с поводка кобелю.
- Слышь, держи своего, а то сцепятся!
Закричали лесники.
Последовала серия обнюхиваний и виляний хвостами. Иногда проскакивали какие-то не то порыкивания, не-то повизгивания. Наконец собака повернулась ко мне.
- Порядок, нас не укусят, а эти двое, - она махнула мордой на лесников, - Просто на бутылку стреляют, ходят тут, лохов кошмарят. Юридических прав не имеют ни разу.
Лесник державший собаку аж поводок отпустил. Второй просто сел в сугроб с выпученными глазами.
- завязываю, - прошептал оставшийся на ногах.
- Ну чего, бириндеи, позвольте откланяться.
Я развернулся и не спеша пошёл по своим следам к машине. Собака в скорости присоединилась ко мне. Незадачливые лесники оставались без движения, пока я их мог наблюдать меж веток и стволов. И только кобелёк жалостно поскуливал нам в след.
- Охмурила, значит, да ещё и при исполнении, Не влюбилась сама-то?
- Есть немножко…
- Может вам, «чё-как» погулять пока?
- Не, холодно, обещала, что летом заедем, так что с тебя причитается.
- Замётано! А ты ведь сегодня хорошее дело сделала.
- Какое?
- Из-за тебя два человека пить бросили…

Марина дремала. Кошка балдела. Собака романтически молчала, думая видимо о лете. Ёлки не было.
Выехав на трассу я не спеша развернулся и взял курс домой. Надо было торопиться, если стемнеет, то точно ни хера не найти будет. А может и к лучшему, расхотелось мне рубить!

Вскоре меня тормознул гаишник. Предполагая обычное вымогательство перед новым годом я негромко ругнулся сквозь зубы. Кошка привычно повела ухом во сне. В принципе меня нахлобучивать было не за что, но время терять не хотелось. Перепрыгивая через снег, смёрзшийся у обочины в небольшие горные хребты, ко мне приближался гаишник. Шапка была лихо сдвинута на затылок.

- Слы, зёма, тут такая канитель, горючка ёк, своих никого, на дороге этой грёбанной, похоже, хрен не ночевал, - обрушил он на меня свой словарный запас. Вся живность, включая Марину вынырнула из сна и уставилась на эту суету.
- У меня дизель.
- Ох, - зачесал он затылок
Я вежливо ждал. Наконец гаишник, видимо проведя нехилую рекогносцировку своего серого вещества, предложил другое решение.
- Зёма, ты меня подбрось до поста, а то я без связи тут…
И спохватившись добавил:
- С наступающим вас, япона мать!
Делать нечего, пришлось подвозить. Всё таки новый год.
- У какой барбос!
- Садитесь, не съест.
- Да я сам сейчас кого хошь сожру. Понимаешь, часа два уже тут скачу. Не согреться. С утра не жрал, а на холоде сами понимаете…
- И, что, кроме нас ни кого на дороге? Удивлённо спросил я.
- Да на дороге то я минут двадцать, а так всё по лесу шоркался.
- А в лес то тебе на кой? Я незаметно перешёл на «ты».
- Да за ёлками маханул. Ещё летом присмотрел тут. Знак мы вывешивали периодически, ну и дежурили, так сказать «за превышение»…
Я только покачал головой.
- Ёлки то срубил.
- А как же!
У меня стал созревать коварный план.
- Далеко до твоего поста?
- Километров пятнадцать, дорога только дрянь, меня, пока ехал, два раза кидануло, - он осторожно, косясь на собаку пытался устроиться поудобнее, - Правда я на летней…
- Гнать не будем тогда, - сбавляя скорость ответил я, - Там у меня на задней полке пакет, согреться не хочешь?
- Водка?
- Вискарь!
- Ух ты. Прямо точно новый год.
- Стаканы там же. Пластиковые правда. А! И шоколадка ещё где то должна быть. Марин, глянь в «бардаке».
Та подозрительно косясь на меня, чего это я расщедрился, достала закусон и протянула гайцу.
Тот уже, маханув в два приёма грамм сто, бодро захрустел шоколадом. Такая видать у них натура, хозяйская - подумалось мне.
- А я вот тут женился недавно, - начал он ни с того ни с сего.
Смотрю собака мне в зеркало подмигивает, мол, поняла уже что к чему.
- Ну и как? Спросил я не оборачиваясь, дорога и впрямь была паршивая.
- Да как? – гаец задумался, потом выпил ещё, - Да ни как!
Собака рыкнула. Судя по тому как кошка вскочила выгнув спину то позвала именно её.
- Ух ты, ещё и кошара! Ну у вас тут прямо зоопарк!
Кошка выразительно глянув на меня перепрыгнула к собаке.
«Ну всё, абзац гайцу» почему то весело подумал я.
Тем временем наш пассажир «поплыл». Видимо мороз и голод сыграли с ним плохую шутку. Расстегнув куртку, он продолжил беседу:

- Я ведь, не только на своей свадьбе побывал. Приглашали меня, бывало, и друзья-товарищи. Даже подруги приглашали. Зачем? Ни тогда, по молодухе, понять не мог, ни теперь тем более.

Всё это стало походить на театр одного актёра, гаец рассказывал повернувшись к животным, отчаянно жестикулируя и корча всевозможные рожи. Те сидели и с трудом, я это спиной чувствовал, сдерживались, кабы чё не вякнуть.

- Но одна была непруха, - продолжал гаец, - Драки не было. Я как воспитанный на традициях вековых, был уверен, что если свадьба, то непременно кто-то кому-то должен нос своротить. Такое вот у меня было социалистическое воспитание. Теперешней молодёжи не понять. Романтика пятилеток. Смычка стройотрядов. Догнать и перегнать. Последнее естественно про самогон. Стоп машина, отвлёкся как фиговый танцор на балерину. Короче если позагибать пальцы рук и ног, то из всего этого грибкового великолепия символизирующего свадьбы, на которых я отметился как гость, ни одна из них не была омрачена мордобоем. И как-то я уже махнул на это всё рукой, (если уж с коммунизмом кинули, что уж тут об такой херне печалиться), как забросила меня судьба в один ничем неприметный городок. Надо сказать, что и оказался то я там фиг знает по чему. Типа на спор, кто дальше по пьянке на паравозе уедет. Молодость! Ну и я как мудак победил. Но не из-за решимости и воли к победе, а пьяный был в сосиску. И весь свой победный марафон хрючил как свинья, распугивая мерзким храпом культурных пассажиров. И даже майка в те минуты была у меня ни разу не жёлтая. До сих пор помню минуту пробуждения. Открываю глаза - свет и тошнота. Закрываю – тошнота и потеря ориентации (в пространстве!). Отсюда делаю вывод, что в начале времён была только тошнота, и так боженьке видимо плохо было, что он единым порывом всю эту канитель земную и отрыгнул вместе с палёной водкой. Ну он то отрыгнул и забыл, ему можно, а мне на перрон пилить как на голгофу. И только там уже родил и я свою маленькую вселенную.

Я признаться сам офигел от такого изложения материала. В гайце явно пропадал актёр с писателем.

- Опять увлёкся, лиричное, настроение. Ну фигли, стою как Гойко Митич. Торжественно и качаясь. По сторонам смотрю. Смотрел, смотрел, и, наконец, махнув рукой, побрёл в направлении вокзала. Шаг мой был тяжёл а думы ваще неподъёмные. Есть в градостроительстве такой термин – архитектурная доминанта. Она ещё в музыке тоникой называется.

(Тут я, уже не выдержав, заржал)

- Так вот эта самая доминанта моих мыслей была такова: «На кой мне этот блудняк!!!» и без всякой музыки. Карманы вывернул, они висят как уши у кролика. Пустые. До дна. А какого хера я хотел? За что пил, то и получил.

Тут его речь прервала икота. Которую он победил хорошей порцией алкоголя.

- И станция ещё так называлась! Дно! После минутной слабости принял решение и потом просто сел в первый паравоз до Питера. Собственно к чему вся эта история то.

Гаец явно забыл к чему вёл свой рассказ.

- А! Вот на обратной дороге я познакомился с кренделем, ехавшим к корешу на свадьбу. Ехал он из приличных далей. Всю дорогу естественно пил, и планка у него периодически падала. Но меня он похмелял исправно. Выслушав мою побасенку, проникся чувством сострадания и твёрдо решил, что к его корешу на свадьбу мы в месте должны идти. Единым фронтом. А если я ещё и подруг боевых организую, городских и начитанных, чтоб семечки не лузгали, то ваще миру – мир, богдану – титомир. Ясен пень подруг я ему пообещал безотказных, как трёхлинейки.
- Чё страшные такие? – кошка не вытерпела, но ни кто! Кроме меня это не заметил.
- Да не, отличные бабцы! Кое как добрались мы до дома, - продолжал гаец, - Вскрыв заначку, я честно вернул всё, что он на меня потратил в паровозе, и начал вызванивать «бабцов». Ну и в результате завалились мы на эту свадьбу…

Гаец уже окончательно потерял нить.

- Ну и?
Я решил не сбавлять темпа повествования.
- Там я и подрался…

Гаец спёкся. Он так и уснул откинув голову с пустым стаканом в руке. А жаль, рассказ его меня повеселил. И резко развернув машину, я погнал назад. Главное, чтоб этот генерал свадебный не проснулся.
- Давай, бери след, где он эти ёлки спрятал, - подлетая к одинокой гаишной машине сказал я собаке. Марина удивлённо обернулась, но собаченция не моргнув глазом выскочила и поскакала в лес. Я за ней. Ёлки нашлись мгновенно. Я загрузил их в багажник. Благо он у меня большой. Отдельно постарался положить приглянувшуюся мне.
- Кесарю – кесарево, слесарю – слесарево. – пробормотал я. Собака одобрительно глянула на меня и тихо, чтоб не слышала Марина, (заднюю дверь я уже закрыл) сказала:
- Ну ты стратег!
- Не те ребята! Гордо отвечал я.

До поста гаишник так и не проснулся. Я бодро забежал в стеклянный аквариум где уже явно витал запах алкоголя.
- С наступающим! Гляньте, не ваш там у меня?
Гаишники подозрительно косясь всё же пошли со мной.
- Ох ты, а мы уж думали пропал без вести! - заржали они. – Где ты его нашёл такого?
- На дороге, где ж ещё. Забирайте и ещё там две ёлки ваши.
- Ух ты, вот спасибо!
Кое как, под руки, они отволокли его к себе. Я выложил прямо на обочину пару ёлочек. Подбежал гаишник.
- Спасибо тебе, выручил! Если, что, ну там, проблемы, заезжай, поможем! И с наступающим!
Я тоже поздравил его и, сев за руль, наконец то улыбнулся. Хорошо, когда под новый год случается что-то хорошее. Хотя смутно мне всё же казалось, что что-то я забыл. И только уже приехав домой и валясь от усталости вспомнил, что термос с горячим чаем остался в машине и колбасы мы так и не купили.
Но это уже другая история…
 

    dimax

    очки: 46
    блииан! задолбался править, но без цензуры ни как не прокатывало

    LeoAlex

    очки: 76
    Нет комментариев

dimax

Модератор
Награды
6
Старый пес, увидев щенка, гоняющегося за своим хвостом, спросил:
— Что ты так гоняешься за хвостом?
— Я изучил философию, — ответил щенок, — я решил проблемы миро¬здания, которые не решила ни одна собака до меня, я узнал, что лучшее для собаки — это счастье, и что счастье в моем хвосте, по¬этому я гоняюсь за ним, а когда поймаю, он будет мой.
— Сынок, — сказал пес, — я тоже интересовался мировыми проблемами и составил свое мнение об этом. Я тоже понял, что счастье в мо¬ем хвосте, но я заметил, что куда бы я ни пошел, что бы ни делал, он следует за мной, мне не нужно за ним гоняться.
 

