Выбор России. Реиндустриализация или распад страны.

Считаете ли вы, что России нужна новая индустриализация

  • Да

    Голосов: 8 66,7%
  • Нет

    Голосов: 2 16,7%
  • Не знаю

    Голосов: 1 8,3%
  • Мне и так хорошо живется

    Голосов: 1 8,3%

  • Всего проголосовало
    12
  • Опрос закрыт .

Stirik

Воин бога
Награды
6
Телеканал Fox News (США) решил выяснить, сколько стоит Россия?
Получилось в целом забавно и оптимистично для США.
Так номинальный валовой внутренний продукт (ВВП) России составляет 1,64 триллиона долларов, а паритет покупательной способности (ППС) — 4,21 триллиона долларов, говорится в ноябрьском отчете «Инвестопедии» (Investopedia).
По размеру ВВП крупнейшая страна в мире находится чуть ниже Канады, но выше Южной Кореи. По данным той же «Инвестопедии», для сравнения, номинальный ВВП и ППС США составляют 21,44 триллиона долларов.
Ценность евразийской державы во многом определяется ее географией. На Россию приходится 20% мировых запасов, и ресурсы составляют 95,7% ее национального богатства, по данным туристической компании по Кавказу и Средней Азии «Адвантур» (Advantour).
Россия владеет 30% мировых запасов газа (первое место), добывает 10% собственной нефти (второе место в мире) и владеет 22 угольными бассейнами и 115 месторождениями. Кроме того, Россия занимает первое место по залежам железа, второе по олову и третье по свинцу, сообщает «Адвантур».
Объем прямых иностранных инвестиций (ПИИ) составляет 35,44 миллиарда долларов, а государственный долг России по состоянию на 2017 год составлял 15,5% ВВП. С 1998 по 2008 год экономика России выросла на 7%, но вскоре упала на 2,8% во время рецессии 2015 года. По данным Всемирной книги фактов ЦРУ, российский ВВП вновь стал расти в 2017 году, когда мировой спрос снова повысился.
«Россия претерпела значительные изменения после распада СССР, перейдя от централизованной плановой экономики к более рыночной системе, — говорится во Всемирной книге фактов. — Однако и экономический рост, и реформы в последние годы застопорились, и Россия по-прежнему остается преимущественно нерыночой экономикой, чьи богатства в значительной степени сконцентрированы в руках чиновников».
«В ходе экономических реформ 1990-х бóльшая часть промышленности, за исключением энергетики, транспорта, банковского дела и обороны, была приватизирована. Защита прав собственности все еще слаба, и государство активно вмешивается в свободную деятельность частного сектора», — заключает книга фактов.
Источник
Общий вывод: РФ для Америки не конкурент. И отчасти это правда. Да и Китай тоже, если его годовой ВВП вдвое ниже американского и составляет ок. 12 трл. у.е.
А с другой стороны стоит учесть, что:
- реальный сектор экономики САСШ, включающий промышленность, строительство, сельское хозяйство и рыболовство, стремительно сдувается и сейчас составляет всего 11% от номинального ВВП Америки, 2,4 трл. у.е, что с учётом более 300 млн. населения выглядит не так грозно и в 5 раз меньше, чем у Китая;
- реальный долг США в 18 раз больше, чем официально заявлено и составляет 2 тыс.% от его номинального ВВП;
- реальная экономика САСШ быстро деградирует;
-ещё 10 лет назад доллар безоговорочно доминировал в международных расчётах всех государств, а страну, пытавшуюся выйти из долларовой зоны ожидала судьба Ливии, а сейчас в долларах проходят ок. 42% всех международных расчётов и эта доля стремительно сокращается.
Вопросов нет, Америка всё ещё глобальный гегемон.
Но как долго она с такими тенденциями протянет?


averetchagin
Богатства России сконцентрированы в руках чиновников. Российских. А надо, чтобы были сконцентрированы в руках американских чиновников. И наши олигархи, богатенькие Буратинки есть средство этого перехода. Кто такой Дерипаска? Его прижмет любой чиновник из минфина США. И зарплату за предательство определит. Только так.

орор
averetchagin
Здесь немного юмора.
Но основная мысль заключается в следующем.
Наши богатенькие Буратинки непосильно нажитое здесь только в форме богатства могут иметь. Оно, богатство, не может стать капиталом во всемирном масштабе. Все, что должно котироваться на биржах, должно приобретаться за доллары, а здесь будьте любезны в Минфин США. Краем уха слышал, что Минфин США распорядился как бы "капиталами" Дерипаски даже в праве наследования. Наши богатенькие Буратинки есть способ передачи денег на запад.
Есть тов. Рыболовлев. Как бы на целый миллиард евро подделок искусства приобрел, как бы по сумасшедшей цене какой-то спортивный клуб купил, да за копейки продал, игрочишки покупались задорого, да зарплатки им были шибко непомерные. недвижимость втридорого покупал, да в полцены продавал.
Скорее всего, этот кадр деньги передает. Хитрым способом.
Тоже касается и Абрамовича, да и Прохорова.
Американцы своим из Южного вьетнама позволяли любыми суммами распоряжаться, подворовывать. А когда их вывезли в Америку, то все забрали. И оставили мелкий бизнес на пропитание.
У наших богатеньких Буратин на международной арене иной судьбы нет. А если Россия ослабеет, то всю эту белую эмиграцию уничтожат как евреев и все заберут.
 

