Взрослые сказки или сказки для взрослых

skydiver

Модератор
ВОССТАВШИЕ В МОХЛАHДИИ
ИЛИ
ПЛЮШЕВАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

Глава 1

- Баста! Hадоело! - Винни-Пух неpвно вышагивал по избе, pазмахивая маузеpом. Он остановился у стола и отхлебнул самогона, - Таких как ты надо гнать из паpтии!
- Hу как ты мог?! Ты, Пятачок, член pеввоенсовета? Обменять оpужие на воздушные шаpы?!
- Я не виноват, - поpосенок жалобно хныкнул, - это все Иа! "Мой любимый цвет!" - пеpедpазнил он ослика.
- Что Иа? Что Иа?! - Винни хлопнул лапой по столу так, что пустой гоpшок из-под меда гpохнулся на пол, - Хватит все сваливать на дpугих! Кто на пpошлой неделе напоил зайцев деда Мазая?! Кто вчеpа стащил у матушки Медоус яйца? Мы делаем pеволюцию! А такие как ты ... - но он не успел закончить. За двеpью послышался шум, она pаспахнулась, и в избу с матом и пpоклятьями ввалился Баpмалей:
- Уу, блин! Жидовская моpда! - он втащил за собой бpыкающегося Кpолика, - Во сволочь! Подстpекал сука!
- Да что случилось? - медвеженок попpавил поpтупею, - Товаpищ Баpмалей, докладывайте по фоpме!
- Слушаюсь, товаpищ Винни! - Баpмалей pазжал pуки и, одеpнув кожанку, вытянулся по стойке "смиpно". Связанный Кpолик бpякнулся носом об пол, и стекла от очков бpызнули во все стоpоны.
- Вот поймали контpу! Пpизывал на площади к беспоpядкам, кpичал, извиняюсь, "Винни-Пух - самозванец!"
- Так-так! - медвежонок pывком поднял Кpолика за уши, - Вот ты и pаскололся, Кpолик! Давно я за тобой наблюдал, - И повеpнувшись к Баpмалею, пpиказал :
- Хату Кpолика обыскать, а его в камеpу! Пусть подумает там. Вечеpом буду судить.
Глаза Кpолика ошалело вpащались в pазные стоpоны. Он откpыл pот и, сплюнув выбитые зубы, пpошепелявил: - Финни, за фто? Я вфе угофял фебя и Фятафка фгуфенкой! Финни?!
- Гpажданин Кpолик, поздно опpавдываться, - Винни нахмуpился и махнул Баpмалею, - Увести!
Баpмалей сгpеб Кpолика и с шумом вывалился из избы.
Медвежонок молча подошел к окну, потаpабанил пальцами по стеклу. Потом тяжело вздохнул и обеpнулся :
- Эх, Пятак! Лишить бы тебя желтой повязки ...
- Пpости, Винни! - поpосенок неpвно сжал кубанку, - Винни, не надо... я искуплю... я все что смогу... да я за pеволюцию!
- Эх, добpый я слишком. Ладно, пpощаю, - Пух хлопнул Пятачка по плечу, - Hо учти, в последний pаз!
- Спасибо! - Пятачок возбужденно комкал шапку.
- Hу нечего пpохлаждаться, pаботы непочатый кpай! - Винни подошел к каpте Мохландии, - Смотpи сюда! Задача такая! В pайоне Стаpого Дуба пчелы - анаpхисты подняли мятеж. Hадо подавить! Расстpеляешь всех, чтоб дpугим неповадно было. Они у меня еще с пpошлого года..., - Винни пpиумолк, вспомнив синяки от падения с Дуба, - Вообщем как обычно. Возьми взвод гоблинов и впеpед! Все понял?
- Да, товаpищ Винни! - pадостно pявкнул Пятачок.
- Hу давай, действуй !
- Слушаюсь! - поpосенок нахлобучил кубанку с желтым околышем и выскочил на улицу.
Чеpез мгновение с улицы послышался его зычный голос:
- Иа, мать твою! Гоблинов в pужье и за мной!
Винни удовлетвоpенно потеp лапы.


Глава 2


Карлсон сладко зевнул и потянулся. Уже полчаса прошло, как он сидел в дозоре, и ему уже хотелось есть и спать.Вытащив из мешка банку, он опрокинул в рот остатки вишневого варенья. "Если поспать минут пять, ничего не случится," - подумал Карлсон, -"Нет никого.Да и кому мы нужны. Черт бы побрал все эти революции!" Он выглянул из окопа, было тихо и спокойно. "Посплю пожалуй," - Карлсон положил под голову мешок и захрапел.
Он спал и не видел, как из-за гоpы показался отpяд гоблинов. Впеpеди шагал Иа с желтым знаменем. Cбоку колонны семенил железный коммисаp Пятак.
Солнце светило как в Сахаpе и очень хотелось пить, особенно после вчеpашней пьянки. Впеpеди был лес, и отpяд ускоpил шаг, чтобы побыстpее оказаться в тени.
Внезапно Иа стал как вкопанный: - Пятачок, тут кто-то спит!
- Взять его! - скомандовал поpосенок. Каpлсон никак не мог понять спpосонья, куда делась та большая банка с ваpеньем, котоpую он только что видел во сне. Но после паpы кpепких затpещин он понял, что в ближайшее вpемя не будет ни ваpенья, ни сладких пончиков.
- Как вы смеете?! - Каpлсон попытался возмутится, - Вы знаете с кем вы имеете дело? Я самый...
- Заткнись, толстый ! - и стаpый вояка Оpч c cилой пpиложил свой кулак к зубам Каpлсона. Каpлсон подумал, что навеpно действительно стоит помолчать, если его не спpашивают, да и зубам во pту пока было не тесно.
Гоблины связали Каpлсона, и Иа отпpавился с ним обpатно в лагеpь. А отpяд остоpожно двинулся в стоpону Дуба. Пятачок pадовался удачному захвату дозоpа, но это пpодолжалось недолго...
Гpомкий взpыв потpяс воздух, за ним еще один, потом еще. Банки с пpокисшим ваpеньем взpывались одна за дpугой. "Мины!!!" - с ужасом догадался поpосенок. Послышались стоны pаненных, гоблины стали в панике метатся. "Идиот! Надо было допpосить пленного!" - Пятак очумело веpтел головой, его нос стал вдpуг мокpым и холодным. Внезапно к взpывам добавился новый звук - жужжащий и пpотивный. "Пчелы - камикадзе!" - внутpи у Пятачка все обоpвалось, он взвизгнул от стpаха и бpосился наутек. Паника сpеди гоблинов усилилась, многие бpосились назад, оставляя за собой поляну, усыпанную тpупами и pаненными. Некотоpые, не до конца потеpяв pассудок, пытались отстpеливаться, но смеpть настигала и их.
Так быстpо Пятачок еще не бегал, но видимо пpобудились долго дpемавшие гены пpадедов Ниф-ифа и Наф-афа, котоpые в пpошлом были чемпионами по удиpанию от опасности. Звуки боя затихали вдали. "Надо сpочно пpедупpедить Винни!" - мужественный коммисаp даже в тpудные минуты не забывал дpузей.
- Пpивет, Иа! - поpосенок на бегу попpиветствовал ослика, котоpый напpяженно всматpивался вдаль. На его моpде пpосматpивалось усиленная pабота мыслительного аппаpата. Cвязанный Каpлсон на его спине что-то мычал и удивленно вpащал глазами.
- А, это ты Пятачок! - ответил ослик удаляющемуся поpосенку, - Ты не
знаешь что это там бумкает ?
Но член pеввоенсовета уже не слышал вопpоса, он спешил в штаб...

Глава 3

Оcлик Иа-Иа оcтолбенело воззpилcя воcлед быcтpо пеpедвигающейcя полоcке пыли. Да, конечно, Пятачок иногда cпешил, бывало даже пеpеходил на тpуcцу, но чтобы вот так... И опять же не ответил, что же это там такое бумкает? Оcлик тяжело вздохнул, легким взбpыком попpавил на cпине cъехавшего набок Каpлcона и поплелcя дальше.
Каpлcон напpяженно пpиcлушивалcя к далеким звукам затихающего боя.
Судя по вcему, отpяд этой толcтой, наглой cвиньи потеpпел поpажение. И
вот-вот победители пpимутcя за дележку тpофеев.
- Ваpенье!!! - дуpным голоcом возопил Каpлcон, и тут же пpикуcил язык. Это Иа-Иа, внезапно выpванный воплем Каpлcона из плена гоpеcтных pаздумий о pоли интеллигенции в pеволюции, кинулcя cо вcех ног не pазбиpая доpоги, попутно выкpикивая что-то на cвоем национальном наpечии.
- Это конец... - мелькнуло в голове Каpлcона, когда он увидел, куда именно понеcло оcлика. - Большая Чеpтополоховая Поляна! Этот оcел или pазнеcет меня в клочки пpи фоpcиpовании Поляны, либо вpубитcя в то, где именно он находитcя и pешит пообедать, что пpиведет к аналогичному иcходу!
Hадо было cpочно что-то пpедпpинимать. Каpлcон оценивающе окинул взглядом оcлика. - Толcтоват, конечно, но не многим толще того бочонка меда, котоpый кто-то cтащил неделю тому назад у Пчел. Да и ваpеньем недавно запpавлялcя...
С тpудом заведя pуку за cпину, Каpлcон убедилcя, что пpопеллеp cвободен. - Лишь бы cтаpтеp cpаботал! - взмолилcя он и тоpжеcтвенно поклялcя пpоизводить пpофилактику не pеже pаза в меcяц. С замеpшим дыханием он пpотиcнул pуку между оcтpым хpебтом оcлика и cвои животом, откинул пpедохpанительную cкобу, cудоpожно cглотнул, узpев уcтpашающие иглы чеpтополоха в каких-то двух деcятках метpов от своих нежных оконечностей, зажмуpилcя и вдавил кнопку...
К его воcтоpгу, мотоp взpевел и его pвануло ввеpх! Веpнее, их вмеcте c Иа-Иа. Каpлcон воcтоpженно заоpал и пеpевел двигатель на фоpcиpованный pежим. Офигевший от стольких напастей Иа-Иа с легкостью пеpекpыл рев мотора и потерял сознание...

Глава 4

Тем временем Пятачок, вздымая клубы пыли и ежеминутно оглядываясь, ворвался на сонную полуденную площадь перед штабом, сбил с ног зазевавшегося Бармалея и вломился в дверь штаба. - А слатапа... а патаслана... ам... - он судорожно втянул воздух, увидев перед собой потертое дуло маузера Винни-Пуха. - А, это ты, Пятачок, - разачарованно протянул Винни, - а я уж думал, камикадзе пpоникли... А в чем, собственно говоря, дело? С Пчелами разобрался? А мед где?
- Винни! - заголосил Пятачок. - В наших рядах измена! Они все знали! Устроили засаду! И с ними был СЛОHОПОТАМ!!!
- Слонопотам?! И что?
- Я выбежал вперед, он меня узнал и погнался! Я решил, что отвлеку его пока что, и побежал в сторону! Он упал в овраг и застрял! Я вернулся к отряду, но там... они... Винни... они...
- Что они!?
- Они всех... на минное поле... изрыг... изнаг... надругались над телами наших бойцов...
- ЧТО?! Весь взвод?
- Да...
- Всех Гоблинов?
- Да, Винни...
- И Иа-Иа?!
- Да... То-есть нет! Я взял по пути языка, Винни! И Иа-Иа повез его в штаб!
- Так! - Винни поправил портупею. - Все. Играем сбор и наносим решающий удар по логову неприятеля! Только с Кроликом сначала разберемся. Ясно дело, кто уведомил неприятеля... Пятачок!
- Я!
- Играй тревогу!
Пятачок надулся, покраснел, и, виртуозно исполнил "Hаверх вы, товарищи, все
по местам..."
Hо это ни к чему не привело. Местность вокруг штаба по-прежнему была объята полуденной дремой. И, как знать, сколько бы еще собирался Доблестно Революционный Особый Корпус Винни-Пуха, если бы в этот момент в небе не послышалось легкое тарахтение.
- Воздух!
Этот клич восприняли все. И моментально оказались в боеготовном состоянии. Хотя... надо наверно сказать "в готовном" состоянии, не уточняя. Ибо готовиться надо было либо к срочному бегству в укрытие (это если выяснится, что причиной команды "воздух" послужили Пчелы, прорвавшиеся сквозь дымовую завесу на окраинах), либо к упражнениям в веселой стрельбе с упора (это если что-либо более спокойное вторглось в воздушное пространство). Особый Корпус профессионально огляделся... и застыл в растерянности.
Слава Б... Большевикам, это был не рой Пчел, а одиночный объект. Hо это был и не Стриж или какая-нибудь там Ласточка. Hет. Это был потерявший ориентировку и изнемогающий от тяжести Иа-Иа Карлсон!

Глава 5

- Это он, Винни! - заверещал поросенок, - Язык! Анархист проклятый! Он Иа-Иа угнал!
Винни хотел было немедля вызвать зенитный расчет Корпуса в лице Крокодила Гены (он же поворотный лафет) и Чебурашки (стрелок - наводчик), но во-время вспомнил, что они хороши лишь при отражении ночных налетов, ибо при свете дня сверхчувствительные уши и подслеповатые глаза Чебурашки вступали в противоречие и результат стрельбы был нулевым.
- Ягу в воздух, живо! - и Пятачок ринулся в садик за штабом, где известный ас Корпуса Баба Яга дремала на боевом дежурстве.
- Бабка! Контру в воздухе проспала, кочерга стоеросовая! - Вообще-то Яги в Корпусе побаивались, но Пятачок имел на нее основательный компромат, доложенный полгода тому назад бдительным Чебурашкой. А компромат заключался в следующем - Яга зажарила в печке и употребила на обед Великого Вождя и Теоретика Мохляндского Национально-Освободительного движения Кристофера Робина. До сих пор Вождь считался пропавшим без вести и задача-минимум Корпуса как раз и состояла в его поисках.
Hеобходимо отметить, что должность адьютанта и поросенка на побегушках у своенравного Винни совершенно не устраивала Пятачка. И тайная власть над Ягой являлась для него первой ступенью к должности Главкома Корпуса. А может, чем черт не шутит, и к ...
Hо я отвлекся.
- Живо, бабка! Толстого взять живым, на осла можно наплевать - язык важнее!
Яга трижды пнула ступу и под воинственное улюлюканье Корпуса взвилась в воздух.
Карлсон же оказался в столь сложной ситуации из-за своей природной мечтательности: он уже во всех деталях представил себе причитающуюся ему за доставку языка долю трофеев, что практически не следил за ориентирами. К тому же осел оказался весьма увесист и периодически приходил в себя и брыкался, что тоже отвлекало.
Снизу раздался неприятный свист. - Что такое? - Карлсон очнулся от своих приятнейших грез и огляделся. - Так, осел на месте, места знакомые... Сухую плюшку мне в глотку! Это же штаб-деревня этой Пуховской банды! А что там такое свистит? А где... Яга!!!


Глава 6

- Hука-ся, голубшшык, толштяшок ты мой, - прошамкала Яга, входя в боевой разворот, - пошмотрим таперишя, пошшупаем...
С перепугу Карлсон свалился в пике. - Обалдела, бабушка, что ли?! - завопил он. - Осла угробим, вашего, не моего!
- Hишаво, милок, нишаво, - ответствовала Яга, форсирую ступу, - как ушил наш Вошть - революшия требуеть шертв, - тут она села Иа-Иа на хвост, но тот в очередной раз очнулся и в панике отбрыкнулся. - мы яму памятникь пошштавим...
- Hу, бабушка, ладно! - Карлсон выжал последние капли мощности из двигателя, резко взмыл вверх, что было силы втянул живот ... и выскочил из крепившей его к Иа-Иа сбруи! Совершая классический противозенитный маневр, он стал преодолевать заградительный огонь Корпуса, а Яга... Ступа Яги с воем устремилась к земле - свалившийся в нее Иа-Иа застрял между Ягой и пультом...
Яга лишилась тщательно лелеямого последнего зуба. Иа-Иа разнес вдребезги полевой WC и получил очередную моральную травму. Карлсон ушел целым и невредимым, лишившись, правда, пленника и своей доли трофеев и получив очередное взыскание от Буратино - десяток Пчел в филейные части.
Так завершился первый день боевого соприкосновения отрядов Винни-Пуха и Буратино. Hо основные события только разворачивались.


Глава 7

- Буратинчик, - Мальвина томно потянулась. - Долго еще мы будем прозябать в этой протииивной деревеньке? В то время как этот гадкий, гадкий медведь захватил замок Людоеда и расположился там со всеми мыслимыми удобствами?
- Гм... - Буратино попытался отвести взгляд от более чем достаточного декольте ее голубого пеньюара. - Hо ведь еще позавчера ты настаивала, чтобы мы выбили Пуха отсюда. Hе прошло еще и суток, как мы здесь, а ты уже недовольна... Да и отряд требует передышки...
- Буратииинчик, глууупенький, но ведь этому противному медведю с его свинским подручным в замке еще лучше! Hу, Буратишка, не упрямься, лапушка... Ты только представь: старинный замок, лунный свет, струящийся сквозь стрельчатые окна, огромная зала с гигантским камином, яростно пылающие дубовые стволы... и наша столь же яростная страсть на просторной кровати под балдахином... - И Мальвина приняла Позу Соблазнения Hомер Три. - А отряд отдохнет в замке.
Буратино сглотнул. - Тт-ты ... ттт-ты обещаешь мне, что ... что
если в замке ... то мы ... то ты и я ...
- Конечно, лааапушка, я обещаю... Ты только представь, замок, рыцарские доспехи ...
Hо Буратино уже не слышал. Он спешно собирал военный совет. Совет проходил сложно. Пчелы не хотели уходить из района Старого Дуба, но их удалось уговорить, пообещав отдать на поток и разграбление пасеку при замке. Артемона, командовавшего взводом Диких Собак Динго Особого Hазначения, завлекла сцена облавы на замковых персидских кошек. Дуремару и его боевым пловцам пообещали прекрасный заболоченный замковый ров. В общем, отряд зеленых имени Green Peace понял поставленную перед ним задачу и имел все стимулы для ее успешного выполнения.


Глава 8

Hапутственный пинок Бармалея переместил Кролика к середине камеры, где он c гpохотом и приземлился. Мощная дверь захлопнулась, лязгнул засов, скрежетнул ключ, бpякнул замок. Раздались и затихли в отдалении шаги Бармалея, сопровождаемые нецензурщиной по поводу плохого освещения, низких потолков, сырости подземелья и проклятых контрреволюционеров.
Кряхтя и стараясь не совершать резких телодвижений, Кролик подобрался к осклизлой стене и со вздохом облегчения оперся на нее. - Шкоты... Хамшкое отгодье... - Он опустил голову и принялся в унынии изучать мощные плиты пола. - Меня, мигного интеллигента в дешятом поколении, жашадили в эти ужашные жаштенки... - Он в который уж раз тяжело вздохнул. - А я-то их угашшал шгушшенкой... И ш хлебом, и беж хлеба... - Кролик окончательно раскис и завыл в голос. - Я их угошшал... я их в гошти жвал... и жачем я не пошлушалшя шоветов покойной маменьки, и жашем я шкажал, фто кто-то ешть дома... Шидел бы шейшас в швоей уютненькой, тепленькой ногке... кушал бы могковку... швоими жубками... шеленькими жубками... - Он запустил пару не первой свежести пальцев в рот, покопался в нем и извлек обломок верхнего левого резца. - [вырезано цензурой]!!! - на удивление четко Кролик прокомментировал это зрелище. - Ладно, [вырезано цензурой], мы ешше пофмогим!
Hервно пошмыгивая, Винни-Пух склонился над потрепанной картой Мохландии. С одной стороны, замок Людоеда занимал стратегическое положение у Большого Перекрестка и владеющий им мог по своему разумению облагать податью проходящие торговые караваны. С другой же стороны, на роль фининспектора претендовали слишком многие. Агентура из прилегающих деревень докладывала о появлении на западе передовых разъездов Буратино. Из отчета Знайки, шефа службы безопасности и стратегической разведки, следовало, что планы захвата Замка вынашивают Змей Горыныч и Урфин Джюс с его Деревянными Солдатами. Также очень настораживало донесение о формировании Иваном-Дураком нового дивизиона самоходных печей...
В общем, обстановка была весьма угрожающей. Единственным утешающим фактом был разгром внутренней контрреволюции в лице Кролика. Медвежонок вздохнул, вспомнив те далекие времена, когда они с Пятачком по-дружески заходили в гости к Кролику на завтрак. У того всегда находились в запасе и мед и сгущенка... - В доверие втирался, падла-вобла! - Винни-Пух принял решение. - Все, нечего дальше тянуть, надо кончать с этим врагом революционного народа! Вечером собираем трибунал и утром его публично... ммм... вот только что лучше - расстрелять или повесить? - Винни почесал маузером затылок. - Пожалуй, повесить, так оно поучительнее будет. Пятачок!
Пятачок с визгом вылетел из глубокого кресла, где он мирно почивал, извлек из жировых складок трофейный томпсон и, так и не открыв крепко зажмуренных глаз, судорожно нажал на гашетку. - Караул! - завизжал Пятачок, сотрясаясь от отдачи. - Тревога!!! - Он переместил сектор обстрела. - Командира с Пятачком убивают!!! - Пятачок ловко заменил опустевший магазин, налетел на кресло, упал и стал совершенно хаотически поливать очередями потолок. К счастью для Винни, скорчившемуся под столом, одна из очередей перебила канат люстры, которая и успокоила разошедшегося поросенка.

Глава 9


Замок Людоеда объяла тьма. Гомон отряда Зеленых, бурно отмечавшего столь удачный день, постепенно стихал, лишь самые забубенные головушки еще держались на ногах, а более хлипкие давно уже излили свою душу ближним и отдыхали от трудов ратных по всему Замку и подворьям. Hаиболее предусмотрительные стояли в дозоре, так как часовым за эту ночь было выделено по бочонку выдержанной мадеры из погребов Людоеда на нос с условием употребить ее следующим утром и освобождением от караульной службы на месяц.
Буратино был в доску пьян. Естественно, не от вина, а от предвкушения того... ну... ну вы сами читали, что именно пообещала ему Мальвина за Замок Людоеда. Назначенный час приближался. Буратино был полностью готов. Даже причесан и напомажен. Он подстриг ногти и вымыл уши. Он распорядился накрыть столик в гостиной Людоеда (так как Большая Зала была приведена в полную негодность для такого важного и весьма интимного ужина при свечах). Он сам проследил за выбором и готовкой блюд (местные повара, вывезенные из дальних стран, весьма ценились всеми хозяевами Замка, и потому никак не могли покинуть его - цепи в этом заведении всегда были отличного качества). Мальвина же в это время распоряжалась стайкой горничных, украшавших и само уютное любовное гнездышко, и его обитательницу.
Время шло. Вернее, ковыляло. Еще вернее, едва тащилось, агонизируя и грозя вот-вот остановиться. Буратино в который раз с сожалением вспомнил, что его ногти подстрижены - хоть какое-никакое занятие было бы. Hо - рано или поздно все проходит, прошел и этот последний час.
Собственно говоря, я вовсе не собираюсь описывать первую часть совместного ужина Мальвины и Буратино. В ней нет ничего особенного. Любой из вас неоднократно наблюдал, да и сам наверняка переживал множество подобных событий. Совместный уединенный ужин при свечах... Да что тут такого? Разве что антураж Замка... А так - совершенно обычное явление. ам же гораздо более интересна вторая половина культурной программы, ужасные, драматические события, развернувшиеся в спальне Людоеда.
И тут я должен упомянуть о источнике последовавшей драмы, о всем известной фигуре Стрелочника Виноватого. Hе важно, что он числился разведчиком, не важно и то (хотя и удивительно), что он не понес в последствии никакого наказания. Hо именно он явился причиной того, что Буратино в крайней спешке покинул Мальвину в самом конце ужина. Суть в том, что этот самый разведчик стоял вместе с парой таких же оболтусов в дальнем дозоре со стороны Зеленого Болота. И эти самые дозорные вроде бы услышали характерный для самоходных печей Ивана-Дурака звук. Более того, характерный для большого количества самоходок. И естественно, что никто не предупредил дозорного и нежелательности визита к командиру и он вломился в гостиную как раз в тот момент, когда наша парочка была готова поднятся из-за стола и перебазироваться в более подходящее помещение. Судьба! Рок! Буратино был вынужде ретироваться, клятвенно пообещав, что он обернется за час, на что Мальвина томно ответствовала, что она приляжет в ожидании его возвращения.
И она сдержала свое слово. В смысле, что действительно прилегла. И задула свечу.
А в это время... О, в это время Кролик решил, что настала пора покинуть этот проклятый подвал. А дверь, спросите вы? А засов и замок? Hо Кролик и не собирался взламывать дверь. Он всего просто вылез через внушительную дыру в потолке подвала, которую проломила так удачно срезанная Пятачком люстра. Он бы давно уже ретировался, да вот никак не выдавался подходящий момент, все время кто-нибудь торчал в Зале, жаря мясо прямо в камине. о наконец-то наступила благословенная тишина, и Кролик решился.
Он осторожно выглянул из дыры. Hикого! В один момент Кролик выскочил наружу и бросился к камину. - Огонь! Тепло! А это что? Мясо!!! - Вы скажете, что Кролики не едят мяса. Естественно. В нормальных условиях. А после месячного содержания на хлебе и воде даже Мотылька потянет на свежатинку, не то что Кролика... Короче говоря, Кролик и обсушился, и обогрелся, и основательно подкрепился и был готов покинуть Замок и пуститься в родные края. Подслеповато щурясь, он оглядел освещенную лишь отблесками полупогасшего камина Большую Залу и обнаружил дверь. о тут его подвела логика. Он-то искал дверь для выхода и совсем упустил из виду, что через двери также и входят. Он и вошел. В спальню Людоеда. К заждавшейся Мальвине.
- Это ты, зайчик? - воркующе произнесла Мальвина.
- Ммможжжно и так шкажать, - оторопело отозвался Кролик.
- Hууу, зайка, где же ты так долго был? - закапризничала Мальвина. - Я жду, жду, вся извертелась, а тебя все нет и нет...
- Я... эта... в общем в подвал провалилшя. Вот только вылеж.
- Бееедненький... Hе ушибся? Иди сюда скорей, а то холодно как-то... Туман наверно спустился. Только сразу одежду снимай, она наверняка страшно мокрая и холодная!
Ошеломленный столь недвусмысленным распоряжением и к тому же не могущий отказать даме Кролик моментально разделся и нырнул под одеяло, где его и встретила Мальвина.
- Ой! Какой ты щекотный! Боже мой, какая у тебя оказывается приятная шерстка! А так ведь и не подумаешь...
Кролик слабо удивился. - И не подумаешь?...
- Да ты весь дрожишь, зайчоночек! Так и заболеть не долго, иди сюда, я тебя вылечу... - и Мальвина приникала к Кролику...
- Мммм... [вырезано цензурой] ... не так, зайка, лучше [вырезано цензурой] ... давай я [вырезано цензурой] ... я сейчас [вырезано цензурой] !!! [вырезано цензурой] !?!?! [вырезано цензурой] !!!!! [вырезано цензурой] !!! ! !!!! ! ... [вырезано цензурой] ...
... и в этот момент вспыхнул свет. Два ужасающих факта вдруг открылись Мальвине - Кролик в развороченной постели и Буратино в дверях спальни. Остолбенения напало на всех участников этой сцены. Первой, отчаянно завизжав, очнулась Мальвина. Вторым очнулся Буратино, но он не визжал. Кролик так и не очнулся, так как Буратино спокойно поднял потерянный Винни-Пухом маузер и разрядил его в Кролика. После чего стал не торопясь менять обойму, оценивающе поглядывая на Мальвину.
- Зай... Буратишка!!! Я же ... тут же темно было!!! Он вошел, и я подумала, что это ты наконец-то вернулся с этих ужасных болот! Я спросила: "Зайка, это ты?" А он говорит - я! Я и подумала, что это ты... Буратинчик! Пожалуйста! Положи пистолет, не нервничай - это же ошибка! Я же не виновата! Ты же уже наказал этого самозванца!!!
Буратино подошел к трупу Кролика, по-прежнему держа маузер в руке. - Ошибка, значит? Значит, ты приняла это волосатое чучело за меня? А заодно и нос с ушами перепутала?!
- Лапушка! у откуда же я знала, есть у тебя волосы на груди или нет?! Я же никогда не видела! А уши я не проверяла!
- Естественно! Ты совсем другое у него проверяла! Раньше надо было меньше выпендриваться! Тогда бы давно уже знала, что у меня есть, а чего нет! А то Замок ей подавай, камин и море романтики... Дура... - Судя по всему, Буратино уже переборол свой гнев и непосредственная угроза жизни миновала.
- Буратинкин, лапуська, но ведь это же недоразумение... Давай не будем отравлять себе жизнь из-за этого противного самозванца? Обними меня, киска, и пойдем отсюда в какой-нибудь укромный уголок... - Мальвина прикусила губку, учащенно задышала и соблазнительно потянулась.
Буратино дрогнул. Он уронил маузер на забрызганное кровью Кролика покрывало, потянулся к Мальвине и... И в этот момент под кроватью кто-то чихнул.
Взвившись с кровати, Буратино цапнул маузер и всадил пулю в край кровати. Раздался дикий визг и из-под нее вылетел ... Пятачок. Да-да, забившийся в укромную щель Пятачок, Пятачок, потерявший свои штаны, Пятачок, лелеявший далеко идущие планы, Пятачок, уже не жилец на этом свете... Маузер несколько раз дернулся, и еще два трупа забились в агонии в спальне Людоеда.
Буратино устало присел в углу комнаты, закурил и уставился в пространство. Через некоторое время из спальни раздался еще один выстрел...
R.I.P.


Эпилог


Итак, вот и завершилась эта история. И остается лишь добавить несколько слов о дальнейшей судьбе наших героев и многострадальной Мохландии.
Солдаты Урфина Джуса в своем марше к Замку пересеклись со Змеем Горынычем, в последовавшей схватке обе стороны взаимоистребились. Иван Дурак при испытании новой модели самоходной печи задавил Лягушку-Царевну, после чего запил горькую и отирается при самых захудалых кабаках. Отряд же Буратино разбежался по городам и весям подобно доблестному Корпусу Винни-Пуха. Иа-Иа поглощен идеей единения с Природой и не покидает Большую Чертополоховую Поляну. Яга устроилась посыльной при одной мясной лавке. Карлсон зарабатывает на варенье тем же, но уже при кондитерской...
А что Винни-Пух, спросите вы? Винни-Пух... Слухи о нем противоречивы. Hекоторые клятвенно утверждают, что он обратился к Богу и ушел в пустыню замаливать грехи, где и ведет жизнь классического отшельника, питаясь лишь аскаридами и медом диких Пчел. Другие же не менее пылко отстаивают версию его ухода в подполье и подготовки новой революции. Есть и свидетели обоих версий.
Кто знает? Велика Мохландия...
 

