Медицинские байки

Grizle

Ословед
Реал стори:
Дежурство. Глухая зимняя ночь после суматошного дня. Три часа пополуночи. Хорошо подогретые друзья привезли разухабистого, и столь же теплого братка, прямо с шумной вечеринки. Круто-о-ой, весь в цепях и наколках, браток, привыкший, чтобы его красиво обслуживали, жалуется на животик. Ведет себя безобразно: куражится, хамит, матерится, харкает на пол, закидывает ноги прямо на стол. Через пол часа - медсестра на грани слезной истерики, я на грани буйного помешательства. Звоним хирургам. Дежурит Доктор Женя.
Досье Доктора Жени:
Доктор Женя, 29 лет, хирург, разведен. Рост 180 см., вес 120 кг.
Телосложение: ОЧЕНЬ крепкое.
Стрижка:под ноль.
Глаза: голубые, взгляд тяжелый, но добрый.
Увлечения: тяжелая атлетика, пишет стихи, песни, играет на гитаре, голос приятный, слух абсолютный.
Характер: спокойный, уравновешенный, надежный товарищ, добрейшей души человек.
Далее со слов Доктора Жени:
Пришел с экстренного грыжесечения. Замучился в доску. Добрел в дежурантскую, свалился на кушетку, и моментально отключился. Оглушительный треск телефона во тьме. Вскочил на прямые ноги. Хирурга - в приемное, срочно&!!! Нашарив в темноте тонометр, повесил его на шею, и на автопилоте отправился в смотровую.
Распахивается дверь, и Доктор Женя влетает в приемное. Останавливается напротив клиента и хриплым со сна басом вопрошает:
- Что беспокоит?
Браток меняется в лице, улыбочка сползает с его пунцового лика:
- Да ничего, доктор, извините, уже все прошло.
Доктор Женя издает вопросительный рык. Браток застегивает кожан, приобретает совершенно приличный вид и бочком-бочком, по стеночке пробирается к выходу:
- Извините за беспокойство, до свидания!
Братела исчезает за дверями, с улицы доносится рев стартующего бумера. Все в недоумении глядят друг на друга, потом на Доктора Женю. Персонал хватается за животы и начинает дружно гоготать, тыча пальцами в еще не совсем проснувшегося Доктора Женю. Доктор Женя: в истерзанном хирургическом костюме, с помятой мордой и налитыми кровью глазами. На бычачьей шее, спускаясь на мощную грудь, висит толстая, в палец, цепь с образом Николая Чудотворца и...
...КИПЯТИЛЬНИК!!!
 

    ZealoT

    очки: 3
    прикол!
    К

    очки: 2.105
    Нет комментариев
B

bonzo

Есть в городе Иркутске больница №6. Все как положено - с палатой №6 и прочими причиндалами. Контингент в больнице самый разношерстный - народная больница, одним словом.
Лежали в этой больнице два кадра. Один - наркоман, молодой цыган, у
него подтвердился диагноз на СПИД, за что он от персонала заработал
кличку "Спидоносец". Второй - токсикоман, лет предположительно 17-ти. Токсикоманит с пяти лет, поэтому кора головного мозга практически отсутствует, только что слюна не бежит.
Наркоману его друганы притаранили пайку наркоты (это в больницу-то). Чисто смягчить суровый больничный режим. Цыган долго суетился где бы ее оприходовать, и нашел что лучшее место - больничный туалет. Размеры там такие, что развернуться сложно, к тому же защелки изнутри нет. Он разложился на бачке от унитаза, припер дверь спиной и в ожидании скорого кайфа начал процесс.
В это время олигофрену-токсикоману приспичило посрать. Он к двери - не открывается. Он ее подергал - не открывается, да еще и на х.. посылают. Разозлившись, он ее начинает пинать, продолжая орать на все отделение что "он хочет срать, а какой-то мудак там заперся!!!". Наркоман из-за пинков в дверь никак не может попасть в вену, и при этом материться. На шум из палат начинают высовываться больные, в том числе и из женского отделения. Токсикоман в ярости бежит на кухню за ножом, подвывая от того что "держаться нету больше сил".
Прибегает. Начинает бить ножом в дверь, оглашая при этом этаж криками о том что "он обосрется прямо сейчас". В конце концов, он протыкает дверь из ДСП и слегка поддевает наркомана, который все никак не может попасть шприцом.
Окрестности оглашаются диким воплем наркомана. Токсикоман с перепугу делает прямо в штаны - дерьмо двумя струями вытекает из гач. Открывается дверь туалета из него шатающейся походкой выходит накроман, со спиной мокрой от крови.
Бабулька, после перенесенного инфаркта и наблюдавшая все это шоу хлопается на пол. Подоспевшие зам. по леч., которого успели уже выдернуть из дома, вместе с дежурным врачом-женщиной начинают наводить порядок:
- Так. Больную в реанимацию. Засранца - в душ. Наркомана - перевязать.
Шприц отдай!
А у бабки от всего этого клиническая смерть приключилась. Так ведь откачали.
А спидоносец, падла, сбежал из больницы, не зная про свой диагноз.
 