dimax

Модератор
Награды
6
Они были известны только как "трое смеющихся святых", потому что они не делали ничего, они просто смеялись... Они двигались от одного города к другому, смеялись. Они обычно останавливались на рыночной площади и смеялись раскатистым глубоким смехом... Все, кто был на рынке, собирались вокруг них. Подходили все, лавки закрывались, и торговцы забывали, зачем они пришли. Эти три человека были действительно великолепны - они смеялись, да так, что их животы ходили ходуном. Веселье распространялось как инфекция - другие тоже начинали смеяться. Весь рынок смеялся. Они изменяли все настроение рынка. И если кто-то говорил: "Скажите что-нибудь нам", то они отвечали: "Нам нечего сказать. Мы просто смеемся и изменяем настроение".
Всего лишь несколькими минутами раньше это было отвратительное место, где люди думали только о деньгах - стремились к деньгам, вся атмосфера была пропитана жаждой денег, но вот пришли эти трое сумасшедших, начали смеяться, и изменили атмосферу всего рынка. Теперь люди забыли о торговле. Теперь они забыли, что пришли покупать и продавать. Никого не интересовала корысть. Они смеялись и танцевали вокруг этих трех сумасшедших людей. За несколько секунд открылся новый мир.
Они странствовали по всему Китаю, от одного места к другому, от деревни к деревне, просто помогая людям рассмеяться. Педальные люди, злые люди, жадные люди, ревнивые люди: все они начинали смеяться вместе с ними. И многие почувствовали ключ - вы тоже можете это использовать.
Потом в одной деревне случилось так, что один из них умер. Деревенские жители собрались и сказали: "Уж теперь-то они расстроятся. Теперь-то мы посмотрим, как они посмеются. Их друг умер; они должны плакать". Но когда они пришли, эти двое танцевали, смеялись и праздновали. Жители деревни сказали: "Ну, это уж слишком. Это невежливо. Когда человек умирает, непристойно смеяться и танцевать". "Вы не знаете, что случилось, - ответили они. - Мы все трое все время гадали, кто же из нас умрет первым. Этот человек выиграл, мы побеждены. Всю жизнь мы смеялись вместе с ним. Мы не можем проводить его в последний путь по-другому. Мы должны смеяться, мы должны радоваться, мы должны праздновать. Это единственный способ проститься с человеком, который смеялся всю жизнь. Ведь если мы не будем смеяться, то он посмеется над нами и подумает: "Вот дураки! Вы опять попали в ловушку". Мы не считаем, что он умер. Как может умереть смех, как может умереть жизнь?"
Смех вечен, жизнь вечна, праздник продолжается. Актеры меняются, но драма продолжается. Волны изменяются, но океан остается. Вы смеетесь, вы меняетесь, и еще кто-то смеется, но смех продолжается. Вы празднуете, кто-то еще празднует, но празднование продолжается. Существование продолжается, оно постоянно, в нем нет ни единого пробела. Но деревенские жители не смогли понять и не смогли принять участия в смехе в этот день. Затем тело нужно было предать огню, и жители деревни сказали: "Мы омоем его, как полагается по ритуалу".
Но двое сказали: "Нет, наш друг просил: "Не исполняйте никаких ритуалов, не меняйте одежду и не омывайте мое тело. Просто положите меня на костер, как есть". Так что мы должны исполнить его просьбу".
А потом вдруг случилось нечто необыкновенное. Когда тело было положено на костер, старик сыграл свою последнюю шутку. Под своей одеждой он спрятал много фейерверков, и внезапно начался Дивали. Тогда вся деревня начала смеяться. Эти два сумасшедших друга танцевали, а за ними и вся деревня. Это была не смерть, это была новая жизнь.
Смерть - не конец жизни, потому что каждая смерть открывает новую дверь, это начало. Нет конца жизни, всегда есть новое начало, воскрешение.
Смерть - это величайшая из всех существующих иллюзий.
 

Killar_Saddam

Ословед
Из этой деревни вместе с двумя смеющимися китайцами ушел и молодой парень, который никогда не унывал и очень заразительно смеялся.

конец притчи .
 

dimax

Модератор
Награды
6
Моя беременная, на шестом месяце, жена подобрала на улице грязного,
облезлого кота, прижала его к груди и нежно так прошептала: Котик,
Васенька, теперь ты будешь жить с нами! Пришлось Василия "усыновить".
Отмывал его, конечно, я, Васька же орал, вырывался и исцарапал мне в
кровь все руки и лицо. С таким видом я проходил более двух недель.
Ходить в кошачий туалет Василий категорически отказывался, по-большому
он гадил исключительно нам под кровать, а по-маленькому в кухне под
обеденный стол. Как я не отдраивал хлоркой спальню и кухню, скоро оба
эти помещения напоминали общественный кошачий туалет. Клоки шерсти
валялись по всей квартире, Василий отчаянно линял. Жена будучи на шестом
месяце убирать квартиру сама была не в состоянии, дышать кошачьей
шерстью тоже, приходилось мне ежедневно после работы устраивать
генеральную влажную уборку.
В моменты и так ставшего, по понятным причинам, редкого секса Василий
меня к жене ужасно ревновал, орал дурным голосом и пытался цапнуть за
яйца. Когда же его попытались выдворить из спальни, орал под дверью
дурным голосом и рвал в клочья обои. Сам же требовал кошку, метил все
углы, и ссал во всю обувь без разбора. На предложение отвезти его к
ветеринару и лишить мужского достоинства, жена искренне возмутилась. А
если тебя кастрировать, взвилась она. Аргумент показался мне весомым.
Ел Василий не из кошачьей миски, а из тарелки жены, сидя у нее на
коленях, либо на обеденном столе. От кошачьего корма он отказался сразу,
а как впервые учуял запах красной икры, то и от всей остальной пищи.
Причем раз и навсегда. Красную икру же жрал в таких количествах, что мне
приходилось затариваться ею по 3 - 4 раза в неделю. По деньгам же
уходящим на этот деликатес можно было обеспечить всем необходимым не
одну беременную жену, а целый мусульманский гарем.
О том, что он исцарапал всю мебель точа об нее когти, которые жена
категорически не разрешала ему подстригать, и оборвал все занавески
вместе с гардинами прыгая по ним как Тарзан, я вообще лучше умолчу.
Короче, все это мне ужасно надоело, и я предложил жене отвезти кота в
приют для бездомных кошек, где его кто-нибудь другой, возможно,
"усыновит". Не только же нам столько счастья! Монолог жены был долгим и
нудным, но суть его сводилась к одному: Мы в ответе за тех кого
приручили! Мне ничего не оставалось как смириться с присутствием Василия
в нашей жизни, как с вынужденной неизбежностью.
Так продолжалось почти 3 месяца, но вот в один день, перед самими
родами, вернувшись с работы Василия в квартире я не обнаружил. На вопрос
жене, где Васька, она сухо и беспристрастно ответила: я выкинула его на
улицу.
Что мог совершить Василий, чего он до сих пор не совершал, чтобы навлечь
на себя столь ужасный гнев? И как быть с понятием "мы в ответе за тех,
кого приручили"... Что-то не стыковалось в моей голове. Два коротких
слова, которые только и смогли сорваться с моих изумленных губ: за что?
Ответ жены поразил меня как гром среди ясного неба: он мне надоел.
Я не спал всю ночь, а утром собрал свои вещи, и ушел от жены. Рожала она
уже без меня, и из род. дома я ее не забирал, и ребенка до сих пор ни
разу не видел, хотя пацану уже почти три года и алименты плачу исправно.
Я не смог простить ей предательства. Нет, не к коту Ваське. Я просто
отчетливо понял, что за словами "мы в ответе за тех кого приручили"
ничего не стояло. Совсем ничего. Для нее они были пустым звуком. Хотя
нет, за ними стояло обычное женское коварство, простое желание
прикрыться ими как весомым аргументом в споре. В них не верили
изначально, ими воспользовались всего лишь как оружим в борьбе за право
отстоять свою волю. А когда надобность в них отпала их выкинули на
помойку вместе с котом Василем. Между мной и женой встало ее лицемерие.
Я понял, что в один день могу надоесть и я, и попросту решил форсировать
события. Предать сейчас, дабы не испытать предательства в будушем. В
полне обозримом будушем...
 

dimax

Модератор
Награды
6
В домофон позвонили.
- Кто? - спросил я раздражённо. Ко мне неожиданные гости не ходят.
- Это из администрации, - ответил женский голос.
- Вы ко мне? - сердито поинтересовался я.
- Может, и к Вам! - задорно ответил голос.
- Я Вас не звал, - буркнул я.
- Ой, ну не хотите - не нужно!

Трубку повесили.

Через пять минут позвонил телефон.

- Здравствуйте, а Василия Хренмамаевича можно к телефону?
- Нет его.
- А что с ним?
- Ничего. Кто его спрашивает?
- Это из администрации.

Я взъерепенился и заорал в трубку:

- Что за администрация?! Кто вы такие? Вы где это слово взяли - администрация?!
- Ой, ну что Вы так реагируете! Я из соцзащиты.
- Так и говорите: "Я - соцработник", а то "Администрация" - важный чин. Чё надо?
- Я хотела от имени администрации ... Ну, от нашего управления поздравить Василия Хренмамаевича с Днём Победы!
- Нет его, я вам ответил.
- А где ж он?
- Нет его!
- Ой, как обидно! Мы хотели его поздравить с Днём Победы.
- Я передам ему Ваши поздравления.
- Спасибо! А ещё передайте ему...
- Он мало что понимает, что б я ему ни передал. Он похож на овощ или кактус в горшке.
- А он получил письмо Президента России?
- Получил, получил. А потом спросил у меня, кто такой Медведев.
- Ну они, ветераны, наверно, у них шутки такие...
- Слушайте, я Вам уже ответил: человек не в себе, я передам ему Ваши поздравления.
- Ну извините! А Вы - сын, наверно?
- Наверно.
- То есть Вы - сын?
- Вероятно.
- Вы что, в этом не уверены?
- Не уверен.
- Ну ладно, до свидания, с праздником Победы Вас!
- И Вам не хворать.

И немедленно позвонили в дверь.
Злой, как собака, я пошёл открывать дверь на этаже перед лифтовым холлом.
В этот момент затрезвонил сотовый телефон.

- Папа! Это я! Я иду домой!
- Давай, солнышко! Я тебя жду!
- Я сейчас уже буду!

В это время я повернул рукоять на двери и распахнул её.
Помните фильм "Любовь и голуби", когда Гурченко на пороге появляется из ниоткуда, из грозы, из дождя?

На улице шёл дождь. А передо мной стояла лет 28-32 молодая и симпатичная женщина, нерусской национальности, цыганка, что-то такое. Большие выразительные глаза. Лицо - сплошные глаза.

- Здравствуйте! Можно войти?
Я растерялся.

- Ну входите.
- А давайте пройдём в Вашу квартиру! - не давая мне опомниться, заговорила женщина.
- Вы кто?! - завопил я.
- А, это я с Вами общалась! Что ж Вы не хотели меня пускать в подъезд! - и она продолжила идти по направлению к приоткрытой двери в мою квартиру, откуда лился свет из прихожей.
- Позвольте, Вы куда?!
- Я - из администрации! Я пришла по жалобе! У вас в подъезде не собираются толпы разных людей? У вас бывают нарушения? У вас вечеринки?

Я опередил её и ворвался в свою квартиру раньше её и остановил её на пороге. Женщина нарочито вертела в руках голубой жетон на картонке и всячески поворачивала блокнот к моему взгляду надписью "Правительство Москвы".

- Ваши документы? - спросил я, вспомнив булгаковского Никанора Ивановича.
- Вот, я и вижу, что Вы интересуетесь моими документами. Вот! - и она подала голубой прямоугольник, в котором была заламинирована фотография, и записи рядом с ней гласили, что это - удостоверение ведущего специалиста "отдела по обработке входящих документов" Правительства Москвы, Степановой Ольги Владимировны. Без названия конкретного департамента.
Голограмма, тем не менее, была очень настоящей: Георгий Победоносец копьём пронзает змея.