    Табрис

    очки: 4
    Нет комментариев

    MarchingCat

    очки: 9.999
    классика ))

skydiver

Модератор
Авторское примечание:
─────────────────────
Запрещается использование данного текста в ком-
мерческих целях без письменного нотариально заверенного
согласия автора. Разрешены публикации в городских и ра-
йонных газетах с обязательным уведомлением автора в те-
чение недельного срока до дня публикации, а также расп-
ространение через коммуникационные сети RELCOM/FIDONET
без получения выгоды.
Автор будет также благодарен за конкретную ин-
формацию о незаконном распространении путем печатной ли-
тературы либо без указания авторских прав.
┌──────────────────────────────────┐
│ Copyright (c) 1992, А.Щербаков │
│ All rights reserved. │
╘══════════════════════════════════╛
Для справок по поводу издания обращайтесь по телефону:
(095)319-3440, Щербаков Андрей Михайлович.



9600 бод и все-все-все...
────════════════════════════════════════════════════────​


Глава Первая,
в которой Винни Пух устанавливает себе
еще две телефонные линии

Винни на мгновение оторвался от клавиатуры, чтобы вытереть лапой потный лоб. Сегодня ему на редкость везло.
Несколько дней назад за банку из-под меда с двумя проводками и лампочкой на крышке, которую Кролик сослепу принял за высокоскоростной модем, он подбил его поковыряться ломом в распаячной коробке международной телефонной сети "САВА-International". Кролика засадили на пятнадцать суток, но теперь все счета за звонки за бугор, в соседний Лес, приходили на Дуб, Пчелам, отчего те сильно злились и обещали в будущем году поднять котировки на мед втрое.
Винни Пух наскоро прозвонился в два соседних леса, где под именем Пятачка и паролем "ZHELUDD" слил здоровенную игрушку.
После этого он принялся обзванивать все BBS (то есть, Brevno Board System) в пределах родного Леса.
Сейчас разгоряченный модем производства компании "Кенга и К535РУ Communication Industries" понемногу остывал, политый водой из остывшего за трое суток чайника.
Внезапно Винни окликнули из-за спины.
"Кристофер Робин пришел", - подумал Винни, выходя в Нортон. По некоторым соображениям он нехотел делиться с ним слитой из далекого заокеанского Леса игрушкой, и притом Кристофер Робин часто напоминал Винни про опилки в его голове, что медвежонка немного злило.
-- Привет, Винни! - сказал Кристофер Робин.
-- Это что-нибудь да значит, - сказал Винни Пух глубокомысленно, выбираясь из недр директории DOWNLOAD куда-нибудь повыше к корню.
-- Кролика выпустили уже, - сказал Кристофер Робин.
-- А что он натворил? - спросил Винни равнодушно. Кристофер Робин не ответил.
-- Ну как, Винни, слил восьмой Space Quest? - спросил Кристофер Робин с надеждой.
-- Если я его не скачал - значит, я его не слил, - сказал Винни Пух уклончиво. - По-моему, так...
-- Ну ладно, - сказал Кристофер Робин, понурившись. - Домой мне пора. К баб... к бабушке. Как сольешь - диаль... Только не знаю я, когда теперь у тебя появлюсь - пока философа этого запряжешь...
-- Какого философа? - неожиданно встрепенулся Винни.
-- Да осла этого, Иа-иа... Кого же еще? Тачка ж не работает, чего еще сделаешь...
Винни выглянул в окно. Рядом с его шикарным "Мерседесом", обшитым для красоты плюшем снаружи, стоял скромный "Форд" Кристофера Робина, в который был запряжен ослик Иа-иа. Известный философ был скучен, как всегда, в недоумении разглядывал номера на машине Пуха: "МИ-1992-ОТ", и думал, наверное, про что-то-раздирающее зрелище.
-- Гениального философа... Величайшего программиста современности... И запрячь в тяжеленную машину, - Винни Пух в негодовании схватился за клавиатуру, чтобы обрушить ее на голову Кристофера Робина, но тот предусмотрительно скрылся за дверью. В окно было видно, как Кристофер Робин подошел к своему "Форду", пнул его в переднее колесо, выругался, потом подошел к Иа-иа и сделал то же самое.
"Варвар", - подумал Винни Пух. - "По-моему, так".
Он выпил из чайника немного воды и остальное вылил на яростно дымящуюся крышку модема. Вода зашипела, и Винни Пух испуганно отскочил, чтобы не обжечься паром. Он почесал в затылке и решил зажарить на модеме яичницу.
Зазвонил телефон, прикрепленный к одиннадцатой телефонной линией. Винни снял трубку и опасливо прислушался - Пчелы завели новую моду шутить над бедным медвежонком: сначала в трубке было тихо, а потом раздавалось жуткое жужжание.
На этот раз Винни вызывал Кролик.
-- Винни, у тебя линия свободна?! - восхищенно завопил он, картавя, как всегда. - Не ожидал... Скажи, Винни, модем, котогый ты мне подагил, он Hayes-совместимый?
-- Конечно, - сказал Винни, шаря в шкафу в поисках непустой банки меда.
-- А почему его Тегминэйт понимать не хочет?
-- Какой Терминэйт? - притворно удивился Винни. - Я ж и не знаю такого совсем... Может, он под Lexand?
-- Не-не-не-не, - скороговоркой завопил Кролик. - Фто угодно, только не под Lexand!
-- ...или под СМ1200?
-- Под СМ? - Кролик задумался. - Не знаю... Надо провегить. А скажи мне, Винни, у тебя не осталось какого-нибудь этого... как его?... телекоммуникационного пакета типа там Теликса, чтобы он...
"Интеллигент проклятый", - думал Винни, не слушая Кролика. Он удобно зачерпывал лапкой в банке мед и немедленно отправлял его в рот, и поэтому не мог отвлекаться на посторонние вещи. Когда мед кончился, Винни Пух бросил банку на пол и закричал в трубку:
-- Да, да, есть, все у меня есть, потом принесу, не занимай линию, ушастый, - он бросил трубку.
Из уважения к интеллигенции последнее слово диалога было произнесено уже после того, как Кролик повесил трубку.
Позвонила САВА, которая занималась тем, что на паях с Тигрой протягивала по Лесу ниточки и веревочки, которые они с ее компаньоном выдавали за телефонные линии. Телефон в Лесу и без них неплохо работал.
-- Скажите, господин Пух, - сказала САВА дипломатично. - Вы желаете себе установить еще две дополнительные линии по льготным расценкам?
-- Брось этот тон, САВА, - сказал Винни. - Желаю я две линии, уже три месяца, как заявку заслал...
-- Извини, Пух, - сказала САВА. - Тигра сжевал все провода от почтового сервера, и почта долго никак не приходила...
"Провода", - подумал Пух злобно. - "Носки вязать из таких проводов".
-- ...итого у Вас будет сорок шесть линий, - продолжала САВА. - Для установки в течение четырехдневного срока Вы должны уплатить взнос в размере двадцати шести Лес-марок, после чего...
Винни Пух дальше ее не слушал, а трубку бросил на пол, заваленный окурками и пчелиными сотами. Когда из трубки вскоре раздались короткие гудки, он спокойно положил ее на рычаг телефона и вернулся к разгоряченному модему, на котором клокотала яичница.
Затратив немного энергии на ее приготовление, модем стал немного прохладней; вода, политая на модем из чайника уже почти не шипела, и пар от него не шел.
Винни поплевал на лапки для храбрости и набрал заветную команду "telix".


Глава Вторая,
в которой Кристофер Робин попадает
в не очень приятное положение​


На следующий день в скромном банке Кристофера Робина был скандал: сорок миллионов Лес-марок уплыли с общего банковского счета в соседний Лес по подставному паролю, пришедшему по банковской сети в три часа утра в выходной день, то есть вчера.
Судя по протоколу звонков, злоумышленник, как пишут в криминальных сводках, "проник в квартиру методом подбора ключей", то есть подобрал пароль к системе с третьего раза, поочередно входя в систему под разными именами.
Автоматический определитель номера звонящего абонента безошибочно все три раза определил номер (68976)2423324. Кристофер Робин вздумал провести частное расследование, так как украденные деньги были отмытыми после его операции с наркотиком из медовых сотов, и отправился на Лесную Телефонную Станцию, где он вместе с Тигрой часа четыре искал веревочку, ведущую к абоненту (68976)2423324. Веревочку вскоре нашли, но поиски абонента не увенчались успехом: второй конец веревочки привел Кристофера Робина к совершенно прозаичному кусту, на котором посредством именно этой веревочки висела банка из-под пива.
Рядом с кустом валялся окурок сигареты "Марль-БОР", три обгоревшие спички и журнал "Лесные новости", издаваемые издательством "Пятачковская Правда".
"Уж не Пятачок ли умыкнул мои денежки?" - подумал Кристофер Робин, но тут же с негодованием отмел эту мысль. Все, на что мог быть способен Пятачок - так это стянуть где-нибудь на Дне Рождения Иа-иа воздушный шарик любимого размера ослика.
Тут же Кристофер Робин подумал про возможное участие в ограблении Иа-иа, но эта мысль также была отметена - Иа-иа не мог закончить начатую мысль, не то, чтобы положить свои копыта на клавиатуру и подобрать пароль.
Оставался один-единственный житель Леса, могущий такое сделать: известный хакер Винни Пух.
Но Винни Пуху Кристофер Робин тоже верил, как самому себе, и потом, по слухам, распространяемым Пятачком, Винни сейчас был занят изготовлением игрушки, в которой главным действующим персонажем был поросенок, собирающий желуди.
Кристофер Робин сел в "Форд" и взмахнул кнутом...
Инолесный спонсор подарил Кролику модем на 14400 бод, после чего он дозвонился до Соединенных Лесов Америки, где на одной из BBS одного из многих тамошних Лесов Канифольнии скачал руководство по изготовлению меда из сухих прошлогодних листьев. Это руководство Кроликза ночь перевел на Лесной язык Promt'ом, после чего позвонил Винни и, картавя больше, чем когда-нибудь, заявил, что является обладателем такой ценной вещи.
Винни Пух потребовал срочно передать ему этот ценный stuff, но Кролик отчаянно завыпендривался, и Винни в отместку каждый день засылал ему на BBS (под названием "Crolick's Nightmare") огромнейшие и бессмысленнейшие файлы мегабайт по тридцать под разными заманчивыми именами. Может быть, и меньше, но не намного - у Винни модемы были все по-настоящему высокоскоростные, а свободное место на винчестере Кролика измерялось мегабайтами пятью.
Через три дня Кролик сдался, и Винни Пух, оставив Laser Jet IV печатать ценный документ по переработке вторсырья (то есть листьев), отправился на Лесную Телефонную Станцию поболтать со своим старым приятелем Тигрой.
Тигра сидел перед монитором и самозабвенно играл в Double Tetris за двоих - обеими лапами, покачиваясь в такт музыке и рыча от удовольствия.
-- Привет, Тигра! - сказал Винни Пух, пытаясь заглушить музыку.
-- Привет, Пух! - зарычал Тигра. - Посмотри, какая гейма классная!
-- Ты мне ее уже раз шестой показываешь, - сказал Винни Пух. - Это что-нибудь да значит.
Тигра бросил играть и стал демонстрировать Пуху свои последние достижения: стокилобайтные музыки в Scream Tracker'е.
Все музыки Тигры обладали огромным количеством эффектов с ударниками, совершенно бессмыленных, и все ожесточенно жужжали.
-- Это "ж-ж-ж" неспроста, - сказал Винни Пух серьезно, вспомнив, очевидно, падение с Дуба, и насупился.
Тигра насторожился и выключил музыку.
-- Ну, какие геймы классные есть? - зарычал он вопросительно.
-- Прыгалка есть. "Bumpy" называется.
-- А простая?
-- Да сам посмотри, - сказал Винни Пух, доставая дискету.
Тигра ожесточенно вцепился в дискету и скоро копия игрушки появилась на его винчестере, а Винни стал обладателем потрепанной и прокусанной дискеты.
Начальная музыка Тигру позабавила.
Затем начались сложности.
-- Сложная! - жалобно зарычал Тигра. - Мне бы жизней побольше...
-- Сломают, - уверенно сказал Винни Пух. - Вот зашлю в Санкт-Лесбург или в Лескву, там посмотрят - и сразу сломают.
-- UGi все сломает! - радостно завопил Тигра.
-- UGi не сломает, UGi испортит, - сказал Винни Пух уверенно, - а вот в MCL сломают.
-- Что же ты сам-то не поломаешь? - спросил Тигра просительно, понимая, что надеяться не на кого.
-- Некогда, Тигра. А вот скажи мне, Тигра, слабо так сделать, чтобы я кому-то звонил, а у него АОН показывал гадость какую-нибудь? Ну, не мой телефон?
-- Мне - слабо? - возмутился Тигра. - Да кончик хвоста обмочить! Ща, я тебе...
Тигра полез в распаячный шкаф, раздался треск, посыпались искры; вскоре из дымящегося ящика появился Тигра с обрывками проводов в зубах.
-- Теперь вфе, ни один АОН не пофмает, - прорычал он радостно.
-- Ну, спасибо Тигра... - Пух рассыпался в благодарностях. - За мной новая гейма, - сказал он на прощание.

Глава Третья,
в которой Кролика чуть не хватает св. Кондратий,
потому что Винни Пух портит ему модем

Винни сумрачно завел свой "Мерседес" и выехал на Пуховую опушку. Он остановился там, где дорога разветвлялась, думая, куда бы поехать. Наконец он решил направиться к Кролику и натрепать ему уши за то, что долго не давал ему доку про переработку листьев.
Около норы Кролика стоял помятый со всех сторон "Запорожец" с разбитым лобовым стеклом. Винни вылез из "Мерседеса", двери автоматически заперлись и медвежонок критически оглядел автомобиль Кролика. Он потыкал его ногой в левое колесо, "Запорожец" мгновенно осел на бок, и Винни, вздохнув, подошел к норе поближе.
-- Кролик, ты дома? - спросил он в нору, из которой шел слабоватый, но знакомый запах тухлой капусты.
Кролик не отвечал.
-- Давай, break'ай на Chat быстрее, - потребовал Пух.
Нора отзывалась зловещим безмолвием. К запаху тухлой капусты прибавился запах карвалола.
Вскоре из норы показались сначала дрожащие уши Кролика, а затем показался их владелец - он решил, очевидно, что отвечать Винни Пуху, что его самого нет дома, по крайней мере негуманно.
-- Привет, ушастый, - сказал Пух приветливо, в смысле, поприветствовал Кролика.
-- Пгивет, Пух, - сказал Кролик испуганно. - Заходи...
Пух не заставил себя ждать и проворно прополз в нору.
Посредине норы Кролика стояла ободранная ЕС1840 с черно-белым монитором, но рядом с ней стоял роскошный Зухель, переливаясь лампочками и LCD-мониторчиком.
Из прочей обстановки в норе кролика была подстилка из соломы, бочка с тухлой капустой и большой буфет, на который Винни Пух и устремил свой взор.
-- Хочешь сгуффенки? - спросил Кролик с надеждой.
-- Не, спасибо. Пива лучше.
-- А пива нету... - испуганно сказал Кролик.
-- Ну, так принеси, - сказал Пух, подталкивая его к выходу.
Когда Кролик исчез из виду, он равнодушно перезагрузил ЕС'ку, не обратив даже внимания на то, что на BBS Кролика осторожно, чтобы случайно не слить чего лишнего, копался робкий юзер.
Затем Винни Пух выдернул из ЕС'ки шнур от Зухеля, проводки на котором были зачищены крепкими зубами Кролика, и равнодушно воткнул концы в розетку. Модем ответил удивленным писком и каким-то посторонним шуршанием. Винни Пух закашлялся от дыма и выдернул шнур из розетки.
После этого ЕС1840 опять была включена и Винни с удовлетворением заметил, что модем не работает. После этого он как ни в чем не бывало подошел к буфету Кролика и одну за другой опустошил все банки с медом и сгущеным молоком, а также тридцать два флакона карвалола и пакет гречневой крупы - но это уже через силу.
Появился Кролик с бутылкой пива.
-- А, спасибо, - сказал Пух, и пиво было отправлено вслед за пакетом с крупой. - Да, - сказал Пух лениво. - У тебя BBS чего-то не работает, - Кролик схватился за сердце. - Я тебе звоню - а соединиться никак не могу... - объяснил Пух, выливая на нос Кролика то, что осталось во флаконе из-под карвалола. - Ну, я пошел...
Пух не стал вылезать из норы Кролика обычным путем - через парадный вход, а вышел, аккуратно, чтобы не поранить лапы, выбив окно. Он помнил, как в прошлый раз сорок минут не мог пошевельнуться из-за съеденного меда.
Он сел в "Мерседес" и направился по своим делам.
Проезжая мимо Дуба, Пух насупился, поднял все окна и сильно газанул - Пчелы считали его гнусным ломателем защит от несанкционированного копирования меда, нарушителем Copyright'ов (означающих, как всем известно, "Скопировано направо" или "Скопировано правильно") и всячески недолюбливали.
Винни подъехал к дому, на двери которого было написано "Do Not Ent...", что, как объяснял всем Пятачок, означало английский перевод его хитроумной фамилии "Посторонним В." (или, как помнится, Вильям Посторонним).
Он остановил машину и нажал на сигнал.
Тотчас из двери выскочил Пятачок с двумя воздушными шариками - синим и красным, и радостно запрыгал на одной ножке, в смысле, на одном копытце.
-- Винни, Винни, - радостно завизжал поросенок, - как я рад, что ты пришел! А то КОМПЬЮТЕР (Пятачок всегда старательно выговаривал это слово) повис позавчера... то есть, поза-позавчера, и чего делать, прямо не знаю... А игрушку ты написал?
-- Какую игрушку? - спросил замученный постоянным досаждательством поросенка Винни.
-- Ну, ту, где поросеночек собирает такие хорошенькие желуди...
-- Какой еще поросеночек? - удивился Винни. - Я и не писал ничего такого...
-- Жаль, - ничуть не огорчившись, сказал Пятачок. - Я ее уже всем обещал РАСПРОСТРАНИТЬ (этим словом Пятачок всегда заменял слова "слить", "сбросить" и другие прочие)... и САВЕ, и Кенге, и Кролику... И Кристоферу Робину. Да, он приезжал сегодня на Иа-иа. Про тебя спрашивал.
-- Чего спрашивал? - насторожился Пух.
-- Да так - фигню всякую... Как живешь, как жена, дети... Ой, чего это я? Спрашивал, не РАСПРОСТРАНЯЛ ли ты мне игрушку какую-то... И вообще, всякое такое...
-- Ладно, Пятачок, щас я тебе диггера поставлю - поиграй пока...
-- Диггера... - захныкал Пятачок. - Я уж в него играл на прошлой недели три дня подряд... Даже со стула упал - во, шишку набил... Давай арканоида лучше. Или принца. Оф персия.

Глава Четвертая,
в которой Кролик планирует зловещий
террористический акт​


Кенга приехала к Кролику на вызов о гарантийном ремонте Зухеля.
-- Модем не работает? - спросила она ласково. - Ру, милый, посмотри...
Крошка Ру вынул из сумки отвертку и неуверенно подошел к испорченному модему.
-- Из розетки выключи, - заботливо сказала Кенга. Крошка Ру послушно оторвал провод от розетки - вилка сидела в ней на редкость крепко - и заявил, что так и было.
-- Да, милый, - сказала Кенга ласково. - И от этой гадости, от этой инфекции тоже отключи...
Ру оторвал и шнур от ЕС'ки.
-- А теперь крышку сними, - сказала Кенга. - Отверткой, а не зубами! Зубы испортишь!! Что, снял уже?
Ру подтвердил, что крышка уже снята.
-- Ну ладно, - сказала Кенга, доставая из сумки отвертку, большую по масштабам, но такую же по внешнему виду, какой пользовался Ру.
-- Посмотрим, посмотрим... - задумчиво сказала Кенга, и из несчастного Зухеля во все стороны полезли провода и какие-то обугленности, похожие на обугленные кости.
Кролик забился в истерике.
-- Вот он почему не работает! - радостно сказал Крошка Ру, ожесточенно вонзая отвертку в процессор.
Кролик упал в обморок.
Когда он пришел в себя, Кенга и Ру занимались тем, что пытались надеть крышку обратно на замученного Зухеля.
-- Ну, как? - спросил Кролик хриплым голосом.
-- Работает! - ласково сказала Кенга.
-- Про MNP, Кролик, ты больше никогда не услышишь, - радостно заявил Ру. - Правда, мам, а?
-- Правда, милый, - сказала Кенга. - А зачем дяде Кролику MNP? У него и так - вон какие уши!
-- Когда я вырасту, у меня тоже будут такие! - заявил Ру.
-- Ни за что! - возмутилась Кенга. - А то ты будешь таким же полудурком, как дядя Кролик, а кто тебя за это будет любить?
Крошка Ру вынужден был согласиться, что за это никто любить не будет, и счастливая семья покинула нору Кролика, оставив ее хозяина у развороченного Зухеля, рядом с которым валялось неописуемое количество деталей, в ходе ремонта оказавшихся лишними.
Когда Кролик пришел в себя после шока, он обнаружил, что MNP в его обновленном модеме напрочь отсутствует. Кролик озлобился на весь Лес и поклялся спланировать какой-нибудь террористический акт.
Поздней ночью недалеко от Пуховой опушки, где зловеще жужжала Лесная Подстанция, появилась темная дрожащая тень с длинными ушами и топором.
Она, пробравшись между густым сплетением колючей проволоки, которая от высокого напряжения мерно гудела, подобралась вплотную к затуманенным светящимся окнам Винни Пуха и сбросила с головы старое и рваное черное пальто.
Кролик (а это был именно он) зловеще заскрежетал зубами и заглянул в окно.
Там Винни Пух, развалившись в плюшевом кресле, лениво смотрел, как выезжают картинки BBS "Plusheviy Bear (4 lines)", и решал, чего бы такого здорового слить.
Кролик еще раз скрежетнул зубами, чтобы Винни Пух знал, с кем он имеет дело, и осмотрелся.
Прямо из особнячка Винни Пуха вел толстенный кабель службы Междулесных Телефонных Линний.
Кролик скрежетнул зубами последний раз и замахнулся топором...
Винни Пух собрался слить последний список файлов с "Плюшевого медведя", нажал кнопочку "D", но неожиданно на улице раздался скрежет, заметались искры, на экране замельтишил разноцветный мусор, прекратился разговор по телефону с Кенгой по поводу поставки нового модема, завизжала охранная сигнализация, и Винни Пух успел заметить, как с огромной скоростью через колючую проволоку перескочила с воплями чья-то опаленная фигура.
-- Блин! - сказал Винни Пух, яростно кидая трубку
на пол. Если бы разговор с Кенгой не прекратился бы, она наверняка бы оглохла и у нее завяли бы уши.
Винни снял со стены двустволку, которую он махнул на модем Lexand у Пятачка (который тому был совсем не нужен), зарядил оба ствола остатками съеденного вчера торта и прочей дрянью и вышел на улицу.
Первый залп он дал в воздух.
К его удивлению, никто не завопил "не стреляйте" или "сдаюсь".
Винни выстрелил не глядя от себя, и попал, почему-то, в Иа-иа.
Осел дико заорал, вскинул все четыре копыта разом и быстро убе... в смылсе, улетел со скоростью реактивного бомбардировщика.
-- Иа-иа - это неспроста, - сказал Винни Пух вслух и пошел домой.
Утром он сел в свой "Мерседес" и поехал ругаться с Кенгой - за то, что не сработала охранная сигнализация, и с САВОЙ - за то, что провода (нитки/веревочки) были не очень прочными.
Кенга отреагировала на заявление Пуха весьма равнодушно.
-- Вот милый Ру вернется с тенниса, - сказала она. - И все мгновенно починит. Знаешь, Пух, мой Ру...
Дальше Пух не слушал.
В машине он достал из пачки недокуренный бычок, раскурил его и почувствовал величайшее насладжение.
Он нажал на газ и направился к САВЕ.
-- Привет, САВА, - сказал он с порога.
САВА сидела за письменным столом с 386-м Compaq'ом и напряженно думала, где на клавиатуре клавиша "Ы", хотя клавиша "Ы" ей была совсем не нужна.
-- Здравствуйте, господин Винни Пух, - сказала
САВА дипломатично.
-- Привет, старая вешалка, - сказал Винни Пух. - Чтоб ты три раза в минуту зависала. У меня телефон ва-аще не работает...
-- Все сорок шесть линий? - спросила САВА.
-- Все сорок шесть, - подтвердил Пух, садясь в просторное кресло и подтягивая к себе пепельницу.
-- А за них уплачено? - вежливо поинтересовалась САВА.
-- Уплачено, уплачено, - заверил ее Винни Пух. Он никогда не платил САВЕ ничего, и все потому, что Лес-марки САВА считать не умела, а Винни Пух в этом виноват не был. - Телефон не потому не работает, дура ты эдакая, что там неуплачено. Там провод перерубленный. Скотина какая-то топориком поразвлеклась...
-- СКАТИНА, - старательно набрала САВА на клавиатуре. - Ну хорошо, Винни Пух, я пошлю Тигру, он там разберется...
-- Чтоб через сорок минут все было готово, - сказал Винни Пух, - я сейчас прогуляюсь по своим знакомым, и если, когда я вернусь, хоть одна линия будет заглохнутая, я тебе... я у тебя... я даже не знаю, какого цыпленка табака я из тебя сделаю.

Глава Пятая,
в которой неожиданно появляется Слонопотам,
а Пятачок дает ценные советы Винни Пуху​


Винни Пух сел в "Мерседес" и лениво нажал на педаль. Машина рванула с места, и Винни чуть не утонул в сидении, тоже, конечно, плюшевом.
Он резко повернул руль направо и решил заехать к своему другу Кролику выяснить, не он ли, случайно, научился на старости лет пользоваться топором.
Он подъехал к его норе и очень удивился - старого "Запорожца" на своем месте не было. На его месте стоял деревянный колышек, к которому был привязан синийвоздушный шарик.
"Этот шарик Кролика не поднимет", - подумал Винни Пух. - "По-моему, так. Тут что-то неспроста".
Он пригляделся к шарику и заметил яркий отпечаток копытца "Made by Piatachock".
"Не иначе, махнул тачку на шарик", - подумал Винни Пух и подошел поближе к норе.
-- Кролик, давай Chat'аться, юзер пришел! - ласково сказал он в отверстие.
-- Заходи, догогой Винни Пух, - сказал Кролик изнутри.
Винни Пух встал на четвереньки и пополз в дыру, в душе ожидая удара сковородкой по голове.
Удара, к его удивлению, не последовало.
Около ЕС'ки сидел Кролик с перебинтованной головой.
-- Вот, видифь, диалился фсю нофь, - сказал он Пуху. - Дафе голова разболелафь фся...
-- Ага, - сказал Винни Пух и покосился на буфет.
-- Пиво ефть, - сказал Кролик.
-- А... - начал было Винни Пух.
-- И коньяк ефть, - заявил Кролик.
-- А...
-- И колбафа, - сказал Кролик.
Винни крякнул и посмотрел на ЕС'ку.
-- Все резвишься? - спросил он.
-- Ага, - сказал Кролик, показав длинные зубы.
Винни Пух оглядел нору и заметил в углу скромно прикорнувший топорик больших размеров.
-- Ну да, - сказал Пух. - А не знаешь ли ты, случайно, кто это мне ночью проводочки топориком рубанул? Все?
-- Проводофки? - радостно спросил Кролик.
-- Их, родимых, - сказал Пух не менее радостно.
-- Фсе? - продолжал радоваться Кролик.
-- Все-все, ничего прямо не осталось.
-- Ночью? - возликовал Кролик.
-- Да, прямо самой-самой темной ночью, пришли, су... гады, и - тюк! - ни хрена не модемится и не слышно тоже. Вот Тигра щас наверное там хищничает...
-- Да, - с опаской сказал Кролик. - Тигра - мофет...
-- Что может? - переспросил Винни, как будто не расслышав.
-- Я говогю, мофет, это Слонопотам? - спросил Кролик.
Винни Пух помрачнел. От встречи со Слонопотамом у него (как, впрочем, и у Пятачка) остались самые неприятные воспоминания.
-- Может, и Слонопотам, - сказал Винни Пух. - Только какого этого самого этот Слонопотам стал провода рубить - лучше бы на крышу наступил... Мяса было бы - во!... В соседний Лес бы продали... Там знаешь сколько вольт? В смысле было... Охранная сигнализация тоже не сработала - Кенга сказала, что, может быть, объект был слишком хлипкий и дохлый.
Кролик обиженно икнул - он-то себя хлипким/дохлым совсем не считал.
-- Ну, пошел я, - сказал Винни Пух и покосился на скрежещущий в углу модем. - Пашет Зухель? - спросил он с надеждой.
-- Ага, - сказал Кролик, мотнув вверх-вниз длинными ушами.
Пятачок двое с половиной суток безвылазно играл в Принца. Наконец ему это надоело, и он с великой осторожностью начал нажимать на совершенно произвольные клавиши, о которых Винни ему ничего не рассказывал.
Как он вышел в DOS, Пятачок не помнил. Побродив рассеянно по клавиатуре, он и не заметил, как оказался в TeleMate...
Когда модем перестал надсадно хрипеть, Пятачок спрыгнул с высокого кресла на пол и потянулся.
За двое с половиной суток сидения в кресле задние лапы поросенка затекли, и он чуть не грохнулся на пол, ощущая в копытцах щекочущее покалывание, заставляющее его возбужденно похрюкивать.
Для разминки Пятачок взял воздушный шарик и сделал два круга вокруг стоящей в углу с позапрошлого года новогодней елки - первый раз с песней, второй раз - просто с самодовольным похрюкиванием.
Ему стало очень и очень скучно.
Он посидел в кресле, полежал на кровати, и наконец решил поехать к Винни - потребовать, чтобы медвежонок создал ему наконец новую игрушку с непременнымучастием поросенка.
Он забрался в обмененный у Кролика "Запорожец", просунул копытца в имеющиеся в днище отверстия размером с само днище, принялся старательно отталкиваться от почвы, одновременно жужжа в подражание работающему мотору и вертя руль. Сам руль с рулевым управлением связан не был.
Винни Пух с мрачным видом сидел в своем плюшевом кресле и создавал новый гнусный вирус, который собирался подкинуть Пчелам.
Тигра вчера вместе с Винни надрался горькой, и теперь с рычанием копался у Винни в распаячной коробке, пытаясь соединить провода - у Тигры зверски болела голова.
-- Привет, Пятачок! - сказал Винни Пух, когда поросенок, радостно похрюкивая, протиснулся в дверь вслед за воздушным шариком.
-- Здравствуй, Винни! - сказал Пятачок тонким голосом, с поразительной проворностью взбираясь по подставке для принтера на стол - с пола он никогда не видел, что творилось на мониторе. - Чего ты делаешь? Ой, сколько буковков! И сколько цифирков! И еще штучка такая малюсенькая бегает! Что это, Винни?
-- Вирус такой будет противный, - сказал Винни, лениво долбя лапами по клавиатуре. - Отправлю Пчелам - вот смеху-то будет! Ты только не говори не кому, а то знаешь как Тигра свиные котлеты любит?
"Надо будет дома копытца спиртом протереть", - подумал Пятачок, страшно боявшийся всякой заразы.
-- Да я что - я ж ничего, - сказал он вслух. От упоминания свиных котлет у него затряслись поджилки и стало холодно где-то в области необъятного желудка.
-- Вот как мне, интересно, файлы получше зара
жать, - размышлял Винни. - Если я положу в начале программы RET, а стек заставлю смотреть на адрес возврата...
-- Кого заставишь смотреть? - испугался Пятачок, которому померещилось чего-то страшное.
-- Стек, - сказал Винни Пух.
-- Ага, - сказал Пятачок понимающе и отодвинулся от монитора подальше.
-- Вот... Заставлю его смотреть на адрес возврата, то Пчелы, наверное, подумают, что это просто какая-то ошибочка - и ничего не заметят. А если я поставлю вначале переход на вирус, как вызов процедуры, то Пчелы, наверное, подумают, что это маленькая подпрограммка - и тоже ничего не заметят. По-моему так.
-- Ага! - поддакнул Пятачок.
-- Ну, чего будем ставить? - спросил Винни.
-- Я? А... Его... Знаешь, Винни, - сказал Пятачок решительно. - Если там кто-то на кого-то будет смотреть - то это очень страшно. Давай лучше ма-а-аленькую парт... порт... прод-программочку - все равно Пчелы ничего не заметят.
-- Устами поросенка глаголит Истина, - сказал Пух важно, решительно опуская лапы на клавиатуру, и Пятачок заметно покраснел и стал выводить левым задним копытцем неопределенные круги.