Е

Екатерина Амелина

Еще: мама моя в больнице работает и вот, как-то им надо было перевезти пациента на этаж другой. А у него судороги. Ну они его к каталке привязали и везут. А надо сказать, их подняли неожиданно, так что кто в чем... Весь персонал взъерошенный с угрюмыми лицами и главное, некоторые в ночных рубашках. Везут. Вдруг на повороте больной дернулся и вылетел с каталки, сшиб медсестру, и ноги унего под каталкой застряли... Персонал развернуться не может, кого первым поднимать не знают и больной как назло все никак из под каталки не вытаскивается.
Потом все ржали: "А, Танька, увидела мужик лежит и прилечь решила, чтобы времени не терять!"
 

marcs

Ословед
Я все еще работаю выездным наркологом. Соответственно, новый эпизод
бесконечной алкогольной саги.
На очередном вызове родственники проводят к пациенту и поспешно покидают
поле боя, мистически растворяясь в тяжелом перегарном облаке. И я с
больным один на один. А первая встреча с пациентом - это сакральный
момент. Это как вербовка - все решается первыми словами, первым
взглядом. Если покажешь неуверенность - все, он тебе не верит и максимум
на что можно рассчитывать - исполнить роль похметолога - то есть
по-быстрому прокАпать и смыться. Поэтому жгу его, болезного, взглядом,
всем небритым злобным интерфейсом пепелю надломленную психику. И не
давая очнуться - тонометр, алкометр, глюкометр, кардиограф. Техника
мелькает перед ошарашенным Иван Иванычем. Эх, жалко бубна нет - а то бы
попрыгал вокруг кровати. Попутно пытаюсь собрать анамнез - чего-то
невразумительно хмыкает, ну да не важно - самое главное уже узнал у
жены, пока руки мыл. И вот момент катарсиса - вкалываюсь - в вене. У
пациента облегчение в глазах - все, теперь его можно брать теплого! И
пошла психотерапия. Чувствую, что в ударе - умню. Ацетальдегид,
трансаминазы, созависимость, толерантность, каким-то боком приплел
гематоэнцефалический барьер... И сразу давлю на необходимость кодировки,
подшивки. Если нет - инсульт, цирроз, параплегия. Жонглирую словами - у
мужика в глазах реальный страх. Нет, сегодня я определенно на коне.
Вижу, что скоро заснет - спрашиваю: Ну так будем кодироваться?
Испуганный судорожный кивок в ответ и Иван Иваныч уходит в сладкий
феназепамовый сон. Я доволен, утираю пот. Почувствовав изменения в
пульсации локального эфира материализуются родственники. Заканчивая
капельницу, с чувством выполненного долга сообщаю: все ок, Иван Иваныч
дал согласие на кодировку. У жены в глазах ужас, мать крестится на меня,
аки на черта. - Доктор, да как же вы? - А что такое?
- Так он же ГЛУХОНЕМОЙ у нас!
P.S. Через пять дней Иван Иваныч закодировался - не пьет второй год.
 

    as

    очки: 16
    патсталом

АНГЕЛ А

Ословед
Опять же больница. Хирургическое отделение. "Своя" пациентка готовится к
операции по удалению какой-то некрасивой дряни с груди. Т.к. она
<<своя>>, над ней решено пошутить: хирург заходит в комнату, где
установлено нечто наподобие современного солярия. Суть в том, что в этой
комнате в ассортименте навалены очечки: узенькие, зеленые. Эти очечки
хирург напяливает на себя, заходит в палату к больной, оббивая все углы,
изображая слепого, вопрошает: <<Больная, вы где?>>. С каталки раздается
сдавленное <<з-з-з-з-здесь>>. Он подходит к ней, нащупывает грудь,
проводит необходимый осмотр, вернее, ощупывание. На выходе провозглашает
<<Ну что ж, завтра оперируемся>>, последний раз бьется об косяк, выходит.
Больная в шоке? да нет. Она просто на грани инфаркта, а все
присутствующие в истерике. А что, слепой хирург.
 

