Новости Занимательная история

Stirik

Воин бога
Награды
6
Наше дальнейшее исследование мы посвятим проблеме трансформации общества и государства от античного народного до имперского.

Трансформация славяно-арийского общества и государства в индии
После завоевания Южной Дравидии жрецы ограничили своё влияние её территорией, так как в Северной Дравидии утвердилась светская власть. В результате, Дравидия распалась. Северная Дра-видия отошла к Ирану, а Южная Дравидия превратилась в Индию. Это произошло около 3500 лет назад.
Арийское общество и государство в Индии было создано славяно-арийскими жрецами. Это общество имело жёсткую кастовую систему. Однако созданные славяно-арийскими жрецами перегородки не могли полностью предотвратить контактов между различными этнокультурными образованиями. Эти контакты развивались по линии изгойства, трансформации жречества, культурной конвергенции и изменениями государственной системы. Изгойство и образование смешанных каст благоприятствовали созданию нового расового и этнического общества – индусов. Культурная конвергенция развивалась не только по линии восприятия славяно-арийской культуры, но также по линии сильного обратного воздействия. Так что около 2500 лет назад вклад славян-ариев уже фактически не осознавался.
Трансформация жречества была неизбежной в силу падения духовно-нравственного славяно-арийского ггачала. Это происходило в соответствии с учением о Югах (Юлах), которое жрецы хорошо знали. И если вначале жрецы были открытыми учителями общества, то затем они постепенно создали закрытую касту брахманов, призванную скрывать многие знания не только от низон общества, но даже и от правящего слоя.
В развитии государства тоже шли необратимые изменения. Из федерации родов, объединявшей приблизительно 1000 славяно-арийских родовых княжеств, около 2500 лет назад остаётся всего несколько десятков, в том числе Магадха, Кошала, Вриджи и Малла. В основе этого процесса также лежало падение духовно-нравственного славяно-арийского начала. Этническая близость родов постепенно забывалась. Нарастала вражда между ними. Постепенно они превратились в обычные княжества, устремившиеся к созданию имперского государства.

Таким образом, около 2500 лет назад падение духовно нравственного арийского начала достигло такого уровня, когда кастовое славяно-арийско-дравидское общество настолько трансформировалось, что оно, по существу, превратилось в индуистское кастовое общество. На месте трёх разделённых этносов: славян-ариев, дравидов и нисав, образовался ряд новых, в том числе индусы, воспринявшие основные элементы славяно-арийской культуры и арийского мировоззрения. Правда, ещё оставались анклавы прежних этносов. Некоторые из них (парсы) сохранились вплоть до XIX века с.л. Но эти анклавы уже не определяли развитие нового общества. Этническое сообщество индусов теперь развивалось на своей собственной основе и обособленно от остального славяно-арийского расового и этнического сообщества. Единственное, что связывало теперь эти два этноса, так это схожесть языка. Санскрит и сейчас служит мостом, объединяющим прошлую историю славян и индусов.
В таком состоянии индийские княжества и выступили в IV веке до с.л. в борьбу с Александрой Македонским. Вражда индийских княжеств друг с другом не позволила объединиться в борьбе со славянами-ариями (македонянами), этническое родство с которыми уже совершенно не осознавалось. Отважившиеся выступить против А.Македонского были разбиты поодиночке. Большинство княжеств от разгрома спасли природно-клиатические условия, да не выясненные пока возможности жрецов брахманов. Они крайне затруднили действия войск Македонского, заставили его прекратить поход и вернуться в Персию. После этого похода борьба между индийскими княжествами продолжилась и завершилась более 2000 лет назад победой государства Магадхи, правители которого из династии Маурьев стали во главе первой в истории Индии империи. В заключение стоит отметить, что благодаря влиянию жрецов-брахманов трансформация государства в Индии заняла значительный промежуток времени, около 2000 лет, а поэтому не привела к полному отторжению славяно-арийского мировоззрения, как это происходило у других народов и, в частности, в Китае.

Трансформация славяно-арийского общества и государства в Китае
В отличие от Дравидии завоевание славянами-ариями Китая возглавлялось не жрецами, а князьями. Действия славян-ариев и в том, и в другом случаях привели к следующим последствиям:
– уничтожены прежние государственные образования и человеческие жертвоприношения;
– внесены в мировоззрение натурализм и культ героев;
– началось расовое и этническое смешение.
Но было и существенное отличие. В Китае славяно-арийские жрецы не занимали главенствующего положения, а поэтому там не удалась создать жреческое кастовое государство. В силу этого трансформация общества и государства в Китае шла значительно быстрее, чем в Дравидии. Кроме того, на ускорение трансформации общества и государства в Китае существенное влияние оказали этно-цивилизационные особенности китайцев. Поэтому то, что было хорошо для славян-ариев, далеко не во всём было хорошо для китайцев, создавших свою цивилизацию на базе возведения ирригационных сооружений,

На базе наложения демократической власти на централизованное хозяйство образовался антагонизм, который привёл в последующем к объединению Китая и полному отторжению славян-ариев из него. Собственно, повторилась та же ситуация, что и в Вавилоне, где необходимость централизации власти вызывалось необходимостью объединения масс людей для содержания ирригационных сооружений. Если учесть опыт распада СССР, на территориях которого с приходом к власти «демократов» начался упадок народного хозяйства, местничество и сепаратизм, то можно вполне говорить о действии всеобщего закона. В этом отношении действие законов развития человеческого общества неотвратимо.
Эти законы говорят о том, что внешняя экспансия, в каком бы виде она не выражалась, может поставить этнос в очень тяжёлое положение и даже привести его к гибели. Но это только одно из условий, которое определяет существование и развитие расовых и этнических образований. В конечном счёте, жизнедеятельность расового и этнического образования определяется в теснейшем взаимодействии природно-климатических условий, внешнего воздействия и характера внутреннего развития данного расового и этнического образования.
И если на первом этапе внешнее воздействие, вопреки интересам китайского этноса, победило, то на последующих этапах природно-климатичсскис условия и логика внутреннего развития взяла верх.
Отсюда не трудно понять нынешнее китайское руководство, которое при проведении очередных реформ очень бережно и осторожно откосится к коренным интересам китайского парода и не допускает распада страны. Наоборот, всячески её укрепляет. Так что история учит тогда, когда хотят у неё чему-то научиться. Законы развития человеческого общества требуют разумного сочетания компетенции центральной и местной властей. Главное состоит в том, чтобы наряду с защитой истинных прав человека сохранить дееспособность местной и центральной властей путём разделения полномочий. Необходимо добиваться такого положения, чтобы центральная и местная власти не наносили ущерба друг другу и позволяли решать как общегосударственные, так и местные проблемы.
Это сложно и трудно осуществить, но в этом направлении нужно идти. Данное отступление нам было необходимо для того, чтобы лучше понять смысл происходивших тогда в Китае событий.
Кроме разрушения централизованно управляемого хозяйства, начался постепенный упадок духовно-нравственного начала. Это привело к тому, что между родовыми княжествами начались распри. Ситуацию усугубляли многочисленные шайки изгоев, грабивших население. Жизнь в таких услониях для китайского народа была невыносимой. Начался болезненный процесс консолидации.
С течением времени произошло укрупнение некоторых княжеств за счёт соседей и в период с 722 по 480 годы до с.л. из 1855 родовых княжеств осталось только 124 княжества. За период с 403 по 277 годы до с.л. их количество сократилось до 7 крупных и 3 мелких.
В 226 году до с.л. княжество Чжао было покорено княжеством Цинь, которое в 221 году до с.л. объединило весь Китай. Эта миссия пылала на долю князя Чжэня – представителя династии Цинь. После объединения страны князь Чжэнь принял титул Цинь-ши-хуан-ди, что в переводе означает: Цинъский Великий Жёлтый Император. Он разделил страну на 36 провинций, во главе которых поставил «шо-у-вай-цзян» (губернаторов). В руках провинциальной знати оставалась земля, но знать была лишена права иметь свою армию и государственный аппарат. Этим уничтожалась политическая независимость знати. Благодаря Цинь Ши-хуанди империя в Китае предстаёт перед нами во всём своём величии. Таким образом, в конце первого тысячелетия до с.л. имперское государство почти одновременно утверждается в Индии и в Китае.

Создание первого иудейского государства
Образование иудейского государства теснейшим образом связано с судьбой славяно-арийского народа филистимлян. Академическая историческая наука высказывает предположение, что филистимляне были потомками пеласгов. По моему мнению, это неверно, так как остров Крит был завоёван ахейцами в период с 1450 по 1400 годы до с.л., а филистимляне появились в Палестине в XII веке до сл. Славяне-арии (пеласги) частью были ассимилированы греками-ахейцами, а частью ушли на запад и осели в Северной Африке, где задолго до Карфагена создали колонию Утика, которая позднее вошла с состав Карфагенского государства.
Не вносит ясности в этот вопрос и Л.Н.Гумилёв, который считает, что филистимляне имеют происхождение или от греков-ахейцев, или от хеттов. Как мы выяснили выше, филистимляне были образованы родовым объединением славян-ариев (гераклитов). Перед приходом Гераклитов в Палестине сложилась крайне тяжёлая обстановка. Миролюбивый народ Ханаана уже длительное время вёл неравную борьбу с иудейскими кланами, которые время от времени вторгались в страну. Эти набеги кочевых иудеев опустошали Ханаан, так как иудеи проявляли крайнюю беспощадность. Особенно отличился своим человеконенавистничеством Иисус Навин, приказавший своим головорезам уничтожить не только жителей захваченной области, но и животных, принадлежащих им.
Поэтому славяне-арии (гераклиты), придя в Ханаан, оказались в роли защитников местного населения. Приход Гераклитов резко изменил ситуацию в пользу ханаанеев. Несмотря на свою относительную малочисленность, славяне-арии, владевшие железным оружием, стали давать решительный отпор более многочисленному и жестокому противнику. Они неуклонно расширяли сферу своего влияния. Вскоре после прихода в Палестину они овладели горой, на которой построили капище, где зажгли огонь. После этого гора получила название Сиян-гора. Около этой горы был построен город Русская Оселя, который много позже был переименован в Иерусалим. Славяне-арии даже захватили город Сило – главное святилище Израиля.
Между Гераклитами и ханаанеями сложились не только хорошие, а исключительно тесные взаимоотношения, не обошлось без кровосмесительных связей. Через некоторое время славяне-арии и ханаанеи настолько перероднились, что образовался новый народ – филистимляне. И хотя рослых людей в среде филистимлян стало значительно меньше, тем не менее, они в течение почти 200 лет успешно противостояли зверонравным иудеям. Дальнейшие набеги разрозненными силами стали для иудеев небезопасны.

К 10 веку до с.л. иудеям стало ясно, что без объединения они не смогут победить филистимлян. Инициатором объединения выступил глава одного из кланов – Саул. Тенденция объединения захватила большинство иудеев. В результате, кланы объединились и выбрали царём Саула. Однако объединённое войско иудеев было поручено возглавить главе другого клана Давиду, ранее отличившемуся в многочисленных нападениях. Сразу же между Саулом и Давидом выявились разногласия по поводу ведения войны с филистимлянами. Давид понимал, что в открытом сражении победить филистимлян невозможно, так как среди филистимлян было немало таких, которые могли справиться с 2-3, а то и 5-6 иудеями. Чего стоил только один гигант Голиаф, который ранее неоднократно обращал в бегство толпы иудеев. Поэтому Давид предлагал действовать при помощи обмана, хитрости и коварства. Саул же со своими единомышленниками рвался в открытое сражение.
Произошёл раскол. Давид со своей клановой дружиной оставил Саула и уклонился от сражения. Не исключено, что он сообщил филистимлянам место и время сбора отрядов Саула. Филистимляне быстро собрали свои силы и выступили против Саула. Более того, Саул вышел на поединок с Голиафом и был им убит. Сыновья Саула бросились на Голиафа, желая отомстить за смерть отца, но были им перебиты. После чего филистимляне, воодушевлённые победой Голиафа, бросились на иудеев и разгромили собранные Саулом отряды. После этого поражения иудеи избрали царём Давида, который правил ими с 1005 по 965 годы до с.л. Своим предательством он, видимо, добился доверия в среде филистимлян, чем и ввёл их в заблуждение, так как их родовые дружины отправились в свои местности. У Русской Осели осталась только родовая дружина Голиафа. Воспользовавшись этим, Давид быстро собрал войско и выступил против родовой дружины Голиафа. Несмотря на большое численное превосходство иудеев, филистимляне с Голиафом решили вступить с ними в сражение.

Новое сражение началось с того, что Голиаф выступил вперед и по обычаю того времени стал вызывать на бой любого из войска противника. Однако от иудеев никто не хотел выходить не только потому, что Голиаф был великаном «о шести локтей и пяди» (около 290 сантиметров), но больше потому, что все помнили смерть Саула и его сыновей. Сорок дней глумился Голиаф над израильтянами. И это не прошло для него бесследно. Нервное напряжение и длительное бодрствование в тяжёлом вооружении сказались на зрении. Зрение начало резко падать. Поэтому перед трагической развязкой несколько дней подряд на место поединка Голиафа выводил оруженосец. Падение зрения было настолько сильным, что Голиаф уже смутно различал приближающегося человека. Это как раз и заметил Давид. После чего он ваял пращу, короткий меч и приблизился настолько, чтобы можно было с безопасного расстояния легко попасть из пращи булыжником в Голиафа. Пущенный из пращи булыжник Голиаф не заметил и не смог уклониться. Булыжник попал точно в голову. Голиаф упал, после чего Давид быстро подскочил к нему, выхватил короткий меч и отсёк ему голову.
Филистимляне, устрашённые гибелью Голиафа, отошли в город и закрылись в нём. Лавид не стал брать город приступом. Он разослал разведчиков, чтобы те обнаружили подземные ходы, которые вели из города. Разведчикам удалось обнаружить эти подземные ходы. Ночью, когда основная масса филистимлян отдыхала, израильтяне по подземному ходу пробралась в город, началась резня. Не пощадили никого. После этого погрома филистимляне уже не смогли оправиться. Захватив город, Давид переименовал его в Иерусалим, а Сиян-гору в гору Сион. При сыне Давида Соломоне филистимляне были добиты окончательно и перестали существовать. Из всей этой истории мы можем сделать вывод, что даже самое совершенное оружие, мужество и доблесть защитников страны могут оказаться недостаточными перед коварством и беспощадностью противника.
Отсюда ясно, что геноцид, якобы проявленный против евреев во второй мировой войне в XX веке сл., о котором так исступлённо кричат и пишут представители еврейской диаспоры, является неоспоримым изобретением их предков. Поэтому, чтобы требовать покаяния от других народов, необходимо самим евреям покаяться за все прошлые преступления своих предков против других народов. Эта история нашла своё отражение, правда, в страшно извращённом виде, в библейском сюжете о борьбе Данида с Голиафом. Удивляет и возмущает то, что русские люди, исповедующие иудо-христианство («православие») восхваляют Давида и поносят Голиафа, не представляя даже, что восхваляют человеконенавистничество, а проклинают, с подачи иудеев, своего далёкого трагически-мужественного предка, заслужившего самых высоких и благородных слов. Таким образом, от филистимлян осталось очень немногое, в частности, название Палестина, что в переводе с греческого означает «страна филистимлян».
В разговоре об имперском государстве включение сюжета о «деяниях» Давида вызнано тем, что оно поставило последнюю точку в вытеснении славяно-арийских народов из Двуречья, Малой Азии, Ирана и Палестины. Этот пример ещё раз показывает, что отрыв какого-либо народа от основной массы славяно-арийскою сообщества неизбежно приводил к его трансформации или гибели. Не является исключением в этом плане и судьба этрусков (славян-ариев)
 

Stirik

Воин бога
Награды
6

Образование и гибель Этрурии. Образование и подъём Рима
После гибели Трои часть славян-ариев (троян) под предводительством Энея ушла на запад и обосновалась на Апеннинском полуострове. Местные народы Апеннинского полуострова относились к серой расе и в ХII веке до с.л. были на очень низком уровне развития. В это время у них господствовала общинно-племенная организация. В силу этого аборигены не смогли оказать серьёзного сопротивления колонизации этрусков. Поэтому за период с XII по VIII века до с.л. славяне-арии смогли создать могущественную родовую федерацию, которая распространила своё влияние на весь Апеннинский полуостров и даже за его пределы. VIII-VI века до с.л. являются вершиной расцвета Родовой Федерации этрусков (Этрурии) и их культуры.
В V веке до с.л. положение изменилось. Следом за славянами-ариями двигались греки-ахейцы, которые вторглись в Сицилию и организовали там несколько своих колоний, в частности, Сиракузы, Гимер, Акрагант и другие, войдя во враждебные отношения с Карфагеном и Этрурией. К IV веку до с.л. они укрепили своё положение на Сицилии и стали всё больше угрожать этрускам на Апеннинах. В это же время резко изменилась обстановка на самих Апеннинах. К V веку до с.л. там сформировалось три народа. Славяне-арии (этруски) имели около 100 родов, объединённых в федерацию. Самниты, коренные жители Апеннин, под влиянием этрусков начали переход к родовой организации и родовой федерации. К родовой организации начали переход и сабиняне-латиняне. Но тот и другой народы ещё значительно отставали от славян-ариев (этрусков), которые создали свою Родовую Федерацию во главе с выборными князьями, советом глав родов и волхвов и собранием народных представителей.
Славяне-арии владели живописью, механикой, высокохудожественными ремёслами, письменностью, знали театр и т.д. Всё это они получили ещё от славян-ариев (троян), развив и усовершенствовав многое в самобытном направлении. О культурном развитии этрусков много и хорошо написал Е.И. Классен, к которому я и отправляю читателя интересующегося этими вопросами. Моя задача иная, она состоит в том, чтобы вскрыть причины гибели цивилизации славян-ариев (этрусков).

Общество славян-ариев (этрусков) организовывалось на соблюдении родовых законов. Нарушители этих законов изгонялись из родов, в чём мы уже убедились на примере других славяноарийских народов. Изгнанные из рода или погибали, или находили пристанище в среде других народов, где зверонравие было обычным делом. Это, конечно же, не способствовало установлению друже-любных отношений между этрусками и аборигенами. Основная масса изгоев бежала к латинянам. Однако природно-климатические условия Апеннин позволяли изгоям существовать и самостоятельно. В начале VIII века до с.л. в районе будущего Рима шайка изгоев разбила свой лагерь. Затем эта шайка завела дружеские отношения с расположенной вблизи общиной латинян. На очередном празднике, который отмечался совместно, эта шайка перебила всех мужчин этой общины, а женщин забрала с собой. Опасаясь мести со стороны других общин, эта шайка в 754-753 годах до с.л. построила укрепление, ставшее позднее вечным городом. Мифология римлян о Ромуле и Реме, основателях Рима, и их далёком предке Энее в первую очередь верна в той части, что Рим был заложен изгоями славян-ариев (этрусков).
Однако латиняне не собирались мстить этой довольно сильной шайке, которая пополнялась новыми и новыми изгоями. Их значительно больше раздражали богатства этрусков. Поэтому им удалось подтолкнуть эту быстро растущую шайку изгоев к набегам на земли славян-ариев. В VII веке до с.л. шайка изгоев разрослась настолько, в том числе за счёт слияния с латинами, что было образовано 4 клана и она уже стала представлять серьёзную угрозу славянам-ариям (этрускам). В первой половине VI века этруски захватили Рим и установили там власть своих наместников. Однако это не исключило роста враждебности со стороны сложившегося разбойничьего сообщества. Возглавляла эту враждебную оппозицию клановая знать. Чтобы избежать чрезмерного усиления клановой римской знати, князь-наместник славян-ариев (этрусков) Сервий Туллий провёл реорганизацию римского сообщества, положив за основу территориально-имущественный принцип. Территория Рима была поделена на 4 трибы, которые не совпадали с территориями кланов и выполняли роль территориальных районов. В эти районы оказались включёнными люди с различными доходами.
Кроме того, Сервий Туллий разделил всех мужчин Рима на 5 классов. Принадлежность к тому или иному классу определялась имущественным цензом. К I классу принадлежали те, чьё имущество оценивалось в 100 тысяч асов, ко II классу – 75 тысяч асов, к III классу – 50 тысяч асов, к IV классу – 25 тысяч асов, к V классу – 12,5 тысяч асов. Беднейший слой не входил ни в один из классов. Он получил звание пролетариев, так как всё его богатство составляло его потомство. Соответственно гражданской была проведена военная реформа, по которой каждый класс выставлял определённое количество центурий – сотен войска. 1 класс – 20 центурий пехоты и 18 центурий всадников. Следующие три класса по 20 центурий пехоты, пятый класс – 30 центурий лёгкой пехоты. 5 центурий нестрое-вых выставлялись всем римским населением со II по V классы и одна центурия из пролетариев.
Образование классов вытесняет из общественной жизни клановую организацию, а вместе с этим и скрытую борьбу между ними. Кроме этого, создаёт благоприятные условия для формирования из состава клановой знати, вошедшей в I класс, римской олигархии. Для клановой знати остальные члены клана были всего лишь средством для личного обогащения. Поэтому образованная на её базе олигархия ещё больше отдалилась от низов. Круг её устремлений ограничивался добычей всё новых и новых богатств. Отсюда смещение князя-наместника, образование олигархической республики и ведение захватнических войн стало делом времени. Но смещение князя-наместника неизбежно вело к столкновению со славянами-ариями (этрусками). Это и произошло в 509 году до с.л. и связано оно было с изгнанием седьмого римского князя-наместника Тарквиния Гордого. Князь славяно-арийского (этрусского) города Клузия Порсена пришёл на помощь Тарквинию Гордому, захватил Рим и навязал римлянам унизительный договор.
Однако в 506 году до с.л. славяне-арии (этруски) потерпели тяжёлое поражение в Лации от захватившего город Кумы греко-ахейского тирана Аристодема. Римляне воспользовались этим обстоятельством и окончательно освободились от господства славян-ариев (этрусков). Затем началась упорная борьба римлян за первенство среди латинян. В 493 году до с.л. Рим вошёл в латинскую федерацию шести латинских городов на правах ведущей силы. Позднее к этому союзу примкнуло племя герников. Таким образом, только в V веке до с.л. начался процесс создания единого римского народа, возглавляемого олигархией. Закончился этот процесс в 340-388 годах до с.л., когда после латинской войны все латиняне были включены в состав Римской разбойничьей, олигархической республики, но при этом получили разные права.
Объединив усилия Латинской федерации, олигархия Рима, гонимая жаждой наживы, развернула войну на уничтожение против славян-ариев (этрусков). Первой жертвой стал крупнейший город славян-ариев (этрусков) Вейа, располагавшийся на правом берегу Тибра. Вейа был взят после десятилетней (406-396 годы до с.л.) осады римскими войсками под руководством полководца Марка Фурия Камилла. Город был разграблен, жители проданы в рабство, а его обширная территория (около 75000 гектаров) превращена в римское общественное поле. Как это похоже на разорение Трои греками-ахейцами! Римляне IV века до с.л. мало чем уступали в зверонравии грекам-ахейцам XII века до с.л. С этого момента начинается закат Этрурии и возвышение Рима.

Взятие и разграбление города Вейа было результатом ослабления славян-ариев (этрусков) в войнах с кельтами и греками-ахейцами, развернувшими экспансию на Апеннины. После захвата греко-ахейским тираном Аристодемом города Кумы и понесённого от него поражения в Лации в 506 году до с.л. славяне-арии (этруски) попытались после смерти Аристодема в 474 году до с.л. отбить город Кумы. Но усилившиеся в Сицилии Сиракузы пришли на помощь грекам-ахейцам (куманцам). Тиран Сиракуз Гиерон I нанёс поражение флоту славян-ариев (этрусков). Сказался громадный опыт греков-ахейцев в организации пиратских походов и строительстве боевых кораблей. Морское могущестно славян-ариев после этого было основательно подорвано.
Поражение славян-ариев (этрусков) было обусловлено ешё и тем, что в V веке до с.л. на севере Апеннин появился новый враг – кельты. Часть кельтов, теснимая венедами, перешла Альпы и расселилась по обеим берегам реки По, вытеснив оттуда славян-ариев (этрусков). Кельтское племя сенонов в конце V века до с.л, даже дошло до устья реки По. В начале следующего столетия систематическими стали набеги кельтов на Этрурию, чем как раз и воспользовались римляне, осадившие город Вейа и разграбившие его.
В IV веке до с.л. этруски оказались зажатыми между греками-ахейцами, кельтами и римлянами. Похожая ситуация сложилась с Русским Народом в конце 20-го века, когда русские оказались зажатыми между европейцами, мусульманами и китайцами. Положение славян-ариев (этрусков) становилось всё тяжелее и тяжелее. В этих условиях Рим оказался в наиболее выгодном положении. Он мог играть на противоречиях противников и максимально эффективно использовать свою государственную организацию. После серьёзных столкновений с римлянами кельты поняли, что со славянами-ариями (этрусками) вполне можно договориться и ужиться, а вот с римлянами – никогда. Тогда кельты решили выступить на стороне этрусков. Но было уже поздно. Рим настолько усилился, что ему уже были не страшны любые коалиции его противников. Это особенно проявилось в ходе 3-й Самнитской войны (298-290 годы до с.л.), когда даже объединённые силы самнитов, этрусков, умбров и кельтов потерпели поражение.
В 295 году до с.л. в сражении у Сентина (Северная Умбрия) из-за несогласованности действий союзников римляне разгромили объединённые силы самнитов, этрусков и кельтов. В 290 году до с. л. самниты прекратили вооружённое сопротивление. Самнитская федерация была ликвидирована, а её племенные объединения превращены в римских союзников с ограниченными правами. После поражения в 288 году до с.л. объединённых сил этрусков и кельтов эта же участь постигла этрусков, а Рим овладел всей Средней Италией от долины реки По до северных границ Лукании.
В результате самнитских войн и с завоеванием Средней Италии к 250 году до с.л. этруски и самниты окончательно исчезли с политической карты Апеннинского полуострова. Отныне его хозяевами становились римляне. Потомки изгоев славян-ариев (этрусков) превратились в господ, а Рим в самое могучее государство имперского типа в Средиземноморье. Так закончилась славная и трагическая история славян-ариев (пеласгов), основавших Троянскую федерацию, Минейскую (Критскую) федерацию и Этрурию. Культура славян-ариен (этрусков) настолько впиталась в римскую, что позднее некоторые римские императоры даже гордились своим происхождением от этрусков. Однако следует сказать, что восприятие римлянами культуры этрусков было чисто внешним и формальным. Были восприняты формы верований и символика (штандарты, жезлы, свастика и т.д.). В то же время суть мировоззрения славяно-арийства, его духовно-нравственная составляющая, были отвергнуты. Поэтому нечего удивляться тому, что, лишённые высоких духовно-нравственных качеств, римляне устремились к созданию империи. В этой связи также не стоит удивляться тому, что Гитлер считал свой рейх наследником римской империи и от неё взял многие элементы атрибутики (воинские штандарты, жезлы, свастику и т.д.). В то же время совесть считал химерой несвойственной современному человеку.
Родовая федерация славян-ариев (этрусков) на Апеннинах VIII-VI веков до с.л. очень сильно напоминает Советский Союз, особенно в вопросах общественно-культурного цивилизаторства. Римляне под влиянием этрусков из шайки изгоев превратились в организованный римский народ, создавший могучую империю и своеобразную локальную цивилизацию. Интересно было бы знать, кто на постсоветском пространстве подхватит знамя консолидации и создания соответствующей цивилизации? Разумеется, ответ лежит в будущем. А пока самая большая часть бывшего СССР, Российская Федерация, как Рим во время вторжения кельтов в 390 году до с.л., находится в крайне неприглядном состоянии. Почти все её бывшие по Советскому Союзу «братья и сестры» разбегаются в разные стороны, что приводит к сужению сферы её влияния. Таким образом, развитие событий на Апеннинском полуострове к концу I тысячелетия до с.л. со всей очевидностью показывает, что и на западе тоже образовался имперский очаг, который также был создан не славяноарийским народом.
 

Stirik

Воин бога
Награды
6
Русколань и Ассирия
В XII веке до с.л. под влиянием Ассирии и Нового Вавилона в Иране укореняется имперская идеология. После вытеснения из Ирана кисейцев (славян-ариев) парсы и мидяне-иезды возвратились в местности, которые занимали более 500 лет назад. Однако вскоре между ними и многочисленными семитскими племенами начались войны, которые подтолкнули к созданию парсами и мидянами-иез-дами собственных государств.
На рубеже II и I тысячелетий до с.л. оба этих народа создают свои государства. Предводитель Дейок создаёт царство Ману, ставшее впоследствии культурным и экономическим ядром Мидийского государства VII века до с.л., Ахемен установил самодержавную власть в Персии. В это же время на Кавказе образуется семитское царство Урарту, цари которого часто именовали себя славяно-арийскими именами, так как долгое время находились под господством славян-ариев (нисейцев). С образованием этих царств началась война всех против всех, чем воспользовалась Ассирия, совершившая ряд успешных нашествий на Северный Иран. Первое нашествие состоялось в 834-788 годах до с.л., а второе – в 744-673 годах до с.л.
Но если о нашествии ассирийцев в Северный Иран у академической исторической науки можно найти подтверждение, то о нашествии против Русколани никаких данных нет. Дело в том, что академическая историческая наука ничего не хочет слышать о прошлых государственных образованиях славян, кроме иудо-христианизированной Киевской Руси. Но мы не можем пройти мимо этого, имея в качестве опоры «Велесову книгу». Если учесть сведения, которые содержит эта книга, то становится понятно, что академическая историческая наука абсолютно неверно представляет киммерийцев врагами скифов, а также тех и других врагами славян. Эта точка зрения расходится с утверждениями « Велесовой книги» о том, что кимры тоже отцы наши, а также о том, что иранская конница приходила им на помощь в период войны с гуннами. Но гунны «Велесовой книги» не тождественны гуннам академической исторической науки. Авторы «Велесовой книги» гуннами называют всех тех, кто через Кавказ с юга приходил на земли Русколани. Первыми гуннами как раз и были ассирийцы.
Именно поэтому мы не можем в данном вопросе опираться на данные академической исторической науки. Здесь нам придётся восстановить исторические события, исходя из данных «Велесовой книги». Выше мы уже говорили о том, что после поражения Нисейской (Хеттской) федерации и гибели Трои в Причерноморье семиты подняли восстание. Это восстание удалось подавить благодаря помощи славян-ариев (кимров). Но, несмотря на помощь кимров, положение Русколани было крайне тяжёлым. Длительные войны и смуты погубили многих славяно-арийских богатырей. Поэтому даже в конце 9 века до с.л. Русколань ещё не оправилась от предыдущих потрясений. Именно в это время Ассирия начала против неё новую широкомасштабную войну. В походах ассирийцеи неоднократно принимали участие отряды её вассалов Урарту и Ману.
Приблизительно с 900 по 850 годы до с.л. ассирийцы подчинили себе значительную часть Ирана и Кавказа. Урарту и Ману были превращены в вассалов Ассирии. Затем начались систематические походы в пределы Русколани. Войска ассирийцев доходили даже до Дона и Волги. Война с Ассирией была тяжёлой. Несмотря на доблесть славян-ариев (сколотов), объединившихся со славянами-ариями (кимрами), численно превосходящий противник имел успехи. И только когда ассирийцы около 800 года до с.л. вышли к Волге, против них двинулись славяне-арии (скифы), вытесненные из Ирана и осевшие в Южной Сибири и на Южном Урале. «Велесова книга» недвусмысленно говорит о войнах с гуннами на берегах Дона и помощи иранской конницы. Никакая иранская конница в иные времена славянам-ариям (сколотам) помощи не оказывала.

Благодаря помощи скифов в 780 году до с.л. ассирийцев удалось вытеснить в Закавказье. Но мир был недолгим. Ассирия вскоре собралась с силами и около 740 года до с.л. возобновила свои походы против Русколани. Но на сей раз ситуация была иной. Уже подросла новая плеяда славяно-арийских богатырей. Поэтому на черноморском направлении Кавказа вторжение ассирийцев было быстро остановлено. Затем славяне-арии начали теснить ассирийцев на юг и вскоре вытеснили их в Закавказье. Во второй половине VIII века до с.л. славяне-арии (кимры) захватили центральные и западные области Закавказья. Отсюда они около 720 года до с.л. начали совершать систематические походы против Урарту и Северного Ирана.
В 20-х годах VIII века до сл. они разгромили войско царя Урарту Русы I. Не умея брать крепостей, но опираясь на благожелательность местного населения и особенно рабов, оказавшихся к тому же этнически родственными (потомки нисейцев), кимры стали хозяевами ВОСТОЧНОЙ части Малой Азии и принудили Урарту к союзным действиям. После этого в 705 году до с.л. они нанесли сокрушительное поражение ассирийцам, в результате которых погиб ассирийский царь Саргон II. Успехи кимров во многом были обусловлены тем, что централизованные рабовладельческие царства Урарту и Ассирия после разрушения Нисейского (Хеттского) государства покорили население, среди которого славяно-арийская составляющая была значительной. Поэтому рабы Урарту и Ассирии видели в кимрах не просто освободителей, но также этнически родственный народ. Вот почему правящая верхушка Урарту вынуждена была скрываться в своих горных крепостях.
В это время в Северном Иране, кроме царства Ману, существовало немало кочевых семитских племён. Под влиянием славян-ариев (кимров), которые совершили уже немало успешных походов, началась консолидация этих кочевых племён Северного Ирана. Много позже из них образуются сарматы, погубившие Русколань. В начале VII века до с.л. кочевые семиты объединились под главенством выборного царя Ишпакая и в 680 году до с.л. выступили против Ассирии, но были разбиты, а царь Ишпакай убит в сражении. После его гибели царём был избран Партатуа, именуемый ошибочно академической исторической наукой на скифский лад Прототием. Партатуа пошёл на заключение союза с Ассирией. Союз с кочевниками-семитами был крайне необходим Ассирии, потому что она вначале VII века до с.л. попала в ситуацию, когда против неё начала складываться мощная коалиция, в которую могли войти: Русколань, Урарту, Фригия и консолидировавшиеся семиты Северного Ирана.
Поэтому выдающийся государственный деятель и полководец Ассирии царь Асархаддон, предвидя эту опасность, пошёл даже на то, что выдал свою дочь за семитского вождя Партатуа, чем закрепил этот союз и не допустил создания мощной коалиции против Ассирии. Как видим, этническая составляющая в этом случае сыграла не последнюю роль. Этот шаг Асархаддона достиг цели. Коварство и вероломство Партатуа позволили объединенным силам ассирийцев и кочевых семитов нанести Кимрам поражение в 677 году до с.л. В 673 году до с.л. Кимры вновь терпят поражение. Это поражение было обусловлено не только предательством кочевых семитов и объединением их с Ассирией, но и тем, что греки-ахейцы (фригийцы) отказались оказать помощь славянами-ариями (кимрам). Это вызвало ответную враждебную реакцию кимров против своего сомнительного союзника, в результате чего кимры обрушились на Фригию.
Победы ассирийцев над Кимрами в 677 и 673 годах до с.л. во многом были достигнуты благодаря кочевым семитам, которые носили ту же одежду, имели ту же организацию войска и то же вооружение, которые они восприняли от скифов в прошлые времена. Именно поэтому историки академической исторической школы принимают их за скифов, приписывая им ошибочно славу побед над Кимрами в 677 и 673 годах до с.л. Это грубая ошибка: славяне-арии (скифы) новой формации появятся в Северном Иране позже и вот почему. После нанесения поражений кимрам ассирийцы и кочевые семиты решили вторгнуться в Русколань вдоль Каспия. Им удалось дойти до Терека, где они были остановлены скифами.
Завязалась тяжёлая война, в которой перевес оказался на стороне скифов. В течение 670-635 годов до с.л. скифы вытеснили ассирийцев и кочевых семитов с Кавказа и из современного Азербайджана в Северный Иран. Воспользовавшись тем, что ассирийцы и кочевые семиты втянулись в бесперспективную войну со скифами, Кимры обрушились на Фригию, которая теперь не могла получить серьёзной помощи от Ассирии. Фригия образовалась после разорения Трои и разрушения Нисейского (Хеттского) государства. Фригийцы – греко-ахейский народ, который до разорения Трои назывался бригами и проживал на Балканах по соседству со славянами-ариями (борейцами). После разорения Трои борейцы двинулись на юг и вытеснили бригов в Малую Азию. Здесь-то фригийцы (бриги) и создали довольно сильное рабовладельческое государство со столицей в городе Гордий. Фригийцы сумели воспользоваться многими достижениями славян-ариея (троян).
Они приспособили письменность троянцев к своему языку и создали алфавитную письменность, с которой в значительной степени началось развитие греческого алфавита. Греческая историческая традиция рассказывает о фригийце Даресе (Дарете – по Е.И.Классену), жившем до Гомера и якобы написавшем фригийскую или троянскую «Илиаду». Но Дарес не мог написать «Илиаду», так как не был участником событий, а исторических источников, кроме сказаний, в то время почти не было. Поэтому Дарес мог лишь записать чьи-то рассказы о Трое или перевести уже имевшееся сочинение. Кстати, сам Дарес писал, что трояне были высокоразвитым народом и знали письменность.
Вот на этот народ фригийцев и обрушились кимры. Эти события тоже нашли своё отражение в «Велесовой книге», где говорится что «были же кимры, также отцы наши..., а греков разметали, как испуганных поросят». Составители «Велесовой книги», волхвы, прекрасно знали, кем были фригийцы на самом деле. В походе кимров в Малую Азию нашлись союзники. К Кимрам примкнули треры и ликийцы – народы фракийского происхождения, проживавшие на северо-западе Малой Азии. Объединив с ними свои силы, кимры Русколани в период с 670 по 660 годы до с.л. разгромили Фригию и усилили сопротивление Ассирии и её союзникам. В 654 году до с.л. кимры разгромили войско царя Лидии Рига, который был убит в сражении, и овладели столицей Лидии Сардами.

Новый царь Лидии Ардис (654-606 г. до с.л.) удержался только благодаря помощи Ассирии. Кимрам Русколани пришлось вести длительную и тяжёлую борьбу с коалицией Ассирии, Урарту и Лидии в течение 670-620 годов до с.л. не в одиночестве. Значительные силы ассирийцев и все кочевые семитские отряды были скованы скифами, которые успешно теснили своего противника в современном Азербайджане. Так как Ассирия и её союзники, кочевые семиты, были связаны борьбой с Кимрами и скифами, в Мидии в 673 году до с.л. началось восстание под предводительством одного из племенных вождей Каштарити. Восстание охватило значительную часть Северного Ирана. Повстанцы действовали наступательно, блокировали многие ассирийские крепости, некоторые взяли.
Таким образом, это восстание имело полный успех. Затем Каштарити объединяет весь миднйский народ и ликвидирует родовые княжества. К 650 году до с.л. Мидия становится крупным государством и достойным соперником Ассирии. Приемник Каштарити Фраорт в 50-х годах VII века до с.л. присоединяет к Мидии Перcиду. После этого Мидия усилилась настолько, что приступила к внешним завоеваниям. Однако вместо того, чтобы продолжить борьбу против Ассирии, Фраорт выбирает противником слацян-ариев (скифов). Видимо, прошлая вражда сыграла свою роль. Но Фраорт не рассчитал слои силы и силы противника. В результате, скифы обрушились на Мидию и овладели ею, затем разгромили Урарту и двинулись на Ассирию.
В войне с Ассирией скифы и кимры объединились и образовали единый народ, который назвали скифами и честь древних скифов владетелей Русколани (Скифии). В 612 году до с.л. их объединённые силы во главе с Великим Князем Мадаем I, разгромили Ассирию и захватили её столицу город Ниневию. В 611 году до с.л. они вторглись в Сирию и Палестину и подчинили их своему влиянию. Дальше на юг славяне-арии (скифы) не пошли, удовлетворившись откупом, полученным от Египта. Однако уход войск скифов в Северный Иран ещё не означал, что туда двинулись все скифы. Подавляющее их большинство осталось на Южном Урале и в Южной Сибири, то есть в Южной Рассении. Именно они будут вплоть до 11 века с.л. составлять основную массу населения этой территории. Поэтому мы вправе говорить о существовании Западной Скифии (Русколани) и Восточной Скифии (Рассении).
Таким образом, Русколань 611 года до с.л. включала не только земли от Дуная до Урала, но и Кавказ, Малую Азию, северо-западную часть Ирана, Сирию и Палестину. Казалось, успехи славян-ариев (скифов) надолго обеспечены. Однако скифам противостояли сильные и коварные противники. Потенциально враждебными Русколани были Египет и Новый Вавилон. Вынашивали свои планы удара в спину и мидяне. Греки-ахейцы, потеряв исключительно выгодную торговлю рабами в Малой Азии и Палестине, люто ненавидели славян-ариев (скифов) и всячески им вредили, в том числе подбивали семитов Причерноморья на новое восстание. Для этого они широко использовали торговые связи, которые вновь были завязаны с Причерноморьем. Торговля была для них средством той змеиной политики, при помощи которой греки-ахейцы вносили раскол в ряды своих противников. Естественно, в таких условиях обстановка могла обостриться где угодно.
И она трагически сложилась в Мидии. В 605 году до с.л. мидийский царь Киаксар, понимая, что в открытой борьбе со скифами справится невозможно, задумал при помощи злодейства избавиться от их господства. Усыпив покорностью их бдительность, Киаксар со своими придворными устроил пир, пригласив на него Великого Князя Мадая I. Мадай I прибыл на пир в окружении воевод и многих лучших воинов. Мидяне не жалели вина, чтобы споить скифов и это им удалось, так как воспитанные на законах Рода и Крони скифы отвергали коварство и обман. Потом началась резня, в результате которой скифы, участники пира, были перебиты. Здесь мы вновь видим, как и в период трояно-ахейской войны, что проявление доверчивости, простодушия, неприятие обмана и коварства явились причиной гибели многих скифов.

Эта бойня является показателем настоящего коварства со стороны Киаксара и в то же время она является показателем несравненно более высокого морального уровня славян-ариев (скифов). Эти трагические события ясно показывают, что закончился период древних рыцарских войн, когда все решалось в открытом бою. Наступал период, когда войны стали выигрывать не только и не столько в открытом бою и сражении, сколько путём коварства и обмана. К настоящему времени эта схема ведения войны настолько усовершенствована, что в некоторых случаях победы над противником добиваются почти не используя вооружённых сил. Но об этом, уважаемый читатель, можно прочесть в моей книге «Война и вооружённая борьба».
В этой связи необходимо коснуться ряда моментов, которые академическая историческая наука излагает с подачи Геродота. Она ничего не говорит не только о Русколани, но и о захватнических войнах Ассирии, пережёвывая сказку о преследовании киммерийцев скифами и их крайней жестокости, которой было значительно меньше, чем у других народов, о чём как раз говорит бойня, устроенная Киаксаром. И хотя греческие и другие источники представляют скифов варварами, грабителями и безжалостными убийцами, однако они не упоминают, чтобы скифы разрушили столицу Мидии Экбо-тану или столицу Ассирии Ниневию. Они ограничивались лишь сбором дани, которая составляла всего лишь десятину, и наказывали только тех, кто её не желал платить. Они даже не тронули государственную организацию Мидии, что как раз и послужило главной причиной гибели скифов и их Великого Князя Мадая I. Так что рассказы греков о зверствах скифов и киммерийцев, подхваченные академической исторической наукой без должного их изучения – не что иное, как сказки ярых противников наших далёких предков.
Кроме этого, из изложенного становится ясно, что академическая историческая наука совершенно неверно освещает исчезновение киммерийцев. По версии академической исторической науки получается, что народ, десятки лет успешно боровшийся с целой коалицией государств, вдруг под ударами слабенькой Лидии прекратил своё существование. Такого просто не могло быть, хотя бы потому, что после объединения скифов и кимров все их силы ушли воевать с Ассирией, а затем в поход на Сирию и Палестину. Против Лидии остались воевать треры и ликипцы, которые после ухода скифов из Ирана были вытеснены Ардисом из пределов Лидии. После этого они осели в северо-восточной части Малой Азии, где со временем были ассимилированы местным населением.
После гибели Великого Князя Мадая I, многих воевод и богатырей силы скифов, конечно же, были ослаблены. Но не это явилось главной причиной их ухода в пределы Русколани. Главной причиной было то, что в Русколани вновь начались смуты, подогреваемые греками-ахейцами, лишёнными выгодной работорговли в Малой Азии, Сирии и Палестине. За долгие годы отсутствия войска в Русколани произошли значительные изменения. За этот период на базе торговых отношений с греками-ахейцами вновь усилились семитские кланы, которые стали играть значительную роль в жизни Русколани. После выборов нового Великого Князя Арианта правящая верхушка Русколани, подбиваемая семитскими кланами и подпитываемая греками-ахейцами, прекратила поставку пополнений в действующее войско и объявила себя независимой от войска. Это и послужило главной причиной ухода славян-ариев (скифов) в пределы Русколани и начавшейся гражданской войны.