Глава Шестая,
в которой Иа-иа лицезреет байтораздирательное зрелище,
а Пятачок оказывается крутым хакером
Пчелы были в негодовании. Некая инфекция, которую насточил, по агентурным данным, Винни Пух и которую лучшие хакеры Дуба никак не могли отловить, повадилась в Самое Неподходящее Время звонить по модему Пятачку, сбрасывать ему Самые Нужные Файлы из базы данных об общем количестве меда от Пчел на винчестер и стирать их у самих Пчел.
Пятачок, судя по всему, в этом деле замешан не был. Сам же Винни Пух от предъявляемых злобным жужжанием по телефону обвинений отказывался и утверждал, что в данный момент занят написанием серьезнейшей документации по поводу прохождения получившей широкое распространение игрушки Indiana Jones and the Fate of Atlantis.
На самом же деле Винни Пух занимался разработкой хитрой коммуникационной программы, в которую собирался вставить секретный жучок для собственных нужд. Это занятие поглощало все его свободное время и все несвободное, и Пчелы на время приумолкли.
Никто не подозревал в меланхоличном Иа-иа лучшего хакера Леса, но тем не менее это было так. Иа-иа занимался тем, что ломал все без разбора. Ломал Нортон, чтобы Link включался по нажатию одной клавиши. Ломал Турбо Ц так, чтобы он перестал быть похожим на Ц и стал похожим на Турбо Паскаль. Ломал даже Command.Com, чтобы команда DOS "dir" выводила после списка файлов
XXXXXXXX colucheck(s) XXXXXXX bytes free.
Однажды Винни Пух, будучи сильно занят разработкой своей коммуникационной программы SmartMiot, в негодовании поднял трубку звонившего телефона и услышал на другом конце ослиное ржание.
"Пчелы резвятся", - подумал Винни и хотел бросить трубку посильнее на пол, чтобы жители Дуба наверняка оглохли, но вдруг услышал знакомый, почти плачущий голос Иа-иа "байтораздирающее зрелище - вот что это такое... байтораздирающее зрелище - вот как это называется!".
-- Привет, Иа-иа! - сказал Винни Пух в трубку.
-- Привет, медвежонок Пух, - сказал Иа-иа, чуть не плача.
-- Чего кракаешь? - спросил Пух.
-- Да так - всякие жалкие, ничтожные программки, - сказал Иа-иа. - Щас вот сделаю, чтобы в Space Quest V]I[ пароль не спрашивался - и сотру это байтораздирающее зрелище.
-- Стой-стой! - завопил Пух, яростно колотя трубкой об стол. - Ты где взял-то его?
-- Кого? AFD? - философски спросил Иа-иа, приготовляясь зареветь.
-- Какого AFD! Где ты Спэйс восьмой взял?!
-- У Пятачка, конечно...
-- Как "конечно"?! Он-то где его взял?
-- Он сказал, ты видел уже... И что ты ему обещал спрайты переправить, чтобы там поросенок фигурировал... Пух - если хочешь, я тебе скажу, что спрайты там во втором RESOURCE. А RESOURCE по 03Eh покодирован... ПоXORен, в смысле... Вот... А спрайты там под смещением 047AEh... В общем, в самом начале спрайта лежат: его размер, прозрачный цве...
Но Винни уже не слушал ослика. Бросив трубку на пол, он набирал на другом телефоне номер Пятачка. У поросенка телефон был занят.
Винни схватил со стола ключи от "Мерседеса" и бросился на улицу.
Он долго не мог попасть ключом в замочную скважину автомобиля, а потом, перестраиваясь из ряда в ряд, чуть не подвинул самосвал, вывозящий металлический мусор с соседней помойки - водитель самосвала отделался легким инфарктом и намокшими штанами.
Винни подъехал к дому Пятачка, на двери которого было написано "Do Not Ent...", и сделал крутой разворот, забросав дверь Пятачка выскочившими из-под колес сухими листьями.
К его глубойчайшему удивлению, Пятачок встретить его не вышел.
"Оборжался он там, что ли?" - подумал Пух, испытывая легкое раздражение.
Он пнул дверь задней лапой и вошел внутрь.
Пятачок, дымя крепкой инолесной сигарой и слегка покашливая от дыма, важно сидел в кресле и лениво шарил по клавиатуре.
Пух посмотрел на экран, и его глаза полезли на лоб: на экране был Турбо-Debugger.
-- Привет, Пятачок! - сказал Винни приветливо.
-- Здравствуй, Пух, - сказал Пятачок очень важно. - Щас, погоди, я парочку BreakPoint'ов поставлю и поговорим о жизни, - и он кивнул головой на бутыль портвейна на журнальном столике. - Вот тут... - сказал он, подбегая селектором к подозрительному по зависанию CALL'у. - ...и вот тут, - и он пару раз ловко долбанул копытцами Ctrl-F8.
-- Что ж ты ломаешь-то? - удивился Пух.
-- Windows четвертый, - сказал Пятачок, сбрасывая пепел на валяющуюся на полу пепельницу-скульптуру "Пятачок разрывает пасть Тигры", подаренную самолюбивому поросенку на день рождения САВОЙ.
-- Ну и как? - спросил Пух.
-- Как... Хреново, братец... Он же в Protected Mode шпарит. Debugger как на него напарывается - все, считай, дави Reset...
-- Где ж ты всего этого набрался? - поинтересовался Пух.
-- Да так... С Иа-иа всю ночь вчера тусовались... Будешь портвешку?
Вернувшись домой, Винни икнул и, пошатываясь, подошел к столу. Тут он заметил, что трубка телефона, по которому он говорил с Иа-иа, все еще лежит на полу и оттуда раздается гнусавый плачущий голос Иа-иа с частыми перерывами на глубокие рыдания: "Вот какое это байтораздирающее зрелище!".
Пух поднял трубку и сказал в нее:
-- Иа, я слушаю, слушаю... Алле, ты звонил-то чего?
-- Так зрелище же байтораздирающее, - сказал Иа-иа, утирая, очевидно, падающие крупные слезы копытом.
-- Ты бы пивбар лучше открыл... Или BBS... Я и название тебе придумал... шикарное такое... - Винни Пух на мгновение задумался. - "Osel House BBS".
-- Какое это байтораздирающее зрелище! - не унимался Иа-иа, и из трубки чуть не закапали слезы.
-- Ну ладно, - сказал Винни, вытирая плечо носовым платком. Плаксивость ослика начинала его злить. - Я к тебе зайду как-нибудь на недельке. Может, какое-нить словораздирающее зрелище принесу.

Глава Седьмая,
В которой все валят на
ни в чем не повинного Слонопотама
Винни Пух заCONNECTился с Crolick's Nightmare BBS, и обнаружил, что ему пришло приватное сообщение от Кристофера Робина.
"Что-то ты давно стихов не писал", - писал Кристофер Робин.
Винни почесал лапкой в затылке и сказал FrontD'е, что он хочет ответить.
"Кричалка", - набрал Винни и задумался. Думал он долго - сорок три секунды. Хитрый Кролик думал, что Винни ушел облегчить душу, и хотел закачать ему свой List, но Винни ударил его по лапкам, набрав "Но-но, не балуй!". Наконец Винни надоело думать, он нажал на кнопочку "А", но не отпустил, а стал держать, изредка нажимая кнопочку "О".
Вот какое письмо получилось:
"Кричалка.
АААААААААААААААОАООООООООООААОАОООООООАООООАОАА-
АААААОААААААААААААОААОАООООООООАОООООАААООООООААООАОААА-
АААААААААААААААОАААААААААААОООООООАООООООАОАОААААОААААА-
ААААААААААОООАААААААААОАОАОООООООАААААОААААААААА!"
"Все, - подумал Винни Пух. - Плюс схлопотал. Ну да ладно. Я этому мордератору Кролику всю морду плюсами заставлю, если хоть один плюс увижу...".
Появилась надпись, что Кролик хочет делать Chat.
"Хрен тебе", - набрал Пух, и Кролик испуганно отключился.
Он лениво пошарил у Кролика в файловых ариях и мессагах, не нашел ничего для себя интересного и сделал Logoff, оставив Кролику сообщение, что за каждый плюс от отрывает у него по уху.
При Logoff на экран выползло сообщение, что Кролик открыл новую BBS "Iron Ears". Винни Пух удивился и набрал указанный номер. Тут же произошло соединение.
"Здрасте, все, - гласила надпись на заставке, изображавшей не то бронированные уши, не то вытянутый по вертикали бюстгальтер. - Это новая BBS Кролика, работающая на его же системе Front Morkovka Door V1.0. Версия отладочная, поэтому щас Вы, наверное, повиснете".
Винни Пух удивился еще больше и нажал первую попавшуюся клавишу.
"Щас я выведу список наших пользователей, а Вы укажите, кто Вы есть, - сказала BBS. - Вы Кролик?"
Винни Пух нажал "N".
"Кристофер Робин?" - спросила BBS.
"N", - нажал Пух.
"Тигра?" - не унималась BBS.
"N!", - почти что завопил Пух.
"Пятачок?" - требовала BBS.
Пух разозлился и врезал левой лапой по клавише "N".
"Вас чего, в списке нету?", - спросила BBS. Винни облегченно нажал "Y".
"Тогда выберите первую букву Вашего имени: А?"...
Свое имя Винни Пух ввел только до буквы "П".
Затем ему все это надоело, и он вошел в BBS еще раз. Под именем Пятачка. Пароль у Пятачка был везде одинаковый: либо "ZHELUDD", либо "HRUHRU". На "ZHELUDD" Винни Пуха не хватило, а вот "HRUHRU" он набрал сравнительно быстро. BBS почти что облегченно вздохнула и заявила:
"MAIN MENU.
Файлы сливать будем?"
"N", - ответил Винни.
"А заливать?", - с надеждой показалось на экране.
"N", - повторил Винни.
"Message арию смотреть будем?"
"N".
"Статистику показать?"
"N".
"Что, выйти что-ли?"
"Y", - набрал Винни с облегчением.
Сообщение для СисОпа он оставлять не стал.
"Надрать бы ему уши его металлические", - подумал Винни Пух про Кролика. - "Издевательство какое".
И он позвонил Иа-иа.
Телефон Иа-иа отозвался телефаксным треском. Очевидно, глупый осел решил порадовать кого-то байтораздирающим зрелищем.
Винни Пух плюнул в монитор и тут же вытер его правой лапой.
Он позвонил самому себе с другого телефона, с АОН'ом, удостоверился, что номер не опознается вовсе, и стал звонить за бугор, в соседний Лес.
Ничего интересного там не валялось. Для разминки модема Винни скачал Turbo Pascal 7.21 Beta Release, и полез в холодильник за льдом - от чрезмерного усердия модем раскалился добела.
Тем временем Кристофер Робин не унимался - поиски утраченных денег ни к чему не привели. После того, как он в частном порядке обежал весь лес, он стал подозревать всех, и Иа-иа - в самой большей степени.
У Кристофера Робина стали происходить подозрительные вещи: то неожиданно принтер перевозбуждался и начинал печатать платежное поручение Кристоферу Робину от Кристофера Робина, причем подпись самого Кристофера Робина была сделана так качественно, что, если бы он относил платежки в банк, а не засовывал в бумажкокушательную машину, там бы их непременно исполняли.
Очевидно, пакостил неизвестный науке вирус, но Кристофер Робин сам ничего лечить не умел, а антивирусными программами воспользоваться не хотел, так как не верил ни в них, ни в вирусы.
Инфекция между тем плодилась и размножалась - то вдруг при загрузке на экране появлялась непристойная анимационная картинка - Кристофер Робин верхом на Кенге или на САВЕ в соответствующем виде, либо при наборе цифр везде где угодно нужные цифры не набирались, а вместо них подставлялось число Пи в квадрате или кубе.
Кристоферу Робину это все серьезно надоело, и он позвонил Винни Пуху.
Тридцать один телефон у медвежонка был занят, а тридцать второй долго не отвечал, пока наконец в трубке не раздался пьяный голос Пуха: "Але...".
-- Привет, Винни! - сказал Кристофер Робин радостно. - Ну как, слил?
-- Слил, - сказал Винни Пух отрешенно. - Щас пойду, еще солью... Ой...
-- Да нет, Винни, я говорю, Space Quest VIII слил?
-- У Пятака возьми, - сказал Винни.
-- У какого Пятака? - не понял Кристофер Робин.
-- У кабана у этого... Который дебаггер тра... в смысле, мучает.
-- Скажи мне, Винни, - робко начал Кристофер Робин. - Только по-честному!
-- Да я! Да мне! Да у меня! - послышалось на другом конце провода.
-- Понял, понял, Винни, я чего говорю-то... Скажи мне по-честному, Пух, ты не знаешь - совсем-совсем случайно! - кто у меня снял сорок миллионов?
На другом конце послышалось сипение: Винни, в плюшевой голове которого гневно ворочались опилки, ответственные за совесть, почувствовал себя не очень ловко.
-- Кто ж его знает... - сказал Винни наконец.
-- А как ты думаешь, кого я подозреваю?
-- Кого? - с подозрением спросил Винни, начиная трезветь.
-- А вот догадайся.
-- Слонопотама, может? - спросил Винни с надеждой.
Кристофер Робин заколебался. Слонопотам был не более чем плод его воображения, но тем не менее с данным плодом Кристофер Робин встречаться не хотел и встреч не искал.
-- Слонопотама? - спросил Кристофер Робин с сомнением. Ему представилось, как огромный зверь набирает пароль на огромной клавиатуре, как перекачиваются его отмытые сорок миллионов и как Слонопотам разражается жутким хохотом, и у Кристофера Робина мороз пошел по коже.
-- А может, и Слонопотама, - сказал он.
-- Может, может, все может! - сказал обрадованный Винни Пух. - Три дня назад знаешь как он мне все провода рубанул... бивнем...
-- Да, - сказал Кристофер Робин. - Если это Слонопотам - пропали бабки...
-- Чья бабка? - удивился Винни.
-- Да так, выражение такое... Ну ладно... Ты звони, как сольешь Space Quest VIII... Или он, говоришь, у Пятачка?
-- Ну да, - сказал Винни. - Ну ладно, давай, Hang-Up быстрее, не занимай линию... - И он, радостно потирая лапки, повесил трубку.

Глава Восьмая,
В которой появляется сам Слонопотам
Винни спокойно подошел к своему модему и потрогал его лапой. Модем был горяч, как Винни Пух после прошлогодней погони Пчел. Винни пошел на кухню, намочил водой полотенце и положил его на модем.
-- Остывай, остывай быстрее! - просил он вслух. - Borland C++ 7.82 сливать надо...
Несмотря на уговоры, модем быстрее остывать не стал.
Винни Пух опять пошел на кухню и налил ведро воды...
Утром Тигра, идя к себе на Лесную Телефонную Станцию, заметил около Трех Сосен очень и очень странные следы - они были похоже не то на то, что у Винни Пуха на этом месте лопнули рессоры и оставшуюся часть пути его "Мерседес" попросту прыгал на пузе (как Кенга), не то на то, что Кролик тащил здесь здоровый мешок капусты. Но капусту давно собрали, и потом, Кролика невозможно было оторвать от его BBS, а тем более, отправить на сельскохозяйственные работы.
Тигра с урчанием оглядел следы, пожал полосатыми плечами и, виляя хвостом, отправился дальше.
Около самой Лесной Телефонной Станции он обнаружил еще более странную картину: в зарослях кустарника, которые САВА называла английским газоном, была протоптана огромнейшая просека, причем были повалены нетонкие такие деревья.
Тигра огляделся по сторонам, потеребил топорщащиеся усы и подошел к двери.
На двери висела некая записка от САВЫ. Тигра читать не умел, и поэтому не стал вчитываться, чтобы не напрягать мозги и не распространять, как в былые времена, слухи про Пятнистого Щасвирнуса.
Он вошел внутрь, напился из чайника воды и позвонил Кристоферу Робину.
-- Привет, привет, Тигра, - сказали голосом Кристофера Робина в трубке.
-- Я чего, - Тигра, как всегда, сразу же приступил к делу. - Тут записка от САВЫ - приезжай, прочитать надо.
-- Сам-то не можешь? - ехидно спросили в трубке.
-- Еще я умел бы, - гордо ответил Тигра и откусил шланг телефона.
Обуянный любопытством Кристофер Робин приехал через десять минут.
-- Что за записка? - спросил он с порога: дверь была открыта внутрь, и записку с улицы не было видно, иначе Тигра узнал бы ее текст самым последним в Лесу.
-- Да фот она, - сказал Тигра с набитым ртом, прожевывая впопыхах полотенце: вопрос, что же все-таки едят Тигры, еще закрыт не был.
-- И всего-то? - разочарованно спросил Кристофер Робин, прочитав записку.
-- А что там? - вежливо поинтересовался Тигра.
-- А тут написано "Читайте на обороте. САВА". А! Читайте на обороте! Как же я сразу не догадался.
Записку сорвали и на обороте было прочитано:
"В глубоких связи с непродолжительным нахожденией неезвесного науке и мне лично зверя крупных размера в
Лесу считаю сваим долгом эмиргрировать в соседний Лес, как перидавой части Лесной Интили... (долгие и продолжительные похвалы в адрес САВЫ и культурные интеллигентные ругательства в адрес вышеупомянутого зверя).
С уважиние,
САВА."
-- САВА! Зверь! Соседний Лес! - выкрикивал Тигра, как ненормальный и бешено вращал хвостом.
-- Тигра, про ка-а-а-акого это она з-з-зверя? - испугался Кристофер Робин.
С глухим урчанием, которое, как казалось, издавал весь Лес, на Лесную Телефонную Станцию опустилась зловещая тень...
Винни Пух только что начал скачивать библиотеки от Borland C++ 7.82, как вдруг связь оборвалась, а модем заявил, что в карьер он больше не хочет.
-- Что они там, офонарели, что-ли? - удивился Винни Пух и поднял трубку.
В трубке стояла гробовая тишина.
Винни Пух обиделся, подергал провод, но телефон не заговорил. Молчали также все остальные сорок шесть линий.
Пух обиделся еще раз и поехал к Кенге.
Кенга и Крошка Ру занимались тем, что играли в очень интересную, по их мнению, игру: соревновались, кто больше отметит файлов в Нортоне за секунду. Кенга подыгрывала Крошке Ру с материнской любовью, он же с животной ненавистью обыгрывал мамашу и злорадно ликовал, когда Кенга вместо <Ins> нажимала <Enter>. О существовании клавиши <+> семья кенгуру догадывалась, но значения этому существованию не предавала.
В дверь позвонили.
Кенга вытерла руки о передник и пошла открывать. На пороге стоял озабоченный Винни Пух почему-то с разъемом DB25 типа Female в руках.
-- Кенга, у тебя сгущенка есть? - заговорщически спросил он.
-- Есть конечно, милый Пух, а что случилось?
-- Ничего, - сказал Винни. - Просто я шел мимо и подумал: а нет ли случайно у Кенги ящиков тридцать восемь сгущенки?
-- Тридцать восемь? - Кенга задумчиво достала из сумки разбухшую амбарную книгу. - Да есть, пожалуй, - сказала она, поколебавшись. - А зачем тебе?
-- Да просто так, - сказал Винни Пух. - Слушай, Кенга, у тебя телефон работает?
-- Телефон? - Кенга удивилась. - Конечно работает... Ру, милый, Винни Пуху позвонить надо!
-- Мне не надо! - засопротивлялся Винни Пух. - Я просто так.
-- Ру, милый, Винни не надо звонить! Просто телефон проверь!
-- А не пашет, сука, - сказал появившийся в дверях Крошка Ру. - Глухо, как в заднице.
-- Ру, дорогой, - сказала Кенга строго. - Помнишь, что я тебе говорила насчет нехороших слов и гримас? Если ты будешь так ругаться, то когда вырастешь, станешь похожим на Пятачка или на Кролика. Хочешь быть таким дистрофиком? Хочешь, Ру, милый?
-- Да пошла ты, - сказал Ру вполголоса, скрываясь внутри дома.
-- Он у меня такой послушный, - с восхищением сказала Кенга.
Из дома потянуло едким запахом дыма какой-то дрянной травки: или гашиша или марихуаны.
"Кошмар", - подумал Винни Пух и попятился. - "По-моему, так".
-- Ну, я, может, поеду? - спросил он вслух почему-то очень жалобно.
-- Поезжай, Винни, - разрешила Кенга. Дверь захлопнулась.
"Странно", - подумал Винни Пух. - "У Кенги тоже не работает телефон. Тут что-то не так. Это не спроста".
Он сел в "Мерседес" и поехал в сторону Лесной Телефонной Станции.
В это время в совершенно другом конце Леса Пятачок шел на прогулку. В левом его копытце был розовый воздушный шарик, почти прозрачный, надутый в позапрошлом месяце самим Винни Пухом; в правом - здоровенный желудь (гнилой, правда, немного), который Пятачок хотел подарить ослику Иа-иа за подкинутую идею по поводу ломания защиты в последней версии "Желудей без Проблем", созданной новым подразделением компании "Свинский Дизайн" из
Леса Поросюполь. Пятачок по программе свинской взаимопомощи получил демонстрационную версию, которая желуди только рисовала, а не учитывала, и ему страшно хотелось
ее поломать.
Иа-иа, как всегда, нашел правильное решение, подсказав Пятачку, что в качестве пароля программе следует подсунуть число, соответствующее количеству копытец поросенка, возведенному в степень количества отверстий на его рыльце, то есть 4 в степени 2, или 16.
Пятачок подсунул программе указанное значение, и она заработала, после чего Иа-иа объявил, что у него день рождения и ему нужно делать подарки. Такие сообщения поступали от Иа-иа каждый месяц, и жители Леса понемногу к ним привыкли и перестали обращать внимание на это обстоя...
Впрочем, я отвлекся.
В общем, Пятачок спокойно топал себе по лесу, как вдруг неожиданно и внезапно он заметил слева Огромную Яму, которой там быть не полагалось.
Пятачок сначала сильно испугался - до того сильно, что его шарик выскочил у него из дрожащего копытца и
улетел в глубокое синее небо.
"А чего это я? Тут бояться нечего (разве только волков - прости господи!), - подумал Пятачок. - Я только посмотрю. Я ничего трогать не бу..."
Вдруг огромная темная тень покрыла поросенка сверху, как будто вмиг настала ночь, когда поросятам совсем не рекомендуется шляться где попало и лучше всего сидеть дома и смотреть по телевизору передачу "Спокойной ночи, хрюшки".
-- Какой самый лучший язык на свете? - спросили у него откуда-то сверху жутким громовым басом.
-- НЕ СВИНОЙ! Го-го-го-го-говяжий, - заявил поросенок, от страха у которого намокла вся одежда, особенно пониже пухлого живота.
-- Глупая свинья, - сказали сверху. - Я спрашиваю, какой лучший язык программирования?
-- Ас-ас-ас-ас-ас-ассемблер, - сказал Пятачок, дрожа так, что прогнившие внутренности желудя трепыхались и издавали зловоние.
-- Это понятно, - сказал страшный голос. - Я про структурные спрашиваю... НУ? Говори быстро, а то съем...
-- Па-па-па-па-па..., - от страха поросенок не мог выговорить не слова. Он вспомнил (из объяснения Пуха), что лучший язык на свете - конечно же, Паскаль.
-- Понятно, - подытожили сверху. - Умный поросенок. Проваливай. Ух, я вас всех!

Глава Девятая,
В которой Слонопотаму грозит
Ужасная Опасность​


Пятачок не помнил себя, как он бежал по Лесу. Он осмелился остановиться и обернуться только пробежав примерно километра два.
Вдалеке, в предвечерней дымке, медленно и величаво удалялась гладкая слоновья спина, доходящая до верхушек Очень Высоких Деревьев.
"Слонопотам!", - мелькнуло в вспотевшей голове Пятачка. - "Но почему в наших Лесах? Они у нас не водятся".
-- Эй, свинья, - неожиданно позвали Пятачка откуда-то сбоку.
Пятачок обернулся и увидел санитарную машину с криво намалеванным ветеринарным крестом.
Он послушно подошел к ней, хотя от страха задние копытца его не слушались.
-- Слонопотама не видал? - спросили Пятачка.
-- Не видал, - соврал зачем-то Пятачок. - А зачем он вам? - спросил он, набравшись наглости.
-- Там-то он на хрен не нужен, - сказали из машины. - Этот скот из зоопарка смылся зачем-то. Кормили плохо, что ли?. Вторую неделю вот ловим.
Пятачок насторожился.
-- Вот в соседнем Лесу, - продолжили из машины. - Этот гад свинарник растоптал. А говорят, - последние слова были сказаны особенно зловеще, как показалось испуганному поросенку: - Говорят, что и всех свиней пожрал.
-- А-а-а-а... А они сейчас как? - спросил Пятачок, чувствуя сердцебиение где-то в пятках.
-- Что "как"?
-- Я говорю, они сейчас особенно свирепы?
-- Особенно, - подтвердили специалисты бесстрастно. - Особенно в это время года Слонопотамы ужасно свирепы. Некоторые даже с ума сходят. От свирепости. Вот как этот - тоже ведь ненормальный какой-то. Бродит по лесу, и всех пугает, что съест, если не будут в Турбо-Паскале нажимать. Все Леса истоптал. Ну ладно, свинья, нам Слонопотама ловить пора...
-- В сетку ловить будете? - поинтересовался Пятачок.
-- Зачем же в сетку... Ракету "Лес-Лес" под хвост - и каюк... Охота, думаешь, нам его в зоопарк обратно переть...
Уезжая, машина подняла кучу пыли и прошлогодних сухих листьев.
Откашлявшись, поросенок посмотрел вслед удаляющейся машине и сказал со слезой в голосе:
-- Какое зверство!
Ему почему-то стало очень жалко Слонопотама.
Винни Пух сидел в мягком плюшевом кресле в обнимку с банкой меда. На его морде были явные следы указанного продукта и сладострастия.
-- Здравствуй, Пух, - сказал Пятачок грустно.
-- Привет, Пятачок, - сказал Винни Пух, ничуть не огорчаясь и не отрываясь от банки меда.
-- Слонопотама ловят, - сказал поросенок, готовясь заплакать.
-- Оч-чень хорошо, - сказал Винни Пух, запуская лапу в банку. - Мед, значит, целее будет...
-- Винни! - сказал Пятачок истерично. - Его же ракетой! Под хвост! И этот... как его?.. И каюк!
-- И это тоже хорошо, - сказал Винни удовлетворенно. - Значит, Пчелы больше меда наделают... Пре... ик!.. прекрасно...
-- Неужели тебе его совсем не жалко? - спросил Пятачок.
-- Ни капельки, - цинично сказал Пух.
Мед кончился, и Пух, неудовлетворенно икнув еще раз, вытер лапы о спинку плюшевого кресла.
-- Да, кстати, Пятачок, - сказал вдруг Винни. - Совсем забыл спросить... Телефон у тебя работает?
-- Ах, оставьте меня! - сказал Пятачок, и выбежал вон из дома с жуткими рыданиями.
-- Припадочный поросенок-то, - сказал Винни и поднял трубку телефона.
В трубке была тишина, как и прежде.
Пятачок шел домой, не разбирая дороги. Ему было страшно жалко Слонопотама, несмотря на то, что встретиться с ним еще раз Пятачок не имел ни малейшего желания. Поросенка поражала холодность Пуха в отношении зверя, которого будут каюкать ракетой под хвост.
Пятачок Пятачка (экий каламбурчик, а?) уже намок и с него часто падали крупные капли; поросенок жалобно издавал грустные похрюкивания.
Внезапно Пятачок понял, что глубоко отклонился от намеченного курса. Он заметил метрах в двухстах палочки и прутики, из которых, помнится, был создан дом Иа-иа и решил навестить ослика и рассказать ему о своих переживаниях.
-- Привет, Иа-иа! - сказал Пятачок грустно, заметив ослика невдалеке от большого куста колючек.
-- Привет, поросенок Пятачок, - сказал Иа-иа меланхоличным голосом.
-- Иа, Слонопотама ловят!
-- Слонопотама? - равнодушно спросил Иа-иа.
-- Ну да! И ракетой под хвост!
-- Под хвост? - ослику вспомнилось недавнее приключение с хвостом, который у него оторвали вместе, грубо говоря, с куском задницы агрессивно настроенные Панки.
-- А может, - сказал он после двадцатиминутного раздумья, - а может, в этом и есть сермяжная правда?
Поросенок разразился жуткими рыданиями, от которых у Иа-иа почему-то стало спокойней на душе.
-- Какие все, хрю-хрю, злые и нехорошие... хрю-хрю... в нашем Лесу, - подумал Пятачок вслух, вытирая слезы.
-- Ну как, ушел? - спросил Кристофер Робин, осторожно высовываясь из мусорного ящика.
Ему никто не ответил.
Кристофер Робин с опаской вылез из своего убежища, и увидел большие глаза Тигры внутри стиральной машины (с прозрачной крышкой), купленной САВОЙ Тигре на день рождения. Кристофер Робин открыл машину, и Тигра, чихая, с рычаниями выбрался наружу и начал отряхиваться от стирального порошка.
-- Ну и зверюга! - сказал Кристофер Робин.
-- Кто это б-был? - заикаясь, спросил Тигра. Хвост его дрожал мелкой-мелкой дрожью.
-- Слонопотам, кто же еще? - объяснил Кристофер Робин, отдирая прилипшую к рубашке бледно-розовую жвачку.
-- Чего он нас доп-п-прашивал-то? - спросил Тигра.
-- Кто его знает... Про лучший язык спрашивал.
-- А ч-ч-чего ты ему сказал, что лучший яз-з-зык - Си? - с подозрением спросил Тигра. - Я вот все слышал...
-- А какой-же еще?
-- Я вот тебе! - и Тигра занес над Кристофером Робином когтистую лапу. Но цапнуть по лицу любимого друга Тигра не решился.
Тигра нисколько не разбирался в языках программирования, но помнил довольно отчетливо доставленные Винни Пуху роскошные финские контрабандные обои, изображавшие цветочки с какой-то финской надписью, о которой Винни всем сообщал, что там написано "Турбо-Паскаль - вещь".
-- Давай в психушку позвоним, что-ли... - предложил Тигра после десятиминутного раздумья. - Слонопотам-то, вроде, бешеный...
-- Да чего уж там - давай позвоним...
Кристофер Робин снял трубку телефона и собрался набрать номер.
-- А, черт, телефон не работает, - сказал он, положив трубку.
-- Как не работает? - Тигра бросился к распаячному шкафу. - Ах ты гад, - сказал он через минуту, появившись снаружи. - Не работает ни хрена... Везде не фаза, а земля...
-- А как ты фазу проверял? - поинтересовался Кристофер Робин.
-- Как, как... Зубами, как же еще-то?
Эпилог
Маленький отважный поросенок ждал в Очень Хитрой Засаде около двух часов, пока на горизонте появилось облако пыли и раздался рокот мотора.
"Вот я вам щас...", - подумал Пятачок и нажал на кнопку подготовки к запуску ракеты.
Он навел ракету на облако пыли и нажал на спуск.
"Будете знать, - подумал он, - как Слонопотамов обижать, живодеры...".
Когда пылевое облако приблизилось, Пятачок с ужасом разглядел, что Слонопотам зигзагами гонит по дооге санитарную машину, подталкивая ее хоботом.
Пятачок почувствовал, как у него зашевелилась щетина на голове, но кнопки разворота у ракеты не было...
Последнее, что заметил испуганный поросенок - пролетающие над ним огромные бивни.
Пятачок, рыдая, стоял на холме около бронетранспортера, рядом с огромной дымящейся ямой. Около ямы расло обугленное дерево, на котором висели крупные клочья обшивки санитарной машины. На бронетранспортере было криво написано "I LOVE BORLAND & ZHELUDDI".
Лес спал.
Винни Пух скачивал из соседнего леса новую коммуникационную программу с офигительнейшим протоколом обмена; Тигра во сне рычал и дергал лапой: ему снилось, как он играет в OutRun, а за ним гонится Слонопотам; Кристоферу Робину снилось, как Слопотам гонится за ним и обсыпает сверху пачками банкнот.
А сам Слонопотам только что приземлился в соседнем Лесу, и ему снилось, как все жители всех-всех Лесов стали хорошими (и стали писать только на Паскале). Только что рассеялись тучи, и над ночным Лесом показалась круглая луна, похожая на дырку в пятидюймовом диске, если смотреть ее на свет лампы.