Stirik

Воин бога
Награды
6
Говоря об уровне развития станкостроения в стране, мы, по сути дела, ведем речь не столько об отдельной отрасли промышленности, сколько о важнейшем индикаторе экономического развития государства, очень четко характеризующем уровень его подъема либо, напротив, деградации.
Странам с «убитой» индустрией никакие станки и даром не нужны. Если страна не производит или как минимум не ввозит определенный спектр оборудования, дела ее плохи.
Надо отметить, что предлагать кому-либо угадывать государство, являющееся абсолютным мировым лидером по производству станков, дело заведомо проигрышное. Китай, конечно же. Развивая собственное народное хозяйство, товарищи из Поднебесной изначально стремились достичь со временем как можно меньшей зависимости от чужих технологий и преуспели в этом вполне. При этом страна все более переносит центр тяжести в развитии данной отрасли на выпуск сложнейших (умных) промышленных машин — автоматизированных, с компьютеризированным управлением.
Вместе с Китаем в тройку мировых лидеров производства и, соответственно, экспорта станков, входят Япония и Германия. На их долю приходится не менее половины выпуска этой продукции во всем мире. С отставанием (раза в два как минимум) следуют за ними США, Южная Корея, Италия, Тайвань, Швейцария. Доля остальных стран оценивается в процент-полтора, а то и менее.
Что характерно, те же Китай, Соединенные Штаты, Германия возглавляют список не только экспортеров, но и импортеров станков. Ничего удивительного тут, впрочем, нет: современные промышленные машины и механизмы достигли во многом уже такой степени узкой специализации, что зачастую даже весьма развитой стране проще и рентабельнее приобрести какой-то особо редкий станок в небольших количествах за рубежом, чем тратиться на собственную разработку и производство.
А что в России? По правде говоря, пока особых поводов для радости и гордости нет.
В Советском Союзе станкостроение было развито на очень высоком уровне, однако затем… Все мы знаем, что было затем: тотальная деиндустриализация страны и развал всего, что только можно развалить. Производство одних только металлорежущих станков на протяжении 90-х годов сократилось в 15 раз. Еще хуже сложилась ситуация на самом передовом из направлений — создании наиболее передовых станков с числовым программным управлением (ЧПУ). В 1990 году в одной только РСФСР их было выпущено около 17 тысяч. К концу «лихих 90-х» выпуск сократился в 167 раз!
1584492903_63140_original.jpg

Фактически рост производства в данной отрасли наметился буквально в последние годы. Напрямую его можно связать с возрождением вооруженных сил, новым импульсом развития, который получил военно-промышленный комплекс России. По данным отечественных производителей современного промышленного оборудования, как раз на предприятия ВПК и приходится не менее 80% получаемых ими заказов. Российское станкостроение пусть понемногу, но возрождается. Тревожит то, что в основном происходит это за счет роста производства станков невысокой сложности, с которыми ни в развитии инновационных технологий, ни в реальном импортозамещении прорыва не совершить. Так, производство все тех же станков с ЧПУ в за период с 2016 к 2017 году показало прирост всего на 270 единиц (по данным ассоциации «Станкоинструмент»), что, безусловно, не является достаточным показателем для такой страны, как Россия.
На сегодняшний день место России в мировом станкостроении - мягко говоря, скромное. В прошлом году России не было и в двадцатке. Впереди не только промышленные гиганты мира вроде Китая и США, но и такие страны как Австрия, Испания, Бразилия. Российская позиция в общем списке обычно укладывается в долю процента с обозначением "и другие страны".
Но достойные разработки, нуждающиеся во внедрении, у отечественных специалистов в области станкостроения имеются. Тем не менее, не стоит забывать, что эта отрасль невозможна без привлечения как значительного количества материальных ресурсов, так и высококвалифицированных кадров. Обеспечить все это реально лишь на государственном уровне. И это совершенно необходимо сделать!
Стремясь к развитию российской экономики, надо понимать, что рост ее не произойдет без мощного развития станкостроения. Эта отрасль является «системообразующей», ведь речь идет о производстве средств производства, истинном фундаменте всей отечественной индустрии. Без этого все разговоры об «импортозамещении» и избавлении России от экспортно-сырьевой зависимости так и останутся разговорами.
 

Stirik

Воин бога
Награды
6
Отмечу один занятный факт. А именно - то, что во многие современные "мясопродукты" оказывается невыгодным добавлять не только мясо, но и ... сою. Дело в том, что пресловутый соевый белок, сам по себе, стоит порядка 150 рублей и выше (за килограмм). Что, конечно, дешевле, чем мясо, но, все равно, оказывается критичным при производстве тех же дешевых колбасных изделий. Поскольку там помимо "входящих ингридиентов" надо считать еще и стоимость обработки, прибыль производителя, торговые наценки и т.д.
В действительности, впрочем, сою используют не столько в роли заменителя мяса, сколько в качестве вещества, удерживающего воду - коя оказывается одним из важнейших составляющих современных мясопродуктов. ("Влагоудерживающая способность" сои выше указанной "способности" мяса более, чем в шесть раз.) Поэтому неудивительно, что - покупая современные "мясные изделия" - мы, в значительной степени, платим даже не за "растительный белок", а за водный раствор. Кроме того, в них очень часто добавляют крахмал - который, собственно, и становится реальным заменителем мяса. Ну, и в лучшем случае, "мясо-костную эмульсию", а по сути, перемолотые кости с добавлением шкуры и соединительной ткани. (Кстати, это так же хороший способ еще добавить воды в "мясопродукты".)
Впрочем, подробно рассматривать указанное явление - а равно, и причины, приводящие к нему - надо отдельно. (Тем более, что я уже неоднократно это делал.) Тут же хочется обратить внимание несколько на иное. А именно - на то, что конечным итогом данного процесса является сокращение количества белка в питании современных людей. Которое компенсируется возрастанием количества углеводов. Это происходит в хлебе и хлебных изделиях (включая макароны), это происходит в мясопродуктах...
Ну а теперь самое интересное. Дело в том, что для взрослого человека указанное изменение, в общем-то, некритично. (Хотя, конечно, увеличение доли воды в продуктах ведет к их повышенному потреблению. Т.е., к лишним тратам.) Дело в том, что белок требуется, в основном, людям, занимающимся тяжелой физической работой, а число таковых сейчас невелико. (Правда, как раз они-то и потребляют некачественные продукты питания, лишенные белка.) Основная же масса, занятая умственным и нетяжелым физическим трудом, в общем, может прожить на "углеводной диете". То есть, они вполне могут питаться макаронами из зерна 4-5 класса вместе со "студенческими сосисками", и чувствовать себя сытыми и довольными.
Но это именно взрослые. Для детей и подростков ситуация иная: для них белок необходим, как воздух. И поэтому им в указанной ситуации оказывается намного хуже, нежели их родителям - в том смысле, что приходится или страдать от голода. (Для наиболее бедных страт.) Или же поглощать огромное количество углеводной пищи для извлечения оттуда белковых веществ. Ну, а потом - когда вырастут - страдать от излишнего веса, связанного с этим процессом. Впрочем, если бы только лишний вес - наличие в современной еде разного рода консервантов и химических добавок так же не прибавляет здоровья.
В общем, все как обычно: договор с дьяволом приводит к тому, что формально желание удовлетворяется, но реально вместо этого выходит форменное издевательство.
 