    @ntonio

    очки: 13
    Нет комментариев

АНГЕЛ А

Ословед
А история вот какая забавная. У моего мужа есть компания друзей-врачей в одной из детских питерских больниц. При чем врачи нейрохирурги, челюстнолицевые хирурги и пластики. То есть скальпелем владеют четко. Как-то раз компания выпивала. Ну пить они мастера - тут ничего не скажешь. Так вот просыпается утром драгоценный Андрюша, один из этих врачей, у себя дома (что само по себе странно - должен был проснуться на месте возлияний, то есть в ординаторской) и не от похмелья а от жуткой боли как раз в причинном месте. При пристальном осмотре этого самого места выяснилось, что у него... обрезан. В процессе "разбора полетов" с друзьями выяснилось (сам он не помнил), что в сильно нетрезвом виде (мягко говоря) он пожелал что бы он был обрезан. И тут добрые друзья немедленно помогли ему: уложили на операционный стол, наркозик и за дело. Хорошо что сделали они ему обрезание, а не "отрезание" - их состояние этому вполне могло поспособствовать. Ну и домой уж доставили свежепрооперированного. Кстати очевидцы (в их числе его жена и мой муж ) утверждают что работа сделана ювелирно. Ну, пластики старались! Само собой, после этого пришлось брать болничный: передвигаться, да и штаны одеть некоторое время не было никакой возможности. Мораль: МУЖЧИНЫ! ОСТОРОЖНЕЕ С АЛКОГОЛЕМ В КОМПАНИИ ВРАЧЕЙ!!!
 

АНГЕЛ А

Ословед
В больнице хирург кричит:
- Марья Ивановна, вы почки не выметали?

Мать работает в поликлинике, она и рассказала.
Работает у них врач-хирург, а по совместительству проктолог. Надо
сказать, что он просто души не чает в домашних животных. И вот однажды у
одной из медсестер кошка принесла потомство. Кошка была породистой с
офигенной родословной и естессно водили ее, так сказать, на мероприятие
для продолжение потомства к не менее породистому коту. Ясный перец,
котята удались на славу. И вот приносит эта медсестра одного котенка на
работу, дабы похвалиться. Первым делом она несет его в кабинет к этому
хирургу. Но в данный момент он исполняет обязанности проктолога. Это
выглядит так: стоит "больной" в позе, унижающей достоинство нормального
мужика, вдобавок со спущенными штанами, а доктор производит осмотр. В
этот момент входит медсестра с котенком в руках. Но "больной" стоит
"кормой" к двери, поэтому он ничего не видит. Доктор поворачивает голову
к двери, некоторое время восхищенно смотрит на котенка, а затем умиленно
произносит: "Какая прелесть". Можно только догадываться, что подумал
мужик, но он "по-армейски" натянул штаны и вылетел из кабинета, едва не
сбив с ног врача и медсестру. Больше его в поликлинике никто не видел.
 

АНГЕЛ А

Ословед
Участковый врач, Василий Петрович, 62 лет, несмотря на тяжелейшее похмелье ведет
прием больных. Я, молоденькая медсестра, сочувствую ему, но к хирургу за спиртом
идти отказалась (побоялась, рано еще, хирург до кондиции наверняка не дошел).
Заходит в кабинет молодой человек, распространяя запах вчерашней пьянки.
- На что... эээ... жалуетесь?
- Да вот... Я тут... Живот, короче, болит... Сил нету...
- Ложитесь на кушеточку, счас будем... эээ щупать...
Долгий процесс укладывания с одной стороны, не менее долгий процесс мытья рук
с другой.
Закрыв глаза, наверное чтоб получше сосредоточиться, Василий Петрович начинает
ощупывание, молодой человек сдавленно покряхтывает.
- Эх, у вас, наверное, аппендицит...
- Не может быть, вырезали два года назад.
- Тогда ВНЕМАТОЧНАЯ БЕРЕМЕННОСТЬ!!!
Я начинаю сползать под стол, глаза молодого человека становятся размером с блюдечко.
Василий Петрович невозмутимо идет к столу.
- Но.. но... но.. Я ЖЕ МУЖЧИНА!!!
Ответ меня поразил в самое сердце:
"ДА??? А ТАК СРАЗУ И НЕ РАЗБЕРЕШЬ."
Весело мне было еще где-то пару месяцев :)))
 

АНГЕЛ А

Ословед
В хирургическое отделение поступил глухонемой больной с геморроем. Назначили
его на операцию.
Хирург Авилыч обращается к операционной сестре:
- Шприц с новокаином (это для анестезии). Сестра удивленно:
- А зачем? Он же глухонемой!
Полный нежности взгляд Авилыча.
 