Об этой гражданской войне Геродот пишет следующее: «Когда после двадцативосьмилетнего отсутствия скифы, возвращались а свою землю, они выдержали борьбу, не менее трудную, как и борьба с мидянами, они встретились с немалочисленным вражеским войском, потому что скифские женщины вследствие долговременного отсутствия мужей вступили в саязъ с рабами... От этих-то рабов и жён скифов произошла молодёжь, которая узнавши о своём происхождении, решила воспрепятствовать возвращению скифов из Мидии. Прежде всего, они отрезали свою землю широким рвом, который выкопали на всем протяжении от Таврических гор до наиболее широкой части Меотидского озера».
Это свидетельство Геродота академическая историческая наука часто приводит, по не анализирует существа этого свидетельства. А существо состоит в том, что рабами скифов были семиты Причерноморья, которые, завязав родственные связи, переродили верхушку Русколани и противопоставили её действующему войску. Это как раз подтверждает нашу точку прения, что трипольцы были семитами. Отсюда свидетельство Геродота для нас имеет исключительное значение.
Однако опыт ведения боевых действий был на стороне войска. На стороне войска выступили терские, волжские, донские, приокские роды. Прогреческая семитская группировка была разгромлена. Не спас её и прорытый ров. Славяно-арийская власть вновь была восстановлена на всей территории Русколани. Великие Князья Арианта, Иданфирс и Ариапиф подчинили себе все греческие города в Причерноморье и Таврии (Крыму). Разумеется, греки-семиты не могли описать правдиво свою отрицательную роль по всех этих событиях, вот почему целые куски нашей древней истории просто выпали из освещения, а осталась лишь извращенная констатация некоторых фактов, да сказки о зверствах скифов и киммерийцев. Тем более, что источники, правдиво описывающие нашу древнюю историю, в период жидо-христианства были просто уничтожены этими же самыми греками и их прихвостнями из среды предателей славян. До настоящего времени сохранилась ничтожная малость, в том числе «Велесова книга», что создаёт известные трудности в восстановлении истинной истории того времени. Но эти трудности преодолимы, если есть желание и выработан правильный метод анализа прошедших событий.

Эта гражданская пойна имела также то последствие, что она затруднила отпор кельтам на западе и балтам на Немане. Кельты освободились из-под власти венедов в конце 9-го века до с.л., когда началась жестокая борьба Русколани с Ассирией. В этой борьбе большую помощь Русколани своими богатырями оказала Венедия, что ослабило её влияние на западе. Этим воспользовались кельты. Они не только освободились, но и начали осуществлять систематические набеги на земли венедов. Воспользовавшись гражданской войной в Русколани и отвлечением значительных сил Венедии, кельты в 6-м веке до с.л. захватили долину Влтавы и построили укрепление у нынешней Страдонице. Оттуда они усилили свои набеги на земли венедов и даже захватили земли нынешней Чехии и западной части нынешней Словакии. На севере балты (ятвяги и голинды) захватили земли по Неману и Западному Бугу, оттеснив славян-ариев (невров) в верховья Припяти и в Полесье. Одно из племён голиндов добралось даже до Оки, где оно просуществовало до 13 века сл. под именем — голядь. Но, попав в окружение славян, племена балтов быстро потеряли свою воинственность и начали постепенно ассимилироваться, утрачивая свою самобытность
 

Stirik

Воин бога
Награды
6
Русколань и Персия
Русколань этого периода была страной славян-ариев (скифов), которую греки называли Скифией. Общество скифов было строго дифференцированно. Оно делилось на царских скифов, скифов-меченосцев, сккфов-земледельцев, скифов-скотоводов, скифон-ремесленников. Царские скифы и скифы-меченосцы носили на шароварах отличительный знак – лампас. Видимо, отсюда идёт традиция, что казаки тоже носят лампас. Внешне скифы были светловолосыми и голубоглазыми, а не монголоидамн с «раскосыми и жадными очами», каковыми их считал А.Блок и все западники. По внешнему виду скифы-русичи разительно отличались от мидян и персов (парсов), которые слились с серой расой и были уже черноволосыми, а потому при поседении красили волосы хной, чтобы не походить на скифов.
Русколань (Скифия) делилась на номы (области) в соответстнии с географией районов, где объединялись те или иные роды. Скифы по номам делились на терских, уральских, волжских, донских, приокских, крымских, днепровских, днестровских, дунайских. В лесостепной зоне скифы строили родовые поселения, которые обваловывали, а если была необходимость, то огораживали стеной. Имели они и города, вокруг которых возводили стены. Русколань (Скифия) представляла из себя конфедерацию славяно-арийских народов, которая возглавлялась Великим Князем. Каждый народ выбирал себе Князя, часто пожизненно. Кроме этого, каждый народ имел совет глав родов и волхвов. Существовало также собрание народных представителей, созывавшееся для решения общих вопросов. Подобие такого собрания мы находим в русском казачестве – круг.

Скифы не были кочевниками. Они занимались земледелием, скотоводством и ремёслами. Они создали своеобразную высокохудожественную культуру. Кимры изобрели железо, а скифы сталь, что не удивительно. Они также пользовались огнивом, изобрели краски, не подверженные линьке, выделку сыромятной кожи и юфти. Им известно было бальзамирование трупов, чему они и подвергали трупы своих князей. Знали они астрономию, причём, лучше других. Им был известен греческий огонь, музыка, живопись, высокохудожественные ремёсла и т.д. Геродот считал скифов самыми умными людьми, которых он знал. По Эфору Анахарсис-скиф, был причислен к числу семи мудрецов, а скиф Аварис творил чудеса в Греции в 670 году до с.л., подобные тем, которые приписывают И.Христу. Скифы владели письменностью, которая им досталась от предков славян-ариев и которая сохранилась в поморских рунах, на берегах Енисея и в Северных Саянах. Именно эта письменность и послужила основой для создания индийского, греческого, кельтского, готского и римского языков и алфавитов. В этом и состоит общий результат славяно-арийской цивилизации.
Скифы имели также совершенную военную организацию. Войско состояло из родовых конных дружин и ополчения. Каждая конная дружина имела знамя, а это говорит о том, что конная родовая дружина была постоянной регулярной частью – ядром всенародного ополчения, собираемого по необходимости. Родовая дружина делилась на две части: старшую и младшую. Ветераны дружины при необходимости возглавляли ополчение и его подразделения. Младшая дружина составляла гвардию ополчения. В родовую дружину отбирали наиболее физически развитых мужчин – богатырей, хорошо владевших искусством верховой езды и стрельбы из лука. Во всенародном ополчении иногда участие принимали женщины. Организация вооружённой силы славян-ариев (скифов) мало чем отличалась от современной армии, комплектующейся на базе всеобщей воинской обязанности. В такой армии офицерский корпус заменяет дружинников, а развёрнутая армия скифское ополчение. Современная армия всеобщей воинской обязанности даже уступает вооружённой силе скифов в вопросах организации. Дело в том, что дружины без сбора ополчения могли самостоятельно решать многие боевые задачи. Современный офицерский корпус сухопутных войск без доукомплсктования частей личным составом резерва таких задач решать не может.
Если мы внимательно посмотрим на организацию общественной власти и жизнедеятельности скифов, то без труда обнаружим, что они схожи с организацией власти и жизнедеятельности казачества. Казачество тоже было территориально разделено на: Запорожское (Нижний Днепр), Донское (по Дону), Кубанское (по Кубани), Терское (по Тереку и Сунже), Уральское (по реке Урал), Сибирское (по Тоболу, Ишиму, Иртышу и Оби), Енисейское (по Енисею), Семиреченское (Балхашское Семиречье), Забайкальское (и Забайкалье). Причём, это разделение было вполне естественным, а не административным. Каждое войско на круге выбирало себе атамана, точно так же, как скифы выбирали себе князей. Сохранился у казаков и институт глав родов и волхвов, правда, в виде совета стариков. С тех далёких времён сохранилось у казаков ношение бороды, усов и лампасов на шароварах.
Казаки, как и скифы, поголовно обучались военному делу и имели постоянные войсковые единицы. При случае могли выставить ополчение, обученное и организованное, как регулярная армия. Всё это говорит о том, что казачество является прямым наследником скифов, сохранившим все основные формы организации общественной жизни и быта. Единственное, что было утрачено, так это родовая организация общества, которую заменила станично-хуторская, которая в зачаточном состоянии также обнаруживается у скифов. Вот с этой устоявшейся за тысячелетия организацией пришлось столкнуться новой империи, образовавшейся на территории Ирана (Персидской империи).
После ухода скифов из Северного Ирана, Малой Азии и Палестины, Мидия и Вавилон вноиь разгромили Ассирию и разделили её. Столица Ассирии город Ниневия был до основания разрушен мидянами. И если сравнить дань, собиравшуюся скифами, с этим варварством, то она не более, чем детский лепет. Но на смену Мидии и Вавилона уже шла новая империя. С 558 по 553 годы до с.л. внук мидийского царя Астиага, перс по происхождению, Куруш (Кир) скрыто подготовил сильное войско и в 553 году до с.л. поднял восстание персов против мидян. В 550-549 годах до с.л. он завоевал Мидию, затем Лидию. В 546-530 годах до с.л. персидское войско, возглавляемое Курушем, покорило Малую Азию, Вавилон и среднеазиатские княжества Бактирию, Согдиану и Хорезм. До венца мирового владыки ему, казалось, осталось совсем немного, всего лишь покорить славян-ариев (скифов).

В 530 году до с.л. Куруш предпринял поход против родовой федерации славян-ариев (массагетов), входивших в конфедерацию Рассении и обитавших в приаральских степях. В ходе боевых действий Куруш применил коварство. Он форсировал Аму-Дарью и, продвинувшись на несколько переходов, построил лагерь, в котором оставил обоз и много вина, а сам отступил. Войско массагетов, возглавляемое молодым князем Сапаргаписом, овладело лагерем и перепилось. Здесь и нагрянули персы. Сражения почти не было. Кто пытался сопротивляться, тех перебили, а других взяли в плен. В плен был взят и молодой князь Сапаргапис, который вёл себя мужественно. Добившись у Куруша освобождения от оков, Сапаргапис выхватил у персидского воина нож и вонзил себе в сердце. Этот поступок говорит о том, что у славян-ариев было очень сильно развито чувство долга и чести. Позор попойки и поражения могла смыть только смерть.
Но Куруш не долго пользовался плодами победы. Княгиня массагетов Тамара (Томирис) быстро собрала ополчение. Это новое войско массагетов в открытом сражении разгромило персидское войско. Куруш (Кир II Великий) был убит. Его голову массагеты поместили в мешок и отослали персам. Так закончил жизнь человек, которого персы называли отцом, а греки считали образцом государя и законодателя. После этого сокрушительного поражения персы на некоторое время приостановили экспансию против славян-ариев (скифов).
После гибели Куруша (Кира II) Персию возглавил его сын Камбуджия (Камбис), который перенёс свои завоевания в Египет, Карфаген и Эфиопию. Но походы на Карфаген и в Эфиопию не удались. А так как Персидская держава представляла из себя конгломерат различных народов, то после этих неудач в стране начались смуты. В Мидии власть захватил жрец Гаумата, поставивший себе цель возвратить власть в стране мидийской знати. Его власть упрочилась после того как Камбуджия (Камбис) умер в 522 году до с.л. на пути из Египта в Персию. В это время от Персии отделяется Маргиана.
Однако Гаумата царствовал недолго. Возглавивший персидское войско 27-летний военоначалышк Дараявауш (Дарий), сын Виштаспы (Гистаспа), сподвижника Куруша, с помощью шести других представителей персидской знати организовал убийство Гауматы в 522 году до с.л. Захватив власть, Дараявауш предпринял энергичные меры по восстановлению господства персов в стране, тем более, что в это время откололись Элам, Вавилон, Парфия и Египет. Он достаточно быстро справился с этим делом. Наиболее сильное сопротивление ему оказали восставшие Маргианы, поддержанные славянами-ариями (саками). Но и они в декабре 522 года до с.л. потерпели поражение. Количество только казнённых составило более 55 тысяч (!) человек.
После этого Дараявауш ввёл чёткую административную систему (сатрапии) и налоговую, чем обеспечил господство персов в завоёванных странах. Но самое главное, он понял, что такая разноплеменная империя могла держаться лишь благодаря единству персов. Для этого он отменил налоги с персов, обеспечил занятие ими всех гражданских, военных и административных должностей в стране. Своим преемникам он завещал. «Если ты так мыслишь: я не хочу бояться врага – то оберегай этот народ (персидский)». Нашёлся бы кто сейчас в среде правящей верхушки Российской Федерации, способный поступить так в отношении Русского Народа!..
Благодаря принятым мерам ему удалось сплотить персидскую империю и начать активную внешнюю политику. В 517 году до с.л. славяне-арии (саки) попытались отбить Согдиану. Но Дарий I быстро подтянул войска и отбил нападение. Преследовать саков он не решился. Гибель Куруша (Кира II) была ещё слишком памятна. Затем он повернул на запад и захватил острова Эгейского моря. К этому времени в Борусии произошли серьёзные изменения. Борьба двух славяно-арийских народов македонян и фракийцев друг с другом привела к тому, что Борусия разделилась на две части: Македонию и Фракию. Воспользовавшись распрями между фракийцами и македонянами, он подчинил Фракию, а в 514-513 годах до с.л. и Македонию. Успехи этой войны породили у Дараявауша уверенность, что он также легко может справиться со славянами-ариями (скифами). После продолжительных войн в Персии ощущалась острая нехватка рабов и денежных средств, поэтому поход был вызван желанием захватить как можно больше рабов и богатств скифов. Геродот так описывает причины, вызвавшие поход Дараявауша против скифов: «Во взятии Вавилона Дарий предпринял поход на скифов. Так как Азия изобиловала населением и в неё стекалось множество денег, то Дарий возымел сильное желание наказать скифов за то, что некогда они вторглись в Мидию, в сражении разбили мидян и тем самым первые учинили обиду». Типичный приём, когда вину сваливают на невиновного.

В 512 году до с.л. полчища Дария, дойдя до Дуная, построили через него деревянный мост и перешли на северный берег. Скифы решили отходить вглубь степей для того, чтобы измотать и обескровить внезапными нападениями персидское войско. Устав гнаться за скифами по выжженной степи, Дарий послал Великому Князю скифов всадника с посланием, в котором обращался со следующими слонами: «Зачем ты, чудак, всё убегаешь, хотя можешь выбрать одно из двух: если ты полагаешь, что в силах противостоять моему войску, остановись, не блуждай более и сражайся, если же ты чувствуешь себя слабее меня, то также приостанови бегство и ступай для переговоров к твоему владыке с землёю и водою в руках».
Великий Князь Иданфирс ответил: «Вот я каков, перс. Никогда прежде я не убегал из страха ни от кого, не убегаю и от тебя, и теперь я не сделал ничего нового сравнительно с тобой, объясню тебе это. У нас нет городов, нет засаженных деревьями полей, нам нечего опасаться, что они будут покорены или опустошены, нечего поэтому торопиться вступать с вами в бой. Если вам необходимо ускорить сражение, то вот есть у нас гробницы предков, разыщите их, попробуйте разрушить, тогда узнаете, станем ли мы сражаться с вами из-за этих гробниц или нет. Раньше мы не сразились, раз это для нас невыгодно. Относительно боя, впрочем, довольно. Владыками моими я почитаю только Зевса, моего предка и Гистию, царицу скифов. Вместо земли и воды я пошлю тебе дары, как прилично тебе, а за то, что ты называешь себя моим владыкой, я расплачусь с тобой».
Эти пассажи Дария и Иданфирса неоднократно пересказывались, пока их не записали греки в присущем им стиле, поэтому на точность полагаться не следует. Для нас важен дух отношений. Кроме этих пассажей имеется свидетельство, что через некоторое время после посланца Дария к персам прибыл посол скифов с подарками в виде птицы, мыши, лягушки и пяти стрел. Один вельможа Дария по имени Гобрия так истолковал смысл даров: «Если вы, персы, не улетите как птицы, в небеса, или подобно мышам, не скроетесь в земле, или подобно лягушкам, не ускачете в озёра, то не вернётесь назад и падёте под ударами этих стрел».
Нападения скифов на персидское войско по мере его продвижения в степь всё усиливались. Персы несли большие потери от этих нападений и от жажды, потому что колодцы были засыпаны, а степь выжжена. Через некоторое время Дарий I понял, что победы ему в этой войне не добиться. Бросив обоз, раненных и больных, а также пешую часть своего войска, Дарий I под покровом ночи со своей гвардией бежал к мосту через Дунай. Изгнав персов с территории Русколани, скифы совершили ряд походов за Дунай и освободили значительную часть Фракии. Поражение персов в войне со скифами подорвало их господство в Малой Азии.

В 500 году до с.л. в Милете, крупнейшей колонии греков в Малой Азии, вспыхнуло восстание. Его сразу же поддержали ионийские города. Несмотря на отсутствие единого командования и постоянные разногласия, а также небольшую помощь балканских греков (Афины послали 20 кораблей и Эритрея 5 кораблей), восставшие на первых порах добились успеха. Им даже удалось разрушить город Сарды – резиденцию персидского сатрапа в Малой Азии. Но вскоре персы собрали силы и овладели рядом восставших городов. В 494 году до с.л. они разбили греков в морском сражении у острова Лада. В этом же году они штурмом взяли Милет. Город был опустошён. Это событие произвело сильнейшее впечатление на греков. В 493 году до с.л. восстание было окончательно подавлено.
После подавления восстания персы сделали совершенно неверный вывод, что они смогут укрепиться в малоазиатских владениях только после покорения греческих полисов на Балканах. С этого времени начинается длительный период греко-персидских войн, которые имели громадное значение для дальнейшей истории Персидской империи, Греции и Русколани (Скифии). Нам нет необходимости рассматривать ход этих войн, так как они непосредственного отношения к славяно-арийскому миру не имеют. Здесь мы констатируем, что в ходе этих войн (490-399 годы до с.л.) греки отстояли свою независимость. Для нас в этом вопросе важно не то, как победили греки, а то, почему они победили? Чтобы это выяснить, нам нужно разобраться в сильных и слабых сторонах персов и греков.
Если говорить о персах, то мы должны отметить, что они благодаря изменению мировоззрения создали централизованное имперское государство, способное мобилизовать огромные массы народа. Население империи было неоднородным и незаинтересованным в завоеваниях и господстве персов. Поэтому персы не были заинтересованы в создании большой и хорошо обученной армии из неоднородного населения. Дело в том, что в этом случае резко возрастала вероятность осуществления успешного восстания в среде покорённых народов. Опыт самих персов об этом говорит достаточно красноречиво. Эта банальная истина была понята персами в далёком прошлом, но она оказалась непонятной советскому руководству, обучавшему военному делу наравне с русскими, представителей других национальностей. Результаты такой близорукости характеризуют события в Чечне периода 1994-2000 годов.
Поэтому персы имели сравнительно небольшое регулярное войско от 10 до 30 тысяч человек, состоявшее из персов (гвардия персидских царей), которое и держало страну в повиновении. Конечно, такая армия не могла нести большие зааоевательные войны. Для их осуществления создавалось многочисленное, иногда до 150 тысяч, но слабо обеспеченное и плохо вооруженное ополчение. Такое войско могло успешно воевать только против малочисленного, слабовооружённого и плохо организованного противника. Основная масса ополчения имела, в основном, метательное оружие (дротики, пращи, слабые луки), в рукопашном бою использовались ножи, дубины, кожаные щиты. Исключение составляла гвардия, имевшая металлическое защитное вооружение (щиты и пластинчатые панцири), копья и мечи. Это войско бросалось в бой толпами во главе с вождями дружин, гибель которых обращала эти дружины в панику и бегство.
В отличие от персов, греки, несмотря на то, что были раздроблены, многие сотни лет вели грабительские войны. Эти непрерывные войны позволили грекам усовершенствовать вооружение, подготовку бойцов-воинов, тактику и стратегию ведения боевых действий. Громадное значение имел приход в Грецию славян-ариев (борейцев), которые в значительной мере обновили генофонд греков и систему физического воспитания. Культ мужество и силы, принесённый борейцами, позволили воспитывать сильных и смелых бойцов. Благодаря этому греки могли использовать тяжёлое вооружение. Защитное вооружение составляли тяжёлые дубовые шиты. Ударное вооружение составляли тяжёлые копья. Для ведения рукопашного боя использовались мечи. Войско делилось на тяжеловооружённую и легковооружённую пехоту. Легковооружённая пехота имела луки, пращи, дротики и мечи для ближнего рукопашного боя. Легковооружённая пехота завязывала сражение, стремясь выбить из строя вождей дружин противника. Тяжеловооружённая пехота предназначалась для решительного удара. Она имела продуманное построение – фалангу, которая ударом тяжёлых копий уничтожала первых лучших бойцов противника и затем опрокидывала его. Вести бой в сомкнутой фаланге и тяжёлом вооружении могли лишь специально обученные сильные воины. Вот на это и была направлена вся система воспитания юношей Греции, в том числе олимпийские игры, созданные славянами-ариями (борейцами). Поэтому греки-мужчины вырастали агрессивными, воинственными и сильными людьми. Морские разбойничьи походы тоже способствовали этому. Достижением военного кораблестроения греков была постройка триер-кораблей для нанесения таранных ударов и последующего взятия судов противника на абордаж.
Таким образом, количественное превосходство персов в значительной мере компенсировалось качественным превосходством греков. Однако качественное превосходство далеко не всегда может быть реализовано. При трёхкратном количественном превосходстве и сносном руководстве количество, как правило, подавляет качество. Поэтому первоначально персы обладали существенным количественно-качественным превосходством, почему и побеждали. Но это количественно-качественное превосходство персов было основательно подорвано внутренними процессами, происходившими в империи.
В ходе войн за создание империи Куруш (Кир II) столкнулся с Вавилоном. Взятие Вавилона во многом было обусловлено участием иудеев, принявших сторону Куруша. Иудеи составляли значительную часть населения Вавилона, к тому же не самую бедную. Несмотря на то, что иудеи в своё время были уведены из Палестины в Вавилон, там они имели значительные свободы, почему и разбогатели. Однако такая жизнь их тоже не устраивала. Поэтому, когда персы окружили город и стали готовиться к штурму, иудеи решили им помочь. Они подкупили стражу и ночью открыли ворота. Город был взят персами. За эту «услугу» Куруш (Кир II) предоставил иудеям неограниченные полномочия на право торговли и ростовщичества в пределах Персидской империи. Благодаря этому иудейская община Персии быстро богатела и усиливала своё влияние в стране.

В это же время иудеи завязали тесные торговые связи с греками, особенно в торговле рабами. Через иудеев греки получали информацию о намерениях персов. Влияние иудеев в Персии вскоре выросло настолько, что глава иудейской общины Мардохей оказался приближённым ко двору персидского царя Артаксеркса, правившего н 462-424 годах до с.л. Рост влияния иудеев в Персии обуславливался тем, что иудеи давали деньги царям Персии на ведение многочисленных войн. А когда Артаксеркс женился на иудейке Эсфири, влияние Мардохея значительно усилилось. Это вызвало недовольство в среде персидской знати, так как было ясно, что Артаксеркс стал нарушать завещание Дария I. Оппозиция начала группироваться вокруг знатного вельможи Амана – отца 10 детей.
Мардохей, желая сохранить своё влияние при дворе, с помощью Эсфири натравил Артаксеркса на Амана и его сторонников и получил право расправы над ними. Иудейская община уже была готова к такой расправе. Резня длилась два дня. В результате, было уничтожено 75 тысяч персов, включая Амана и его детей. В честь своей кровавой победы (геноцида персов) иудеи учредили праздник Пу-рим, который ежегодно празднуют весной. Такого праздника, кроме евреев, не имеет ни один народ мира. Всё это достаточно хорошо описано в Библии. Однако эти события почему-то не нашли отражения в разработках академической исторической школы. Не потому ли, что основными разработчиками этой школы являются представители еврейства?
После этой катастрофы мощь Персидской империи была основательно подорвана. В ходе этой резни был уничтожен костяк персидского народа и цвет Персидской империи. Это также привело к тому, что постоянное персидское войско практически перестало существовать, в результате чего имперское ополчение лишилось цементирующей силы и стало терпеть одно поражение за другим. Количественно-качественная характеристика теперь изменилась в пользу её противников. Империя ещё могла удерживать покорённые страны и отбивать плохо организованные вторжения. Однако серьёзного удара она уже не могла выдержать. Все теперь зависело от того, кто сможет нанести сильный удар. И такая сила вскоре появилась.
В то время, когда Персидская империя надрывала свои силы в борьбе с внешними и внутренними врагами, Русколань сразу после поражения Дария I значительно упрочила своё влияние на Балканах. Так закончился VI век до с.л. Начавшиеся войны греков с Персидской империей вынуждали их поддерживать со скифами хорошие отношения. Эти взаимовыгодные отношения привели к экономическому подъёму Русколани (Скифии). Не случайно, что V и IV века до с.л. считаются в академической исторической науке «Золотым веком» скифов. Об этом достаточно красноречиво говорит состояние торговли между двумя странами. Только из Босфора в Афины вывозилось «более 400 тысяч медимов хлеба (16 тысяч тонн)». Обратно в Русколань (Скифию) текли из Греции предметы роскоши: ткани, изделия ремесленников, оливковое масло, золото, серебро и т.д.

Уход значительной части славян-ариев (борейцев) в Грецию и смуты в Причерноморье конца 2-го тысячелетия до с.л. обусловили приход славян-ариев (кимров) и пределы Русколани. В результате этого граница между Русколанью и Борусисй была перенесена на Дунай. Борусия с конца 2-го тысячелетия до сл. включала Северные Балканы и номинально Грецию. Поэтому Великие Князья Скил, Октамасад и Атей уже управляли огромной страной, богатевшей и разлагавшейся от этого богатства. Но, как известно, рыба гниёт с головы. Так и в Русколани (Скифии) разложению в первую очередь подверглась правящая верхушка. После горького опыта Санаргаписа и Мадая I скифы ввели в традицию трезвый образ жизни и стали считать пьянство наравне с обманом страшным грехом, за что наказывали смертью. Но даже угроза смерти не спасала верхушку от разложения. Очень интересен в этой связи рассказ Геродота о Великом Князе скифов Скиле:
«Царствуя над скифами, Скил не любил скифского образа жизни, так как вследствие полученного им воспитания питал гораздо более склонности к эллинским обычаям, а потому поступал следующим образом: когда ему случалось приходить с большой свитою скифов в город борисфенитов (жителей Оливии), он оставлял свиту в предместье, а сам входил в город, приказывал запирать ворота, затем снимал с себя скифское платье и надевал эллинское; в этом платье он ходил по площади, не сопровождаемый ни телохранителями, ни кем-либо другим... во всём жил по-эллински и приносил жертвы богам по эллинскому обычаю. Пробыв в городе месяц или более, он снова одевал скифское платье и удалялся. Такие посещения повторялись часто: он даже выстроил себе дом в Борисфене и поселили в нём жену-туземку... он возымел сильное желание быть посвящённым в таинства Диониса-Вакха...
Когда Скил был посвящён о таинства Вакха, один из борисфенитов с насмешкою сказал скифам: ";Вы, скифы, смеётесь над нами, что мы устраиваем вакхические празднества и что в нас вселяется бог, а вот теперь этот бог вселился и в вашего царя; если вы мне не верите, то следуйте за мной и я покажу вам";.
Начальники скифские последовали за борисфенитом... Когда показался Скил с процессией и скифы увидели его в вакхическом исступлении, они пришли в сильное негодование... Когда после этого Скил возвратился домой, скифы взбунтовались против него, поставив царём его брата Октамасада... Скил... спасается бегством во Фракию.
Октамасад, узнав об этом, пошёл войною на Фракию. Когда он приблизился к Истру, против него выступили фракийцы; перед самым началом битвы Ситалк послал к Октамасаду глашатая со следующим предложением: ";К чему нам испытывать друг друга? Ты сын моей сестры, и в руках у тебя мой брат; выдай мне его, а я передам тебе твоего Скила..."; Октамасад принял его предложение и, выдав Ситалку своего дядю по матери, получил брата Скила. Ситалк, взяв брата, удалился, а Октамасад тут же велел отрубить голову Скилу. Так оберегают скифы свои обычаи и так сурово карают тех, кто заимствует чужое».
Судьба Скила сложилась так потому, что его мать-гречанка, будучи женой Великого Князя скифов Ариапифа, воспитала своего сына в чуждом для славян-ариев духе. Эта история интересна и поучительна многими моментами.
Во-первых, здесь чётко прослеживается, что скифы и фракийцы близко родственные народы, между которыми различий вряд ли было больше, чем между великорусами и малорусами (украинцами). Этим мы ещё раз подтверждаем правильность нашего подхода и правильность нашего анализа истории Русского Народа.
Во-вторых, скифы к пьянству и изменению собственных традиций относились крайней отрицательно и стремились сохранить свои традиции любыми средствами.
В-третьих, когда мы сейчас недоумеваем по поводу разложения советской партхозноменклатуры второй половины XX века, то этот пример как нельзя лучше показывает закономерность данного процесса. Изменение сознания приводит к перерождению и эта истина не требует доказательств.
В-четвёртых, воспитание детей в преклонении перед чуждыми для народа образцами, в конечном счёте, делает несчастными этих детей, вплоть до расплаты собственной жизнью. Это особенно важно знать женщинам-матерям
 

Stirik

Воин бога
Награды
6
Македония, Персия, Русколань и Рассения
Победа славян-ариев (скифов) над персами 512 года до с.л. дала мощный толчок для консолидации некоторых народов. Этот процесс по-разному отразился на славянах-ариях (фракийцах и македонянах). Фракийцы совместно со скифами вышли победителями в борьбе с персами, поэтому они не испытывали необходимости в изменении своей общественной организации. Македоняне находились между греками и фракийцами. Номинально эти народы входили в Борусию. Но к 500 году до с.л. Борусия, по существу, распалась, так как фракийцы больше тяготели к Русколани, а македоняне всё более и более тяготели к Греции.
Этим двум народам противостояли персы, которые развернули ряд захватнических войн. Македоняне испытывали постоянное давление с их стороны. До V века до с.л. македоняне имели традиционную славяно-арийскую организацию (федерацию родов), что обеспечивало централизацию власти только в исключительных случаях, в частности, в случае ведения войны. В условиях постоянной угрозы такая организация власти уже не могла обеспечить эффективное её функционирование. На этом фоне в V веке до с.л. в Македонии начинается процесс централизации. Война требовала перехода к централизованному имперскому государству и в среде славяно-арийского мира.
Значительный шаг в укреплении центральной власти в Македонии сделал Александр I (495-450 гг. до с.л.). Ему удалось объединить под своей властью всю Нижнюю Македонию и поставить в зависимость глав родов Верхней Македонии (горной части страны). Объединение произошло в результате борьбы за освобождение от персидского владычества. Победе над персами способствовали тесные экономические и культурные связи, которые Александр завязал с греками, за что ему дали прозвище Филэллин («друг эллинов»).

Однако то, что могли македоняне простить своим князьям в военное время, в мирное время они терпеть не могли. Продолжение усиления центральной власти при Архелае (413-399 гг. до с.л.) вызнало яростное сопротивление, прежде всего глав родов и волхвов, в результате чего Архелай был убит. Ослабление центральной власти в Македонии привело к новым попыткам персов воспользоваться этой слабостью. Это заставило македонян вновь сплотиться. После этого психологический барьер был преодолен и македоняне перешли к самодержавной, царской, имперской системе власти.
В годы правления Филиппа II (359-336 гг. до с.л,) эта система благодаря его выдающимся способностям ещё более укрепилась. Совет глав родов и волхвов был заменён на совет гетеров – «товарищей царя». Вече больше не собиралось. Филипп II развернул строительство городов и всячески содействовал развитию торговли. Опираясь на добычу золота в Пангее, Филипп ввёл денежную систему, которая была построена на одновременном обращении золотых и серебряных монет, размениваемых по твёрдо установленному курсу.
Развитие торговли и введение денежного обращения способствовало накоплению в руках Филиппа больших денежных средств, что позволило ему создать высокобоеспособные вооружённые силы и начать активную внешнюю политику. Опираясь на аристократию, ремесленников и зажиточное крестьянство, он создал армию, состоящую из легковооружённой и тяжеловооружённой пехоты, а также конницы. Легковооружённая пехота мало чем отличалась от греческой. На неё возлагались задачи завязки сражения (боя) и обеспечения флангов тяжеловооружённой пехоты.
Тяжеловооружённая пехота от греческой отличалась существенно. Во-первых, она получила на вооружение длинное до 5 метров копьё-сариссу, что позволило ей перейти к ударной тактике фаланги. Если в греческой фаланге копьё металась в противника и редко находило цель, а далее приходилось в рукопашной схватке на мечах искать решение в бою и сражении, то македонская фаланга, имея длинное копьё, которое удерживало сразу 10 бойцов, могло использовать инерцию движения фаланги, опрокидывая первых, самых боеспособных воинов противника, а за ними и всех остальных, довершая избиение противника мечами. Если греческую фалангу, имевшую 8 рядов, ещё можно было прорвать сосредоточением сил, как это осуществил фивианский полководец Эпаминонд, то македонскую фалангу практически прорвать было невозможно, так как она имела 16 рядов. Обладая большой ударной мощью и эффективностью на коротком расстоянии, македонская фаланга была недостаточно маневренной и могла действовать, в основном, на сравнительно ровном поле, нуждаясь в обеспечении флангов. Легковооружённая пехота не всегда могла справиться с этой задачей.
Крайне необходима была конница. В греческих армиях конницы не было, потому что греки не умели разводить лошадей. Не разводили боевых лошадей и македоняне. Ослы и малорослые лошади для этой цели не годились. Скаковых боевых лошадей разводили славяне-арии (скифы). Ещё в 17 веке до с.л. они поставляли лошадей в Малую Азию нисейцам. Поэтому скаковых лошадей можно было взять только у скифов. Но этому препятствовала появившаяся между македонянами и скифами враждебность, которая подогревалась греками и отходом македонян от традиционной организации общественной власти, а также состоявшимся завоевавшем Фракии.

Укрепив свою власть в Македонии, Филипп приступил к расширению своего государства. На данном этапе это могло произойти за счёт этнически родственных фракийцев, которые, кстати, не оказали Филиппу серьёзного сопротивления. Объединив силы Македонии и Фракии, Филипп мог теперь поставить задачу подчинения Греции. В 352-345 годах до с.л. в Греции сложились две партии. Одна выступала за объединение с Македонией, её возглавляли Исократ и Эсхин. Другая выступала против Филиппа, её возглавлял Демосфен. Демосфен доказывал, что Филипп – варвар, с которым объединятся нельзя. Называя Филиппа варваром, Демосфен прекрасно знал, что македоняне пришли с севера и они этнически родственны скифам, которых греки тоже называли варварами.
В результате ряда удачных действий Филиппу удалось принудить греков к заключению Филократова мира, однако он не дал Филиппу свободы действий, так как его попытка овладеть городом Перинф у Геллеспонта в 340 году до с.л. привела греков к объединению и сокрушительному поражению македонского флота. После этой неудачи Филипп понял, что он может победить только на суше. Но на суше без конницы победить было тоже трудно. Филипп неоднократно предлагал скифам передать ему или продать племенных жеребцов для разведения лошадей.
Но скифы, попавшие под влияние греков, отказали Филиппу в продаже жеребцов. Филипп понимал, что война не даст ему лошадей, так как скифы уведут их в степи. Тогда он пошёл на хитрость, предложив Великому Князю Русколани Атею организовать игры с включением в них укрошение необъезженных жеребцои. Атей не обнаружил подвоха и согласился организовать соревнования. Это произошло в 339 году до с.л. На место соревнований Атей привёл свой род. Вместе с женщинами и детьми более 20 тысяч человек и несколько тысяч лошадей. Филипп привёл с собой часть людей, имевших лёгкое вооружение. Остальное войско было разделено на две группы, которые окружили место соревнований. Воины Атея пытались оказать сопротивление, но были перебиты македонянами. Девяностолетний Великий Князь Атей тоже был убит в этой схватке. Войско Филиппа захватило почти 20 тысяч пленников и несколько тысяч лошадей, в том числе 2 тысячи племенных жеребцов. Этот случай окончательно испортил отношения между македонянами и скифами, между Македонией, правопреемницей Борусии, и Русколанью. Этот раскол позднее трагически отзовётся на судьбе обоих славяно-арийских народов.
Захват большого количества лошадей позволил Филиппу создать конницу и уже в следующем 338 году до с.л. разгромить объединённые войска греков в Херонейском сражении, где проявил себя с лучшей стороны его сын Александр, командовавший конницей. После этой победы Филипп с каждым греческим полисом заключал оборонительно-наступательный союз, а затем в Коринфе собрал синедрион, на котором, кроме Спарты, были представлены все греческие полисы. На этом совещании были провозглашены: прекращение войны в Греции, установление всеобщего мира, создана греко-македонская конфедерация. Главой Конфедерации стал царь Македонии. По существу, под эгидой Македонии была восстановлена распавшаяся Борусия. Кроме этого, было принято решение о начале войны с Персией.
Однако в Греции многих такой оборот событий не устраивал. Сторонники Демосфена в массовом порядке мигрировали в Малую Азию и Причерноморье, возбуждая у персов и скифов враждебность против македонян. Нет ничего удивительно в том, что греческие города Малой Азии, в своём большинстве, выступили против Александра Македонского и вредили ему как могли в течение всей войны. В Малой Азии они были разбиты и частью бежали в Причерноморье, в частности, в Крым, где и нашли себе пристанище, опору и помощь со стороны скифов, необдуманно оказавших грекам эту помощь.

Готовясь к войне с Персией, Александр Македонский постарался укрепить тылы. В 335 году до с.л. он предпринял поход на север и подчинил себе славян-ариен (гетов), живших за Дунаем, а также подавил восстание иллирийских племён и фиванцев. После этого Александр был возведён в ранг Верховного Предводителя вооружённых сил греко-македонской конфедерации. Для ведения войны с Персией Александром был создан греко-македонский союз. В нём Македония доминировала над всеми остальными полисами Греции. В этот союз вошли не все греческие полисы. Города-полисы Апеннин и Малой Азии в этот союз не вошли, тем более, что многие относились к Македонии враждебно.
Весной 334 года до с.л. греко-македонская армия переправилась через Геллеспонт. В армии Александра насчитывалось около 30 тысяч человек пехоты и 5 тысяч конницы. В Македонии Александром был оставлен Антипатр – полководец старшего поколения с 14 тысячами войска, а во Фракии Зопирион для подготовки новой армии, на случай отражения удара бежавших в Причерноморье греков и скифов. В мае 334 года до с.л. на реке Граник состоялось первое сражение с противником. Решающую роль в нём сыграла македонская конница. Ожесточённое сопротивление войскам Александра оказывали греческие наёмники, опиравшиеся на помощь греков Причерноморья. Особенно упорно сопротивлялись города-полисы Галикарнас и Милет. Именно поэтому греческие города-полисы Малой Азии не были включены и Коринфскую конфедерацию даже после их подчинения Александру.
Упорное сопротивление греков Малой Азии, помощь им греков Причерноморья и опасения Александра, что они могут подбить скифов на осуществление похода в Малую Азию через Кавказ, заставили его отдать приказ Зопириону, своему наместнику во Фракии, начать поход для завоевания Причерноморья. Александр вряд ли рассчитывал, что Зопириону удастся разгромить скифов в Причерноморье. Но он был уверен в том, что тому удастся оттянуть на себя основные силы скифов и обеспечить Александру время для сокрушения организованного сопротивления греческих наёмников и Дария III в Персии.
Собрав 30 тысяч войска, в основном, из фракийцев, Зопирион в 332 году до с.л. без особого труда овладел рядом городов Русколани и в 331 году до с.л. осадил «наиболее средний пункт во всей приморской Скифии» город Ольвию. Осада Ольвии продолжалась почти полтора года. Скифы-русичи и греки вынуждены были сосредоточить сюда все силы, которые смогли собрать, тем самым развязали руки Александру в Малой Азии, но заставили Зопириона отступить. При отступлении македоно-фракийскос войско, преследуемое скифами, погибло. Погиб и Зопирион. Но, несмотря на свою гибель, Зопирион выполнил главную задачу. Он сковал опасного противника в самый ответственный момент похода Александра Македонского, когда против него ещё осуществлялось организованное сопротивление греческих наёмников и войск Дария III.

Трагический опыт Зопириона особенно важен для организации боевых действии. Этот опыт хорошо показывает, как важно каждому частному начальнику знать и понимать роль своей части в решении главной задачи и сознательно обрекать себя и своих подчинённых на гибель, обеспечивая общую победу. Если учесть, что в это время скифов победить было невозможно, то Зопирион достоин высшего отличия за мужество и волю в выполнении поставленной задачи. А так как подобные поступки являются наиболее трудными при ведении боевых действий, то на этом примере должен воспитываться весь без исключения личный состав вооружённых сил.
Действия Зопириона и Антипатра, разгромившего спартанское войско царя Агиса и войска его союзников у Мегалополя в 331 году до с.л., обеспечили тылы Александру и дали ему возможность победоносно закончить войну. Эта война показала превосходство не только тактики, но и стратегии Александра Македонского. Персидская империя так и не смогла восстановить свои силы после резни, устроенной иудеями. Многие народы империи, желая окончательно освободиться из-под власти ослабевших персов, встречали Александра как освободителя.
Академическая историческая наука доказывает, что только народы Средней Азии оказали упорное сопротивление Александру. Это не соответствует действительности. Попытка Спитамена поднять против Александра население Средней Азии окончилась неудачей. Дело в том, что Спитамен был приверженцем зороастризма и Персидской империи. Но и то, и другое отвергалось значительной частью населения Средней Азии. К тому же Средняя Азия была спорной территорией между Рассенией и Персидской империей. А некоторые народы Средней Азии, в частности, согды, явно тяготели к Рассении. После разгрома войска сатрапа Персидской империи Бесса и дружины Сатрака в Средней Азии активное сопротивление А. Македонскому оказывал только Спитамен, которому даже удалось уничтожить отряд Менедема (2 тысячи человек пехоты и 300 всадников). Однако его войско не могло воспрепятствовать переправе армии А.Македонского через реку Яксарт (Сыр-Дарью), которая тогда впадала в Каспийское море. А.Македонский скрыл это поражение и приказал готовить переправу. За трос суток македоняне связали 12 тысяч плотов для переправы конницы и фаланги. Лёгкая пехота должна была переправляться на мехах.

Чтобы пресечь переправу А.Македонского через Яксарт (Сыр-Дарью), князь массагетовКартасий выдвинул к реке войско, возглавляемое его братом Картасисом. Картасис, видя приготовления македонян, направил к Александру посольство из 20 человек. Старший из них возглавлял посольство. Это посольство должно было усовестить, устрашить Александра, а также предложить ему союз. Содержание речи главы посольства не оставляет в этом сомнений.
Александр вежливо выслушал посла, но поступил как посчитал нужным. Историк древности Руф сообщает в этой связи следующее: «Царь ответил, что он воспользуется своим счастьем, и их советами, последует велению судьбы, которой доверяет, и их совету – не поступать безрассудно и дерзко». После этого послы были отпущены. Кстати, переговоры велись без переводчиков. Это говорит о том, что языковое родство македонян и массагетов тогда ещё было настолько близким, что они без труда понимали друг друга.
Затем Александр переправил свои войска на северный берег Яксарта (Сыр-Дарьи), нанёс поражение войску Картасиса и продвинулся на 80 стадиев (до 20 километров). Скифы-русичи потеряли несколько тысяч человек убитыми и ранеными. А.Македонский потерял убитыми 60 всадников, 100 пехотинцев и около тысячи бойцов было ранено. Это сражение произошло в 329 году до с.л. Здесь явно сказалось превосходство регулярной армии А.Македонского над ополчением славян-ариев (массагетов), состоящим из разновеликих и разнобоеспососбных родовых дружин. Однако дальше в степи и леса Рассении А.Македонский благоразумно не отошёл, а вновь вступил в переговоры с послами славян-ариев. Вскоре был заключён мир. Нам здесь нужно иметь в виду, что современники А.Македонского не находили различий между Рассенией и Русколанью. Обе эти страны ими объединялись в единую Великую Скифию.
Поэтому, как только Александр Македонский, не желая обострения отношений, начал переговоры о мире и союзе, массагеты отловили Спитамена и предали его смерти. Собственно, по-другому и быть не могло, так как мировоззрение Аристотеля и Александра Македонского почти не отличалось от мировоззрения жрецов Рассении. Заключение мира и союза с Рассенией позволило Александру привлечь дополнительные силы для осуществления похода в Индию. В этом походе его армия насчитывала около 135 тысяч человек, две трети которой составляли славяне-арии (массагеты, саки и согды). На подготовку армии как раз и ушли 328 и 327 годы до с.л. Но это же заключение мира А. Македонского с Рассенией обострило её отношения с Русколанью, которая не пошла на союз с ним.