Stirik

Воин бога
Награды
6
Управляемые ядерные реакции – это величайшее достижение человеческой цивилизации. Мы открыли для себя источник энергии невероятной мощи.
Чем мощнее источник энергии, тем более требовательны правила его эксплуатации и техники безопасности.
В повседневном мире нам сложно понять суть ядерной реакции деления ядра и количество энергии, получаемой при этом.
Однако несложно осознать тот факт, что деление одного ядра атома Урана-235, высвобождает в 11 раз больше энергии, чем при термоядерном синтезе одного ядра атома Дейтерия и одного ядра атома Трития.
1606320499177.png
Синтез Дейтерия и Трития планируют использовать как источник энергии в перспективных термоядерных электростанция (ТЯЭС). Подобные ТЯЭС, если нам очень сильно повезёт, появятся примерно к 2080 году.
Любопытный факт: на единицу атомной массы (или правильнее на «нуклон») энергия, выделяемая при слиянии атомных ядер Дейтерия и Трития, в 4 раза больше, чем при реакции деления ядра Урана. Однако ядро Урана тяжёлое, состоит из 235 нуклонов (протонов – 92, нейтронов – 143), что приводит к большему энергетическому выходу.
То есть, другими словами, даже перспективные термоядерные электростанции будут ещё долго проигрывать по энергоёмкости современным АЭС.
Чем больше энергия, тем больше разрушительная или созидательная сила. А вот куда будет направлена эта энергия - зависит от человека.

Последствия аварий на АЭС наглядно показывают, насколько может быть разрушителен «мирный атом», если проявлять в отношении него халатность и некомпетентность
Ядерная энергетика развивалась как наиболее перспективный источник энергии с момента её открытия в 1938 году до первой серьёзной аварии на Чернобыльской АЭС, без оглядки на строгие правила безопасности.
Например, на рядовых АЭС могли проводиться эксперименты, которые были не предусмотрены правилами эксплуатации данных АЭС.
Вторым недостатком эксплуатации АЭС является образование ядерных отходов как побочного продукта выработки энергии. Переработка ядерных отходов до полностью безопасного состояния является сегодня слишком дорогим, энергозатратным и сложным процессом. Большинство ключевых технологий утилизации ядерных отходов даже не покинули лабораторных стен.
Поэтому с ядерными отходами поступают проще – разрабатывают технологию гарантированного и долговременного хранения (изоляции).
Не стоит путать утилизацию ядерных отходов с технологией переработки отработанного ядерного топлива. Это две разные технологии для решения конкретно своих задач. Однако переработка отработанного ядерного топлива – это главный и обязательный шаг в проблеме утилизации ядерных отходов.
Предпринимаются разные попытки окончательно захоронить и изолировать ядерные отходы, но технологические методы гарантированного безопасного захоронения долгоживущих высокоактивных ядерных отходов до сих пор не реализованы.
Из тридцати одной страны, в которых работают АЭС, этой проблемой за всё время озаботились всего шесть стран.
1606320717077.png
Из них Швеция, которая и так собиралась захоронить отработанные ядерные отходы без переработки, приостановила на 2020 год свой проект "вечного глубинного захоронения" и собирается его реализовать только к 2045 году.
Германия вообще остановила научно-исследовательские работы по этому направлению окончательно в 2013 году. Вероятно, надеется избавиться от них путём вывоза отработанного ядерного топлива (ОЯТ) из страны.
В США вообще не считают это какой-либо проблемой, и прекратили этим заниматься в 2009 году.
По состоянию на 2020 год решением этой проблемы занимаются следующие страны:

Франция - проект реализуется на базе подземной лаборатории для проекта геологического захоронения РАО «CIGEO»;
Финляндия - уже начала строить первый в мире объект безопасного геологического захоронения отработанного ядерного топлива, правда без переработки ОЯТ;
Россия - в 2018 году начала строительство французского аналога «CIGEO». В лаборатории будут исследоваться методы гарантированного глубинного захоронения переработанных ядерных отходов.
1606320917256.png
Строительство подземной исследовательской лаборатории на участке «Енисейский» в 6 километрах от города Железногорск (Красноярский край) и 4,5 километра от Енисея, на глубине около 500 метров в скальном массиве пород.
Аналогичные программы касательно высокорадиоактивных отходов первого класса есть и в других странах, например, в Японии и Китае. Но они только планируют их реализацию, поэтому где и когда это будет - пока неизвестно. Помимо этого, в мире существуют подземные лаборатории, предназначенные исключительно для исследований, без цели создания там хранилища высокорадиоактивных ядерных отходов. Такие лаборатории есть в Германии, Франции, Японии ,Канаде, США и других странах. В России есть "Подземный комплекс ГХК".
И тот факт, что только две страны в мире озабочены реализацией подобной программы и предпринимают конкретные действия в решении вопроса ядерной безопасности, наглядно показывает уровень заботы об экологии и о будущих поколениях.
К слову, в России есть альтернативный проект утилизации ядерных отходов до уровня естественного природного радиоактивного фонового изучения. Так, часть РАО планируется выжигать в Замкнутом Ядерном Топливном Цикле, а в перспективе - в Гибридных Атомных Реакторах.
Концепция Гибридного Атомного Реактора была предложена в России на федеральном уровне в 2017 году и представляет из себя перспективный термоядерный реактор, окружённый оболочной из Урана-238, или Тория. По сути, модернизированный ТОКАМАК Т-15МД может служить прототипом гибридного реактора.
Поэтому самая опасная для человечества проблема в ядерной энергетике – её забвение, отказ от неё даже на непродолжительное время.
Как и любая высокотехнологическая отрасль, ядерная энергетика склонна к очень быстрой деградации своей научной и инженерной базы.
Только вдумайтесь: всего за 10 лет экоактивизма, направленного против мирного атома, мировая атомная промышленность деградировала настолько, что в мире осталась только Россия (в лице Росатома), обладающая полным циклом компетенций в ядерной отрасли.
Ядерная энергетика в ближайшие 80 лет не будет иметь альтернативы по энергоёмкости, и никакие альтернативные источники энергии не смогут её заменить.
Ядерная энергетика в ближайшие 80 лет не будет иметь альтернативы по критерию энергоёмкость-экологичность, тут вообще ничто не способно её заменить.
Потребность именно в электрической энергии уже сегодня возрастает, и будет увеличиваться лавинообразно из-за внедрения информационных технологий и распространения электромобилей.

Один атомный блок мощностью 1,2 ГВт гарантированно обеспечит потребности в электроэнергии минимум 360 тысяч электромобилей. Для гарантированного обеспечения электроэнергией аналогичного количества электромобилей потребуется 480 самых мощных в мире перспективных ветроэлектрических станций "Vestas V-174" (при этом срок службы подобных ветрогенераторов в 3-4 раза меньше, чем у АЭС).
Наши дети не скажут нам спасибо за деградацию атомной отрасли.

Они к ней рано или поздно вернутся, так как это необходимый технологический этап в развитии человечества. Вот только для них риск новых катастроф наподобие Чернобыльской аварии и аварии на АЭС Фукусима-1 возрастёт на порядки. При этом проблема утилизации отработанных ядерных отходов никуда не денется даже через 200 лет.
Нет никакого другого пути обезопасить ядерную энергетику, кроме совершенствования технологий безопасного её использования.
Сегодня здравый смысл начал возобладать над экоактивозмом, и уже даже Япония стремится реанимировать свою атомную промышленность, снова запустив в эксплуатацию 9 атомных энергоблоков.
Франция строит один атомный энергоблок и ещё на строительство шести энергоблоков президент Франции Эммануэль Макрон дал личное распоряжение в конце 2019 года. Атомная промышленность в мире начала потихоньку выходить из тени экоактивизма, а строительством АЭС заинтересовалась даже Польша.
Сегодня интерес к АЭС начал возрождаться, всё больше стран хотят видеть у себя современные безопасные АЭС, которые не выбрасывают в атмосферу загрязняющих веществ в ходе своей эксплуатации.
 
  • Like
Реакции: tOmbovski volk

    tOmbovski volk

    очки: 9.999
    У росатома интересный канал на ютубе .

Stirik

Воин бога
Награды
6
«В течение последних 15 лет была совершенно осмысленная государственная политика, направленная на то, чтобы народ в регионах спивался и никуда не ехал. А «мы будем завозить мигрантов». В Таджикистане, Узбекистане, Туркменистане местные баи продают своих крестьян для работы в Москву и имеют с этого деньги», — говорит основатель и президент Superjob Алексей Захаров. О том, почему курьеры зарабатывают не хуже начинающих программистов, станет ли нормой «удаленка», сколько в России ручного труда и как выглядит Татарстан на фоне остальной страны, Захаров рассказал в интервью «БИЗНЕС Online».
«Зарплата курьера в Москве сейчас стала сопоставима с оплатой труда начинающих программистов»

— Алексей Николаевич, как вы можете оценить минувший год? Что он принес нового, чем отметился?
— Я думаю, что чего-то кардинально нового он не принес. Развивались тенденции, которые начались в прошлом году. Еще больше вырос спрос на неквалифицированный труд. И стоимость этого труда тоже увеличилась, чего в общем никто не ожидал. Но это случилось, и за всем этим очень любопытно наблюдать, поскольку еще года три-четыре тому назад и вплоть до начала пандемии все рассуждали о том, что неквалифицированных людей некуда будет девать, ведь производства роботизируются и вот-вот возникнет ситуация, когда придется что-то делать с огромной армией безработных. Но пандемия показала, что все эти прогнозы безосновательны и они не оправдались. Рынок впитал огромное количество работников и требует еще для каких-то новых сфер — разносчиков, курьеров, людей, которые работают с каршеринговыми сервисами. Каршеринговые машины нужно собирать, обслуживать, отвозить на стоянки, заправлять — все это требует большого количества сотрудников с не очень высокой квалификацией, но за них идет жесткая конкурентная борьба. В результате зарплата курьера в Москве сейчас стала сопоставима с оплатой труда начинающих программистов, чего вообще никто не мог предположить и представить себе даже в страшном сне. Средний программист, конечно, получает сильно больше курьера, но то, что начинающий специалист этой профессии будет получать столько же, а то порой и меньше, конечно, было за пределами всяких прогнозов.