as

Ословед
Учился у нас в группе Юра Р., гораздо старше нас. В учебе был хиловат, но организаторские способности имел дай Бог. Все конспектировал, абсолютно все. И лекции, и семинары. Буквенно. При этом косил под отличника-зубрилу, так преподавателей ел глазами. И был большой профсоюзный деятель. Очень хотел в партию, но его, почему-то, не принимали.
Однажды на психиатрии, преподаватель наш, очаровательный Василь Василич К., душка немыслимый, но сильно трехнутый на голову, как большинство психиатров, привел нам очередного пациента, амбулаторного, с паранойяльным бредом изобретательства. Вот, говорит пациенту, у вас есть 50 минут, изложите свои идеи. А сам сел где-то сзади.
Пациент, солидный мужик, в галстуке, раскрыл какие-то папки, бумаги и понес. Изобретений было два - игра "Парабола" (полный атас, об этом надо рассказывать отдельно) и решение продовольственной программы для СССР.
Суть второго изобретения была в том, что автор открыл вот такую формулу: чтобы все было чики-пики, на каждого жителя СССР необходимо иметь пол-коровы, 2/3 овцы, 1 козу, два гуся и пять кур. Вначале лектор рассказывал о том, какая это чудесная формула, как он до нее допер, а потом перешел к описанию того рая, который настанет в стране после реализации этой волшебной формулы.
В разгар занятия вдруг является опоздавший Юра Р. Долго извиняется, расшаркивается, потом, как всегда, садится в первом ряду, вынимает свои обычные скоросшиватели, ручки, альбомы и начинает истово конспектировать. Потом соображает, что это лекция не по психиатрии. Лекцию, видимо, заменили какой-то райкомовской пропагандистской акцией. И перед ним какой-то крупный партийный босс с огромными возможностями в масштабах целой страны.
Тут Юра начинает строчить с удвоенной энергией. Пациент, глядя на Юру, вообще обалдел от такого внимания, наддал еще сильнее, вытащил графики с какими-то фиолетовыми косинусами, постановлениями ЦК и таблицами яйценоскости. Юра ахает, кивает, всем видом изображая понимание и одобрение. Чем дальше, тем больше. Это все нарастает, нарастает, вдруг больной заулыбался и говорит (показывая на Юру):
- Вот с такой молодежью мы и решим проблему. Главное - вооружить ее этой передовой теорией и тех, кто понял, смело двигать на руководящие партийные и государственные посты.
Юрик чуть не брякнулся под стол от избытка чувств. Он уже видел себя, как минимум, секретарем райкома по идеологии. И даже потянул руку вверх с целью уточнить, как они будут реализовывать эту величественную программу в СССР. Хотя, если бы он лучше учил психиатрию, он знал бы, что изложение паранойяльного бреда очень трудно прервать.
Говорят, что безоблачного счастья не бывает. Неправда. Я видел истинно счастливого человека.
И тут, как грязным сапогом в ванильное суфле, с заднего ряда вылез Василь Василич.
[FONT=&quot]Что было дальше, мне горько описывать[/FONT]
 

    helixy

    очки: 2
    класс!
В стаpые добpые совковые вpемена была фишка, что если pодители yезжали надолго в загpанкомандиpовкy - детей бpали с собой. Так вот одна довольно юная особа собpалась лететь в Болгаpию с pодителями, посемy (не знаю, по каким пpичинам) ее заставили пpоходить полное медицинское обследование. Одним из кабинетов, котоpый необходимо было посетить, являлся ничем не пpимечательный кабинет гинеколога. И вот после глyхого стyка в двеpь с фpазой "Можно?", девyшка с кpасным от смyщения лицом заходит к гинекологy, пpи этом следyет отметить, что девyшка на пpиеме y вpача такого пpофиля ПЕРВЫЙ РАЗ В ЖИЗHИ. Увидев
пyнцовый цвет лица баpышни, вpач (понятно, что мyжик) смекнyв, что лyчше
не тpавмиpовать психикy баpышни, попpосил y нее ее напpавление и напpавился за шиpмочкy в кабинете, и yже оттyда попpосил баpышню pасполагаться в соответствyющем для нее кpесле. Спyстя пять минyт последовал вопpос: "Вы готовы?" "ДА", ответила баpышня, апосля чего вpач вышел из-зи шиpмочки и yвидел каpтинy маслом! Баpышня yлеглась в гинекологочиское кpесло в пpинципе пpавильно, тyловище в кpесле, голова на подголовнике, ноги на деpжателях, все хоpошо! только все это на животе! Вpач, yвидев этот полет тела в кpесле, остолбенел, после чего с yсмешкой выдал вопpос: "Кyда летим?"
Ответ подкосил его на весь день. Девyшка, обеpнyвшись с тем же пyнцовым цветом лица, на полном сеpьезе выдала: "В Болгаpию".
 

dimax

Модератор
Награды
6
Из будней Американского госпиталя:

1.) Медперсонал здесь работает смены от 36 до 48 часов. В перерывах все поголовно ищут свободные койки, стулья и другие места где можно прикорнуть. Вот, один из санитаров не нашел свободной койки и прилег на такую тележку-койку с колесами, на которых возят больных по госпиталю. Она находилась в кладовке, и санитар был уверен, что его никто не потревожит. Однако, спустя пол часа он был обнаружен другим санитаром, зашедшим в кладовку чтобы прилечь. Недолго думая, второй санитар заботливо накрыл "пациента" простыней с головы до ног, выкатил в корридор и затем оставил в центральном лифте, кататся вверх-вниз.
Санитар крепко спал, несмотря на шум и движение. Это насколько позабавило медперсонал, но вскоре им стало скучно, так как это не вызывало нужной реакции со стороны посетителей. В лифте они недоуменно косились на тело покрытое простыней и когда двери открывались, просто шли по своим делам, тут же забыв об увиденном. Тогда одна из заботливых медсестер оснастила тележку с телом листом бумаги с крупной надписью "В МОРГ." Тут дело пошло лучше. Молодая практикантка зайдя в лифт, ознакомилась с ситуацией, а потом и содержанием записки, после чего раздался ее сдавленный крик. Труп встрепенулся и подскочил на тележке, после чего сдавленный крик перешел в дикий вопль.

Участникам кампании был обьявлен нестрогий выговор.

2.) Родильная палата в том же госпитале. В приемной, через которую завозят будущих мам, установлены огромные двустворчатые двери.
Открываются они автоматически (причем очень быстро), чтобы
койка-тележка(см. выше) со всей свитой могла быстро пронестись в нужную операционную. Поскольку в этой приемной так же толкутся родственники рожениц, весь медперсонал вбегает и выбегает в эти двери очень быстро, что бы избежать нудных допросов родственников, осаждающих родильню.
Вобщем, эти ворота уже никто не замечал. И вот, в один день механизм, открывающий их... сломался. Первые 10 минут посетители ошеломленно смотрели как два санитара и один доктор, один за другим на полном бегу, со всего размаху бились в огромные дубовые двери. Потом стали дико ржать. Теперь медик бегущий к дверям вообще не смотрел в нужную сторону, а на посетителей, пытаясь понять причину повального веселья среди обычно нервничающих людей. Спустя несколько секунд, растянувшись на кафельном полу, сквозь гул в голове он начинал понимать.

Через пол часа дверь решили оставить в открытом положении, до прихода мастера.
 

dimax

Модератор
Награды
6
Все по инструкции Занесла меня как-то нелегкая в приемный покой
больницы. В коридоре висит транспарант со всякой чепухой под общим
названием "Как вести себя в больнице". Один из разделов просто
порадовал. Вот его дословный текст:

"УВАЖАЕМЫЕ РОДСТВЕННИКИ!
• Доверьтесь медицинскому персоналу.
• Не выдавайте своего волнения.
• Ведите себя сдержанно и спокойно.
• Не вмешивайтесь в действия врача".

И все бы ничего, да кто-то остроумный после слов "уважаемые
родственники" приписал ручкой фразу: "ПРИ ПЕРЕДАЧЕ ДЕНЕГ".
 

    Sambur

    очки: 0
    Нет комментариев

dimax

Модератор
Награды
6
Когда мы начали ходить на практику в больницу, только-только проклюнулись
истории о загробном мире, полете душ через туннель, и появились первые
чумаки...

Разумеется, мы, как студенты, пользовались возможностью задавать
пациентам самые различные вопросы. Один раз мы узнали, что в
послеоперационной палате лежит мужик, который перенес клиническую смерть
во время операции. Прибежали, представились, немного поболтали, спросили,
не очень ли он утомлен. Стали задавать дурацкие вопросы, а как
подступиться к интересующему нас предмету - не знаем. Мужик мяться не
стал, посмотрел на нас, спросил имена, сказал, что сам все расскажет:

"Ну привезли меня сюда, врач осмотрел..." нам не терпится узнать про
главное, но сидим тихонечко, не перебиваем, а он рассказывает все
подробненько, какие анализы, какой диагноз, как его мыли-брили перед
операцией...

"Ну, а во время операции ничего такого??"