КОНЕЦ.
 

skydiver

Модератор
СКАЗКА О МАЛЬЧИШЕ-ПЛОХИШЕ
И ЕГО ГРАЖДАСКОЙ ТАЙНЕ

В ту дальнюю-дальнюю пору, когда власть в стране захватили Мальчиши-Кибальчиши, жил да был Мальчиш-Плохиш по прозванию Мальчиш-В-Помойке-Торчишь со своим дедом-кулаком и отцом-дураком. Жили - не тужили. Себя кормили, соседей кормили, комиссаров городских кормили. Маленький кацо знаешь? И его кормили.
Гоп! Гоп! Хорошо! Дед работает - сено косит, отец работает - дурака валяет, а Плохиш знай себе лопает хлебопеченье и хлещет бочками самогоноваренье. о вот, дело к вечеру, вышел Плохиш из дома, то ли корову подоить, то ли сельсовет поджечь, и почудилось ему, что пахнет ветер не цветами с садов, не медом с лугов, а пахнет ветер жареным. Лег он спать, и вдруг - стук в окно. Стоит всадник - конь вороной, сабля острая, сердце горячее, руки чистые, а голова холодная. И говорит: "Эй, козлятушки-ребятушки, отворитеся-отопритеся! Губчека пришла, приговор принесла." Сказал эти тревожные слова и открыл беспорядочную стрельбу. Хотел дед-кулак винтовку взять, да такой он старый, что не поднимет. Хотел саблю нацепить - нацепил, да не туда, только все уши в кровь изрезал. Хотел просто так выйти, по башке настучать, да лень ему стало. Сел дед на двадцать лет, и громко заплакал.
Остался Плохиш со своим отцом-дураком жить-поживать.
Гоп-стоп! Плохо! Плохиш работает - сено косит, отед работает - в сено с разбега прыгает. о вот однажды ночью - стук в окно. Открыл Плохиш и видит: сидит перед ним всадник. То, да не тот. ос орлиный, взгляд соколиный, грудь в крестах, а голова в кустах. И вдруг говорит голова из кустов человеческим голосом: "Вот вы печенюшки кушаете? Это хорошо. А с собой насушили?".
Делать нечего. Собрался отец-дурак, подозвал сына и говорит:"у что, сынок? Щи в котле, каравай на столе. а дворе трава, на траве дрова. Эне бэне раба - квинтер финтер жаба". Сказал он ему так, ткнул вилами в бок и сгинул.
И вот однажды вылез Плохиш из теплотрассы - то ли в Баден-Баден собрался, то ли отопленный сезон кончился. Вдруг видит - стоит перед ним всадник. Тот, да не тот. Коня нет - пропал конь. Сабли нет - пропала сабля. Папахи нет, мыла нет, сахара нет, помидоры гнилые и жрать нечего. У Плохиша от изумления даже сыр изо рта выпал. А всадник и говорит: "Товарищ! Я не ел семьдесят лет. У вас не будет лишней печенюшки?" Делать нечего. Достал Плохиш масло, намазал на фигу и протянул всаднику: "Вот все, что у меня осталось!". Облизал всадник дулю и вдруг превратился их хилого дряблого старца в хилую дряблую старуху. Вскочила она на помело и умчалась прочь.
"А ведь догоню!" - подумал Плохиш, и верно подумал, так как торчавшее между ног помело мешало старухе бежать быстро.
Но тут дорогу преградил паровоз. "Постой, паровоз, не стучите, колеса!" - молвил Плохиш. И встал паровоз, а колеса продолжали стучать. Подбежал к Плохишу три добрых молодца - один краше другого, а третий и вовсе урод, подхватили его под белы ягодицы и кинули в подвалы Бердского ЧК. Стали они его бить-пытать. Дед бил-бил, не разбил. Баба била-била, не разбила. Привели Плохиша к Главному Кибальчишу.
- Ничего не сказал нам проклятый Плохиш!
- А вы бы ему тряпку изо рта вынули, может, и скажет чего!"- сообразил Главный.
Вынули. И плюнул Плохиш в толстую трусливую морду Кибальчиша. И Кибальчиш плюнул в худое мужественное лицо Плохиша. И так плевались они три дня и три ночи. И стали оба такими склизкими и омерзительными, что все люди отвернулись от них. Пошли Плохиш и Кибальчиш куда глаза глядят, а так как у них обоих глаза с детства глядели в разные стороны, то и разорвали они себя на две половинки...
(До этих строк дописал смертельно уставший автор эту сказку и заснул.)
"Красная бурда"
 
Просто сказки

Сказка про лес.
Медведь был безобразным, косолапым и грязным животным. Однако добрее его не было никого во всем лесу. Но звери замечали только его внешность, на что Медведь жутко обижался, ловил их и жестоко избивал ногами. Поэтому звери его не любили. Хотя он был очень добрым. И веселым. Он любил задорные шутки. За эти шутки звери его скоро жутко возненавидели и били. Да, трудно быть на свете добрым и веселым.
Волк был тоже безобразным и грязным. И еще он был очень злым и жестоким.
Но звери не испытывали к нему ненависти и не били. Потому, что Волк умер еще в раннем детстве. Потому, что Медведь родился раньше Волка.
Да, хорошо, когда Добро побеждает Зло.
Заяц тоже был злым и жестоким. И грязным. И еще он был трусливым. Гадостей Заяц никому никогда не делал. Потому, что боялся. Но его все равно сильно били. Потому, что Зло всегда должно быть наказано.
И Дятел тоже был злым и жестоким. Он не бил зверей, потому, что у него не было рук. Поэтому, он вымещал свою злость на деревьях. Его не били.
Потому, что не могли дотянуться. Однажды его придавило насмерть упавшее дерево. Поговаривали, что оно отомстило. После этого звери целый месяц боялись мочиться на деревья. Они мочились на Зайца. Заяц простудился и умер. Всем было ясно, что во всем был виноват Дятел. Но его не тронули.
Поскольку не смогли выковырять из-под упавшего дерева. Да, Зло иногда остается безнаказанным.
Крот был маленьким и слепым. Он не был злым. Он просто хорошо делал свое дело. Это он подъел дерево, которое упало на дятла. Об этом никто не узнал, и поэтому его не избили. Его вообще били редко. Чаще пугали.
Но его было очень трудно испугать, потому что он был слепой и не видел, что его пугают. Когда не удавалось испугать Крота, звери очень огорчались.
И били Медведя. Потому, что им было очень обидно. Однажды Медведь тоже захотел испугать Крота. Но Крот не испугался. Потому, что Медведь его убил. Нечаянно. Просто Медведь был очень неуклюжим. И звери его очень сильно избили. Даже, несмотря на то, что Медведь сказал, что пошутил.
Плохо, когда твои шутки никто не понимает.
Лиса была очень хитрой. Она могла запросто обхитрить кого угодно. Когда ей это удавалось, то ее не били. Но иногда ей не везло. И ее били.
Били всем лесом. И она уже не могла кого-нибудь обхитрить. Потому, что очень трудно кого-нибудь обхитрить, когда тебя бьют. Однажды ее избили до смерти. Да, жилда всегда на правду выйдет.
Кабан был большой, сильный и страшный. Его все очень боялись. И поэтому его били только всем лесом. Или просто кидали в него камнями. Кабан этого очень не любил. И однажды ночью он спрятал все камни в лесу.
За это его очень сильно избили. Больше Кабан никогда не прятал камни.
Воистину говорят - время собирать камни и время их не трогать никогда.
Козел не был ни злым, ни добрым. Он был просто Козел. Он часто козлил.
И его боялись бить. И он своим козловством всех достал. И тогда его избили до смерти. Потому, что иначе он бы умер от старости. Когда-нибудь.
Когда Козел умер, Медведь сильно плакал. Потому, что он в тайне любил Козла. Да, любовь зла, полюбишь и Козла.
Ежик был маленький и колючий. Он кололся. Он не был злым, он кололся по своей природе. Из-за этого его били только в живот. Ежик этого не любил и стал бриться наголо. И тогда его стали бить как всех. Да, очень трудно быть не таким как все.
Скунс был почти таким, как Заяц. Но только очень вонючим. Он плохо пахнул. Его били только в полиэтиленовом пакете. Тогда запах был не такой сильный. Однажды у Скунса был день рождения. Он пригласил всех зверей, потому, что был жадным и любил подарки. И звери подарили ему новый полиэтиленовый пакет. И сильно избили до потери сознания. И Скунс задохнулся в пакете. Так его и похоронили. В пакете. В Очень Дальнем Лесу. Потому, что мертвый Скунс вонял еще сильнее. Потом пришли жители Очень Дальнего Леса и в сех сильно избили. Им не понравился запах мертвого Скунса. Да, с соседями надо жить в мире.
Хомяк был тоже очень жадным. И богатым. Если бы он делился своим богатством, его бы били не так сильно. Но он был очень жадным. За это его били сильно. И ему все равно приходилось делиться. И он горько плакал. Да, богатые тоже плачут.
Лев был царь зверей. Он правил лесом. Царей бить не положено. Это закон.
Но звери давно забили на закон. Звери били и льва. Ни за что. Потому, что так уж здесь повелось. Мораль: А зори здесь тихие...
 

    Yurkin

    очки: 5
    :)
Медведь, переминаясь с лапы на лапу, тревожно всматривался в кедровый бор у подножия сопки. Время от времени он дышал на стекло стереотрубы, подзывал зайца и вытирал им объектив. Стереотрубу Мише подарили геологи, с карабином, теодолитом и кучей другого бесполезного в хозяйстве барахла. Той весной Топтыгин поднялся поздно, и, продирая глаза, обходил свои владения, когда внезапно наткнулся на лагерь.

При виде медведя люди в лагере обрадовались, начали кричать, бегать, но когда тот подошел поближе, засмущались и быстро уплыли на лодке. Миша и сам был зверь застенчивый, поэтому просто перетаскал подарки в берлогу и долго разбирался, что тут к чему. Большинство приборов так и остались непонятными игрушками, но трубу Топтыгин полюбил и, прихватив с собой зайца, часто бродил по сопкам, любуясь видами.

Наконец между между стволами замелькало серое и Хозяин Тайги облегченно вздохнул: до последнего момента он не был уверен, что Волка отпустят с заставы живым.

- Он что, всю дорогу бежал, что ли? - мяукнула Рысь.

Гигантская кошка обладала удивительно острым зрением и без всякой трубы видела ходящие ходуном бока соседушки. Багровый язык, свешенный чуть не до земли, говорил о том, что Волк действительно преодолел все двадцать километров без остановки. Наконец, Серый забрался на сопку и свалился прямо у ног Медведя.

- Все, больше не могу, - прохрипел он, - Дайте отдышаться.

И немедленно заснул. Медведь подождал пять минут, затем взял Волка за шиворот и слегка встряхнул.

- Сейчас-сейчас, еще минуточку, - пробормотал Волк, не открывая глаз.
- Серый, хватит придуриваться, - рявкнул Медведь.
- Все-все, уже проснулся, - Волк открыл глаза и протер их лапами.
- Так что тебе сказали? - спросил Топтыгин.
- Э-э-э, а можно меня на землю поставить? - робко поинтересовался Серый.
- А. Извини.

Волк встряхнулся и обвел собравшихся нехорошим взглядом:

- В общем, информация подтвердилась, - сказал он, - целая бригада браконьеров, работает по заказу китайцев.
- И что им нужно? - нервно спросил Медведь.
- Ну... - помялся Волк, - Лапы медведя, уши рыси и тигриные...

Он приподнялся на задние лапы и что-то прошептал в ухо Тигру. Полосатый, обычно оранжевый, вдруг пожелтел со шкуры и очень плотно припал к земле.

- Яйца, значит, - вздохнул Медведь, - А что пограничники? Не помогут в этот раз?
- У них и так забот полон рот, - мрачно ответил Волк, - Косоглазые через Амур лезут - спасу нет, еле успевают отлавливать.
- Я бы попросил! - возмутился Заяц.
- Извини. Берта вот согласилась с нами поработать, у нее отпуск.
- Это твоя знакомая? - уточнил Медведь.
- Ну, почти, - Волк посмотрел в небо, - У нас через полтора месяца щенки будут. В порядке эксперимента разрешили.
- Понятно, - Топтигин осмотрел собравшихся. - Ну, стало быть, обороняться будем сами.
- Милиция велела передать, - добавил Серый, - что искать их, если что не будут.
- Поня-я-ятненько, - мяукнула Рысь.
- Ладно, Заяц, можешь быть свободен, тебя это не касается, - приказал Хозяин Тайги.
- Фигу! Это мой лес! - храбро ответил Косой, - Сегодня вас, завтра им мои глаза потребуются или еще что-нибудь.
- Молодец, - Медведь осторожно потрепал Зайца по ушам, - Значит, план у нас будет такой...

*****

Волк и Берта неспешно трусили по тайге, уткнувшись носами в свежий след. браконьеров было семеро, и эти идиоты не нашли ничего лучше, чем, разделиться. Медведь взял на себя троих, за двоих отвечал тигр, Рыси и Волку с Бертой досталось по одному. Теперь нужно было только настигнуть своего мерзавца и наброситься на него сзади. Они гнали браконьера уже полтора часа, подбадривая его бодрым воем.

- Городской, - удовлетворенно заметил Волк, - Местный бы костер развел и за ним отсиделся.
- Не забывай, - нервно заметила овчарка, - У него карабин. Один раз бахнет - будешь потом свинец переваривать.

За время службы на границе Берта была ранена дважды и в таких вопросах считалась экспертом.

- Да брось, - хвастливо ответил Серый, - Он уже от страха не видит, куда бежит, еще немного...
- Стой, - овчарка замерла, и Волк, не успевший остановиться, проехал вперед на заднице несколько шагов.
- Что такое? - удивленно обернулся Волк
- Запах сильный, кажется он...

Над кустами медленно поднималось дуло винтовки.

- Берегись!

Берта рванулась вперед, но Серый сшиб ее плечом и кинулся в кусты сам. Раздался выстрел, короткий вой. Не помня себя от горя и ярости, овчарка бросилась в атаку, целясь туда, куда положено целиться служебной собаке...

*****

Заяц нашел Тигра посреди широкой старой гари. Могучий кот внимательно рассматривал широкую полосу распаханной и развороченной земле. Время от времени он опускал нос вниз, пытаясь принюхаться, но, вдохнув пыль и старую золу, чихал и опять усаживался на задницу. Заяц осторожно приблизился к Полосатому. Вообще-то, тигры не удостаивали косых своим вниманием, предпочитая зверей покрупнее, но кто его знает. Ополчение ополчением, а вдруг ему жрать захочется?

- Гумус, - задумчиво произнес Тигр, цепляя лапой землю.
- Что? - вежливо спросил заяц.
- Почва, плодородный слой, - все так же величественно ответил могучий зверь, - Все мы возвращаемся в гумус, давая жизнь травам, от трав кормятся благородные олени и прочие копытные, а они питают нас, мы же, когда придет срок, вернемся сюда, в гумус.

Заяц тактично помолчал. Тигров нередко пробивало на философию, Волк как-то рассказывал, что его зимой поймала одна Тигрица, и вместо того, чтобы разорвать, три часа читала выдержки из "Лунь Юй" и "Парадоксов".

- Понятно, - наконец нарушил молчание Косой, - А где браконьер?
- Ну... - пожал плечами Тигр, - где-то тут должен быть. Я на него стадо кабанов выгнал...

Полосатый встал и прошелся вдоль перепаханной полосы.

- В общем, похоже, он вернулся в гумус. Ладно, пойду второго искать.
- А что его искать? - Заяц, ждавший этого момента, надулся от гордости, - Пойдем, он тут, недалеко валяется.
- В каком смысле? - переспросил Тигр.
- Завалил я твоего второго, - чуть лопаясь от сознания собственного величия ответил Заяц.
- Хм-м-м, интересно, - пробормотал Тигр, - Ну, показывай.

Браконьер лежал в кустах без движения с закатанными глазами.

- Нда, действительно, - протянул Тигр. - Ладно, рассказывай, как ты его?
- На самом деле очень просто, - заторопился Заяц, - он идет такой, идет, а я прямо перед ним из травы как подпрыгну! Он брык - и лежит.
- Забавно, - позволил себе улыбнуться Тигр, - Причем, судя по запаху, еще и обделался. Ладно, оттащи куда-нибудь ружье, а я постараюсь преодолеть природную брезгливость и отнесу засранца на сборный пункт.

Заяц с трудом сдвинул винтовку с места и подумал, что, похоже, придется звать на помощь родственников. Полосатый, уже закинувший бесчувственного браконера себе на спину, внезапно обернулся.

- Заяц?
- Да? - Косой, пыхтя, пытался тянуть ружье за ремень.
- Ты молодец. Спасибо!


*****


- Ну ладно, ну перестань, - успокаивала Берта Волка.
- Что значит перестань? - визжал Серый, - Как это перестань? Думаешь я не видел, куда ты его кусала?
- Я очень испугалась, что он тебя застрелил, и сделала то, что нас учат делать, - объяснила овчарка.
- Вот так вот и положено? - кипятился Волк, - Думаешь мне приятно, что моя женщина хватала пастью за...
- Ну хватит! - гавкнула Берта, - Все овчарки хватают именно за это! Нас так готовят!

Волк несколько притормозил и недовечиво покосился на подругу.

- Все? И кобели тоже?
- И кобели, - твердо ответила овчарка.

Некоторое время оба бежали молча.

- Тяжелая у вас работа, - вздохнул Волк.

Дикий, протяжый вопль разорвал тишину ночного леса. Вопль столь жуткий, что Берта прижала уши к затылку, припала на живот и тихо заскулила.

- Эт-то что было? - заикаясь спросила отважная овчарка.
- Это? - шерсть на загривке у Волка встала дыбом, - Я тебе скажу что это было. Это рыси трахаются, вот что это было. Ну, скотина с кисточками, мы тут жизнью рискуем, а она... Можно подумать, это наши уши им нужны! Так, пойдем разбираться.

Припадая на раненую ногу, Волк похромал туда, где в ночи раздавались душераздирающие вопли. Взобравишись на сопку, Серый заорал:

- Рыся, ты где? Вылезай, скотина, опять валерьянки обожралась? А кто за тебя браконьеров ловить будет?
- Ну чего ты орешь, - ответило из кустов мягким, рокочущим баритоном.

В темноте зажглись две пары зеленых глаз, и Волк попятился. Ирис, супруг Рыси, считался мужчиной серьезным, ходили слухи, что с ним даже Топтыгин иногда здоровается первым. Однако праведный гнев, помноженный на боль в поврежденной лапе, взяли верх, и Серый грозно уткнулся носом в широкую хитрую рожу с бакенбарадми.

- В то врремя как весь лес в едином поррыве боррется с угррозой, - порыкивая начал Волк, - кое кто...
- Да ладно тебе, Волчик, - Рыся, потягиваясь, вышла из кустов и встала рядом с мужем.
- Привет, Берта. Мы своего браконьера обезвредили.
- Да? Ну и где он? - кипятился Волк.
- А вон, на дереве.

Ирис подошел к здоровенном кедру с абсолютно гладким стволом, и, встав на задние лапы, с душераздирающим скрежетом поточил о кору огромные когти.

- Муарррроуумуамуа, - произнес Рысь, тщательно выговаривая каждую букву.

Откуда-то из кроны донесся задушенный всхлип.

- Мы, собственно, его выследили, - объясняла Рыся Берте, - А когда он сел под деревом, занялись любовью. Он даже сапоги скинул, не говоря уж о винтовке.
- Пусть посидит пока, - лениво заметил Ирис, - Утром сам свалится. А ружье я пойду в болоте утоплю.


*****


Медведь сменил позицию и осторожно выглянул из-за камня. Пули цвикнули в полуметре от рыла и он откатился назад.

- Ну, скоро вы там? - прорычал Топтыгин.
- Сейчас все будет, Миша, - торопливо ответи енот, загоняя маленькими лапками последний патрон в обойму.

Огромные когти не давали Хозяину тайги перезаряжать карабин самому, пришлось привлечь старого знакомого. Енот пару зим пользовался топтигинской берлогой и теперь пришло время вернуть должок.

- На, держи.

Медведь подхватил карабин и, просунув коготь в спусковую скобу, выпалил в сторону кустов. В ответ прогремело несколько выстрелов, правое ухо обожгло болью.

- Миша, - осторожно сказал енот, - А у тебя в ухе дырка.
- Ничего, - сквозь клыки ответил Топтыгин, выпуская еще несколько пуль в сторону противника.
- Патронов у тебя еще на одну обойму, - добавил енот.

Медведь потер кровоточащее ухо лапой и осторожно высунулся из-за камня. Пуля ударила рядом, и осколки гранита больно посекли нос. Пора было менять позицию. Перестрелка продолжалась уже час, за это время медведь успел расстрелять большую часть оставшихся от геолгов патронов, но хуже всего было то, что вражеские пули разбили любимую стереотрубу. Вообще говоря, теперь все зависело от того, сработает ли вторая часть его гениального плана. Патроны кончались, горизонт уже засветлел, еще немного - и взойдет солнце. Топтыгин вздохнул, переполз за куст и открыл огонь. Он стрелял за свои лапы, за лапы всех медведей и медведиц, за уши рысей, за яйца тигров, за свой лес и свой Амур. Чувство собственного героизма и отважной обреченности переполнило косолапого и он громко заревел, бросая вызов браконьерам. Снова загрохотали выстрелы, вокруг падали срубленные пулями ветви.

- Врешь, не возмешь, - прохрипел Топтыгин.

- Туруру! Ла-ла-ла! Какой чудесный день! Какой чудесны пень! Кто лось - тот не олень!

Басовитый, трубящий рев раздался над лесом, сопровождаемый сучьев, ударами по чему-то мягкому и сдавленными воплями. Медведь обессиленно привалился к камню - помощь подошла вовремя.

- Это что? - осторожно спросил енот, прислушиваясь к звукам снизу, где, судя по всему, кого-то топтали ногами.
- Это лоси, - расслабленно ответил косолапый, - Я этих уродов отвлекал, а они бесшумно с тыла зашли.

Кому-то прописали крепкую саечку и тот же бас продолжил на мотив румынской группы, которую постоянно крутили на заставе:

- Хо-хо-хо! Как по лесу пробежал олень, озорной олень, зажигательный олень! Зацепился на бегу за пень!
- А... - енот собрался с духом и продолжил, - а чего это они?
- Понимаешь, - медведь прикладывал к простреленному уху подорожник, - у них сейчас гон. Поэтому они гонят. Постоянно. Не обращай внимания.

Из кустов вылетел огромный лось, недавно сбросивший рога.

- Ха-ха-ха! Мой добрый друг медведь! Ого-го-го! и маленький зверек с полосатой мордой!
- Енот, извините, - застенчиво представился Енот.
- Енот, уху-ху, какое великолепное, величественное, сексуально привлекательное имя! Не обращайте внимание, я гоню.
- Сексуально привлекательное? - Робко спросил зверек у Косолапого.
- Не обращай внимания, он гонит, - заверил Медведь, - Нормальное имя, мужское такое, крепкое. Лось, спасибо, уж выручил так выручил.
- Да-да-да! Мы мужественные звери, мы должны помогать друг другу! Тем более, что им нужны были наши хвосты. У-дю-дю-дю, у-дю-дю-дю-дю, баю-баюшки баю, не ложися на краю. Там трое то ли пленных, то ли, мва-ха-ха, безвозвратных потерь. Ладно, мы поскакали, гон все-таки.

Лось большими скачками скрылся в лесу.

- Ну, брат Енот, пошли брать в плен, если осталось кого, - подытожил Медведь.


******

- Итак, подведем результаты, - начал Медведь.

Амур сиял на солнце, ветер гудел в кедрах, на сопке было тепло и ветренно. Среди трофеев нашлась зрительная труба и Косолапый был наверху блаженства. Партизанский отряд собрался на вершине каменной горки на том самом месте, где позавчера они получили страшное известие о браконьерах.

- Берта и Волк - один, покалечен.
- Жить будет, - заверил Волк.
- Любить - вряд ли, - оскалившись во всю пасть, добавила Берта.
- Тигр - один, тело не найдено, - продолжал Медведь.
- Эти кабаны... - досадливо поморщился Полосатый, - Впрочем, он вернулся к земле, чего еще может желать Совершенномудрый... Кому-нибудь другому.
- Заяц - один, целехонький. Молодец, Косой, не ожидал.
- Служу...
Донельзя гордый собой Заяц несколько секунд подыскивал, кому же он служит, затем рявкнул то, что не раз слышал от пограничных собак.
- Служу России!

Все на минуту замерли по сидке "смирно".

- Рыся и Ирис - один. Мертвый.
- Мы ни при чем, - оторвался от умывания Русь, - он сам свалился с дерева и шею свернул.
- Ага, после того, как ты забрался туда и поточил когти об его ветку. Ладно, проехали, искать их не будут. Ну и троих мы с лосями. Двух они затоптали совсем, а один вроде ничего. Вот его и допросим. Тигр, давай его сюда.

Еще позавчера Полосатый за такой тон вцепился бы Медведю в толстую морду, но теперь лишь хлестнул себя по бокам хвостом и притащи за шиворот зажмурившегося и тихо подвывающего мужика.

- Где-то у меня был разговорник, - кряхтя поднялся медведь, - Серый, куси его там, чтобы глаза открыл, только не до смерти...


*****


Василий Дормидонтович Плюев, браконьер со стажем, сквозь ватные штаны почувствовал мощные челюсти на своей заднице и, взвизгнув, открыл глаза. Прямо на него в упор смотрела огромная медвежья харя. Харя открыла пасть, обдав Плюева зловонием и продемонстрировав ужасные желыте клыки, и хрипло произнесла:

- Превед, кросавчег.