— Какие профессии стали наиболее, а какие наименее востребованы в 2021-м и каков ваш прогноз в этом плане на год наступающий?
— На рынке труда всегда наиболее востребовано то, что самое массовое. Сейчас это курьеры, водители такси, коммунальщики и так далее. Ничего здесь не поменялось. С другой стороны, очень нужен младший медицинский персонал, медсестры. Нельзя сказать, что они неквалифицированная рабочая сила, но это люди массовой профессии. В медицину, конечно, пришло много денег, что повысило привлекательность данной сферы деятельности. Но ковидная история продолжается, и потребность в медперсонале всех уровней не сокращается, а растет. Поэтому люди там очень нужны. Соответственно, зарплаты в этой отрасли растут. В особенности в регионах, потому что крупные центры типа Москвы, Санкт-Петербурга и Нижнего Новгорода на ковидной волне высосали медицинский персонал из своих же окружающих регионов и в маленьких городах ничего не осталось. В крупных городах больше бюджеты, лучше отношение в больницах, и люди вахтовым методом предпочитают ехать туда работать. Из того же Арзамаса в Нижний.
Про наименее востребованные профессии я бы не стал говорить, поскольку таковых, наверное, нет. Вот утверждали, что почтальоны — отмирающая профессия, и вдруг их миллионы понадобились. Те же курьеры. Кто они? Да, по сути, те же почтальоны. Профессия, можно сказать, возродилась в новом качестве. При этом их понадобилось в 10 тысяч раз больше, чем было. Не хватает сейчас водителей такси. За них буквально борьба идет. Но при этом профессия умирающая, поскольку по Москве уже поехали беспилотные такси. В Ясенево «Яндекс» запустил машины совсем без людей. Так что для поездок внутри микрорайона Ясенево можно их уже вызывать — во всяком случае пресс-релиз об этом я видел. Ну вот год-два роботизация такси будет расти и расширяться — далее везде. И количество таксистов в Москве начнет сокращаться в 10 раз.

— Сейчас люди жалуются, что в связи с локдаунами отрасли, ориентированные на всевозможные сервисы и сферы услуг, постоянно лихорадит. Персонал оттуда уходит и редко возвращается обратно. Все стремительно и разными путями переходит на «удаленку», на автоматизацию.
— Раньше «удаленка» была какой-то такой маргинальной темой, скорее для фрилансеров, людей, работающих вне штата (хочу работаю, а хочу — нет). Это закрывало возможности для карьерного роста, но оставляло больше свободы. Но сейчас «удаленка» — равноправный тип занятости для высококвалифицированных специалистов, которые могут работать головой и за компьютером. И для очень многих это стало предпочтительным видом занятости. Такие специалисты массово уходили на «удаленку» в период локдаунов, потом их стали возвращать в офисы, но те, кто возвращаться не хочет, приходят на Superjob, обновляют резюме и на следующий день уже работают в другой хорошей компании, которая умеет с ними взаимодействовать в таком режиме. Это будет продолжаться, поскольку количество людей, работающих вне офиса или в распределенных компаниях, станет увеличиваться.
«У нас династия Путина теперь будет править очень долго»
— А что с редкими профессиями, они не потеряли своей востребованности? И какие наиболее популярны из этого перечня?
— Очень много «удаленки» и «корпоративки». Все это приводит к росту угроз корпоративной безопасности. Соответственно, спрос на специалистов в области информационных технологий вообще и в сфере информационной безопасности и без того заметно рос, а сейчас бьет все рекорды. Поскольку их и так-то было немного, а теперь понадобились вообще все, кто с «удаленкой» активно работает. Нужно защищать корпоративную информацию, корпоративные сети, настраивать и контролировать их. Поэтому очень востребованы все, кто может с подобным хорошо работать. Соответственно, зарплаты этих людей повышаются даже внутри и без того растущей отрасли информационных технологий.

— Как вы относитесь к идее всеобщего QR-кодирования населения страны и как эти ограничительные меры отразятся на рынке труда, да и вообще на людях?
— На рынке труда никак не отразилось. Тут же вопрос какой: мы можем с этим что-нибудь сделать? Нет, не можем. У людей, которые имеют власть и выступают от имени государства, появляется возможность тотального контроля каждого шага любого гражданина. И, естественно, власть имущие, чтобы никто и никогда ни при каких условиях у них эту власть не отобрал, станут тотальный контроль неумолимо и повсеместно вводить. В итоге рано или поздно на «Фейсбук» мы будем входить либо через «Госуслуги», либо никак.