Это поражение имело также то последствие, что жрецы Рассени сделали правильные выводы в вопросе организации своего войска. Войско, состоящее из родовых дружин разной численности и боеспособности, было заменено на постоянное, упорядоченное (ордынское) войско. Орда, по-немецки орднунг, означает порядок. Постоянное ордынское войско отныне имело едииную организацию. Оно теперь делилось на старшее войско и полевое войско. Старшее войско состояло из родовых дружин и занималось подготовкой молодого пополнения. Полевое войско делилось на тьмы, тысячи, сотни, десятки и находилось в постоянной готовности к походу, так как войны теперь велись почти беспрерывно в связи с образованием на южных границах Рассении имперских государств. Эта реформа позволила упорядочить и улучшить обучение войска и резко повысить его боеспособность. Данная реорганизация войска Рассении завершилась на рубеже 320 года до с.л.
С образованием постоянного ордынского войска пришлось увеличить и изменить налогообложение. Теперь все роды и народы должны были выделять десятину своего дохода на содержание постоянного ордынского войска. На долю князей, глав родов и старейшин теперь приходился меньший процент дохода, что, естественно, стало вызывать недовольство удельных князей и глав родов, желавших единолично распоряжаться отчисленными доходами. Такое изменение налогообложения получило название «ИГО», что означает дополнительное налогообложение. Это дополнительное налогообложение – «ИГО» – подталкивало князей к отделению и установлению независимого, самодержавного правления. Поэтому постоянному ордынскому войску, призванному защищать Славянскую Державу, почти сразу пришлось решительно пресекать эгоистические устремления удельных князей и их сторонников.
Вывод из войн и побед Александра Македонского состоит в том, что, в конечном счёте, только степень сопротивления народа той или иной страны определяет ход и исход всякой войны. Особенно показательны в этой связи примеры Пирра и Ганнибала. Пирр – царь греческого полиса Эпира в 280-275 годах до с.л. вёл войну с Римом. Одержал ряд не менее громких побед над римлянами, чем Александр Македонский над персами, но, в конечном счёте, вынужден был отступить. Такая же участь постигла Ганнибала в 218-201 годах до с.л. Распад Персидской империи поэтому следует объяснять не только и не столько полководческим гением Александра Македонского, сколько внутренней слабостью этой империи.
Историки академической науки утверждают, что после смерти А.Македонского созданная им империя распалась. Это верно. Быстрый распад государства, созданного Македонским, был обусловлен нерешённостью ряда вопросов, имеющих в этом случае первостепенное значение. В первую очередь должны быть решены вопросы престолонаследия, административно-территориального деления и наместничества. Ничего этого А.Македонский сделать не успел. Поэтому «товарищи царя», безусловно, считавшие себя равными друг другу, после смерти Македонского разобрали между собой страны, которые совместно завоёвывали, и стали там самостоятельными царями. Будучи ценными вождями, они уже не могли вернуться к родовой (народной) демократии. Поэтому самодержавно-имперский дух организации власти был для них единственно возможным. Не случайно, что между некоторыми из лих возникли враждебные отношения и даже войны.

Действиями Филиппа Македонского и его сына Александра под эгидой Македонии, на короткое время вновь была возрождена Борусия, но уже на имперской основе. Правда, это была короткая яркая вспышка, во время которой Великая Македония некоторое время диктовала свои условия миру. Однако она не смогла объединить славяно-арийский мир, так как на самодержавно-имперской основе его объединить было невозможно, что иполне выявилось на отношениях Македонии и Русколани. Таким образом, мы видим, что имперская организация власти проникает в среду славяно-арийского мира, что обостряет отношения внутри его и несёт с собой зачатки гибельных последствий. На этом примере мы ещё раз убеждаемся, что война является катализатором создания имперского государства, а также углубления кризиса славяно-арийскою начала.
Этот процесс в дальнейшем стал необратимым и продолжил набирать обороты. Прошло всего около тысячи лет, за которые имперские очаги превратились в мощные империи и охватили Китай, Индию, Иран, Ближний Восток, Малую Азию, Балканы и Средиземноморье. Славяно-арийский мир, хотя и удерживал к началу 1-го тысячелетия с.л. значительную часть Европы, Русскую равнину, Урал, Сибирь, Синнзянь, Монголию и Дальний Восток, однако его возможности уже были серьёзно подорваны, так что противостоять новым вызовам времени он мог только с большим трудом.
 

Stirik

Воин бога
Награды
6
Русколанъ, Македония, Боспорское Царство, Парфия и Сарматы
Слабейшим звеном всего славяно-арийского мира в это время оказалась Русколань. Завязав тесные экономические отношения с греками в период войн с Персидской империей, Русколань оказалась заложницей этих отношений, которые она не смогла перестроить в изменившейся обстановке и оказалась во враждебном лагере. В этот период греки вновь получили свои колонии и фактории. Приток греков на север резко возрос, когда начались греко-македонские и македоно-персидские войны.
Малоазийские греки, как только началась война между Македонией и Персией, буквально хлынули в Причерноморье. Это как раз и послужило причиной создания Боспорского греческого царства, возникшего во второй половине IV века до с.л. В это время Боспорское царство охватывало восточную часть Керченского полуострова до Феодосии включительно, Таманский полуостров с прилегающей к нему береговой полосой, нижнее течение Кубани и некоторых её притоков. В устье Дона ему принадлежал Танаис. Наиболее крупными городами-полисами Боспорского царства были Пантикапей, Фанагория, Феодосия, Нимфей, Ти-ршпака, Мирмикей, Термопасса. Так образовалось паразитическое рабовладельческое государство, главной целью которого была торговля рабами.

После походов А.Македонского и распада Великой Македонии связи Боспорского царства и Греции значительно упрочились, возросла и потребность в рабах. Отныне и на долгие годы между Боспорским царством и Русколанью начинаются войны. Уже в конце IV века до с.л. Боспорское царство начало войны по захвату остальной части Таврии (Крыма) и всего остального Причерноморья. Дело в том, что греки умело использовали потенциальных противников Русколани Македонию и кочевых семитов-сарматов. Воспользовавшись тем, что царь Македонии и Фракии Лисимах совершил поход против Русколапи, боспорские греки развернули наступление в Причерноморье и продвинулись до Ольвии. Однако славяне-арии (скифы), отбив Лисимаха, заставили отступить и греков, поэтому им удалось завоевать только часть Крыма, в том числе Херсонес.
Однако Боспорское царство не могло опираться на Македонию. Здесь вполне возможно, могло возобладать этническое родство. В этой связи важно было найти такого союзника, который бы и в этническом плане был чуждым скифам. Здесь как раз и пригодился греко-ахейский опыт натравливания Ассирии на Русколань, тем более, что появился такой народ. В середине III века до с.л., перед тем как на востоке славяне-арии (хунны) поднялись против Китая, а римляне приступили к созданию империи, в Иране образовались две народности, сыгравшие большую роль в истории Ирана и Русколапи. Эти народы были представлены парфянами и сарматами. Парфяне образовались от смешения остатков персов и славяно-арийских воинов Рассении, которые двинулись с А.Македонским в Индию, а затем остались в Персии. Именно в середине III века, в 251 году до с.л., под предводительством сака Аршака в Персии осуществляется переворот и создаётся Парфянское княжество. Против этого царства выступили Селевкиды, которые могли опереться только на местные семитские народы. Селевк, используя семитов-сарматов, создал тяжёлую конницу и нанёс поражение восставшим.
Аршак вынужден был бежать в Среднюю Азию и просить помощи у жрецов Рассении. Аршаку была выделена тьма (10000 человек) постоянного ордынского войска, с которым он вернулся в Иран. К нему сразу же присоединились многочисленные сторонники. Начались сражения с тяжёлой конницей селевкидов. Конница постоянного ордынского войска качественно отличалась от тяжёлой конницы селевкидов. Она состояла из двух компонентов. Первый компонент, 2/3 всего состава конницы, составляли конники-лучники, которые предназначались для осуществления многочисленных налётов на войско противника, для его ослабления, стрельбой из луков и расстройства его боевых порядков. Второй компонент, 1/3 всего состава конницы, составляла тяжёлая ударная конница, вооружённая коггьями, мечами и пластинчатыми доспехами. Она предназначалась для прорыва расстроенных и ослабленных боевых порядков войска противника. Тяжёлая ударная конница действовала клиньями, каждый из которых состоял не менее, чем тысячи человек.
В результате, более качественно организованное и обученное постоянное войско парфян сокрушило тяжёлую конницу селевкидон, а сарматов вытеснило из Ирана в Русколань. Таким образом, Парфянское княжество, по существу, было составной частью Рассении, так как его войско, в основном, набиралось из славян Рассении и славяно-арийского народа абар, который был важнейшей частью парфянского народа. Это пояснение нам необходимо для того, чтобы правильно разобраться н вопросе существования трёх «Индий» – царства пресвитера Иоанна, молва о котором имела упорное хождение в Европе в ХII-ХIV веках. Одной из таких «Индий» как раз и было Парфянское княжество (царство), включавшее современный Афганистан и Иран до Двуречья включительно.
Уход сарматов на север, в пределы Русколани, значительно помог грекам Боспора. Русколань, зажатая Македонией, Боспорским царством и сарматами с трёх сторон, оказалась почти в полной изоляции. Это не могло не иметь катастрофических последствий. Сарматы, натравливаемые греками Боспора, обрушились на западных скифов. Теперь им с юго-запада угрожали македоняне, с юга греки Боспора, с юго-востока – сарматы. Скифы мужественно сопротивлялись, отвечая ударом на удар. Им даже удалось во II веке до с.л. создать в Крыму (Таврии) Скифское царство, которое при Скилуре овладело Ольвией и, используя восстание рабов Боспора под предводительством Савмака, захватить на короткое время Херсонес. Но сил явно не хватало, и скифам под ударами многочисленных противников пришлось отходить. Особенно мощный нажим на западных скифов осуществляли сарматы.
Этнически чуждые, охваченные ненавистью за проигранные парфянам сражения, они стремились захватить как можно больше пленников для продажи в рабство, поэтому вели войну со всей беспощадностью до полного уничтожения скифов. Война была столь беспощадной, что западные скифы спаслись только в Крыму (Таврии) и на окраинах страны: в буковых и грабовых лесах Поднепровья, где они слились с неврами и дали толчок этногенезу прикарпатских славян (антов); частью ушли во Фракию и дали толчок этногенезу даков; частью спаслись в Крыму, а затем слились с сарматами; частью спаслись в прибрежных лесах Терека и Судака, где они дали толчок этногенезу хазар; частью спаслись на Оке, положив начало вятичам; а частью оказались на Южном Урале уже под именем са-биров, вошедших в состав Восточной Скифии (Рассенин).
В Западной Скифии (Русколани) началась новая эпоха. Сменился и облик её обитателей. На смену светловолосым скифам пришли черноволосые кочевники семиты — сарматы. Поражение Русколани гибельно отразилось на судьбе македонян, фракийцев и даков. С юга против них выступили греки в союзе с римлянами, с запада – римляне, а с востока – сарматы. В ходе войн Рима с Македонией в 215 149 годах до с.л. македоняне потерпели поражение. Рим завоевал Македонию, а затем Фракию. Дольше всех сопротивлялись даки, но и Дакия была завоёвана императором Траяном в 106 году до с.л., который построил на земле даков памятник «Тропеум-Траяна» и оборонительные сооружения «Траяноаы валы» на берегу Дуная. Эти валы создавались Траяном по образцу Змиевых валов антов, но уже против сарматов. Это поражение Македонии привело славян (македонян, фракийцев и даков) вначале к полной культурной зависимости от греков, а затем и к ассимиляции их греками.

В истории вражды скифов и македонян, Русколани и Македонии (Борусии) можно было бы поставить точку, если бы эта вражда и влияние на неё греков не имели своего продолжения в более позднее время в длительной борьбе Московской и Литовской Руси. Эта борьба продолжалась следующим образом. По Е.И. Классену «часть македонцев, около 320 года до Р.Х., переселилась к Балтийскому морю и основали свои новые жилища под названием Бодричей, сохранивших до самого падения своего герб Александра Македонского, изображающий Буцефала и грифа. А вскоре после того одна часть их снова переселилась на Ильмень и Ловатъ».
Но это не одно свидетельство данного переселения. Когда разгорелась борьба между Московской и Литовской Русью, то Москва доказывала древнюю подвластность Литвы Рюриковичам, а поляки утверждали: «и до Гедимина известны литовцы-князья, с Гедимина они стали зваться великими. Что ж касается происхождения племени этих князей, то, конечно, оно повелось от затерянного авангарда войск Александра Македонского. Те войска, на Кавказе, услышав о смерти вождя, сели в лодки-триеры, поплыли домой по Каспийскому морю, приняв его за Средиземное. И, конечно, приплыли в незнаемые степи; пройдя через них, заблудились в лесу, одичали и стали Литвой».
Два интереснейших свидетельства полулегендарных и полумифических. Но легендарными и мифическими они кажутся только на первый взгляд. В этих свидетельствах есть доля реального и доля мифического. Поляки, обратив внимание на появление македонян в Литве, на Ильмене и Ловати под именем бодричи, на основании сказаний и иных источников, конечно же, не могли дать правильного объяснения этому феномену. Они констатировали лишь факт реально свершившегося в далёком прошлом события, приукрасив его перепитиями политической борьбы.
Теперь мы можем, опираясь на нашу концептуальную точку прения, реконструировать все то, что нашли у Е.И. Классена и поляков. У македонян, шедших с А.Македонским, в сказаниях, мифах, в этнической памяти, наконец, оставались воспоминания о своей древней родине на Урале, которую оставили их предки в незапамятные времена, а может быть, и какие-то письменные свидетельства. Кроме того, любого человека чисто биологически всегда тянет на свою Родину.

Сказания, мифы, другие свидетельства, этническая память и биологическая ориентация – всё вместе сыграло решающую роль в этом феномене, когда часть македонян приняла решение вернуться на свою древнюю Родину.
Около 320 года до с.л. они сели на суда и поплыли по Каспию на север, пытаясь осуществить свой замысел. Но то ли нашли Южный Урал в запустении, то ли по каким-либо иным веским причинам вынуждены были подняться вверх по Волге и затем перейти в Западную Двину, а по ней в Венедское море, которое и привело их в Померанию, где они встретили этнически родственных венедов.
Естественно, македоняне (будущие бодричи и литовцы) были приняты без вражды в среде славяно-арийских народов, потому что такие выселки славян-ариев, как это мы видели выше, не были единичным явлением. Тем более, македоняне, будучи прекрасными воинами, сразу же вступили в воину с кельтами и вместе с венедами остановили их продвижение.
Об истинности перехода говорят также имена македонян и литовцев. У македонян Филиппос, Алексапдрос и т.д. У литовцев Гедиминас, Бразаукас и т.д. У скифов Аварис, Анахарсис и т.д. Такое созвучие имён чётко указывает на этническое родство этих народов и их славяно-арийское прошлое. Прошлое литовцев (македонян-бодричей) красноречиво показывает, насколько сложны были передвижения, взаимоотношения и родство многих народов в далёком прошлом, которые из-за трудности анализа ускользнули от академической исторической науки. Однако вернёмся к концу 1-го тысячелетия до с.л.
 

Stirik

Воин бога
Награды
6
Венедия, Словения, Рим, Сарматы, Кельты и Готы
Гибель Русколани привела к разрыву славяно-арийского сообщества на две части: восточную и западную, и утрате связи между ними почти на 500 лет. Кроме этого, значительно усложнилось положение западной части славяно-арийского мира. Возможности западной части славяно-арийского сообщества теперь ограничивались Венедией и Словенией. Словения была связана борьбой с сарматами, продвигавшимися с юга. Венедия отбивала натиск кельтов на западе и вынуждена была включиться в борьбу против сарматов на юго-востоке.
В этих условиях Венедии и Словении пришлось рассчитывать, в основном, на свои собственные силы и природно-климатичсские условия страны. Словения в этом плане была неплохо защищена. Между реками Дон и Ока простиралась лесостепь, которая уже значительно затрудняла действия сарматской конницы. На рубеже рек Оки и Угры эти леса для неё становились практически непроходимыми. Опираясь на леса и реки, словене создали укреплённую окско-угрийскую оборонительную линию, благодаря которой стали успешно отбивать наскоки семитов-сарматов. Основу этой оборонительной линии составляли крепости. На месте этих крепостей позднее были построены города Козельск, Рязань и другие. Крепость, созданная на месте будущего Козельска, явилась главной в системе всей оборонительной линии. Именно эта крепость стала эпицентром образования славяно-арийского парода – вятичей.
Борьба на окско-угринской оборонительной линии продолжалась несколько сотен лет, пока сарматы не были разбиты и изгнаны со славянских земель. Не случайно в более позднее время Московская Русь также отбивалась от налётов крымских тюрок на окско-угринской оборонительной линии. Бывали, конечно, случаи, когда сарматы прорывались через окско-угринской оборонительную линию и захватывали некоторые объекты. По это были единичные случаи, не имевшие серьёзных последствий, так как с подходом резервных славянских дружин такие прорывы ликвидировались.
Во II веке до с.л. Русколань и Македония терпели от своих противников одно поражение за другим. Против Русколани наступали семиты-сарматы и греки Боспора. Против Македонии Греция и усиливавшийся Рим. Первой пала Македония. В это время Венедия отражала натиск кельтов на западе. Здесь долгое время борьба шла с переменным успехом. Но как только семиты-сарматы и греки Боспора в конце II века до с.л овладели нижним течением Днепра и оттеснили скифов на северо-запад от Русского (Чёрного) моря, стало ясно, что они на этом не остановятся. Не имея возможности эффективно противостоять семитам-сарматам и грекам в степи, славяноарийские народы росомоны и анты начали строить укреплённую оборонительную линию в Прикарпатье и северо-западе современной Украины. Позднее эта укреплённая линия получила название Змиевых валов.

Впервые обратил внимание на эти огромные земляные валы на Украине историк-археолог А.С.Бугай. Общая протяжённость валов около 1000 километров. Длина валов различна; от одного до 120 километров. Для примера, вал вдоль шоссе Киев-Житомир тянется на 120 километров. Каждый из валов представляет собой сооружение высотой 10-12 метров, ширина у основания не менее 20 метров. Строились валы фронтом на юг и юго-восток. Для прочности в валы закладывались деревянные конструкции, а чтобы они не гнили, их обжигали. Перед валами когда-то были рвы, откуда и выбиралась земля для насыпи валов. Эти валы были так искусно состыкованы с естественными препятствиями и завалами в лесах, что обойти их было почти невозможно. Подобные грандиозные сооружения можно было построить только при соответствующей государственной организации и наличии большого числа людей. Радиоуглеродный анализ показал, что основная часть валов была построена со II века до с.л. по II век с.л.
Опираясь на Змиевы валы, славяне-арии (росомоны, анты и венеды) остановили продвижение семитов-сарматов и греков Боспора в северо-западном направлении. Змиевы валы оказались хорошей преградой для тяжёлой конницы семитов-сарматов. Однако держать постоянно ополчение на валах не представлялось возможным, поэтому на каждом валу содержалась застава из нескольких десятков отборных воинов той или другой родовой дружины. Эти заставы играли большую роль в удержании валов. Именно они должны были удерживать валы от неприятеля до подхода подкрепления. Многие из этих застав сражались героически и часто успешно противостояли многочисленному противнику. Таким образом, взаимопомощь славяно-арийских народов позволила построить непреодолимую оборонительную систему и сдержать напор сарматов и греков Боспора. Сложилось некоторое равновесие сил. Сарматы и греки не могли преодолеть Змиевых валов, а славяне не имели войска, соответственно вооружённого и обученного, чтобы разгромить захватчиков в степи.
Что же могли выставить славяне-арии против тяжёлой сарматской конницы и греческой фаланги? Оторванные от Уральского металлургического центра славяне-арии могли выставить смешанное конно-пешее войско, качество которого было сравнительно невысоким. Конница имела крестьянских лошадей и воинов, вооружённых, в основном, оружием рукопашного боя. Тяжёлые луки и пластинчатые доспехи были редкостью. Такая конница не могла эффективно противостоять сарматской. Пешие воины славян также были вооружены разнообразным оружием ближнего боя, но не имели тяжёлых щитов и длинных копий, которые находились на вооружении греческой пехоты. Славяне не имели также той выучки, которой обладали греки. Пехота славян могла более или менее успешно вести бой, используя укрепления Змиевых валов и засек в лесах, а конница – производить внезапные налёты на противника, опираясь па систему укреплений и застав. Заставы, таким образом, становились центрами организованного сопротивления. Не случайно, благодаря успешным действиям своих гарнизонов многие из них получили в памяти народной почётное назвашсе богатырских.
В таком равновесии сил между славянами с одной стороны и греками с сарматами с другой стороны закончилось 1-е тысячелетие до с.л. и началось 1-е тысячелетие с.л. Разумеется, греки, занятые совместно с сарматами походами за рабами, не были заинтересованы в том, чтобы объективно показывать эту войну. Поэтому они показывают славян или варварами и грабителями, или не говорят о них ничего вообще. Отсюда понятно, что академической исторической науке, представительнице и продолжательнице греко-римской традиции, почти ничего не известно о славянах вплоть до христианизации Руси.

Состояние бесконечной войны плохо сказывалось в первую очередь на славянах, так как уход мужчин на войну вёл к упадку земледельческого хозяйства. Сарматы, занимавшиеся кочевым скотоводством, издержки войны ощущали значительно меньше. Славянам нужна была помощь, чтобы заставить сарматов отказаться от завоеваний. И эту помощь на первых порах оказали готы. Встаёт вопрос, откуда взялись готы? Ранее мы говорили, что венеды продолжительное время вели войны с семитами-кельтами. К концу 1-го тысячелетия до с.л. кельты разделились на два народа: галлов и готов. Галлы занимали современную Францию и воевали против римлян, а готы – современную Западную Германию и воевали против венедов. В конце 1-го тысячелетия до с.л. и начале 1-го тысячелетия с.л. Рим успешно вёл войны не только против Македонии, но и против галлов.
К концу I века с.л. значительные территории, ранее занимаемые кельтами, были завоёваны Римом. Галлы были вынуждены покориться, а более воинственные готы заключили с венедами мир и, по приглашению князей Словении, двинулись на восток против сарматов. Значительная их часть села на суда и по Венедскому морю доплыла до Словении. Затем по рекам Днепру и Волге совместно со славянскими дружинами готы двинулись на юг против сарматов. При заключении союза готы выторговали себе старшинство в войске. «Велесова книга» также показывает готов вначале, как союзников, а позже, как предателей, с которыми пришлось воевать.
В 155 году с.л. объединённое войско славян и готов во главе с королём готов Филимером овладело Нижним Днепром. Воспользовавшись гражданской войной, вспыхнувшей в сарматском союзе, где аланы решили установить своё старшинство, готы и славяне вскоре одержали победу, в результате которой сарматы подчинились победителям на территории до Дона включительно. Поражение сарматов было обусловлено также тем, что в это время греки Боспора вели войны с Римом и не могли оказать помощь сарматам. Рим овладел Таврией (Крымом). Аланы установили господство на Северном Кавказе. Но вскоре ситуация для славян изменилась в корне. Два семитских народа – готы и сарматы – объединились. Через некоторое время сарматы называют себя готским народом герулы. А так как готы помогли аланам стать независимыми, то сложился мощный алано-готский союз.
Разумеется, славяне были возмущены таким предательством и восстали. Но силы были слишком неравны. Восставшие росомоны, анты, руги и восточные венеды были разбиты готами. Города их были стёрты с лица земли. Многие князья, главы родов и волхвы были перебиты, а остальные закабалены. Это было страшное побоище, в огне которого погибли многие памятники славяно-арийской культуры. Так же готы расправились с другими народами, в частности, с эстиями. Погрому подверглась и Словения. Разумеется, западные историки, сочинившие историю готов, не были заинтересованы в показе их истинного лица, как предателей, закабаливших доверившихся союзников.
Им было выгодно всё это скрыть, так как уже тогда наметилась экспансия Европы на восток. Им нужно было доказать, что никаких славянских государств в Европе не было и быть не могло. Эта фальсификация даже коснулась этнической принадлежности ругов, которых немецкие хронисты X века с.л. называют выходцами с «острова Скандзы». Они же именуют киевскую Ольгу царицей ругов. Следовательно, в их глазах славяне были всего лишь ветвью племени ругов. Здесь мы видим лишь начало фальсификации истории славян. Этому как раз и способствовало нашествие звероподобных готов, уничтоживших многие очаги славяно-арийской культуры. Такая интерпретация позволила оправдать чудовищные злодеяния готов и показать якобы изначальную подчинённость славян германцам.
 

Stirik

Воин бога
Награды
6
В.М. Дёмин. От Ариев к Русичам
Рассения, Китай, Парфянское княжество (Царство) и Хунны
В то время, когда на Русской равнине разыгрывались трагические события, связанные с гибелью Русколани, Рассения оказалась вновь втянутой в войну с Китаем. После того, как славяне-арии (чжоусцы) были вытеснены из Китая на северо-запад, страна была объединена усилиями императора Цинь-Шихуанди. После его смерти в 210 году до с.л. к власти в Китае пришла династия Хань, которая начала проводить активную завоевательную политику. Великому Князю (шаньюю) славян-ариев (хуннов) Мадаю II (Модэ по китайской терминологии) был предъявлен ультиматум, согласно которому Мадай II должен был признать верховенство императора Китая и стать его вассалом.
Разумеется, Мадай II отказался от такой «чести». Началась война, в ходе которой Китай был вновь завоёван славянами-ариями. Мне нет необходимости подробно описывать войны хуннов с Китаем, так как их хорошо описали другие авторы, в частности, Л.Н.Гумилёв. Здесь для нас важно не то, как успешно вели войны славяне-арии (хунны) с китайцами, сколько то, почему они побеждали и господствовали в Китае почти 200 лет, а также какие сложились у них отношения с чжоусцами, ушедшими из Китая на северо-запад.

Успех завоевания славянами-ариями (хуннами) Китая обуславливается тем, что уже существовало постоянное ордынское войско Рассении. И хотя его численность составляла всего около 40 тысяч человек, тем не менее, его боеспособность была исключительной. В этой связи достаточно было выделить одну тьму (10000 человек), как она прочно цементировала войско союзников. Это мы как раз впервые увидели на примере образования Парфянского княжества (царства). Как только славяне арии (хунны) ввязались в войлу с Китаем, они попросили помощи. Правители Рассении выделили им одну тьму (10000 человек) постоянного ордынского войска, которая стала костяком войска хуннов.
Остальная часть, от 20 до 40 тысяч человек, набиралась из славян-ариев (хуннов). Но при этом организация и боевая подготовка войск осуществлялась по образцу постоянного ордынского войска Рассении. Благодаря этому славянам-ариям (хуннам) удалось создать собственное государство на территории современной Монголии и Синьцзяня, а также завоевать Китай. Хуннское княжество (царство), наряду с Рассснией и Парфянским княжеством (царством), в конце 1-го тысячелетия до с.л., образовали так называемое царство «пресвитера Иоанна» или царство «трёх Индий», о котором ходило немало слухов в Европе ещё в ХII-ХIV веках с.л.
Что касается чжоусцев, то они в очередном завоевании Китая участвовать не захотели. Более того, они проявили враждебность по отношению к славянам-ариям (хуннам). Это и не удивительно, так как за тысячелетнее пребывание в Китае этот народ не только утратил традиции своих предков славян-ариев, но и изменился антропологически. Это были уже, в основном, черноволосые люди, которые теперь враждебно относились к славянам-ариям. В разразившейся войне славяне-арии (хунны) разгромили чжоусцев и вытеснили их из нынешнего Синьцзяня в Прибалхашье.
Здесь чжоусцы столкнулись с восточными скифами, дружбы с которыми по вышеприведённым причинам тоже не получилось. В результате, началась новая война. На первом этапе чжоусцам сопутствовал успех, так как их поддержало Греко-Бактрийское царство, которое до этого длительное время находилось в дружеских отношениях с Рассенией и Парфянским княжеством (царством). Греко-Бактрийское царство возникло после распада державы А. Македонского. Оно образовалось на базе Бактрианы, которую А.Македонекий избрал в качестве своего форпоста в Средней Азии, куда он переселил немало греков, поддержавших его в войне с Персией. В Бактриане в религиозно-мировоззренческом плане господствовал заратуштризм (зороастризм), который послужил базой для объединения греков и бактриан.
В период с 164 по 160 годы до с.л. чжоусцы вытеснили из Семиречья проживавших там скифов. В это время основные силы постоянного ордынского войска Рассении находилось в Парфии и Китае, где шли ожесточённые сражения с сарматами и китайцами. Этим как раз и воспользовались правители Греко-Бактрийского царства, пожелавшие упрочить своё положение в Средней Азии. Однако это им осуществить не удалось. Из Парфии и Китая были возвращены тьмы, которые туда посылались для помощи. Развернулись ожесточённые сражения. И хотя война была тяжёлой, постоянное ордынское войско Рассении с 160 по 140 год до с.л. разгромило чжоусцев и Греко Бактрийское царство. После этого чжоусцы смешались с греками и бактрийцами и образовали народ юэчжи (по Л.Н.Гумилёву), который частью был включён в Рассению, а частью в Парфянское княжество (царство). Позднее юэчжи стали основой для образования многих народов, в том числе таджиков.
Имея столь надёжного союзника, славяне-арии (хунны и парфяне) могли успешно воевать долгие годы со своими противниками. И даже тогда, когда на смену семитам-сарматам пришли войска Рима, парфяне не менее успешно громили их, как и сарматов. Насколько успешными были войны против Рима говорит тот факт, что почти 45 тысячная армия римского полководца Красса в 54 году до с.л. была уничтожена конным войском парфянского полководца Сурены численностью 11 тысяч человек. Оставшиеся в живых были взяты в плен и затем использовались для обороны крепостей и действий против Китая на востоке. Через 18 лет такой случай представился.

В 36 году до с.л. китайцы направили по Таласской долине экспедиционный корпус, с целыо захвата у славян-ариев племенных жеребцов. Но китайцев в районе города Талас встретили легионы пленённых римлян. Римляне, руководствуясь прошлым боевым опытом, сдвинули свои четырёхугольные щиты, выставили свои короткие копья и двинулись на китайцев. Китайцы удивились столь допотопному вооружению, посмеялись и стали расстреливать римскую пехоту из тяжёлых (станочных) арбалетов. Однако лучшее вооружение китайцев не могло быть поддержано такой же по качеству конницей из-за отсутствия у китайцев лошадей нужного количества и качества. Зато такая конница была на стороне их противника. Подошедшая к месту сражения тьма ордынского войска нанесла удар во фланг экспедиционного корпуса китайцев и разгромила его. Этот пример показывает, что войска Рассении и Парфянского княжества (царства), когда это было необходимо, действовали вместе.
Теперь вновь следует вернуться к славянам-ариям (хуннам). Л.Н.Гумилёв доказывает, что в ходе войн с китайцами малочисленные хунны с 202 года до с.л. по 93 год с.л. довольно успешно сдерживали экспансию китайцев на север и севере запад. Только ловкость китайских дипломатов, сумевших поднять против хуннов сяньбийцев и чешысцев (жителей оазиса Турфан – остатки чжоусцев), позволила китайцам в 93 году с.л. нанести хуннам поражение. После этого нынешняя Восточная Монголия была завоёвана сяньбийцами (предками монголов).
А что же произошло с хуннами? Хунны после поражения разделились на четыре части. Одна подчинилась сяньбийцам, другая поддалась китайцам, третья «малосильные» укрепилась п горах Тарба гатая и Саура, четвертая «неукротимые» – двинулась на запад. Третья часть оказалась самой долговечной. Часть из них вернулась в Китай и основала там несколько княжеств, когда в очередной раз Китай распался на ряд государств под ударами тюрок, сохранивших родство с хуннами вплоть до X века с.л.. Последние назывались «тюрки-шато», а их потомки «онгуты» слились с монголами в XIII веке с.л.
Другая часть «малосильных» хуннов смешалась на Алтае со скифами (кыпчаками) и образовала народ куналов (половцев). Название половцы они получили от западных славян ХI-ХII веков с.л. из-за светлых, цвета спелой соломы, волос и голубых глаз. Таких людей среди славян было очень и очень много. Указывая на это, он в тоже время не говорит, что «русичи» или «русские» пошло не от реки или речки, а от антропологического типа «светловолосые» или «русые». Славяне-арии (куманы) как раз и составляли основную часть населения Рассеиии вплоть до XIII века с.л.

Выше мы уже говорили, что гибель Русколани привела к разрыву славяно-арийского сообщества на две части и утрате связи между ними почти на 500 лет. Этот факт как раз и породил устойчивое мнение, что между славянами-ариями (хуннами) и западными славянами нет и не было ничего общего. Обе ветви существовали в разных концах Азии продолжительное время. Несмотря на объединявших их скифов, их этническое развитие приводило ко всё большему удалению друг от друга. Наступивший после гибели западных скифов 500-летний перерыв в общении развёл эти ветви в их этническом развитии ещё дальше, но всё-таки не смог устранить его полностью. Это этническое родство и сыграло решающую роль в последующем возрождении Русколани и восстановлении славяно-арийского единства.
Это сделала четвёртая часть славян-ариев (хуннов), которых Л.Н.Гумилёв называет «неукротимыми». Эта часть в 155-158 годах с.л. совершила переход через степи и в 158 году с.л. достигла Южного Урала. Л.Н.Гумилёв упоминает этот переход, кроме того, причину перехода он видит в том, что «неукротимые» двинулись на запад из любви к своим этническим братьям скифам, которые потерпели жестокое поражение на западе. В этом случае возникает вопрос, а почему же не двинулись на запад другие хунны, разве они любили своих этнических братьев меньше? Видимо, главная причина этого перехода всё же в другом. Эта причина состоит в том, что скифы и хунны – это народы славяно-арийского происхождения, имевшие соответствующую государственную организацию, которая управляла движением своих подданных.
Об этом Л.Н.Гумилёв почти ничего не пишет, лишь упоминает, ссылаясь на китайских географов, о существовании на территории Сибири и Урала Угорского северного государства (Уи-Бейго). Но в те времена угры были отделены от Китая сплошным массивом славян-ариев. Следовательно, китайцы мало что могли знать об уграх. К тому же нужно иметь в виду, что китайцы, также как и греки, часто извращали названия народов и государств. Выше мы видели, что греки Русколань называли Скифией. Поэтому и государство Уи-Бейго следует называть Великим Северным Государством, которое «Славяно-Арийские Веды» называют Рассения. Столица этого государства (Асгард) как раз и находилась в районе современного Омска.
Жрецы, управлявшие этим государством, не только следили за развитием событий в Китае и Персии, но и в Русколани. И когда семиты-сарматы в I веке с.л. уничтожили Русколань и стали угрожать западным границам Рассении, то они вынуждены были принять решение о прекращении войны с Китаем, отводе своих сил на выгодный оборонительный рубеж Ирийских гор (Памиро-Алтай) и переброске части сил на запад для защиты своих западных рубежей. Это было своевременное решение, так как во II веке с.л. аланы, выйдя к нижнему течению Волги, всё чаще и чаще стали нападать на западные земли Рассении. Поэтому Л.Н.Гумилёв не совсем прав, когда утверждает, что хунны ушли из Китая, потому что потерпели поражение. Причём, на запад была двинута половина постоянного ордынского войска, которое Л.Н.Гумилёв называет «неукротимыми». Оно шло, естественно, без семей, что и было подмечено Л.П.Гумилёвым.
Однако на этот раз серьёзно воевать с аланами не пришлось. После первых столкновений с постоянным ордынским войском аланы откатились за Волгу к Северному Кавказу, так как в это время против сарматов уже действовали западные славяне с готами. Кроме того, обострились отношения самих алан с сарматами, что и заставило их сосредоточить свои силы на Северном Кавказе. В последующие 200 лет шёл процесс образования агрессивного алано-готского союза, что и отстрочило начало большой войны.
 

Stirik

Воин бога
Награды
6
В.М. Дёмин. От Ариев к Русичам
Гунны в ордынском войске Рассении
Рассения, алано-готский союз и возрождение Русколани
Сразу же после создания алано-готского союза готы с сарматами начали расширять своё влияние на Дунае и в Крыму, где и столкнулись с Римом. Начались маркоманские войны (166-180 годы с.л.), в ходе которых Рим вынужден был перейти к обороне и потерял Крым. В III веке с.л. войны с Римом продолжались, в результате чего в 217 году с.л. у Рима была отвоевана Дакия. Видимо, если бы дела так пошли дальше, то с Римом было бы покончено намного раньше. Под ударами парфян и готов Рим наверняка бы пал в IV веке с.л., а в Европе и на Русской равнине было бы установлено гер-манское господство, которое не оставляло надежд на будущее ни славянам, ни финнам, ни другим народам. Но здесь на арену истории вышли славяне-арии (гунны), которые составляли теперь основу постоянного ордынского войска Рассении.
Продолжительный мир с Китаем на востоке и дружественные отношения с Парфянским княжеством (царством) позволили Рассении собрать сильное войско на своих западных рубежах. Войско, в основном, состояло из славян-ариев (гуннов), но имелись также вогулы (манси). Ранее мы говорили, что в Рассении угорская подраса занимала подчинённое положение, причём, только в том плане, что она получила в пользование северные земли. Отсюда понятно, что их численный состав не мог быть значительным. Поэтому более чем на 80% войско состояло из гуннов, русоволосых и голубоглазых людей, говоривших на славяно-арийском языке. И, тем не менее, наличие угорских дружин в славяно-арийском войске отмечено даже в «Велссовой книге», в которой рассказывается о костобоких, способствовавших возрождению Русколани.
Учёные академической исторической науки не могут найти языка гуннов. А его и искать не надо, так как он ничем не отличается от языка славян. Гуннский язык не сохранился не потому, что якобы исчез народ, а потому что гунны, пришедшие на Русскую равнину в IV веке с.л., растворились среди этнически родственных славянских народов Русколани, Словении и Венедии.

В этой связи абсолютно ложными являются утверждения академической исторической науки о том, что гунны являются народом тюркского происхождения. В это время тюрки сформировались лишь как подраса «черноголовых», а этнически они ещё не выделились из среды славяно-арийских народов. Это отделение произойдёт более чем через тысячу лет. Отсюда становится понятным, почему даже многие русские историки, сбитые с толку академической исторической наукой, делают громадную ошибку, считая гуннов народом тюркского происхождения,
В пользу нашей концепции говорит также то, что через 100 лет после прихода гуннов в пределы Русколани ими были образованы очень прочные внутриэтнические связи с другими славянскими пародами. Не случайно, что греческие источники многие хазарские племенные объединения называют с приставкой «гунно»: «гунно-савиры», «гунно-утнгуры», «гунно-кутригуры», «хуннугуры» и т.д. Это было настолько обычным делом, что даже некоторые сарматские племена, приняв подданство гуннов, именовали себя с приставкой «гунно». В частности, это касается булгар. Именоваться «гун-но-булгарами» в V и VI веках было почётно. Так было в V и VI веках, однако позднее о гуннах сложилось мнение, как о кровожадных и беспощадных варварах, разрушивших Рим и угрожавших «цивилизованному» миру уничтожением. Кто же так постарался опорочить гуннов, что они вошли в исторические сочинения как «исчадия ада» или «бич Божий», даже нашли отрицательную характеристику в «Велесовой книге»?
Если говорить о «Велесовой книге», которая писалась в IX веке у северных славян, то в ней при освещении событий начала 1-го тысячелетия с.л. вполне могла вкрасться ошибка. В чём эта ошибка заключается? Во-первых, в том, что господство сарматов сменилось господством готов, а затем гуннов, ставших победителями, в результате чего память о сарматах стёрлась. Во-вторых, в «Велесовой книге» много говорится о гуннах, которые неоднократно приходили на земли Русколани, но ничего не говорится о сарматах и ассирийцах. А так как гунны пришли с востока, это позволяет нам сделать вывод, что там, где в «Велесовой книге» говорится о гуннах, нужно говорить о сарматах и ассирийцах.
К этому добавляется то соображение, что в IX веке о гуннах уже никто не говорил хорошо, тем более, что Аттал (Аттила) казнями подавил недовольство старшего войска (акациров), чем возбудил у всех отрицательное отношение к себе и гуннам в целом. Но если славяне, в силу вышеизложенных причин, могли о гуннах говорить отрицательно, то тем более отрицательно о них стали писать их противники, в первую очередь иудо-христиане, называвшие гуннов «исчадия ада» и «бич Божий».

Для примера приведем отрывок из книги российского историка XIX века К.К.Абазы «Герои и битвы», имеющей статус общедоступной военно-исторической хрестоматии. Вот что он пишет на 46 странице своего опуса: «В пище гунны были неприхотливы: они ели мясо, пили кумыс – то же, что и пили все кочевники Азии, но ни один народ не был так свиреп, как гунны. Даже на вид они казались страшны: маленького роста, толстая и короткая шея, большая голова с широкими скулами, приплюснутым носом и без бороды, маленькие чёрные глаза и отвислые уши – таков был этот народ, некрасивый, жадный, свирепый. Из жадности они грабили до тех пор, пока не навьючат своих лошадёнок; всё остальное, чего не могли забрать с собою, истребляли до нитки. Гунны делали быстрые переходы, нападали сразу, и если терпели неудачу, то так же скоро рассыпались, но бились с врагами без всякого порядка; никакого строя у них не было».
«Жадные», «некрасивые», «маленького роста», «свирепые», «бились без всякого порядка» и почему-то от Урала дошли до Константинополя, Рима и Орлеана, сокрушило на своём пути войска «сияющих» или «блестящих» алан; могучих и мужественных готов; организованных и умелых византийцев и римлян. Получается, что побеждали гунны только за счёт жадности и свирепости. Свирепость в бою и сражении, конечно, нужна, но без силы и уменья она ничего не стоит. Свирепым и сильным бывает зверь, но охотник редко ему уступает, разве только в случае какой-либо оплошности. Значит, здесь что-то не так. Скорее всего, К.К.Абаза составлял страшилку для подрастающего христианизированного поколения, а не серьёзное историческое произведение.
Чтобы выяснить это, обратимся к тому, как описывали гуннов их современники. Аммиан Марцеллин был одним из самых выдающихся историков своего времени. Вряд ли он сам видел гуннов, так как умер в 400 году с.л., а гунны достигли границ империи несколько позже. Скорее всего, он записал рассказ человека, пострадавшего так или иначе от гуннов и ненавидевшего их, но пользовавшегося уважением А.Марцеллина. Поэтому к свидетельствам А.Марцеллина нужно так же относится критически. В своей «Истории», том III, кн. 21, стр. 236-243 он пишет:
«Гунны живут за Меотидским озером (Азовским морем) до Ледовитого океана. Дикость их нравов безгранична...
Они похожи на животных или грубо отесанные чурбаны... Они способны выносить всяческие неудобства и лишения, так как вовсе не употребляют огня и не умеют готовить хорошую пищу. Они живут исключительно кореньями, травами и сырым мясом всяческих животных, которое несколько размягчают тем, что кладут его на спину лошадей и ездят на нём.
Они кочуют как скитальцы на своих телегах; эти телеги – их жилища, там сидят их жёны...
Одежда у них льняная или кожаная, сшитая из шкур полевых мышек.
Так живут они, подобно неразумным животным, не понимая разницы между добродетелью и пороком, не имен уважения к религии...»