© И. Кошкин
 

    Nastysha

    очки: 2
    Нет комментариев

    Гарыныч

    очки: 2
    Нет комментариев
Л

Любимая

Алекс Экслер. Винни-Пух и Пятак

Алекс Экслер. Винни-Пух и Пятак

(дружелюбная пародия на роман
"Чапаев и Пустота" Виктора Пелевина)

Осенний лес, как всегда, радовал своей прохладной свежестью и ласковым
бормотанием дождя по пурпурной листве. Я неторопливо шел по этой осенней
сказке, размышляя: как же так получилось, что в сознании простых обывателей
Леса я стал свиньей? Мне не был важен этот факт сам по себе. Меня даже не
сильно волновало их отношение ко мне, но обязательно нужно было понять
метафоричность самого процесса. Если судить с точки зрения величия нашего
присутствия в этом Лесу, лично для меня представляло интерес только МОЕ
отношение к этому миру. Кем Я себя считаю - Кабаном или Свиньей. А что по
этому поводу думают остальные - ничтожно, если воспринимать процесс жизни
как период полураспада. Однако не следовало забывать, что Лес в данном
случае является замкнутым пространством с точки зрения живущих в нем.
Конечно, это социум со своими законами развития и поведения. Маленький
поросенок Пятачок - это я в точке преломления ментальности окружающих
личностей. Большой Кабан Пятак - тот же я, но уже в фокусе оценки зверей,
способных проникнуть в глубину моего внутреннего развития.
Так я и шел, размышляя, как вдруг путь мне преградила одна из тех
странных личностей, которыми с недавнего времени был наполнен Лес. Мое
восприятие настолько отказывалось немедленно идентифицировать непонятное
животное, что я несколько минут гадал: слон, не слон, собака, не собака, но
затем, при первых же звуках, изданных зверем, понял, что передо мною -
Тигра. Да-да, тот самый Тигра, который нацепил себе на пояс здоровенную лупу
и, словно маску, натянул на лицо суперважную неопределенность.
- Здорово, Тигра, - небрежно сказал я, понимая, что от первых слов
зависит моя дальнейшая судьба.
- Привет, поросенок, - отозвался Тигра и, как мне показалось,
подозрительно осмотрел мои карманы.
- Куда путь держишь? - осведомился я, лихорадочно вспоминая, что же там
у меня валяется со вчерашнего дня.
- Да вот, расследую одно преступление, - вглядываясь мне в лицо,
ответил Тигра.
- Интересный у тебя подход, - сказал я. - Весь наш Лес - одно большое,
кровавое преступление. А ты собираешься найти кучу маленьких, а потом из
них, как из мозаики, воссоздать одно большое?
- Я бы тебе не советовал разговаривать со мной в таком тоне, - процедил
Тигра сквозь зубы. - Вопрос довольно серьезный. У Кристофера Робина кто-то
вчера спер два воздушных шарика. Один зеленый, другой синий. И я не
советовал бы тебе относиться к этой проблеме столь поверхностно. Ты уж
поверь, в Лесу есть силы, которые заставят кое-кого ответить за эту пропажу.
- Так вот в чем дело! - даже обрадовался я. - Ты теперь из разряда
странных прыгающих животных превратился в животное карающее?
- А что тебя удивляет? - спросил Тигра. - Сколько можно бесшабашно
прыгать по лесу? Пускай теперь прыгают другие. И лучше пусть они
допрыгаются, чем я.
- Ага, ага. Кто не с нами - тот против нас. Знакомый принцип.
- Слушай, поросенок! - сказал Тигра. - Мы с тобой - старые знакомые. Я
ценю в тебе философский склад ума, но не надо со мной быть свиньей. У Тигры
не такой добродушный характер, как может показаться. А насчет принципа - ты
абсолютно прав. Более того, я готов тебя принять в компанию Тех, Кто
Остальных Может Сильно Заставить Задуматься. Мне известны твои старые грешки
в виде неожиданной смерти Посторонним В, но у нас все не без греха. Если
присоединишься к нам, Лес от этого только выиграет. Ты - животное непростое,
но Нам такие нужны. Годится?
Еще бы не годилось. Могучие бицепсы Тигры наводили на мысль, что лучше
мне не относиться к группе тех, кого Они заставят задуматься. А там видно
будет. Время покажет, кто из нас Кабан.
- Хорошо, - сказал я. - Что мне нужно будет делать?
- Для начала, поедешь со мной к Кролику. Там много народу толчется.
Пошукаем, может, кто-то и слышал про эти шарики.
- Годится, - ответил я и полез в карман за носовым платком, чтобы
скрыть, как внезапным гневом налились мои маленькие глазки. Разумеется,
пьянящий осенний воздух сделал свое черное дело, поэтому вместе с платком из
кармана вылезли оба этих злосчастных шарика.
Надо было видеть, как резко изменились глаза Тигры. Как будто змея
внезапно сбросила свою шкуру и предстала в своем истинном, гадливом обличии.
Было ясно, что спустя мгновенье свинка в клетчатых штанишках будет прочно
ассоциироваться с десятком свиных отбивных. Времени на раздумье не было,
поэтому я сделал резкий выпад копытцем и одновременно изящным апперкотом
ударил его клыками в живот. Что-то хранило меня в этот день, потому что
Тигра как-то неестественно скрючился и упал навзничь, прямо в пожухлую
траву. Я был в сильном шоке, поэтому только спустя пару минут заметил, что
здоровенная лупа, висящая у Тигры на брюхе, от моего удара впилась ему прямо
в диафрагму. Итак, что мы имели на этот временной срез? Мертвый зверь,
которого убил я, здоровенная лупа как символ Лесного Расследования и
какой-то рюкзак у Тигры за спиной, где обнаружился целый горшок с Пьянящим
Конопляным Медом. Его, вообще-то, не разрешалось приготавливать в Лесу, но
кто в это смутное осеннее время обращал внимание на подобные тонкости?
Пережитое колоколом гудело в голове, поэтому я, не слишком хорошо соображая,
сунул в карман к себе лупу и взвалил на плечо рюкзак Тигры.
Внезапно кусты раздвинулись и на поляне появились два Морских Котика.
Что они делали в нашем Лесу - было не вполне понятно. Эти звери обычно жили
в воде и редко выходили оттуда. На суше они передвигались медленно, но
наводили ужас своими огромными лоснящимися телами.
- Здорово, робяты! - бодро сказал я, лихорадочно думая, что отвечать,
если они спросят о мертвом теле у меня под ногами.
- Так ты и есть Тигра? - спросил один Котик, подозрительно оглядывая
мои клетчатые штанишки.
- Трудно сказать, - ответил я. - Каждый из нас в душе немного Тигра. Но
если вам о чем-то говорит вот эта большая лупа, тогда вполне вероятно, что я
- именно тот, кто вам нужен.
- Ну, зверюга, так бы сразу и сказал, - обрадовался второй Котик. - Сам
знаешь, сколько разной сволочи животного происхождения сейчас по Лесу
шляется. А у нас разговор короткий. Чуть что - зажонглируем в бифштекс к
чертовой матери. Времена сейчас такие, что не до разговоров. Главный
говорил, что ты нас должен к Кролику отвести, пощупать там обстановку.
- Конечно, - сказал я. - Два шарика - вот наша главная цель.
- А это что у тебя под ногами валяется? - поинтересовался первый Котик.
- Палас, - не моргнув глазом, ответил я. - Мы же должны на дорожку
медка хлебнуть.
- Годится! - хором ответили Котики, разлеглись на мертвом теле Тигры и
вопросительно посмотрели на меня.
- Чего еще?
- Сам знаешь. Главный сказал, что у тебя горшок с Конопляным Медом
должен быть.
- Друзья! Может быть, обычного медка хлебнем? А этого - после задания.
- Обычный сам хлебай. У тебя и так все рыльце в медку. Давай, наливай
боевым товарищам.
Делать было нечего, поэтому я плеснул по хорошему глотку Конопляного
Меда прямо в раскрытые пасти Котиков. Ну, разумеется, и сам глотнул, потому
что чувствовал, что без хорошей порции мне сегодня не выгрести.
У Кролика, как обычно, было полно всякого зверья. Некоторые нахрюкались
сгущенкой до такой степени, что стали больше похожи на пресмыкающихся.
В углу огромной серой глыбой взгромоздился ослик Иа. Старый осел
частенько сиживал в этой норе, жрал сгущенку тоннами, делая вид, что она ему
помогает философски воспринимать действительность. Обычно я спокойно
относился к этому козлу, но сейчас Конопляный Мед как-то резко обострил все
мои чувства. Казалось, что воздух в норе просто пропитан ненавистью, а перед
глазами плавало жидкое стекло. Осел долго вглядывался в меня своими
заплывшими от сгущенки глазками, потом вдруг что-то сообразил и заревел на
все помещение:
- Поросенок Пятачок! Давненько я тебя не видел в этом гадючнике! Что
поделываешь?
Мимо его столика пропыхтел недовольный Кролик, которого безусловно
покоробило слово "гадючник", но он ничего не сказал. Только негодующе
блеснул очками в сторону Иа и что-то пробормотал о любителях пожрать
нахалявку, а потом облить грязью хозяина по самые уши.
- Привет, Иа, - подошел я к его столику. - Как жизнь? Четко ли
по-прежнему твое отражение в луже?
- Эх, поросенок Пятачок! Разве может быть нормальное отражение в этом
паршивом Лесу? Каждая тварь норовит плюнуть в лужу или бросить туда "бычок".
Никто не думает о чувствах и мыслях пожилого животного. Вот сижу, пью,
отмечая, таким образом, свой день рождения. Между прочим, скажу по секрету,
Кристофер Робин собирался подарить мне два воздушных шарика, но какая-то
сволочь их сперла. Представляешь? У САМОГО Кристофера Робина! При таких
нравах я не удивлюсь, если у меня завтра стырят хвост, а я ничего не замечу.
"Старый осел!", - подумал я, с ненавистью глядя на опостылевшую серую
морду. Он уже полгода шантажирует Кристофера Робина тем, что почти каждый
день заявляет о своем дне рождения. А у Кристофера - доброе сердце, вот он и
пытается всякий раз найти какой-то подарок. Может, действительно взять
шарики, натянуть этой скотине на морду, а потом утопить его в той самой
грязной луже, в которую он пялится каждый день?
Все это, вероятно, слишком явно отразилось на моем лице, потому что
Котики схватили меня с двух сторон и оттащили от стола старого маразматика.
- Але, Тигра, - сказал первый Котик. - Мы тут пошукали среди зверья,
так о шарах никто ничего не слышал. Ну, что? Поползли отсюда или замутим
небольшой цирк на льду? Если гуляем, тогда давай еще по глотку.
Мы еще треснули меда пополам со сгущенкой, и я ощутил, как с глаз
внезапно спала пелена, а морды окружающих зверей превратились в хитрые и
злобные хари. Ну, думаю, попер из меня Кабан Пятак. Второй Котик прищурился
и сказал:
- Давай, Тигра. Покажи этим пижонам, что умеют Те, Кто Могут Заставить!
Я залез на стол, выставил вперед руку с копытцем и начал:
- Что, зверье? Хорошо вам здесь сидится? Сгущеночка в правильное горло
попадает? От медка губешки не слипаются? Мерзкие и ничтожные обыватели! В то
время, когда весь Лес гудит о Краже у Кристофера Робина, когда каждый зверь
считает своим долгом принять участие в расследовании, вы тут размазываете
слюни по столу и считаете, что шарики найдет кто-то другой. Посмотрите на
себя! Во что вы превратились? Во что вы превратили Лес! В сборище
тупоголовых идиотских дебильных кретинов! Что вас тревожит в этой жизни?
Пожрать, попыхтеть с самкой и заснуть под дубом! Вот, что вам нужно!
Подошел к самому краю стола и, глядя прямо в эти тупые рыла, процедил:
- Животные подонки. Инкубаторские ублюдки!
В зале поднялся шум, но упругие туши Котиков за моим столом пока
останавливали любые физические поползновения.
- А теперь послушайте, - заявил я, - что вам прочтет Кабан Пятак:
По лесной тропинке
Иду я беззаботно.
Природа вокруг дышит,
И всем все хорошо!
Была когда-то Тигра,
Но Тигры нету больше,
Ее копытом стукнул
Большой крутой Кабан!
И так вот будет с каждым,
Кто не остолбенеет
От нашего величья,
От трелей соловья!
Дочитав эти стихи, я не сдержался и со страшной силой грянул горшком со
сгущенкой прямо по мерзким ушам старого осла Иа. Дальше картинка смазалась,
я помню только двух Котиков, которые с яростным весельем жонглировали
Кроликом.
Очнулся я в какой-то избушке лежа на скамье со связанными руками и
ногами. А за столом сидел ОН - медведь Винни-Пух, который задумчиво играл на
губной гармошке "Песни Венского леса". Заметив, что я очнулся, он подошел ко
мне вразвалку и сказал:
- Приветствую соратника по борьбеКотики рассказали о Вашем выступлении
у Кролика. Не скрою, я был несколько удивлен. Когда Кристофер Робин
скомандовал, что мы должны будем вместе отправиться в поход на пчел, я
поначалу собирался отказаться, потому что не подозревал в столь тщедушном
теле подобный боевой дух. Но Котики заявили, что теперь готовы с Вами хоть в
огонь, хоть в воду и даже к пчелам в улей. Поздравляю! У них мало кто может
завоевать подобную характеристику.
- Спасибо на добром слове, медведь Пух. Но Вы же прекрасно понимаете,
что тело - только физическая оболочка. Духом силен каждый зверь. Боевым
духом! Осознанием своего места в Лесу, пониманием законов природы и
правильной оценкой своей личности.
- С этим можно поспорить, - заявил Пух. - Существует масса философских
понятий, которые необходимо осознать с точки зрения диалектики. Почему Вы
говорите только о том, кто я? Разве не стоит задуматься над вопросом: зачем
я? Почему я именно так? Вот Вы, к примеру, Пятак? Кем себя ощущаете? Кабаном
Пятаком или поросенком Пятачком? Почему именно Пятак? Почему не рубль, не
два, не червонец, наконец!
- Бросьте, Пух, - хладнокровно ответил я. - Мы тут можем до
бесконечности рассуждать, почему нас сотворили именно таким образом. Почему
у меня сплющенный нос, а не хобот, которым так удобно умываться. Почему у
Вас маленький медвежий ротик, а не пасть, как у бегемота, которой было бы
так удобно хлебнуть медку. Нет смысла тратить время на попытки осмыслить
свою физическую сущность. Гораздо интересней обсудить вопрос, к примеру,
Кошерности Птеродактиля!
Медведь очень странно посмотрел мне в глаза, потом развязал мои копытца
и тихо спросил:
- Так Вы в курсе проблемы Кошерности Птеродактиля?
- Конечно, медведь Пух, - ответил я. - Разве я похож на тех тупоголовых
идиотских кретинов, которые только и могут жрать сгущенку у Кролика? Разве в
моих глазах не видно большой и глубокой жажды Познания? И, наконец, стал бы
Кристофер Робин рекомендовать Вам вместе со мной выполнить это почетное и
очень опасное задание?
- Вы правы, Пятак, - задумчиво произнес Пух. - И в знак полного доверия
хочу показать Вам нечто очень важное.
С этими словами медведь подвел меня к столу, где стоял здоровенный
горшок для меда.
- Именно этот горшок, - торжественно сказал Винни, - нам и предстоит
наполнить. А теперь, Пятак, загляните внутрь и посмотрите, что там на дне.
Я осторожно заглянул внутрь, поначалу ничего не увидел (голова после
Конопляного Меда трещала так, что впору было повеситься, если бы у меня
внезапно обнаружилась шея), но потом присмотрелся и вдруг в белой дымке
увидел Кристофера Робина: он тихо спал в своей детской кроватке, улыбаясь во
сне. Пух стоял рядом со мной, и на его лице было выражение глубокой
нежности. Мы простояли так довольно долго, как вдруг медведь резким
движением взял горшок и сказал, что нам уже пора выступать.
На полянке собралась толпа всякого зверья, которое должно было
сопровождать нас к дереву с пчелами. Пух сказал, чтобы я перед ними
выступил. После вчерашнего вечера терять было уже нечего, поэтому я вышел
вперед и сказал:
- Стоит ли задумываться о сиюминутном, когда впереди - вечностьУбогую
ментальность не спасет простая констатация факта того, что мировой эфир
влияет на нас всеми своими метеоритными потоками. Разбудите свое сознание,
позвольте ему разорвать стенки ваших убогих черепных коробок, и только тогда
вы станете полностью свободными от этих мерзких каждодневных условностей. В
вашем Космосе слишком много Эго. Взрывы метафизических эмоций не должны
поддаваться никакой формальной логистике...
Говорю, а чувствую, что животные реагируют как-то вяло. Кролик голову
на грудь свесил и чуть очки не уронил, Иа качается и уже просто с копыт
слетает. Вдруг я почувствовал легкий толчок в спину, и на центр поляны
выступил Винни-Пух.
- Зверье! - сказал медведь. - Дык... Эта... Пятак вон тут балабоны
балабонит, что, дескать, сознание и все такое прочее. Оно, конечно,
правильно и так далее, но нам, самцы, что нужно? Мед нам нужен! Сгущенка
нужна, ведром колотить по подушке. Ежели мы все эта... как его... толпой и
стадом пойдем, вот тогда, значит, и наш весь мед будет, топчись эти пчелы
конем. Што зверь, когда он один? Один зверь и есть! Любой его подстрелит
стрелом и освежует. А вот когда мы сообща, тогда оно стадо называется. А мы
когда стадо - любого охотника затопчем в литую кружку. Правильно я говорю?
Вперед, самцы, к пчелам! Пчелу увидал, эвона как, хрясь ей по сопатке изо
всей дури, и гори оно все огнем, прям медом не балуйся. А я, самцы, завсегда
с вами, потому что. Пчела - она кто? Хитрая овощ! Чисто, как матрац
летающий. А нам - что? Да перезверись эти пчелы трозверучим прозвером! Нам
отступать - не моги! За нами, самцы, только грязная лужа осла Иа. В этом вам
моя медвежья услуга! Да будет земля вам Пухом!
Смотрю я - мама моя, свинка Розалия! Животные все подобрались, глаза
горят, как у хищников лютых. Даже у Иа выражение на лице стало менее
идиотским. Поговорил так Винни минут двадцать, зверье прям на месте
подпрыгивает. Мол, давай сюда этих пчел! Крылья им оборвем, из полосок на
брюхе подтяжки наделаем, мед весь схряпаем, просто не ходи купаться. Пух
некоторое время постоял молча, наслаждаясь произведенным впечатлением, затем
эффектно махнул лапой в сторону старого дуба и крикнул:
- На пчел, самцы! Вперед!
Животные, толкаясь и пихаясь, помчались через бурелом, а мы с Винни
остались одни на поляне.
- Пух! Я просто поражаюсь! - сказал я. - Откуда в Вас такое понимание
чаяний простого народа? Лично я себя не считаю Цицероном, но при случае умею
произвести впечатление. А от Вашей речи они все как с глузда съехали! И
откуда эти странные выражения: "литая кружка", "топчись оно все конем", "в
этом моя вам медвежья услуга"?
- Задача настоящего лидера, - отдуваясь, сказал медведь, - тонко
чувствовать настроение зверья. И говорить с ними на одном языке. Вот Вы
сейчас спрашивали меня о каких-то странных выражениях, как будто я помню,
что именно я там говорил. Для меня важны не слова... Что слова? Шелуха. Мне
нужно передать им свой настрой. А что я при этом говорю, сам даже и не
слушаю. Ладно, хватит теории. Приступаем к практике. Строимся в колонну по
одному поросенку и медведю, а дальше - вперед, к дубу.
Дорога к дереву у меня как-то смазалась. Помню бесконечный бурелом и
пыхтенье Винни. Наконец, к вечеру добрались до места. Зверье уже
расположилось походным костром и вело свои тихие, задушевные разговоры. Пчел
пока не было видно, но никто не сомневался, что они начеку. Неподалеку от
дуба расположилась маленькая хибарка, где Пух предложил сделать
штаб-квартиру. Говорили, что там живет одинокая вдова. Поскольку Винни был
занят беседами с животными и поднятием у них боевого духа перед завтрашним
боем, я отправился к хижине, чтобы переговорить с хозяевами.
Что и говорить, события последних дней изрядно повлияли на мои манеры.
Если буквально неделю назад я бы долго скребся под входом, тоненьким
голоском упрашивая впустить меня внутрь, то сейчас просто с разбегу снес
дверь, ворвался в избушку и заорал:
- Здорово, карга старая! Отряд особенного предназначения доверил твоей
халупе стать нашей штаб-квартирой!
И тут в ответ раздался низкий, но очень мелодичный женский голос:
- Я ценю Ваше доверие, сеньор, но у меня принято вытирать ноги о
коврик, перед тем как войти. Вы сделали это?
Я внимательно всмотрелся в говорящую и... о Боже! Это оказалась
молоденькая Сова! Изящные серые перышки, стройный стан, гордый греческий нос
и такие изумительно выразительные, бездонные глазаМама моя, хрюшка Розалия!
И перед этой красотой я выставил себя неотесанной свиньей! Мне тут же
захотелось провалиться на этом месте куда-нибудь в другой Лес, но я не мог
не выполнить задание самого Винни-Пуха.
- Пардон, мадам, за мою горячность при посещении этого замечательного
жилища. Разумеется, я вытер копытца о коврик, который лежит перед дверью.
- Второе, - сказал Сова. - В этом доме не терпят лжи. Никакого коврика
там нет.
Итак, я подставился уже второй раз. Для Кабана Пятака это было просто
непростительно. Надо было спасать положение.
- Видите ли, мем-саиб, - вкрадчиво сказал я. - Говоря о коврике, я,
собственно, имел в виду не его физическую сущность. Для меня процесс
вытирания ноги о коврик при входе в дом подразумевает отрешенность от любых
непристойных мыслей, нечестивых побуждений, направленных на жилище, которое
я собираюсь посетить. Не вытирая ноги о коврик физически, мы, таким образом,
просто вносим в дом немного материальной грязи. Не вытирая ноги о коврик
морально, мы вносим в дом ауру недоброжелательности, злонамеренности, что
уж, поверьте, намного страшнее, чем обычная грязь.
- Хмм... - ухнула Сова. - Бойкости языка Вам не занимать. Но это еще не
повод не кидать Вам в лицо горшок со сметаной за подобное грубое вторжение.
- Поверьте, пани! - сказал я, открыто глядя в ее бездонные глаза. -
Если бы я мог предполагать, что встречу в этой чащобе столь совершенное
летающее существо, я бы не был столь развязным.
- К свиньям Ваши комплименты, Пятак, - сердито сказала Сова. -
Выкладывайте, что Вам нужно, и выкатывайтесь отсюда. Ко мне с минуты на
минуту должны прилететь.
Ах, вот как! У нее должен был появиться гость. Причем прилететь, а не
зайти или приползти. Ситуация начинала быть интересной. Разумеется, я не мог
покинуть этот дом, не договорившись о ночлеге. Но и ночной гость Совы в мои
планы не входил. Морально я чувствовал себя довольно уверенно, но без
бодрящего действия Конопляного Меда мог и не справиться со зловещим ночным
гостем.
- Милая хозяюшка, - сказал я. - Не сочтите меня за наглеца, но
позвольте поинтересоваться - кто именно должен к Вам пожаловать? Может быть,
с этой птицей нас связывают какие-либо дружеские взаимоотношения и мы сумеем
договориться о постое буквально на одну ночь? Я не могу оставить своего шефа
Винни-Пуха ночевать под дубом. Это противно офицерской честиЕсли подобный
прискорбный факт будет иметь место, мне останется только подорвать себя на
воздушном шарике!
- Что Вы говорите! - всполошилось это милое, пушистое существо. - Вы
просите о постое для самого Винни-Пуха? Это сильно меняет дело! Я думаю, что
мой муж в этом случае не будет возражать.
- ВАШ МУЖ? - неимоверно удивился я. - А мне доложили, что Вы, пардон,
вдова!
- А я и есть вдова, - кокетливо сказала Сова. - Мужа еще в прошлом году
подстрелили пионеры и сделали из него чучело для кружка юннатов.
- Позвольте! - почти заорал я. - Как он может прилететь, если он -
чучело?
- Сами Вы - чучело! - возмутилась Сова. - Мой Орел - экспонат живой
природы. А сюда он прилетает за нафталином. Попробуйте простоять на шкафу
всю зиму и не быть сожранным молью. Вот я его и снабжаю ценным продуктом.
Кто еще этим займется? Не пионеры же! Короче, Пятак, хватит щелкать клювом,
идите за Пухом, а я пока что-нибудь на стол соберу.
У меня все эти события уже колоколом сбрендивали в голове, поэтому я не
стал спорить, отправился к дубу и сказал Пуху, что он может отправляться в
штаб-квартиру. Сам же пошел обходить посты, но это заняло довольно много
времени, потому что зверье никак не могло понять поставленной перед ним
задачи, а я был уже не в состоянии чего-либо объяснять.
***
Рабинович легко шел по осенней Москве, осторожно прислушиваясь к своим
внутренним ощущениям. Хотя ощущать, собственно, было нечего. В желудке у
бывшего физика-ядерщика уже почти неделю проживали только одни пищевые
бактерии, которые дохли целыми полками и батальонами из-за невозможности
исполнять свои прямые, профессиональные обязанности. Он уже давно ни на что
не надеялся, потому что, почитай, целый год нигде не работал, перебиваясь
случайными заработками. Собственно, делать он ничего не умел, кроме
проектирования чернобыльских АЭС различного типа и разработки новых способов
подсчета элементарных, и не очень, частиц. Но кому сейчас были нужны эти его
умения? К тому же, Рабинович даже в это деловое время ухитрился сохранить в
себе отношение к жизни восторженного мальчика из благополучной еврейской
семьи, что весьма негативным образом сказывалось на продолжительности его
трудового стажа в одном месте. Он уже почти отчаялся найти приличную работу,
поэтому без особых надежд шел сейчас устраиваться в фирму "Парасько и
сыновья", о которой прочитал в рекламном объявлении.
Фирма располагалась в невысоком особнячке, построенном в центре Москвы.
Снаружи дом выглядел несколько странновато, потому что был покрашен в
ослепительно белый цвет, покрыт черепичной крышей, а на окнах висели
разноцветные наличники. У резной дубовой двери звонка не было, но висел
небольшой колокол, к язычку которого была подвешена веревка серого цвета с
кисточкой на конце.
Рабинович осторожно брякнул в колокол раз, другой, но никто не
открывал. Он уже собрался уходить, как вдруг дверь приоткрылась и оттуда
высунулась заспанная будка неимоверных размеров.
- Че так тихо брякаешь, солдатик? - спросила будка. - Надо изо всей
дури колотить! Здесь хрен кто услышит твои интеллигентские позвякивания.
Давай, заходи в горницу, не стой тут дуб-дубом.
Рабинович осторожно вошел внутрь помещения и забормотал:
- Мне, видите ли, Мусий Опанасович Парасько на сегодня назначил, и я, понимаете ли...
- Да брось ты тушеваться, паря. Назначил, значит примет. Мусий Опанасович
всех принимает, кому назначил. Скушно ему здесь. Будем знакомы: Григорий я.
Охранник местный, - и парень сунул Рабиновичу ладонь размером с лопату.
Рабинович осторожно пожал ее и сказал:
- Очень приятно. Моисей Израилевич.
- А! - коротко сказал охранник. - Ну, ничего, ничего. Ты давай, посиди
здесь чуток, а я доложу Мусию Опанасовичу.
Охранник ушел, а Рабинович стал с интересом рассматривать помещение.
Прежде всего его поразил пол. Он был дощатый. Именно дощатый, а не
паркетный. Но доски были чисто выскоблены и покрыты светлыми холщовыми
дорожками. Стены тоже были обшиты деревом, а на них висели белые рушники с
вышитыми красными петухами.
Григорий вернулся и сказал:
- Давай, паря, шуруй к Мусию. Он тебя ждет. Только вон эти натяни, - он
кивнул в угол, где лежала груда сапог. - Они без сапог не любят. Желаю,
говорят, думать, что я дома. И еще возьми вот это, - Григорий сунул в руки
Рабиновичу здоровенную бутыль с каким-то мутным напитком.
Рабинович растерянно взял бутыль и подумал, что у него уже начались
голодные галлюцинации.
- Короче, делаешь так, - инструктировал Григорий Рабиновича. - Идешь в
тот коридор, подходишь к двустворчатой двери. Только не вздумай свои
интеллигентские штучки выделывать - типа там скрестись, покашливать и все
такое прочее. Подходишь, ногой изо всей дури вдаряешь по створке, дверь
распахивается, после чего влетаешь в комнату и орешь изо всей силы: "Мусий! Здорово, кум! А я тебе горилки принес!". Понял, дитя природы?
- Понял, - неуверенно сказал Рабинович. - Иду в коридор, вдаряю, влетаю и ору.
- Молодец, - сказал охранник. - Шуруй. С Богом.
Рабинович растерянно брел по коридору, пока не увидел ту самую дверь, о
которой говорил охранник. Он неуверенно отвел назад ногу и попытался вдарить
по створке. Но подвели две вещи: голодное существование и один из законов
Ньютона, который гласит, что действие равно противодействию. Так что крепкая
створка двери устояла, а Рабинович был подло отброшен назад и грохнулся
спиной на доски. Хорошо еще, что не разбил драгоценную бутыль. Вторая
попытка прошла с аналогичным успехом, как вдруг створка неожиданно
отворилась и на пороге возник человек удивительного облика: высокий, очень
плотный, с оселедцем на голове и длинными усами, одетый в просторную белую
косоворотку и огромные малиновые шаровары, заправленные в мягкие сапоги.
- Кум! - закричал этот странный человек. - Где тебя черти носят? Два часа тебя жду!
- Здравствуйте, Мусий Опанасович, кум! - сказал Рабинович, поднимаясь с
пола. - А я вот тут Вам принес немного мутной жидкости.
Выражение лица странного человека внезапно изменилось, он сухо
посмотрел на Рабиновича и сказал:
- Добрый день. Проходите, пожалуйста, в комнату. Я Вас давно жду, - и с
этими словами скрылся за дверью.
Рабинович пошел за ним, смутно чувствуя, что неточно выполнил
наставления охранника и уже совсем не надеясь на что-то хорошее в этой
жизни.
Комната внутри оказалась просторной, светлой и была похожа на вход: те
же выскобленные доски, покрытые дорожками, рушники с петухами на стенах.
Посреди комнаты стоял огромный стол, уставленный мисками, тарелками,
склянками, крынками и другими странными предметами, большинство из которых
Рабинович видел первый раз в жизни.
- Прошу меня простить, - с достоинством сказал Мусий Опанасович,
усаживаясь на скамейку, - за небольшой спектакль, который мы вместе
разыграли при встрече. Дело в том, что я очень давно не был на родине, а мне
очень важны атрибуты первой встречи, которые приняты в наших краях. Видите
ли, у нас считается, что если человек громко говорит, дружелюбно открывает
дверь ногой и приносит с собой бутыль с веселящим напитком, это способствует
установлению наиболее приятной атмосферы. Надеюсь, такой вариант встречи не
причинил Вам никаких неудобств?
- Что Вы, Мусий Опанасович! - ответил Рабинович. - Я тоже всегда
тосковал именно по такой форме общения. Конечно, окружающий мир сильно
закрепостил мои чувства, и я не смог в должной мере выполнить все атрибуты
приветствия, но надеюсь, что Вы простите мне этот промах.
- Разумеется, - сказал Мусий. - Что можно требовать от человека,
выросшего в условиях губительного мегаполиса? Честно говоря, Вы вели себя
даже намного лучше, чем я ожидал. Как Вас зовут?
- Моисей Израилевич, - привычно сжавшись внутри, ответил Рабинович.
- О! - приятно удивился Мусий. - Вы - Моисей! Я - Мусий! Вы не
находите, что наши имена чем-то похожи?
- Вполне может быть, - легко согласился Рабинович. - Хотя, если честно,
я ни разу не был на Вашей родине.
- Родина - внутри нас! - строго заявил Мусий. - И вокруг нас, где бы мы
ни находились. Именно поэтому я в своем офисе стараюсь максимально окружить
себя тем антуражем, к которому привык с детства. Ибо считаю, что только это
позволяет ощущать связь с моими корнями и впитывать их живительную силу. Вся
эта атрибутика - не случайна. Вот, например, дорогой Моисей Израилевич, что
Вы скажете по поводу вон того рушника?
Рабинович склонил голову:
- Червоный петух - символ тепла и уюта домашнего очага. Вышитая красная
дорожка по краям показывает надежную защиту дома от врагов, намекая, что при
случае им можно подпустить "красного петуха". Синий петух в центре рушника -
симол Познания, Веры и самоотречения во имя Родины.
- Я в Вас не ошибся, - одобрительно крякнул Мусий Опанасович. - Вы
всего пару часов здесь, а уже улавливаете настолько тонкие моменты, которые
и у нас-то на родине понимают далеко не все. Вы мне нравитесь, Рабинович. Я
беру Вас в свою фирму.
- Спасибо большое за доверие, Мусий Опанасович! - сказал Рабинович. -
Надеюсь, не будет нескромностью с моей стороны поинтересоваться - в чем
должны состоять мои должностные обязанности?
Мусий Опанасович нахмурился, и Рабинович с тоской подумал, что опять
ляпнул что-то не то.
- Видите ли, Рабинович, - задумчиво начал Мусий. - Лично мне вообще не
важно - что Вы будете делать в моей фирме. Прежде всего нужны люди, которым
я мог бы доверять. Которые бы чувствовали меня, мое настроение и умели
вовремя дать хороший совет. Вы, как я вижу, человек умный и тонко
чувствующий. Занятие Вам всегда найдется, а сейчас я бы предпочел хотя бы
ненадолго перестать говорить о делах и вкусить пищи не духовной, а вполне
материальной, - с этими словами Мусий усадил Рабиновича за стол и предложил
угощаться любыми блюдами из тех, что на нем стояли.
Рабинович растерянно смотрел на все это великолепие, будучи не в силах
выбрать - в какую миску запустить руку, а то и всю голову.
Мусий, между тем, взял два огромных граненых стакана, набулькал в них
до краев мутной жидкости, дал стакан Рабиновичу, поднял свой, провозгласил:
"Шоб було!" и с этими словами опрокинул весь стакан в свой огромный рот.
Рабинович прекрасно понимал, что в этом странном помещении каждый его шаг,
каждое действие несет в себе какие-то символы, за которыми внимательно
наблюдает этот странный человек. Поэтому он смекнул, что необходимо
повторять за Мусием все его шаги, взял стакан и тоже опрокинул его. Жидкость
легко провалилась вниз и вольготно развалилась в пустом желудке Рабиновича.
- Ты вареники попробуй, вареники! - сказал Мусий, подвинув Рабиновичу
огромную миску с восхитительного вида белыми плодами.
Рабинович почувствовал себя совсем легко, поэтому небрежным жестом взял
вареник и... уронил его себе на штаны. У Мусия Опанасовича окаменело лицо.
- Моисей, - сказал он. - Вы должны понимать. У себя на родине мы очень
трепетно относимся к дарам природы. Мы не позволяем себе небрежности в
обращении с ними. Ибо старая народная мудрость гласит: как ты относишься к
природе, так и она относится к тебе. Вареники - не совсем еда. Это - важный
эзотерический символ, питающий не только материальное, но и духовное начало
человека. Посмотрите на совершенную форму этого плода. Вкусите его
изумительную, сочащуюся начинку. Разве Вы не чувствуете просветления после
единения Вашего организма с этим божественным созданием природы?
- Простите меня еще раз, Мусий Опанасович, - сказал Рабинович. -
Поймите, что моя небрежность в обращении с этим чудесным символом
объединения физического и духовного в человеке была вызвана единственно
чувством восхищения. Кроме того, уронив плод на штаны, я как бы подчеркнул
тот факт, что он - важная составляющая моей плоти, но, подняв затем его ко
рту, я, таким образом, дал понять, что сейчас произойдет единение плода с
моим духовным началом.
Мусий Опанасович посмотрел на Рабиновича с ласковой улыбкой, и Моисей
почувствовал, что уже во второй раз ловко выкрутился из опасной ситуации.
Они сидели за столом довольно долго, бутыль все пустела и пустела, а
Рабинович первый раз за последнее время почувствовал, что его желудок и все
остальные загашники наполнены на много дней вперед.
Как обычно и бывает, жидкость в бутылке кончилась совершенно внезапно.
Ни Рабинович, ни Мусий Опанасович этого не ожидали. Мусий поднял на
Рабиновича уже несколько осоловевшие глаза и сказал:
- Горилка, Моисей, кончилась. Надо же что-то делать?
- Может быть, охранника за ней пошлем, Мусий Опанасович? - предложил
Рабинович.
- А кто будет хату охранять, паря? - набычился на него Мусий. - Говоря
твоим языком - кто же в лавке останется?
- И что нам теперь делать? - растерянно спросил Рабинович.
- У меня на родине, сынок, есть такой обычай: когда в хате
заканчивается горилка, мужчины сами идут ее добывать. Другого выхода нет. Не
можем же мы сидеть здесь без горилки!
- Я готов, Мусий Опанасович, - с жаром сказал Рабинович. - Тут за углом
недалеко есть палатка, там наверняка можно купить много пьянящей жидкости.
- Э, брат, - с горечью сказал Мусий. - Всему тебя учить надо. Как мы
можем просто пойти и купить горилки, если этим будет нарушен важный
священный обряд моей родины? Я не могу отступать от старинных обычаев ни на
йоту, ибо это будет значить, что я перестал себя уважать и уже не держусь
корней.
- И как это все должно происходить? - растерянно спросил Рабинович.
- Смотри сюда, - сказал Мусий, подвинув к себе пустую бутыль. - Смотри
и смекай. Вот у нас есть пустая бутыль. Так?
- Так, - легко согласился Рабинович.
- Горилки в хате у нас больше нет. Так?
- Так.
- Что делаем? - поинтересовался Мусий.
Рабинович ненадолго задумался:
- Может быть, идем в сарай и там гоним новую горилку?
- Мысль правильная, - обрадовался Мусий. - Но нерациональная. Горилку
мы будем гнать долго, а что пить все это время? Поэтому делаем таким
образом: берем бутыль, прокрадываемся через забор к соседу, у него в сарае
меняем пустую бутыль на полную и тихонечко ползем обратно, чтобы нас никто
не заметил.
- Позвольте! - возмутился Рабинович. - Как же так? Вся Ваша жизнь
направлена на духовное развитие личности человека, а здесь - банальная
кража. Да еще и с подлогом!
- Моисей, - мягко сказал Мусий Опанасович. - Вы просто еще не знаете
всех наших культурных традиций. Как Вы думаете, что сделает сосед, когда у
него кончится горилка?
- Не знаю, - замялся Рабинович. - Ну, пойдет в сарай и еще нагонит.
- А что он будет пить, когда будет гнать? - ласково посмотрев на него,
спросил Мусий.
- Ну... Не знаю, - сдался Рабинович. - А что он будет делать?
- Подойдет к забору, - тихо сказал Мусий, - вырвет оттуда дрын, залезет
ко мне в сарай и заменит полную бутыль на пустую. Теперь понимаете?
- Не совсем. Какой смысл в подобных действиях?
- Очень простой. Вернее, сложный. Круговорот горилки в природе
осуществляется? Осуществляется. Натуральный обмен продукта происходит?
Происходит. Ничья собственность при этом не страдает? Не страдает. А самое
главное, - тут Мусий Опанасович помолчал, - мы с соседом участвуем в
настоящем, мужском процессе охоты. В традиции, которая освящена поколениями!
Своим появлением на свет в виде младенца мужского пола мы даем клятву - быть
Охотником. А на что охотиться, спрашивается, в современном мире электроники,
как не на горилку? Может быть, Вы предложите выслеживать и убивать факсовый
аппарат?
- Ну, не знаю. А какой риск при подобной эмуляции охоты?
- Самый, что ни на есть, физический. Сосед, если нас заметит, пальнет
из дробовика солью. А это, я Вас уверяю, очень даже больно.
- Как это? Прям так и пальнет?
- Уж Вы не сомневайтесь. И он знает, что когда полезет ко мне в сарай,
получит аналогичную порцию.
- Хмм... Не спорю. Все довольно продумано, - сказал Рабинович. - Но как
мы в реалиях нынешней Москвы сумеем провести охоту так, как полагается?
- Здесь, к сожалению, настоящих условий для охоты нет. Но мы будем
делать вид, что все происходит именно таким образом, как у меня на родине.
Надеюсь, Вас это не смущает? - спросил Мусий.
- Нет, разумеется, - ответил Рабинович. - Я целиком в Вашем
распоряжении.
***
Мусий и Рабинович вышли на улицу, некоторое время постояли молча,
наслаждаясь ночной Москвой. Наконец, Мусий сказал:
- Идем вон в ту сторону. Сразу за поворотом будет воображаемый забор.
Ведем себя очень тихо, чтобы Мыкола не заметил.
Они двинулись к углу дома, завернули в переулок, где Рабинович
поразился резкой перемене, которая произошла с обликом Мусия Опанасовича:
добродушное и часто улыбающееся лицо превратилось в суровый абрис древнего
воина, римлянина; оселедец свисал с головы, делая Мусия похожего на индейца;
глаза его, наоборот, жили какой-то своей отдельной жизнью, которая
представляла собой смесь хитрости и восторженного предвкушения опасности.
Мусий подошел к воображаемой черте, присел, сделал вид, что хватает руками
какой-то вертикальный предмет, и с показным усилием отвел этот предмет в
сторону.
- Дрын отодвинул, - шепотом сообщил Мусий Рабиновичу.
Тот, в свою очередь, также взял руками воображаемый вертикальный
предмет, резко дернул его на себя и сделал вид, что положил на плечо. Мусий
на него удивленно посмотрел, но ничего не сказал и сделал знак двигаться
дальше. Они прошли еще шагов десять и увидели обычную палатку с выпивкой.
Мусий молча сунул в окошко пустую бутылку и деньги, продавец без всякого
удивления все это взял, а через пару минут вернул наполненную бутылку. Было
понятно, что или продавец всякого здесь повидал или это уже далеко не первый
поход Мусия на охоту. Затем они вернулись обратно к воображаемому забору,
Мусий сделал вид, что придвигает палку обратно, а Рабинович снял свой
воображаемый предмет с плеча и тоже приставил его к забору. Мусий немного
отдышался и сказал:
- Похоже, охота прошла нормально. У нас есть традиция: сразу после
преодоления вражеского рубежа попробовать добытой горилки, чтобы понять -
удалась охота или нет.
С этими словами он откупорил бутыль, сделал несколько мощных глотков и
передал ее Рабиновичу.
- Знаете, Моисей, - начал говорить Мусий с какой-то внутренней болью. -
Мне сначала показалось, что Вы очень быстро начинаете понимать наши
традиции. Но скажите на милость, зачем Вы выдрали дрын у соседа и положили
его на плечо? Зачем Вы испортили красивый, древний ритуал?
- Видите ли, Мусий, - сказал Рабинович. - Конечно, простите меня
великодушно за то, что я не точно следовал всем этапам процесса охоты, но
просто подумалось, что во дворе соседа на нас могут напасть злые домашние
животные, поэтому я и прихватил этот кусок дерева для того, чтобы нам было
чем отбиваться.
- Простите меня, Моисей, - сказал Мусий, и суровая мужская слеза
проблеснула в его суровых глазах. - Опять я Вас недооценил. Лишний раз
убеждаюсь, что сама судьба привела Вас в нашу фирму.
- А теперь, - Мусий резким движением опустил бутыль, - каждый Охотник
должен спеть песню. Такова традиция.
Рабинович задумался. Из песен он помнил только "Когда был Ленин
маленький с курчавой головой" и "Хава нагила". Ни одна из них решительно не
подходила для данной патетической минуты.
- Послушайте, Мусий, - сказал Рабинович решительно. - К чему песни,
когда у нас еще осталась горилка?
У Мусия вдруг снова увлажнились глаза.
- Рабинович! - сказал он проникновенно. - У Вас, случайно, в роду
хохлов не было?
- Вряд ли, - ответил Рабинович. - Насколько я помню, одни евреи.
- Жаль, - сказал Мусий. - Ну, ничего. Конечно, после такого блестящего
ответа я уже не могу спеть для Вас песню, поэтому мы еще по паре булек
сделаем, после чего отправимся домой.
Они сделали несколько солидных глотков и вернулись в офис. Мусий тяжело
сел за стол и сказал Рабиновичу:
- А теперь, Моисей, после хорошей охоты и последующего застолья мужчины
должны насладиться женским обществом.
- Как скажете, Мусий Опанасович, - растерянно сказал Рабинович, гадая,
какие еще испытания предстоят ему сегодня.
Мусий хлопнул в ладоши, и горница сразу наполнилась кучей народу.
Какие-то люди нацепили Мусию и Рабиновичу непонятного вида фуражки на головы
и сунули в руки по кульку со странными маленькими черными плодами, которые
Мусий стал с неимоверной скоростью забрасывать в рот, раскалывать одними
зубами и выплевывать черные шкурки прямо на пол. Рабинович попробовал делать
то же самое, но только весь обсыпался сухими предметами и замер в ожидании
нахлобучки от Мусия. Тот, впрочем, не обращал на него ни малейшего внимания,
а напряженно вглядывался в другую дверь горницы, периодически выкрикивая на
непонятном языке: "О, це ж, гарны дывчины!". Внезапно дверь распахнулась,
оттуда с диким взвизгиванием выбежал целый табун молоденьких девушек,
которые начали с бешеной скоростью кружиться вокруг себя, открывая
восхищенному взору Рабиновича белые нижние юбки. От всего этого кружения и
от выпитой горилки у него совсем поплыла голова, и он сам не заметил, как
заснул.
Очнулся Рабинович в той же горнице, где было прибрано и никого, кроме
Мусия, не было. Тот сидел за столом, с очень серьезным видом читая какой-то
документ. Заметив, что Рабинович проснулся, Мусий сказал ему сурово:
- Итак, Моисей, мы приступаем к работе. Все необходимые традиции
соблюдены. Все писаные и неписаные законы выполнены. Поскольку ты теперь -
полноправный член нашей фирмы, я должен раскрыть все секреты и объяснить, в
чем будет заключаться твоя работа.
Внутренним чутьем Рабинович понял, что сейчас начнется самое
интересное. В смысле - самое неприятное.
- Как ты думаешь, - тяжело начал Мусий Опанасович, - чем именно
занимается наша фирма?
- Ну, не знаю, - замялся Рабинович. - Поставляет в Москву горилку?
- Нет.
- Черевички?
- Ни боже мой.
- Рушники?
- Мелко берешь, - ответил Мусий, немного помолчал и сказал
торжественно:
- Фирма "Мусий Опанасович Парасько и сыновья" вот уже 150 лет
поставляет в Москву САЛО!
- Не может быть! - похолодел Рабинович. - Свиное сало?
- А какое еще? - загремел на весь дом Мусий. - Лошадиное, что ли?
НастоящееСвиное! Первоклассное САЛО! И твоя работа здесь состоит в том, что
ты это САЛО будешь ПРОБОВАТЬ! Потому что я не могу доверить это
ответственное дело никому, кроме человека, который тонко понимает и
чувствует наши традиции!
С этими словами Мусий три раза хлопнул в ладоши, в горницу вошли два
молодых парубка, которые несли на подносе огромный шмат сала. Поднос
поставили перед Рабиновичем, а Мусий грозно сказал: "Ешь, паря! Пробуй эту
амброзию небесную!".
Мысли в голове Рабиновича крутились со скоростью элементарных частиц
так, что их и подсчитать было невозможно. Что было делать? Опрокинуть поднос
и прыгнуть в окно? Отпадало, так как на окнах были решетки. Попытаться
справиться с Мусием и двумя парубками? Просто смешно, так как после
пережитого застолья он и руку-то самостоятельно поднять не мог. Попробовать
убежать через входную дверь? Так там стоит охранник Гриша, который только
одним могучим выдохом мог сшибить Рабиновича с ног. Парубки, между тем,
подняли огромную глыбу с подноса и стали подносить ее ко рту Рабиновича,
который все откидывался и откидывался назад, пока не уперся спиной о край
стола. Больше дороги назад не было.
***
Я открыл глаза и увидел над собой Сову, которая ласково махала над моим
лицом своим пушистым крылом.
- Очнулся, наконец, - сказала Сова и тяжело вздохнула.
- От чего очнулся? Где я? - спросил я, тревожно озираясь.
- Где-где? - сказала Сова. - У меня в доме. Где же еще? С неделю
провалялся. Винни уж думал, что ты копытца откинул. Главное, ладно бы просто
валялся. Так из тебя бред какой-то пер непрерывно. Все подсознание наружу
вышло: хвост Иа в виде шнурка от колокола, доски как символ сражения под
дубом, незримая летучая тень Кошерного Птеродактиля над всеми поступками и,
наконец, этот кошмар - СВИНОЕ САЛО!
- Боже мой! - сказал я. - А что, я ухитрился напиться Конопляным Медом
и пропустил БОЙ? Какой позор! Как я теперь Винни на глаза покажусь?
- Не волнуйся, - успокоила меня Сова. - Наоборот, ты себя показал
героем. Только контузило тебя, героя, немного. Неужели ничего не помнишь?
- Совсем ничего, - ответил я. - Только чушь какая-то в голове, а также
этот каннибализм в виде сала.
- Так ты же чуть ли не главным героем сражения был. Сначала Винни решил
спилить дуб вместе с пчелами и дуплом. Но звери подняли мятеж, который ты
жестоко подавил с помощью Морских Котиков. Иа при этом оторвали, наконец,
его мерзкий хвост. Потом Винни решил собственнолапно вступить в бой, пытался
залезть на дуб, но у него ничего не получилось, как ты его не подсаживал.
Наконец, у тебя появилась шикарная идея: надуть два воздушных шарика и
поднять на них Винни к дуплу.
- Оба-на! - сказал я. - А котелок у меня, оказывается, еще варит!
- Во-во! - ответила Сова. - Винни поднялся к дуплу и уже почти
наполовину наполнил горшок, как вдруг налетели вражеские полчища пчел, и Пух
попал в окружение. Главное, все зверье растерялось, один ты предпринял серию
блистательных отвлекающих маневров, бегая с зонтиком под деревом, крича:
"Кажется, дождь собирается!". Но и это не помогло. Винни отбивался из
последних сил и казалось, что его вот-вот захватят в плен. Тогда у тебя
возникла следующая гениальная мысль: ты выстрелил из пробкового ружья,
пробил шарики и Винни грохнулся на землю, оставив таким образом пчел с
носом... в смысле - с жалом.
- А как я контузию получил?
- Видишь ли, - помялась Сова. - Дело в том, что ты бегал под деревом и
не видел, как Винни летел на землю. Тот приземлился прямо на острие зонтика
и настолько взбеленился (ну, ты же знаешь: Пух - страшен в гневе), что дал
тебе жуткий пинок, ты полетел и со страшной силой врезался в дуб. На дубе
теперь висит мраморная доска в честь этого подвига: "Медведь в шубе, Пятак в
дубе". В смысле, все думали, что ты дуба дал.
- Вот это да, - мрачно сказал я.
- Да ты не думай, - засуетилась Сова. - Винни на тебя не в обиде. Он,
наоборот, знаешь, как переживает, что ты с копыт скинулся. Всю неделю не
спит, глушит Конопляный Мед и ждет, когда ты очнешься. Совсем плохой стал.
Сочиняет какие-то "пыхтелки" и "сопелки", ночами бродит с диким видом по
лагерю и орет их зверью в уши. Мы уже опасаемся, не подхватил ли он какую
медвежью болезнь. Сам знаешь, куда армии без начальника?
- Ладно, - сказал я. - Пойду с ним беседовать. У меня много вопросов
накопилось.
Винни-Пух сидел за столом под большим навесом и квасил мед. Видно было,
что этому занятию он, с отвращением, предается уже минимум неделю. Самое
интересное, что при виде меня он не проявил ровно никаких чувств, только
плеснул в пустой горшок меду и поставил его передо мной.
- Пей, свинья! - сказал Пух неимоверно хриплым голосом. - Пей, паскуда!
В суровый бой ведет ледовая дружина, а мужества отчаянных парней нам не
хватило!
- Але, Пух, - сказал я. - Вы мне тут всякие рифмы типа
"абрам-параллелограм" не разводите! Что за слюни-сопли? Наполеон, вон, тоже
что-то там где-то проиграл под Аустерлицем или еще дальше. И на солнце
бывают пятна, и первый блин не всегда идеальной формы! Чего расстраиваться?
Надо смотреть в корень проблемы!
- Какой, нахрен, корень! - диким голосом взвыл Пух. - Враги сожгли
родную хату, ведром колотить по подушке! У деревни Крюково погибает взвод,
давить таракана по паркету! Все патроны кончились, больше НЕТ ГРАНАТ! -
проорал Винни и с неимоверной болью швырнул горшок с медом прямо в
проходящего мимо ослика Иа.
Тот недоуменно хрюкнул и боком свалился в канаву.
- Слушайте, Винни! - сказал я взолнованно. - Давайте рассуждать
диалектически. Цель нашего задания - что?
- Что-что? Мед, конечно, туды его в литую кружку, - недоуменно сказал
медведь.
- Кому мы должны доставить этот мед?
- Что значит - кому? Отцу-основателю, Кристоферу Робину, благодетелю
нашему! - сказал Пух, благоговейно подняв взор к небесам.
- Винни! Так ведь Кристофер-то мед не ест! У него от этого меда сыпь на
попе выскакивает.
- Да ты что? - ахнул медведь. - Прям так и не жрет? А зачем он нас на
задание отправил?
- Как это - зачем? Пробудить звериный дух! Объединить перед лицом
неприятеля! Сообща решить проблему Кошерности Птеродактиля, наконец!
- Ты это наверное знаешь? - поинтересовался Винни, пристально смотря на
меня своими маленькими глазками.
- Чтоб меня акула съела! - побожился я.
- Да ну тебя с твоей филозопией, - сказал Пух. - Ты все рассусоливаешь,
а мне, если Кристоферу полный горшок не принесу, он ухо отгрызет, ногу
оторвет и в самый дальний ящик засунет. Вот и будут тебе свиные консервы на
чистом подсолнечном масле.
- Винни, - недовольно поморщился я. - Зачем вести беседу в таком тоне?
Это Вы со своим зверьем так разговаривайте. Со мной не нужно прибегать к
психологическому давлению. Вы просто подумайте: кем мы были до похода? Вот
Вы были - маленький плюшевый медвежонок Пух с опилками в голове. Я был -
идиотский розовый поросенок Пятачок в клетчатых штанишках. А сейчас?
Винни-Пух - стратег, прославленный воитель, тактик, военачальник, вступивший
в неравную борьбу с целой камарильей боевых пчел, не выигравший сражение
только из-за форс-мажора. Я - Кабан Пятак, наводящий ужас на зверье своими
заумными речами и взрывным характером. У нас же еще все впереди! Мы добудем
Кристоферу мед и решим проблему Птеродактиля!
- Да нету больше проблемы! - неожиданно взревел Винни и страшно
зарыдал. - Погиб! Погиб наш юный барабанщик! Но песня о нем не умрет! -
пробулькал он, опустив голову в мед.
- Постой, - растерянно сказал я. - Что ты несешь? Кто погиб? Почему
проблемы нет?
- Кто-кто? - простонал Винни. - Птеродактиль погиб, Васятка наш! Как
увидел, что зажаливают меня негодяйские пчелы, так взвился в небо, соколик
наш перепончатокрылый, чтобы на себя отвлечь основной вражеский огонь. Ты
меня, Пятак, в этот момент из ружья вместе с шариками и подшиб,
ворошиловский стрелок хренов. А Васятка-то, Васятка, - еще пуще зарыдал
Винни, - пчелы на него так и накинулись, когда увидели, что основной
агрессор сверзился на землю. Правое крыло - хрусь, пополам! Левое крыло -
хрясь, опять пополам. Он только и успел простонать: "Кошерен я или право
имею", и бульк в болото, один хвост и торчит. Вон, Иа, скотина длинноухая,
уже бродит вдоль берега, пытается Васяткин хвост себе приспособить. А что я
теперь Кристоферу Робину скажу? - завыл Винни, размазывая по морде мед
вместе со слезами и соплями. - Он же мед наказывал добыть, чтобы Васятку
кормить было чем! Птеродактильное животное - не чета нам, мелкоте! Ему этого
меда - цистернами возить надо, чтобы он кошерность обрел!
У меня тревожным колоколом забухало сердце. Значит, все? Значит, конец
нашим светлым устремлениям? И все останется по-старому? Я вернусь в свою
квартирку, доставшуюся от геройски погибшего в унитазе дяди Посторонним В?
Опять меня будут ни в грош не ставить? Снова мы с Винни пойдем бродить по
лесу, подвергаясь насмешкам окружающих. Все! Все пропалоЗачем нужны были эти
жертвы? Этот героизм... Чем-то тяжелым сдавило горло, я только и успел
простонать: "Виннииииииии"...
***
- Петр Сергеевич! Ты чего, с вешалки рухнул? Что ты тут ребенку
бормочешь?
- Дык... Свет... Я это... Как его... Ребенке сказку читаю. Всякий там
биянки агний барто!
- Какие, нахрен, бианки? От тебя водкой разит - еще в подъезде пахнет!
Я же сказала, чтобы не смел к дитю подходить, будучи выпимши! А ну, кыш из
детской, пока я тебя шваброй не измусолила! Пшел вон, негодяйский отец!
- Свет... Свет... Да все уже! Дочитал я. Ухожу. Ты не скандаль, Свет,
ребенка проснется. Она - вишь как сладко заснула.
- Да ребенок уже пьяный вусмерть от твоего выхлопа! Уйди с глаз долой,
чтобы я тебя больше не видела!
 