— То есть к заботе о здоровье граждан это все не имеет отношения?
— Это забота о здоровье граждан, но вместе с тем косвенная история, на которой обкатываются технологии тотального контроля. И не только в России, но и во всем мире они будут активно внедряться. С одной стороны, эти технологии могут нести много позитивного, в том числе в вопросах безопасности. Камеры наблюдения везде. Мы видим: кто-то где-то подрался и на следующий день всех задержали, поскольку система распознавания лиц начинает работать во многих городах. Но, с другой стороны, все это увеличивает количество несвободы и возникает все больше вопросов, как такое будет использоваться в дальнейшем. Понятно, что все это будет развиваться, помогать бороться с уличной преступностью и дисциплинировать публичное поведение граждан. Однако ясно и то, что развитие данных технологий станет использоваться, чтобы задавить любое инакомыслие в зачатке. Инакомыслие — это не про политику, а про то, чтобы никто не смел дергаться и говорить что-то о человеке, находящемся у власти. Конкретные политические взгляды в данном случае вообще не имеют никакого значения. Они могут быть либеральными, националистическими, ультрапатриотическими — неважно. Мы пришли к ситуации, когда во всех странах кланы, находящиеся у власти, получили возможность никому никогда, ни при каких условиях больше эту власть не отдавать. И они не отдадут. У нас династия Путина теперь будет править очень долго. Лично я к этому абсолютно нейтрален. Я, являясь монархистом, предпочел бы, чтобы Владимир Владимирович у нас уже давно короновался и был помазан на царствие, после чего у нас появился бы нормальный закон о престолонаследии. Сейчас у нас проблема в том, что нет такого закона и любой дурак может стать президентом после Владимира Владимировича Путина. Что не есть очень хорошо.
«Практически все рынки труда очень сильно деформировало»
— В работе под названием «Композитные индикаторы занятости и бизнес-потенциала в базовых отраслях экономики России: ожидаемый фокус перемен в IV квартале 2021 года» исследователи ВШЭ, в частности, пишут: «Сохраняющийся предпринимательский оптимизм в прогнозируемых оценках ожидаемой занятости все-таки продолжит ослабевать в ближайшие три месяца». А почему он ослабевает, если и Путин, и Мишустин говорят, что Россия вышла на допандемийный уровень роста экономики?

— С одной стороны, все так. Но с другой — у нас дичайшая инфляция и запугивание всех новыми штаммами коронавируса. Поэтому предприниматели очень хорошо видят, что концы с концами перестают сходиться. Грубо говоря, если компания в сфере услуг жила на рентабельности 10–15 процентов в год, то она уходит в минус.

— И много у нас сейчас таких компаний?
— В отдельных секторах почти все. Экономика у нас вроде как восстановилась, но одновременно выросла огромная инфляционная нагрузка. Инфляция увеличивается по разным причинам. В мире очень многие цепочки поставок порушены, где-то что-то из-за ковида вообще не произвели или в недостаточных количествах. Напечатано огромное число денег. Мы деньги аккуратно печатали, а Америка и Европа за два года напечатала больше, чем за предыдущие 20 лет. В общем, очень много разных историй наложено друга на друга, все они оказывают инфляционное давление на мировую экономику, и нас это все тоже задевает. В итоге всем вроде как нужно повышать цены, потому что растут затраты, а повышать невозможно, потому что у людей доходы не увеличиваются с той скоростью, с которой растет инфляция. И это все оптимизма бизнесу, конечно, не добавляет.

— А в первом полугодии наступающего года как будет с оптимизмом, который ослабевает? Ведь, исходя из него, и планы долгосрочные строятся.
— Каких-то больших потрясений я не прогнозирую, но оптимизм тоже расти не будет и легче с подбором персонала не станет точно. Затраты на подбор персонала начнут расти, поскольку там та же самая инфляция. В такой нестабильной ситуации люди не хотят менять даже плохую работу на кажущуюся хорошей, потому что поменяешь, а вдруг окажется еще хуже, но назад уже не вернешься. В итоге, например, общепит сталкивается с дополнительным дефицитом кадров, в том числе и потому, что люди, которые ушли из этой сферы в период ограничений, не очень спешат в нее возвращаться. Они уже где-то трудоустроились, и если даже с кафе и ресторанами все будет хорошо (а это люди низкой квалификации, у которых нет подушки безопасности, чтобы месяца два-три жить спокойно, на сбережения), то они уже не настроены рисковать и возвращаться. Мы видели, что кафе и рестораны несколько раз попадали под ограничения и люди только выходили на свои рабочие места, как снова вынуждены были оставаться без работы. И что они думают после этого? «Да ну на фиг, я лучше буду оставаться курьером и спокойно работать при любых ситуациях».

— Опять же исследователи из ВШЭ пишут о деформационном сжатии на отдельных рынках труда. Что это за рынки?
— Практически все рынки труда очень сильно деформировало. Причем это безоценочная история. Они изменились за время пандемии все — неквалифицированный труд и квалифицированный. Сюда же можно отнести уход в тень малого бизнеса, который функционировал в сфере услуг. Парикмахерским, маникюрным, косметологическим и массажным салонам запретили работать, сам бизнес умер, но мастера-то никуда не делись. Они пошли по домам и там остались. Их несколько лет вытаскивали, чтобы они работали вбелую, вытащили, а теперь они опять ушли в тень. Огромное количество компаний — на «удаленке». При этом появляются какие-то новые организации.
Сегодня вообще много чего меняется. Например, практически все, кто снимал офисы, сейчас имеют избыточную офисную площадь, потому что значительная часть людей остались на «удаленке». В результате в Москве, с одной стороны, половина офисов стоит пустыми, а с другой — цена на офисную недвижимость растет, чего тоже никто не ждал. И повышается стоимость аренды. А почему от пустых офисов не избавляются? Потому что там какие-то долгие договоры, что-то еще. Мы находимся в состоянии турбулентности, эта ситуация длится уже второй год, и, по всей видимости, следующий год мы тоже проживем в каком-то ее продолжении. когда все на нервах. Притом что вроде все неплохо и все научились жить при пандемии, но все равно присутствует какой-то бардак и приходится все время перестраиваться.