Я бы снял копию с "документа", но женщина немедленно наклонилась и заглянула в другой коридор, перед кухней:
- Ой, а это Ваша мама?
Я ничего не ответил, но это был мой самый главный проигрыш. Потому что в голове перед этим была мысль спросить паспорт, да тут эта здравая мысль вдруг исчезла.

- Вы зачем пришли? - спросил я.
- Понимаете, у нас поступил запрос. Жалоба. Мы не понимаем, откуда. Кто ваши соседи? Они собирают пьянки-гулянки?
- Нет, у меня все соседи нормальные, кроме одного, но он после армии изменился.
- Да, служба в армии исправляет. Ну, а тут кто живёт?
- Соседка.
- Одна?
- С мужем.
- А она где работает?
- В милиции!
У женщины едва заметно дрогнула губа.
- А муж её?
- Он - милиционер.
- А она?
- Она - милиционер.
- Надо же... Как её зовут?
- Маша.
- А кто те соседи? Там кто?
- Там живёт фсошник. С женой. Вы что хотите узнать? Кого обворовать? У нас видеонаблюдение. Я не выхожу из дома. Соседи тоже.
- А вот и неправда! Я звонила во все квартиры подряд, мне в вашем подъезде никто не открывал!
- Да потому что никто Вас не ждёт.
- А коммерцией, бизнесом у вас тут никто не занимается?
- Нет, у нас весь дом голь и нищета.

На мою беду тут пришла дочь. И женщина засобиралась. Потому что дочь своим фотографическим взглядом уставилась на эту даму.
Дама отказалась увидеться с остальными соседями, но сообщила, что уже посетила квартиру по диагонали на третьем этаже, где, на её счастье, как она сказала, живёт старшая по подъезду. Самой старшей не было дома, зато была её дочь, которая всё рассказала, где и кто живёт.

("Зря, - подумал я, - Сама-то Валька быстро б выставила её за дверь").

Женщина быстро попрощалась, задав напоследок вопрос:
- А вы - военный?
- Типа того. Почти.
- Ой, ну до свидания!

Едва я закрыл за ней дверь, я поставил дочку дежурить у окна и наблюдать, куда пойдёт из подъезда эта "администрация", а сам позвонил 777-77-77.

- Правительство Москвы, оператор 011!

Оператор 011 убедила, что, во-первых, Правительство Москвы никогда не посылает никого разбирать жалобы, а спускает их в нижестоящую инстанцию, во-вторых, никакой Ольги Владимировны в Правительстве Москвы не работает, в-третьих, анонимные жалобы запрещены Конституцией РФ. И велела немедленно набрать "02".

Что я и сделал.

Патрульная машина приехала в течение трёх минут.

Проблема в том, что из окна дочь не могла видеть окно подъезда, из которого, скорее всего, незнакомка и сиганула во двор и была такова.

Мораль: 1) надо было всё-таки попросить паспорт (Булгаков), 2) «никогда не заговаривайте с неизвестными» (Булгаков), 3) детектив из меня никудышный.

Хорошо, что на сегодня всё кончилось хорошо.

Но никакой гарантии, что эта тварь не наводчица. Буду надеяться, что она просто "цыганка" с "гипнозом", пыталась зайти в хату и ограбить, но на меня это, как я думаю, не действует. И всё же что-то в ней было, ведь я не схватил её, не заломал ей руки, не отправил в милицию прямиком, хотя и мысли такие у меня были с самого начала, и намерения...

Сразу ж было понятно, что из визитёрши Ольга Владимировна, как из меня Иван Иванович.
 

dimax

Модератор
Награды
6
Дорогая редакция! Пишет вам Алла Павловна N. из города М. Пишу вам
чтобы:
1. Выплакаться.
2. Попытаться понять свою ошибку.
3. Получить совет.
Мы прожили с мужем десять лет, но в годовщину нашей свадьбы он от
меня ушел.
И не просто ушел, а опозорив перед всеми моими коллегами. Я работаю в
школе преподавателем русского языка и литературы.
Если бы он ушел:
а) к любовнице;
б) потому, что я изменяла;
в) потому что мы плохо жили;
мне было бы гораздо легче и понятнее. А он ушел без видимой причины.

Самое обидное, что за десять лет мы ни разу не поссорились. Мы жили
душа в душу тихой размеренной жизнью. Я, как могла, создавала ему
семейный уют и облегчала быт. Я никогда не заставляла его помогать мне
по хозяйству, потому что:
1. Он все равно все сделал бы не так.
2. Мне проще и быстрее было все делать самой.
3. Я привыкла к порядку, а он не помнил элементарных вещей, например:
какой губкой можно мыть чашки, а какой тарелки.
Мне также обидно, что 10 лет своей жизни я ограждала его от всех бытовых
проблем и ухаживала за ним, как за ребенком. А он, в благодарность,
опозорил меня перед всем коллективом.
Я подробно расскажу, как это было.

Мы отмечали свой юбилей свадьбы в субботу. Накануне я все приготовила,
убрала дом. Утром мы поздравили друг друга. Я подарила своему мужу
зеленые комнатные туфли в цвет его махрового халата, а он подарил мне
шелковый шарф какой-то невообразимой расцветки, не подходящей ни к моему
пальто, ни к плащу, хотя я много раз просила его не дарить мне вещи,
если у человека нет элементарного вкуса. Но в то утро я поблагодарила
своего мужа, чтобы не портить нам обоим праздник. Однако мой муж,
видимо, почувствовал, что я недовольна и решил мне досадить: вместо
комплекта 6 он вдруг взял и надел комплект 4, для четверга. Я сдержанно
напомнила мужу, что сегодня суббота, и он должен надеть комплект 6, а вот
вечером он наденет свой праздничный комплект 8.
Дело в том, что у моего мужа нет элементарного вкуса и я, чтобы не
краснеть за его нелепый вид, раз и навсегда навела в его вещах порядок,
распределив все по комплектам на каждый день недели, подобрав,
естественно, галстуки к рубашкам, носки к брюкам. У него есть комплекты
на лето, на зиму и на межсезонье. В комплект входит также нижнее белье,
носовой платок, ремень, перчатки (если нужно) и так далее. А в карман
рубашки я всегда кладу ему записку, где по пунктам написано, что ему
делать дальше. Я отличаюсь пунктуальностью и аккуратностью, я считаю,
что в любом деле успех зависит от правильно составленного плана. Так вот,
я всегда составляла мужу план:
1. Каким одеколоном освежиться после бритья.
2. Какой комплект верхней одежды, в зависимости от прогноза погоды,
надеть сегодня.
3. И какие ботинки обуть к этому комплекту.
В то утро он, после сделанного мной замечания, не переоделся молча, а
вдруг спросил: может ли он сегодня по случаю субботы надеть дома нижнее
белье от комплекта 6, а верхнее от комплекта 4. На что я ему,
естественно, сдержанно ответила, что так делать не нужно, потому что в
четверг у него могут возникнуть проблемы с носками от четвертого
комплекта и ботинками от шестого. Дальше мой муж понес какую-то
совершенную околесицу, что в четверг он обует ботинки от четвертого же
комплекта и никак не нарушит мой шизофренический порядок. Так и сказал:
"шизофренический". После чего мы поссорились впервые в жизни и до самого
вечера не разговаривали друг с другом. К приходу гостей я накрыла стол,
переоделась, а муж все сидел в комплекте 4, но я специально молчала и
ничего не говорила! И переодеваться мой муж пошел только тогда, когда в
дверь позвонили (гости всегда приходят к нам точно в срок, зная о моей
любви к пунктуальности).
Переодевался он очень долго. Мы все успели сесть за стол. Но я специально
не заходила в спальню, чтобы его поторопить, потому что обиделась на
шизофренический порядок". И вот мы сидим за столом: я во главе и все мои
коллеги рядом, ждем. Я стараюсь показаться веселой, шучу, говорю, что мой
муж сам накрывал на стол, поэтому я успела переодеться, а он нет... И тут
вдруг выходит мой муж. Вы не представляете, но он специально надел на
себя по одной вещи от каждого комплекта, а не праздничный комплект 8! Я,
конечно, сделала вид, что все в порядке, но когда он сел рядом, сказала
ему шепотом: Мы прожили с тобой 10 лет, и я не подозревала, что ты такой
изощренный садист".
И тогда мой муж вышел из-за стола, встал посредине комнаты и совершил
абсолютно хулиганский поступок. Он снял с себя пиджак и крикнул:
"Пиджак от будничного комплекта 1, надевается по понедельникам!" Потом
он снял с себя галстук, отшвырнул его в сторону и крикнул: Галстук от
будничного комплекта 2, надевается по вторникам". И так он дошел до
воскресенья. То есть остался в одних трусах. Если бы он на этом
остановился, может быть, я смогла бы его простить, но он снял трусы,
бросил их в меня и сказал: Трусы от праздничного комплекта 8, надеваются
на юбилеи, свадьбы, дни рождения и Новый год". После чего мой муж взял
ключи от машины, документы и вышел из квартиры голый, даже не хлопнув
дверью.
Вот поэтому я и пишу вам, дорогая редакция, потому что никак не могу
понять:
как, прожив 10 лет вместе, можно:
1. Так оскорбить близкого тебе человека.
2. Так внезапно измениться.
3. Бросить жену без всяких причин и без всякого повода.
А самое главное, я не понимаю, почему он так поступил.

С уважением, Алла Павловна N. из города М.
 

dimax

Модератор
Награды
6
На самом деле в мире не семь чудес света, а гораздо больше. Просто мы с вами к ним привыкли и порой даже не замечаем.

Ну разве не чудо - первое советское средство после бритья? Помните? Кусочки газеты?

А такое чудо, как тюнинг автомобиля Москвич-412? Помните? 5-копеечные монеты по периметру лобового стекла, меховой руль, эпоксидная ручка коробки передач с розочкой и, естественно, милицейская фуражка на заднем стекле.

А резинка от трусов - это же тоже чудо! Ведь она прекрасно держит как трусы, так и варежки!

А в кинотеатрах? Точка от лазерной указки на лбу главного героя - боже мой, скольких людей это сделало счаст-ли-вы-ми!

Пирожок с повидлом - ну разве не чудо? Никогда не угадаешь, с какой стороны повидло вылезет!

Еще одно необъяснимое чудо - поднимите, пожалуйста, руки те, у кого был нормальный учитель труда... а не инопланетянин...?

А такое чудо, как авоська с мясом за форточкой? Помните: полез доставать - пельмени упали!

А вот этот вот чудесный мамин развод: "Я тебе сейчас покупаю, но это тебе на день рождения"?!

Или вот эта волшебная бабушкина фраза на прощание: "Только банки верните!"

А холодильник ЗИЛ помните, вот с такой вот ручкой? Это же однорукий бандит! Дергаешь ручку - сыпятся банки.

А, кстати, что до сих пор лежит в холодильниках на дверце сбоку? Нет, не яйца. И не кетчуп. На дверце сбоку лежат... лекарства!

Бесплатная медицина - это тоже чудо. Врач один, а очереди две - одна по талонам, а вторая по записи. А еще и третья была - "Я только спрошу!"

Да, сколько еще их было, этих чудес света...

Маленькое окошко из кухни в ванную - что там смотреть, объясните?

Обувная ложка-лошадка...

Зубной порошок - чистит как зубы, так и серебро...

Писающий мальчик на двери туалета...

Телевизор "Рубин" - берешь пассатижи и тын-тын-тын!

Плавки с якорьком... помните?!

Молоко в треугольных пакетах!

А вы говорите: "Семь чудес света!"


Мы раньше много чего делали такого, что сейчас и в голову не взбредет делать. Более того, если ты сегодня хоть раз сделаешь то, что тогда делал постоянно - тебя не поймут, а могут и за сумасшедшего принять.