"Обожди... Привезли меня, этот в очках и маске говорит считай..."
В палате уже темно стало, нам неуютно, страшно немного, а он продолжает:
"Потом не помню... Темнота, туннель какой-то, женщина... Высокая,
красивая, волосы распущены, говорит громко: Жить ты будешь долго и
счастливо, но придут к тебе на третий день два студента, Филипп и
Петя..." Мы притихли, совсем лбалдев, а он, выдержав паузу, страшным
голосом продолжает: "Гони их на фиг учиться: у них семинар на следующий
день, а они себе башку дурью забивают..."
 

dimax

Модератор
Награды
6
Значит так. 9 мая, 199? года. Приемное отделение небольшой больницы.
Привозят ветерана - напился старый, да голову повредил при попытке
обнять тротуар. Документы ветеран потерял; пока ждем невропатолога,
пытаемся установить личность бойца. Боец оказался прозорлив - догадался,
что его окружают фашисты, которые его сейчас будут пытать, и он, красный
командир, ничего нам, гадам, не скажет, и вообще, живым сдаваться не
собирается.

После 20 минут мучений медбрату (и на 0.25 ставки фашисту) Димке
приходит гениальная мысль. На ломаном немецком, которым Димка владел, он
обращается к старику - Falls du dich die eigene Adresse nicht auswirken
wirst werden und den Namen jenes wir deine Familie, das russische
Schwein erschießen
(если ты не скажешь свой адрес и фамилию, то мы расстреляем твою семью,
русская свинья)

Дедушка ТОТЧАС бойко называет необходимые данные.
 

dimax

Модератор
Награды
6
стоматология
был у нас зав. зубной поликлиники Хаким (к сожелению ныне
покойный)человек с кавказа отзывчивый с золотыми руками он сникал
уважение нашего городка, имел много друзей.
теперь сама история с его слов. В выходной день ему позвонил домой
товарищ и попросил принять свою тещю с зубной болью. Хаким осмотрев ее
сказал что нужно удалить зуб. Времени ждать(стериализация инструмента,
заморозки и т. д.) у зятя небыло, договорились что после удаления врач
сам привезет ее домой. В процессе работы позвонил коллега протезист,
который также работал в выходной день в нижнем этаже и предложил выпить
(коньяк во времена горбачева!)откажать это кощунство. Сделав женщине
заморозку и сказав:"не закрывайте рот я на минутку" закрыл на ключ
кабинет пошел к коллеге. Коллега к этому времени пригласил еще одного
друга. Потом пришли еще знакомые. Короче домой Хаким приехал поздно
ночью с чабанской точке где обмывали не помнит чего. Жена к его
удивлению не спала:"несколько раз звонил сторож и товарищ, который был
утром". и тут мгновенно протрезвев вспомнил о теще товарища в запертой
кабинете. Когда он открыл дверь кабинета женщина со словами;"Вас не
Горбачев а Сталин исправит" бросилась в туалет.
На следующий день после работы был у товарища:"Извени ну так получилось"
Друг обняв его сказал;"Молодец! наконец-то теща перестала меня донимать
чтобы я что нибуть сделал ей по блату!"Он был предрай исполкома.
 

dimax

Модератор
Награды
6
Обычное дело – «белая горячка». Кто работал во взрослой
реанимации, знает, что это такое и чем ее лечить. Лежит себе такой алкоголик, привязанный за руки и за ноги к кровати, и чередует употребление аминазина с подсчетом чертей. Заходит к нему доктор.
– Как дела, Иванов?
– Хорошо!
– Сколько зеленых чертиков на подоконнике?
– Три!
– Отлично! Два куба аминазина! – говорит доктор медсестре. Через какое-то время заходит опять в палату и спрашивает
Иванова:
– Ну, Иванов, как дела?
– Хор-р-рошо!!
– Сколько зеленых чертиков на подоконнике?
– Дв-ва!
– Вот и замечательно! Два куба аминазина!
Потом опять заходит доктор в палату и к тому же Иванову:
– Как дела?
– Х-хорошо!
– Сколько зеленых чертиков на подоконнике?
– О-о-дин...
– Отлично! Два куба аминазина! Заходит доктор к Иванову в очередной раз:
– Как дела?
И вдруг Иванов возмущенно заявляет:
– Да вы что тут, вообще охренели? У вас же зеленые попугаи по палате везде летают!
– Да-а-а? – спросил доктор, оглядывая палату под иотол ком. А белки еще не прыгают? Ладно, два куба аминазина!
Подходит доктор к Иванову в следующий раз. Тот лежит напичканный аминазином, как фаршированный перец, и тупо смотрит в окно.
– Иванов! Как дела?
– Хо-ро-шо-о-о.
– Сколько зеленых чертиков на подоконнике? Медленно растягивая слова и не отрывая взгляда от окна,
Иванов спокойно отвечает:
– Один... Зеленый... Попугайчик...
Доктор глубоко вдохнул, выдохнул, произнес свое сакраментальное «Два куба аминазина!» и, переведя свой взгляд с «белкующего» Иванова на подоконник, сначала застыл на пару секунд, а потом добавил: «Мне!».
Потому как на подоконнике он увидел самого, что ни на есть зеленого попугайчика!!! В рентгенкабинете, что на од¬ном этаже с отделением, жил попугай. Чтоб не скучно было, привели ему в пару попугайчиху, и начали они плодиться. Обычно у всех попугаи, извините, дохнут, а тут – сначала шесть, потом штук двадцать! Это все от радиации, должно быть. Сначала они жили в клетках, а потом им вольерчик сделали, и летали они себе свободно. Вот какой-то наглый попугай и вылетел в соседнее отделение, к нашему Иванову в палату, да и сбил с толку дежурного доктора.
 