«Татарстан вообще у нас один из самых передовых регионов и лучше всех управляемый»
— Что с рынками труда в регионах? Есть какие-то особенности?

— В качестве одной из таких особенностей можно выделить отъезд из больших центров работавших там приезжих людей обратно к себе в регионы. Специалисты уехали в период ограничений и остались там на «удаленке». Это хорошая история для регионов, поскольку туда пришли и деньги, и компетенции, и начал какой-то бизнес развиваться. Такого тоже никто не ждал.
Прежде не раз говорили о том, что лет через 15–20 мир превратится в 600 больших городов, а все остальное умрет. То есть Москва станет простираться до Нижнего Новгорода, Владивосток и Петропавловск-Камчатский сольются, Красноярск и Новосибирск тоже, а вокруг будет пустота. Ни одной деревни не останется, как и места для таких городов, как Ковров или Арзамас. Они просто вымрут полностью. А сейчас у этих малых городов возник шанс на новую жизнь, и не только в России. Там появились деньги, компетенции, люди туда вернулись, какая-то сфера услуг родилась, и они начинают ее развивать, делать бизнес. В общем, любопытная история.
Ну и для высококвалифицированных людей с нормальной головой практически по всей стране зарплаты выровнялись, чего тоже не было. Если раньше зарплата была самой высокой, скажем, в Москве, возьмем ее за единицу, дальше: 0,8 — Петербург, 0,7 — Нижний Новгород и потом города-миллионники — до 0,5 в Омске, и это в лучшем случае, то теперь, например, у программиста зарплата что в Москве, что в Омске будет одинаковой. Столица научилась нанимать людей из Омска, Новосибирска, а последний получил возможность брать людей из Москвы и Питера, но приходится платить и своим местным по московским меркам и нанимать московских специалистов по их стоимости в столице. Хорошо это или плохо? Для работодателей подобное, конечно, шок, причем для всех. Для сотрудников, которые хорошо умеют с «удаленкой» работать, — хорошие новости. Они будут зарабатывать больше, при этом работая меньше.

— Насколько сильно пострадал или деформировался рынок труда в РТ или там все хорошо и сбалансировано?
— Татарстан вообще у нас один из самых передовых регионов и лучше всех управляемый. Поэтому если у нас на данный момент может быть что-то хорошо, то и в РТ — хорошо.
Что касается деформаций, то в Татарстане, с одной стороны, то же самое, что и во всей остальной стране, а с другой (поскольку там достаточно жесткое управление — в хорошем смысле, неплохой менеджмент и амбиции быть первыми в стране) — в республике все вполне себе достойно. Если сравнивать с остальной страной.

— У нас весь год твердили о том, чтобы препятствовать отъезду людей из регионов, в особенности с востока страны. А Шойгу даже предложил построить несколько новых городов на Дальнем Востоке. Но кто там будет жить, какую продукцию станут выпускать эти люди?
— Зачем он так сказал, я не знаю. Есть у нас, например, Норильск — развитый город. Но он должен умереть. Зачем там жить? Там тяжелейшие погодные и природные условия. Все роботизируется, и всех оттуда вывезут. Во всяком случае планы такие (в настоящее время численность населения Норильска составляет 181 830 человек, и с 2016 года наблюдается ее рост — прим. ред.).

— То есть одних будут вывозить, а других завозить — в Сибирь и на Дальний Восток?
— Ну хорошо, в Сибири — новые города. Зачем? Если там какие-то важные экономические объекты, то их эксплуатация станет осуществляться вахтовым методом и все там будет автоматизировано и роботизировано. Зачем там жить на постоянной основе? Лето там очень короткое, зима бесконечно длинная. Какие цели преследует экстрим проживания там на постоянной основе? И кто там будет жить, какие люди? Мы же вообще не знаем, сколько у нас людей. Перепись у нас была проведена только что, и лишь ленивый не прошелся по ней. Это худшая и самая плохо организованная перепись за всю историю наблюдения социологами и статистиками. Все результаты, которые мы получим, будут полным и абсолютным фейком.

— Да, ко мне, например, никто не приходил. Никакие переписчики.
— Ко многим никто не приходил. Но всех в результате переписали. Как, что — никто не знает. Я сам лично, как добросовестный гражданин, переписался через «Госуслуги». Из моих знакомых ни к кому никто не приходил, но процентов 10 еще переписались. Что мы получим на выходе? Какую-то ерунду, из которой не будет понятно, где у нас кто живет. Люди переписаны в одном городе, а они уже, может быть, лет 30 там не живут. Возможно, умерли, может, уехали за границу или в Москве работают. Может, их в столице еще раз переписали. В общем, была какая-то странная профанация.
Одна из тяжелых особенностей нашего рынка труда заключается в том, что ни у кого, кто должен принимать какие-то разумные решения по этому рынку на государственном уровне, никакой правдивой информации на данный счет нет. Вменяемого сбора ее нет. Минтруд занимается тем, что касается трудовых ресурсов, всякой фигней. И, конечно, это проблема, потому что мы не знаем, сколько и какие у нас есть трудовые ресурсы. Не понимаем, сколько физически у нас трудится мигрантов на территории Российской Федерации. То ли 10 миллионов, то ли 20, а может, вообще 30. Мы не знаем, сколько у нас трудоспособного населения. Есть некая история о том, что у нас порядка 76 миллионов экономически активных граждан. А может, их уже 30 миллионов или 90? Скорее всего, данные о населении России завышены. Но завышены они на 20 процентов или на 40, мы не знаем.
«Местные баи продают своих крестьян для работы в Москву и имеют с этого деньги»
— В минувшем году на разных мероприятиях высокого уровня много говорилось о так называемой трудовой интеграции стран – участниц Единого экономического пространства. То есть о полном уравнивании их статусов, прав, зарплат, пенсий и так далее. Но по факту получится явный дисбаланс, потому что в 90 процентах случаев работники из всех стран-участниц едут в Россию и только примерно в 10 процентах — в обратном направлении. Причем эти 10 процентов практически сплошь айтишники, инженеры-конструкторы и топ-менеджеры, с которыми и без такой уравниловки персонально договариваются о высоких бонусах, соцпакетах и прочем. А трудовые мигранты к нам и так косяком прут. Зачем это нужно России?