Ну вот, например, помните, автоматы с газированной водой. Там еще был стакан граненный - один на всех. Сегодня никому и в голову не придет пить из общего стакана! (Сегодня его украдут через пять секунд после установки автомата, ровно за три секунды до того, как утащат и сам автомат А раньше ведь все пили из этих стаканов: Обычное дело! И ведь никто не боялся подхватить какую-нибудь заразу:

Кстати, эти стаканы использовали для своих дел местные пьяницы. И, представьте себе, вы только представьте это - они ВОЗВРАЩАЛИ стакан на место! Не верите? А тогда - обычное дело!

А вот идет человек и пузыри выдувает! Потом - бац - и вот такие розовые ошметки по всему лицу! Сегодня нормальный человек так поступает? А тогда - обычное дело! Потому что у нас были необычные жвачки! И из этих жвачек выдувались шикарные пузыри. Да, тогда жвачки нужны были не для кариеса. Ну, мы даже не думали, что такое бывает: Да и не было никакого кариеса, пока нам не сказали, что с ним надо бороться:!

А еще раньше можно было с утра выйти на улицу, вдохнуть полной грудью и пойти :.просто фиг знает куда! Не по делам, а так просто! Да, раньше мы многое делали "так просто". Сегодня это подвластно только алкоголикам и бомжам:.А тогда - обычное дело!

А люди, вешающие простыню на стену, выключающие свет и бормочущие что-то себе под нос в темноте? Секта? Нет, обычное дело! Раньше в каждом доме проходила церемония, которая называлась - задержите дыхание - диафильм! Помните это чудо?! У кого сейчас работает проектор диафильмов?

Или вот человек с такой плоской штучкой в руках. Эта штука постоянно пищит, а человек бормочет - Ой, как много яиц: нет, с таким количеством яиц не живут: Псих? Нет, продвинутый чувак. Обычное дело! Вспомните наши высочайшие технологии - электронную игру "Ну, погоди!". Какие там компьютеры с трехмерной графикой?! Тьфу! Волк, ловящий яйца! Вот высота!

Дым валит, едкий запах по всей квартире. Дощечка такая с письменами. Что вам представляется? Индийский великий жрец Арамонетригал? На самом деле это вы-жи-га-ние. Обычное дело! Миллионы советских детей выжигали открытки мамам на 8 марта - Мамочка, поздравляю с международным женским днем. Желаю тебе мирного неба над головой, а твоему сыну - велосипед:

А еще все сидели в ванной, причем на опущенном стульчаке, причем в темноте - и светил там только красный фонарь: Догадались? Обычное дело - печатали фотографии. Вся наша жизнь на этих черно-белых фотографиях, отпечатанных собственными руками, а не бездушным дядькой из Кодак: Ну вы же помните, что такое фиксаж?

А, девчоночки, вы помните резиночки? Удивительно, но ни один мальчишка на свете не знает правила этой игры!

А сбор макулатуру в школе? До сих пор мучает вопрос - зачем? А я ведь тогда весь папин архив Playboy туда отнес. И мне ничего за это не было! Только мама удивлялась, чего это отец стал так придирчиво проверять мои домашние задания?!

А портреты Горбачева без родимого пятна помните? Необычно: А ведь мы еще помним, как Джексон был черным, да еще и несовершеннолетним! Тогда это было - обычное дело!

Вообще, очень много такого было необычного: поездки на картошку и разбавленное пиво (не, ну правда было вкусно!), "Взвейтесь кострами бочки с бензином, мы пионеры - дети грузинов" и "Кто курит Яву и Пегас, тому любая баба даст" и "Опал - затянулся и упал

Да, мы были очень необычными людьми!
 

dimax

Модератор
Награды
6
Жил был сеньор и однажды отправился в путешествие по Европе.
Прибыв в Соединенное Королевство, он купил в аэропорту что-то вроде
путеводителя по замкам, расположенным на островах. Там указывались дни и
часы посещений, иногда очень ограниченные. На одной из страниц сеньор
увидел специальное предложение "Экскурсия твоей жизни". На фотографиях
рядом был запечатлен замок не лучше и не хуже остальных, но сеньору
захотелось в нем побывать... В путеводителе говорилось, что по
причинам, которые станут известны позже, за эту экскурсию не брали
предоплаты, но просили предварительно согласовать день и час посещения.
Заинтригованный необычным предложением, сеньор тем же вечером позвонил
из отеля и договорился обо все.

Все на свете развивается по определенным законам. И у двери его довольно
приветливо встретил человек в клетчатой юбке.

- А остальные посетители уже вошли?

- Остальные? - Посещение замка индивидуальные, и услуг гида мы не
предлагаем.

Не говоря нечего о часах работы, он кратко ознакомил сеньора с историей
замка и особо упомянул обо всех достойных внимания
достопримечательностях: картинах на стенах, доспехах на антресолях,
военных орудиях в серном зале под лестницей, катакомбах и пыточной
комнате в подземной тюрьме. Закончив, он вручил гостю ложку и попросил
держать ее вогнутой частью к верху.

- А это еще зачем? -поинтересовался тот.

- Мы не берем входную плату. А стоимость экскурсии оцениваем таким
образом: каждому посетителю даем ложку, доверху заполненную мелким
песком, в нее помещается ровно сто граммов, и предлагаем самостоятельно
прогуляться по замку. После мы взвешиваем песок, оставшийся в ложке, и
просим с посетителя по фунту за каждый рассыпанный грамм...

- А если я не рассыплю ни грамма?

- Ах, в таком случае ваше посещение замка будет бесплатным.

Посетителя удивило и позабавило такое условие. Гостеприимный хозяин
наполнил его ложку песком, и сеньор начал свою экскурсию.
Уверенный в твердости руки, он медленно поднялся по лестнице, неотрывно
глядя на ложку. Наверху, около зала доспехов, он принял решение не
входить туда, потому что ветер мог сдуть песок, и предпочел сразу же
спуститься вниз. Проходя мимо зала с военными орудиями, стоящими под
лестницей, он понял, что рассмотреть их вблизи можно только перегнувшись
через перила. Это было не опасно для него, но содержимое ложки почти
наверняка рассыпалось бы, поэтому он ограничился осмотром зала с
большого расстояния. По той же причине сеньор не попал и в подземную
тюрьму, так как спускаться туда пришлось бы по крутой лестнице. Очень
довольный, подошел он к месту начала экскурсии, где его ждал человек в
шотландской юбке с весами в руке. Сеньор высыпал в них содержимое ложки
и стал ждать результата.

- Удивительно, но вы потеряли только полграмма, -объявил хозяин.
- Поздравляю вас, как и вы и предсказали, этот визит оказался для вас
бесплатным.

- Спасибо.

- Получили ли вы удовольствие от посещения? - спросил напоследок человек
в юбке.

Турист, после недолгих колебаний, решил быть откровенным.

- По правде говоря, небольшое. Я все время думал о песке и не смотрел по
сторонам.

- Какой ужас! Знаете, я сделаю для вас исключение. Я снова наполню вашу
ложку, потому что таковы правила, но забудьте о песке. Через двенадцать
минут приходит следующий посетитель. Вы должны успеть вернуться до него.

Не теряя времени, сеньор взял ложку и побежал на антресоли, бросил
быстрый взгляд на экспонаты, кубарем скатился по лестнице в подземную
тюрьму, засыпав ступени песком. Там он не задержался ни на минуту,
потому что время поджимало. Он полетел, как на крыльях, под лестницу,
где, наклонившись, рассыпал остатки песка из ложки.
Посмотрев на часы, он понял, что прошло уже одиннадцать минут. Времени
на осмотр орудий не оставалось, и он снова побежал к выходу, где отдал
пустую ложку смотрителю.

- Ну что ж, без песка, но не волнуйтесь, мы ведь договорились. А как на
этот раз? Вам понравилась экскурсия?

Посетитель не сразу нашелся, что сказать.

- На самом деле, нет, - ответил он наконец.- Я думал только о том, как
бы не опоздать, рассыпал весь песок, но не получил никакого
удовольствия.

Человек в юбке раскурил свою трубку и сказал:

- Есть люди, которые идут по замку своей жизни, стараясь ни за что не
платить, и не могут насладиться этим путешествием. Есть другие, которые
вечно спешат, быстро теряют все и тоже не получают удовольствия. Очень
немногие постигают науку жизни. Они открывают для себя каждый уголок и
наслаждаются каждым моментом. Они знают, что за все придется платить, но
понимают: жизнь стоит этого.
 

dimax

Модератор
Награды
6
"7 июля 2011 года в «Комсомольской правде» под общим заголовком «Тайны государственного архива» было опубликовано интервью с директором этого архива доктором исторических наук Сергеем Мироненко, который, отвечая на вопросы корреспондента, память защитников столицы бессовестно осмеял, назвав подвиг двадцати восьми героев-панфиловцев мифом, утверждая, «что не было никаких героически павших героев-панфиловцев», ссылаясь на то, что после войны «один за одним начали появляться люди, которые должны были лежать в могиле».



Историк Мироненко ощутил пинок в зад и рухнул на мерзлое дно траншеи. Всё ещё не веря в происходящее, он поднялся и глянул вверх. На краю траншеи полукругом стояли бойцы Красной Армии.

- Это последний? – уточнил один из военных, видимо, командир.

- Так точно, товарищ политрук! – отрапортовал боец, чей пинок направил директора Госархива в траншею.

- Простите, что происходит? – пролепетал историк.

- Как что происходит? – ухмыльнулся политрук. – Происходит установление исторической справедливости. Сейчас ты, Мироненко, спасёшь Москву от немецко-фашистских оккупантов.

Политрук указал на поле, на котором в ожидании застыли несколько десятков немецких танков. Танкисты вылезли на башни и, ёжась от холода, с интересом наблюдали за происходящим на русских позициях.

- Я? Почему я? – потрясённо спросил Мироненко. – Какое отношение я к этому имею?

- Самое прямое, - ответил политрук. – Все вы тут имеете самое прямое к этому отношение!

Командир указал Мироненко на траншею и историк увидел, что она полна уважаемых людей: тут уже находились академик Пивоваров и его племянник-журналист, у пулемёта с выпученными глазами расположился Сванидзе, рядом с ним дрожал то ли от холода, то ли от ужаса главный десталинизатор Федотов, дальше были ещё знакомые лица, но перепуганный архивист начисто забыл их фамилии.

- А что мы все здесь делаем? – спросил Мироненко. – Это же не наша эпоха.

Бойцы дружно захохотали. Хохотали не только русские, но и немцы, и даже убитый недавно немецкий танкист, пытаясь сохранять приличия и делая вид, что ничего не слышит, тем не менее, подрагивал от смеха.

- Да? – удивился политрук. – Но вы же все так подробно рассказываете, как это было на самом деле! Вы же с пеной у рта объясняете, что мы Гитлера трупами закидали. Это же вы кричите, что народ войну выиграл, а не командиры, и тем более не Сталин. Это же вы всем объясняете, что советские герои – это миф! Ты же сам, Мироненко, рассказывал, что мы – миф!

- Простите, вы политрук Клочков? – спросил Мироненко.

- Именно, - ответил командир. – А это мои бойцы, которым суждено сложить головы в этом бою у разъезда Дубосеково! Но ты же, Мироненко, уверял, что всё было не так, что все эти герои – пропагандистский миф! И знаешь, что мы решили? Мы решили и вправду побыть мифом. А Москву оборонять доверить проверенным и надёжным людям. В частности, тебе!

- А вы? – тихо спросил историк.

- А мы в тыл, - ответил один из бойцов. – Мы тут с ребятами думали насмерть стоять за Родину, за Сталина, но раз мы миф, то чего зря под пули подставляться! Воюйте сами!

- Эй, русские, вы долго ещё? – прокричал продрогший немецкий танкист.