Что это, как не эмоции озлобленного гота-христианина, которому посчастливилось уйти от стрелы или аркана гунна. Так как эта характеристика по общему отношению к гуннам совпадает с характеристикой К.К.Абазы, отличаясь лишь в частностях, то нам необходимо прокомментировать эти частности. Из характеристики информатора А.Марцеллина выясняется, что гунны имеют жилища на телегах. Войлочная кибитка на колёсах – это незаурядное произведение промышленно-технического прогресса своего времени, хорошо защищавшее семью от ветра, холода, пресмыкающихся и разного зверья. В ней даже зимой можно было вполне сносно существовать. К тому же она была прекрасно приспособлена к походно-боевой жизни. Разумеется, создание кибитки требовало соответствующей сообразительности и определённых технических достижений. Не случайно гуситы с успехом использовали вагенбурги, составленные из телег, против рыцарской конницы.
Когда информатор А.Марцеллина говорит о том, что гунны не пользуются огнём и едят коренья, травы и сырое мясо, размягчённое под седлом, он обнаруживает дремучую неосведомлённость. Огнём гунны пользовались настолько умело, что их противники даже ночью не могли обнаружить их стоянок. Коренья, травы, грибы и ягоды в России собирают до сих пор и часто пользуются ими как лечебным средством, о чём на западе уже давным-давно забыли. Мясо на спины лошадей клали не для размягчения, а для быстрого заживления ран на спинах лошадей. Одежда гуннов была льняная или кожаная. Но для того, чтобы иметь льняную одежду нужно было лён вырастить, затем его переработать и затем соткать полотно. Значить у гуннов было льноткацкое производство, а для этого нужно было изобрести ткацкий станок. Наличие кибитки и ткацкого станка указывает на наличие у гуннов развитых ремёсел, не уступавших скифским. Кожаная одежда шилась, конечно же, не из шкурок «полевых мышек», а из овечьих и оленьих шкур. В целом же одежда отделывалась мехами пушных зверей, что делают люди до сих пор даже на гнилом Западе.

О религии можно сказать только, что гунны поклонялись славянским богам, а не однообразно оскоплённому И.Христу. Разумеется, для христианина, зажатого в догмы своей веры, это было ужасно. Вот эта жидо-христианская ненависть к инакомыслию привела информатора А.Марцеллина к фальсификации сведений о гуннах. У К.К.Абазы эта же ненависть доходит до полного уничижения гуннов. Здесь же берёт своё начало западная теория о диких кочевниках-номадах, полузверях, полулюдях, которая время от времени до сих пор всплывает даже на страницах таких изданий как журнал «Родина». Ещё больше расхождений выявляется между К. К.Абазой и современниками гуннов, когда вопрос касается ведения боевых действий. А.Марцеллин опять же со слов информатора пишет:
«Издали они бьются, бросая дротики и пуская стрелы, наконечники которых искусно сделаны из заострённых костей...
...Накидывают на врага аркан и делают его беззащитным...
...Не нападают на крепости и укреплённые страны.
В сражениях они с криком бросаются на врага, построившись клиньями.
Они ловки и лошади у них быстры...»

Другой современник гуннов Иордан пишет: «Аланов, хотя и равных им в бою, но отличных от них человечностью, образом жизни и наружным видом, они подчинили себе, обессилив частыми стычками».
Здесь нам потребуется более подробный комментарий. К.К.Абаза утверждает, что гунны бросались в бой без всякого порядка. У А.Марцеллина мы видим, что гунны бросались в сражение, построившись клиньями. Значит, порядок был. Остаётся выяснить, зачем был нужен такой принцип гуннам? Но всё по порядку. По А.Марцеллину гунны издали бьются, «бросая дротики и пуская стрелы, наконечники которых искусно сделаны из заострённых костей». Издали, не менее чем с 30 метров, бросать дротики (лёгкие копья) могли только физически очень сильные и рослые мужчины, но никак не малорослые, какими гуннов представил Абаза. Если верить информатору Марцеллина, то доспехи аланов и готов пробивались стрелами и копьями с наконечниками сделанными из костей. Что это были за кости и с каким искусством нужно было сделать наконечники стрел и копий, чтобы они пробивали доспех с нашитым на него в виде чешуи металлическими пластинами? Какой могучей силой нужно было обладать, чтобы, метнув копьё с таким наконечником, поразить противника? Какой нужно было иметь лук, чтобы стрелой с таким наконечником можно было пробить доспех противника?
Похоже, гунны владели секретом выплавки какого-то сорта стали, из которого делали наконечники стрел и копий. Луки, наконечники стрел и копий были сделаны с большим искусством, на которое вряд ли были способны дикие номады! Кроме отмеченных луков и стрел, стрелку нужно было иметь немалую силу, чтобы растянуть тетиву лука до правого уха и послать стрелу на 300 метров и далее, причём, к тому же, попасть в цель. Такое могли делать только настоящие богатыри. А бросать арканы точно и метко на скаку на 20-30 метров, чтобы спеленать и обезвредить противника – разве мог это сделать слабосильный и неловкий человек?

Получается, у гуннов была хорошо продумана подготовка воина-всадника. Он умел на скаку далеко и точно метать лёгкое копьё (дротик), метко стрелять из лука, опять же на скаку, на скаку ловко бросать аркан. Это были настоящие богатыри, равных которым в то время не было нигде. Подстать своим богатырям были и лошади. Марцеллин указывает, что лошади у них быстры. Правильно, без хорошей лошади в степи делать нечего. Какая нужна лошадь в степи? Выносливая и быстрая. Выносливая для того, чтобы совершать большие переходы. Быстрая для того, чтобы уйти от погони или же совершить быстрый манёвр. Но такие лошади сами по себе не появляются. Они являются продуктом целенаправленной многолетней селекционной работы. Вряд ли дикие номады были способны на такую работу. А гунны таких лошадей имели, что делало их войско неуловимым, быстрым и эффективным в бою, сражении и войне в целом. Такой была основа войска гуннов.
Но и способы его использования (стратегия и тактика) тоже были на высоте. В стратегии гунны придерживались строго установленных правил. Так как количество богатырей было невелико, то они их берегли, а потому избегали штурмовать города, замки и другие укреплённые объекты. По этой же причине они редко бросались в открытые сражения с сильным и изготовившимся противником, предпочитая изматывать его частыми налётами, расстраивать его построение и только потом наносить поражение. Из продуманной стратегии вытекала и тактика. Бой или сражение начинали конные стрелки из лука и метатели лёгких копий-дротиков, стремясь нанести противнику возможно больше потерь, расстроить его боевой порядок или заставить его броситься в атаку. После чего лучники и метатели дротиков уходили от него, набирая темп, а как только строй противника в результате погони или обстрела нарушался, гунны быстро перестраивались в клинья и обрушивались на слабые места конной лавы противника, разрывая ее на части, и затем, действуя на фланги и тыл разрозненных групп противника, арканили его всадников или расстреливали их из луков. Собственно, применяли тот же самый приём, что и Эпаминонд при Левктрах. Разница состояла только в том, что у Эпаминонда была пехота, а у гуннов конница, а также в том, что Эпаминонд прорывал фалангу спартанцев в одном месте, а гунны во многих.
Здесь нельзя не остановиться на представлениях современной академической исторической науки о гуннах. Наиболее ярко это представление изложено в книге «История России с древнейших времён до конца XVII века», рекомендованной для изучения в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, включая педагогические вузы Российской Федерации. Книга была издана в 1999 году. Ответственными редакторами являются член-корреспондент РАН Л.Н.Сахаров и А.П.Новосельцев. Обращает на себя внимание, что на всю историю до гуннов в этой книге отводится всего 15 страниц. То есть, почти никакой древней истории славян в этой книге не просматривается.
Гуннам же отведено целых 4 страницы. Но это не потому, что авторы решили о них рассказать правду, хотя и признают, что гунны к тюркам отношения не имеют. Все их доказательства почти не выходят за рамки того, о чём писал А.Марцеллин. Причём, характеристика гуннов по А.Марцеллину, которую я отчасти уже привёл, занимает более страницы. Но эта характеристика не подвержена какому-либо анализу, кроме заявления: «в этом описании есть определённые преувеличения и гораздо большую роль играло превосходство гуннской конницы, которая после разгрома алан обрушилась на мирные поселения ";черняховцев";, где политически господствовали готы». То есть они продолжают считать гуннов агрессорами, как в войне против алан, так и против готов.
Это показывает, насколько непрофессионально составители книги отнеслись к источнику. Абсолютно непонятно также, кто были «черняховцы», находившиеся под политическим господством готов, хотя источников по этому поводу, включая Л.Гумилёва, вполне достаточно. Это не является случайностью, так как они даже прошли мимо примечательнейшей фразы Марцеллина, которая должна была истинных учёных натолкнуть на далеко идущие выводы. Вот эта фраза: «Они не подчинены строгой власти царя, а, довольствуются случайным предводительством знатнейших и сокрушают всё, что попадается на пути».
Не имея строгой власти царя, гунны в то же время имели превосходное по боеспособности войско. Такое может быть только в том случае, если это войско было постоянным и регулярным и возглавлялось прославленными (знатнейшими) полководцами. Почему-то, когда наши учёные-историки пишут о А. Македонском, у них не возникает сомнения, что он был выдающимся полководцем и возглавлял постоянное регулярное войско. Однако гуннам они в этом отказывают. Разве можно с таким подходом согласиться? Конечно, нет.

Славяне-арии (гунны) имели постоянное регулярное войско (Орду), боеспособность которого была несравненно выше, чем у всех остальных народов и государств того времени. Именно поэтому оно сокрушило алан, готов и римлян. Войско славян-ариев (гуннов) составляло всего лишь половину постоянного ордынского войска Рассении, имевшего в то время численность около 40 тысяч человек. Современников удивлял внешний вид гуннов, их широкоплечие фигуры. Но в те времена специальными упражнениями занимались только воины-метатели дротиков (лёгких копий) и стрелки из луков, что придавало их фигурам такой своеобразный вид. На западе и в Византии такой подготовки вообще не существовало.
Тяжёлая конница алан и готов сарматского строя и их тактика ближнего удара лавой конницы оказалась совершенно неэффективной, точно так же как тактика колонн пехоты XIX века в условиях применения скорострельного и дальнобойного стрелкового оружия. Историки академической исторической науки, а вместе с ними Л.Н.Гумилёв, делают грубую ошибку, когда утверждают, что парфяне и сарматы якобы имели одинаковую вооружённую силу и одинаковую тактику ведения боевых действий. Так как парфяне были плоть от плоти славян-ариев скифов (абар, саков и согдов) разумеется, с примесью других народов, то они усвоили присущую только скифам конно-стрелковую тактику и создавали, в основном, конно-лучное войско. Правда, парфяне для прорыва боевых порядков расстроенного противника имели также и тяжёлую конницу – одетых в пластинчатые доспехи копейщиков и меченосцев. Но эта часть войска никогда не превышала 1/3, а 2/ 3 войска составляли конные стрелки-лучники.
Первым противником парфян были селевкиды. Селевк – один из полководцев А. Македонского, получивший по договору «товарищей царя» в управление Восточную Персию. Он делал ставку на тяжёлую конницу. Не имея возможности пополнять её македонянами, Селевк стал набирать конников из среды кочевых семитов-сарматов. Однако эта конница оказалась неспособной противостоять коннице парфян. Поэтому селевкиды были разгромлены, а сарматы вытеснены на просторы Русколани. Здесь сарматам повезло. За 300 лет общения с греками скифы Русколани обленились и разложились. Это были простые обыватели, а не воины. За эти 300 лет войсковая подготовка скифов Русколани была почти ликвидирована. Отсюда ясно, почему поражение и гибель Русколани не были случайными.

Из вышеизложенного также понятно, что гунны Рассении усвоили лучшие достижения своих предшественников, в том числе парфян, в организации вооружённой силы и тактики ведения боевых действий. Тактика действий гуннов оказалась настолько совершенной, что применявшийся ими боевой порядок – клин, вместе с тяжёлым вооружением сарматов, лёг в основу действий западноевропейской рыцарской конницы и использовался ею более тысячи лет. Разумеется, тактика гуннов была выработана многими поколениями их предков. Позднее она была усовершенствована полевым войском (Ордой) Рассении и использована им с неизменным успехом вплоть до XV века с.л.
Могли ли аланы и готы воспринять новую тактику и создать войско подобное войску славян-ариев (гуннов)? Нет! Всадника, чтобы он мог действовать в лаве тяжёлой конницы и рубиться сносно мечом, можно обучить за несколько месяцев, и лошади здесь могут использоваться крестьянские. А чтобы научить всадника на скаку метко стрелять из лука, метать копьё и аркан, нужны годы упорного, целенаправленного, профессионального труда. Годы и десятилетия нужны для подготовки выносливых и быстрых лошадей. Поэтому войско гуннов и войско алан и готов друг от друга отличались, как профессиональная армия от ополчения. То же самое много позже произойдёт с полевым войском (Ордой) Рассении и их противниками.
 

Stirik

Воин бога
Награды
6
В.М. Дёмин. От Ариев к Русичам
Гунны в ордынском войске Рассении (Ч — 2-я)

Вывод здесь может быть один. Такое высокопрофессиональное войско со столь продуманными способами боевых действий могли создать и применить только высокоразвитые люди, а не дикие помады. Увидеть это при желании нетрудно. Но желания у западников явно не хватало тогда, не хватает и теперь. И если А.Марцеллин, обеспокоенный будущим империи, вынужден был проконстатировать, почему побеждали гунны, то К.Абаза вообще от этого ушёл, поэтому его книга «Герои и битвы», имеющая статус общедоступной военно-исторической хрестоматии, не имеет никакой научной военно-исторической ценности. Это типичный образчик антирусской, западнической фальсификации истории. Таких хрестоматий, к сожалению, написало и пишется столько, что стоящие работы тонут в них как в море корабли. Недалеко от него ушли и наши современные член-корреспонденты А.Н.Сахаров и А.П.Новосельцев. В этом как раз в значительной мере и состоит наша национальная трагедия.
Когда в IV веке с.л. разнотравные злаковые степи поползли на восток, аланы решили отвоевать у Рассении Южный Урал. Война началась в 360 году, а закончилась в 370 году с.л. полной победой славян-ариев (гуннов). Причины победы с точки зрения вооружённой борьбы мы выяснили выше. Стратегия, тактика и боеспособность войска гуннов оказались на порядок выше, чем у алан. Частыми налётами гуннов тяжёлая конница алан была измотана, а применением метательного оружия и ударами клиньев разгромлена. Аланы были вынуждены спасаться в горах и горных замках. Более того, племенное объединение семитов-булгар приняло старшинство гуннов. После этого «непримиримые» аланы, загнанные в горы и горные замки, уже не могли создать сколько-нибудь серьёзной угрозы гуннам, которые стали полными хозяевами степей Северного Кавказа от Каспия до Азовского моря. Отсюда понятно, что поход гуннов на запад – не что иное, как ответ на агрессию алан. Не спасли алан и готы Германариха, с которыми они были в союзе.
Перед гуннами теперь за Доном встала Готская империя Германариха. Эта империя, по ряду причин, была хотя и обширным, но не прочным государственным объединением. Во-первых, она была этнически разнородной. Сами готы включали 4 сильных объединения-народа: остроготы возглавляли всех готов; визиготы с гепидами на западе, а герулы (огерманившиеся сарматы) на востоке обеспечивали господство готов и империи. Их подданными были, в основном, славяне (склавины, росомоны, руги, венеды, словене и другие народы); язиги – сарматское племя; часть вандалов, оставшихся в Дакии; тайфалы – германский народ, живший на реке Серет (союзник готов, но другого происхождения); карпо-дакийский народ на Нижнем Дунае, Пруте и Серете, воевавший в III веке с.л. с римлянами будучи в союзе с остроготами. Таким образом, эта империя была построена на силе. Другого просто и быть не могло, потому что сами готы производительным трудом не занимались, а жили за счёт покоренных народов. Отсюда не было уважения к традициям других народов и соседей. Готы без симпатий относились ко всем, за исключением римлян.
Во-вторых, остроготы около 350 года с.л. приняли жидо-христианство, что ещё больше отдалило их от покорённых народов. Готы могли построить свою империю по классическому образцу на принципе их господства над покорёнными народами, как это делали китайцы, персы, римляне и т.д. Но они почему-то решили, что для удержания власти над столь большим количеством этнически разных народов им нужна новая религиозно-идеологическая система, которая бы объединяла их в одно целое. Они, видимо, правильно поняли, что иудо-христианство является наилучшей идейно-религиозной системой, которая могла обеспечить сплочённость их государства. Не менее важную роль и этом деле сыграла семитская принадлежность готов. Именно принятие готами одними из первых иудо-христианства также указывает на их семитское происхождение.
Раньше них иудо-христианство приняли семиты-греки. Однако христианство могло скрепить эту империю только при определённых условиях, а их-то как раз и не было. Готы неверно определили степень готовности многих народов принять веру Христову. Особенно они ошиблись в отношении славян (росомонов, антов, ругов, словен, венедов и т.д.) Славяне ещё не забыли, как они бились против объединённых сил сарматов и греков ещё в начале 1-го тысячелетия с.л. Греки уже тогда шли с проповедями жидо-христианства. Так что изначально иудо-христианство пришло на Русь с мечом и крестом. Разумеется, уже тогда эта война показала нашим предкам хищническую сущность иудо-христианства. Объединение усилий с готами позволило разгромить греко-сарматских агрессоров. Но принятие готами иудо-христианства в корне меняло отношение к ним. Готы из плохого господствующего союзника превращались во врага.
Используя смену веры готами, славяне попытались освободиться от их господства, но подверглись жесточайшему погрому, в котором непосредственное участие приняли христианские (иудейские) проповедники, с особым наслаждением уничтожавшие всё культурное и историческое наследие славян. Именно в ходе этого погрома погибли основные памятники славяно-арийской культуры на территории Русколани. Восстание славян заставило Германариха перейти к жёсткой централизации власти и ввести жестокую систему наказания за неподчинение. Насколько варварскими были эти порядки можно судить по следующему примеру. Погром славян сопровождался массовым убийством глав родов и волхвов. Их родичи частью были проданы в рабство грекам, а частью, особенно из среды знати, оставлена в заложниках при дворе Германариха, чтобы воспретить новые выступления среди славян.
Так оказались в заложниках жена росомонского вождя Лебедь (у Иордана Суннхильда, в переводе с готского – Лебедь) и её братья Сар и Аммий (имена даются по-готски). Германарих, добиваясь укрепления своей власти над росомонами, пожелал выдать жену убитого князя Лебедь за знатного гота, своего приближённого. Лебедь отказалась выйти замуж. Тогда Германарих приказал разорвать Лебедь па части дикими конями. Всё в соответствии с «гуманными» иудо-христианскими заповедями («да убоится жена мужа своего») и зверонравием готов. Этот пример ясно показывает, что у славян брак был основан на изначальной супружеской верности, предписанной Законами Рода и Крови, но не на религиозном догмате. Это случилось в 370 году с.л., как раз в канун начавшейся войны с гуннами.
Сар и Аммий, братья Лебеди, бросились на Германариха и, перед тем как пасть под ударами мечей телохранителей, успели ранить его ударом меча в бок. Однако Германарих от этого не умер, но управлял делами уже плохо, как всякий старик, которому к тому времени уже исполнилось 110 лет. Ужесточение наказаний, таким образом, привело не к усилению, а к ослаблению власти. Покорённых народов было много, но среди них почти не было истинных друзей, и почти все они ненавидели готов. Да и среди готов росло недовольство. Визиготы тяготились властью Германариха, ибо их королей сделали просто «судьями», лишив титулов и власти. Стремились добиться независимости и гепиды. Поэтому Германарих не смог собрать в помощь герулам, которые ввязались в войну с гуннами, сколько-нибудь значительные силы, что и оказалось для них гибельным.
Война герулов с гуннами возникла сама собой, так как герулы оказали помощь аланам. И это не было случайностью, так как герулами были этнически родственные аланам огерманившиеся сарматы. Поэтому Иордан грубо ошибся, считая эрулов (герулов) огерманившимися скифами. Существует две версии, каким образом гунны переправились через Дон. Первая гласит, что во время охоты на Таманском полуострове гунны якобы преследовали олениху, которая вынуждена была броситься в воду и по мелководью ушла в Крым, скрывшись от охотников. Гунны якобы последовали за ней и установили место подводной отмели, по которой можно было перейти пролив вброд. Другая версия принадлежит историку V века с.л. Зосиме, который пишет: «Я нашёл и такое известие, что Киммерийский Боспор, обмелевший от снесённого Танаисом ила, позволил им (гуннам) перейти пешком из Азии в Европу».
В этой выдержке интересным является не только то, каким, предположительно, путём гунны могли переправиться через Дон (Танаис), но и то, как в V веке с.л. представлялись общественности Азия и Европа. В глазах современников Зосимы рубеж, разделявший Азию и Европу, проходил по Керченскому проливу и Дону, а не по Уралу, как его определили много позже. Выходит, границу между Азией и Европой двигали туда сюда в зависимости от пристрастий. Не удивительно, что некоторые современные «географы» западного толка пытаются сейчас доказать, что Россия – это продолжение Европы, а Азия находится южнее Кавказского хребта, Арала, Балхаша, Алтайского хребта, Саянского хребта, Байкала и Амура. География в духе европейского снобизма. Видимо, география Зосимы основывалась на разделении христианского и нехристианского мира. Империя готов входила в хрисиманский мир, а её восточная граница как раз проходила по Керченскому проливу и Дону. Если отбросить политические злокозненности, то с глубокой древности и до наших дней Германия – Европа и Гиперборея – Великая Скифия – Россия разделялись и разделяются по линии: Калининград – Одесса. Причём, Гиперборея – Великая Скифия – Россия является основанием континента Азия, а Германия-Европа всего лишь один из её субконтинентов. Но вернёмся к существу вопроса.
Каким путём гунны вышли в тыл герулам: по мелководью в Керченском проливе или по бару, образовавшемуся тогда в устье Дона, – для нашего анализа не столь важно. Для нас важно, что они не лезли в лоб на противника, а находили обходные пути для нанесения ему удара во фланг и тыл. Обнаружив брод, гунны вызвали к броду основные силы, которые по нему вышли в тыл герулам, собравшим свои основные силы у переправ на Дону. И тут началось. По свидетельству другого автора V века сл., Евнапия, известно, что «Побеждённые скифы (готы) были истреблены гуннами и большинство их погибло. Одних ловили и избивали вместе с жёнами и детьми, причём, не было предела жестокости при их избиении; другие, собравшись вместе, обратились в бегство».
Это свидетельство Евнапия нуждается в комментарии. Мы выше доказали, что это были не скифы, а потомки огерманившихся сарматов – герулы. Следовательно, проявление жестокости к ним было следствием жестокости их предков по отношению к скифам в II-I веках до с.л. Гунны, таким образом, явились мстителями за этнически родственных им скифов. Бежавшие герулы много позже, в 476 году с.л. под предводительством Одоакра покорили Италию. Поэтому обвинение гуннов в том, что они разорили Рим, не имеет под собой никаких оснований.
Разбив герулов на Дону, гунны дали возможность покорённым готами народам освободиться и по праву рассчитаться с захватчиками, о чём как раз свидетельствует «Черняховская культура полей погребений» М.И.Артамонова, где обнаружены костные останки готов, сарматов и славян (росомонов и антов). «Черняховская культура полей погребений» отражает собой погром, устроенный Германарихом и ответный погром готов славянами под воздействием успешного наступления гуннов с востока.
Политической причиной победы гуннов над аланами, а затем над герулами и готами было то, что гунны искали друзей на этнической основе. Преданными друзьями оказались покорённые готами славяне и финны. Не удивительно поэтому, что Иордан считает росомонов, ругов, антов и венедов «вероломным народом» и обвиняет их во всех бедах готов. Поскольку гунны искали преданных друзей, то все покорённые готами народы вошли с ними в контакт и восстали против готов. После разгрома герулов между Доном и Днепром, гунны обрушились на Таврию (Крым) и уничтожили все греческие города не только и не столько за союз с готами, сколько в отместку грекам за войны, которые они вели совместно с сарматами против скифов и других славянских народов. Развал Готской империи Гернанариха стал фактом. В 375 году с.л. Германарих, видя неизбежность гибели, вонзил в себя меч. После этого остроготы частью подчинились гуннам, а частью ушли к визиготам, твёрдо решившим сопротивляться.
Визиготы управлялись родом Балтов (храбрых), издавна соперничавших с королевским родом Амалов (благородных), из которого вышел Германарих. Поэтому они (визиготы) приняли самостоятельное решение, которое привело к расколу готов. Гунны, преследуя противника, вышли на Днестр. Одна тысяча переправилась через реку там, где не было охраны, напала на визиготов с тыла и вызвала панику. Большая часть визиготов бросилась к Дунаю и попросила убежища у византийского императора Валента. В 376 году они с разрешения византийских властей переправились через Дунай и крестились по арианскому вероисповеданию. Меньшая часть визиготов во главе с Атанарихом укрепилась засеками в густом лесу (Гилес) между Прутом и Дунаем. Атанарих поставил в своём стане жертвенник, на котором приносил в жертву пленных. Дикость, зверонравие, варварство – вот те определения, которых заслужили готы того времени. Поняв безнадёжность дальнейшего сопротивления гуннам, Атанарих договорился с императором Феодосием и в 378-380 годах с.л. перевёл остатки визиготов на службу империи на правах федератов-союзников с автономным правлением.
Через некоторое время остроготы попытались вернуть независимость. Амал Винитарий, преемник Германариха, тяжело переносил подчинение гуннам и другим славянам. Воевать с гуннами он не мог, силы были явно не равны. Тогда он решил подчинить себе антов и, опираясь на систему укреплений Змиевых валов, нанести поражение гуннам, как в своё время анты и венеды нанесли поражение сарматам. В начале 80-х годов IV века с.л. А.Винитарий начал поход против антов. В первом столкновении он потерпел поражение, но в дальнейшем действовал более удачно, потому что применил коварство. Он пригласил на переговоры и заманил в ловушку князя антов Буса (Божа) с сыновьями и 70 главами родов и волхвов. После прибытия послов он приказал их схватить и распять, «чтобы трупы распятых удваивали страх покорённых». Ещё одно подтверждение варварства и подлости готов. Однако его расчёт не оправдался. Захватив страну антов и опираясь на укрепления Змиевых валов, А.Винитарий попытался нанести гуннам поражение. Ему удалось, опираясь на Змиевы валы, отбить несколько попыток гуннов овладеть этими валами.
Но на этом его успехи закончились. После гибели Буса (Божа), его сыновей и многих глав родов и волхвов Антия и Венедия превратились в сплошной партизанский край. На готов была развёрнута настоящая охота. Отдельные готы и их мелкие отряды беспощадно уничтожались. Передвигаться по стране могли только крупные отряды с соблюдением всех мер предосторожности. Вот почему Иордан во всех бедах винит венедов. По существу, А.Винитарий контролировал только систему Змиевых налов. В результате, он оказался зажатым между восставшими в тылу антами и венедами и действовавшими с фронта гуннами и другими славянскими народами. Силы тех и других нарастали, а силы А.Вннитария убывали с каждым днём. Для него оставалось два выхода. Первый – прорваться к Дунаю и соединиться с визиготами. Второй – прорваться к Русскому (Чёрному) морю и отплыть в Византию. В 386 году он двинул свои силы на юг, но был перехвачен гуннами во главе с Великим Князем Белоревом (Баламбером), который убил А.Винитара стрелой из своего лука. Анты и венеды приняли в преследовании готов активное участие и накануне решающего сражения соединились с гуннами.
В этой связи имеет смысл коснуться личности Белорева (Баламбера). Иордан называет его правильно Великим Князем гуннов Баламбером. Русские источники, в том числе «Велесова книга», называют его Белоревом князем славян. А так как гунны и другие славяне были этнически родственными народами и воевали с одним врагом – готами, то Белорев и Баламбер – это одно и то же лицо. Разгром остроготов А.Винитара завершил освобождение западных славян от господства готов и означал возрождение Русколани от Волги и до Дуная. Это произошло в 386 году с.л. Разгром готов и возрождение Русколани позволили восстановить славяно-арийское единство от Лабы (Эльбы) до Тихого океана. А если учесть, что несколько раньше славяне-арии (хунны) вновь овладели Китаем, то становится ясно, что влияние славяно-арийского сообщества в мире вновь значительно возросло.
 
Последнее редактирование:

Stirik

Воин бога
Награды
6
Русколань, Византия, Рим и Европа
Разгром А.Винитара дал возможность гуннам в течение нескольких лет наладить общественную и хозяйственную жизнь Русколани и несколько реорганизовать войско. Войско было, как и в Рассении, разделено на старшее и полевое.Старшее войско (акациры) теперь располагалось на территории Русколани родовыми объединениями. Полевое войско превращалось в походное войско, которое во главе с Великим Князем теперь могло совершать быстрые походы, не обременяя себя семьями и большими обозами. Ставку старшего войска находилась в междуречье Дона и Днепра. Все эти мероприятия были закончены к 390 году с.л. В 391 году походное войско славян-ариев (гуннов) во главе с Великим Князем Белоревом вторглось на родину семитов-сарматов. К 397 году оно разгромило Каппадокию, Сирию и Мессопотамию, создав серьёзную угрозу Византии с востока. Это было последнее серьёзное вторжение потомков славян-ариев на Ближний Восток.
Император Византии Феодосий I Великий (умер в 395 году с.л.) осознавал опасность для империи вторжения гуннов на Ближний Восток и укрепления их позиций на Кавказе и в Причерноморье, и, видимо, считал положение Византии безнадёжным. Для этого были веские основания, так как Византия занимала исконно славяноарийские земли нисейцев, троян, фракийцев и македонян. Возрождение Русколани вполне могло привести и к возрождению Борусии. Желая сохранить хоть какую-то часть империи, он разделил её на две части между своими сыновьями Аркадием и Гонорием. Аркадию отдал Византию, а Гонорию Рим. Этот шаг Феодосия I можно было бы считать делом выдающегося государственного деятеля, если бы не последующая гибель Западной Римской Империи, которая оказалась неспособной сопротивляться многочисленным противникам, обрушившимся на неё не без содействия Византии.
Византийская империя сохранялась продолжительное время именно потому, что её дипломаты умели ловко стравливать своих противников, оставаясь в большинстве случаев вне их непосредственного военного воздействия. «Дары» греков-ахейцев (данайцев) усовершенствовались до того, что превратились в основу межгосударственной и международной политики периода Византии. Пока славяне громили готов, Византия была заинтересована в принятии готов в состав империи на разных условиях. Но когда гунны создали угрозу Византии с востока, имперцам стало ясно, что нужно найти им противовес. Начался лихорадочный поиск сил, способных отвлечь угрозу. Такой силой, оказавшейся способной отвести угрозу от Византии, вновь явились готы.
К 400 году с.л. обстановка на Балканах выглядела следующим образом. В Дакии расположился готский народ гепидов, во главе с Ардарихом, который признавал подданство гуннов и был личным другом Руга (Ругилы), ставшим после смерти Белорева (Баламбера) Великим Князем Русколани. Остроготы, ушедшие в визиготами в 376 году за пределы Византии, не ужились там. Позже их военноначальники Алатей и Сафрах увели своих остроготов в Паннонию и поселились на берегах Дуная. Мятежный готский конфедерат Гайна попытался захватить власть и Константинополе, по проиграл столкновение с его населением и бежал за Дунай. Для гепидов Ардариха на Дунае складывалась явно неблагоприятная обстановка. Для Византии же наоборот, эта обстановка была наиболее благоприятной, потому что позволяла направить гуннов и других славян на запад. Византийские дипломаты сделали всё, чтобы натравить гуннов на готов.

В 400 году с.л. гунны вновь появились на Дунае. Они объединились с гепидами Ардариха и совместными усилиями легко разгромили федератов Гайны. Его самого схватили и обезглавили. Остроготы Алатея и Сафраха в Паннонии и бежавшая к ним часть федератов обратились к Риму, который и двинул свои войска им на помощь. Это был роковой шаг Гонория, который как раз и спас Византию. Римлянам не удалось соединиться с остроготами. Гунны окружили войско римского военноначальника Гаудеция. Чтобы освободиться из окружения, Гаудеций вынужден был отдать в заложники своего сына Аэция, который в войске гуннов сдружился со своим сверстником Атталом (Аттилой) – племянником Великого Князя Руга (Ругилы).
Этот поход гуннов, планировавшийся как частный для наказания федератов, испугал не только римлян, но и многие другие народы, обитавшие на Дунае, в том числе злейших врагов гуннов – алан, которые давно покинули свою родину. Страшась гуннов, они в 405 году с.л. ворвались в Италию, но были окружены войсками Стилихона. Вождь алан Радагайс за намерения захватить и казнить римских сенаторов сам был предан аланами и казнён. Свевы, вандалы, бургунды тоже двинулись на запад. Паннония опустела. Гунны и другие славяне без серьёзных столкновений заняли Пашюнию и к 420 году укрепились в ней. Свевы, бургуеды, вандалы, аланы, остатки остроготов и виэоготов, бросившиеся на запад в пределы Римской империи, наводили ужас своими разбоями и ещё больше рассказами о мнимом варварстве гуннов. А так как нажим с их стороны нарастал, то римляне вынуждены были впустить бургундов в долину Роны, вандалов, свевов и алан даже в Испанию, визиготов в Аквитанию, франков в Галлию.
Продолжая преследовать своих врагов, гунны и их союзники в 430 году с.л. достигли Рейна. Этим выходом был значительно расширен ареал распространения славяно-арийских народов на западе. Естественно, встал вопрос, что делать дальше? Движение дальше на запад вызывало столкновение не только со своими прежними врагами, но и с Западной Римской империей. Великий Князь Руг (Руги-ла) это хорошо понимал. Понимал он также, что его войско уже утратило свою былую боеспособность. Это уже было конно-пешее разноплеменное ополчение, в численности которого гуннские всадники-богатыри составляли менее половины. Назревал кризис. Как всякий умный правитель, Руг (Ругила) интуитивно почувствовал его наступление и попытался остановиться, наладив с Римом дипломатические контакты. Чтобы добиться мира, он даже давал войско для подавления восстания багаудов в Галлии. Но преждевременная смерть в 434 году оборвала деятельность Великого Князя Руга (Ругилы) – одного из самых выдающихся военных и государственных деятелей всех времён и народов. Власть перешла к детям его брата Мундзука Атталу и Бледу. Это трагически сказалось на судьбе гуннов и их союзников в целом.

Чтобы понять, почему в дальнейшем разразилась катастрофа, необходимо проанализировать сложившуюся ситуацию. Возрождённая Великим Князем Белоревом Русколань была конфедерацией этнически родственных народов. Двинувшиеся на запад с Великим Князем Ругом гунны встали во главе разноплеменного союза, который при своём движении на запад становился всё более этнически разнородным, а поэтому неустойчивым. Причём, в нём становилось всё меньше и меньше гуннов и других славян и всё больше и больше других союзников. По сведениям западных авторов, в число этих союзников входили: часть остроготов, гепиды, тюринги, герулы, алеманны, руги, турклинги, булгары, а также много римлян и греков, предпочитавших справедливость славянских Великих Князей (какими были Белорев и Руг) произволу и корысти цивилизованных чиновников Византии и Рима. У западных авторов нет упоминания о славянах, кроме ругов. И это вполне понятно, потому что германские хронисты считали ругов германским племенем, а между гуннами и славянами не находили различий ни во внешнем виде, ни в языке, потому что язык был один. Различия если и были, то, видимо, на уровне различий между современными великорусами, белорусами, малорусами, казаками, сибиряками, поморами и т.д.
Бросается в глаза то, что представители чуждых народов, входивших в окружение Великого Князя, составляли уже значительное большинство. Теперь в этой неестественной конфедерации господствовала иная идеология. Объединяла все эти этнически чуждые народы не созидательная борьба за освобождение родной земли и этнически родственных народов, а захватническая, грабительская идеология. Влияние этнически чуждых элементов росло. К моменту объявления Великим Князем Аттала оно стало настолько сильным, что совет глав родов и волхвов стал всё больше и больше подменяться известным нам уже по Борусии (Македонии) советом товарищей Великого Князя. Все решения теперь принимались лично Великим Князем в кругу его приближённых. По существу, Аттал (Аттила) стал управлять как император.
Такая трансформация власти вызывала беспокойство совета глав родов и волхвов, который со старшим войском (акацирами) остался в Русколани. Развязка, естественно, не сулила ничего хорошего, тем более, что этому всячески способствовали византийцы, стремившиеся вбить клин между советом глав родов и волхвов и ставкой Великого Князя. После прихода к власти необузданного и непредсказуемого Аттала византийцы умножили контакты с советом глав родов и волхвов Русколани. Разумеется, при этом они широко использовали подкуп. Одаривая глав родов и волхвов подарками, они постепенно внесли раскол в их среду. Очередное вручение подарков было, как показалось кому-то из глав родов и волхвов, несправедливым. Последовал донос обиженного на других, получивших подарки побогаче, Аттал организовал карательную экспедицию, обвинённых казнил, от необвинённых добились формальной покорности. Но эта расправа имела то последствие, что старшее войско (акациры) постепенно перестало поставлять степных богатырей ставке Великого Князя, сила которой постепенно стала таять.
Однако Аттал не был бы Атталом, если бы не отомстил византийцам за их коварство. Он санкционировал поход присоединившихся к нему народов на Балканы. Это разноплеменное войско дошло до стен Константинополя. Было сожжено 70 городов от Сирмия до Наиса. В это время возникает распря между братьями Атталом и Бледом, вероятнее всего из-за отношения к совету глав родов и волхвов. В 445 году Аттал убивает своего брата и становится единовластным правителем. В 447 году Феодосий II заключил с Атталом унизительный мир. Он обязывался платить ежегодную дань и уступил южный берег Дуная от Сингидуна до Наиса. И все же, несмотря на большие потери, Византия выиграла главное: она внесла раскол в правящие верхи Русколани, что ускорило переход к имперской системе власти, а вместе с этим отделение власти от народа, утрату поддержки с его стороны и последующее падение этой имперской власти, а также существенное ослабление Русколани.

Расправа над некоторыми главами родов и волхвов, а также убийство брата Бледа оттолкнули от Аттала многие славянские народы, так как это деяние шло вразрез с Законами Рода и Крови. По существу, Аттал превратил себя в изгоя. Теперь отношение к нему славяно-арийского мира стало отрицательным, естественно, оно было перенесено на тех гуннов, которые поддержали Аттала. Это и нашло своё отражение в «Велесовой книге». Таким образом, раскол был многоплановым, а поэтому имел катастрофические последствия и не только для ставки Великого Князя. В этой связи интересна личность самого Аттала. Мы имеем характеристику западного толка. Насколько ей можно верить, это ещё вопрос, но, тем не менее, она сама по себе интересна.
Он был невысок, широкоплеч, с тёмными волосами и плоским лицом. Борода у него была редкая. Узкие глаза его смотрели так пронзительно, что все подходившие к нему дрожали, видя необузданную силу. Страшный в гневе и беспощадный к врагам, он был милостив к своим соратникам. Если эта характеристика верна, то Аттал был метисом – полукровкой, что как раз и определило его поведение. Именно поэтому он выше всего ценил личную преданность, отвагу и мужество. Это был типичный образчик зарождавшегося в Европе самовластия или самодержавия, чуждого подавляющему большинству славян того времени. Разумеется, сторонники Аттала верили в его таланты и отвагу, поэтому под его властью объединились многие этнически чуждые народы: остроготы, гепиды, тюринги, герулы, турклинги, булгары, бестарны, скиры, алеманны, часть франков и бургундов. Гунны и другие славяне, в том числе руги, отчасти тоже были с ним, но значительно уступая первым в численности.
Весь этот конгломерат воинственных народов, объединённых авторитетом вождя, привыкший к постоянным войнам и не желавший заниматься производительным трудом, требовал осуществления новых походов. Аттал как нельзя лучше понимал эти устремления. Оставалось только выбрать направление очередного похода. Византия отпадала, так как сменивший Феодосия II Маркиан в 450 году расторг договор, заключённый ранее между Феодосией и Атталом. Более того, он заявил, что его подарки для друзей, а для дерзких врагов у него есть оружие. Аттал решил не рисковать и не пошёл против изготовившейся армии византийского императора. Он решил удар нанести на Западе – в Галлии, тем более, что был повод – просьба принцессы Гонории обручиться с нею. Были и союзники: один из франкских королей, изгнанный из своего отечества, да король вандалов Гензерих, взявший в Африке столицу римской провинции Карфаген.
Но у этого, казалось бы, беспроигрышного похода неожиданно возникли большие трудности. У Аттала на пути оказался достойный его по личным и боевым качествам противник, его сверстник Аэций, некогда воспитывавшийся вместе с Атталом и хорошо знавший его характер. Аэций был красивым и физически сильным мужчиной. Сын германца и римлянки не имел себе равных в верховой езде, стрельбе из лука и в метании лёгкого копья. На его глазах мятежные легионеры убили отца, что не могло не способствовать развитию жажды власти над другими людьми. Это был типичный образчик карьериста и авантюриста. Сильной стороной Аэция было то, что он умел организовать всякий сброд для борьбы за интересы Рима. Он не раз и не одному изменил, погубив многих. Но, как всякий авантюрист, плохо закончил свою жизнь. 24 сентября 454 года император Валентиниан заколол Аэция собственной рукой во время аудиенции.
Война началась в 450 году. На пути в Галлию войско Аттала разбило бургундов и уничтожило их королевство, затем, разрушая всё на своём пути, дошло до Орлеана, который и осадило, нарушив тем самым первое правило стратегии гуннов: не осаждать укреплённых городов. Нарушение этого правила привело к тому, что войско Аттала, занятое осадой Орлеана, не успело перестроиться против спешивших на помощь Аэция с римлянами и Теодориха с визиготами. Удар войск Аэция и Теодориха по осаждавшим Орлеан войскам Аттала был успешным. Осаждающие понесли ощутимые потери. Войско Аттала вынуждено было отходить. Но так как его войско было обременено большой добычей, то Аэций догнал его у Каталаунских полей. На Каталаунском поле в 451 году разноплеменному войску Аттала противостояло не менее разноплеменное войско Аэция, состоящее из визиготов, алан, армориканцев, саксов, части франков и бургундов, литианцев, рипариев, олибрионов и, конечно же, римлян, которых привёл Аэций.

Состоялась грандиозная по меркам 1-го тысячелетия с.л. битва народов. Обращает на себя внимание построение войск противников перед сражением. Построение войск уже в ту нору не было случайным. Оно строго определялось военноначальниками в силу их компетентности. Поэтому Аэций, воспитывавшийся в своё время с Атталом, и, зная его характер, не без оснований мог предположить, что Аттал пойдёт напролом и, используя оправдавшую себя в предыдущих сражениях тактику клина, будет стремиться клином гуннов расколоть противника и добиться победы. Поэтому Аэций решил свои лучшие войска сосредоточить на флангах. Римлян он возглавил сам и поставил на левом фланге, не желая их подставлять под клин противника. Визиготов и другие германские отряды во главе с Теодорихом – на правом фланге. В центре были поставлены все остальные: франки, бургунды, саксы, аланы и так далее.
Аттал поступил так, как мог предположить Аэций. Он возглавил гуннов и поставил их в центре. Па левом фланге против визиготов Теодориха выстроились остроготы Валамира, а на правом фланге против римлян встали гепиды Ардариха и отряды других народов. Построение показало, что Аттал выбрал простое решение: проломить центр войска противника, полагаясь на силу, мужество и умение своих богатырей, и одержать победу. Но этого нельзя было добиться, так как войско противника не было ни ослаблено, ни расстроено. Недостатком этого построения было также то, что стеснённые с флангов гунны потеряли свободу манёвра, и им ничего не оставалось, как сражаться лоб в лоб с противником. Манёвр, столько раз приносивший гуннам победу, был утрачен. Данное построение показывает, что Аттал, как полководец, значительно уступал Ругу и особенно Белореву.
В данном построении вырисовывалась опасность повторения Канн для гуннов. Начавшееся сражение эту угрозу подтвердило. Гунны вклинились в центре, а Аэций и Теодорих стали энергично теснить Ардариха и Валамира. Аттал, осознав наметившуюся угрозу, дал сигнал на отход в лагерь. Наступившая ночь помогла осуществить отход, но он дорого стоил, прежде всего, гуннам. Сдавленные с трёх сторон, они мужественно сражались и смогли организованно отойти в лагерь, но потеряли многих своих богатырей. Ценой их гибели гунны сорвали планы Аэция по окружению войска Аттала. Однако и противник понёс значительные потери. В частности, был убит король визиготов Теодорих, что так же помогло отходу поиска Аттала в лагерь. После выбора королём визиготов сына Теодориха Тарисмонда визиготы оставили римлян и ушли в свои земли. Тарисмонд, видимо, боялся за казну своего отца, которую могли растащить его братья. Что ж, нравы есть нравы.
Аттал, узнав об уходе визиготов, приказал свернуть лагерь и уходить. Аэций не преследовал его, потому что не хотел испытывать судьбу. Западные историки считают, что на Каталаунских полях решилась судьба Европы, где якобы Аттал (Аттила) потерпел поражение. Гибель короля визиготов Теодориха и последовавший в этой связи их уход от Аэция позволяет сделать вывод, что сражение закончилось для Аттала, несмотря на все его ошибки, вничью. Его положение после сражения было значительно лучше, чем у Кутузова после Бородино. В основном, существенно были ослаблены только силы гуннов. В этой связи ещё больше возросло влияние в среде сторонников Аттала – европейцев, что и дало ему возможность организовать и осуществить походы в Италию. Вторгшись в Италию, он взял самую сильную крепость Аквилею. Разгромлена была вся долина реки По. Павия и Медиолан сдались, чтобы, отдав имущество, сохранить жизнь людей. Аэций в это время имел слишком мало войск, чтобы противостоять Атталу.
Спасло римлян то, что в войске Аттала началась эпидемия. Поэтому, когда римляне запросили мира, предложив ему громадный выкуп, Аттал согласился уйти из Италии. После этого восстановить силы было уже невозможно, тем более, что старшее войско (акациры) все меньше и меньше поставляло степных богатырей. В 453 году Аттал женился па бургундской красавице Ильдико, но умер в брачную ночь. Вот эти два события и решили судьбу Европы. В 455 году король вандалов Гснзерих вторгся в Италию, взял Рим и отдал его на двухнедельное разграбление, так как противостоять ему было некому. Аэций был убит императором Валентинианом в 454 году. Так перестала существовать Западная Римская империя.
После смерти Аттала развалилась и его разбойничья империя, державшаяся только на его авторитете. Гунны и другие славяне в этой связи оказались во враждебном окружении. К тому же их остатки, преданные Атталу, утратили связь со своим старшим войском (акацирами). Гибель их, таким образом, были предопределена. К тому же бывшие вассалы стали претендовать на трон Великого Князя. Когда сыновья Аттала стали спорить за права наследства, король гепидов Ардарих счёл себя обиженным из-за того, что его не включили в число претендентов на престол и поднял восстание. На стороне гепидов Ардариха выступили остроготы, язиги (сарматское племя), герулы и другие германские племена. На стороне гуннов выступили руги, аиты, свевы, то есть славяне, правда, только те, что ещё оставались в лагере Аттала. Подкреплений с родины уже давно не поступало. Отсюда не трудно увидеть, что этническая доминанта вновь оказалась решающей в переломный момент истории.