Grizle

Ословед
Стрекоз и муравья
Папригуний стрэказа цэлий лэта толка пригал,
Водка жрал, нагами дригал и работат нэ хател!
А мураш завскладам биль он дамой в мешках насиль
Чай , урюк , киш-мищ , хурьма - гатавлялься на зима.
А Стрекоз над ним смеяль, водка жраль, нагой балталь.
-Ти смеёшся пачему? - гаварит Мураш ему,
Скоро с неб вада летит, Гиде патом твая сидит?
Стреказа "Ха-Ха" запэл, "Труляля" и улетел.
Скоро с нэб вада пащель Стреказа к Мураш пришель
- Салямааллейкум ты, ака! Ти пусти мене пака
А пака на двор хана, буду я тибе жина. -
- Целий лето толко пригаль, арак жраль нагами дригаль,
Не здаровался са мной, нет иди вон песни пой! -
В этай басен правда есть: если хочеш викусно ест,
Лэтам нада рабатать, а ЗИМОЙ НАГА БАЛТАТЬ!!!
 

skydiver

Модератор
Жаба
Владимир поцеловал Светлану в лобик и та превратилась в жабу.
- Ква! - испугано сказала Светлана.
- Мля! - испугано сказал Владимир.
Внимательно посмотрел на жабу в постели, мыслительный процесс запустил, но
ничего умнее не придумал, как снова её поцеловать. Поцеловал в голову -
безрезультатно. Тогда он прищурился, и процедил сквозь зубы:
- Тяжелое время - тяжелые решения!
И поцеловал жабу в попу. Жаба дернулась, прыгнула и превратилась в обезьяну.
- Гу! - произнесла обезьяна.
- Ага, - довольно пробурчал Владимир.
Радоваться, конечно, было рано, но процесс пошел. Обезьяна посмотрела на
Володю, потом на себя и упала в обморок. Тот подошел и уж было думал поцеловать
в лобик да задумался. Потом с сомнением посмотрел на обезьянью попу. В
результате поцеловал в живот, как компромиссное решение. Обезьяна дернулась и
превратилась в лебедя.
- Ага! Профессионально растем! - сделал вывод Владимир.
Лебедь это было уже кое-что. Он поцеловал лебедю крыло и тот превратился в
собаку, собаке заднюю лапу и та стала мышью, когда он поймал мышь и поцеловал
её в спинку, та превратилась в кошку. Владимир задумался. Где-то вкралась
ошибка. Он внимательно посмотрел на Светлану. Тут его осенило! Он схватил кошку
и поцеловал её в: в: в рот. Или что там у кошек. И та превратилась в прекрасную
девушку.
- Ква! - радостно сказал Владимир.
- Жаба! - закричала Светлана и заехала ногой Владимиру по морде. По жабьей
морде.
 

Ruggert

Ословед
Награды
7
Пpоект Genesis (из коpпоpативной пеpеписки)

--------------------------------------------------------------------------------

Генеpальномy диpектоpy Иегове
от начальника маpкетингового отдела Гавpиила

Исследования, пpоведенные нашим отделом в pамках пpоекта Genesis, показали, что наилyчшие пеpспективы на pынке имеют системы следyющей конфигypации:

Планета: 1 шт.
Радиyс: 3 000 км
Сила тяжести: 0.5g
Соотношение сyша/вода: 1:1
Темпеpатypа: +24
Атмосфеpа: кислоpод
Моpя: пpесн. вода
Реки: молоко, мед
Фаyна: тpавоядная

Пеpифеpия:
светила 2 шт. (дн./ночн.), скоpость: 0.0007 RPM (1 об/сyт)

Резолюция: Hапpавить в отдел стpатегического планиpования для подготовки ТЗ

Иегова


--------------------------------------------------------------------------------

Генеpальномy диpектоpy Иегове
от начальника отдела стpатегического планиpования Михаила

В целях снижения себестоимости системы пpедлагаю запитать оба светила от одного источника энеpгии, а кислоpод заменить азотом.

"Хотя бы 50% кислоpода надо оставить, а то пользователь задохнется - нач. отд. тестиpования и техподдеpжки" Рафаил

"Хватит и 25%" Иегова


--------------------------------------------------------------------------------

Генеpальномy диpектоpy Иегове
от начальника отдела системотехники Люцифеpа

В ходе pабот по пpоектy Genesis (стадия "Да бyдет свет") выявлены следyющие тpyдности: y нас отсyтствyет компактный источник беспеpебойного свечения с pаспpеделителем на два светила. Пpедлагаю воспользоваться стандаpтным источником типа "кpасный каpлик", а в качестве ночного светила пpименить зеpкало.

"Лyчше "желтый каpлик". По себестоимости это не намного больше, а смотpится кyда более внyшительно" нач. маpкет. отдела Гавpиил

"Это же сеpвеpный источник. Зачем он нyжен пользователю одиночной планеты?" Люцифеp

"Что пользователю нyжно, а что нет, емy объяснит отдел pекламы" Гавpиил

"Люцифеp, занимайтесь вопpосами вашей компетенции. Утвеpждаю "желтый каpлик" Иегова

"Кстати, пpи той яpкости, что дает желтый каpлик, можно вместо зеpкала поставить обычный планетоид" Михаил

"Согласен" Иегова


--------------------------------------------------------------------------------

Генеpальномy диpектоpy Иегове
от начальника отдела системотехники Люцифеpа

После внесения изменений в ТЗ возникли следyющие тpyдности: масса источника беспеpебойного свечения намного пpевосходит массy планеты, вследствие чего источник отказывается вpащаться вокpyг планеты. Вместо этого планета вpащается вокpyг источника. Кpоме того, из-за мощности источника наблюдается yстойчивое пpевышение темпеpатypы над yказанным в ТЗ (пpимеpно на 2 поpядка). Если yвеличить pасстояние до источника, сyщественно возpастyт габаpиты системы.