- Сейчас, Ганс, сейчас – махнул ему политрук. – Видишь, Мироненко, время не терпит. Пора уже Родину вам защищать.

Тут из окопа выскочил академик Пивоваров и с поднятыми руками резво бросился к немцам. В руках он держал белые кальсоны, которыми активно махал.

- Срам-то какой, - произнёс один из бойцов.

- Не переживай, - хмыкнул Клочков. – Это уже не наш срам!

Двое немецких танкистов отловили Пивоварова и за руки дотащили его до траншеи, сбросив вниз.

- Швайне, - выругался немец, разглядывая комбинезон. – Этот ваш герой мне со страху штанину обоссал!

Второй танкист стрельнул у панфиловцев закурить и, затянувшись, сказал:

- Да, камрады, не повезло вам! И за этих вот вы тут умирали! Неужто в нашем фатерлянде такие же выросли?

- Да нет, камрад, - ответил ему один из панфиловцев. – У вас теперь и таких нет. Только геи да турки.

- А кто такие геи? – уточнил немец.

Боец Красной Армии прошептал ответ агрессору на ухо. Лицо немца залила краска стыда. Махнув рукой, он пошёл к танку.

- Давайте побыстрее, кончайте с нами, - сказал он. – От таких дел снова умереть хочется.

Из траншеи к политруку кинулся Сванидзе.

- Товарищ командир, вы меня неправильно поняли, я ничего такого не говорил! И потом, мне нельзя, у меня «белый билет», у меня зрение плохое и язва!

Политрук доверительно наклонился к Сванидзе:
- А ты думаешь, тирана Сталина это волновало? Он же пушечным мясом врага заваливал! И тем более, я тебе не командир. У вас свой есть – опытный и проверенный! Вот он как раз идёт!

Из глубины траншеи к месту разговора подходил Никита Михалков, держа в руках черенок от лопаты.

- Товарищ политрук, как с этим можно воевать против танков? – взмолился режиссёр.

- Тебе виднее, - ответил командир. – Ты же это уже проделывал. Да, там у тебя, кстати, кровати сложены. Можешь из них быстренько противотанковую оборону наладить! Ну, или помолись, что ли. Авось поможет!

Тут политрук скомандовал построение своих бойцов.

- Куда вы? – с тоской в голосе спросил Михалков.

- Как куда? – усмехнулся политрук. – Занимать позицию у вас в тылу! Заградотряда НКВД под рукой нет, так что мы сами его заменим! И если какая-то сволочь из вашего штрафбата рванёт с позиции, расстреляем на месте за трусость и измену Родине!

- Так ведь штрафбатов ещё нет!

- Один создали. Специально для вас!

Немецкие танки взревели моторами. В траншее послышались отчаянные крики и ругань – новые защитники Москвы выясняли, кто первым начал разоблачать мифы и втравил их в эту историю. Всем скопом били Федотова, после чего его с бутылкой выкинули из траншеи под немецкий танк. Кто-то крикнул ему на прощание:

- Ну, за Родину, за Сталина!

Михалков вцепился в уходящего политрука:

- Товарищ, у меня отец воевал, я всегда был патриотом и защитником героев, помогите мне!

- Только из уважения к тебе, - ответил политрук. – Даю отличное средство для сражения с врагом! Лучше не бывает!

И командир протянул режиссёру бадминтонную ракетку и три воланчика.

- Прощай, Родина тебя не забудет, - похлопал политрук Михалкова на прощание и устремился вслед своим уходящим бойцам…
 

dimax

Модератор
Награды
6
Как-то Насреддин прочитал в одной книге, что если у человека маленький
лоб, а длина бороды больше двух кулаков, то этот человек – дурак. Он
посмотрел в зеркало и увидел, что лоб у него маленький. Затем взял в
кулаки бороду и обнаружил, что она значительно длинне, чем надо.
– Нехорошо, если люди догадаются, что я дурак, – сказал он себе и решил
укоротить бороду.
Но ножниц под рукой не оказалось. Тогда Насреддин просто сунул в огонь
торчащий конец бороды. Она вспыхнула и обожгла Насреддину руки. Он
отдернул их, пламя спалило ему бороду, усы и сильно обожгло лицо. Когда
он оправился от ожогов, то на полях книги приписал:
"Проверено на практике”.
 

dimax

Модератор
Награды
6
Говорят, что там, где живётся плохо - попрошаек на улице не встретишь. Нерентабельно. Они появляются только тогда, когда жизнь налаживается.

Первая яркая (запоминающаяся) встреча с представителем этой группы населения приключилась в 90-е годы. Мы ехали с С. на автомобиле. На перекрёстке я увидел инвалида в "афганке", который молча ходил от одной машины к другой, собирая то, что протягивали ему из окон сердобольные водители в кепку.
Я потянулся одной рукой к бардачку между сидений, где у меня лежала мелочь, а пальцем другой надавил на кнопку стеклоподъёмника...
- Ты что - дурной? - спросил меня С.
- Да нет... Человеку хочу помочь...
- Да какой это человек? - С. выругался, - Хочешь я тебе про него расскажу?
И С. кратко рассказал мне историю этого попрошайки.
- Короче этот крендель решил кооператив открыть. А для этого ему деньги нужны были. Вот он у братвы и занял немного. И начал думать, что у него теперь всё в шоколаде будет. О том, что для этого пахать надо забыл. По накупал хрени всякой и начал этим торговать. Только коммерсанта из него не получилось. Когда первые прибыли пошли, то он начал бухать, по бабам пошёл гулять... Короче все деньги спустил. А отдавать надо было...
В это время попрошайка подошёл к машине, заметил С. на пассажирском сиденье рядом со мной и быстро ушёл в сторону.
- Это он меня узнал, - сообщил С. - Так вот... Наша братва с ним несколько месяцев возилась, думали, что исправиться человек - работать начнёт. А этот дурачок ещё больше бухать начал. Ну тогда ему руку и отрезали... Потом одели в форму и здесь поставили. Народ у нас сердобольный - его все за воина-интернационалиста принимают, хотя он даже в армии не служил. Подают. Он тут за три-четыре часа в день заколачивает больше, чем ты за неделю зарабатываешь. Долг отдаёт. Пить ему, конечно, братва не позволяет. А то, что не убили - пусть и на этом радуется... Ладно, я приехал... Высади меня здесь... (Следующий раз С. я увидел только в начале 2000-х, когда он приехал домой после службы в Чечне по призыву, потом контракту, контузии и госпиталя).

Вторая яркая встреча. Дежурная часть Ленинского РУВД г.Уфы. Глухая ночь. Меня "попросили" остаться до утра, так как я являлся свидетелем драки (двое пьяных разбили об голову человеку бутылки и истыкали розочками, за то, что он попросил не курить в автобусе, где он ехал со своей беременной женой). Я разнимал дерущихся, задерживал одного из нападавших. В результате из почти сорока человек я с товарищем оказались единственными свидетелями происшедшего. Дабы мы "не передумали" до утра, когда появится следователь, нас с товарищем закрыли в камеры СИЗО. Хорошо хоть додумались посадить в разные камеры с задержанными.
Дежурный офицер правда выпускал нас в коридор, но когда появлялось начальство, закрывал обратно в камеру. Пока мы там были в "заключении" приводили разных людей. Особенно запомнился один.
Звали его Обрек. Он сам так представился. По виду и запаху - обыкновенный бомж. Его ночью избила группа малолеток, а охранник организации, у ворот которой это происходило, вызвал милицию. Прибывшая милиция задержала только этого бомжа.
Разговаривал Обрек культурно, по его речи можно было понять, что это образованный человек. Из разговора выяснилось, что у него высшее филологическое образование: знает три иностранных языка, наизусть читал Хаяма, Шекспира... Просто в один несчастливый момент его жизни у него сгорел дом. Денег на ремонт не было. Ушла жена. Он начал пить. На работу грязного, спивающегося мужика без документов (сгорели вместе с домом) никто не брал. Он начал попрошайничать.
- Обрек, что случилось там? - спрашивал дознаватель.
- Избили, денег отняли...
- Много?
- Да нет - тысячи три-четыре...
- Хрена себе, - удивился милиционер, - я в месяц меньше зарабатываю!
- Гражданин-начальник, давайте я напишу, что ничего у меня небыло и меня никто не бил. Вы их всё равно не найдёте, а я завтра на рынке столько же наберу...

Третья история. Неподалёку от дома моих родителей, буквально в соседнем дворе, поселились цыгане. Просто купили восемь квартир на одном этаже девятиэтажки. Как потом мне рассказывали их соседи они просто приехали и предложили такие деньги хозяевам, что отказываться было просто глупо. В одном крыле (четыре квартиры) поселились мужчины, в другом крыле - женщины и дети. Количество дорогих иномарок во дворе сразу резко выросло: появились дорогие Мерседесы, БМВ, Порше... На этих машинах были "блатные" номера. Хозяевами, как вы наверное уже догадались, были как раз эти самые цыгане.
Перекрёстки и улицы города заполнили бедно одетые женщины с детьми, клянчившие мелочь, предъявляя как свидетельство бедности своих чумазых детей. Эти же дети ходили по домам и просили "на хлеб". Заходили в автобусы и что-то выли, протягивая руки. Хватали прохожих за ноги на улицах, жалобно заглядывая в глаза.
А по вечерам происходило внезапное преображение. Чистые и аккуратно одетые дети разных возрастов выходили гулять. Выходило их сразу человек 50-60. Они шли на ближайшую спортивную площадку, которая находилась возле школы. Приходя туда, они оккупировали все интересные для игр места, прогоняя местных ребятишек. При этом они говорили обидные слова: "Вы все дураки! Вы учитесь, теряете время! А мы не учимся! И при этом живём лучше вас!"
Так продолжалось где-то полгода. Потом, в одну ночь, терпение людей лопнуло - цыган избили, повредили их машины, разбив стёкла и фары, некоторые машины пытались поджечь. Возможно подключилась милиция, потому что после той ночи цыгане исчезли не только из района, а вообще из города.

История четвёртая. После всего того, что я узнал и видел про попрошаек (а здесь я и 10% не описал), я начал проходить мимо них. Делаешь вид, что не замечаешь и прёшь мимо. Ну или если есть время, то купишь лично какому-нибудь бичу-алкоголику сарделек несколько и литр кефира в магазине (хотя он вроде как на пиво и сигареты просил). А так, чтобы денег дать - ни в коем случае. Попрошайничество - это бизнес, на котором люди зарабатывают весьма не маленькие деньги.
Правда несколько лет назад был в Москве. По делам. Нужно было кое-какие вопросы утрясти. На это было выделено некоторое количество денег: ну чтобы там с человеком, который вопросы решать будет, можно было в ресторане посидеть-поговорить или в ночной клуб съездить. В неформальной обстановке, так сказать. Не подумайте, что это деньги на взятку были - если бы это была взятка, то количество нулей было бы побольше. А тут мелочь - где-то 1500 американских долларов (в рублях по курсу). Дела были решены, а вот деньги не истрачены. В принципе они не подотчётные: можешь себе забрать - никто спрашивать не будет, если вопрос решён. Премией можно считать.
Иду я по Москве, гуляю, достопримечательности осматриваю... До вылета ещё полдня... И вот по пути к Храму Христа Спасителя, в одном из переулков, вижу стоит на коленях человек, а перед ним картонка с надписью: "Помогите! Дочери на операцию нужно 500000 рублей!" Я сначала мимо прошёл. Но метров через двадцать развернулся. Меня вот что поразило: человек одет небедно, аккуратно. Денег вроде как просит, а при этом голова у него отпущена - вроде как стыдно ему. И молчит, ни к кому не обращается, хотя люди мимо ходят. И страдание на лице... Казалось бы - пойди к Храму, там глядишь больше подадут. До него тут метров 700-800 осталось. А не идёт чего-то он туда. Или он хороший (очень хороший) актёр, или действительно нужно человеку помочь - такое у меня сложилось впечатление.
В общем сколько у меня было денег, столько я ему и отдал (тысяч тридцать с чем-то рублей). Может я и дурак...
 