На реке Недао произошло сражение. Силы были слишком неравны, гунны потерпели поражение. В сражении погиб любимый сын Аттала Эллак. Оставшихся гуннов братья Эллака – Денгезих и Ирник – увели на восток в низовья Днепра. Здесь они попытались организовать сопротивление готам, предложив союз Византии. Но Византия тогда была слишком зависима от готов и от предложенного союза отказалась. На Востоке, в стане старшего войска (акацир), отношение к ставке Великого Князя было отрицательным. Обострение обстановки на западе и востоке заставило Денгезиха уйти в Византию. Но в Византии было много сторонников готов, которые не желали их прихода в Византию. Один из них – арианин Аспар – внезапно напал на гуннов и разбил их. В сражении был убит Денгезих, голову которого отправили в Константинополь. В оправдание этой варварской акции было объявлено, что гунны «прорвались» через Дунай. Но когда в 471 году Аспар был убит и его гвардейцы-готы перебиты исаврийскими войсками под командованием будущего императора Зинона, выяснилось, что гунны переходили Дунай не для войны, а чтобы вступить в подданство империи. Им были выделены земли в нынешней Добрудже. А так как гунны говорили на славянском языке, то этноним «гунны» постепенно забылся, а остался этноним «славяне».
Именно они на Балканах пришли на смену фракийцам и македонянам, уже ассимилированным греками. Вместе с остатками тех и других гунны и образовали первую волну славян, заселивших Балканы в 1-м тысячелетии с.л. Не случайно также, что в VI веке часть булгар, в значительной степени перероднившихся с акацирами во главе с князем Аспарухом вслед за аварами двинулась на запад и пришла на Дунай, и была там благожелательно принята местными славянами – бывшими гуннами. Более того, местные славяне приняли этноним пришельцев «булгары», который со временем изменился на «болгары». Произошло примерно такое же слияние, как в своё время между Кимрами и скифами. Так закончили своё существование гунны – потомки восточных славян-ариев, всемирно-историческое значение которых состоит в том, что они вновь возродили Русколань и восстановили славяно-арийское единство от Лабы (Эльбы) на западе до Тихого океана на востоке.
Касаясь Аттала (Аттилы), нужно сказать, что он отказался от своих этнических корней и создал нежизнеспособную систему объединённых на основе грабежа и разбоя этнически чуждых друг другу народов. Эта система была переходной формой между естественно сложившимся федеративно-конфедеративным объединением этнически родственных народов и империей. Поэтому его походы но могли достичь цели планомерных завоеваний, несмотря на громкие за явления. Это были обычные разбойничьи походы, которые рано или поздно должны были закончиться катастрофой. Именно благодаря Атталу гунны нецелесообразно растратили спои силы, и Европа стала той Европой, которую мы сейчас знаем. Если бы на месте Аттала оказался властитель, подобный Белореву или Ругу, господство гуннов в Европе было бы закреплено надолго, и история Европы пошла бы совершенно иным путём. Результатом же его действий было то, что гунны и другие славяне сравнительно быстро были вытеснены из Западной Европы.

История, как известно, повторяется. Считают, что в первом случае в виде трагедии, во втором в виде фарса. В XX веке русские (советские) тоже оказались в Европе и тоже через германскую агрессию. И конец тот же. Русские, несмотря на громкие заявления о единстве с Европой, из Европы выдавлены. Причём, даже политические коллизии и временные рамки оказались в известной степени схожи. У Аттала была конфедерация разноэтничных народов имперского типа, существовавшая за счёт гуннов и других славян. В XX веке Варшавский Договор и СССР, блок государств и союз республик разноэтничного состава, существовавший за счёт Русского Народа. Схожим было предательство союзников. Схожим является объединение бывших врагов у СССР и гуннов с их бывшими союзниками. Схожим является перерождение правящей верхушки у гуннов и в СССР. Схожим оказался выход РСФСР из состава СССР по причине постоянного ущемления её интересов, с отходом от ставки Великого Князя Русколани «старшего войска» – акацир. Схожим оказался даже период господства гуннов – около 70 лет, почти столько же просуществовал и Советский Союз.
Где гут больше трагедии, а где фарса, трудно разобрать. Видимо, в том и другом случае трагедия и фарс тесно переплелись между собой. Законы истории в этом отношении жёстки. Трагедия раньше или позже становится реальностью, если правящая верхушка пытается строить государство и систему общественной власти за счёт системообразующего этноса. Это нужно знать не только правящему классу, по и рядовым гражданам, чтобы не подвергаться сомнительным перестройкам и губительным национально-государственным катастрофам. Вполне необходимый анализ исторического процесса, но вернёмся к его ходу
 

Stirik

Воин бога
Награды
6
Русколань, Булгары, Авары, Абары и Тюрки
Раскол в среде гуннов привёл к ослаблению их влияния в Русколани и усилению влияния булгар, которые не замедлили этим воспользоваться. Это привело к борьбе акацир с булгарами. Здесь у нас вновь образуется коллизия, схожая с Борусией и Македонией, когда в лидеры, в силу определённых обстоятельств, вышли македоняне. Так и в Русколани па передний план выдвинулись хазары, которые составляли значительную часть акацир.
Так как хазары (казары) были коренными жителями Русколани (кстати, о них упоминается ещё в период событий Троянской войны), то они хорошо помнили, что булгары были их врагами в период семито-сарматского нашествия. Старшее войско – акациры поэтому быстро сплотилось против этого внутреннего врага.

В перспективе положение булгар было безнадёжным. Однако продлить сопротивление им помогли авары.
По Ф.Симокатте, два племени уар и хунну, якобы парфяно-сарматского происхождения, обитавшие в низовьях Сыр-Дарьи, объединились и образовали один народ, присвоив себе имя авар, которые затем двинулись на запад. Даже Л.Н.Гумилёв поддался обаянию этого автора и некритически отнесся к его утверждениям, чем ввёл в заблуждение многих, в том числе и меня.
В первом издании книги «От Ариев к Русичам» я также утверждал, что эти племена парфяно-сарматского происхождения. Однако выше мы установили, что парфяне и сарматы – разные народы. Поэтому эти племена к парфянам никакого отношения не имеют. Не имеют они отношения и к сарматам. Более того, первое племя даётся верно, а второе (хунни) неверно. Второе племя называлось вар. Вот почему соединение названия племён уар и вар даёт название народа авар. Эти племена были угорского происхождения и находились в низовьях Сыр-Дарьи с тех времен, когда вместе со скифами отошли из Ирана в пределы Рассении около 1200 года до с.л.
В период ведения гуннами войн за освобождение Русколани, а хуннами в очередной раз в Китае, эти племена в спокойной обстановке размножились и образовали народ авар, который и занял многие славяно-арийские земли. Славяне-арии (хунны) вновь отошли из Китая, в частности, по той причине, что их исконные земли оказались заняты этим народом авар, к тому же очень похожим по названию на древний славяно-арийский народ абар, чьи земли как раз и заняли авары. Разумеется, абары не могли стерпеть такого неуважения и погнали авар на запад, так как на юг авары пойти не могли, потому что здесь находились дружественные абарам иранцы. А вот на Южном Урале уже было немало угров, которые как раз и пополнили ряды авар. Так что не тюрки погнали авар па запад, а славяно-арийский народ абары.
Так появились авары. Вот этот народ авары в 557 году с.л. вышел к Южному Уралу. Угорские племена тарниах, кочагир и зебендер присоединились к аварам. Так как угорская подраса образовалась от смешения людей белой расы с чёрной и семитской расами и существовала уже более двух тысяч лет, то в антропологическом плане она мало чем отличалась от белой расы. Это подтверждается данными венгерских археологов, которые определили, что 80% аварских черепов европеоидны, а 20% принадлежат к слабо-монголоидному тину.

Приход авар был внезапным. Акациры были оттеснены за Волгу в верховья Дона и на Терек, потому что в низовьях Дона и на Кубани господствовали булгары. Около 560 года авары соединились с булгарами. Однако упрочить своё положение они не смогли. Этому помешали абары, Л.Н.Гумилёв считает, что абары относятся к тюркютам. Но тюркам было не до этого. Они были включены в борьбу с Китаем. Поэтому вновь перелом в борьбе за Русколань наступил, когда абары Рассении пришли на Южный Урал и Волгу, где и соединились с акацирами, которые не раздумывая приняли их подданство, полагая их, и не без оснований, более близкими этнически, чем авары и булгары.
Для авар и булгар сложилась тяжелейшая обстановка. Они фактически оказались во враждебном окружении. Им нужно было выбирать, что делать? Авары и их ближайшие союзники выбрали дорогу на запад. Булгары решили отсидеться на Северном Кавказе, который они уже считали своей новой родиной. При движении на запад авары неизбежно должны были столкнуться с другими славянскими народами, так как они к этому времени значительно укрепили свои позиции в Европе. Восстановила свои силы Венедия. Теперь она включала: моравов, чехов, лютичей, бодричей, полабов, поморян и руян. В Карпатах и на Нижнем Дунае обосновались дулебы. В среднем течении Днепра и в Прикарпатье возникла родовая федерация антов. Таким образом, в Европе вновь естественным путём образовалась сильная западная славянская конфедерация.
Из вышесказанного видно, что западные славяне в VI веке представляли из себя не менее могучий суперэтнос, чем ранее. Народы этого суперэтноса производили большое впечатление на своих западных современников. Псевдо-Маврикий в сочинении «Стратегикон» пишет:
«Эти племена, славяне и анты, не управляются одним человеком, но издревле живут в народоправстве, и поэтому у них счастье и несчастье в жизни считается делом общим. И во всём остальном у обоих этих варварских племён вся жизнь и законы одинаковы. Они считают, что один только бог, творец молний, является владыкой над всеми, и ему приносят к жертву быков и совершают другие священные обряды. Судьбы они не знают и вообще не признают, что она по отношению к людям имеет какую-либо силу, и когда им вот-вот грозит смерть, охваченным ли болезнью, или на войне попавшим в опасное положение, они дают обещание, если спасутся, тотчас принести богу жертву и выполняют то, что обещали, и думают, что спасение ими куплено ценой жертвы. Они почитают реки и нимф (русалок примечание автора), и всякие другие божества, принося жертвы всем им и при помощи этих, жертв производят гадания... Они очень высокого роста и огромной силы. Цвет кожи и волос у них очень белый или золотистый и не совсем чёрный... Племена славян и антов сходны по своему образу, по своим нравам, по своей любви к свободе, их никоим образом нельзя склонить к рабству или подчинению в своей стране. Они многочисленны, выносливы, легко переносят жар, холод, дождь, наготу, недостаток в пище... Скромность их женщин превышает всякую человеческую природу, так что большинство их считает смерть своего мужа своей смертью и добровольно удушают себя, не считая пребывания во вдовстве за жизнь…»
Эта выдержка из Псевдо-Маврикия сама по себе является ярчайшей характеристикой антропологии славян и антов, в частности, организации их общественной жизни, верованиях и их психологическом типе. Эта характеристика даёт нам право относить антов к наиболее чистому славяно-арийскому типу. Поэтому авары в земли антов, защищённых укреплениями «Змиевых валов», не пошли. Они двинулись в земли дулебов. Неокрепшая ещё родовая федерация дулебов стала лёгкой добычей авар. Часть дулебов ушла от авар на запад в верховья Лабы (Эльбы) и на Средний Дунай, другая ушла к антам. Хорваты из Приднестровья частью ушли к антам, а частью в верховья Лабы и Одры. Однако большая часть дулебов и хорватов (около 100000 человек) в 578 году переправилась через Дунай и соединилась с ушедшими ранее во Фракию гуннами.
В 580 году авары овладели Паннонией, где и остановились. В период с 580 по 590 годы авары заключили союз с лангобардами, сокрушили гепидов и укрепились на Тисе и Дунае, победили франков, взяв в плен их короля Сигберта Австразийского, чем значительно ослабили давление франков на венедов. Возможно, авары и венеды образовали бы союз для борьбы с общим врагом франками, если бы не осложнение обстановки на востоке. С 560 по 570 годы была восстановлена разорванная аварами Русколань. Давление авар и хазар-акацир на булгар возросло. На западе Русколань прикрывали анты. После 580 года давление Русколани на булгар ещё более усилилось. Авары решили помочь своим бывшим союзникам. Около 600 года авары внезапно напали на антов. Лития была опустошена. Князь антов Мезенмир погиб. Литы были разгромлены столь жестоко, что после 602 года сведения о них исчезают со страниц хроник. Оказавшиеся между булгарами и аварами акациры вновь были оттеснены в верховья Дона.

Восстановив на короткое время единое с булгарами пространство, авары подчинили себе южных славян (склавинов и потомков гуннов). Через булгар авары завязали связи с Ираном, из которого парфяне были окончательно вытеснены арабами в Рассению. Здесь они объединились с абарами, образовав ряд народов, которые сыграли огромную роль в борьбе с Арабским халифатом. Заключив союз с Ираном против Византии, авары с 603 по 626 годы вели успешные войны с Византией и даже совместно с арабами осаждали Константинополь, причём, в основном, силами славян. По грузинским летописям в 626 году Константинополь был осаждён «скифами, кои суть русские». Это ещё раз подтверждает наше мнение, что балканские славяне, и первую очередь, болгары ведут свою родословную от гуннов и от скифов. Именно в ходе этих войн славяне усилили заселение Балкан. Однако подневольные славяне воевали недостаточно хорошо и часто переходили на сторону Византии.
Это дало повод императору Ираклию в 625-629 годах, дабы оградить империю от аварских набегов, пригласить сербов с Лабы и хорватов из Галиции поселиться на Балканах. Так славяне вновь освоили побережье Адриатического моря. Успешные воины авар против Византии были их последними успехами. После разгрома антов аварами венеды изменили отношение к ним. В 623 году венеды (моравы, чехи, лютичи и т.д.) объединились под главенством Само, которого в 627 году набрали князем Чехии. Ему удалось разгромить авар. Затем он нанёс поражение франкам.
После разгрома авар, около 630 года, булгары оказались в окружении. С востока их теснили абары Рассении, а с северо-запада акациры (хазары) Русколани. Именно 30-е годы VII-го века сторонники возрождения Великого Турана считают временем создания Великой Булгарии, наивысший рассвет которой относят на правление хана Курбата в 615-644 годах. Известность этого хана связана с тем, что он заключил союз с Византией. Данный шаг хана Курбата вызывался тем, что положение булгар на Кубани становилось всё тяжелее и тяжелее. В надежде на помощь Византии он и заключил этот союз. Но для Византии хан Курбат был нужен лишь для того, чтобы булгары нападали на соседей и поставляли Византии рабов. Разбойничьи нападения булгар на акацир (хазар) и других славян Русколаии только усилили их ответные действия против булгар. Положение булгар становилось безнадёжным. В 644 году умер хан Курбат. Таким образом, «Великая Булгария» просуществовала всего 9 лет. Не маловато ли для столь громкого названия. После смерти хана Курбата булгар возглавили его сыновья Батбай и Аспарух. Положение булгар продолжало ухудшаться. Они были вынуждены отступать под ударами абар с востока и акацир с северо-запада.
Куда они могли пойти с Северного Кавказа? На востоке были абары, северо-западнее Дона – акапиры. При обсуждении вопроса, куда двигаться, мнения булгар разделились. Одни, во главе с ханом Аспарухом, призывали идти на запад для соединения с аварами. Другие, которых возглавлял Батбай, призывали уйти вдоль Дона на северо-восток к угорским племенам. Третьи никуда не хотели уходить. Как разделились мнения, так и поступили. Наиболее воинственные объединились вокруг хана Аспаруха и двинулись на запад. Им удалось прорваться к Дунаю, где они подчинили себе оставшихся малочисленных славян. Другая часть булгар во главе с Батбаем в это время ускользнула на Каму, где и основала около 650 года Булгарскос ханство (царство). Часть булгар осталась на Северном Кавказе и подчинилась хазарам-акацирам Русколани.

Сторонники Великого Турана полагают, что булгары ушли на север и Прикамье под давением арабов около 740 года. Но это не соответствует действительности. Наиболее удачный поход арабского полководца Мервана на Северный Кавказ состоялся в 737 году. Тогда арабы захватили около 20 тысяч пленников-сакалиба (славян). Никаких булгар среди них не было. Это говорит о том, что булгары ушли на север значительно раньше. Сторонники Великого Турана считают также булгар того времени тюрками. Однако, как мы выяснили выше, булгары были семитским народом. Именно поэтому они вели яростную борьбу со славянами (абарами и хазарами). Тогда этническая доминанта играла довлеющую роль во взаимоотношениях между народами. Этим же объясняется то, что булгары без сопротивления зашли в состав Иудо-Хазарии кагана Иосифа в IX веке.
Положение резко изменилось, когда в XIV веке в западном ордынском войске старшинство перешло к тюркам. Желая укрепить свою власть, эмир Булат-Темур в 1361 году напал на булгар и учи-пил резню. Город Булгар был разрушен до основания. Большое число жителей погибло или было уведено в рабство. Остальная часть булгар ушла на север в Среднее Прикамье, где было создано Казанское ханство.
Однако в 1438 году тюркский хан Улу-Мухаммед со своим сыном Махмутаком организовали поход на Казань и захватили власть. С этого момента тюрки окончательно утвердились в Казанском ханстве, а вместе с ними привился и тюркский язык. Вот почему все серьёзные исследователи признают, что между булгарами и казанскими татарами просматривается теснейшая связь по «антропологическому материалу» и что тюрки «не оказали существенного влияния на формирование казанских татар», кроме внедрения тюрского языка.
В это время союзники булгар – авары также оказались во враждебном окружении. С запада их теснили франки, с севера напирали венеды, с востока аканиры Русколани. Воспользовавшись этим, в 630 году от авар откололись задунайские славяне. Авары вынуждены были уйти в глухую оборону. Этот факт насильственного умиротворения авар дал повод некоторым историкам утверждать, что авары погибли в результате какой-то болезни или по другой причине. «Погибоша аки обре» - записал первый фальсификатор истории Русского Народа Нестор. Но авары не погибли. Они были просто связаны противниками со всех сторон. Даже в результате агрессии франков, которые в 796 году дошли до Венского леса и захватили богатую добычу, авары отбились и просуществовали до прихода венгров в 899 году, с которыми слились в единую венгерскую нацию.
Собственно, анты тоже не погибли полностью. Лишившись своего центра, уничтоженного аварами, анты распались на несколько частей. Образовалось три племени: поляне, древляне и кривичи. Таким образом, родовая федерация антов просуществовала почти 700 лет с конца 1-го тысячелетия до с.л. по 600 год с. л. Именно анты с помощью венедов построили оборонительную систему «Змиевых валов», что позволило им остановить агрессию сарматов. У родовой федерации антов, как ни у какой другой, славная, героическая и до крайности трагическая история, которой мы коснулись лишь вскользь и которую ещё предстоит восстановить, насколько это будет возможно. Новым центром объединения прикарпатских славян становится город-крепость Киев, построенный на восточном фланге «Змиевых валов», на берегу Днепра в 430 году.

Здесь мы подошли к очень важному моменту нашего исследования, а именно – к освещению положения Рассении и Русколани в период так называемого Тюркского каганата. Л.Гумилёв является певцом тюркской истории, естественно, что именно их он считает основной организующей силой, приписывая им какие-то особые качества. В частности, он утверждает, что Тюркский каганат был организован по принципу орды в 552-555 годах, считая, что орда – это народ, организованный в войско. Но ведь орда, как мы видели выше, была присуща славянам-ариям (скифам) почти за 800 лет до тюрок. Следовательно, тюрки сами ничего в этом плане не изобрели. Они усвоили то, чему их научили скифы и хунны. Если к тому же учесть, что авар на запад прогнал славяно-арийский народ абары, то тюрки не имели того значения, о котором писал Л.П.Гумилёв. Они, конечно, стали играть значительно большую роль и среде славяно-арийских народов и даже были старшими в восточном крыле единого Ордынского Славянского войска. Не случайно поэтому ни о каких тюрках «Велесова книга» ничего не упоминает, а вот об обрах (аварах) и Русколани этого периода повествует совершенно определённо.
Сдаётся, Л.Н.Гумилёв Великим Тюркским каганатом называет Великую Славянскую Державу, в которую входили в то время Русколань, Рассения и Тюркское государство, возникшее в Монголии. Тюркское государство в Монголии находилось в таких же отношениях с Рассенией, как и Парфянское княжество. Поэтому когда около 630 года арабы начали вторжение в шахский Иран, с которым у Рассении тоже были налажены дружеские отношения, с Китаем был заключён мирный договор, а часть тюркских войск была переброшена в Иран для противодействия арабам. Война с арабами была тяжёлой. Она требовала напряжения всех сил Рассении. Поэтому постепенно в Средней Азии была сосредоточена основная масса тюрок. Натиск арабов удалось остановить в Средней Азии только около 750 года. Тюрки в борьбе с арабами сыграли значительную роль, но не более того.
Затем встал вопрос о возвращении тюрок в Джунгарию и Монголию. Однако тюрки возвращаться туда не захотели и явно повели дело к отколу от Рассении. Для того, чтобы отделиться от Рассении, тюрки нашли друзей в исламистском Иране и начали интенсивно принимать ислам. Нашли они друзей и в лице иудеев-рахдонитов, которые были прямо заинтересованы в установлении контроля над шёлковым путём из Китая в Европу. Помощь исламского Ирана и иудеев-рахдонитов помогла тюркам отколоться от Рассении и образовать Тюркский каганат в Средней Азии, что создало благоприятные условия для осуществления переворота в Русколани и захвата власти в ней иудеями-рахдонитами. После переворота в Русколани в 800-803 годах Тюркский каганат номинально вошёл в состав Иудо-Хазарии. Поэтому Л.Н.Гумилёв неверно оценил место и роль тюрок в политической жизни Средней Азии того времени. Так что в фальсификации истории внёс изрядную лепту и модный сейчас среди тюрок Гумилёв.
 

Stirik

Воин бога
Награды
6
Рассения, Русколань, Византия, Болгария и Арабская Агрессия
В 650 году Русколань внутренне консолидировалась. Русколань теперь простиралась от Заволжья на востоке до низовьев Днестра. В ходе войн с аварами и арабами Русколань была в союзе с Византией. Однако это не помешало Русколани отвоевать у Византии в 670-680 годах Крым, за исключением хорошо укреплённого Херсонсса. Крым был захвачен Византией в период восстания булгар и движения авар на запад в 560-570 годах. В 711 году был отвоеван и Херсонес, после чего с императором Византии Филиппом был заключён союз, продолжившийся почти 100 лет. Это дало возможность успешно противостоять натиску арабов.
Возвращение Крыма, а затем и Херсонеса было обусловлено совместными действиями Русколани и Болгарии. Дело в том, что отложившиеся в 630 году от авар задунайские и другие славяне охотно были приняты в состав Византии и стали активно заселять Фракию, Македонию, Адриатику и даже часть Малой Азии. Подунавье, которому угрожали авары, опустело. Именно там и осела часть булгар, двинувшихся на запад, так как прорываться к аварам уже не имело смысла. Им удалось в 677 году подчинить оставшихся в Подунавье немногочисленных славян, к которым они отнеслись исключительно терпимо, видимо, потому, что эти славяне были потомками разбитых гуннов, с которыми булгары в своё время дружили. Такой подход сыграл большую положительную роль в будущей борьбе с византийскими войсками. А обстановка в Задунавье складывалась взрывоопасная.

Уходя от авар на Балканы, славяне попадали под гнёт империи, который был не менее жесток, чем набеги авар. К тому же шло принуждение к вероисповеданию. Поэтому когда Византия двинула свои войска против булгар хана Аспаруха, булгары и славяне объединились и в 681 году одержали ряд побед над её войсками. Этот союз славян и булгар создал Болгарское ханство (царство) хана Ас-паруха. Немногочисленные булгары постепенно растворились среди славян, но оставили после себя изменённый этноним «болгары», которыми теперь стали называть себя задунайские славяне. С этого времени этнически родственные Русколань и Болгария надолго становятся союзниками. Не выдержав напора этих двух естественных союзников и под воздействием начавшейся агрессии арабов, Византия с 716 года начинает платить дань Болгарии, надеясь таким образом привлечь её на свою строну. В 717 году арабы осадили Константинополь, который отбился от них в 718 году благодаря помощи Болгарии.
В это же время арабы развернули агрессию на Кавказе и Средней Азии. Походы арабов следовали один за другим. Особенно тяжёлым для славян Русколани был период борьбы с арабами с 720 по 740 годы, когда арабы неоднократно прорывались на север через Кавказ. Особенно мощным и удачным был поход, организованный арабским полководцем Мерваном, которому удалось не только разбить славянское войско на Кавказе в 737 году, но и продвинуться до Дона. В этом походе арабы захватили около 20 тысяч «сакалиба» (славян), в основном, женщин и детей. Это говорит о том, что основное население Русколани того времени составляли славяне (в том числе хазары), а не тюрки. Именно славянские богатыри Русколани и Рассении остановили мощный натиск арабов на север и не допустили новосемитского нашествия в пределы нашей страны. Тюрки, конечно же, участвовали в отражении агрессии арабов. Но они действовали в восточной части Средней Азии.
Эта агрессия арабов объединила Рассению, Русколань, Болгарию и Византию. Объединёнными усилиями арабам было нанесено поражение. Дружины Русколани даже участвуют в дальних походах против арабов. В 746 году союзные русско-византийские войска совершают морской поход на остров Кипр и отбивают его у арабов. Славянские дружины Русколани, приплывшие по морю из Крыма, не случайно именуются в византийских хрониках русскими. В конце VI века с.л. славяно-арийские народы вновь восстановили ареал своего распространения от Забайкалья на востоке до Лабы (Эльбы) на западе, включая Балканы. На этой огромной территории было только несколько этнически чуждых анклавов: авар в Паннонии, булгар на Каме и Волге и угров на Урале, которые все дальше и дальше отдалялись в своём развитии от славяно-арийских народов. Но эти этносы вплоть до IX века вели себя тихо. У булгар для этого не было сил. Авары втянулись в войны с франками и невольно, вместе с венедами, защищали славян с запада. Угры, как подчинённая сила, участвовали в войне с арабами. Таким образом, сердца этнически родственных славяно-арийских пародов в это время на всей этой громадной территории бились в одном ритме. Но этот ритм и эта естественна сложившаяся конфедерация этнически родственных народов была разрушена изменением существа государственной власти в Русколани в начале IX века.
 

Stirik

Воин бога
Награды
6
Образование Иудейской Хазарии и гибель Русколани
Изменение существа высшей государственной власти произошло в связи с образованием в Русколани мощной иудейской общины этнически чуждой славяно-арийскому сообществу. Предыстория образования иудейской общины в Русколани такова. Иудеи, вернувшиеся в Палестину из Вавилона, не нашли взаимопонимания ни с местным населением иудейского культа (самаритянами), ни с потомками древних хананеян (финикийцами), населявшими Галилею, ни с пришлыми из Манаты арабами (идумеями), поселившимися в бывшей земле филистимлян, и окрестностях Газы.
Все эти пароды были семитского, а не арийского происхождения. Поэтому все те, кто считает галилеянина И.Христа человеком арийского происхождения, грубо ошибаются. В период восстания Маккавеев в 166 году до с.л., иудеи ощущали острую нехватку в людях.
Тогда они, опираясь на принадлежность галилеян и идумеев к серой (семитской) расе, выдвинули концепцию, что эти народы в далёком прошлом тоже были иудеями, но, в отличие от самаритян, утратили веру во время господства Селевкидов. Такой подход позволил им добиться обращения обоих этих народов в иудаизм и вступления их в войну с македонянами.
Поэтому во время правления Хасмонеев (152-37 годы до с.л.) представители подчинённых народов считались иудеями, но второго сорта. Естественно, достигнутое обманом подчинение и неравноправие вызвало обратную реакцию со стороны подвластных народов, которая часто приводила к кровопролитию. Кончилось это тем, что идумеи захватили власть в Палестине, изгнав последних Хасмонеев. В результате, Идумея и Галилея стали независимыми от Иудеи областями, которые подчинились Римской империи.
В Иудее дела шли иначе. Так как у власти в Иудее были иудеи, которые контактировали с римлянами, то между хранителями иудейских традиций – фарисеями (чистыми) с одной стороны и властью с другой образовалась пропасть. Власть Ирода I Великого (37-4 годы до с.л.) удерживалась в Иудее благодаря поддержке римлян. Он даже своих детей боялся, так как они были рождены матерью-иудейкой. Вот эти нетерпимые иудеи и явились инициаторами создания новой религиозной системы, которая должна была поднять иудеев на борьбу с Римом. Так возникло иудо-христианство. Отсюда понятно, что иудо-христианство является противоположным иудаизму учением только по форме, но не по существу. Однако проповедь И.Христа не достигла цели. Основная масса народа его не поддержала. Не поддержала и значительная часть иудейских священнослужителей.
В результате, И.Христос был распят. После чего непримиримые иудеи организовали отряды сиккариев (кинжальщиков) и развернули против римлян террористическую войну. Кончилось это тем, что римляне дважды жестоко расправились с иудеями в 70 и 132 годах с.л. После этих погромов Палестина почти обезлюдела и её заселили арабы. Но, увы, не все иудеи были перебиты. Часть из них бежала в Парфию, которая приняла иудеев, потому что воевала с Римом. Часть бежала на запад Римской империи. Здесь она нашла покой и безопасность даже в самом Риме, естественно, через иудеек, которые целенаправленно использовались для разложения римского общества. Это вызвало отрицательное отношение римлян к иудеям, перенесенное потом на христиан, которые вначале состояли, в основном, из иудеев.
По прошествии времени оказалось, что в крупных городах Римской империи, оазисах Аравии, Египте, на Крите, в прикаспийских районах Русколани иудейское население сохранилось и значительно увеличилось. Особенно много их оказалось в греческих колониях: Пантикопее, Горгиппии и Танаисе. Это вполне попятно, потому что греки тоже являются народом серой (семитской) расы. Эти иудеи поддерживали тесные связи со своими парфянскими единоверцами, к сожалению, пользовавшимися покровительством врагов Рима – парфянских Великих Князей, а затем и иранских шахов.
Причём, перерождение Парфянского княжества (царства) в шахский Иран произошло под непосредственным влиянием иудеев. Но в Иране через несколько веков обстановка сложилась не менее страшная, чем в Палестине. В 491 году Иран постигла засуха, налёт саранчи и связанный с ними недород. Шах Кавад открыл государственные амбары с зерном, но это не остановило народных волнений, так как хлеба не хватило. Тогда один из вельмож шаха, Маздак, наученный иудеями, предложил свой план спасения ситуации. Он считал необходимым «вести равенство и уравнение благ» (то есть конфискацию имущества у богатых и разделение его среди бедных).
Шах согласился. Маздакиты, придя к власти, начали делить блага, а так как своё имущество никто не хотел отдавать, то начался террор против несогласных. Гражданская война полыхала более 35 лет. Только в 529 году царевич Хосрой собрал войско из людей, обиженных маздакитами, привлёк на свою сторону эфталитов и разгромил маздакитов. Маэдак был повешен, а его сторонников, захваченных в плен, закапывали и землю живыми. Маздакиты вынуждены были бежать на Кавказ, так как ни эфталиты на востоке, ни византийцы на западе их не принимали. Однако какое отношение к этим событиям имели иудеи? Самое непосредственное. Они приняли в этих событиях самое активное участие.
Чтобы понять, почему, нужно иметь в виду, что среди иудеев всегда были сильны уравнительные тенденции. Благодаря этому иудеи условно раскололись на две части: иудеев-талмудистов, исповедовавших традиционную систему отношений, и вольнодумцев-каббалистов, склонявшихся к уравнительным отношениям в обществе. Именно иудеи-каббалисты подсказали Маздаку необходимость введения уравнительных отношений, преследуя, конечно же, в первую очередь свои корыстные цели – завладеть имуществом богатых иранцев. Ну, совсем как в революции 1917 года в России. В тоже время иудеи-талмудисты были против Маздака.
Торжество маздакитов грозило иудеям-талмудистам разорением и даже гибелью, что заставило их эмигрировать на Кавказ, в прикаспийские районы Русколани и в Византию, где их приняли с большой неохотой и предубеждением. Когда же в 529 году пошла расправа над малдакидами, то иудеям-каббалистам тоже стало плохо. Поэтому связанные с маздакитамн иудеи тоже подались на Кавказ и в прикаспийские районы Русколани, подальше от разъярённых иранцев.

Таким образом, иудеи-каббалисты оказались на равнине между Тереком и Судаком, но не они сыграли роковую роль в истории Русколани, а иудеи-талмудисты.
Если шахский Иран враждебно относился только к иудеям-кабалистам, то магометанский Ирак, куда вернулись иудеи-талмудисты, в силу ряда расколов, организованных ими в среде магометан, стал враждебно относится и к иудеям-талмудистам. В результате, им пришлось в 690 году бежать из Ирана. По свидетельству Иегошуа Га-Когена, жившего в XVI веке, но имевшему в своём распоряжении более ранние рукописи, иудеи двигались «от племени к племени, от государства к другому народу и прибыли в страну Русию и землю Ашкеназ, и Швецию, и нашли там много евреев...», ранее бежавших от римских и иранских погромов. В этом свидетельстве для нас важно упоминание о стране Русии, так иудеи называли в средние века Русколань.
Приложила руку к переселению иудеев в Русколань и Византия. После победы в 723 году над арабами, которым иудеи частенько оказывали помощь, император Византии Лев III Исавр издал указ о насильственном крещении евреев, находившихся в пределах Византийской империи. Этот указ очень сильно стимулировал эмиграцию иудеев-талмудистов из Византии в Русколань. Гонения 786-809 годов ускорили её. Сделано это было, видимо, для того, чтобы увеличить возможности иудеев-каббалистов Булана (Лося), который вместе со славянами воевал против арабов. Византия стремилась таким образом переложить на Русколань основную тяжесть войны с арабами. В 718 году славяне взяли у арабов крепость Дербент. Булан (Лось) отличился в этом деле, вследствие чего повёл себя самостоятельно и восстановил еврейские обряды для своего народа. Не исключено, что славяне взяли Дербент благодаря предательству иудеев, находившихся тогда под арабским господством.
Но иудеи думали, прежде всего, о себе и своём благе, а не о войне с арабами. Они воспользовались гостеприимством славян и быстро освоили «прикаспийские Нидерланды», тем более, что Итиль стал перевалочным пунктом на двух торговых путях: из Ирана в Биармию (Пермь) и из Китая в Прованс (Западную Европу). В период с 718 по 800 годы идёт неуклонное укрепление иудейской общины в Русколани. Так как иудеи-талмудисты были, в основном, горожанами, то они селились в городах: Итиле, Семендере, Самкерце, Беленжере и занимались торговлей, к чему славяне, в том числе хазары, особого интереса не проявляли. Славяне занимались рыбной ловлей, охотой, земледелием, скотоводством и ремёслами.

Благодаря торговле шелками из Китая и мехами из Биармии, иудейские торговцы-ростовщики (рахдониты) вскоре накопили огромные богатства. Атак как воины с арабами требовали больших денег, то иудеи-рахдониты стали всё чаще и чаще ссужать ставку Великого Князя Русколани деньгами. После успешного похода Мервана в пределы Русколани ставка Великого Князя для пресечения таких прорывов была перенесена из Гелона в Итиль. Из него к тому же было легче организовывать морские и сухопутные походы против арабов. Эта передислокация ставки Великого Князя и Итиль облегчила иудеям-рахдонитам задачу по изоляции её от большей части войска. Кроме финансов в этом деле были задействованы женщины и личные связи.
Личные связи помогли формированию института «товарищей Великого Князя», которые заменили постепенно совет глав родов и волхвов. Этот совет остаётся со старшим войском в Гелоне. Образование института «товарищей Великого Князя» облегчил иудеям-рахдонитам завязывание родственных связей со ставкой Великого Князя, Постепенно иудеи-рахдониты стали играть главную роль в среде совета «товарищей Великого Князя». Таким образом, используя финансовые рычаги, женщин и совет «товарищей Великого Князя», иудеи-рахдониты переродили высшую власть Русколани и включили её в иудейскую общину. Теперь они могли наладить новый доходный промысел – работорговлю. Рабов на территории Русколани можно было взять только из среды славян и других народов. Однако на пути реализации замыслов иудеев-рахдонитов главным препятствием было старшее войско. Назревал конфликт, который тогда решался только оружием.
Старшее войско, видя, что ставка Великого Князя попала в полную зависимость к иудеям-рахдонитам, по Константину Багрянородному отделилось от верховной власти около 780 года. В подчинении ставки Великого Князя остались только хазары. Поэтому на арене истории появляется новое государство Хазария, управляемое иудеями-рахдонитами. Все остальные славянские народы откололись от ставки Великого Князя. Так произошло отделение от Русколани её восточной части и образование Хазарии. Образованию Хазарии, управляемой иудеями-рахдонитами, удивляться не следует. Выше мы видели, что иудеи в Персии (Иране) уже неоднократно приходили к власти, используя торговлю и женщин.
Этот же метод показал свою эффективность и в Русколани, дополненный к тому же использованием совета «товарищей Великого Князя». Вообще-то правильно было бы называть Хазарию Иудо-Хазарией. Но химеричные государственные образования потому-то часто существовали долго, что захвативший в стране власть малочисленный народ брал этнонимы того народа, над которым было установлено господство. В этой связи не является исключением и Россия конца XX века, так как власть и ней в начале 90-х годов XX столетия тоже была захвачена евреями (иудеями): установление контроля над экономикой; использование женщин для образования родственных связей с правящей верхушкой; использование института «товарищей генсека Горбачёва» для захвата власти в стране.
Старшее войско, со ставкой в Гелоне, впервые назвало себя русами, так как хазары, хотя и были славянами, теперь подчинялись врагам. Следовательно, от них нужно было отделиться и по названию. По названию страны Русколань взяли себе имя русы. После отделения старшего войска (русов) у иудеев-рахдонитов руки оказались развязанными. Однако, не надеясь на свои силы, они подкупили угров-венгров и натравили их на русов. Оказавшись между иудейской Хазарией и венграми, русы были вынуждены срочно искать союзников и расширить своё влияние на территории страны. Около 790 года войско русов под предводительством князя Бравлина овладело Крымом, в том числе Херсонесом.
Но оказалось, что удар был нанесён не по иудеям, а по грекам. Ограблены были многие христианские церкви, русы не видели особой разницы между иудаизмом и иудо-христианством. Осознав, что своими действиями он увеличивает число врагов, князь Бравлин вернул награбленное церквям и даже принял крещение, надеясь на союз с Византией, и ушёл из Крыма. Но надежды князя Бравина не оправдались, хотя его поход и помог Византии вернуть Крым. Византия теперь имела возможность прочно утвердиться в Причерноморье, а поэтому она не была заинтересована в возрождении сильной Русколани. Ей был нужен здесь вассал – сателлит, к тому же в это время Византия воевала с Болгарией – союзницей Русколани. Таким образом, против Русколани образовался союз хищников, включавший: иудо-христианскую Византию, иудейскую Хазарию и угров-венгров.

Историки академической науки бессвязно лепечут о походе князя Бравина и возглавляемых им русов, не зная, откуда они взялись и из какого города они пришли. Ответ же лежит на поверхности. Отделение Хазарии от Русколани заставило старшее войско восстановить старую столицу Гелон, который был назван Новым городом. Положение Русколани становилось крайне тяжелым. Однако оно было облегчено тем, что венгры, недовольные жадностью иудеев-рахдонитов, мало плативших за невольников, и опасавшиеся в одиночку тягаться с Русколанью, отказались от опасного занятия и примкнули к Русколани.
Кроме этого, обнаружилось, что хазарское войско во главе с Великим Князем без энтузиазма относится к войне со старшим войском. Это ускорило развязку. В 800-803 годах влиятельный иудей при помощи подкупленных «товарищей Великого Князя», совершает переворот. Он ликвидирует институт Великого Князя. Раввинистский иудаизм делает государственной религией Хазарии. Себе присваивает титул бека и возглавляет исполнительную власть. Кроме этого, Обадия начал энергично готовиться к войне с Русколанью. Для этого он создает наёмное профессиональное войско из арабов и тюрок и заключает союз с тюрками-печенегами. После этих мероприятии он развязывает войну с русами и венграми на уничтожение.
Эта воина Хазарии и её союзников печенегов с Русколанью и венграми с переменным успехом длилась до 812 года. В 812 году благодаря корням Византии, имевшей уже своих адептов в Киеве, удалось отколоть от Русколани прикарпатских славян: полян, древлян и кривичей. Эти племена создали союз с центром в Киеве. Старшее войско Русколани, лишившись помощи этих племён, ослабело. Соотношение сил теперь было в пользу иудейском Хазарин и печенегов. В последующие годы старшее войско Русколани и венгры не смогли сдержать напора превосходящих сил противника н к 820 году покинули донские просторы. В результате этого поражения часть русов ушла на север к вятичам и продолжила борьбу на окско-угринекой оборонительной линии, другая часть вместе с венграми ушла в низовья Днепра, где судьбы венгров и русов разошлись. Донские степи были захвачены Хазарией и печенегами. Гелон (Новый город) был взят арабскими наемниками и разрушен до основания. На Дону, но в другом месте, иудеи при помощи византийских мастеров, построили свой опорный пункт-крепость Саркел.
Так под ударами иудейской Хазарин, печенегов и при активном содействии им Византии, а также предательстве прикарпатских славян в очередной раз была погублена Русколань. Изменение власти в Хазарин и гибель Русколани вновь привели к расколу этнического поля славян-ариев. Отколовшиеся от Рассении тюрки теперь господствовали в Средней Азии и на Южном Урале. Именно эти реалии помогли иудеям-рахдонитам направить многие угорские и тюркские пароды на запад против Русколами, а затем и против Киевской Руси. Первыми этот поток открыли венгры, их сменили печенеги, за которыми последовали гузы и другие. Все они явились в руках иудеев-рахдониов; наряду с арабами - орудиями в организации работорговли славянами.
Но самым страшным было то, что тюрки, угры и булгары, подчинившиеся иудейской Хазарии, вновь разорвали единое этическое поле славян-ариев и отделили западных славян от восточных более чем на 250 лет. Именно за этот период западные славяне попали под контроль иудо-христианства, которое всё сделало, чтобы западные славяне перестали воспринимать своих восточных этнических братьев, как родных. Короткое восстановление связей при князе Светославе не смогло возродить былого единства. И эта точка зрения при непосредственном участии академической исторической школы настолько прочно овладела умами многих поколении русских людей, что всякая попытка восстановить истинную картину этнических отношений славян до сих пор встречает яростное сопротивление этой исторической школы в той части нашего общества, которая привыкла воспринимать её выкладки, как истину в последней инстанции.
 