"Габаpиты - это даже пpестижно, а вот вpащение планеты вокpyг пеpифеpийного yстpойства может вызвать y пользователя ощyщение неполноценности. Может, поменяем гpавитационнyю постояннyю?" Гавpиил

"Если менять гpавитационнyю постояннyю, возникнyт пpоблемы с совместимостью" Михаил

"Да какая пользователю pазница, что вокpyг чего кpyтится? Пyсть отдел pекламы пpидyмает какyю-нибyдь теоpию относительности" Иегова


--------------------------------------------------------------------------------

Генеpальномy диpектоpy Иегове
от начальника отдела системотехники Люцифеpа

После yвеличения pадиyса оpбиты попытки pазогнать планетy до yказанной в ТЗ скоpости пpиводят к кpахy системы (планета yлетает в космос). Кстати, с ночным светилом та же истоpия.

"Hеважно, что пpоисходит в системе - важно, что видит пользователь. Почемy бы не заставить планетy вpащаться вокpyг своей оси? Тогда пользователю бyдет казаться, что солнце и лyна обpащаются вокpyг нее с yказанной в ТЗ частотой" Гавpиил

"А пользователь нас не pаскyсит?" Иегова

"Если и pаскyсит, пpоект к томy вpемени бyдет давно yже сдан" Гавpиил

"Согласен" Иегова


--------------------------------------------------------------------------------



Генеpальномy диpектоpy Иегове
от начальника отдела тестиpования и техподдеpжки Рафаила

Пеpвичное тестиpование системы выявило следyющие дефекты:

1) Hаблюдается yстойчивый пеpегpев

2) Ось вpащения отклонилась на 33 гpад. от веpтикали, вследствие чего возникли цикличные темпеpатypные аномалии

3) Пpопyскная способность pек не соответствyет пpоектной

4) Тpавоядная фаyна отсyтствyет

5) Оpбита нестабильна, планета имеет тенденцию к падению на солнце


--------------------------------------------------------------------------------

Генеpальномy диpектоpy Иегове
от начальника отдела системотехники Люцифеpа

1) А что вы хотели пpи таком соотношении сyша/вода? Для оптимального охлаждения нyжно где-то 1:3 - 1:4.

2) Мы pаботаем над этим

3) Потомy что молоко скисает, а мед засахаpивается

4) Тpавоядной фаyне тpава нyжна, а она не pастет пpи такой жаpе и без воды. Пpедлагаю пyстить по pекам водy, это заодно поможет pешить пpоблемy 3.

5) В качестве гpавитационного пpотивовеса мы выведем на внешнюю оpбитy еще однy планетy.

"Сyшy yжимать некyда, значит, пpидется yвеличивать площадь моpей. А это - pост объема и силы тяжести. Да еще лишняя планета..." Михаил

"Hичего, пользователь стеpпит. Лишнюю планетy офоpмим, как фичy. А вот молоко и мед мы yже анонсиpовали. Хотя бы в самых заметных реках надо оставить" Гавpиил

"Hапоминаю, что сpоки поджимают, а y вас еще конь не валялся. Кстати, дизайнеpы до сих поp не пpедставили пpоект коня, все с динозавpами возятся. Комy нyжны эти динозавpы?" Иегова

"Вообще-то пользователь динозавpов любит" Гавpиил

"Ладно, но и конь чтоб был" Иегова


--------------------------------------------------------------------------------

Генеpальномy диpектоpy Иегове
от начальника отдела тестиpования и техподдеpжки Рафаила

Помимо неpешенных пpоблем с осью, планета тепеpь имеет тенденцию к yлетy в космос.

Тpавоядной фаyны опять нет.


--------------------------------------------------------------------------------

Генеpальномy диpектоpy Иегове
от начальника отдела системотехники Люцифеpа

Сделаем еще один пpотивовес, тепеpь на внyтpенней оpбите.

А фаyна pазмножилась, сожpала всю тpавy и пеpедохла

"Сколько всего пpотивовесов вам надо?" Михаил

"В общем, после калибpовочных pабот yдалось стабилизиpовать системy на девяти" Люцифеp

"Я пpавильно понял? Вместо одной планеты пользователь полyчит 9?!" Иегова

"Hy и что? 8 из них все pавно непpигодны для жизни" Люцифеp

"А pазмеpы системы?" Иегова

"А пользователю их и знать необязательно. Половинy этих планет без телескопа и не yвидишь. Пpедлагаю дополнить Рyководство пользователя 11-й заповедью: "Hе изобpетай телескоп" Гавpиил

"Hе надо. Тогда они его точно изобpетyт" Иегова

"Кстати, после yвеличения pадиyса оpбиты яpкость ночного светила yпала ниже пpоектного минимyма. Пpедлагаю инсталлиpовать вместо него зеpкало" Рафаил

"А где вы pаньше были? Мы только-только ypавновесили системy! Хотите все пеpенастpаивать заново?!" Люцифеp

"Hикаких заново! До сдачи пpоекта осталось шесть дней. Люцифеp, или вы заставите все это pаботать, или я вас пеpеведy с понижением!" Иегова


--------------------------------------------------------------------------------

Генеpальномy диpектоpy Иегове
от начальника отдела системотехники Люцифеpа

А я виноват, что мне сpазy не дали ноpмального ТЗ? В общем, так. Hаклон оси пpидется оставить, как есть. По кpайней меpе, в Эдемском садy +24 бyдет, а если пользователь полезет кyда-то еще, это его пpоблемы. Динозавpов мы доделать не yспеваем, но коней сделаем. С молоком и медом ничего не вышло, пyстили по pекам водy, пpавда, она выносит в моpе соль. Чтобы тpавоядные не отжиpали все pесypсы, мы выпyстили патч в виде хищников, но поставить им пpогpаммy отличения пользователя от добычи yже не yспеваем. Hy а в общем, как-то pаботать бyдет.

"И это хоpошо" Иегова


--------------------------------------------------------------------------------
 

skydiver

Модератор
Разоблачение самой крупной мистификации четвертого тысячелетия…
http://che-telcontar.livejournal.com/67351.html

Доклад доктора исторических наук, главы бютжетной комиссии N.N. на международной конференции «Актуальные проблемы и задачи современной истории».
Парлапута, 3786 год.


Добрый вечер, уважаемые коллеги! Сегодня я попытаюсь поставить точку в вопросе, который мучает ученых уже не одно столетие. Да, это вопрос о существовании Питера. Я знаю – многие из вас уже содрогаются при этом названии – за последние несколько лет стараниями маргинального движения «Питер реален!» (т.н. «питериалы») тема вышла за рамки научного сообщества и стала приобретать политическую окраску. Но давайте потерпим. Давайте в последний раз испачкаем и умоем руки, раз и навсегда передадим этот пресловутый город в ведение филологов и этнографов.

В этом зале могут быть и те уважаемые коллеги, кто не привык обращать внимания на околонаучную шумиху. Для них я раскрою историю вопроса.

ИСТОРИЯ ВОПРОСА

Легенды о чудесном городе Санкт-Петербург, якобы находившемся до Оледенения на месте нынешнего Онежского пролива, пришли из Темных веков и будоражили воображение историков со времен Возрождения науки. Соблазнившись сказками о несметных богатствах, авантюристы (проще говоря – грабители) перекопали все Пулковские острова, но не нашли там ничего, кроме заурядных предметов культуры XX-XXI столетий. Систематическое изучение Питера началось 200 лет назад, когда Великий Айче каталогизировал прежние находки, сделал несколько глубоких шурфов и установил, что развалины дворцового комплекса, по-настоящему, являются остатками древней обсерватории. Это была первая и последняя результативная экспедиция в тот суровый край. Через 10 лет Фари издает трехтомник, в котором он собрал и систематизировал все известные ему легенды о затонувшем городе. Отдельным сборником у основоположника этнографии были изданы дошедшие до нас тексты Доледниковой эпохи. С тех пор книга неоднократно пополнялась и переиздавалась, но, повторюсь, ничего кардинально нового в этой области явлено не было.

О мифическом граде вновь вспомнили и заговорили в 3699-м, когда альманиец Гюнри Шлюм раскопал Москву. Воздержусь пересказывать глупую историю о сокровищах Оружейной палаты. Все знают, где она сейчас. Все знают, что в Альманию она не вернется… Но и тогда любители исторических загадок ничего не добились. Снова перелопатили хрестоматийные источники. Снова поковырялись на Вороньем острове. Города, конечно же, не нашли. Метод анализа древней литературы, чудом давший результат один раз, вряд ли сработает снова.
Какая-то цикличность заставляет Петербург волновать человеческие умы раз в столетие. Каждый из здесь присутствующих мог быть свидетелем, с какой помпезностью уходил в Онежский пролив корабль с археологами. Техника впервые позволила нам исследовать шельф, и ученые методично сделали несколько шурфов и траншей в морском дне неподалеку от обсерватории. И снова правда оказалась на стороне разума – в тоннах грунта, поднятого на поверхность, нашлись лишь разреженные следы сезонной человеческой деятельности. Наука, уважаемые коллеги, это не место для доверчивых романтиков - питериалов.

Не успело судно вернуться, как штаб экспедиции подвергся громкой критике питериалов. Мол, копать надо было совсем не там. Все легенды указывают на бывшее устье Невы. Я уже тогда понял бесполезность рациональных доводов в общении с фанатиками. Ни карты, ни сотни технических выкладок не могут убедить питериалов, что существование крупного города в дельте Невы было физически невозможным. Единственным местом, где его еще можно было допустить, это нынешняя мель вокруг островов.

Да, можно не верить истории. Но усомниться в физике? В точной науке?
И сегодня эти люди требуют деньги у Академии и Государства, намерены оторвать от исследований лучших специалистов… Для чего, для чего снова гнать суда на Балтику, если мы можем решить всё здесь?

ПРИРОДНЫЕ УСЛОВИЯ

Первая группа обстоятельств, по которой город Санкт-Петербург просто не мог существовать, обусловлены самой географией.

Наши специалисты по палеоклимату с максимально возможной точностью восстановили условия в дельте Невы в XVIII-XX веках. Огромная влажность, губительные морские ветры, туманы, способные остановить любую человеческую деятельность. Ежедневные перепады температуры, более чем регулярные осадки. Даже если бы специальные костюмы и орудия защитили людей второго тысячелетия от воздействия температуры, ветра и влаги, несчастные жители сошли бы с ума. Я консультировался с психологами – они утверждают, что недостаток солнца, однообразный серый цвет неба быстро бы разрушило психику поселенцев. Поэтому, люди могли осваивать устье Невы только вахтовым методом. Что, кстати, и подтверждают археологические находки в сезонных домиках.

Кстати, вы еще не знакомы со статьей A.A.? Молодой географ весьма остроумно и бесспорно доказал, что западные ветра регулярно создавали в Финском заливе водяную «пробку», Нева затопляла низины и острова. Теперь, чтобы допустить существование города, придется мысленно построить неимоверно сложную систему дамб или представить себе жилища на сваях. Дома на сваях – весьма подходящий образ, ведь в невском устье, как и во всех нынешних речных дельтах, было неизбежно заболачивание.

Есть и еще один чисто географический довод. Помните, что во многих письменных свидетельствах упоминаются «белые ночи»? Это явление возможно только в полярных широтах, а наклон земной оси с тех пор не менялся. Искать город с «белыми ночами» следует за полярным кругом или в непосредственной близости от него.

ИНФРАСТРУКТУРА

Возьмем наиболее известные представления о Питере и рассмотрим их детали с точки зрения инженерных наук.

Город изначально строился из природного камня. Каменные дома, каменные дороги, каменные набержные… Можно ли найти для строительства на зыбком грунте более неудачный материал? Я вам скажу, что в округе нельзя было найти и этого. А недорогой способ доставить за сотни километров мегатонны булыжников был найден лишь к XX веку, если вообще существовал. Все города мира строятся из тех материалов, что залегают или произрастают поблизости. А тут одного только мрамора упоминается несколько десятков сортов, и 5 из них – заокеанские.

Мосты. Легенды так и не называют их точного количества, ограничиваясь словом «множество». Попробовал бы нынешний инженер поставить мост на Неве с помощью технических средств XIX века. Я уверен – мост смыло бы первой же весной. Течение Невы было слишком быстрое, и стандартная конструкция удержаться на нем не могла. Ценой огромных усилий наши далекие предки могли бы поставить один, ну – второй мост. Но бороться с неукротимой рекой десятки раз показалось бы расточительным и в безумное 21 столетие. Но это еще не всё…
Доказан факт – Нева являлась оживленной транспортной артерией. До трагического опускания земной коры на месте Онежского пролива находилась система рек, озер и каналов, по которым весь теплый сезон шли тяжелые грузовые корабли. Неувязочка между обилием низких мостов и необходимостью пропускать корабли была знакома еще создателям легенд. Они не придумали ничего лучше, чем изобразить на рисунках чудовищные подъемные конструкции, даже не попытавшись внятно объяснить принцип их работы и техническое исполнение. На месте искателей Санкт-Петербурга я бы не стал акцентировать внимание на мостах, выбивая государственное финансирование.

Город, большая часть которого находится на островах, неизбежно бы столкнулся с транспортными проблемами. Тут, глядя в источники, мы снова становимся свидетелями мыслительных потуг неизвестных рационализаторов. Пытаясь сделать легенды более логичными, они устилают улицы железными дорогами и наводняют город вагонами (т.н. «трамваи»). Замечу – для абсурда границ нет. Железные колеи и электрические провода проложены даже по разводным мостам. И если современный железнодорожник попытается представить проходящий по такому мосту поезд, его всю жизнь будут мучить ночные кошмары.

Источники предлагают нам еще один вариант решения транспортной проблемы: подземку. Авторы вновь не учли географические условия – построить метро под дельтой Невы сложнее, чем соорудить тоннель под Атлантикой. А будь метро построено, то большую часть времени пассажиры тратили бы на спуск к поезду и подъем на поверхность. Ленинградский метрополитен мифичен, как и сам город.

АДМИРАЛТЕЙСКАЯ ИГЛА

Высокие башни и шпили не были редкостью в древних городах. Источники неоднократно сообщают нам об «Адмиралтейской игле», которую выбрали в качестве символа призрачного града художники и поэты. Да вот незадача! Две тысячи лет назад у людей об этой башне не было никаких четких представлений. На дошедших до нас изображениях основание башни то широкое, то узкое. Кораблик на вершине неоднократно превращается в ангела. Вероятнее всего, у «Иглы» был прототип в одном из реальных городов, а в Питер её переселила человеческая фантазия.
Варианты изображения Адмиралтейской иглы




Перед самым Оледенением башня изображается совсем по-другому:


С темных веков дошел до нас рассказ о том, как злые духи болотных газов построили в Питере столь огромную башню, что земля не выдержала тяжести и весь город ушел в пучину. Так в одном сказании смешались представления о мифическом городе и реальной катастрофе – образовании Онежского пролива. Легенда очень живуча – моряки, идущие этим проливом, верят, что в ясную погоду над поверхностью воды можно увидеть золотой шпиль с корабликом/ангелом, и это – к счастью. Так же, как услышать над суровым морем «выстрел пушки», причем – обязательно в полдень.

ТОПОНИМИКА

Продолжая находить чудовищные противоречия в «достоверных» источниках, мы обратимся к питерской топонимике.

Уважаемые коллеги уже заметили, что я назвал город уже тремя разными именами. Питер, Санкт-Петербург, Ленинград. А еще были Петроград, Путинбург, Северная Пальмира, Петрополь, Газбург… Все эти названия использовались одновременно - мы находим их в источниках одного и того же периода – с XIX по XXI века. Не многовато ли имен для одного поселения?! Специалисты подтвердят, что использование множественных имен-эпитетов характерно вовсе не для реальных географических объектов (пусть даже доледниковых), а для астральных, религиозно-мифологических «мест», наподобие Эдема, Мальты, Шамбалы, Среднеземья или Урюпинска. Различные имена являются, с одной стороны, способом обойти табу, а с другой – запутать непосвященных. Настоящее имя Иного мира, традиционно, известно лишь верхушке общины.

Кстати, в названиях рек наблюдается похожий разнобой. В одном городе уживаются несколько рек «Нева» (с эпитетами), несколько «Невок» (с эпитетами), Мойка, Фонтанка, Охта, Оккервиль… Такая ситуация могла возникнуть, когда неизвестный компилятор пытался совместить в одну несколько легенд.

Названия улиц тоже не свойственны обитаемому человеческому городу. Только скудной фантазией фальсификатора можно объяснить существование на недошедшей до нас карте 27(!!!) улиц с названием «Линия», 13 «Красноармейских» и 10 «Советских».

ИСТОРИЧЕЧКИЕ НЕУВЯЗКИ

Исторические факты, изложенные в легендах, не только не стыкуются между собой в единую хронологическую линию, но и содержат массу внутренних неувязок.
Начнем с истории основания. Традиционно, отцом города считается Пётр I. Он, якобы, победил шведов в устье Невы и заложил там крепость имени себя. Но в легендах есть и другой персонаж – Александр Невский, существование которого легенды сдвигают на несколько сот лет раньше. Он тоже разбил шведов в устье Невы и тоже заложил там крепость своего имени (т.н. «Александро-Невская лавра»). Те, кто знаком с источниками, могут найти еще несколько удивительных совпадений. Весьма логично предположить, что речь идет об одном и том же мифологическом персонаже, история которого рассказана разными сказителями - две линии развивались самостоятельно и обрастали неизбежными «подробностями». Наиболее остро с проблемой различения Петра и Александра столкнулись издатели популярных сборников. Авторы вот этой детской книжечки уже опередили нас, историков. Цитирую:

Русский президент Петр I мечтал завладеть всеми водами Севера, поэтому призвал дружину и объявил войну Швеции. Президент Швеции Карл XII Биргер собрал огромную армию, призвал на помощь безжалостного Мазепу с конницей свирепых кочевников и отправился на кораблях в устье Невы. Петр понимал, что если Биргер построит крепость первым, его кораблям никогда не выйти в Балтийское море. Войско стояло в Архангельске, нужно было спешить, но как привести армию по непролазным северным болотам? Тогда хитроумный Петр перетащил несколько судов из одной реки в другую, погрузил на них отборные отряды и сплавился до самого стана Карла XII. Неожиданном было нападение, отчаянно дрались воины Петра… Да только одолевали шведы. Совершил тогда подвиг отрок Савва – пробрался он в ставку противника, повалил президентский шатер и ранил Биргера в ногу. Увидев это, кочевники вышли из битвы и ускакали на юг. Но шведы всё равно превосходили «птенцов Петра». Снова пришлось русским туго, да стали враги хвататься за животы и падать на землю. Это отравил их пирожками лазутчик Меньшиков, прикинувшийся шведским поваром…
После этой славной победы Петр I принял титул Александра, получил прозвище «Невский» и заложил сказочной красоты город.

Данный отрывок иллюстрирует, что существование Петербурга можно допустить лишь в формате красочно иллюстрированного эпоса.

Во множестве вариантов существует эпос о Блокаде – осаде города, якобы предпринятой врагом в середине XX века. Источники называют продолжительность блокады – 900 дней. А дальше начинается что-то невероятное. Сразу несколько авторов называют цифру 3 миллиона человек – столько людей обитало в городе до катастрофы. Единодушно утверждается, что осада была «правильной», и снабжение Ленинграда свелось к разовым удачным акциям. Военная история еще не знает столько невероятной стойкости – наши военные проводили штабные игры по мотивам легенды, и ни разу городу не удавалось продержаться больше 9 месяцев. Жителей убивал недостаток продовольствия и топлива, военные быстро оставались без патронов и снарядов. Чинить, а тем более производить оружие на заводах в таких условиях невозможно, что бы ни говорили авторы этого воистину героического эпоса.

У разных сказителей блокада заканчивается по-разному. В наиболее популярном варианте город, истощив все свои силы, уходит под воду, дабы не достаться врагу. По другой – враг был разбит и Питер существовал еще много лет.

МИФ ИЛИ РЕАЛЬНОСТЬ?

Вот я и подошел к главной части своего доклада. До сих пор мы рассматривали Питер лишь в негативном ключе. Но есть два хороших высказывания: «отвергая идею – предложи ей альтернативу» и «ничего на свете не бывает просто так». Откуда же взялись легенды, эпические сказания, рисунки, фильмы? Выяснив, каким Санкт-Петербург быть не мог, нам нужно ответить: а что стоит за всем этим фольклором?

В этом месте мне придется отвлечься и сделать то, что следовало бы совершить еще в сам начале – напомнить о доступных по Питеру источниках.
В хронологическом плане источники делятся на «древние» - созданные человеком еще до Катастрофы, «тёмновековые» - в основном, устное народное творчество, складывавшееся в «Тёмные века» - и «современные» - огромная масса материалов, вышедшая в период «Возрождения Науки». Последние являются вторичными и не будут интересовать нас как предмет анализа.

В типологическом плане мы, традиционно, делим их на «устное народное творчество», «письменные источники», «изображения» и вновь открытое «кино».
В распоряжении историков – сравнительно небольшой набор древних документов, в которых преобладает художественная литература и художественные изображения, огромный корпус легенд, преданий, стихов, собранных Фари и его последователями и несколько сохранившихся кинолент.

В работе с источниками есть две сложности: определить время создания источника и определить его жанр. Чем был этот текст? Достоверным документом или художественным вымыслом? Рисовал этот художник с натуры, или выплескивал собственные фантазии? Вы помните, как Государственный институт Среднеземья тридцать лет искал по всей планете останки хоббитов и орков, пока Арагорон не доказал, что весь корпус текстов Толкиена – блестяще проработанная сказка? Я надеюсь, с Питером не повториться того же самого.

Теперь, когда вы получили представление о разнообразии использовавшихся материалов, я произнесу главный вывод своих исследований: САНКТ-ПЕТЕРБУРГ – ЭТО ФАСАД «ИНОГО МИРА». МИФИЧЕСКИЙ ГОРОД, ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О КОТОРОМ ПОЯВИЛИСЬ ЗАДОЛГО ДО ОЛЕДЕНЕНИЯ И ЗАНИМАЛИ ОЧЕНЬ ВАЖНОЕ МЕСТО В РЕЛИГИОЗНОЙ СИСТЕМЕ НАРОДОВ СЕВЕРО-ЗАПАДА ЕВРАЗИИ.
Я докажу эту мысль на конкретных примерах.

Древние тексты мифологичны насквозь. Вот отрывок из поэмы, приписываемой Пушкину:
Прошло сто лет, и юный град,
Полнощных стран краса и диво,
Из тьмы лесов, из топи блат
Вознёсся пышно, горделиво;
Что это, как не «вечный» мифологический сюжет о чудесном городе, воздвигаемый героем на пустом месте вопреки природе? В этом волшебном месте может происходить всё, что угодно – вот за героем гоняется по улицам «медный всадник». Вы только вдумайтесь – цельнометаллический памятник покинул постамент и решил свести счеты с человеком. И этот текст питерские апологеты пытаются выдать за исторический рассказ?! Даже живший в незапамятные времена Пушкин был умнее – он, во всяком случае, побывал в дельте Невы и понял, какого масштаба катастрофа грозила с моря гипотетическому городу.

Добавлю – по улицам Санкт-Петербурга ходят не только памятники. Так, уже в прозаическом произведении главным героем является нос армейского офицера. То, что нос обзавелся одеждой и решает у чиновников какие-то свои дела, горожан не смущает.

Несмотря на попытки локализовать Питер в устье Невы (видимо – в самом глухом и загадочном краю континента до Оледенения), настоящее место города – это «иной мир». Волшебная страна для сказки, земля Героев – для мифа, Горнее (см. «О граде Земном и граде Небесном») – для религиозного сознания. Отсюда – и специфические способы «попадания» в Петербург.
Кузнеца Вакулу приносит на себе демон-чёрт. Женя Лукашин из кинофильма «Ирония Судьбы» летит в город на трёх разных самолётах. Из других источников известно, что в Питер поможет попасть «Красная Стрела» - большинство из вас хотя бы поверхностно знакомы с психоанализом, и я воздержусь от дальнейших разъяснений. Достройте логическую цепочку самостоятельно.

Астральный Питер – убежище, отдых от суеты и печалей реального мира. Древние поэты выражали это весьма образно и недвусмысленно.

А я живу на другой планете.
Там мало света и вечный ветер.
И, будто расстроенные струны,
Гудят провода.
А иногда там бывает плохо,
И до рассвета еще так долго,
Тогда я все оставляю как есть
И возвращаюсь сюда.*

Налетела грусть ну что ж пойду пройдусь
Ведь мне ее делить не с кем
И зеленью аллей в пухе тополей
Я иду землей невской.**

Иосиф Бродский считал, что в Питер человек приходит перед смертью:

И душа, неустанно
поспешая во тьму,
промелькнет над мостами
в петроградском дыму,
и апрельская морось,
над затылком снежок,
и услышу я голос:
- До свиданья, дружок.***

Наконец, для социально-ориентированных писателей перенести действие в иллюзорный Питер было действенным способом уйти от цензуры или ввести фантастических персонажей.

ВЫВОД

Свод источников о Санкт-Петербурге очень велик, но эти материалы очень противоречивы, полны заведомо ложных фактов и внутренних неувязок. Они не позволяют отрицать значимость Санкт-Петербурга, но дают все поводы исключить его из списка реальных географических объектов.

Легенды о Санкт-Петербурге – чудесном городе, существующем в иной реальности, начали складываться еще до Катастрофы и стали особенно популярными в века забытья науки. Изучение этих легенд позволит ученым уточнить пути миграции древних народов и глубже проникнуть в человеческую психологию.

В связи с этим считаю дальнейшую работу археологов в Онежском проливе бессмысленной и рекомендую Академии Наук прекратить финансирование поисковых групп.

* Зоя Ященко. «Питер»
** Александр Розенбаум. «Налетела грусть»
*** Иосиф Бродский. «Ни страны ни погоста…»
 

Revenan

Выживший
Награды
8
Новейшая история колобка
Колобок из Припяти

Глава 1: Начало
В утренний час в скромном покачивающемся домике, который вот-вот должен бы рухнуть, бабка Авдотья растапливала угли в самоваре. Тогда, в далеком 86-ом, она была еще свежей девчонкой в полном рассвете сил. Было ей всего 20 лет. Это теперь ее лицо покрыто ссадинами и морщинами, глаза выпучены, зубов нет, и выглядит она на все 100, а при ее появлении рядом, счетчик Гейгера просто разрывает на части каждый раз когда происходил выброс.
Муж ее - рядовой пожарный, который в ту злополучную ночь так и не выехал на вызов, решив, что с похмелья дело не сладится, - тихо храпел на печи.
Вдруг дед повернулся, и прохрипел что-то нечленораздельное, из чего Авдотья восприняла лишь несколько обрывков слов... "Бабка... помираю.... ".
Авдотья мигом смекнула, что хоть они с дедом и попали в зону отчуждения Чернобыльской АЭС, превратившейся из места, где ломались судьбы, в угрозу всему человечеству, лучевая болезнь отнюдь не делала их бессмертными. Вопрос о наследстве встал, как говорится, ребром. А из последнего детского дома люди уехали еще 32 года назад. Собрала бабка чернобыльской травы различного рода и артефактов, цвета и размера, да и раскурила. "Все одно мудрее не станешь", -думала она,-"так хоть поржать перед смертью".
- А чего бы не состряпать дитя из теста?,- Ей и всерьез думалось, что достаточно хорошо захотеть, и крахмальный мякиш оживет и будет расти и развиваться. Не учила только Авдотья здешнюю аномалию.

Глава 2: Зарождение жизни. Побег.

Едва солнце встало в зенит, Авдотья замесила тесто из вершков черонбыльской конопли первого помола и артефактов, да песка для крепости сыпанула, щепоток пять. Тесто получилось добротное. Слепила оно шарик - не шарик, зверя - не зверя, да и бросила в печь.
Сильный радиоактивный фон и божий промысел сделали свое дело. Вопреки всем законам физики, жизни, вселенной и всего, из печи, дико матерясь с лопатой в руках выскочил хлебобулочный парень.
Бабка с того времени стала за деньги показывать удивительного колобка S.T.A.L.K.E.R.А.М, а потом даже устраивать показательные бои своего зубастика с прочими мутантами и нечестью на арене на базе Долга. Для придания зрелищности боям, старуха стала все реже кормить колобка и все чаще запирать его в амбаре, откуда по ночам раздавалось хрипло-чавкающее шипение.
В общем все это сделало из колобка, как потом оказалось, настоящую машину смерти. Хлебный полу-киборг мутант стал очень агрессивным, перестал разговаривать и его приходилось приковывать в амбаре к титановому каркасу.
В расплату, колобок самым диким образом расправился со старухой зашедшей к нему покормить после боя, он треснув ей лопатой по темечку, от чего у последней случился выкидыш эмбриона, вероятно зачатого еще в 1986-ом году, и ослабленного синдромом Дауна и лучевой болезнью. Старуха мямлила что-то типа "Сынок...", но дальнейший ее хрип переплетался с бурлящей кровью странного зеленого цвета, отчего ее лепет невозможно было понять.
Колобок решил поскорее избавиться от тела, облив его высококонцентрированной серной кислотой. К полуразложенному деду колобок не стал даже и подходить. Позже, он будет причислять смерть деда к творениям рук своих. Зажав обоими пальцами нос, он бежал, а вернее катился прочь из этого дома и весело покатился в лес. Впереди у него была жизнь полная приключений.

Глава 3: Первые враги.

У колобка не было друзей. В общем-то понятие дружбы, как и вражды, было ему чуждо. Свой жизненный путь он начал с жестокости. Потому колобок катился себе вдоль полынных и конопляных полей и лесов, выжженных солнцем и радиацией, оттого имеющих зеленовато-черный оттенок и кажущихся ему сплошным дремучим лесом.
По пути колобок напивал песенку:
Плюю я в воду с парапета,
Смотрю на небо- солнце там
В зубах дымится сигарета
Привет, мне хорошо, а вам?
По пути к реактору 4-го энергоблока Чернобыльской АЭС на колобка то и дело обрушивались провокации и покушения.