dimax

Модератор
Награды
6
Посмотрела сейчас фильм Ханны Полак «дети ленинградского» (вокзала) и в очередной раз задумалась, ЧТО же у нас настолько не так??? Я не о том почему у нас возможно бродяжничество вообще и детское в частности, и не про то почему эти дети так живут. Я немного про другое. Существует сообщество «пес и кот» ( а также огромное количество его аналогов), которое помогает животным попавшим в беду. И если, я, к примеру увижу, что в метро просят милостыню с собакой, я могу моментально написать на соответствующий сайт и эту собаку постараются спасти. Попытаются собрать деньги на обследование у врача, при необходимости на выкуп у «хозяев», на передержку и приют, постараются пристроить в добрые руки. Опять же, не хочу обсуждать качество той помощи, понятно, что не всегда успевают и не всех спасают, но возможность эта есть! И это не государственная система помощи, а некоторое объединение сочувствующих. Я и сама периодически пытаюсь этим замечательным людям помогать, ведь даже 10-50 рублей могут помочь кошке/собаке пережить еще один день… И я, действительно, считаю что они делают большое и благое дело… Но?! Что же должно настолько перевернуться в обществе и в системе отношений, что собаками и кошками мы готовы заниматься больше чем детьми? Почему нет подобной системы помощи детям? Согласна, есть огромное количество замечательных людей, которые что-то делают, кто-то кидает монетку в коробку попрошайки, кто-то организует благотворительные фонды, кто-то идет работать в приюты, кто-то зовет детей на несколько дней домой… Но всё это – не совсем то! Получается, что желающие помочь либо начинают помогать на почти государственном уровне, либо на совсем частном. А и в том и в другом варианте есть множество недостатков. В первом – банально слишком медленно раскручивающийся маховик государственной машины, ну бесполезно обращаться в различные фонды с заявлением, что вот прямо сейчас надо взять и спасти ребенка, причем, заметьте ребенка, который еще и сопротивляться спасению наверняка будет… L (кстати, те же кошки/собаки тоже сопротивляются, так народ специально тратит деньги на профессиональных ловцов, а затем тренеров/зоопсихологов, но это так к слову) Ну а про второй случай всё ещё понятнее – один в поле не воин, то есть здорово, что такие люди есть, и даже один день одного ребенка прожитый счастливо - это замечательно, но всё же тоже не совсем про то. Я бы действительно хотела бы, чтобы существовала организация работающая по принципу «пес и кот», но направленная на детей, чтобы также писали: «СОС нашли девочку/мальчика такого то с теми то проблемами, забрали на передержку, нужны деньги на обследование у врача, нужны такие то лекарства, нужны фото для пиара, для пристройства в хорошие руки.» Оно может, конечно, и малость цинично звучит и сравнивать «наше всё» с какими то собаками это никак нельзя. Но, мне бы действительно хотелось, чтобы весьма отработанная на собаках (ну почти как в правильном научном эксперименте) схема применилась бы и к детям. Я никого не обвиняю в данном случае, я и сама, скорее, не готова ходить с плакатом «а как ты помог малолетним бродяжкам?» Думаю, что во многом ОЧЕНЬ мешают законы, призванные как раз защищать детей, по которым явно нельзя выстрелить в ребёнка снотворным, а потом держать в клетке пока не привыкнет (утрирую, конечно). Но ведь и законы они нашего общества…Действительно никого не обвиняю, разве что себя саму, за то что ничего не пытаюсь сделать, отговариваясь тем, что вижу только те два пути, про которые уже писала… Но и впрямь безмерно удивляюсь, что «пес и кот» есть, а «мальчик и девочка» или, скажем, «ребенок и старик» отсутствует…
 

ELIJAH

Самец :)
Награды
7
Умер человек. Его пес рядом лег и тоже умер.
И вот душа человека стоит перед вратами с надписью "Рай" и рядом душа собаки. На вратах надпись: "с собаками вход воспрещен! ". Не вошел человек в эти врата, прошел мимо.
Идут они по дороге, вторые врата, на которых ничего не написано, только рядом старец сидит.
- Простите, уважаемый...
- Петр я.
- А что за этими воротами?
- Рай.
- А с собакой можно?
- Конечно!
- А там, раньше, что за врата?
- В Ад. До Рая доходят только те, кто не бросают друзей.
 

dimax

Модератор
Награды
6
Мой муж 3 года за рулём. У него очень неплохая машинка (была). Он привык рассчитывать на неё и не боялся ездить. Его подрезал такой же молодой, бесстрашный, шустрый – на очень хорошей машинке
(Х5). Результат: у мужа компрессионный перелом позвоночника в поясничном отделе.

Если бы он не увернулся от удара и не въехал в этот бордюр, возможно, оба были бы на том свете.

Это очень страшно, когда за одну секунду рушатся все планы, перспективы, возможности. Когда ты из цветущего мощного человека превращаешься в беспомощного младенца, который не может двигаться и
самостоятельно ходить в туалет. Это так страшно, что на второй план отходит абсолютно всё.

Что я хотела бы сказать тем, что за рулём 3 года. Даже не месяц или два, а именно 2-3 года.

1. 60 КМ/Ч = СЕМНАДЦАТЬ МЕТРОВ В СЕКУНДУ. 100 КМ/Ч = 28 МЕТРОВ В СЕКУНДУ.
2. Вы не умеете водить.

3. Вам кажется, что вы уже опытный водитель, поскольку с вами ничего серьезного не случилось до сих пор – так вот. ПОКА не случилось. И вы НЕ опытный водитель.
4. Никогда НЕ РАССЧИТЫВАЙТЕ НА ВАШУ МАШИНУ, какой бы крутой она ни была, какая бы ни была у неё система подруливания, курсовой устойчивости, подушки, абс и прочее – вы должны ездить так, как
будто бы вы на раздолбанной шесткерке с лысой резиной. На картонной коробке – и понимать, что ЛЮБОЕ столкновение может стоить здоровья.
5. ДА ЭТО ОБЯЗАТЕЛЬНО – ПРИСТЁГИВАЙТЕСЬ!!!!!! Смотрите внимательно краш-тесты на ютьюбе. И представляйте, как ваши МАМА С ПАПОЙ, сидя на заднем сидении не пристёгнутыми, во время аварии
БЬЮТСЯ ГОЛОВАМИ И УМИРАЮТ от этих ударов со страшными гематомами, а ваш непристёгнутый ребёнок летит при столкновении через весь салон, бьётся головой о стекло и крышу авто и возвращается на место
уже мёртвым. ВЫ ВИНОВАТЫ В ЭТОМ даже если вы при этом вылетели через лобовое на дорогу и умерли.
6. Держите СПИНКУ ВОДИТЕЛЬСКОГО СИДЕНИЯ РОВНО. Это поможет не поломать позвонки от инерции. Также это поможет не удариться виском о боковую стойку и остаться в живых.
7. Включайте чёртовы ПОВОРОТНИКИ. ДАЖЕ если вы думаете, что вы на дороге или во дворах в одиночестве.
8. Уворачивайтесь только если другой возможности ВЫЖИТЬ нет. По ПДД в аварийной ситуации следует применять экстренное торможение, не изменяя траектории движения. Если вы изменили траекторию
движения и столкнулись с чем-то ВЫ ВИНОВАТЫ, даже если вас кто-то подрезал.
9. Рассчитывайте только на себя, на свою внимательность и осторожность. Не соблюдение этого пункта ведет к тому, что вы ХАМЕЕТЕ И ТЕРЯЕТЕ СТРАХ. А когда вы теряете страх – вы представляете
опасность для себя и других людей.
10. БОЙТЕСЬ ОБОЧИНЫ. Особенно, когда дорога мокрая, лежит снег или жидкая грязь. Бойтесь аквапланирования во время дождя. Бойтесь льда, льда со снегом и реагентов.
11. Не думайте, что от вас на дороге зависит всё. 50% зависит и от того, другого, у которого нет мозга или с машиной что-то случилось. Или его тоже подрезал кто-то и он уворачивается…
12. Бойтесь скоплений и кучек автолюбителей – не торопитесь их обгонять на 120 по левой свободной. Велика вероятность, что какой-нибудь на москвиче 2141 вдруг решит сам всех обогнать и вырулит
на скорости 40 в эту самую левую. В общем, если кто-то тормозит и кучкуется – на то, как правило, есть причина, помимо тупости «этих козлов».
13. ТОРМОЗИТЕ ЗАРАНЕЕ, а не тогда, когда вы уже подъехали к заднице впереди едущей машине.
14. ТОРМОЗИТЕ ДО ПОВОРОТА, а не во время его. При выходе из поворота – газ (передний привод вытянет)
15. Пропускайте тех, кому не терпится. Мало ли, может человек нервничает, торопится, просто кретин с шилом в заду… пусть едет, целее будете.
16. Обращайте внимание на тех, кто на дороге дёргается. На тех, кто не в состоянии ехать в своей полосе. На тех, кто сейчас, возможно, без поворотника и предупреждения сменит ряд и окажется
перед вашим капотом.
17. Когда поворачиваете налево под стрелку, следите, чтобы кто-нибудь не подрезал справа.
18. ПОМНИТЕ О СЛЕПЫХ ЗОНАХ. Чем больше машина, тем больше у неё мертвых зон – ВАС МОГУТ НЕ ВИДЕТЬ водители джипов или больших грузовиков, если вы сбоку. Также много слепых зон у праворульных
машин.
19. Не подрезайте Камазы и другие большегрузы. Им очень трудно быстро затормозить.
20. Если вы перестраиваетесь из левого ряда правее, а у вас справа автобус какой-нибудь или грузовик, перестраивайтесь так, чтобы вас мог заметить человек, который так же точно хочет влезть
перед этим автобусом, но из правого ряда – этот самый обгон справа, который раньше был запрещён. Велик шанс столкнуться перед этим грузовиком и автобусом и оказаться под ним.
21. Глупо, наверное, писать о том, что не стоит обгонять в слепых поворотах или на горках?
22. В общем – БУДЬТЕ ЗДОРОВЫ!
 

dimax

Модератор
Награды
6
– Здравствуйте, Хранитель. Я за назначением.
– Новенький, – послышался ворчливый голос Хранителя. – Ты от этих земных штучек отвыкай! И чем скорее, тем лучше.
– Я... А что? – удивился Ангел.
– Ты кому здравия-то пожелал? Тут живых-то нет, хе-хе, – усмехнулся Хранитель, но тут же сменил тон на серьезный. – Проинструктирован?
– Эээ…
– Ясно, значит мимо ушей все. С кем приходится работать… – опять заворчал Хранитель. – Значит так, самое основное: спасаем три раза. Три! Запомнил? Поэтому ориентируйся по обстановке. Видишь, что человек без тебя выкарабкается, так не лезь лишний-то раз, понял? Я тут тебе неплохой материал подобрал. Если ничего не напортишь, так до восьмидесяти лет доживет твоя подопечная…
– А как я узнаю, когда… ну, когда вмешиваться?
Хранитель рассердился:
– Я за тебя работу что ли делать буду?! Давай, вперед! Да, и самое главное уясни: в чужую судьбу не лезть! Вот прямо перво-наперво запомни – не вмешиваться!
«Нужно больно, – подумал Ангел, – тут со своей бы подопечной не сплоховать».
Хранитель горестно вздохнул, зная наперед все ошибки новичков…

Ангел заглянул в детскую кроватку и облегченно вздохнул. Малышка сладко спала, улыбаясь во сне. Слезы еще не успели высохнуть на пухлых щечках. Кажется, в этот раз его помощь все-таки не потребуется. Несколько капель лекарства спасли ребенка от этих жутких колик, будь они неладны. Еще несколько минут назад малышка так надрывно плакала, что Ангел уже было подумал, что его время пришло. Нервная работенка, да… Но постепенно к детским болезням Ангел привык, благо мама его подопечной попалась адекватная. Он с благодарностью вспомнил Хранителя – наверное, все-таки новичкам сложные случаи не подбрасывают.