Stirik

Воин бога
Награды
6
Русь, Словения, Болгария, Византия и Иудейская Хазария
В этих условиях западные славяне на Русской равнине и в Европе оказались зажатыми между империей Карла Великого, Византией и иудейской Хазарией с её союзниками и подручными. Карл Великий (768-814 г.г.) покорил Баварию, восточных фризов и саксов, Лангобардское королевство, византийскую Истрию, отбил у арабов Барселону.
В 791 году Карл Великий нанёс поражение аварам и дошёл до Венскою леса. За свою жизнь Карл совершил более 50 походов. Лишь два его похода окончились поражением франков: походы на Прагу и на Аркону. Чехи и руяне остановили непобедимого Карла, отвадив его от славянских земель. К 800 году Карл Великий собрал земли Западной Римской империи (кроме Британии и Южной Испании). После этого он был с большими торжествами коронован папой римским императорской короной. По Верденскому договору 843 года империя Карла Великого была разделена между сыновьями Людовика Благочестивого (сына Карла). Но, несмотря на это, угроза славянам не только не уменьшилась, а даже возросла, так как на славянские земли нацеливалось Восточно-Франкское королевство.
Эта угроза заставила венедов консолидироваться и образовать Великоморавское государство со столицей и городе Велеграде. На юге против Византии боролась Болгария. На востоке иудейской Ха-зарии противостояла Словения и начавшая подниматься Киевская Русь. Русы, отошедшие вместе с венграми в низовья Днепра около 820 года, закрепились на острове Хортица и превратили его в базу будущих походов против Византии. В период с 820 по 840 годы русы осваивали Поднепровье и заключали союзы. Их послы в 839 году оказались даже в Ингельгенме при дворе Людовика Благочестивого. Не дремала с это время и Византия. Желая закрепиться в Поднепровье, Византия настойчиво обрабатывала киевлян и настраивала их против русов. Около 825 года Византия направила в Киев небольшое войско во главе со стратегом Диром, которого в 829 году киевляне избрали своим Князем.
В это время русы заключили союз с дулебами (волынянами). Окрепший союз русов, венгров и дулебов развернул активную военно-политическую деятельность. В 840 году русы, дулебы и венгры совершили морской поход в Малую Азию, взяли и ограбили богатый город Пафлагонии Амастриду. Однако в 842 году славяне, именуемые в византийских хрониках русами, по договору, вернули часть добычи и освободили всех пленных. Почему они так поступили? Видимо, потому, что вновь искали союза с Византией против Хазарин. В этой связи абсолютно не соответствует действительности характеристики тех византийских хроник, в которых говорится, что народ «рос» грубый и дикий. Скорее всего, здесь мы вновь видим лишь очередную передержку историков-христиан. Верным в этих хрониках является только то, что они определяют народ «рос» как народ скифского происхождения, что, собственно, и требовалось доказать.
Византия, видя усиление союза русов, дулебов и венгров, решила форсировать создание христианского центра в Киеве, Проповедники иудо-христианства усилили свою работу, но это не понравилось киевлянам. К тому же враждебность русов и венгров, которой пугали киевлян христиане, оказалась ложной. Для объединения теперь уже не было препятствий. В 852 году князь русов Аскольд с согласия дулебов и полян переместил свою ставку в Киев. Князь киевлян Дир благоразумно не оказал сопротивления этому объединению, поэтому был наравне с Аскольдом оставлен князем. Таким образом, в Киеве стал править дуумвират князей Аскольда и Дира. Но этот дуумвират грозил стать основой христианизации славян. Так возникла Киевская Русь.
Она теперь объединяла русов, дулебов, полян, древлян и венгров и занимала земли от Припяти до Русского (Чёрного) моря между Днепром и Прутом. Это была конфедерация преимущественно славянских народов. Опираясь на укрепления «Змиевых валов» и остров Хортицу, Киевская Русь усилила своё влияние на Византию. В 860 году Аскольд собрал большое войско и на 360 кораблях 18 июня приплыл к Константинополю. Внезапное появление столь большого поиска заставило византийцев пойти на подписание торгового договора выгодного славянам, который приписывается Олегу. 25 июня славяне сняли осаду и ушли домой. Этот поход вновь показал, что славяне ходили в Византию не для грабежа, а для того, чтобы склонить Византию к союзу для борьбы с иудейской Хазарией и наладить с нею равноправные отношения.
Однако византийцы хотели иметь не равноправные отношения, а господство над славянами, не гнушаясь никакими средствами, в том числе и насаждением иудо-христианства. После похода славян 860 года византийский патриарх Фотий заявил: «Народу возлюбленному и богоизбранному (не только иудеи, но и греки считали себя богоизбранными) не должно надеяться на крепость рук своих, величаться силою мышц своих, опираясь на запасные оружия, а надобно... господствовать над русскими с помощью всевышнего». С этого момента начинается иудо-христианское наступление на славян.
Уже в 860 году в русские земли, захваченные греками, для распространения иудо-христианства из Византии были направлены очередные «просветители» Константин (Кирилл) Философ и Мефодий. Они изучают в Корсуне евангелие и псалтырь, написанные славянским письмом, а затем, вернувшись в Византию, «изобретают» письменность, приспособленную для облегчения переводов церковных книг с греческого на русский. Для этого «основоположники славянской письменности» в славяно-арийский алфавит вносят 11 новых искусственных букв и создают совершенно новый алфавит, приспособленный для грядущего подчинения славян иудо-христианству. Тогда же был назначен византийцами глава киевской церкви.

В конце 60-х годов IX века иудо-христианство распространилось в Сербии и Хорватии. В Болгарии 864 год выдался неурожайным. К голоду добавились болезни, начался мор. Византийские проповедники убедили болгарского князя Бориса в том, что гладомор произошёл «за грехи». Кроме того, византийцы ввели войска и насильно заставили оставшихся в живых болгар креститься. Это был сильный удар по славянскому единству. Однако болгары оказали сопротивление, и царь Борис прибегает к мечу и казням, внедряя «человеколюбивое христианское учение». Несколько раньше в 863 году крестился моравский князь Ростислав. Моравия наполнилась «просветителями». Вслед за Моравией жидо-христианство перекинулось в чешские земли, в которых княжил Борживой.
В 866 году Киевская Русь организует новый поход на Константинополь для отместки грекам за невыполнение договора 860 года. Несмотря на то, что в 860 году в столице империи Константинополе было построено капище Перуна, как признание силы и могущества славян, «богоизбранные» греки смотрели на славян, как на низшую расу. Византийские попы вели постоянные проповеди, внушая жителям империи, что они являются избранным богом народом и во всех отношениях превосходят другие народы, что давало право не выполнять заключённые договоры.
Однако поход закончился неудачей, так как византийцы изготовились к отражению похода славян. Неудача была вызвана тем, что христианские проповедники успели сообщить Византии о готовящемся походе. Многие славяне попали в плен. В их числе оказался и князь Аскольд. Воспользовавшись такой удачей византийцы осуществили крещение пленённых славян. Тут было использовано всё, в том числе ослабление веры в родных богов, якобы не защитивших от военных неудач. Первым, видимо, крестился князь Аскольд. Так сказалось влияние на него Дира за прошедший период с момента создания дуумвирата.
Возвратившись из Византии в Киев, крещёные славяне с Аскольдом во главе привезли с собой новых христианских миссионеров, которые вновь начали свои проповеди, в результате, появились новые крещёные, в основном, те, кто находился в родстве с уже крещёными. Большинство креститься не желало. Славяне были свободолюбивыми людьми и идти в какое-либо рабство не хотели. И всё же иудо-христианство начало расползаться по Руси. Измена вере отрицательно отразилась на взаимоотношениях в обществе. Авторитет власти в народе резко упал. Несмотря на союз с Византией, присоединение к Киевской Руси в 864-869 годах Полоцка и Смоленска, побед над печенегами в 867 году и кривичами в 869 году, внутреннее положение Киевской Руси из-за принятия правящей верхушкой иудо-христианства было непрочным.

Внутренний кризис осложнялся также нарастанием внешней угрозы со стороны Хазарии и варягов. Иудейская верхушка Хазарии и варяги были крайне заинтересованы в совместных действиях по захвату, продаже и перепродаже невольников. Поэтому, когда иудеи-рахдониты развернули охоту за невольниками на Русской равнине, варяги уже освоившие этот промысел в Европе через налаженные там с иудеями связи, решили расширить сферу захвата невольников на востоке.
По сообщениям арабских авторов Ибн-Русте, Мукаддаси, Гардизи и Мавади варяги-русь «нападают на славян, подъезжают к ним на кораблях, высаживаются, забирают в плен, везут в Хазарию и Булгар и там продают».
Где плавали варяги-русь ясно: по Чудскому, Ильменьскому, Ладожскому и Онежскому озерам. Именно здесь и располагалась Словения. По Волге варяги-русь везли своих пленников в Булгарию и Хазарию. Торговая аристократия хотела установить своё господство в Словении по примеру иудеев-рахдонитов и иметь наёмное войско, которое бы верой и правдой служило торговой аристократии. Однако получила иной порядок, когда сама оказалась эксплуатируемой, а народ превратился и невольников.
Естественно, такой порядок не устраивал, в первую очередь, народные низы, которые во главе с Вадимом Храбрым в 864 году выступили против захватчиков, но были разбиты, а предводитель убит. Торговая аристократия Новгорода вновь попыталась договориться с Рюриком, чтобы тот совершил поход против Киевской Руси для того, чтобы завладеть путём «из варяг и греки» по Днепру. Но Рюрик отказал торговой аристократии, видимо, по причине недостатка сил. Тогда торговая аристократия подняла против Рюрика весь народ Словении. Рюрик был изгнан, но переговоры с ним продолжались до тех пор, пока он не согласился на условия новгородской торговой аристократии. Продолжительность подготовки второго вторжения можно объяснить тем, что Рюрик долго не мог собрать необходимые силы на случай войны с Киевской Русью и подготовить идейное обоснование этого вторжения.
Присвоив себе имя «русь», варяги готского происхождения решили обманным путём установить свою власть в Киевской Руси.
События этого времени находят своё отражение в «Велесовой книге», где, в частности, рассказывается о хазарах, вероотступниках Дире и Аскольде и разбойнике Рюрике. Пополнив за счёт варя-гов готского происхождения своё войско и договорившись с торговой аристократией Словении, Рюрик прибыл в Новгород и сразу же стал готовиться к походу на Киев. Время было выбрано исключительно удачно. В Киеве до крайности обострились отношения между иудохристианской властью и отвергавшим эту чуму народом. Однако в ходе подготовки похода в 879 году Рюрик умер, оставив после себя малолетнего сына Игоря. Войско возглавил воевода Олег. Он же стал опекуном Игоря, будучи шурином Рюрика.

Войско Олега, в котором приняли участие варяги, словене, кривичи, меря, чудь и весь, легко овладело в 882 году Смоленском, Любичем и Киевом. Аскольд и престарелый Дир были убиты. Это наталкивает на мысль, что киевляне сами обратились за помощью к Олегу. Не исключено также, что Олег обещал выступить против иудейской Хазарии. Это подтверждается тем, что после захвата власти в Киеве Олег в 883 году подчинил древлян, в 884 году северян, в 885 году родимичей, которые до этого платили дань иудеям-рахдонитам. В этом же 885 году Олег воевал с уличами и тиверцами, также данниками иудеев, но подчинить их не смог, так как им помогли печенеги. Война с иудейской Хазарией становилась неизбежной.
Однако война разразилась не сразу. Дело в том, что иудеи-рахдониты в это время были связаны войной с дайлемитами Ирана. Кроме того, нужно было найти нового союзника, так как печенеги уже не выполняли отведённой им роли. Невольников брать становилось всё тяжелее и тяжелее, поэтому печенеги приостановили свои набеги. Разумеется, иудеев-рахдонитов такое поведение вассала не могло устроить, и они в 889 году подкупили гузов и натравили их на печенегов. Против печенегов в это же время действовали и венгры (мадьяры), с которыми у иудеев рахдонитов начал складываться союз. Поэтому на юге события постепенно обрели трагический оборот.
Находясь между иудейской Хазарией и венграми, печенеги из-за отказа Олега образовать союз обратились за помощью к болгарам. Те пошли на образование союза. А так как Болгария вновь воевала с Византией, то последняя автоматически становилась союзником иудейской Хазарии и венгров. Чтобы укрепить союз с Византией, иудеи-рахдониты в 893 году послали туда войско, набранное из хазар, для войны с болгарами. Однако болгары разгромили это войско, а с иудо-хазарскими пленниками обошлись очень жестоко. Им перед разменом резали носы. Это была месть за отход хазар от славянского мира.
В ответ на это император Лев VI в 894 году послал флот, который перевёз венгерские дружины Арпада и Курсана на правый берег Дуная в Болгарию. Венгры разбили войско болгарского царя Симеона, дошли до Преславы, грабя и убивая, набрали много пленниц и продали их в Византию. Царь Симеон просил мира, но затаил злобу, и в 897 году, когда мадьярские всадники были в походе, печенеги и болгары с двух сторон напали на Леведию и вырезали оставшихся дома венгерских мужчин, женщин, детей и стариков. Вернувшись из похода венгры (мадьяры), решили покинуть окровавленную землю и ушли в Паннонию. В Паннонии они объединились с аварами и вместе с ними разгромили Великоморавское государство, чем нанесли славянскому сообществу непоправимый вред, сокрушив западный фронт их обороны против германо-католической агрессии. Захватив два славянских города Буду и Печь, венгры превратили их в столицу своей страны Будапешт. Так Паннония была превращена в Венгрию. Это произошло в 899 году. Отделённая венграми от Болгарии и Киевской Руси Острия (Австрия) подверглась со временем онемечиванию. Но ещё долго города Вендебож (Вена), Свела (Цветль), Ракоусы и другие управлялись славянскими князьями.

Во второй половине 30-х годов X века между Византией и Хазарией разразился конфликт на религиозной почве. В Хазарин начались гонения на христиан, а в Византии на иудеев. Войну развязал иудейский каган (царь) Иосиф, при котором было вырезано много христиан, в первую очередь хазар. В этой связи христианская община Киева не могла остаться в стороне и вместе с эмиссарами императора Романа Лакапина добилась, чтобы Игорь выступил против иудейской Хазарии. В 939 году Игорь внезапно напал совместно с византийскими войсками и взял город Самкерц на берегу Керченского пролива. В 940 году воевода Свенельд покорил племя уличей, обитавших в низовьях Днестра и Буга, взяв город Пересечен. На этом успехи закончились. Иудейская Хазария ответила мощным ударом. Иудейский полководец Песах объединил действия наёмного войска Хазарии и печенегов, отбросил союзное войско в Крым, ворвался туда и взял три греческих города, где убил всех мужчин и женщин, но был остановлен под стенами Херсонеса, куда бежало уцелевшее христианское население Крыма.
Затем Песах двинулся на Киев и принудил Игоря воевать с бывшими союзниками византийцами, лишив его к тому же мечей. От Киева отпало всё днепровское левобережье. Завоёванные земли уличей и тиверцев в низовьях Днестра и Буга достались печенегам. Кривичи освободились и создали независимое Полоцкое княжество. Таким образом, Киевская Русь из более или менее независимого вассала при Олеге, при Игоре превратилась в полностью зависимого вассала. К тому же Игорь обязывался вновь платить дань кровью и увеличенную материальную дань, сбор которой закончится для него трагически. В 911 году варяжско-славянское войско по требованию Хазарии двинулось против Византии, но было разбито у стен Константинополя имперскими войсками, оповещёнными из Киева христианами.
Однако, несмотря на поражение, остатки этого войска были пополнены и в 943-944 годах брошены на Арран (Азербайджан), где засели дайлемиты. Варяжско-славянское войско при высадке разбило ополчение правителя Аррана Марзубана ибн-Мухамеда и овладело городом Бердаа на берегу Куры. Марлубап, получив подкрепление, блокировал крепость. Но страшнее блокады оказалась дизентерия, грозившая гибелью всему войску. Нужно было уходить, тем более, что в очередной стычке погиб воевода варяжско-славянского войска. Варяги и славяне пробились к берегу, отбили корабли и уплыли обратно в Хазарию. Но на Русь они не вернулись, так как по закону, прописанному иудеями-рахдонитами, воины не одержавшие победы, подлежат казни. Славяне в данном случае вполне подпадали под действие этого закона. А перебить больных и выздоравливающих было совсем несложно, так что акция прошла без шума. Осталось лишь свидетельство одного иудейского анонима: «и пошли морем в Персию, и пал там он и весь стан его. Тогда стали русы подчинены власти хазара».
Несмотря на это, иудеи-рахдониты вновь принудили Игоря выставить войско против Византии. Это войско под командованием Свенельда совместно с печенегами в 944 году двинулось водным и сухопутным путями на Византию. Но византийцы, узнав опять же от христиан о готовящемся походе и связанные войной с арабами, решили не испытывать судьбу и предложили приемлемые условия мира, который был заключён в конце 944 года. В этом походе участвовали все наличные силы Игоря. Он остался с небольшой дружиной, с которой и отправился собирать дань с древлян. А так как требуемая дань превышала традиционные нормы, то древляне возмутились, напали на него и убили, но свободы не добились. Вернувшись из успешного похода, Свенельд вместе с княгиней Ольгой, в 946 году подчинил древлян вновь. Удачный поход против Византии и союз с печенегами позволили почувствовать силу. Однако воевать с Хазарией без союза с Византией правящей верхушке казалось практически невозможным.
Вот почему Ольга в 947 году принимает крещение, которое скрывает до 957 года. В 957 году она едет в Константинополь и 9 сентября официально принимает крещение, что означало заключение союза с Византией. Союз с печенегами и Византией, успешно воевавшей при поддержке дайлемитов с арабами, хорошо сказался на положении Киевской Руси. Союз Киевской Руси с печенегами обеспечивал торговлю между Киевом и Херсонесом. К тому же печенеги снабжали славян саблями вместо отданных иудеям мечей. В 945 году дайлемиты овладели Багдадом, в результате чего возможности иудеев-рахдонитов в вопросе формирования наёмного арабского войска резко сузились. Этим не замедлили воспользоваться булгары и гузы. Хазария, по существу, оказалась в окружении врагов, в то же время сил для расправы уже не хватало. Вопрос теперь стоял так: кто нанесёт этот последний удар?

Союз с Византией, ставку на который делала Ольга и её приближённые, не оправдал надежд. Наоборот, в обществе наметился раскол. Тем более, что по возвращении в Киев Ольга начинает преследовать тех, кто не желал принимать христианство, организует уничтожение капищ и святилищ. В то же время посылает войска в помощь Византии. Более того, в 959 году Ольга приглашает в Киев германских миссионеров. В 962 году Оттон I — основатель Священной римской империи Германской нации становится императором. Он же в 961 году прислал в Киев епископа Адальберта, который с согласия Ольги становится киевским епископом. Недовольство дружины и народа нарастает. Этим недовольством воспользовался Светослав.
Но прежде чем продолжить повествование последующих событий, необходимо коснуться личности Светослава и развенчать ещё один миф, сочинённый иудо-христианами и упорно повторяемый историками академической науки. Хронологическая путаница христианских летописей наталкивает на мысль, что многие события в них являются фальсифицированными. В первую очередь это касается Светослана, которого иудо-христианские летописцы люто ненавидели. Он им под конец жизни ответил тем же, чего они, кстати, заслужили. Но всё-таки им удалось сфальсифицировать значительные отрезки жизни Светослава. Им это было нужно для того, чтобы доказать правоприемственность династии Рюриковичей, обеспечивших насаждение иудохристианства в Киевской Руси.
Светослав не мог быть сыном Игоря и Ольги по ряду причин. Игорю Старому в 911 году было уже 33 года, но детей у него почему-то не было. В 945 году, когда его убили древляне, ему должно было быть не менее 66 лет. Следовательно, Светослав должен был появиться, если верить летописям, на 64 году его жизни. Конечно, бывают дети у мужчин в таком возрасте, но если у этих мужчин дети были ранее. У Игоря Старого детей раньше не было, Ольге в 942 году было около 20 лет, так как во время крещения в 957 году она ещё выглядела молодой женщиной. Могла ли она без Игоря родить ребёнка? Нет, не могла. Дело в том, что у славян женская верность мужу почиталась исключительно высоко, и варяги это нарушить не могли. Значит, всё упирается в Игоря. Игорь не мог иметь детей либо по старости, либо был неспособным в мужском плане из-за импотенции, либо по причине вырождения династии. Вывод может быть один. Игорь не мог воспроизвести потомство, даже женившись на молоденькой женщине. Из этого нам ясно, что Светослав не мог быть сыном Игоря Старого и Ольги. Так чьим же сыном он был?

Расправившись с древлянами в 946 году, Ольга и Свенельд, чтобы сохранить власть над ними, взяли в заложники сыновей убитого князя Мала. Затем после определённого размышления она принимает решение об усыновлении этих детей. И почти сразу же, в 947 году принимает крещение. Почему вдруг молодая женщина принимает крещение? Значит, чувствует за собой вину. Расчёт Ольги и Свенельда состоял в том, что, возможно, удастся приручить Светослава и воспитать из него своего князя. Вот об этом и молила Ольга иудейского бога, так как славянские боги в таких делах не помогали. Но Светослав рос сметливым пареньком и не забыл, как погиб ею отец. Отчаявшись справится со своевольством Светослава, Ольга прибегла даже к помощи своей ключницы иудейки Малки, пытаясь привязать его к чужой вере.
В результате, родился Владимир – креститель Киевской Руси. Приняв христианство в 957 году, Ольга вновь пыталась сломить непокорного Светослава, но было уже поздно. Поэтому воспитание Ольги и Свенельда, в основном, ушло в свисток, за исключением военного дела. В это время он уже осознавал себя князем, его любила дружина за великодушие, природную сметку, знание военного дела, личную храбрость, силу и умение владеть оружием. Класть поклоны жидо-христианскому богу такой человек, конечно же, не желал. Боги славян не принуждали молиться, поэтому для Свстослава они были светлыми и родными, с ними было легко общаться. В результате, вокруг Светослава сплотились все активные и энергичные люди.
Следовательно, официальная рюриковская династия является изобретением христианских летописцев, заинтересованных в стабилизации престолонаследия в государстве. Моё мнение состоит в том, что рюриковскую династию представляют всего два человека: Рюрик и его сын Игорь. Со Светослава начинается династия древлянских князей. Настойчивость Ольги вела к конфликту, который рано или поздно должен был быть разрешен. И этот момент наступил, когда в 961 году и Киеве появился Адальберт, который с присущей германцам педантичностью и упорством стал принуждать Светослава и его окружение к принятию христианства, это переполнило чашу терпения. В 962 году Светослав, опираясь на дружину и недовольство основной массы народа, совершает переворот. Епископ Адальберт едва спасся бегством. Некоторые из его сообщников-проповедников были убиты. Ольга была отстранена от управления государством и находилась до конца своих дней в среде христиан в предместье Угорское. Там же находилась церковь святого Николая, построенная над могилой князя отступника Аскольда.
В народе после переворота обозначился невиданный подъём. Опираясь на него, Светослав в 964 году освобождает от иудейской зависимости вятичей, которые более 150 лет вели неравную борьбу с жестоким врагом и заложили первоклассную по тому времени крепость Козельск, которую иудеям так и не удалось взять. Воспользовавшись тем, что немногочисленное наёмное войско Хазарии стерегло печенегов на Нижнем Днепре, Светослав объединил свои силы с вятичами и в 965 году разгромил гарнизон крепости Саркел. Взятием этой крепости он доказал, что иудеев-рахдонитов и их наёмников можно и нужно бить. В 966 году Светослав совершает второй поход в земли вятичей, где закладывает ладейный флот для осуществления броска на юг. Возможно, уже в 967 году ему бы удалось разгромить иудейскую Хазарию, но здесь помешало осложнение обстановки на Балканах.
Л.Н.Гумилёв много внимания уделил Светославу и событиям того времени, доказывая, что в Киеве правила княгиня Ольга с христианами, а Светослав только ходил в походы и был не нужен правящей христианской верхушке, что война с Хазарией не закончилась в 965 году, а продолжалась также в 968-969 годах, что она велась, в основном, силами печенегов, что Светослав стремился создать на Дунае своё государство, отделившись от Киева. Эти предположения верны только отчасти и касаются они продолжительности войны с иудеями-рахдонитами, а также неприятия Свестославом иудо-христианства, понявшего его суть, которую он выразил словами: «Вера христианскф уродство есть». Однако в целом события развернулись несколько иначе, чем писал Л.Н.Гумилёв и другие историки.
После переворота 962 года иудо-христианская община Киева во главе с Ольгой сидела тихо, выжидая момент, чтобы нагадить Светославу, всецело занятому борьбой с внешними врагами. Историки академической науки действительно ошибаются, полагая, что война Светослава с Хазарией была одномоментным актом 965 года. Борьба, хотя и с ослабленным, но ещё мощным противником не могла решиться столь быстро. Захваченная Светославом крепость Саркел была отбита наёмным поиском Хазарии в 966 году. Это заставило Светослава вновь двинуть своё войско в земли вятичей в 966 году и продумать план войны с Хазарией. Новый поход на Саркел ничего не давал, кроме жесточайшего сражения с наёмниками. Нужно было принимать иное решение. Иное решение состояло в том, чтобы сковать наёмное войско печенегами, подготовить ладейный флот, на котором русская рать должна была спуститься по Оке и Волге в её низовья и напасть на столицу иудейской Хазарии город Итиль. Однако подготовка флота требовала времени. На это ушли 966 и 967 годы.

Пока шла подготовка ладейного флота, на Балканах разразился кризис. Император Никифор Фока в 966 году перестал платить дань болгарам, которую Византия обязывалась выплачивать по договору 927 года. Кроме этого, он потребовал, чтобы болгары не пропускали венгров через Дунай грабить провинции империи. Болгарский царь Пётр ответил, что он заключил с венграми мир и не намерен его нарушать. Никифор Фока решил наказать Болгарию и принудить её к уступчивости, для чего направил некоего Калокира с 15 кентинариями золота в Киев к Светославу с предложением сделать набег на Болгарию совместно с печенегами. Не желая терять союзников печенегов, без которых успешно воевать против наёмного войска Хазарии было невозможно, Светослал согласился. Продолжая готовить поход против иудейской Хазарии, Светослав смог выставить относительно небольшое войско около 10 тысяч человек, которое сам и возглавил.
Высадив своё войско в устье Дуная, он внезапно напал на болгар и разбил их. Затем объединил силы с печенегами и венграми, разбил болгар у Доростола. Царь Пётр не выдержал поражений и умер, а Светославу удалось занять Болгарию до Филиполя. Ставку он организовал в Переславце (Малой Преславе) на берегу реки Враны, не выражая желания возвращаться в Киев. Это испортило отношешения Н.Фоки со Светославом, так как Н.Фока увидел, что вместо Болгарии на Дунае появилась ещё более мощная военная сила и к тому же ещё крайне непредсказуемая. Стало ясно, что от неё нужно избавиться во что бы то ни стало. Тем более, что от христиан, находившихся в войске Светослава, стала поступать информация, что Калокир подбивает Светослава к походу на Константинополь, для того чтобы Калокир нанял престол. Но без наличия сил этого сделать было невозможно. Поэтому притязания Калокира вряд ли могут служить обвинением и развязывании войны, как это делают византийские хронисты Кедрен и Зопара, с которыми согласились летописцы Руси и Л.Н.Гумилёв. Войну начал Н.Фока, который решил избавиться от угрозы с Дуная.
Так как печенеги были со Светославом, а византийское войско было связано войной с арабами, то Н.Фока обратился за помощью к Хазарии. Иудеи рахдониты решили воспользоваться моментом, чтобы восстановить утраченные позиции. Но так как наёмное войско было немногочисленным, а боеспособных союзников уже не было, то они смогли собрать разный сброд, включая заволжских печенегов, подчинившихся им, и бросили его в поход на Киев в 968 году. Киев оказался в тяжёлом положении. Однако печенеги Поднепровья, находившиеся в союзе со Святославом, оповестили его о движении войска иудеев-рахдонитов. Светослав выслал вперёд дружину Претича, чтобы он задержал войско противника. Сам же с печенегами и частью славянского войска двинулся к Киеву.

Претич у Киева перехватил сборное войско иудеев и вступил в переговоры, выигрывая время для подхода Светослава. Светослав не замедлил с подходом. Вместе они обрушились на противника и разгромили его. После этого Свегослав принял окончательное решение о разгроме Хазарии. Так что в этот период печенеги были верными друзьями Светослава, поэтому винить их в походе на Киев также не верно, как и обвинять Калокира в развязывании войны. После этой победы печенежская конница двинулась в преследование войск иудеев-рахдоиитов по степям, это и дало повод Ибн-Хаукилю записать в 969 году, что печенеги являются «остриём» и союзниками славян.
Светослав с пешей ратью, сев в ладьи, по Оке и Волге двинулся на юг. Однако на Волге были бургасы и булгары, которые неоднократно вредили славянам и могли оповестить Итиль об опасности. Светослав внезапно напал на них и нанёс жесточайшее поражение. После этого он мог не опасаться за свой тыл и двинулся к Итилю. Войско Светослава на ладьях атаковало Итиль с трёх сторон. Иудеи-рахдониты оказались в ловушке. Итиль был разгромлен. Иудейская община была уничтожена. Центр сложной системы исчез. Развалилась и сама система. Хазары, народ этнически родственный славянам и беспощадно угнетаемый иудеями-рахдонитами, желания воевать за них не проявили и попрятались по плавням. Наёмное войско, состоявшее теперь из тюрок и разного сброда, частью погибло под ударами печенежской конницы, а частью ушло в Среднюю Азию.
Поэтому дальнейший поход Свегослава проходил без препятствий через «чёрные земли» к Среднему Тереку, т.е. к Семендеру, затем через степи к Дону и, после взятия крепости Саркел, к Киеву. Возвращаясь с Терека через Саркел, Светослав миновал Кубань и Крым, где остались некоторые города иудеев-рахдонитов, контролировавших торговлю с Византией. Здесь-то и образовалось небольшое иудейское государство Тьмутаракань, существовавшее в 969-986 годах. Это говорит о том, что Светослав оставлял их печенегам – своим союзникам, как плату за помощь в борьбе с Хазарией. Крепость Саркел была переименована в Белую Вежу, которая некоторое время была форпостом Киевской Руси па востоке против тюрок.
Здесь следует пояснить, как тюрки, находившиеся ранее в Монголки и Снньдзяне, оказались к Средней Азии. Второй отход славян-ариев (хуннов) из Китая в VI веке вызывался необходимостью отвоёвания своих земель в Средней Азии у угорского народа авар. Выше мы говорили, что угорские племена уар и вар, обитавшие у Сыр-Дарьи с момента их отхода со славянами-ариями (скифами) из Ирана, объединились и образовали народ авар. Пока славяно-арийскис народы воевали в Китае и Парфии, этот угорский народ развивался в благодатных условиях. В начале VI века он численно увеличился настолько, что начал занимать земли знаменитого славяно-арийского народа абар. Воины народа абар воевали как в Китае, так и в Иране. Именно они составляли основу войска гуннов.
Воины славяно-арийского народа абар были наиболее боеспособными и прочие цементировали войска славян-ариев (хуннов, парфян и гуннов). Но после того как авары стали занимать земли абар, их воины были вынуждены вернуться на родину. Этот отход дружин абар из Парфии, Л.Гумилёв принимает за их бегство от эфталитов. В то же время отход абар из Китая принимается им за поражение хуннов от китайцев. Воины абар шли с юго-востока и юга. На северо-востоке в Рассении находись славяне-арии (куманы). Поэтому аварам был открыт только один путь на северо-запад в район Южного Урала, где находились в это время другие угорские племена. Отвоевав свои земли в 552-555 годах, абары уже не смогли вернуться в Иран, так как с юга поднялась новая серьёзная угроза – арабы...
Уход абар на запад позволил тюркам установить своё старшинство в Монголии. Правители Рассении вынуждены были согласиться на это, так как основные силы хуннов нужны были для защиты Рассении со стороны Средней Азии. Тюрки подчинили себе сяньбийцев (предков монголов) и оставшихся хуннов, образовав Тюркское государство, которое номинально подчинялось Рассении. Во второй половине VI века объединённые силы тюрок, сяньбийцев и хуннов вновь разгромили Китай и установили там своё господство. Однако были вынуждены оставить Китай и не столько потому, что по Л.Н.Гумилёву якобы потерпели поражение, а потому, что агрессия арабов против абар требовала отвлечения всё новых и новых сил.
 

Stirik

Воин бога
Награды
6
В.М. Дёмин. От Ариев к Русичам
Гибель Светослава и крещение Владимира

В первой половине VIII века, когда арабы особенно активно расширяли свои владения и создали непосредственную угрозу Рассении, тюрки были переброшены в Среднюю Азию для усиления отпора арабам. Так как абары приняли на себя первые удары арабов, то они понесли большие потери, что и помогло тюркам усилить своё влияние в Средней Азии.
Усилению их влияния немало поспособствовали иудеи-рахдониты, которые были заинтересованы в контроле над шёлковым путём из Китая в Прованс. Иудеи-рахдониты ссужали тюрок деньгами и всячески подстрекали тюрок к отделению от Рассении. После образования Хазарии иудеи-рахдониты спровоцировали отделение тюрок и многих угорских народов от Рассении. Вот почему иудеям-рахдонитам удалось направить на запад и натравить на западных славян многие угорские и тюркские народы.
Поэтому наёмное войско иудеев-рахдонитов формировалось не только за счёт арабов, но и за счёт тюрок. Вот почему тюркские каганы регулярно наведывались в Хазарию, что и создало у Л.Гумилёва ошибочное мнение, будто каганы в Хазарии были изолированы от народа и только раз в год показывались ему. После разгрома иудейской Хазарии тюрки создали полностью самостоятельное государство в Средней Азии Хорезм. А чтобы иметь союзников в борьбе с Рассенисй, приняли ислам. Так закончился первый этап отделения тюрок от славяне-арийских народов. Борьба с тюрка ми-исламистами легла на плечи славян-ариев (куманов), которые составляли теперь основную массу населения Рассении.

Чтобы разобраться с этими и другими проблемами, ниже мы проанализируем книгу Л.Н.Гумилёва «В поисках вымышленного царства».
В этой связи для нас крайне важно установить, какими были куманы в антропологическом плане. Когда куманы в середине XI века пришли в Поднепровье, русские назвали их «половцами» за светлый цвет волос (полова – рубленая солома). Предками этого народа были среднеазиатские скифы и кыпчаки – западная ветвь славян-ариев (хуннов), европеоидного народа, жившего в Минусинской котловине ещё задолго до начала с.л. Часть среднеазиатских скифов за 200 лет подчинения тюркам стала тюркоязычной. Здесь мы еще раз видим, что языки плавают, а поэтому далеко не всегда определяют этно-расовую принадлежность того или иного народа. Поэтому кыпчаки не были тюркоязычными. Но так как некоторая их часть разговаривала на тюркском, то современники называли их тюрками, хотя и отличали их от тюрок по всем остальным этно-расовым параметрам. По словам Шихаб ад-дина Яхьи, географа XIV века, куманы отличались «от других тюрок своей религиозностью, храбростью, быстротой движения, красотой фигуры, правильностью черт лица и благородством».
Процитировав арабского автора, Л.Гумилёв однако не обратил внимания на то, откуда у куманов, несомненно европеоидных людей, религиозность и благородство. Откуда они взялись-то в «ди-кой» Сибири? И столицу куманов он называет Каманией. А так как местонахождение её ему не известно, он делает вывод, что это была ставка, состоявшая из войлочных юрт. Разумеется, всё это выдумки Л.Гумилёва, который из любви к тюркам не удосужился повнимательнее присмотреться к коренным жителям Южной Сибири и увидеть, что здесь уже давно существовало организованное общество и государство со столицей в Асгарде, имевшее сложившуюся религиозную систему, о которой разговор пойдёт ниже. Впрочем, мы уже видели, что Гумилёв, когда разговор шёл о гуннах, считал это государство угорским и именовал его Уи-Бейго. Вполне возможно, его сбило с толку то, что организация общества у куманов была родовой, которая, но мнению академической исторической науки, не может иметь ни государства, ни соответствующей религии.
Официальные историки недоумевают, почему Светослав не присоединил хазар к своей державе? Л.Н.Гумилёв, в частности, причину видит в том, что Светославу тогда пришлось бы принять ислам, которого он не хотел принимать. Мне эти причины представляются надуманными. Светослав не присоединил ни хазар, ни вятичей потому, что он не собирался их присоединять. Он освобождал этнически родственные народы, оставляя им возможность жить по родовому праву, то есть он восстанавливал естественно сложившуюся конфедерацию этнически родственных народов, подобную Русколани. Другое дело, воспользовались этими возможностями народы или нет. Вятичи воспользовались. А вот хазары нет. Дело здесь в том, что они более чем 150 лет подвергались насаждению иудаизма и иудо-христианства, поэтому воля к свободе у них была основательно подавлена и они оказались лёгкой добычей для воинственного ислама.

Показательным является случай, связанный с населением одного из северных островов Каспия, который тогда именовался «остров русов», и на нём проживало около 100 тысяч жителей. Вот что пишет о судьбе этих русов Ал-Марвади: «Когда они обратились в христианство в 912 году, вера притупила их мечи, дверь добычи закрылась перед ними, они вернулись к нужде и бедности, сократились у них средства к существованию. Вот они и захотели сделаться мусульманами... Вот они и послали послов к владыке Хорезма, четырёх мужей из приближённых царя, а у них независимый царь, называется их царь Булдимир... Пришли послы их в Хорезм... и они обратились с ислам».
Это свидетельство Ал-Марвади ясно показывает, что на Каспии с незапамятных времён многие острова были заселены славянами-ариями, которые жили там вплоть до X века с.л. включительно. Островные славяне были частью народа, проживавшего на берегах Каспия, Терека, Волги и Урала, имя которому хазары. Разгром иудейской Хазарии и продолжительное совместное проживание тюрок с хазарами-русичами как раз и привели к смене ими веры. Таким образом, на восточном берегу Каспия усилился эмир Хорезма, а на западном эмир Дербента. В результате, иудаизм и иудо-христианство на Тереке, Нижней Волге и Урале исчезли без следа, уступив место исламу.
В 969 году Светослав с триумфом возвратился в Киев победителем иудейской Хазарии. Такого мало кто ожидал. Не ожидала такого и Ольга, желавшая ему неудачи. Этот удар для неё был пострашнее, чем отстранение от власти в 962 году. Этого удара она пережить не могла, так как рушились все её планы христианизации Руси. Именно тогда в христианской общине Киева зарождаются замыслы убийства Светослава. Ольга умирает 11 июля 969 года. Христианские летописцы пишут, что сторонники Ольги провожали её с плачем великим «… людье вси плачем великомъ». Было от чего плакать иудо-христианам: умерла их вдохновительница, оставляя киевских мазохистов на волю ненавидимого ими Светослава. Но Светослав, на погибель свою, оказался человеком крайне великодушным и веротерпимым. Он не тронул христианской общины в Киеве. Более того, оставил править в Киеве крайне веротерпимого Ярополка, в Древлянской земле Олега, а в Новгородской малолетнего Владимира.

Л.Н.Гумилёв удивляется, зачем нужно было Светославу терять 969 год в борьбе с греками. Смерть бывшей княгиня Ольги и устроение власти в Киеве – разве не уважительная причина потери времени.
Устроение власти Светославом в 969 году чётко показывает, что он неукоснительно следовал славяно-арийской традиции, возрождая родовые федерации: Полянскую (Киев), Древлянскую (Коростень), Словенскую (Новгород). Упорядочив устройство власти, Светослав вновь вернулся в Болгарию. В этой связи Л.Н.Гумилёв вновь ошибается, полагая, что Светослад убыл в Болгарию потому, что чувствовал себя в Киеве неуверенно. Именно потому, что он чувствовал себя там твёрдо, он и решил продолжить войну на Балканах. Однако он совершил ошибку, потому что не взял с собой печенегов.
Его союзниками стали болгары и венгры. Но этот союз имел значительную слабость. Дело в том, что после поражения нанесённого Светославом болгарам, их боеспособность резко понизилась. К тому же это поражение не располагало к искренней дружбе. Наконец, болгары уже были христианами, что таило угрозу сговора с Византией. Изменилась обстановка и в Византии. В 969 году в Константинополе, в результате дворцового переворота, к власти пришёл Иоанн Цимисхий, который предпринял все меры, чтобы вытеснить Светослава за Дунай. Светослав, не имея сил для ведения большой войны, сделал ставку на удержание Болгарии путём демонстрации силы и ведения переговоров. Он перебросил во Фракию отряд болгар и венгров для угрозы Константинополю. Однако полководец Цимисхия Барда Склир разбил этот отряд у Аркадиополя. Потерпев поражение, венгры ушли домой, изрядно ослабив Светослава, а болгары разочаровались в нём.
Зимой 970-971 годов Светослав попытался исправить положение, направив отряд в Македонию с целью создания плацдарма для похода на Константинополь. Но массовой поддержки он там не получил. Хуже того, подстрекаемые греками болгарские христиане восстали против русичей. Светослав вынужден был снова брать Переславец. Эта победа несколько стабилизировала положение Светослава, но оставаясь в Переславце, он мог оказаться в ловушке, стоило императорским войскам захватить устье Дуная. Светослав был полководцем-самородком, поэтому интуитивно понял опасность и изменил расстановку своих сил. В Переславце он оставил царевича Бориса Болгарского, Калокира и своего воеводу Сфенкла. Сам же с главными силами укрепился в Доростоле в низовьях Дуная на границе Болгарии с землёй уличей и вступил в переговоры с Цимисхием.
Переговоры Светослав вёл в грозном тоне, требуя дани и надеясь, что Цимисхий не решится на боевые действия. Однако Цимисхий активно готовил войска и весной 971 года начал кампанию вполне неожиданно для Светослава. 15 тысяч пехоты и 13 тысяч конницы имперского войска прошли через неохраняемые теснины Балкан и осадили Переславец. На третий день штурма крепость пала. Вое-нода Сфенкл с частью русичей пробился и вместе с Калокиром ушёл на соединение с главными силами. Царевич Борис сдался грекам. После этого вся христианская Болгария восстала против Светослава. За неимением конницы Светославу пришлось запереться в Доростоле, тем более, что в Дунай вошло 300 греческих кораблей с огнемётными машинами. Свстослав оказался в окружении. Ему пришлось дать сражение у стен города.
Русичи сражались доблестно и даже опрокинули пехоту противника. Положение спасла латная конница византийцев. Воины Светослава, сомкнув ряды, с большими потерями отошли в крепость. Началась осада. Наконец, потери и голод заставили Свстослава заключить мир за свободный пропуск славян из осаждённого Доростола и предоставление пищи изголодавшемуся гарнизону. В августе 971 года Светослав покинул Болгарию. И.Цимисхий не был уверен, что печенеги, бывшие ранее в союзе со Светославом, не нападут на Болгарию и не переломят ход боевых действий в пользу Сиетослава. Поэтому И.Цимисхий предложил печенегам союз с Византией, если они пообещают не переходить Дунай и не разорять Болгарию, а также «позволить русам пройти через их землю в своё отечество». Печенеги согласились на все, кроме последнего, так как «ожесточены на русов за то, что они заключили мир с римлянами». Так повествует Кедрен и Зонара.

Что же всё-таки произошло, и почему печенеги изменили своё дружеское отношение к Светославу на явно враждебное? Несколько причин, на мой взгляд, повлияли на изменение отношений между печенегами и Светославом.
Во-первых, Свстослав не взял печенегов в поход 970-971 годов в Болгарию. Такое отношение не могло быть оценено печенегами положительно, тем более, что печенеги сыграли большую роль в разгроме наёмной конницы иудейской Хазарии.
Во-вторых, иудеи-рахдониты Тьмутаракани, конечно же, не могли простить Свестолаву погрома, а поэтому делали всё, чтобы натравить печенегов на Светослава, что им и удалось осуществить.
В-третьих, большую роль в натравливании печенегов на Светослава сыграли киевские христиане, не желавшие возврата князя, исповедовавшего иную веру. Светослав не был наивным человеком. Он прекрасно понимал, что его поражение обусловлено поведением христиан, которые помогали друг другу независимо от того, в каком войске они находились. Разумеется, под подозрение попали и христиане его войска. Во время расследования на острове Березань (Белобережье) были обнаружены доказательства предательской деятельности христианизированных славян, включая брата Свстослава Улеба. Брата убил сам Светослав. Были убиты и остальные христиане. Священников, как основных вдохновителей предательства, пытали.