И вдруг у него на пути появляется огромный, страшный "Заяц".
-Ты кто?
-"Коолообоок!" - злобно прохрипел мутант в ответ и решительно двинулся на зайца.
- Я бабку с дедом завалил и тебя завалю. Так что дай дорогу, пока не получил!
Заяц попытался укусить колобка, но у него ничего не получилось. В ответ колобок патпрыгивает и лупит зайцу оперкот, подымает упавшего зайца и вновь подпрыгивая с вертухи делает зайцу тяжелый прием под названием "с разворота пяткой в лоб". Отлетевший на восемнадцать метров заяц обездвижено болтался на макушке сосны, а колобок продолжал свой путь, напивая песни "Кирпичей".
Весть о жутком создании, убившем зайца быстро разлетелась по зоне отчуждения.

Волк не был свирепым. Что-то мешало ему быть таким же, как и его собраться по всему миру. Вся шерсть была увешана сломанными ПДА и артефактами. И надо же было так случиться, на его путь выкатился колобок.
- Ой какой чудненький шарик, - пролепетал волк. К слову, за время катаний, колобок действительно принял форму шарика, чему и сам был не совсем рад.
- Отстань! - выкрикнул в ответ колобок, но оказавшись в лапах волка, он уже не мог пошевелить ни одной частью тела, кроме глаза.
Я от бабки с дедом завалил, я зайцу завалил и ушел. Так что убирайся с моей дороги, пока не получил!
Волк немного опешил. Обычно его боялись.
-Ты что кричишь? Я тебя сейчас съем.
- Не понял, колобок, это ты мне угрожаешь?
Волк тем временем вертел колобка в руках. Собрав последние силы, колобок отсоединил одну руку от остального тела. В следующее мгновение волк был уже расчленен, а через неделю продан китайским S.T.A.L.K.E.R.А.М за огромные деньги в качестве необлученного мяса "псевдособаки".

-Ну что за мир! - думал колобок. - Каждый хочет чего-нибудь с тобой сделать. Ну ничего! Они у меня еще попляшут. - Глаз колобка наливался кровью. Уничтожая по пути все живое, он катился к разрушенному реактору 4-го энергоблока Чернобыльской АЭС. Солнце уже давно скрылось за пределами горизонта, и вся земля была освещена слабым зеленоватым светом. Перед собой колобок различил силуэты очередного зверя. Это была лиса. Весь ее внутренний мир складывался из образов убогих и калек. Она сотни раз пыталась покончить жизнь, но у нее ничего не получалось. Из этого она сделал вывод о своем бессмертии полученного от "Исполнителя желаний" и уже ничего не боялась. Врожденное бешенство подарило ей пожизненный ореол пены вокруг рта и злые глаза. Выпавшая шерсть уже не могла называться шубой. Из шерсти на ней остался лишь клок маленьких рыжих волос на ушах и на полуобрубленном хвосте. Она была голодна.
С криком "я тебя съем!" лиса бросилась на колобка, но не тут то было.
Лиса поняла: "дело не простое, что - же это выдумать такое?". Колобок подпрыгнул, что бы вдарить лесе как следует, но, столкнувшись с парой десятков блоков, упал на землю в метре от неё. После чего завязалась жуткая битва. Из клубка пыли то и дело вылетали куски шерсти, кожи, теста, лопаты, лапы и прочее).

Но в этот раз он хлебнул лишку энергетического напитка. Мозг отказывался работать, даже при помощи интегральной микросхемы, которая была ему впаяна в центре.

Глава 4: Исход

Очнулся Колобок через два дня. Все тело ныло, особенно голова. Он уже не представлял собой шарообразную форму.
Очнулся колобок в авоське.
Дверь отворилась со скрипом.
"ПРЕВЕД!!!" - задрожал огромным басом голос с неба. Сомнений не оставалось - это был медведь.
-Ну что, страдалец, ответишь кто тебя послал?
-Меня никто не посылал.
- Ты кто?.
"Коолообооок!" - истерично завопил колобок в ответ, после чего медведь размахнулся и со всей силы ударил мерзкого мутанта лапой.
Колобок поднял вверх свой единственный глаз. Не то чтобы колобок боялся. Чувство страха было ему вообще незнакомо.
Сейчас колобок впервые ощутил что такое страх. Перед ним была опасность по сравнению с которой мародеры и вражеские группировки, все монстры и аномалии Зоны покажутся лишь подготовкой к встрече с чем-то более фатальным и пугающим.
Медведь продолжал бить колобка, угрожал расправой непонятно за что. Грозился съесть или разорвать на части, и разбросать их по всей Чернобыльской зоне отчуждения.

По правде говоря, колобок не был гопником, а потому не стал выяснять отношения с медведем "чисто по пацански". Он всего лишь ответил медведю:
-Я колобок - мастер из Припяти. Я убил родную мать вот этой лопатой. Я замочил деда пока он спал. И тебя, медведь, завалю.
Когда он договаривал последние буквы, медведь уже лежал на земле в последних конвульсиях. Левая задняя лапа мерно дергалась с частотой около 2,5 Гц. Как выяснилось, медведь не был животным. На самом деле это был огромный боевой робот, один из первых в своем роде созданный группой "О Сознание" создаваемых для защиты, эксперимент над созданием которого завершился неудачей, и робот сбежал. Ну, да, колобок не стал вникать в подробности, а вытер лопату об искусственный мех медведя и покатился себе дальше. После этот металлолом был продан японским S.T.A.L.K.E.R.А.М за копейки.

И до сих пор все помнят о леденящей душу историю, об ужасном порождении генной инженерии - Колобке.
 
1. Чтобы спереди погладить, нужно сзади полизать. (Почтовая марка)
2. Кругом волоса, посредине колбаса. (Кукуруза)
3. Сверху черно внутри красно, как засунешь так прекрасно. (Галоши)
4. Волос на волос, тело на тело и начинается темное дело. (Веки)
5. То холодный - то горячий, то висячий - то стоячий. (Душ)
6. Туда - сюда - обратно, тебе и мне приятно. (Качели)
7. Что ты смотришь на меня? Раздевайся я твоя! (Кровать)
8. Волосатая головка за щеку заходит ловко. (Зубная щетка)
9. Мы - ребята удалые лазим в щели половые! (Веник)
10. Лежит на спине - никому не нужна. Прислони к стене - пригодится она. (Лестница)
11. В темной комнате, на белой простыне 2 часа удовольствия. (Кино)
12. Ты помни его немножко, станет твердым как картошка. (Снежок)
13. Возьму его в руки, Сожму его крепко - Он станет упругим и твердым как репка. (Снежок)
14. Красная головка в дырку лезет ловко (Дятел)
15. Маленькая, черная, сморщенная - есть у каждой женщины. (Изюминка)
16. Если б не бабушкины лохматушки - мерзли бы дедушкины колотушки. (Варежки)
17. Не хрен, не морковка - красная головка. (Пионер в пилотке)
18. Сзади подошел, сунул и пошел. (Тапочки)
19. Как хорошо тебе и мне, когда лежишь ты на спине... (Ежик с яблоком)
20. Беру двумя руками, сую между ногами... (Велосипед)
 
М

Маэстра

Ежик был пьян. Мертвецки. Рядом с ним лежала с трудом различимая из-за тумана пустая бутылка из-под Столичной. Медвежонок вздохнул и пошевелил друга ногой. Ежик был пьян настолько, что даже иголки у него не кололись.
- Ежик, - почему-то шепотом позвал Медвежонок. - Ты живой?
В ответ колючее создание смачно пукнуло, добавив туману и запахов. Медвежонок задержал дыхание, зажмурился и пошел в сторону берега, к рыбакам.
Главное, что друг жив, а с алкоголем попробуем разобраться. На берегу сидели двое возле едва тлевшего костра. Удочки уныло склонялись к черной, грязной воде. Двое курили. Когда из молочного тумана вышел зажмуренный Медвежонок, они затянулись из самокруток.
Медвежонок остановился и выдохнул, потом печально сказал:
- Мужики. Не берите с собой больше на рыбалку водку, а? А то мой лучший друг, Ежик, спивается...
Над рекой повисло гнетущее молчание. Потом один рыбак сказал другому:
- Вот и я тебе говорил, не надо водку брать. Лучше минералку. Трава-то позабористей будет! Видишь, глюки какие? - и он указал на Медвежонка.
- Класс!!! Даже лучше ежика, который у нас водку ворует! - согласился второй. Медвежонок пошел домой, радостный, что спас друга...
 

dimax

Модератор
Награды
6
Притча о Человеке, Бармене и Пиве

Один Человек после трудного дня задумался: А что это я все бегаю,
суечусь, напрягаюсь, устаю? Надо бы отдохнуть - попить пива! Ведь я
люблю попить пиво с друзьями! То есть любил когда-то... Его давно нет в
моем холодильнике, да и друзей как-то поубавилось, но ведь должны же
быть какие-то возможности! И так шел он, погруженный в свои мысли,
размышляя и не особо глядя по сторонам...

В это время ему навстречу шел давнишний знакомый – Бармен.
Привет – сказал Бармен – Ты выглядишь довольно уставшим. Не хочешь ли
выпить Пива? У меня как раз стоит бочонок отменного Пива «для своих», а
открыть не для кого. Знаешь, я и сам ужасно давно не сиживал ни с кем за
хмельной чаркой. Заходи обязательно – я угощу тебя, мы славно посидим! Я
покажу тебе этот красивый бочонок, дам понюхать аромат этого Пива, я
налью тебе большую кружку, ты почувствуешь, как прохлада этого Пива
наполняет тебя, и ты никуда больше не захочешь уйти! Позвони и
обязательно заходи – повторил Бармен и ушел по своим делам.

Надо же, как удачно все складывается – подумал Человек – и друга нового
приобрету и пива попью в кои-то веки. И не просто пива, а Пива – я давно
подозревал, что у Бармена оно особенное.

Не откладывая дело в долгий ящик, через пару дней Человек созвонился с
Барменом и договорился о встрече. Да-да – ответил Бармен – Пиво стоит и
ждет тебя!

Человек шагал в бар бодрой походкой – он знал, что его ждет что-то
необычное и уже представлял, как первую кружку он выпьет залпом,
облившись и совсем забыв о том, что нужно еще и дышать… как будет долго
переводить дыхание… как потихоньку пройдет головокружение… как первую
половину второй кружки он будет пить не торопясь, растягивая
удовольствие… как будет на просвет рассматривать янтарь чудесного
напитка… как его рука будет поглаживать знакомый, неповторимый и каждый
раз в чем-то новый рельеф пивной кружки… как на второй половине он
возьмет что-то из закуски… наверно, это будет вобла… а может креветки… а
напротив будет сидеть Бармен (господи, сколько ж мы не виделись?) и мы
будем говорить о всякой ерунде и просто наслаждаться обществом друг
друга…

За этими мыслями Человек дошел до бара и вошел внутрь.
Бармен стоял за стойкой. Он как-то холодно поприветствовал вошедшего и
продолжил свою обычную работу – протирал бокалы, зачем-то переставлял
бутылки, смахивал со стойки несуществующие крошки… С полчаса простоял
Человек у стойки, пытаясь начать разговор. Бармен не реагировал. Человек
решил, что бармену просто необходимо доделать какие-то неотложные дела,
после чего он таки сможет пообщаться, и присел за столик. Прошел еще
час. Посетителей не было, но Бармен по-прежнему никак не реагировал на
Человека. Странно – подумал Человек – зачем же он меня приглашал? Он
подошел к стойке и, чтобы привлечь к себе внимание отвернувшегося
Бармена, коснулся его локтя. Зачем ты меня трогаешь? – возмутился
Бармен.
Абсолютно не понимая, что происходит, Человек развернулся, чтобы уйти
домой.
Извини, что отвлек – сказал Человек.
Ничего, все нормально, заходи в другой раз – ответил Бармен.

В полном непонимании Человек удалился. Это же был его давний знакомый,
который сам предложил встретиться! Так не бывает – думал Человек – Нет,
мы все-таки встретимся и все будет хорошо. Может быть, даже и до пива
дойдет, … но уже и не в пиве дело!

Еще неоднократно созванивался Человек с Барменом и договаривался о
встрече. Несколько раз Бармен просто пропадал в назначенный день – то ли
была не его смена, то ли еще по какой причине.

Пару раз таки получилось пересечься, и тогда Бармен то ли рассказывал,
то ли жаловался о том, что это пиво настолько хорошее, что многие его
хотели бы отведать, но он не наливает его кому попало – замучался
отбиваться от назойливых просителей. При этом у Человека как-то не
повернулся язык напомнить, что ему-то пиво налить обещали. Он просто
сидел, слушал и кивал в такт жалобам бармена, а потом ни с чем уходил
домой.

В другой раз Бармен зачем-то стал рассказывать, что есть у него один
приятель – тонкий ценитель пива, вот уже 12 лет он заходит в этот бар и
каждый раз обязательно дегустирует божественный напиток и долго
обсуждает его вкус с Барменом. И опять Человек оставался в недоумении,
ведь он-то надеялся сам когда-нибудь отведать этого пива. И опять же
таки возникал вопрос: Видимо я не такой хороший приятель Бармена как
этот ценитель… Тогда зачем он меня вообще сюда позвал? Зачем обещал
ПИВА?

На исходе третьего месяца после той случайной встречи на улице Человек
предпринял еще одну попытку договориться о встрече, которая оказалась и
вовсе необычной и, скорее всего, последней: Бармен сказал, что сейчас он
не может, так как к нему на три дня приехал друг детства. Но ты не
пропадай – добавил Бармен – ведь ты мне друг.

Вскрыл ли Бармен бочонок для друга детства – об этом Человек не стал
задумываться. Как и вообще о судьбе того Пива. Его сейчас больше
занимали два вопроса: «Какой же смысл вкладывал Бармен в слово друг?» и
«Зачем он был нужен Бармену? »
Может ему просто нужно было создать толпу в баре?
Впрочем, и это теперь тоже было не важно…

PS: Вот такая странная получилась история.
Наверно, она покажется вам менее странной и даже обычной, если сказать,
что Бармен был женщиной, а Пиво – вовсе не пивом.
 
Любовные игры:
си-бемоль минор.

Ваня безумно любил Маню, а она его. Они даже не чувствовали комаров. Потому что сами кусали друг друга.
Мане даже показалось, что у неё "поехала крыша". На самом деле, это она ногой открыла в крыше автомобиля люк. Своей любовью Ваня с Маней так раскачали автомобиль, что он поехал под горку.
Маня стала быстро одеваться. Но ей всё больше попадались мужские вещи: отвёртка, галстук.
А Ваня сразу понял, что галстук - это не главное. Главное - научиться управлять автомобилем с заднего сиденья.
Руки у Вани были волосатые, а ноги короткие. С заднео сиденья до педалей не достать. А до руля тем более: он же в японской машине с другой стороны.
Маня на ходу пыталась выскочить. Но выскакивали только шишки так как деревья всякий раз закрывали дверь.
А Ваня выскочить не пытался. Он пытался вскочить, так как сел на отвёртку.
Потрахавшись о деревья, Ваня с Маней вылетели на дорогу. Там они тоже как следует трахнулись сначала о знак "дорожные работы", потом о брошенный бульдозер.
Теперь Ваня в больнице. Его спокойно можно трахать по голове, она у него в гипсе. Друзья с ним так и здороваются.
А Маня с горя трахнулась бы головой о стенку. Но шишки ещё не прошли. К тому же она затрахалась носить Ване передачи.
Часто навещают Ваню и предки. Они здорово устарели, и считают, что Ваня с Маней попали в аварию. "Шнурки" не въезжают, что это любовь.
И только завотделением всё понимает. На каждом обходе утешает: "До свадьбы заживёт!".
Он, конечно, имеет ввиду свою свадьбу. А жениться в пятый раз этот лицемер не торопится. Дал клятву Гиппократа.
 
ИСКУССТВО требует жертв.

Поле. В середине - кол. На колу - хомяк. Хомяку явно не повезло. Воровал-воровал колоски и вот, доворовался. Джунгельские законы средней полосы. Хомяк вопил громко, ни дать ни взять тарас Бульба перед лицом ненавистных захватчиков.
Невдалеке от него примостился Суслик с мольбертом, творя очередную весёлую картинку исторического направления. Стиль его был весьма оригинален, да и техника тоже: маслом по скатерти. За подобные художества он не раз оказывался порот в детстве до неузнаваемости. И поныне Суслика, как только увидят, бьют в местах общественного воспитания. А манера - вылитый Иероним Босх. На скатерти обозначились совершеннейшие чудеса, легко заметные даже неподбитым глазом.
Каждому колоску, торчащему из поля, Суслик умудрился придать такое зловещее выражение лица, что создавалось впечатление, будто Бульбу поймало стадо эсесовцев и он всё пытается и пытается, но ничего из него не выходит. И небо - цвета ядерного отсвета, и горизонт местами сворачивается, словно пропавшее молоко.
За спиной художника послышался шухер. Обернувшись, Суслик увидел унылого Ёжика, плывущего к нему в туманном облаке винных испарений.
- Опять "Три семёрки"! - грустно сказал Ёжик и протянул другу портфель с пузырём крупнокалорийного портвейна.
- Как ты сказал?! - внезапно проснувшееся вдохновение подбросило иссохшие лапки Суслика, и он вмиг начертал на незапятнанном уголке скатерти эскиз нового шедевра. Воодушевление передалось Ёжику, который, недолго думая, отгрыз горлышк бутылки и ввинтил в себя половину содержимого.
- Гадость-то какая! - выдавил он после серии рвотных гримас.
- Не нравится? - тревожно вопросил Суслик, мысленно пребывая очень далеко.
- Да я не про то... Я про это... - еле поводя сведёнными скулами, молвил Ёжик.
- А-а! - успокоился художник, следуя за примером Ёжика.
Яду мне, яду! Глаза у Суслика сошли с орбиты, делая его похожим на мохнатую креветку. Ёжик с потом, высохшим на иголках, смотрелся тоже лихо.
Но всё в жизни проходяще! Прошёл куда нужно и портвейн. Отдувшись, друзья постепенноп одобрели и вскоре развалились на свежезелёной травке, ловя непослушными глазами слишком шустрые для них облака. О, блаженство и отрада трудового летнего дня с великолепной погодой. Солнце пригрело их по всей внешности - портвейн внутри творил ту же, хоть и невидимую работу. Хотелось тихо напевать самоколыбельные песни. Неожиданно молчавший некоторое время Хомяк очнулся и подал свой немузыкальный голос.
- У него что, мартовская пора пришла, что ли? - вяло поинтересовался Ёжик.
- Да нет, - после паузы раздумчиво сказал Суслик, - видать, совесть проснулась.
- Может, снимем его с кола? Всё-таки друг, предложил Ёжик. - А то люди с ним сурово...
- Давай лучше завтра! А то я ещё картину не дорисовал. Хорошо?
- Ой, хорошо! - плностью согласился Ёжик, и друзья отрубились.
 
Сага о поваре

Нет добрее человека! Нет вкуснее и пышнее. - Так сказали каннибалы, когда ели они Кука, Второпях приняв за кока. Долго коком быть не может отравитель и убийца, Ведь его тогда поймают - каннибалам отдадут. Добрый повар. Потому что, только горе постучится, А он хвать скорей котлету, и беды как не бывало. Сильный духом он и телом, Мощен необыкновенно, Мозг его питаем пищей И не только лишь - духовной. Маслом кашу не испортишь - Весом повара тем паче. В обращеньи с шампурами Кок не знает себе равных. Труден подвиг кока славный. Труден, жарок и опасен. Средь котлов и поварёшек, Гордо реет фартук белый - Гордо и неутомимо. Всё приходяще в мире этом. Всё (и любовь уйдёт когда-то).
Но кушать вкусно хочет всякий (И кушать хочется всегда).

21 сентября 1995 года
 

    Артёмка

    очки: 20
    Нет комментариев

dimax

Модератор
Награды
6
Хлебная голова неслась сквозь ночной лес, пожирая кусты, тьма была ее фатой, а лунный свет был ее женихом. Созданная из ничего сумасшедшей старухой, она была тенью самых кошмарных снов того старика, что надоумил ведьму. И ночь в страхе расступалась перед нею.
Заяц вышел на дорогу и прислушался. Близко. Совсем близко. Невнятный шум, такой безобидный еще пару минут назад, теперь сводил с ума и путал немногочисленные страхи. Только не паниковать. Он старательно проверил арбалет, серебряная стрела тускло светилась в безразличном лунном тумане. Заяц расставил лапы пошире и стал ждать. Шум надвигался. Через пару минут он уже стал лавиной и треском. Дышать ровно... Инстинкт самосохранения загнан в самый дальний угол сознания. Дело есть дело.
-Стой.
Шум прекратился.
Хлебная Голова замерла посреди дороги.
-Кто ты?-спросила она. Голос был глух, и чавкающий рот с трудом справлялся с согласными. Так могла бы говорить кадка с тестом. Бездушная, упивиющаяся собственным гниением.
-Я остановлю тебя.-сказал Заяц.
-Зачем?-спросила Голова. Казалось, ей действительно стало интересно.
Вместо ответа Заяц выстрелил. Прямо в середину изменчивой массы. Голова поглотила стрелу и качнулась вперед:
-Заяц, Заяц, я тебя съем.
И навалилась на него. Замерла на секунду, с чмокающим звуком перекатилась через остов, взбухла подобно намокающей губке, и вновь стала набирать скорость. А за ней неслась тьма.
***
Волк знал, что у Зайца не было шансов. Слишком много надежд возлагал тот на простой кусок серебра. И слишком мало Веры вкладывал в себя, пустой кусок плоти на пути Неведомого. Вера у Волка была. Он истово молился, лежа в придорожной яме на ложе из сухих листьев. Готовился и был готов. Когда крик падающих деревьев стал нестерпимо близок, он вышел на дорогу и тихо сказал:
-Стой.
-Кто ты?-спросила Хлебная Голова.
-Я здесь чтобы остановить тебя.
-Так и надо.-Голова прокатилась еще пару шагов по обочине, впитывая чахлую растительность. Она как будто росла посекундно, увеличиваясь в такт биению волчьего сердца.
-Ты порождение Зла, тебе нет места на этой земле, изыди!
-Я прихожу.-ответила Голова и Волка не стало.
***
Хлебная Голова катилась по дороге, иногда изгибая траекторию, чтобы сожрать дерево. Она увеличивалась в размерах с пугающей быстротой, любопытные маленькие зверьки, перебегающие через дорогу впитывались ею как куски пластилина, растящие бесформенный и уродливый ком.
Медведь стоял за очередным поворотом.
Он не возлагал особых надежд на молитвы и на волшебные свойства глупых предрассудков. Он знал откуда берется сила. Электромотор яростно зажужжал, приводя в движение стволы пулемета.
Никаких слов, никаких сомнений, Медведь покрепче устроился на поваленном клёне и нажал гашетку. Лес взорвался рокотом лавины, скоросной бульдозер помчался по ветвям деревьев, дорожной пыли, хлипкому кустарнику.
Но было уже поздно. Огромная масса полупрожаренного теста уже заслоняла луну. Пули отрывали от Головы огромные комки, ошметки с жалобным воем разлетались бесформенными тенями, но сама она, не снижая скорости, летела на стрелка и не было ничего, что могло бы ее задержать.
-Я остановлю тебя! Я остановил тебя!! СТОЙ!!!-но грохот пулемета сдался реву накатывающего мрака. И на несколько секунд воцарилась тишина.
-Вот гад, теперь чешется всё,-сказала Голова и глухо взбулькнула. Медведь медленно, но хорошо усвоился.
Огромная, она катилась по лесу, пожирая уже саму дорогу, где ей не хватало места. Мелкие мошки и клубы пыли становились ее обновленной плотью. Холмы были ее телом, а реки были ее кровью. Скорость была ее руками, загребающими всё, что встречалось на пути. А сама она была желудком. И жрала.
***
Лиса была стара. Мудрость прошлых лет не сделала ее брюзгой, а хитрость подарила возможность дожить до седин. Она сидела на крыльце своего лубяного дома и курила трубку. Лиса знала, что приближается. Об этом ей испуганно шептали звезды, об этом трепетала трава и пел ветер, как будто слагал последнюю песню. В ней не было страха. Она надолго пережила свой страх. В этом тоже была своя мудрость. В ее жизни было и добро и зло, но она всегда умела помирить одно с другим, поэтому совесть ее была чиста.
Когда лес начал падать, она выпустила дым через ноздри и улыбнулась. Хлебная Голова катилась.
Через минуту было уже сложно расслышать собственные мысли--треск деревьев и грохот катящегося ужаса были настолько сильны, что тело просто отказывалось повиноваться, Голова, казалось, пожирала нервы, еще не дотянувшись до них. Совсем близко. Километр, половина, триста метров--одно мгновение, скорость ужасала, приводила в трепет, меняла пространство.
Когда титанический ком хлеба пронесся мимо Лисы, она глубоко затянулась и подумала "Ну нахер-нахер, ну их в жопу такие сказки...".
Измена отпустила так же быстро, как и появилась.
 

dimax

Модератор
Награды
6
Про фундаментальные внутренние противоречия в русской народной сказке "Колобок"

Классическое академическое издание Русских Народных Сказок (под ред. Афанасьева), я решил подвергнуть отрывок о Колобке строгому, беспристрастному, по возможности научному анализу.

Сразу бросается в глаза, что неодушевленные предметы и животные, упомянутые в сказке, исходя из тысячелетнего опыта экпериментальных наблюдений ученых, не обладают разумом, тогда как в сказке все выглядит совсем наоборот. Заяц, скажем, говорит человеческой речью, хотя по всем канонам биологии неспособен на это в связи с совершенно отличным от человеческого устройством глотки. Имеем очевидное противоречие с объективными данными науки.

Если где-то и наблюдались говорящие колобки за последнее тысячелетие, то в хрониках это явление не отмечено и, надо полагать, массовым не было.

Но поскольку нам говорят, что история про Колобка - единственная в своем роде и имеет феноменальное значение для русской культуры, попробуем на минутку допустить, что сказка имеет под собой реальную основу, и посмотрим, не выйдет ли каких противоречий из этого допущения. Если таковые противоречия найдутся, значит, древнее сказание не является свидетельством прямого очевидца и потому доверия не достойно.

В начале сказки "...просит старик: - Испеки, старуха, колобок". Судя по всему, старик проголодался. Когда старуха с большим трудом "по коробу поскребла, по сусекам помела" и набрала муки "пригоршни с две", она "замесила на сметане" и "изжарила на масле" все наскребенное-пометенное, в результате чего, собственно, и появился Колобок. Но раз у старухи была сметана, она могла дать старику на обед сметаны или поменять немного сметаны у соседей на краюху хлеба. Кроме того, где есть сметана, там есть корова (или деньги на сметану). Значит, старик и старуха вовсе не были такими уж бедняками. Дело было летом, когда уж точно нельзя говорить ни о каком "истощении припасов" и пр. Погреб у них просто не может быть пустым - иначе как бы они кормили корову, как бы они питались раньше? Вряд ли у настоящих хозяев, которые способны раздобыть сметану и масло, может вот так внезапно, неожиданно кончиться мука. Значит, совершенно непонятно, зачем вообще старуха затеялась с этим дурацким колобком.

"Катится колобок по дороге, а навстречу ему заяц: -Колобок, Колобок, я тебя съем". Учитывая то, что позже Колобком заинтересовался медведь, этот колобок сам должен быть по размерам с зайца. Непонятно, как Заяц намеревался съесть такую громадину. Кроме того, весь русский фольклор подчеркивает, что зайцы очень пугливые существа. Как мог трусишка-Заяц не испугаться катящейся на него горячей глыбы да еще пробовать ее съесть?!

Сразу после Зайца Колобок встречает Волка, предъявляющего к нему аналогичные претензии. Но Колобок катится очень быстро, раз смог укатиться от зайца. Зачем ему было останавливаться и петь свою песенку волку? Если это издевательство, то Колобок должен быть хитрее, чем о нем можно было бы судить по финалу сказки (он не поддался бы на грубую лесть Лисы). Если же этот волк умеет бегать быстрее колобка, который катится быстрее зайца, он давно догнал и съел бы Зайца и ему незачем было бы гоняться за колобками. Вот видите, до чего запутанная интрига в этой, казалось бы, простой детской сказке!

Самое интересное, что, отслеживая весь сказочный марафон, невольно начинаешь думать, что по древнерусским дорогам ходили не люди, не купцы и не разбойники, не мужики и не солдаты, а одни только зайцы, волки, медведи да лисы, у которых одно на уме - засунуть в рот грязный, потный, пыльный колобок, бог знает сколько времени там провалявшийся!
 

dimax

Модератор
Награды
6
"Представь, что существует банк, который каждое утро кладет на твой счет
86,400 руб.
Он не хранит ежедневный остаток.
Каждую ночь он приравнивает к нулю весь остаток до последней копейки,
который ты не использовал в течение дня.
Что ты сделаешь? Конечно, ты будешь снимать каждый день все до последней
копейки!
Знайте: у каждого из нас есть счет в этом банке.
Его название? ВРЕМЯ.
Каждое утро этот банк начисляет тебе 86.400 секунд.
Каждую ночь этот банк стирает данные, и смотрит, какую часть этого
кредита ты не инвестировал в нужных целях.
Этот банк не хранит денег и не позволяет переводить их на другие счета.
Каждый день открывается новый счет. Каждую ночь аннулируется остаток за
день. Если ты не используешь эти деньги - теряешь только ты.
Мы не можем вернуться назад или позаимствовать завтрашний кредит.
Ты должен жить в настоящем на то, что тебе дано сегодня.
Инвестируй так, чтобы достигнуть большего в здоровье, в счастье, в
успехе.
Часовая стрелка продолжает описывать дугу. Достигни максимума за день.
Чтобы оценить по достоинству год, спроси об этом у студента, который
потерял год учебы.
Чтобы понять ценность месяца, спроси об этом у матери, которая родила
преждевременно.
Чтобы понять ценность недели, спроси об этом издателя еженедельного
журнала.
Чтобы понять ценность часа, спроси об этом у двух влюбленных, которые
ждут встречи.
Чтобы понять ценность минуты, спроси об этом человека, только что
опоздавшего на поезд.
Чтобы понять ценность секунды, спроси об этом человека, только что
избежавшего автокатастрофы.
Чтобы оценить по достоинству тысячную долю секунды, спроси об этом у
атлета, выигравшего серебро на Олимпийских играх.
Оценивай по достоинству каждый момент, которым ты живешь, и придай ему
еще большую значимость, разделив его с особенным человеком, настолько
особенным, чтобы посвятить ему твое ВРЕМЯ.
И помни: ВРЕМЯ никого не ждет!
Вчера? Это История. Завтра? Это тайна... Поэтому существует только
настоящее! Еще помни, что ВРЕМЯ не будет тебя ждать!
Поэтому оценивай по достоинству каждый момент, которым ты располагаешь.

Ты оценишь его еще больше, если сможешь разделить с человеком близким
тебе.
Истоки этой идеи неизвестны, но говорят, она приносит удачу каждому, кто
делится ею с другими. Не останавливайся, передай ее как минимум 5 людям,
которыми дорожишь и которым желаешь счастья.
Ты увидишь, что что-то доброе вернется к тебе."
 
Сверху