Нет, рано он подумал об этой барышне хорошо! Ну, вот зачем она потащила трехлетнее дитя на море, одна, в плацкарте и с пересадками?! Если бы Ангел мог, он бы поседел еще в метро на этом жутком эскалаторе. В вагоне метро не удержался, оттолкнул руку какого-то неприятного типа от сумочки с деньгами. И виновато оглянулся по сторонам – имел ли он полномочия так поступать?

Первые дни на море Ангел нервничал, потом успокоился. Мама подопечной отлично справлялась с ее защитой. В холодную воду не тащила, опасные продукты не покупала, без присмотра не оставляла. В такие моменты он чувствовал себя не слишком-то нужным.

В тот день были сильные волны. Впрочем, некоторые все-таки умудрялись купаться, не желая упускать ни единой минуты своего долгожданного отпуска. Подопечная с благоразумной родительницей сидела под навесом, сосредоточенно раскладывая на покрывале ракушки и красивые камушки. На волнах с хохотом прыгали отчаянные подростки. Но море становились все яростнее, волны все выше, и дети, наконец, оставили свое опасное занятие.

Родительница, поглядывая на усиливавшийся шторм, начала собирать вещи. И тут Ангел заметил, что в воде остался еще один ребенок, белокурый мальчик лет десяти, который торопливо плыл к берегу. Но волна уже поднималась. Он не успеет, не успеет! Спасти? Но ведь нельзя, это чужой подопечный… Времени на рассуждения не оставалось, Ангел накрыл собой ребенка, и волна испуганно отступила. Он тут же оглянулся на свою подопечную, но все было спокойно – ребенок шагал за руку с мамой по направлению к парку…

– Вот скажи мне, ты глухой али глупый? – Хранитель был раздражен. – Я тебе говорил не вмешиваться, говорил?
– Что плохого я сделал? Ведь никто не пострадал. В чем виноват ребенок?
– Виновааат… тоже мне… Вот поработаешь с мое, забудешь такие слова! Есть правила, не дураками придуманные! Иди, и в следующий раз меньше по сторонам смотри, понял?!
Ангел не ожидал такого «радушного» приема. Да, он нарушил правила, но он спас жизнь мальчика. Где вообще был его ангел?! «Надеюсь, этому лентяю хотя бы попало сильнее меня», – подумал Ангел.

Малышка росла, Ангел был рядом с ней каждую минуту. Дважды ему приходилось вмешиваться в судьбу подопечной, которая выросла, вышла замуж и родила двоих сыновей. Один раз он уберег ее от неуправляемого автомобиля, второй – от смерти во время тяжелых родов. Ангел волновался, ведь его подопечной было всего тридцать четыре, а осталась только одна возможность спасения. Много это или мало? Он постоянно думал о том, что, возможно, автомобиль успел бы свернуть, или врачи справились бы и без его помощи.

Кажется, именно такие мысли наполняли разум Ангела, когда он сопровождал молодую женщину поздним зимним вечером. Когда в темном переулке показался мужчина, и в руке у него что-то блеснуло, Ангел напрягся. Но он был спокоен, ведь осталась еще одна возможность спасти подопечную. Женщина вскрикнула, увидев нож. Мужчина усмехнулся и сказал:

– Ты не сможешь ее защитить, только смотреть.
– Что вы…
– Я не к тебе обращаюсь, к нему!

И Ангел понял, что каким-то образом мужчина его видит. И самое ужасное – он узнал лицо насильника. Хотя, в последний раз Ангел видел его десятилетним мальчиком, спасающимся от волны. Те же белокурые кудри выглядывали из-под шапки, а вот взгляд пронзительно-синих глаз изменился… Как мог тот мальчик вырасти в убийцу? Ангел заслонил собой женщину, но тут же почувствовал, что не может дать ей защиту. Но как же правила?! «Спасаем три раза», – так говорил Хранитель.

Мужчина подходил ближе, женщина словно оцепенела, она не могла двигаться и кричать. Ангел судорожно думал, мысленно призывая Хранителя. Но ответа «оттуда» не последовало. Возможно, спасая в тот раз ребенка, он отдал ему третью возможность защиты своей подопечной? Что же теперь делать? Что там написано в инструкции?

Ангел вспомнил, как когда-то, совершенно не понимая, как он это сделал, он оттолкнул руку воришки от сумки с деньгами. Но несколько попыток проделать то же самое с мужчиной провалились – власти над ним не было. Наконец, Ангел посмотрел наверх, и в голове у него прояснились. Отлично! Он взмыл в воздух, сосредоточившись только на одной мысли – ударить. Ах, какое счастье, что в этот день уборочная служба не успела снять эту гигантскую сосульку с навеса…

– Ловко, – Хранитель усмехнулся.
– То есть, вы не будете меня… эээ… ругать за то, что я убил человека?
– А его и не должно было быть. Как можно наказывать за убийство того, кого уже давно не должно было быть на земле?

Ангел надолго задумался, потом, наконец, спросил:
– Почему в тот раз, никто не спасал его от волны?
– Правильный вопрос, – Хранитель хитро подмигнул. – Видишь, какое дело, у таких людей не бывает ангелов. Не положено гнилые душонки охранять. Зато, как ты мог убедиться, сами они вас видят. Злятся, мстят… иногда сами не знают, за что.
– А почему я не смог заслонить ее от беды в третий раз? Ведь была же третья возможность? Неужели я потратил ее на него?!
– А вы, ангелы, перед такими людьми бессильны. Если вот только сосулькой долбануть, – улыбнулся Хранитель. – И то не каждый догадается.
– Но… то есть я смогу спасти ее еще раз?
– Почему один? Да хоть сто раз спасай!
– Но инструкция! Вы же мне сами говорили – что спасаем три раза…

Хранитель громко засмеялся.
– Вот, вы новенькие все такие… забавные. Уверен, что ты совершенно не помнишь свой инструктаж. Это потому что нет никаких инструкций. А про три раза я тебе говорил, чтоб ты на каждую мелочь-то со своей помощью не бросался. Люди, понимаешь, должны своей жизнью жить, делать ошибки и выводы из них, понимаешь? А мы уж – крайняя мера. А новички со своей гиперответственностью все соломкой застилают, растлевают душу-то. Так-то… Но про неприкосновенность чужой судьбы – это я тебе серьезно говорю.
– Все-таки правило?
– Вот бестолковый! Совет…


Лена Максимова
 

dimax

Модератор
Награды
6
Про такси и грехи
Автор: masun Теги:http://urod.ru/tag//
spacer.gif

Давеча вызвал такси. Ставил машину на ремонт в отдаленном населенном пункте надо было как-то возвращаться. Диспетчер с радостными нотками в голосе обещала колесницу через 10 минут. Колесница не появилась и через 20. Через пол часа послышался отдаленный грохот. Было похоже, что в преддверии дня космонавтики, колесница отбрасывает ненужные ступени. Потом появилось само чудо инженерной мысли цвета каловых масс. Сразу вспомнилась сказка про Царевну-Лягушку: «Это моя лягушонка в коробчёнке едет». Мысленно перекрестившись по православному и по католическому, на всякий случай, сделав намаз, сел на переднее сидение. Таксист, пытаясь перекричать рев спускаемого аппарата, предложил сильнее захлопывать дверь. С четвертого раза получилось.
Тронулись. Пытаемся выехать из ямки на асфальт. Видимость в обе стороны больше километра. Но пепелац в таком скотском состоянии, что не успеваем выехать несколько раз, постоянно кто-то мчится. В конце концов, чудом уворачиваемся от трактора, несущегося со скоростью 20 км. в час. Водитель сильно извиняется. Раньше таксовал на своей Ауди. Теперь не рискует. Во первых, после зимы весь асфальт освобождается от асфальта, и в колдоёбинах можно оставить половину машины.


Во вторых, по телевизору говорят про какой-то указ, по которому надо лицензию иметь и всякую другую херню, вплоть до раскраски боевой машины в цвета испанского флага, иначе финансовые кары. Вот и записался таксист в фирму, где такую машину ему и выдали. Хозяин фирмы воспользовался тем, что программа утилизации закончилась, а от хлама избавились не все, скупил скобяные отходы по всей Ленинградской области. Условие было одно – транспорт не надо толкать.
Лицо русской национальности жопой прочувствовало конъюнктуру рынка. Ржавчина на рыдванах была закрашена желтой половой краской с надписями про такси и номерами телефонов. Таксисты наняты по простой схеме. Каждый день 300 рублей хозяину и 200 рублей диспетчеру, остальное себе. С помощью волосатых рук и изменений в законодательстве про техосмотр и страхование, все раритеты времен первых полетов в космос оказались вполне пригодными для перевозки пассажиров. Учитывая, что себестоимость машины 3-5 тыс. рублей плюс страховка-техосмотр, расходы покрылись за один месяц – февраль. В частности, данный роскошный седан ВАЗ 2103 1983 года выпуска, доезжает последние деньки. Качество советских автомобилей поистине безгарнично, какая-нибудь тевтонская мощь в таком состоянии превратилась бы в конструктор «Собери Машинку». А данное изделие передвигается, да еще и на 76 бензине, который за рубежами нашей родины считают отходом нефтепереработки.
У транспорта есть недостатки, но есть и преимущества. Трещины на лобовом стекле немного препятствуют видеть, день на улице или ночь, но аккуратно прогнившие по периметру отверстия компенсируют этот незначительный недостаток. Поскольку печка не работает, весь февраль приходилось отапливаться примусом, закрепленном на кронштейне перед пассажирским сиденьем. Теперь на этот кронштейн очень удобно ставить ноги и сошкрябывать об него грязь с ботинок. Грязь беспрепятственно опадает прямо на проезжую часть через технологические отверстия в полу, прикрытые ковриками. Через эти отверстия можно визуально оценивать качество дорожного полотна, очень удобно. И кондиционер не нужен, даже окна пусть не открываются: сдвинул коврик – дует ветер. Отсутствующий глушитель успокаивает, ибо заглушает звуки от вываливания излишних деталей при езде.
Самое главное, со слов водителя, это безопасность. Ремни безопасности застегиваются не на какую-то вялую защелку. Меня водитель прикрутил к корпусу калёным болтом с помощью гаечного ключа на 22. Сам он, по-видимому, вообще прихвачен точечной сваркой. Все равно водительская дверь не открывается, так зачем выходить до конца рабочего дня? Нужду можно справить и прямо на асфальт, сдвинув коврик. Вообще очень удобно бороться с неплательщиками. Не давать пассажиру ключ на 22, пока не расплатится за поездку. Очень удобная машина. Только по лужам не очень комфортно ездить. Поэтому некоторые дырочки заткнуты окурками.
Оно мало того, что едет. Оно еще и обгоняет некоторые машины! Правда у меня перед глазами вся жизнь промелькала за время этого затяжного обгона. Даже вспомнил, как меня мама водила на электрофорез в четыре года и мы кошек считали на улице. Еще подумал, не дай бог сейчас расшибиться, ведь сразу в ад попаду. Там конечно тепло, но я лучше тут весну подожду нормальную. Я кстати недавно узнал, что я страшный грешник. Просто демон во плоти. Когда мы Настю крестили в церкви, там поп долго беседовал и с Настей и с Сашей. Говорил, что христианство и так дело серьезное, а православие – это вообще практически нанотехнологии. Не то, чтобы отговаривал, но предупреждал, что будут трудности. Очень тяжело быть безгрешным, поэтому надо постоянно ходить исповедоваться, называется «причастие». К которому надо готовиться и вспоминать все грехи.
Про грехи ничего объяснять не стал, отослал к первоисточникам. Посоветовал у бабок церковных ничего не спрашивать, они про подготовку к причастию знают только одно – после 24 часов ничего есть нельзя, если утром исповедоваться. Исповедь совершается натощак, как анализ крови на сахар. Из первоисточников посоветовал взять бесплатные листовки в свечной лавке. После крещения мы пошли за листовками напечатанными на компьютере. Церковные бабки их нам дали бесплатно, но все равно втюхали какие-то брошюрки по 20 рублей. Брошюрки называются «Готовимся к исповеди», там тот же текст, что и в бесплатных, только с орфографическими ошибками. Бабки, как поп и обещал, сказали, что самый страшный грех это не убийство, это когда ешь после 24 часов.
Почитав продукт печатной мысли я пришел в уныние. Там перечислены такие грехи, что прямо страшно становится. Вот вы думаете, что если никого не убивать, ничего не воровать, не желать чужой жены не чревоугодничать, не гордиться, не творить себе кумиров, чтить родителей и не работать по субботам вы будете безгрешными? Щас! Недостаточно даже совсем забыть про блуд, проголосовать за Путина, раздать все свое добро нищим скупить в церкви все свечки. Грехи подкарауливают вас везде, буквально на каждом углу. Прочитал гороскоп? Грех. Быстро исповедоваться. Поставил вазочку по фэньшую – это вообще ересь, скажи спасибо, что нет у нас Инквизиции. Всякие гадания, экстрасенсы, предсказания, черные кошки через дорогу, женщины с ведрами – все это грех. Очень меня поразило, что для церкви пьяный в говно прихожанин лучше, чем закодированный алкоголик. Кодирование – страшный грех. Я даже помыслил выйти из лона церкви, но передумал резко из-за последнего абзаца.
Там было написано, что уринотерапия – это сатанизм!
Я истинно православный, никогда не буду заниматься сатанизмом.
 