Чёрное предательство сломило веротерпимость и великодушие Светослава. После предательства и поражения благородный характер князя изменился полярно. Под влиянием психологического шока он послал в Киев приказ сжечь церкви и обещал по возвращении «изгубить» всех христиан. Это была вторая его ошибка, которая стоила ему головы. Вывод из этого случая может быть один: открытость в замыслах никогда не приводит к победе. Уцелевшие христиане и воевода Свенельд бежали степью в Киев. Их печенеги пропустили. Когда весной 972 года Светослав с остатками своего поиска речным путём попытался вернуться в Киев, печенеги напали на него и истребили всех до единого, включая самого Светослава.
В этой связи нельзя согласиться с Л.Гумилевым, который полагает, что если бы победил Светослав, то Киев бы превратился в «замок рыцаря разбойника, вроде Бранного Бора (ныне Бранденбург) или базу пиратов с культом Световита, как было на острове Руге. Но тогда бы русов постигла судьба лютичей, бодричей и поморян, истративших свой пассионарный фонд в постоянных войнах с соседями. Для этих храбрых славян не только немцы и датчане, но и все соседи были врагами, а без друзей жить нельзя». Данная выдержка совершенно определённо выдаёт Л.Гумилёва, как сторонника иудо-христианства, пытающегося всё поставить с ног на голову. Иудо-христианская приверженность Л.Гумилёва не позволила ему правильно оценить действия славянства, в том числе и Светослава.
Л.Гумилёв не столько не смог, сколько не захотел увидеть, что западные славяне и Светослав изо всех сил защищались от превосходящих сил многочисленных противников. Главной их целью было восстановление утраченных позиций. Светослав после разгрома иудейской Хазарии, по существу, восстановил Русколань. Оставалось восстановить Борусию. Для этого была начата и продолжена война и Болгарии. И хотя эту задачу ему решить не удалось, но всё же кое-что удалось сделать для укрепления славянского мира. А вот насаждение иудо-христианства на Руси поставило западных славян перед лицом уничтожения.

Гибель Светослава означала начало гибели родовой федеративно-конфедеративной системы организации общественно-государственной власти славян и начало уничтожения их прежнего святоотеческого (ведического) мировоззрения. Наступало чужебожие с чужими кумирами (И.Христом и т.д.), наступала узурпация власти князьями, наступало имперское, самодержавное, эксплуататорское государство. Поэтому нам нечего удивляться, что русские люди, в конце концов, превратились и Иванов, не помнящих родства.
Светослав по своему значению стоит рядом с Белоревом. Только Белореву удалось восстановить и продлить на несколько сотен лет федеративно-конфедеративную систему организации общественно-государственной власти славян и ведическое мировоззрение. Светославу же досталось трагическое время, когда эпоха изменилась. Он был героем, который сопротивлялся, и не без успеха, наступлению перемен, но достичь победы надолго не мог. Главное, что он сделал — это разгромил иудеев-рахдонитов и обеспечил Русскому Народу свободу манёвра на востоке, в то время как юг и запад для него были уже закрыты навсегда. Опасность, которая оттуда исходила, не прекращается до настоящего времени вот уже более тысячи лет и выражается не только в военных вторжениях, но и в идейно-религиозном наступлении, что является наиболее опасным.
Болгары, приняв иудо-христианство, поставили это выше этнического родства и предали Светослава, тем самым выбрали рабскую судьбу. Болгария стала провинцией Византии, где гнёт имперских чиновников становился всё сильнее и сильнее. После победы турок над Византией гнёт имперских чиновников заменяется на турецкое иго. В общей сложности рабство болгарского парода продолжалось около 1000 лет. Начатое Светославом дело закончилось только в XIX веке, когда на волне подъёма внимания к этническому родству болгары получили независимость из рук Русского Народа. Но судьбы зачинателя и освободителей оказались на удивление схожими. Светослав погиб от коварства внешних сил и внутренних недоброжелателей, то же самое произошло с Александром II и Скобелевым.
Гибель Светослава значительно укрепила позиции христиан в Киеве. Разумеется, они понимали, что самостоятельное Древлянское княжество может послужить опорой для разгрома христианской общины Киева. Начались интриги, целью которых было столкнуть Ярополка с Олегом. К сожалению, иудо-христианам удалось натравить брата на брата. Вражда разгоралась до 977 года. В этом году Олег был убит, а древляне окончательно потеряли самостоятельность. Устрашившись гибели брата, Владимир, обуреваемый злобой к Ярополку, бежит к варягам. Усилив своё княжество древлянами, Ярополк зимой 978 года совершает успешный поход против печенегов и наносит им тяжёлое поражение. Но его положение в Киеве не было прочным. Убийство Олега и потакание христианам возбуждали возмущение и противодействие в дружине и значительной части народа. В этих условиях положение Владимира было более предпочтительным. К тому же нужно иметь в виду, что новгородцы не оставили своего замысла добиться контроля над торговым путём «из варяг в греки». Повторилась история с Рюриком. Новгородская торговая олигархия дала Владимиру деньги для найма варяжского войска.
После захвата Владимиром Полоцка Ярополк «посла к нему увесчевати. Посла же и воинство во кривичи, да воспретят Владимиру воевати. Владимир, услышав сне, убоялся, хотя бежати ко Новгороду, но вуй его Добрыня, ведый яко Ярополк не любим есть у людей, зане христианом даде волю велику, удержа Владимира и посла в полкн Ярополчи з дары к воеводам, водя их ко Владимиру. Оные же, яко первее рех не правяху Ярополку к яшася передатн полк Владимиру. Тогда Добрыня со Владимиром иде на полки Ярополчи не силою, не храбростью но предательством воевод Яроиолчих...»

11 июня 978 года Владимир занял Киев. Но этим вопрос занятия престола решён быть не мог, так как Ярополк был ещё жив. Стремление Владимира расправиться с Ярополком совпадало с требованиями варягов ввести человеческие жертвоприношения. Выше мы уже встречались с человеческими жертвоприношениями у готов, что как раз подтверждает готское происхождение многих варягов. Владимир иступил с Ярополком в переговоры и договорился о личной встрече в крепости Родне. В 980 году Ярополк был убит варягами во время переговоров с Владимиром.
Братоубийство сделало Владимира князем Киевской Руси. Таким образом, Ярополк стал жертвой своей любви к христианам и коварства Владимира, желавшею стать князем в Киеве. Однако убийство Ярополка, своевольство и разбои варягов были отрицательно восприняты киевлянами, поэтому они не хотели признавать его князем. Желая добиться расположения киевлян, Владимир всю вину за убийство Ярополка свалил на варягов. При помощи Дабрана (Добрыни) он собрал русские дружины и выдворил варягов в Константинополь, не заплатив им за службу ни гроша. Кроме того, он послал в Константинополь предупреждение о том, что этих разбойников (варягов) следует рассредоточить по отрядам, иначе они наделают бед.
Видимо, Владимир с Дабраном (Добрыней) учли при взаимоотношениях с варягами то унижение, которое они перетерпели, когда находились у них. На месте разрушенной при Свестославе церкви Владимир сооружает новое капище Перуна. Владимир этого периода демонстрирует явную приверженность «вере отчич и дедич» для того, чтобы утвердиться у власти. Естественно, эту же цель преследовал Дабран (Добрыня). Им удалось достичь своей цели. Киевляне признали Владимира споим князем, хотя его отношения с христианами ухудшились, но это обнаружится позднее. Владимир и Дабран (Добрыня), добившись укрепления власти в Киеве, повели энергичную завоевательную политику. В 981 году были присоединены червенские города. В 981-982 годах подчинены вятичи. В 983 году покорены ятвяги.
В этом же году в Киеве Владимир, будучи ещё под идейным влиянием варягов, попытался ввести в славянском обществе человеческие жертвоприношения, несмотря на то, что они святоотеческой верой были запрещены. Был брошен жребий, который выпал на христианина-варяга, к тому же греческого подданного. Обречённый на жертву человек оказал сопротивление, завязалась драка, в ходе которой погиб обречённый и его отец, придавленный подрубленными сенями. Чего хотели добиться Владимир и Дабран (Добрыня), устраивая это кровавое представление, трудно сказать, одно несомненно, что такие грубые меры поднимали авторитет иудохристианства. Вполне возможно, Владимир и его подручные уже в 983 году начали искать опору в части народа, на которую можно было бы надёжно положиться в условиях расширения завоеваний и создания империи.

В 984 году Владимир вновь подчинил радимичей. В 985 году осуществляется поход на булгар. Но булгары хорошо подготовились и оказали ожесточённое сопротивление. В результате, Булгария завоёвана не была. После похода воевода Дабран сделал странное заявление о том, что обутые в сапоги булгары дань давать не должны, надо искать лапотников. Нам ясно, что это завуалированная форма признания независимости Булгарии. Не сумев сломить булгар, Владимир и Дабран решили осуществить поход против иудеев Тьмутаракани. Этот поход, совершённый в 986 году, был успешным. Об этом сообщает Мукаддаси, закончивший свои труд в 988-989 годах и Иаков Мних, упомянутый в летописи под 1074 годом, который писал: «И на козарь шед, победи, а и дань на них положи».
Естественно, победа далась не только и не столько потому, что хорошо воевали, а потому, что этнически родственные хазары не желали воевать за иудеев. Но Владимир, в отличие от Светослава, шёл не как освободитель, а как завоеватель. Поэтому в Тьмутаракани был оставлен наместник малолетний сын Владимира Мстислав, а Тьмутаракань была превращена в базу для будущих походов славян по Кубани, Тереку и Каспию в Ширван в XI веке. В ходе осуществления этих походов Владимир и Дабран (Добрыня) обратили внимание, что крещёные воины их войска быстрее находили общий язык с крещёными хазарами, чем остальные воины их войска. Поэтому когда в Византии в 987 году разразилось восстание Варды Фоки и византийский император попросил помощи у Владимира, тот незамедлительно направил своих воинов, значительная часть из которых была христианами, для подавления восстания. Победами у Хрисополя и Авидоса войско Владимира предотвратило падение византийского императора Василия II.
Эти походы показали Владимиру, что христиане были наиболее сплочённой и дисциплинированной частью его войска. И в Киеве иудохристиане были наиболее послушной частью населения. В условиях создаваемой империи это было крайне важно. Поэтому выбор веры Владимиром произошёл в ходе создания империи. Было и несколько чисто личных моментов. Во-первых, он влюбился в греческую царевну и захотел на ней жениться, а без принятия христианской веры этого добиться было невозможно. Во-вторых, после подавления восстания он осознавал себя спасителем византийской империи и императора Василия II, а потому во всём хотел быть ему равным. Равенство могло дать только родство с византийским императорам. Таким образом, личные устремления Владимира совпадали с интересами создаваемой империи. Желая осуществить задуманное, Владимир в 988 году крестился сам и крестил свою дружину. В христианских летописях есть упоминание о соревновании религиозных конфессий перед Владимиром. Такое вряд ли могло быть. Скорее всего, это мифотворчество христианских летописцев, которые хотели в выгодном свете представить иудохристианство.
Однако Василий II не пошёл навстречу Владимиру и поначалу отказался выдавать за него царевну, даже несмотря на принятие христианства Владимиром и его дружиной. Владимир обиделся и в 989 году осадил Корсунь (Херсонес), требуя себе в жёны греческую царевну. Город, осаждённый с моря и суши, пал после того, как лишился воды, поступавшей в него по подземным трубам. Местоположение водопровода якобы было указано сторонниками Владимира. По одним источникам – попом Анастасом, по другим – варягом Жъдьеберном, пустившим из крепости стрелу с запиской. После падения Корсуня (Херсонеса) император Византии признал притязания Владимира и отдал ему в жёны царевну. Слишком важен был для него Херсонес. Добившись своего и став родственником византийского императора, Владимир мог теперь приступить к крещению народа.
В пятницу 1 августа 990 года, в торговый день недели, население Киева было загнано в Почайну, где и состоялось крещение киевлян не окрещённых ранее. Затем наступила очередь других городов. В 991 году были крещены новгородцы. Жители близкого к Киеву Чернигова были крещены в 992 году. Жители Смоленска, лежащего на пути «из варяг в греки» были крещены только в 1013 году. Христианизация страны шла крайне медленно, с огромными человеческими жертвами и материальными утратами. В земле Белых Хорват на Верхнем Днестре карательные войска сотнями сжигали деревни «язычников». Дреговичская земля до сих пор хранит предания о том, как каменные кресты приплыли по реке и вода Припяти окрасилась кровью. В Ростове попы плавали на плотах по озеру и для быстроты крещения давали одни и те же «имена» целым толпам людей.
Там, где не справлялись греческие попы, на помощь привлекали немецких. Однако, стоило крестителям уйти, как все крещёные возвращались к святоотеческой вере и отрекались от «человеколюбивого» христианства. В это время сохранили святоотеческую веру кривичи, радимичи и вятичи. Если характеризовать Владимира в общем плане, то он был, как это сейчас модно говорить, прагматиком, которому в общем-то, кроме личного возвеличивания и обогащения, на всё остальное наплевать. Такие прагматики всегда смотрят на народ, как на материал, из которого можно слепить что угодно. В результате, получается уродство. Таким образом, уродство стало реальностью только с четвёртой попытки. Первым было крещение Дира около 830 года. Вторым крещение Аскольда в 866 году. Третьим крещение Ольги в 947-962 годах. Четвёртым – крещение Владимира в 988-990 годах.
Христианизация Киевской Руси нанесла непоправимый урон славянским народам в культурном и историческом плане, прежде всего. Тысячами сжигались дощечки и берестяные письма с древними сказаниями и хрониками. Те же летописи, которые из-за их особой ценности писались на дорогом пергаменте, соскабливались, а пергамент заполнялся церковными «поучениями». Жгли волхвов, хранителей знаний и мудрости народной, которые из поколения в поколение передавали накопленные знания.

Собственно, в стране шла гражданская война. Длительность её можно определить лишь приблизительно. Однако её начало чётко обозначено гибелью Светослава и его войска в 972 году. Это говорит о том, что славяне были свободолюбивыми людьми, которые не желали идти в религиозное рабство. За это время погибло огромное количество славян. Поэтому неправильно считать, что Киевская Русь приняла христианства, оно там было насаждено силой. Насаждение иудо-христианства привело к открытому и скрытому сопротивлению имперской оккупационной власти, которое не прекращается по настоящее время.
Насаждение иудо-христианства и Киевской Руси знаменовало собой наступление перелома в борьбе не только со святоотеческой верой славян, но и германских народов со славянскими. После освободительного похода славян-ариев (гуннов) западные славяне занимали обширные пространства: от Лабы (Эльбы) на западе до Волги на востоке; от Венедского (Балтийского) моря до Балкан, Русского (Чёрного) моря, Кавказского хребта и Каспийского моря. В VII веке западные славяне были представлены многими народами. Наиболее известными являются: болгары, сербы, хорваты, хорутяне (словенцы), чехи, моравы, словаки, бодричи, лютичи, полабы, поморяне (пруссы), мазовшане, поляне (днепровские и ляшские), волыняне (дулебы), уличи, тиверцы, словене, хазары (донские, волжские, уральские, терские и кубанские). Была восстановлена Русколань, Словения, Венедия, созданы Антия, Болгария и Великая Мораиия.
К концу X века положение резко изменилось. Под иудо-христианским владычеством оказались: болгары, сербы, хорваты, хору-тяне (словенцы), чехи, моравы, словаки, поляне (днепровские и ляшские), волыняне (дулебы), уличи, тиверцы, дреговичи, древляне, северяне, словене, хазары (терские и кубанские), тавры (крымские русичи). Нерушимо стояли за святоотеческую веру: бодричи, лютичи, полабы, поморяне (поморские русичи), мазовшане, руяне, кривичи, радимичи, вятичи, хазары на Дону (бродники). Везде, куда приходило христианство, усиливался моральный и материальный гнёт. Не выдержав его, славяне в 994 году подняли восстание на Эльбе. Его возглавил талантливый вождь князь Володарь. Несмотря на крещение в 996 году польского царя Мечислава I и полян ляшских, а также его объединение с императором Германии Оттоном III, королём чешским Болеславом II против восставших, восстание развивалось успешно. Настолько была велика ненависть славян к своим «спасителям». В 997 году восставшие выгнали магдебургского археипископа Гизлера. В 998 году бодричи камня на камне не оставили от монастыря Гилерслебена. Не раз доходили восставшие до стен Магдебурга – главного оплота немецко-христианских захватчиков.
В 1000 году Германия потеряла все свои завоевания, которые были осуществлены в последние 200 лет, начиная с Карла Великого. В этом же году состоялся освободительный поход Володаря на Киев, который закончился неудачей, катастрофически сказавшейся на будущем всех западных славян. Конец тысячелетия ознаменовался также крупной победой Римского папства. В Гнезко была утверждена самая восточная архиепископская кафедра. На торжествах устроенных королём Болеславом Храбрым по случаю продажи польских славян в иудо-христианское рабство Римской церкви, присутствовал германский император Оттон III, подаривший Болеславу «права» на восточные земли, включая те, которые ещё предстояло завоевать.

Принятие Владимиром иудо-христианства не избавило Киевскую Русь от войн с Византией и западными христианскими государствами. Захват Херсонеса и навязывание своей воли империи обошлись дорого. Византия натравила на Киевскую Русь печенегов.
Эта война длилась с 989 по 997 годы. Византия, как в своё время греки-ахейцы, использовала эту войну для организации работорговли славянами. В ходе этой войны Владимир потерял всё Причерноморье. Тьмутаракань была отделена от Киевской Руси и сократилась до небольшого княжества, где иудеи-рахдониты вновь стали играть большую роль. Война с печенегами шла тяжело потому, что славяне Киевской Руси не желали укрепления чуждой им власти. Поэтому Владимир вынужден был пойти на невыгодный мир с печенегами, чтобы можно было продолжить христианизацию славян, но она шла кроваво и также трудно. Ситуация осложнилась тем, что успешные действия славян на западе создали условия для освободительного похода на Киев. Володарю удалось дойти до Киева. Но в это время против него выступили ляхи, угры (центры), чехи и германцы. Поэтому Володарь вынужден был возвратиться на запад, чтобы отразить очередную германо-христианскую агрессию. Владимир воспользовался неожиданной помощью, и в 1001 году заключил союз «с Болеславом Лядским, и с Стефаном Угорским, и с Андрихом Чешским».
Этот союз он, видимо, хотел обратить против Византии и печенегов, так как в этом же году послал посольство к римскому папе с просьбой о содействии в крещении русских людей. Вскоре в Киеве появляется колобрегский епископ Рейнберн, прославившийся своими зверствами на западе. Однако этот союз оказался фикцией, так как он не защищал Киевскую Русь от нашествий с запада. Ещё при жизни Владимира в 1013 году Болеслав Храбрый, получивший от Отгона Ш «права» на восточные земли, вторгся в пределы Киевской Руси. Так рухнула первая попытка единения с западом. Ляхи были отбиты, отношения с ними испортились. Киевская Русь при Владимире благодаря христианизации была изолирована и внутренне неустойчива. Значительно сократилась её территория. Печенеги захватили донские степи до Днепра и всё Причерноморье. Новгородская торговая аристократия превратила Словению в Новгородскую торговую республику с минимальным подчинением Киеву. Неоднократно против иудо-христианизированного Киева восставали древляне, силой приходилось подчинять «отлагавшихся» вятичей и радимичей, что, естественно, не способствовало укреплению государства. Так что иудо-христианскому «книжнику» Владимиру ничего не оставалось, как читать псалтырь да молиться. Киевская Русь I при Владимире была территориально значительно меньше не только Киевской Руси Светослава, но даже Киевской Руси Аскольда. А, если говорить о её международном влиянии, то при Аскольдс Киевская Русь с успехом воевала с Византией, при Светославе сокрушила иудейскую Хазарию, а при Владимире с трудом отбивала набеги печенегов.
 

    PROJEKTOR

    очки: 9.999
    Нет комментариев

Stirik

Воин бога
Награды
6
Киевская Русь
Киевский князь Владимир умер в 1015 году. Смерти предшествовала продолжительная болезнь, которая также расшатывала устои государства. В связи с болезнью Владимир постоянно держал при себе одного из младших сыновей Бориса, которого любил больше других. Сыновья Борис и Глеб родились от византийской принцессы Анны. Поэтому Бориса, не без оснований, считали наследником.
Однако у Владимира к этому времени в живых было 11 сыновей. Старший сын от полоцкой княжны Рогнеды Ярослав не собирался отказываться от своих прав. Каждый из братьев при дворе и в тех местах, где княжили, имели свою партию, свои дружины и были готовы предъявить свои претензии на престол. Был ещё Святополк, пасынок Владимира, сын убитого им брата Ярополка, который тоже претендовал на место под солнцем.
Таким образом, ситуация в Киевской Руси обострялась ещё и династическими проблемами, которые наплодил иудо-христианин Владимир. Надвигалась развязка. Первым выступил Святополк, женатый на дочери польского короля Болеслава I. Вместе с польской принцессой в Киев прибыл епископ Рейнберн, который как раз и стал вдохновителем заговора против Владимира. Таким образом, поляки пытались добиться поставленной цели – захвата западных земель Киевской Руси, но уже не при помощи оружия, а через посредство осуществления заговора. Владимиру удалось раскрыть заговор. Заговорщики, в том числе Святополк, были схвачены и посажены в темницу. Здесь епископ Реннберн и провел свои последние дни.
Святополк был отпущен на свободу и отправлен в город Туров, где находился под постоянным присмотром ненавидимого дядьки. Расправа над Святополком подтолкнула Ярослава на решительные действия. К этому побудили его сами новгородцы, постоянно стремившиеся к самостоятельности. Развитию событий способствовали и внешние обстоятельства. Буквально перед смертью Владимира печенеги начали свой очередной набег. Владимир направил против печенегов Бориса, дав ему в подчинение войско. В это время племянник Святополк оказался в Киеве. Смерть Владимира всколыхнула все накопившиеся противоречия, тем более, что главные претенденты на престол уже были готовы к действию.
Находившийся в это время рядом Святополк взял инициативу в свои руки. Он приказал доставить тело Владимира из Берестова в Киев и начал раздавать горожанам подарки, стремясь заручиться их поддержкой. В этой время сторонники Бориса послали за ним гонцов в степи, а сестра Ярослава Предслава послала гонцов к нему в Новгород. Гонцы сторонников Бориса нашли его войско на реке Альте и сообщили о смерти отца, а также о восшествии на престол Святополка. Близкие к Борису люди уговаривали молодого князя вести войско на Киев и взять власть. Однако Борис отказался сделать это, так как не чувствовал себя способным управлять государством. В то время ему было всего чуть более 20 лет. Христиане же выдают этот отказ за высокий нравственный поступок.
Узнав об отказе Бориса идти на Киев, войско разошлось по домам. Для опытных и политике и войнах людей было ясно, что Борис и его близкие люди мало на что способны и сами себя поставили в положение обречённых. После того как Святополк узнал, что войско покинуло Бориса и он остался с небольшим отрядом своих людей, то организовал собственный отряд во главе с боярином Путшей, который обещал расправиться с Борисом. Борис был извещён своими сторонниками о намерениях Свягополка убить его, но ничего не сделал для своего спасения. Вместо того, чтобы уходить, он остался на месте и принялся молиться перед образом Христа, видимо, вспомнил отца, который молился всякий раз, когда подступала опасность.
Уставший от многочисленных волнений и молитв, Борис поздним вечером лёг спать. В это время и появился отряд Путши. Нападавшие быстро перебили и разогнали малочисленную охрану и прорвались к шатру. Ударами копий снаружи они поразили князя на его постели. Затем завернули тело Бориса в шатёр и повезли его к Святополку. В Вышгороде обнаружили, что Борис ещё дышит. По приказу Святополка Борис был убит. Так Святополк устранил одного из своих соперников, действуя решительно, быстро и жестоко.
Однако оставался ещё брат Бориса муромский князь Глеб, также рождённый от византийской принцессы, который вполне мог претендовать на престол. Святополк направил к нему гонцов с просьбой прибыть в Киев, так как отец тяжело болен. Глеб, ничего не подозревая, с небольшой дружиной отправился в путь. В пути он получил известие о смерти отца и убийстве Бориса. Пришлось остановиться на полпути к Киеву на Днепре. Здесь его и застали люди Святополка. Они ворвались в ладью, перебили дружину, затем по их приказу повар Глеба зарезал его ножом. Святополк также расправился ещё с одним братом – Святославом, который правил в Древлянской земле и пытался бежать в Венгрию. Его настигли в пути и убили. Так Святополк отомстил Владимиру за убийство своего отца и собственные злоключения.

Авторы официальных исторических изданий умиляются по поводу христианской канонизации Бориса и Глеба и всячески поносят Святополка. Тем самым они выказывают своё собственное недопонимание того, что главным вредоносным центром был князь Владимир. Именно он изменил староотеческой вере, внёс вражду в народ и в правящий княжеский род. Именно благодаря ему началась борьба за самодержавный абсолютизм, в результате чего стало модным приглашать внешние силы для борьбы со своими внутренними противниками. Но его авторы официальных изданий критике и обвинениям в «окаянстве» не подвергают, а христиане почитают за святого.
Теперь в борьбе за власть столкнулись Святополк и Ярослав, который при помощи новгородцев собрал 40 тысячную рать. Правда, вновь не обошлось без эксцессов, так как нанятые варяги начали безобразничать. То есть варяги всегда смотрели на славян, как на добычу, а не как на равноправных союзников. Случилось почти такая же история, как и с Рюриком (Рериком). Разница состояла только в том, что Ярославу удалось замирить враждующих, пообещав новгородцам, что немедленно уведёт войско на юг против Киева. Святополк выступил навстречу с киевским войском и печенегами, согласившимися ему помочь.
Противники встретились на Днепре близ города Любеча ранней зимой 1016 года. Сражение у реки, где было немало стариц, образовавших целые озёра, не способствовало эффективному применению печенежской конницы, а в пехоте Святополк уступал Ярославу. В результате, победа досталась Ярославу. Святополк бежал в Польшу. Ярослав занял Киев в 1017 году. Но борьба на этом не закончилась. Святополк вернулся вместе с Болеславом I и польским войском. Решающее сражение произошло на берегу Буга. Ярослав потерпел поражение и бежал в Новгород с несколькими дружинниками. Святополк занял Киев.
Польские гарнизоны были расположены во многих городах Киевской Руси. Но поляки повели себя как завоеватели. В ответ киевские славяне взялись за оружие. В таких условиях Святополк вынужден был сам выступить на стороне восставших. Поляков избивали повсюду, где их заставали восставшие. Осаждённый во дворце Болеслав I принял решение оставить Киев. Уходя, поляки ограбили город, увели с собой в полон массу людей. В числе уведённых в полон оказаласьи Предслава, сестра Ярослава, которая стала наложницей польского короля. Ушёл с поляками и верховный церковный иерарх грек Анастас, верноподданнически служивший Владимиру. Ушёл, забрав с собой все ценности и казну Десятинной церкви. Это достаточно хорошо характеризует христианских просветителей Киевской Руси, их истинные нравственные качества.

Но поляки не только ограбили Киев, они ещё захватили западные города Киевской Руси. В это время Ярослав в Новгороде собрал новое войско и двинулся против Киева. Святополк не мог рассчитывать на поддержку киевлян и бежал к печенегам. Соперники вновь встретились на реке Альте в 1018 году. Сражение произошло недалеко от того места, где был убит Борис. Оно закончилось победой Ярослава. Святополк бежал в Польшу, а затем в Чехию. Но по дороге умер. В 1019 году Ярослав вторично вступил в Киев.
Но Ярославу удалось пока объединить только киевлян и новгородцев. Многие окраины оказались неподвластны Киеву. Это касалось, прежде всего, Полоцкого княжества, где правил внук Рогволда Брячислав, и далёкого Тьмутараканского княжества, где правил сын Владимира Мстислав. После того как Ярослав сел на престол в Киеве, Брячислав захватом Новгорода попытался укрепить свои позиции. Но силы были явно неравны, и Ярослав быстро справился с Брячиславом, подчинив Полоцкое княжество Киеву. Затем он попытался вернуть западные города Киевской Руси. Но это ему не удалось осуществить. В это время на Северной Кавказе набирал силы Мстислав.
Ему удалось подчинить себе многие северокавказские народы, в частности, касогов, победив в поединке их предводителя Редедю. После этого он был готов к войне с Ярославом, чем и решил воспользоваться. Собрав большое войско из подвластных народов, включая хазар и касогов, он в 1023 году двинулся в поход. В это время Ярослав находился в Новгороде. Войско Мстислава подошло к Киеву. Однако горожане «затворились» и не впустили Мстислава. Не решившись штурмовать Киев, Мстислав отошёл к Чернигову и занял его. Чернигов был, по существу, центром всей Северо-Восточной Руси.
Ярослав вновь вынужден был обратиться к варягам, которые вскоре явились в большом числе. В 1024 году под Листанном, недалеко от Чернигова, произошло сражение. Сражение выиграл Мстислав. Ярослав, минуя Киев, бежал в Новгород. Через два года Ярослав собрал новое войско и прибыл в Киев. На этот раз братья воздержались от кровопролития и заключили мир. По этому договору всё левобережье Днепра с Северской землёй, Черниговом, Переяславлем и другими городами отошло к Мстиславу, не считая Тьмутараканского княжества. Мстислав, ставший, по существу, правителем соседнего государства, сделал своей столицей Чернигов. Под управлением Ярослава остались Киев с правобережными землями и Новгород с северными землями.

В начале 30 годов XI века Польшу потрясла междоусобица. Воспользовавшись этим, а также союзом с Мстиславом, Ярослав отвоевал западные города Киевской Руси. В 1036 году умер Мстислав. А так как он не имел наследников, то его владения отошли к Ярославу. Так через 64 года под верховенством Ярослава была восстановлена держава Светослава. Правда, Ярослав уже выступал в качестве самодержавного правителя. В год смерти Мстислава печенеги отважились осуществить поход на Киев.
В это время Ярослав вновь был в Новгороде. Печенеги подошли к городу и осадили его. Ярослав действовал быстро. Собрал войско, в которое вошли варяги и новгородцы, и двинулся к Киеву. Внезапное появление войска Ярослава застало печенегов врасплох. Ему удалось легко войти в город. Затем он вместе с киевлянами вышел из города и дал сражение печенегам. В центре его войска действовали варяги, на флангах новгородцы и киевляне. Весь день длилось сражение. К вечеру войско Ярослава одолело печенегов. После этого поражения печенеги уже не смогли оправиться.
В ознаменование этой победы в 1037 году Ярослав на месте сражения заложил собор Святой Софии, точь-в-точь как в Константинополе. И это не было случайностью. Ярослав этим шагом подчёркивал свою духовную и религиозную зависимость от Византии. Несколько позднее последовало приглашение из Константинополя митрополита Феопемта, который появляется в Киеве в 1039 году. Этот шаг Ярослава показывает, что правящий класс Киевской Руси сделал ставку на иудо-христианство и установление самодержавного правления.
Но признание Ярославом духовно-религиозной зависимости от Византии не прибавило Киевской Руси авторитета среди греков, которые смотрели на славян, как на людей второго сорта. Это переносилось и на бытовые отношения. Около 1040 года в Константинополе случилась расправа над русскими купцами. Она послужила поводом к войне с Византией. Большое войско под началом старшего сына Ярослава Владимира в 1043 году двинулось к Константинополю на ладьях.
Около западных берегов Чёрного моря флот попал в бурю. Часть судов потонула, часть разметало. Около шести тысяч воинов, с потонувших судов, во главе с воеводой Вышатой высадилось па сушу. Большая часть войска морем двинулась обратно в отечество. Император Константин Мономах приказал преследовать русский флот и уничтожить высадившихся воинов. В морском сражении славяне нанесли поражение грекам и благополучно возвратились. Судьба высадившихся была трагична. Греки окружили и взяли в плен отряд Вышаты. Многих ослепили и отпустили в Киев для устрашения.
Лишь в 1046 году Киевская Русь заключила новый мирный договор с Византией. В честь возобновления мирных отношений был устроен брак византийской принцессы, дочери Константина Мономаха, с четвёртым сыном Ярослава Всеволодом. В 1053 году от этого брака родился сын – будущий великий князь Владимир Мономах. В это время Ярослав породнился со многими европейскими государями, что, однако, не исключало войн и вторжений с их стороны в будущем. Война с Византией несколько отрезвила Ярослава и заставила его вести достаточно самостоятельную духовно-религиозную политику, что выразилось в назначении в 1051 году митрополитом Илариона без согласия константинопольской патриархии, с которого, к сожалению, пошло возвеличивание Владимира, крестившего киевлян. Разумеется, это произошло с согласия Ярослаиа. Не случайно Иларион именовал Ярослава на иудейский манер «великим каганом».

Ярослав, которого ещё называли «Мудрым», умер в 1054 году, в год разделения христианства на правоверное и католическое. Перед смертью он разделил Киевскую Русь между своими сыновьями. Свой престол он оставил старшему сыну Изяславу. Остальным сыновьям наказал не вступать во владения других братьев. Таким образом, старший в великокняжеском роду становился великим князем. Но такой подход к престолонаследию не обеспечивал стабильности власти, так как каждый великий князь стремился передать престол не следующему за ним брату, а своему старшему сыну. Передвижением князей далеко не всегда было довольно население того или иного княжества. В перспективе система престолонаследия настолько запутывала права князей на великое княжение, что без войн и междоусобиц обойтись становилось невозможно. Выходит, не таким уж «Мудрым» был этот «великий каган».
Усиление влияния иудо-христианства также не способствовало креплению единства народа. Вражда поэтому тлела постоянно и выливалась в открытые столкновения при обострении экономической ситуации или внешнеполитической обстановки. Первым мощным восстанием на базе ухудшения экономической ситуации было выступление народа в Суздале в 1024 году. В том году был голод. Народ, возглавляемый волхвами, стал захватывать дворы богатых людей и разыскивать хлеб. Христианство внесло раскол в род. Если раньше всё, созданное руками людей, принадлежало роду и потреблялось всеми членами рода, то теперь в роду выделились богатые и бедные, что неизбежно вело к имущественному расслоению и вражде на этой почве.
Таким образом, к религиозно-мировоззренческому расколу добавились социально-экономические проблемы. В этих условиях вырастала отчуждённость власти от народа, равно как стремление этой власти удержать своё господство над народом. В этой связи воинская сила – княжеские дружины всё больше превращались в корпус жандармов, призванный держать народ в повиновении. Вследствие чего у дружинников не остаётся времени совершенствовать своё боевое мастерство. Уровень боеспособности княжеских дружин стал резко падать. К этому добавилось нежелание молодых людей из народа идти в такую дружину. В результате, княжеские дружины перестают быть надёжной опорой и борьбе с внешними врагами.
Выявляется необходимость привлечения наёмников из других стран или приглашение войск других государств и народов. Такую практику мы как раз видим в действиях Ярослава и Святополка. Выявляется также необходимость дружить с тем, кто имел внушительную вооружённую силу. Отсюда как раз вытекают действия Ярослава связанные с заключением династических браков. Но эта политика могла дать эффект только в условиях отсутствия агрессивного и сильного противника. В случае его появления созданную Ярославом и Владимиром государственную систему ждала катастрофа. И эта катастрофа громко постучала в двери в 1068 году, когда в пределы Киевской Руси пришли куманы (половцы), а затем германские крестоносцы.
 

Stirik

Воин бога
Награды
6
Рассения и "Киевская" Русь
Разгром Свестославом иудейской Хазарии облегчил Рассении борьбу с тюрками. Л.Гумилев признаёт, что куманы оттеснили тюрок (гузов) на юг, тюрок (печенегов) на запад, тюрок (карлуков) на юго-восток, а угров на север, в глухую тайгу, и стали хозяевами Кыпчакской степи. Такое могло быть возможно только в случае, если против многочисленных врагов выступила организованная сила. Такой организованной силой как раз и была Рассения. В своей книге «В поисках вымышленного царства» он делает странный вывод: «И тут я подумал: Возьму-ка заведомо правильное суждение, что Чинизхан был и его империя существовала, и заведомо сомнительное, что пресвитер Иоанн царствовал в ";Трёх Индиях"; и сопоставляю их на авось».
Это высказывание наталкивает на мысль, что Л.Гумилёв, который решил восстановить историю тюрок, вдруг без критического анализа определяет, какое событие заведомо правильное, а какое заведомо сомнительное, причём, сопоставление делает на авось. Что это, как не предвзятость? А может быть, простое нежелание говорить о том, что даже для Л.Гумилёва составляло табу. Говорить о хуннах, тюрках, естественно, о татаро-монголах было вполне можно, но ни в коем случае о том, что на самом деле происходило. Верно определив, что распространение письма о «Трёх Индиях» в Европе в 1145 году было связано с подготовкой второго крестового похода, Л.Гумилёв сделал правильный вывод, что его составляли заинтересованные лица Иерусалимского королевства.
Однако для историка важно не столько это письмо, сколько тот документ, на основании которого было составлено это письмо. Л.Гумилёв утверждает, что письмо было написано на базе арабского оригинала, который не сохранился. Но если даже так, то историк не имеет права проходить мимо той части письма, которая взята из оригинала и которая достаточно хорошо характеризует местоположение страны, даже, несмотря на фантастические измышления. А в этом письме перечисляются следующие животные: слоны, верблюды, лесные ослы, белые и красные львы, белые медведи, цикады, орлиные грифоны и т.д. Если мы этих животных расположим на географической карте, то она включит Сибирь, Среднюю Азию, Уйгурию (Синьцзян), Монголию, Афганистан и Иран.
На рубеже с.л. эти местности входили в состав Рассении, Парфянского княжества (царства) и Хуннского княжества (царства). Так что источник не лгал. Его составители знали, о чём писали. Выше мы установили, что князья Парфии доходили до Евфрата и что хунны и парфяне имели теснейшие взаимоотношения с Рассенией, по существу, были её составными частями. Так что сказание о «Трёх Индиях» имеет вполне достоверное основание, чего не смог раскрыть Л.Гумилёв. Отсюда понятно, что первоисточником для письма послужило сочинение Заратуштры (Зороастра), попавшее к арабам, а затем, в переработанном виде, к крестоносцам, которые, в свою очередь, переработали его и нужном для них виде.
А так как у Заратуштры прославляется один из Верховных Правителей – Иима, то в грубом переводе крестоносцев, не утруждавших себя точностью перевода, он обретает новое качество пресвитера Иоанна. Если мы это учтём, то можем вполне обоснованно говорить об одном из многих переводов «Авесты» Заратуштры или о сказании, написанном на её основе, что вероятнее, которое как раз и послужило оригиналом для письма крестоносцев. Таким образом, религиозность в Рассении не была случайностью, а вместе с этим не была случайной религиозность славяно-арийского народа куманов, подмеченная арабским географом XIV века Шихайб ад-дином Яхья.

Естественно, возникает вопрос, что это была за религиозность? Л.Гумилёв в своей книге называет эту религиозность митраизмом, что не совсем правильно. Дело в том, что эта система, кроме веры, включала ещё и знание, а поэтому являлась уже мировоззрением. Это мировоззрение, объединяющее веру и знание, называется ведизмом. От слова ведать – значит знать. Рассматривая верования монголов, Л.Гумилёв обращает внимание на роль и место в их среде жрецов. Очень хорошо эта роль пояснена ханом Мункэ, который высказался на религиозном диспуте мусульман, христиан и буддистов. На этом диспуте присутствовал монах-минорит Рубрук, который записал слова хана Мункэ: «Мы, монголы, верим в Единого Бога, который на небе, волю его мы узнаём через прорицателей». Насколько точно записал Рубрук слова хана Мункэ, трудно судить. Однако роль жрецов-прорицателей в ней определена точно.
Таким образом, волхвы (жрецы) ведического мировоззрения в корне отличаются от служителей других религий. Служители других религий, в основном, занимаются приобщением людей к той или иной вере и соблюдением установленных этой верой догматов. Волхвы (жрецы), кроме исполнения службы, связанной с верой, обязаны были прорицать. Без прорицания не было волхва (жреца). Именно сложность прорицания явилась причиной того, что ведизм в ходе жёсткой борьбы с ним других религиозных систем на длительное время сошёл с исторической арены, так как прорицание требует соответствующих знаний и парапсихологических способностей.
Жёсткость борьбы с ведизмом других религий обуславливалась именно тем, что преследованиям и уничтожению подвергались люди с выдающимися парапсихологическими способностями. Уничтожение людей с выдающимися парапсихологическими способностями лишило ведизм прорицателей, а, следовательно, основ его существования. Однако Л.Гумилёв почему-то не увидел этой жёсткой борьбы. Более того, он сделал вывод, что солнечный митраизм славян легко уступал своё место христианству. Очередная предвзятость абсолютно не соответствующая действительности. Ведизм целенаправленно уничтожался другими религиозными системами потому, что служители этих религиозных систем не имели соответствующих парапсихологических способностей, а посему не могли быть прорицателями. Однако они хотели занимать в обществе высокое положение.
Именно поэтому все остальные религиозные системы строились на догмате, на слепой вере, на отрицании знания. Отсюда и вытекает их жёсткая борьба с ведизмом. Но, несмотря на жёсткую борьбу иудо-христианства и других религий с ведизмом, его не удалось уничтожить полностью. В Тибете ведизм трансформировался в религиозную систему бон, а в Индии в буддизм. Но самое главное он остался и генетической памяти белых людей, прежде всего славян. Поэтому сейчас ведизм может возродиться на базе современного знания, на базе современной науки.
В этой связи не является случайностью, что народы Северной Азии дольше всех сохраняли ведизм. В то же время народы юга Азии сочинили иудаизм, христианство, ислам и т.д., с которыми ринулись «просвещать» белых людей.

Предвзятость Л.Гумилёва хотя и позволила ему отметить, что митраизм (ведизм) был присущ всем народам Северной Азии, но в то же время она не позволила ему понять, что митраизм (ведизм) был частью своеобразной общественной (государственной) системы, существовавшей на севере Азии.
Эту естественно сложившуюся государственную систему мы выше уже называли Славяно-Арийской Державой (Рассенией), которая в конце 1-го тысячелетия с.л. переживала нелёгкое время, отбиваясь от многочисленных противников. В начале II тысячелетия с.л. ситуация изменилась в лучшую сторону. Настала пора помочь западным славянам в разгроме тюрок. В это время на рубеже Волги куманам оказывали сопротивление печенеги. Именно против них и были сосредоточены основные силы Рассении.
Печенеги были разгромлены и бежали в низовья Днестра и Дуная. В 1054 году куманы (половцы) появились на Русской равнине. Но оказалось, что за 250-летний период разрыва отношений между восточными и западными славянами накопилось немало разногласий. Причём, этих различий оказалось намного больше, чем их образовалось в 500-летттий период разрыва отношений между восточными и западными славянами, вызванным семито-сарматским нашествием. Выявились уже различия в языке. Тогда как во времена славян-ариев (гуннов) этих различий почти не было. Особенно сильно эти различия проявились в религиозно-мировоззренческих вопросах, организации ведения хозяйства и в организации государственного устройства.

Не удивительно, что христианизированные князья Киевской Руси восприняли куманов (половцев) как врагов и попытались им противостоять.
Но в сражении на Альте в 1068 году они были разгромлены. Куманы (половцы) стали хозяевами Причерноморья. По существу, они на короткое время возродили Русколань, но уже как Половецкую Русь, точно так же, как это в своё время сделали славяне-арии (кимры, скифы и гунны). Вместе с этим была восстановлена Великая Славянская Держава. Однако победа куманов (половцев) на Альте привела к кризису власти в Киевской Руси. Остатки разгромленного великокняжеского войска заперлись за стенами Киева и со страхом ждали появления врага.
Именно и это время началось брожение среди горожан. Они требовали у князя оружие и выказывали желание защищать город. Но князь Изяслав и его окружение, включая воеводу Коснячко, не без оснований полагали, что если оружие будет роздано, то оно будет повёрнуто против власти богатых людей. Ремесленно-торговый Подол шумел. Там шло нескончаемое вече. Люди требовали освободить из тюрьмы вероломно схваченного сыновьями Ярослава их соперника полоцкого князя Всеслава. Одновременно раздавались голоса о злоупотреблении княжеских воевод и управителей, о притеснении народа и несправедливых поборах.
Для того, чтобы унять киевлян, к ним вышел новгородский епископ Стефан. Но его увещевания закончились тем, что народ восстал и Стефана убили. Зачем сотни людей двинулись к княжескому дворцу и двору ненавидимого воеводы Коснячко. Другая часть двинулась к тюрьме, где находился полоцкий князь Всеслав. Восставшие захватили и разгромили подворья многих княжеских воевод и бояр и окружили княжеский дворец. Окружение Изяслава советовало князю послать отряд дружинников к тюрьме и убить Всеслава. Но князь медлил с решением. Время было упущено. Восставшие пошли на приступ дворца. Изяслав, его брат Всеволод вместе с чадами и домочадцами, включая будущего великого князя Владимира Мономаха, бежали в Польшу.
Восставшие разгромили и разграбили княжеский дворец. Князь Всеслав был освобождён из тюрьмы и возведен восставшими на киевский престол. Семь месяцев избранник народа правил в Киеве. Но прежние правители Киева не отступились от власти. Изяслав в Польше собрал большое войско, в котором находилось немало поляков, и двинулся на Киев. Всеслав с киевлянами выступил навстречу. Но сражение не состоялось. Всеслав возглавил разномастно вооружённое ополчение киевлян, плохо подготовленных к боевым действиям в поле. В то же время против него Изяслав собрал воинов, привыкших держать в руках оружие.