dimax

Модератор
Награды
6
В NNNN году было. Аккурат в мае, числа 25-го. Мужик вечерком приехал на дачу. Пятница. Вечер. На даче жена, теша, дочка пяти лет. Они компанией отужинали, мужик изрядно принял на грудь: в пятницу, с женой да тещей – имеет законное право.
Засиделись они часов до 12 ночи. Чай там, то-се Мужик пошел в огород «до ветру». А там ежик. Здоровый. Ну, мужик пьяный-то пьяный, но с ежом справился, заломал зверька. Думает, утром дочке покажу, пусть дите порадуется. Только вот незадача – пока он ежа скручивал и в браслеты паковал, тот, сопротивляясь аресту, прокусил ему руку – мякоть ладони, да в двух местах. Приносит мужик арестованного ежа на террасу, кровь смы¬вает, а теща ему и говорит: «Ты – дурак. Ежи бешенство переносят. Так что хана...» Мужик, понятно, в ужасе. А что де¬лать? Надо в больницу, уколы там, то-се. А он же датый, и прилично. За руль сесть не может. Электрички уже не ходят. Ему плохо и страшно. Еж, уроненный на пол, ругается под диваном. Жена в ужасе. Теша тоже ругается, как еж.
Положили его спать. Утром, с жестокого бодуна, едет мужик первой электричкой в город (за руль он сесть так и не в состоянии). В сумке арестованный еж. Теща сказала, что сю надо в больницу, делать какой-то анализ мозговых оболочек. Ну, ей виднее. Мужику плохо и страшно, он понимает, что про¬медление смерти подобно.
Приехав домой, он с порога звонит в скорую (время около 6 утра). И как вы думаете, что ему отвечает оператор после того, как слышит: «Приезжайте, меня покусал бешеный еж...». Угадайте с трех раз. Мужик, совсем скиснув и выждав какое-то время, звонит опять, но аккуратно врет, что плохо с сердцем – беситься-то не хочется – в больницу хочется!
Тут надо сделать лирическое отступление; дело в том, что с подобной фигней надо обращаться в травму, там же и вакцинируют; у них и сводки есть, где бешенство по области, где энцефалит и прочие радости Среднего Урала; работают они – кто не в курсе – круглосуточно.
В общем, приехала бригада. Он им с порога про ежа, про бешенство, сумку сует... А еж в сумке, соответственно, гадит всеми доступными способами. Повторять, что они ему сказали? А, всё одно цензура не пропустит... Короче, жертва местной фауны оказалась в травмпункте. Там заспанный дежурный доктор среагировал на похмельного мена с вонючей сумкой и на ужасы про злого ежика адекватно: пригрозил милицией и сказал: гражданин, мол, подите к черту по месту прописки, в ваш травмпункт. Мужик-то жил у жены, а прописан был в другом месте; пошел, естественно, в ближайшую «травму». Несчастный ежеборец, обалдев вконец от похмельных страданий и ощущения скорого бешенства, несется по месту прописки...
Ворвавшись в травмпункт, с порога орет про ежей, про бешенство, поносит отечественную медицину и травматологию в частности.
Еше одно лирическое отступление – надо знать Валентину, старшую сестру этого травмпункта, которая в ту смену дежурила: оруча и склочна до безобразия.
И разговор у них примерно такой (на весь травмопункт и прилегающие окрестности): Еж... Бешенство... Сколько можно! – Подите прочь, пьяный мужчина!.. Охрана!.. Милиция!.. Мать-мать-мать!.. Далее конкретно: какой, на хрен, еж? - Да вот этот!..
Мужик швыряет сумку чуть не ей на колени, рвет молнию и тычет в ежа пальцем. Еж, осатанев в сумке, цапает мужика за палец. Мужик орет, дергает конечностью, еж вместе с сумкой летит на пол и со всех ног чешет куда-то в больничные дебри. В общем, второй тур марлезонского балета. На вопли Вали входит заспанный дежурный хирург. Валентина орет, мужик орет, мимо него чешет еж, воняет – господи, не могу.
Он слегка не врубается, потом берет мужика (врач – дядя под два метра, бородатый, но добрый, лицо очень располагает, хороший специалист и вообще...) и говорит: «Так, пойдем ко мне. Все по порядку». Жертва ежиного произвола, встретив сочувственное к себе отношение, рассказывает. Эмоционально, но по порядку. Врач пытается не ржать. Потом поднимает бумаги.
– Нет, – говорит, – у вас в районе никакого бешенства и не было со времен Ермака. Так что спи спокойно, дорогой товарищ, не взбесишься. Ну, столбнячок мы тебе уколем, от греха подальше (в смысле, прививку от столбняка; так положено). А ежа-то ты на кой ляд принес?
– Ну, как же – надо ж анализ мозговых оболочек делать!..
– Кто тебе это сказал???
– Теща!
Врачу совсем плохо стало. Ржет в голос.
– Это теще твоей анализ мозговых оболочек нужен! Эти исследования уже лет двадцать не делают!!! Забери животное и отвези туда, где взял, не мучь колючего.
Счастливый мен берет сумку, куда усилиями медперсонала и охранника водворен злючий еж, и, уколотый и перебинтованный, ловит тачку до вокзала. Таксер, дядька общительный, сразу: что да как?
– А вот так – еж покусал.
– Да не свисти, они не кусаются.
– Еще как!..
– Блин, ни фига! Покажи зверя!
– Да вот, в сумке. Только ты осторожнее!
– Да ладно!
И тянется к ежу пальцами. Еж не промахивается... Дальше рассказывать, нет? Когда матерящийся таксист влетел в травмпункт, проклиная ежа, его мать и намекая на интим в извращенной форме с этой ежиной мамой. Сказать, что у дежурной смены, включая охранника, началась истерика – значит, ничего не сказать...
Берегите ежиков – ведь они хорошие!
 