dimax

Модератор
Награды
6
Смотрел я на Дурова, кидающего деньги в толпу и вспомнил другой, но очень похожий случай из своего детства. На дворе были 90-е, я учился в обыкновенной районной школе, где, как и в других таких же школах, вместо валюты у школьников были вкладыши от жевачек Turbo (чего, естественно, нынешней школоте не понять). Один мой удачливый товарищ выиграл толстенную пачку этих самых вкладышей, фактически, сорвал джекпот и все смотрели на него с завистью и восхищением, точно как на случайного миллионера в казино. Товарищ тот был широкой души человек, а может, просто любил покуражиться и поглумиться над другими детьми, теперь уж точно не скажешь, однако дальнейшие его действия запомнились мне очень хорошо. Тут надо сказать, что казино, где был сорван джекпот, находилось в рекреации на третьем этаже типичной советской школы, недалеко от лестницы, что, вероятно, сыграло немалую роль в развитии дальнейших событий. Лестница заканчивалась площадкой, отгороженной от пролёта перилами, получался своеобразный балкон, к которому и направился новоявленный миллионер, держа высоко над головой своё состояние и с криком "кидаю на шару". Внизу, на лестнице, моментально собралась толпа — пачка полетела вниз, рассыпаясь в разные стороны, навстречу растопыренным рукам. Школьники немедленно завязали толкотню, едва не доходящую до рукоприкладства, в попытках схватить как можно больше "денег", выглядя натурально как стая бандерлогов. Тогда я не смог объяснить себе отчётливо, почему меня нет среди них, просто что-то внутри меня остановило, я знал, что это унизительно, хотя вкладыши я тоже собирал, тоже играл на них - но такую цену платить не хотел.
Намного позже, уже будучи взрослым человеком, я осознал, чем именно отличается человек от животного — вовсе даже не разумом, как кажется на первый взгляд, это необходимое, но не недостаточное условие. Человека делает человеком наличие идеалов, святых вещей, которыми он никогда не поступится и во имя которых не только умеет подчинять свои животные инстинкты, но и готов умереть за них.
Иллюстрацией, примером справедливости этого утверждения может быть группа советских военнопленных, одна из многих групп, которые наверняка вели себя точно также. Когда для съёмки пропагандистского кино про низшую расу, животных, воспитанных режимом жидов-большевиков фашисты кидали в толпу измученных многодневным голодом людей буханку хлеба, они не дрались за хлеб, они поделили его поровну, чем очень огорчили представителей "высшей расы". Как же, наверное, больно наблюдать им, ещё оставшимся в живых ЛЮДЯМ, во что превратились их потомки — в стаю бандерлогов, сытых и беспринципных, которые в погоне за призрачными псевдоидеалами красивой западной жизни, колбасой, шмотками, квартирами, машинами и прочими благами общества потребления легко заплатили ту страшную, как я теперь понимаю цену за вкладыши Turbo для взрослых — свою человеческую сущность.
 

dimax

Модератор
Награды
6
ДЫРЫ ВО ВРЕМЕНИ
Рано или поздно мы все за редким исключением умрем и это обидно.
Но чтобы не было так грустно, судьба иногда развлекает нас дырами во
времени. Конечно же с точки зрения въедливого историка с калькулятором,
никаких дыр-то и нет, но мы-то с вами не перестаем удивляться, значит
они все-таки есть и в каждой семье они свои.
Моя мамочка – не древняя старушка, ей всего 65 и она хулиганка в
кроссовках.
У нее был папа - мой дедушка Петя, у дедушки тоже была мама – бабушка
моей мамы, как и все бабушки, она была доброй и в то же время строгой к
моей хулиганке маме...
Но вернемся к дырам... Кроме моего деда, мамина бабушка родила еще
восемь детей, и все мальчики, так вот один из них, будучи старшим
офицером, погиб на войне.
... На Русско–Японской войне 1905 года...
Историк задергался, защелкал калькулятором, но все сошлось и он
успокоился... Секрет в том, что старшему сыну было под тридцать, когда в
1905-ом году родился его братик Петруша (мой дед). Моя мама тоже довольно
поздний ребенок, а мамина бабушка дожила до ста семи лет в семье у
своего младшенького сыночка Петруши. Все довольно прозаично, но все же у
меня не укладывается в голове, что родной дядя моей мамы-хулиганки,
царский офицер, воевавший в 1905-м...
Это маленькая частная дыра во времени моей семьи, но вот тесть рассказал
мне свою историю об огромной дырище во времени, и не просто дырище, а с
диким сквозняком из позапрошлого столетия.
Она наверняка будет интересна всем.
Мой тесть, тоже не древний дед, обычный солидный мужик в модном костюме
со шлейфом дорогого парфюма. По сути мальчишка, ему всего чуть-чуть за
шестьдесят.
Когда тесть был студентом, у них в институте преподавал один старый
профессор лет восьмидесяти. Человек с многоэтажной судьбой. Родился в
Париже, потом эмигрировал с родителями в Петербург, поближе к своим
русским корням, родители его рано умерли, но французскому пареньку
грустить было некогда – на дворе Октябрьский переворот. Так и прожил он
всю свою оставшуюся жизнь в совдепии, обучая любимых студентов и так до
конца не избавившись от грассирующей «р-р-р-р».
Старик как-то рассказал незамысловатую историю из своей длинной жизни. И
открывшуюся его рассказом дыру во времени уже никто в аудитории забыть
не смог, в том числе мой тесть первокурсник и даже я узнавший эту
историю через много лет.
А вот и сам его рассказ:

- Еще до приезда в Россию, когда я жил во Франции, мы с родителями
привычно прогуливались по Елисейским полям. Родители постоянно встречали
каких-то знакомых, раскланивались, останавливались поговорить, а я
восьмилетний мальчик нетерпеливо пережидал эти остановки и мы, наконец,
шли дальше, до следующего знакомца нашей семьи.
Вдруг ни с того ни с сего мы остановились, папа сделался серьезным и
сказал:
- Сынок, видишь навстречу идет старик в цилиндре и с тростью?
- Ну вижу, и что?
- Это наш старый знакомый, мы сейчас поравняемся с ним, поздороваемся и
немножко поболтаем, а ты не теряй времени, смотри на него во все глаза и
хорошенько его запомни...
Встретились, поздоровались, пять минут поговорили о погоде, я
внимательно вглядывался в лицо этого высокого седого старика, на
прощание он потрепал меня по голове, мы раскланялись и пошли с
родителями своей дорогой.
Папа:
- Ну что, ты его хорошо запомнил?
- Да, хорошо, а кто это?
- Сейчас ты не поймешь, но когда подрастешь, то оценишь и уж во всяком
случае всю свою жизнь будешь вспоминать нашу сегодняшнюю встречу с ним.
Его зовут Жорж Шарль д’Антес...
 

dimax

Модератор
Награды
6
Пролог.

Когда-то Генрих Боровик очень любил в своей "Международной панораме" перекрестные сюжеты на тему "Два мира".

Вроде того:
"...Наша съемочная группа на Манхеттене. В сердце деловой Америки. Сегодня в Нью-Йорке прекрасная погода, в фасадах небоскребов отражается утреннее июньское солнце. Но невесело в это утро простым американцам..."

Сюжет выглядел как два коротких интервью, в которых два человека, схожего возраста, одной профессии, примерно одного социального статуса, описывали свое житье. А зрителю предоставлялась возможность "почувствовать разницу" и в очередной раз убедиться в правильности нашего курса и так далее. Не так давно жизнь подкинула материалец для схожего сюжета.

Итак.

Мой приятель, австриец Гюнтер. Руководитель среднего звена.
Ему 37. Пятнадцатый год работает в одной фирме. Не в глобальной корпорации, не в промышленном монстре. Крепкая фирма-середняк, человек 400 народу. (Там все, что до 300 считается "малым средним"). Не то, чтобы "пашет как проклятый", но если того требует необходимость- может работать сколько надо. За "сколько надо" ему и заплатят. Начинал с "муравья". Так у них называется младший персонал. Сейчас Гюнтер вроде бы координатор направления или как-то так... В общем, трудился добросовестно и поднимался соответственно. Сейчас его статус позволяет ему купить автомобиль за счет фирмы. Правда, не дороже 41 000 евро. Но, Гюнтер не расстроился. Подобрал себе скромный Audi A5...
В общем, Гюнтер "занял эшелон" и теперь угрозу для его будущего может представлять разве что мировая война, революция или чудовищный природный катаклизм.
Чтобы уволить Гюнтера по всем правилам (читаем - заплатить отступного, обеспечить ему все полагающиеся социальные компенсации и найти специалиста на его место) нужен такой убийственный повод, стечение таких обстоятельств, которые могут оправдать такие затраты.
Гюнтеру нравится его работа. Он собирается обзаводиться домом и детьми.

Мой приятель, русский Витя. Вроде руководитель, а на самом деле - хрен его знает.
Ему 39. Пятнадцатый год пашет в одной отрасли. В серьезной отрасли. Два года назад "повысился" - перешел в головную структуру, сменил каску на пиджак. Сейчас его статус позволяет ему по малейшему поводу быть лишенным премии, которая начисляется дифференцировано, а также привилегию ежемесячно посещать высокое руководство, чтобы осведомиться, когда он получит то, что ему обещали, принимая на работу два года назад.
Также он имеет право на защиту. То есть, может, если повезет, убедить начальство, что тот косяк, за который его пытаются наказать - вовсе не его косяк и быть им не может, потому что Витя был в отпуске, а косячил в это время племянник кореша замдиректора.
Кроме того, специалист его уровня имеет возможность регулярно выслушивать обвинения в черной неблагодарности, мол, радуйся, что вообще сюда попал, не нравится - пошел нахер.
Чтобы уволить Витю никаких затрат не потребуется. Для того, чтобы сделать его жизнь невыносимой и спровоцировать "по собственному" есть масса всевозможых средств. Нужно только терпение и время.
Витя опасается за свою психику, привыкает к афабазолу и всерьез подумывает над вариантом "нахер".
 
Сверху