Чтобы не губить понапрасну людей, Всеслав ночью покинул киевлян и бежал в Полоцк. Оставшееся без князя, ополчение разбежалось. Восставший город открыл ворота Изяславу и повинился. Однако поначалу Изяслав в город не вошёл. Он послал туда своего сына Мстислава с дружиной, который учинил расправу над мятежниками. Было убито 70 горожан-зачинщиков бунта. Часть мятежников он приказал ослепить. Других наказал битьём, даже не проводя расследования. Только после этого Изяслав вступил в Киев. Он тут же послал войско в Полоцк и занял его. Всеслав вынужден был бежать в леса.
Однако восстание не ограничилось Киевом. Оно распространилось на другие земли Киевской Руси. Бунтовали смерды вокруг Киева. Отказались платить даль смоляне. Восстал народ в далёком Белоозере. Оттуда восстание перекинулось в Ростово-Суздальскую землю и к вятичам. Здесь мятеж возглавили два волхва, которые призвали людей к расправе над богатыми. Были разгромлены житницы, амбары и медуши княжеских бояр. Отряд восставших насчитывал несколько сот человек. Власти приложили немало усилий для подавления восстания. Оно пошло на убыль только после того, как волхвы были схвачены и казнены великокняжеским воеводой Яном Вышатичем.
В 1071 году в Новгороде началось восстание, направленное против епископа и христианской веры. И снова волхв встал во главе восстания. Город разделился на две части. На дворе епископа стояла княжеская дружина. Остальной город оказался в руках восставших. Только убийство волхва во время переговоров помогло обезглавить восставших и рассеять их, что говорит о подлости христианской власти. И только в 1072 году великокняжеской власти удалось подавить восстание повсеместно. Так закончилось очередное крупное восстание в Киевской Руси, в котором наряду с религиозно-мировоззренческими присутствуют уже социально-экономические мотивы.
В это время куманы (половцы) обживали донские и днепровские просторы. Их владения доходили до Дуная. Но так как Киевская Русь их встретила враждебно, то на первом этапе было немало случаев, когда куманы (половцы) совершали набеги на киевские земли. Но постепенно эта враждебность стала исчезать. В дальнейшем она не выходила за рамки княжеских междоусобиц. К 1078 году куманы (половцы) уже занимались своим обычным хозяйством, подобным тому, какое в позднейшие времена вели казаки. Столицей донских куманов (половцев) стал город Шарукань, который был назван так в честь половецкого князя Шарукана.
Первым крупным участием куманов (половцев) в княжеских междоусобицах Киевской Руси было их выступление на стороне Олега Тьмутараканского в 1078 году. В этом году Олег Тмутараканский решил отвоевать принадлежавший его отцу черниговский княжеский стол. Его рать была значительно усилена половцами. Сражение состоялось на реке Сожице 25 августа 1078 года. В этом сражении благодаря половецкой коннице Олегу удалось разгромить черниговское войско. Князья Всеволод и Владимир Мономах бежали в Киев. В октябре этого же года братья Ярославичи осадили Чернигов. Но Олег собрал войско и пришёл на помощь. На Нежатиной Ниве состоялось сражение, в результате которого Ярославичи победили, и Владимир Мономах стал княжить в Чернигове.
Но Олег Тьмутараканский, несмотря на поражение и собственные злоключения, не оставлял мысли вернуть себе Чернигов, отнятый у него Всеволодом и Владимиром Мономахом. После победы 1078 года и занятия Чернигова Владимир Мономах явился инициатором активных действий против половцев. Вплоть до 90-х годов ему неоднократно удавалось побеждать небольшие половецкие отряды. Эти укусы, в конце концов, надоели половцам. В 1093 году куманы (половцы) осуществили большой поход против Киевской Руси. Причиной была смерть великого князя Всеволода и желание половцев продлить мирный договор, который заключил с ними осторожный Всеволод.
Однако вступивший на престол в Киеве Святополк не нашёл ничего лучшего, как бросить половецких послов в темницу. Теперь уже войну предотвратить было невозможно. Святополку при помощи Владимира Мономаха удалось собрать довольно сильное войско. Сражение произошло недалеко от города Треполя 26 мая 1093 года. Противников разделяла река Стуша. Владимир Мономах не хотел переходить реку. Но сторонников решительного сражения оказалось большинство и киевско-черниговско-переяславская рать перешла реку. В это время начался проливной дождь. Вода в реке начала быстро прибывать Половцы всей мощью обрушились на киевлян, которые составляли правое крыло, и смяли их. Затем они смяли и войско Владимира Мономаха. Ратники побежали. Многие утонули в реке. Владимира Мономаха спасли дружинники.

После этой победы половцы двинулись в глубь Киевской Руси и нанесли ей большой ущерб. Поражение 1093 года подтолкнуло начало новой большой междоусобицы, в которую были втянуты все земли Киевской Руси. Пользуясь слабостью киевского и черниговского князей, летом 1094 года в черниговские земли пришёл Олег Святославович Тьмутараканский. После восьмидневной осады Чернигова Владимир Мономах согласился на переговоры и уступил Олегу его родовое гнездо – Чернигов. Олег отпустил Владимира Мономаха, его чад и домочадцев с дружиной в Переяславль. В этом походе Олегу Тьмутараканскому большую помощь оказали половцы. Враждуя с Мономахом, Олег и его братья отказывались принимать участие в походах против половцев, которые были их верными союзниками. То есть, по существу, черниговские родовые князья вместе с половцами воевали против остальных князей великокняжеского рода Киевской Руси.
Однако в 1095 году в этой борьбе наступил перелом. Он был обусловлен двумя причинами. Во-первых, после ухода значительной части полевого поиска Рассении на запад в Средней Азии начали быстро усиливаться тюрки, что потребовало сосредоточения полевого войска против них. Туда-то и были возвращены тьмы полевого войска. В отсутствии полевого поиска куманы (половцы) могли действовать сравнительно небольшими силами. Во-вторых, Владимир Мономах, рассчитывая в борьбе с половцами объединить князей Киевской Руси, предпринял ряд решительных мер. Вначале он обманом расправился с двумя половецкими князьями Итларем и Китаном. Их дружины были перебиты. Затем переяславско-киевское войско во главе с Владимиром Мономахом совершило успешный поход в степи. В 1096 году Владимир Мономах и Святополк предложили Олегу объединить силы в борьбе с половцами. Олег, естественно, отказался. Тогда Святополк и Владимир Мономах решили силой подчинить Олега и двинули к Чернигову своё войско. В это время к ним присоединился волынский князь Давыд Игоревич.
Половцы не смогли собрать необходимых сил для помощи Олегу. Последний, не надеясь на верность черниговцев, бежал в город Стародуб, где его осадило войско противника, которое установило полную блокаду города. После длительной осады и нескольких штурмов горожане не выдержали и потребовали от Олега, чтобы он пошёл на примирение с братьями. Олег вынужден был согласиться. Приговор братьев лишал его Чернигова и отправлял в далёкий лесной Муром, но вначале он должен был жить вдалеке от половцев в Смоленске.
Но в это время половцы собрали силы и одновременно напали на переяславские земли и Киев. Половецкое войско Тугоркана Святополку и Владимиру Мономаху удалось разгромить. А вот половецкое войско Боняка осуществило успешный поход и захватило богатую добычу. Олег тоже не дремал. Он ушёл из Смоленска, взял Рязань и двинулся к Мурому, где княжил сын Мономаха Изяслав. Около Мурома рати Олега и Изяслава встретились. Состоялось сражение. Олегу удалось разгромить войско Изяслава, который был убит в этом сражении. Так Мономах лишился первого сына. Олегу удалось взять Муром, Ростов и Суздаль. На требование старшего сына Мономаха Мстислава и его самого оставить занятые города, Олег ответил отказом.
Против него выступила новгородская рать, которую Владимир Мономах подкрепил своим войском во главе с сыном Вячеславом. Силы были явно неравны, и Олегу пришлось оставить северные города. Он отошёл к Мурому. Здесь, недалеко от города Мономаховичи, при поддержке дружественных половцев победил войско Олега, которое отошло к Рязани. Но и там он не удержался и вынужден был подчиниться Мономаху, обязавшись явиться на княжеский съезд для решения династических дел.

В 1097 году все наиболее крупные и известные князья съехались в родовое гнездо Мономаха (город Любеч), чтобы устроить порядок в Киевской Руси. Здесь как раз договорились «каждо да держить отчину свою» и не посягать на земли других князей. Также договорились объединиться в борьбе против половцев. И хотя первую клятву некоторые князья не выполнили, вторая позволила объединить значительные силы в войне с половцами. Этот договор шёл в контексте начавшегося в 1096 году на западе первого крестового похода. Владимир Мономах, лелеявший снискать себе славу победителя равного тем, кто создал Иерусалимское королевство, жаждал победы над половцами.
Однако вплоть до 1103 года половцы удерживали инициативу в своих руках. В 1103 году Владимир Мономах уговорил князей совершить поход весной, чтобы лишить половцев их маневренности. Отощавшие за зиму лошади не могли её обеспечить. Поход удался, половцы потерпели поражение. В 1105 году они попытались поквитаться за поражение и вторглись в киевские к переяславские земли. Но Владимир Мономах успел собрать объединённое войско и нанёс половцам новое поражение. Однако на этом он не остановился и продолжал убеждать князей, что нужно совершить большой поход в степи и разорить курени и города половцев. Наконец, в 1111 году ему удалось организовать такой поход.
Причём, этот поход был задуман как крестовый. Перед походом духовенство вынесло большой крест и поставило его недалеко от ворот города. Все воины, в том числе князья, проходя и проезжая мимо креста, получали благословение епископа. Когда войско двинулось в поход, во главе колонны шли священники на протяжении 11 вёрст. По достижении реки Ворсклы Мономах вновь обратился к духовенству. Вновь был поставлен большой крест на холме, украшенный золотом и серебром. Князья целовали его на глазах всего войска. Это показывает, что Мономах всячески соблюдал крестовую символику.
На этот раз Мономаху удалось захватить и разрушить многие курени и города половцев: Шаруканъ, Сугров и другие. В сражении на реке Сольнице половцы потерпели тяжёлое поражение. Около десяти тысяч их погибло в ходе сражения. Половецкий князь Шарукан с частью своих людей ушёл в Сальские степи. Другая часть ушла в Грузию. Причины поражения половцев в этом сражении очевидны. Во-первых, они не имели возможности собрать большое войско. Силы Шарукана составляли всего около 20 тысяч человек, в то время как у Владимира было свыше 50 тысяч человек. В этой связи христианский летописец беспардонно лжёт, когда пишет, что войско Мономаха обступили тьмы и тьмы.
Обступили тысячи, которые решили дать бой не на жизнь, а на смерть, защищая свои родовые гнёзда. Именно поэтому половина их погибла в сражении. Как не вспомнить в этой связи скифов Русколани, которые с таким же ожесточением сражались за могилы своих предков. Толчея у половцев произошла потому, что Мономах применил половецкий способ ведения сражения. Он обставил своё войско обозом из телег, что и затруднило половцам их преодоление и лишило манёвра. Весть об этом крестовом походе в степь была сообщена в Византию, Венгрию, Польшу, Чехию и Рим. Таким образом, Киевская Русь в начале XII века была левым флангом христианско-крестоносного наступления Европы на Восток, что не делало ей чести, так как она боролась со своими естественными союзниками и этническими братьями.
Отвечало ли это потребности страны? Конечно же, нет. Княжеские усобицы сопровождались разорением городов и сёл, поборами с крестьян и горожан. На бесконечные сечи с половцами также уходили немалые народные силы и средства. Порой смердов, ремесленников и торговцев насильно гнали на войну. На всё это требовались немалые средства. Всё больше людей не имело возможности самостоятельно вести хозяйство. Они шли в кабалу к богачам и ростовщикам, как правило, иудеям. Ссудный процент резко возрос. Ростовщичеством не гнушались заниматься князья, бояре, монастыри. Люди вынуждены были продавать себя в холопство (рабство).

Эта ситуация разразилась восстанием, которое началось в Киеве в 1113 году. Восстанию предшествовала смерть великого князя Святополка. Сразу же началась борьба между Святославичами и партией Мономаха. Масла в огонь подлил слух, что киевский тысяцкий Путята держит сторону ростовщиков. Не исключено, что это было делом рук сторонников Мономаха. Сотни людей с чем попало в руках двинулись на гору. Восставшие разгромили двор Путяты и дворы богатых еврейских ростовщиков и купцов, которые заперлись в киевской синагоге. Правящей верхушке Киева стало ясно, что унять восставших может только Владимир Мономах.
После второго обращения Мономах согласился прибыть в Киев и 20 апреля во главе переяславской дружины вошёл в Киев. Его сторонниками был пущен слух, что князь учинит суд и накажет мздоимцев. Это успокоило людей и восстание пошло на убыль. Желая иметь у простых людей авторитет, Мономах дал новую «Русскую Правду», которую назвали «Устав Владимира Всеволодовича». По этому уставу ссудный процент был ограничен 20% годовых. Резко ограничивались возможности продавать в рабство (холопить) людей. Были введены и другие ограничения. Эти меры на некоторое время сняли социальное напряжение в обществе. Мономах, таким образом, стал первым невольным реформатором.
 

Stirik

Воин бога
Награды
6
В 1116 году Мономах организовал новый поход против половцев, затем неоднократно посылал на Дон своих сыновей с войском. Он даже попытался утвердиться на Дунае и направил против Византии войско. Византия к этому времени ослабела настолько, что поспешила прислать Мономаху богатые дары и предложила обручить внучку Мономаха, дочь Мстислава Добронегу с сыном византийского императора. В результате, войско было отозвано. Именно при Владимире Мономахе Киевская Русь достигла наивысшего своего могущества.
Владимир Мономах умер 19 мая 1125 года на реке Альте. На месте убийства князя Бориса была построена часовня и небольшой дом, куда он и приехал, когда почувствовал приближение смерти. Владимира Мономаха на престоле, вопреки праву Ярослава, заменил его старший сын Мстислав. Он продолжал проводить энергичную политику наступления на половецкую степь. Попытка половцев вторгнуться в пределы Киевской Пуси в 1129 году была отбита. Позднее Мстислав со своим братом Ярополком совершил ряд походов и сумел оттеснить часть половцев за Дон и Волгу, а часть подчинил Киевской Руси.

Официальные историки, в том числе член-корреспондент РАН и авторы книги «История России с древнейших времён до конца XVII века» Л.Н.Сахаров и А.П.Новосельцев, умиляются успехами Мономаха и его сына Мстислава в борьбе с половцами. Но они прошли мимо того факта, что эти успехи находились в прямой зависимости от осложнения обстановки в Средней Азии в связи с усилением там тюрок и необходимостью переброски туда сил западных половцев. Киевская Русь в это время была не только левым флангом христианско-крестоносного наступления Европы на Восток, по она также неосознанно способствовала усилению и подъёму тюрок, с которыми в позднейшие времена придётся вести тяжёлую борьбу Московской Руси и Российской империи. Опыт истории показывает, что при решении сиюминутных проблем следует иметь в виду и проблемы перспективные, в том числе касающиеся освещения истории.
А на востоке в это время назревала новая трагедия, имевшая для будущего славянства несравненно большее значение, чем все походы Владимира Мономаха и его сына Мстислава. В 1100 году тюрки настолько усилились, что захватили почти всю Среднюю Азию. Они серьёзно стали угрожать шёлковому пути из Китая в Европу. Шёлковый путь проходил тогда по территории Уйгурии на востоке и по территории Рассении на западе. Причём, протяжённость западного участка была более чем в 3 раза длиннее, чем восточного. Разумеется, уйгуры-несториане были заинтересованы в контроле над шёлковым путём. На этом основании Л. Гумилёв сделал ошибочный вывод, что именно уйгуры-несториане дали деньги для организации войска киданей, которые якобы разгромили тюрок-сельджуков. Здесь же он делает второй ошибочный вывод, что Уйгурия и есть то самое царство пресвитера Иоанна, о котором ходили слухи на западе в ХII-ХIII веках.
В действительности дела обстояли иначе. Л.Гумилёв признаёт, что куманы оттеснили тюрок (гузов) на юг, тюрок (печенегов) на запад, тюрок (карлуков) на юго-восток, а угров на север, в глухую тайгу, и стали хозяевами Кыпчакской степи. Но в то же время считает, что тюрок-сельджуков разгромили пришедшие с востока кидани и присоединившиеся к ним дружины 18 уйгурских, монгольских и татарских племён. Поначалу он даёт численность войска киданей в 40 тысяч человек, что, естественно, неверно. Из 40 тысяч общей численности киданей способных носить оружие вряд ли было более 10 тысяч. В дальнейшем он называет именно эту численность. Плюс дружины 18 племён. Это ещё около 20 тысяч человек. Итого около 30 тысяч человек сборного войска, боеспособность которого вряд ли была высокой. И этому-то войску Л.Гумилёв отдаёт пальму победы над 100 тысячным войском тюрок-сельджуков.
Конечно, в истории бывали победы при таком соотношении сил, что мы видели выше. Но это было в том случае, если боеспособность войск меньших по численности значительно превышала боеспособность войск больших по численности. В данном случае этого не было. Тюрки (сельджуки) султана Санджара вряд ли уступали в боеспособности своим противникам, тем более, такому сборному войску. Значит, численность противника тюрок-сельджуков была не меньшей. И она даётся арабскими источниками в 300 тысяч человек, что, безусловно, является преувеличением, для оправдания поражения единоверного народа. Отсюда понятно, что основную массу войска, разгромившего тюрок-сельджуков, составляли куманы (половцы) Рассении, которых мы считаем славяно-арийским народом. Кидани же вместе со своими союзниками, составляли вспомогательное войско, которое было привлечено правителями Рассении, чтобы подчинить себе Среднюю Азию и изгнать оттуда тюрок-сельджуков.
Возникает вопрос, какую вооружённую силу могла выставить тогда Рассения? Если учесть, что была осуществлена максимальная мобилизация, то численность вооруженной силы могла достигать от 60 до 75 тысяч человек. Однако нужно иметь в виду, что не все западные половцы ушли на восток за Урал. Часть из них не пожелала уходить по существу подчинившись князьям Киевской Руси. Этот откол части западных половцев от Рассении будет иметь для них в будущем трагические последствия. Таким образом, если учесть этот откол, то численность войск, которое могла выставить Рассения, составляла 60 тысяч человек. Вследствие этого, общая численность войска, противостоящего туркам сельджукам, составляла около 90 тысяч человек.

Активные действия начались в 1131 году, именно тогда, когда сын Мономаха, Мстислав, практически подчинил оставшихся половцев на Дону. До 1137 года войско Рассении оттеснило турок-сельджуков к центру Средней Азии. В 1137 году объединённое войско Рассении наголову разгромило Рукн-ад-дина Махмудхана, правителя Самарканда. А через 4 года, в 1141 году на Катванской равнине, расположенной между Ходжентом и Самаркандом состоялось решающее сражение. Разделённое на три части войско Рассении оттеснило тюрок-мусульман в долину Диргама (приток Зеравшана) и опять наголову разбило их. Построение войска Рассении явно указывает на гуннский боевой порядок. Султан Санджар успел бежать. Однако его жена и многие соратники попали в плен. Около 30 тысяч сельджукских воинов пали на поле сражения. Были ханяты Самарканд, Бухара, а также завоёван Хорезм.
Однако шах Хорезма сохранил свою власть, так как признал вассальную зависимость от Рассении и обязался ежегодно выплачивать дань в 3 тысячи динаров золотом. Л. Гумилёв недоумевает, почему во всех захваченных городах Средней Азии были оставлены местные владетеди, обяханные платить незначительную дань. Ничего удивительного в этом нет. Ещё славяне-арии обязывали платить дань в размере всего лишь десятины. Так было установлено родовыми законами, что подтверждается и Велесовой книгой.
Кончина великого князя Мстислава 1132 году спровоцировала очередную княжескую междоусобицу, начало которым положил Владимир Креститель. С этого времени и начинает падать роль Киева, как единого политического и экономического центра Киевской Руси. Такая ситуация была обусловлена несколькими причинами. Во-первых, к изначальной Новгорода с Киевом подключился Чернигов, затем Ростовской-Суздальское княжество, которое во второй половине XII века становится ведущей силой. Во-вторых, по вине киевских князей, в результате их борьбы с половцами, перестал действовать шёлковый путь, по которому Европа получала товары из Китая, Уйгурии, Рассении и Средней Азии. Для Рассении было выгодно повернуть этот путь в Иран, который после разгрома тюрок-сельджуков не препятствовал развитию торговли. Теперь Европа стала получать шелка из Китая и пряности из Индии через Иран и Иерусалимское королевство. Именно тогда рыцари этого королевства впервые услышали о царстве «пресвитера Иоанна». Именно это привело к утрате Киевом роли главного торгового центра на востоке Европы.
В-третьих, разделение иудохристианства в середине XI века ещё не осознавалось достаточно остро, поэтому в XI веке Киевская Русь на западе воспринималась вполне доброжелательно. Однако в XII веке это разделение стало играть значительную роль. Теперь все, кто исповедовал иудохристианство византийского толка, становились маргиналами для крестоносцев католической Европы, которых следовало уничтожать и завоёвывать. Даже Византия не спаслась от такой участи. Правящие верхи Киевской Руси в борьбе за власть сделали ставку на византийское направление иудохристианства и продолжали сохранять ему верность, тем самым они не только игнорировали интересы славянства, но и настроили против себя Рассению и поднимающуюся Европу. Поэтому умиление официальных историков по поводу былого единства Европы и Киевской Руси является абсолютно необоснованным, так как это единство не имело под собой ни политических, ни экономических, ни религиозных, ни, тем более, этнических оснований.

Враждебное отношение к Киеву черниговских князей и их друзей половцев, а позднее и ростов-суздальских князей довершил дело. После погрома, учинённого в 1156 году Юрием Долгоруким, Киев лишь номинально продолжал считаться столицей. С этого момента Киевская Русь, по существу, распадается на восемь крупных самостоятельных княжеств, из которых киевское княжество оказалось не самым сильным. Погром, устроенный Киеву Андреем Боголюбским в 1169 году, ещё больше понизил его роль среди других княжеств. После этого удара Киев уже не смог оправиться. С этого момента на первый план выдвигается Владимиро-Суздальское (Ростово-Суздальское) княжество.
Во всех княжеских междоусобицах XII века половцы принимали самое активное участие. Ещё Владимир Мономах, стремившийся установить единодержавие в Киевской Руси, неоднократно обращался к половцам за помощью. Он 19 раз использовал половцев в борьбе со своими противниками. Последняя победа над Олегом Тьмутараканским была достигнута благодаря помощи половцев. Постоянно пользовался помощью половцев Олег Тьмутараканский. Однако взаимодействие половецких князей и князей Киевской Руси не ограничивалось княжескими распрями. Постепенно завязывались тесные родственные отношения. Только в 1107 году Владимир Мономах, Олег и Давыд Святославичи одновременно женили своих сыновей на половчанках. По существу, образовалась Киевско-Половецкая Русь, так как половецкое войско теперь стерегло восточные и южные рубежи страны. В эти времена половцы неоднократно наносили тяжёлые поражения тюркам и не дали им возможности проникнуть на Русскую равнину.
В эти же времена ускорились процессы смешения половцев и западных славян через взаимные браки и религиозно-культурное слияние. В 1132 году в Рязани крестился половецкий князь Амурат. В 1168 году в Киеве крестился половецкий князь Айдар. В 1223 году крестился половецкий князь Бастий. Зараза иудо-христианства постепенно поражала половцев. Освящённое жидо-христианством единодержавие быстро захватило воображение половецких князей. Христианизировавшиеся половцы завязали также тесные связи с болгарами. Вместе с болгарами половцы в 1204 году разгромили крестоносцев и освободили от них Константинополь. Именно переход части половцев в христианство разделил их на западных и восточных и противопоставил друг другу, что не могло не иметь трагических последствий в будущем. Эти трагические последствия состояли не только в том, что западные половцы позднее оказались под ударом своих восточных собратьев, но и в том, что имя их было оклеветано в истории, в литературе, в глазах потомков. О злых кочевниках (половцах) написаны оперы, поставлены балеты, сочинены исторические опусы.
При этом часто ссылаются па шедевр славянской литературы «Слово о полку Игореве». Исследователи этого произведения, как правило, рассматривают его с военной или с филологической точки зрения, но никто не рассматривает его с бытовой стороны. Трудность такого рассмотрения связана с тем, что для этого нужно знать родовое право, обычаи и традиции того времени. Но с этим укладом иудо-христиане боролись почти 1000 лет и добились того, что о нём сейчас мало что известно. А поэтому современным исследователям даже во сне не приходит в голову, что поход Игоря это не военный, а свадебный поход. Что полон – это не плен, а продолжительное гостевое пребывание со сватовством. Что плач Ярославны – это свадебный плач, взывающий о ниспослании внука – будущего князя. Всё это вытекает из родового права.
Для князей того времени было крайне важно, чтобы у них оставались дееспособные наследники, причём, происходящие от представителей лучших семей. Во второй половине XI века половцы господствовали над Киевской Русью. Родниться тогда с половцами было почётно. Оставалось только, чтобы появился здоровый ребёнок. Именно поэтому свадебный поход длился долго, как правило, более года. А свадьбы игрались после рождения здорового наследника.
Если рождалась девочка или хилый мальчик, свадьба не игралась. Искали другую партию. Поэтому в то время случаи пресечения княжеских родов были крайне редки. Но как только иудо-христианство порушило родовое право, стало быстро расти число больных детей в княжеских семьях. Всё это закончилось вырождением многих царских династий. Так что «Слово о полку Игореве» нужно исследовать и исследовать. Я также допускаю, что вариант произведения дошедшего до нас, это переделанное кем-то произведение, в основе которого лежит более древний вариант. В результате чего бытовые сцены были смещены в военную сторону, что позволило превратить половцев во врагов славянства. Здесь нужно сказать, что фальсифицирующее истинную историю художественно-историческое произведение, как правило, к сожалению, имеет большее влияние на современников и потомков, чем правдиво изложенная история.

В 1054 году половцы появились на Русской равнине, и в этом же году произошло разделение иудо-христианской церкви на католическую и правоверную («православную»), что поставило исповедующих правоверие («православие») перед Западом вне закона. Правоверные («православные») стали преследоваться наравне с «язычниками». Пришло время славянам Киевской Руси платить по счетам за отказ своих князей от святоотеческой веры, за их отказ в помощи венедам в борьбе с германо-крестоносным нашествием. В 1201 году они захватили устье Западной Двины и город Ригу, где заложили крепость. Здесь они столкнулись с эстами и Полоцким княжеством. Но в 1210 году полоцкий князь Владимир заключил мир с ливонцами, и они всей мощью обрушились на эстов. В 1216 году ливонцы захватили часть южной Эстонии и построили крепость Оденпе. В 1217 году новгородско-эстонское войско отбило Оденпе, где было заключено перемирие.
Борьба шла с переменным успехом, пока не вмешалась Дания. В 1219 году датчане захватили кусок Эстонии и построили крепость Ревель. В 1220 году датчане захватили северную часть Эстонии и в 1221 году соединились с немцами, наступавшими с юга, от Риги. В 1222 году эсты восстали, а славяне пришли к ним на помощь. В 1223 году датский король Вальдемар II заключил союз с Орденом «против русских и прочих язычников». Рыцари разбили эстов на реке Имере и взяли Феллин, причём, русских пленников «всех повесили перед замком на страх другим русским». Эсты просили помощи у славян. Князь Юрий Всеволодович осенью 1223 года направил в Прибалтику 20-тысячное войско со своим братом Ярославом. Но это не помогло. Епископ Адальберт, поддержанный ливонцами, в 1224 году взял славянский город Юрьев, при этом не пощадили ни одного русского. Этот этап немцы выиграли и создали плацдарм для дальнейшего вторжения в русские земли. Город Юрьев был разрушен, а на его месте был построен Дерпт.
И если сравнивать германцев с половцами, которые вступили в контакты с Киевской Русью почти в одно время с началом германо-крестоносной агрессией против славян, то это сравнение будет явно в пользу половцев. Так как они освободили донские и днепровские степи от тюрок-печенегов, вследствие этого они не являются завоевателями, какими их поначалу представлял Л.Гумилёв. Столкновение со славянами Киевской Руси в 1068, 1078, 1093 и 1113 годах были вызваны враждебным отношением киевских князей. Затем они вступили в тесные религиозно-культурные и родственные взаимоотношения с западными славянами. Остальные столкновения не выходили за рамки княжеских междоусобиц. Благодаря этому союзу половцы отбили все попытки тюрок прорваться на Русскую равнину, а также вместе с болгарами разгромили крестоносцев и освободили Константинополь.
В отличие от половцев германцы были настоящими завоевателями. Их политика не предусматривала налаживания тесных связей со славянами. Как показывает развитие событий, германо-крестоносные захватчики ставили перед собой амбициозные цели. Эти цели состояли в том, чтобы любыми способами и средствами захватить как можно больше славянских земель. Для этого они широко использовали подкуп, дрязги в среде славян, захват славянских земель, онемечивание славян и их физический геноцид. Захваченные земли закрепляли постройкой своих городов и крепостей. Всё это показывает, что они действовали продуманно, основательно и крайне жестоко.
Столь продуманной и жестокой политике германо-крестоносных захватчиков христианизировавшиеся славяне Киевской Руси ничего эффективного противопоставить не могли, так как дело усугублялось княжескими усобицами. Западные половцы, вступившие в тесный контакт со славянами спасти положение не могли, так как они тоже христианизировались и разлагались вместе со славянами Киевской Руси. Таким образом, над славянами Киевской Руси нависла смертельная угроза, грозившая уничтожением и порабощением, которые стали уже фактом для европейских славян.
Киевско-Половецкая Русь XII века была не только левым флангом христианско-крестоносного наступления Европы на Восток, но также способствовала подъёму тюрок, с которыми, в более поздние времена, придётся нести долгие войны Московской Руси и Российской империи. В этой связи интересы христианизированных князей входили в противоречие с коренными интересами народа и страны. Вместо того, чтобы идти на восток и восстанавливать этнические связи с восточными славянами, делалось неё, чтобы отгородиться и обособиться от них. В условиях нарастания агрессивности Европы такая политика правящих верхов Киевско-Половецкой Руси вела к тому, что она с объективной неизбежностью должна была быть разделена между Рассенией и поднимающейся Европой.

В настоящее время мы вновь переживаем период сходный с тем временем. Но если тогда агрессивное наступление Европы остановили восточные славяне, которые двинулись на запад и возродили славянское единство, то сейчас ждать помощи практически не от кого. Сейчас положение может спасти только собственное понимание, что процесс дробления и отделения славян нужно остановить. В противном случае славянство, как геоэтническое образование, исчезнет раз и навсегда.
 

Stirik

Воин бога
Награды
6
Гибель Венедии
Внутренние смуты и неустойчивость "Киевской" Руси отрицательно отражались на положении венедов, окружённых со всех сторон врагами. На западе венеды отразили очередное германо-крестоносное нашествие и укрепили свои позиции. Вплоть до 1057 года они были независимыми. Однако германо-христианские захватчики не оставили своих замыслов. В дальнейшем они прибегли к испытанному приёму кнута и пряника, а также натравливания одних славян на других. Но если кнут и пряник результатов не дали, то столкнуть славян друг с другом удалось.
Лютичам была подброшена идея о том, чей род старше, а, следовательно, главнее. Между лютичьскими племенами черезпенян, хижан, ратарей и долечан разгорелся спор о «первенстве в храбрости и могуществе». Спор перерос в войну. Победили хижане и черезпеняне. Однако война возобновилась во второй и третий раз. Много тысяч воинов пало с той и другой сторон. Однако победителями вновь стали хижане и черезпеняне. Тогда ратари и долечане, терзаемые позором поражения, призвали на помощь датского короля, саксонского герцога и Готшалка – князя бодричей, каждого со своим войском, и содержали неё это воинство в течение 6 недель.
На этот раз черезпеняне и хижане не смогли одолеть превосходящие силы своих противников. Многие тысячи славян погибли, значительная их часть была уведена в плен. Оставшиеся в живых купили себе мир за 15000 марок (1 марка равна 160 денариям), 1 денарий должен был содержать в себе 3,43 грамма серебра, но на самом же деле содержание серебра колебалось от 1,6 до 3,43 грамма). Если в среднем взять 2,5 грамма за денарий, то получается около 10 тонн серебра, которым владели лишь два племени: хижан и черезпенян. Можно представить какими богатствами обладали западные славяне, что, конечно же, возбуждало непомерную жадность соседей.
Однако Готшалк, крестившийся сам и распространявший иудо-христианство среди бодричей, вскоре был убит. Князь Крут, сменивший Готшалка, восстановил славянские порядки и объединил бодричей в их противостоянии иноземной вере. К концу XI века на западе свободными оставались славянские земли бодричей, лютичей, поморян, полабов и руян. Однако гражданская война основательно подорвала их силы. Их время теперь было сочтено. Вывод их этой грустной истории может быть тот, что идеи, подброшенные со стороны и способствующие расколу, часто оказываются смертельными. Их как раз и следует опасаться больше всего. Богатства, накопленные западными славянами, были не единственным их достоянием, к которому тянулись жадные лапы германо-христианских захватчиков. Чтобы это увидеть, предоставим слово ненавистнику славян епископу Оттону Бамбергскому, дважды посетившему земли славян в 1124 и 1127 годах:
«Изобилие рыбы в море, реках, озёрах и прудах настолько велико, что кажется просто невероятным. На один денарий можно купить целый воз свежих сельдей, которые настолько хороши, что если бы я стал рассказывать всё, что знаю об их запахе и толщине, то рисковал бы быть обвинённым в чревоугодии. По всей стране множество оленей и ланей, диких лошадей, медведей, свиней и кабанов, разной другой дичи. В избытке имеется коровье масло, овечье молоко, баранье и козье сало, мёд, пшеница, конопля, мак, всякого рода овощи и фруктовые деревья, и, будут там ещё виноградные лозы, оливковые деревья и смоковницы, можно было бы принять эту страну за обетованную, до того в ней много плодовых деревьев…

Честность же и товарищество среди них таковы, что они, совершенно не зная ни кражи, ни обмана, не запирают своих сундуков и ящиков. Мы там не видели ни замка, ни ключа, а сами жители были очень удивлены, заметив, что вьючные ящики и сундуки епископа запирались на замок. Платья свои, деньги и разные драгоценности они держат в покрытых чанах и бочках, не боясь никакого обмана, потому что его не испытывали. И что удивительно, их стол никогда не стоит пустым, никогда не остаётся без яств. Каждый отец семейства имеет отдельную избу, чистую и нарядную, предназначенную только для еды. Здесь всегда стоит стол с различными напитками и яствами, который никогда не пустует: кончается одно – тотчас несут другое. Ни мышей, ни мышат туда не пускают. Блюда, ожидающие участников трапезы, покрыты наичистейшей скатертью. В какое время, кто ни захотел бы поесть, гость ли, домочадцы ли, они идут к столу, на котором всё уже готово…» Не отсюда ли списывал К. Маркс представление о коммунистическом обществе?!
Эта выдержка прекрасно показывает, какими «бедными», «невежественными» и «дикими» были славяне. Нет нужды много доказывать, что иудо-христиане приложили немало сил, коварства, обмана, упорства и лжи, чтобы овладеть землями славян. Одним из таких приёмов было отлучение от труда при помощи соблюдения религиозных празднеств. Тот же Оттон Бамбергский свидетельствует: «Неподалёку от города Камень жила вдова... очень уважаемая и окружённая многочисленной семьёй… Наступило время жатвы. В один из воскресных дней, когда народ со всех сторон торопился в церковь, случилось, что упомянутая выше вдова ни сама не пошла, ни своим людям не разрешила пойти. Разгневанная она приказала ";Идите жать на мои поля! Это полезней, чем молиться какому-то новому богу, которого из своей страны привёз этот Оттон, епископ Бамбергский. На что он нам! Разве вы не видите, сколько добра и какое богатство дали нам наши боги, и что всеми сокровищами, славой и изобилием вы обязаны их щедрости! Поэтому отступиться от их почитания будет величайшей несправедливостью»...
Это откровение Оттона Бамбергского как нельзя лучше свидетельствует, что богатства славяне добывали повседневным трудом. Праздникам отводилось немного времени, да и то не в страдные дни. Разумеется, такой повседневный труд кое-кому казался ненужным. Этим и воспользовалось иудо-христианство, привлекшее на свою сторону бездельников, любителей покутить и повеселиться, когда захочется. И таких, увы, оказалось немало. Они бежали под прикрытие христианской церкви от строгих глав родов и волхвов, заставлявших всех трудиться на благо рода и благо каждого. Результат этой «просветительской» деятельности очень скоро преобразил поверивших жидо-христианству. Если раньше славяне не знали лжи, воровства, имели достаточно богатства для удовлетворения потребностей членов общества, то с установлением господства христианства замки с ключами, ложь, обман, воровство, попрошайничество, безделье, коварство и растущий гнёт стали делом обыденным.
В этой связи захват славянских земель германо-христианскими «проповедниками» становится неизбежным. И в первую очередь этому оказывается подверженной правящая верхушка. Крестился князь лютичей Прибыслав, попавший затем в зависимость к польскому королю Болеславу. В 1138 году была организована новая усобица среди славян, в ходе которой был разрушен город Старград. Не желавшие креститься, славяне вынуждены были уходить на восток. В 1147 году немцы предприняли крестовый поход против славян. На этот раз поход удался, были захвачены новые славянские земли. Отбивались ещё только восточные бодричи во главе с князем Никлотом, да руяне. В 1160 году погиб князь Никлот. Восточных бодричей постигла участь иудохристианского «спасения» Осталась только Аркона на острове Руяне. Саксон Грамматик в «Деяниях данов» повествует: «Город Аркона (столица руян) лежит на вершине высокой скалы... Посреди города лежит открытая площадь, на которой возвышается деревянный храм прекрасной работы, но почтенный не столько по величию зодчества, сколько по величию бога, которому здесь воздвигнут был кумир... в его распоряжении были триста лошадей и столько же всадников, которые все, добываемое или насилием или хитростью, вручали верховному жрецу; отсюда приготовлялись различные украшения храма. Прочее сохранялось в сундуках под замками; в них, кроме огромного количества золота, лежало много пурпурных одежд, но от ветхости гнилых и худых.
Можно было видеть и множество общественных и частных даров, пожертвованных с благочестивыми обетами, просящих помощи, потому что этому кумиру давала дань вся Славенская земля. Даже соседние государи посылали ему подарки с благоговением...»
Несколько в ином плане освещает Аркону Герард Меркатор в своей «Космографии»: «На том острове живали люди идолопоклонники, рены или рутены, именуемые, люты, жестоки в бою, против христиан воевали жестоко, идолов своих стояли. Те рутены от жестокосердия великого едва познали после всех христианскую веру. Того острова владетели таковы вельможны, сильны, храбрые воины бывали, не токмо против недругов своих отстаивалися крепко, но и около острова многие грады под свою державу подвели... и воевали с датским королём и со иными поморскими князьями и с Любскою областью воевали много, и всем окрестным государствам противны были, язык у них был словенский да вандальский, грамотного учения не искали, но и заповедь между собой учинили, чтобы грамоте, не токмо воинским делам прилежные охотники были».

О богатствах и влиянии Арконы в этих двух отрывках сказано достаточно хорошо, добавлять, собственно, нечего. А вот коснуться этнической принадлежности и грамотности необходимо. «Рены» или «рутены», а по-нашему – руяне говорили на славяно-венедском языке, то есть на славяно-арийском языке. Они не искали грамоты на стороне, потому что владели своей грамотой давно, имея свою письменность. Оставшись одна, Аркона не могла долго продержаться. В 1168 году на остров высадились войска датского короля Вальдемара I. 15 июня 1168 года Аркона была разрушена. Епископ Абсалон в тот же день приказал разрушить святыню – храм Световита. Так прекратила своё существование Венедня – конфедерация европейских славян.
В середине ХIII века онемеченными оказались все славянские земли по Лабе (Эльбе) и Одре (Одеру). Немецким стали все города западных славян (венедов): Бранибор (Бранденбург), Берлин, Липск (Лейпциг), Дроздяны (Дрезден), Старград (Альтенбург - совр. Штральзунд), Добресоль (Галле), Будимин (Бацен), Дымин (Деммин), Ведегощ (Волгаст), Велеград (Дидрихсхаген), Варнов (Варен), Ратибор (Ратценбург), Дубовик (Добин), Зверин (Шверин), Витемир (Висмар), Леичин (Ланэеп), Брунзовик (Брауншнейг), Колоберг (Кольберг), Волынь (Иомсбург), Любеч (Любек), Щецин (Штеттин) и т.д. Вполне понятно, почему славянские страны, в том числе Венсдская Русь, называлась страной городов – Гардарикой. Так что нынешнее благосостояние немцев в значительной степени обусловлено трудом славян, частью изгнанных со своих земель, частью уничтоженных, частью онемеченных и охристианенных.
В 1308 году землетрясение разрушило остров Руян. Оставшиеся в живых жители ушли в поисках новых мест. Последняя славянка (руянка) по фамилии Голицина, сохранившая святоотеческую веру, умерла в 1402 году. Насаждение иудо-христианства на Руси привело к затяжной гражданской войне и облегчило выкачивание средств из народа и интересах правящего класса и церкви. Мерзость иудохристианства настолько широко разлилась по Руси к середине XVI века, что правящему классу пришлось осаживать церковные притязания. Иван Грозный в 1551 году писал митрополиту Макарию: «В монахи постриглись ради телесного покоя, чтобы всегда бражничать; упивание безмерное, разврат, содомский грех (мужеложество), у игуменов и архимандритов по кельям жонки и девки небрежно ходят, а робята молодые по всем кельям живут невозбранно; монахи обитают в одних монастырях с монахинями со всеми вытекающими для ангельского чина соблазнами, отцы пустынники ходят с иконами якобы собирая деньги на постройку монастыря, а на самом деле затем, чтобы их пропить».
Это подлинная физиономия иудо-христианства! И вся эта пьянь и мразь вольготно существовала за счёт труда русского крепостного. Закрепощение как раз и понадобилось, что стимулы к труду были утрачены. В XVI веке насчитывалось около 200 монастырей! Только на один Троицк-Сергиев монастырь работало около 80 тысяч (!!) крепостных. Народ был превращён в быдло и стадо «христово». Естественно, такой народ был обречён на отставание и обнищание. Новое состояние славян хорошо описал в своей книге «Политические думы» сербский учёный XVII века Юрий Крижанич: «Наш славянский народ весь подвержен такому окаянству; везде на плечах у нас сидят немцы, жиды, шотландцы, цыгане, армяне и греки, которые кровь из нас высасывают. Презрению, с каким обращаются с нами иностранцы, укорам, которыми они нас осыпают, первая причина есть наше незнание и наше нерадение о науках, а вторая причина есть наше ЧУЖЕБЕСИЕ, или глупость, вследствие которой иностранцы над нами господствуют, обманывают нас всячески и зовут нас варварами».
За эти высказывания Ю.Крижанич был сослан в Сибирь, но с тех пор мало что изменилось к лучшему. В XX веке поменяли иудо-христианство на иудо-коммунизм, а теперь – на иудо-демократизм. Причина этого лежит в утрате своих истоков, своей святоотеческой веры. Сейчас нас вновь тянут в лоно иудо-христианства и других религиозных конфессий, обещая возрождение России. Разумеется, на этой идейной основе никакого возрождения не произойдёт. Возрождение произойдёт лишь тогда, когда Русский Народ восстановит свою истинную историю и, обратившись к своим корням, выработает свою Национальную Идею, которая как раз и позволит возродиться самому Русскому Народу и нашей стране.
 
Сверху