dimax

Модератор
Награды
6
Ординаторская.
Распахивается дверь, входит "каменный гость" с отводящей гипсовой повязкой на верхней конечности.
Вся повязка изрезана ножом. В свободной руке – ножик.
С порога:
– Вы, доктор, не думайте, что я какой-нибудь такой. Я серьезный человек, с образованием. Но эти котята! облепили мне всю руку, и я их чикаю, чикаю!..
Сняли трубочку, позвонили кое-куда. Приковылял психиатр: трясущаяся древняя бабушка.
– Ну что, милый, котятки?
– Котятки!..
– Ну, поехали топить.
 

dimax

Модератор
Награды
6
"С приемным отделением инфекционной больницы у нас вечная вражда. Персонал там грубейший, в подавляющей массе - 70-летние склочные бабушки, каждого нами доставленного больного воспринимают как личное оскорбление для себя. Просьбу обработать машину после перевозки сопровождают такими комментариями, что и старый боцман покраснеет.
Везем дядьку алкогольного типа, три дня страдающего диареей и гипертермией под 39 оС. Дядька, с искаженным лицом держащийся за ягодицы, рассказывает, что из него «хлещет и передом и задом» уже вторые сутки. Действительно, бледноват. Но, поскольку прямо перед нашим приездом он полчаса провел в туалете, мы особенно не беспокоились, усадили его в машину, поехали. Дорогой он мялся, мялся, но, когда стояли в пробке, не выдержал:
- Ребятушки, я ср*ть хочу.
- Ты так не шути, - пригрозил я. - Нам еще километров десять... ЧТО, СИЛЬНО?!
- Ага! - и видно, что не врет. На лбу аж пот выступил.
Делюсь с доктором новостями - хорошо, что Иваныч у меня человек бывалый.
- Доставай жгуты, наложи ему сверху на брюки в районе щиколоток.
Достаю, затягиваю.
- А теперь? - с мукой спрашивает мужик.
- Теперь - давай. Штаны тебе все равно стирать.
Он и дал, прямо туда, с оханьем и характерными звуками. Брючки у колен сразу потяжелели.
Привозим его в приемное инфекции. Встречает старая грымза Инфузория (для нее это слово ругательное, она им всех награждает).
- Чё это?
- Это больной, - скромно отвечаю я, быстренько заводя его внутрь.
- А чего жгуты? - подозрительно спрашивает Инфузория. - Отек снимали, что ли?
- Нет. Так...
- Тогда хрена вы их понацепляли?- вспыляет старушенция, рывком снимая оба жгута...
Картина маслом: обреченно потупившийся больной, жидкий стул, брызнувший по его кроссовкам и полу, жуткая вонь в приемном и отвисшая челюсть Инфузории.
- Жгутики верните, пожалуйста, - вежливо говорю я, вынимая их из помертвевших и пальцев.
- Ах ты... ах вы... я тебя! Да я вас!!!
- Сопроводительный на столе! - уже убегая, ору я."
 
Сверху