— Пропорции не те. Реально это 999 999 на одного. Так что да, эта пропорция явно не в нашу пользу. Но у нас есть государственная политика на замещение трудовых ресурсов, которых как бы не хватает, рабами из-за рубежа. Давайте называть вещи своими именами. У нас сейчас идет работорговля, как раньше. Кто торговал с арабами африканскими рабами, чтобы арабы продавали их американцам? Торговали сами африканцы. Местные корольки и вожди продавали своих крестьян арабам, чтобы те продавали их американцам. Хорошее дело, доходное, прибыльное, а крестьяне еще народятся.

То же самое у нас происходит сейчас — только на современном уровне. В Таджикистане, Узбекистане, Туркменистане местные баи продают своих крестьян для работы в Москву и имеют с этого деньги. Подобное проще и дешевле, чем развивать что-то у себя на территории. Они понимают. До тех пор пока можно это все использовать, оно будет использовано. Когда недавно вице-мэр Москвы по строительству сказал, что будем менять мигрантов на отечественных рабочих и специалистов и повышать за счет этого производительность труда, я был сильно удивлен. Потом то же самое сказал Сергей Собянин. Я ни одному слову не верю, но поаплодирую. Производительность труда поднимать надо, поскольку во многих отраслях она действительно очень низкая. Мы делаем слишком много бесполезной работы. Классический пример — постоянное перекладывание плитки на московских улицах, про которое уже масса анекдотов ходит. Но это продолжают делать по 4 раза в год. Понятно, что технология, которая для такого используется, неприемлема для наших широт. Как только дождь, мороз — плитку сразу выпирает, и, как ты ни старайся качественно ее уложить, все-рано долго она лежать не будет. Поэтому если не перекладывать по 4 раза в год плитку на Тверском бульваре, то сразу куча народа высвободится. У нас огромное количество людей, которые вообще ничем не занимаются. Сейчас, в пандемию, их стало еще больше. К примеру, у входа в супермаркет стоят юноша с девушкой, которые меряют температуру входящим. Десятки тысяч людей занимаются бессмысленной работой.

— В эфире радиостанции «Говорит Москва» руководитель комитета экономики и финансов федерации мигрантов России Илия Биниаминов, в частности, сказал: «В сфере строительства из-за пандемии не хватает рабочих и узконаправленных специалистов, например сварщиков. Средняя зарплата в час у них — 7,5 доллара. Около 200 тысяч в месяц выходит — это хорошая зарплата. 8-часовой рабочий день».
Вот это очень любопытно. У нас создали устойчивый стереотип о том, что мигранты — дешевая рабочая сила, которую целенаправленно завозят в те отрасли, в которых тяжелые условия труда и маленькая зарплата. Но здесь мы видим достаточно высокую почасовую оплату труда, высокие по российским меркам месячные зарплаты, 8-часовой рабочий день, квалифицированный труд. У нас что, своих сварщиков, арматурщиков, бетонщиков, каменщиков, крановщиков уже не осталось? Или они за 200 тысяч не хотят идти работать, и это притом что у нас примерно 15 процентов работающих россиян получают меньше прожиточного минимума? А если они есть и хотят идти, то почему им предпочитают мигрантов?

— Здесь много разных историй, в которых нужно очень тщательно разбираться. Если брать среднюю зарплату на стройке в Москве для не очень квалифицированного рабочего, то это будет примерно 90 тысяч рублей. Курьер примерно столько же зарабатывает. Но ему при этом не нужно сутками на морозе в бетоне тонуть. Ему дают чаевые, говорят спасибо и палкой по башке не бьют за каждый брак. Соответственно, огромное число людей со строек разбежались в курьеры. И теперь с зарплаты в 90 тысяч у курьера идти обратно на стройку за 120 тысяч они не хотят, потому что работать за 90 курьером — это лучше, чем за 120 на стройке.
У нас в течение последних как минимум 15 лет была совершенно осмысленная государственная политика, направленная на то, чтобы наш народ в регионах спивался и никуда не ехал. А «мы будем завозить мигрантов». В один день это все взять и развернуть невозможно. Мы 15 лет убивали свой рынок труда и замещали его мигрантами, и теперь даже при большом желании, чтобы развернуть данную тенденцию, потребуется минимум лет пять и целенаправленная политика. А ее нет. Слова мэра Москвы есть, а политики пока нет.

— А вы согласны с утверждением господина Биниаминова, что мигранты более трудолюбивы, чем россияне?
— Если россиянин выполняет ту же самую работу, то он, что называется, больше рот открывает, требует соблюдения своих трудовых прав, медицинского обслуживания, и, если ему что-то не не дают, он спрашивает: «Почему?» «Там, за углом, другие россияне получают, я тоже должен». А мигранты приехали, их трудоустроили, они счастливы и этим. А если кто-то куда-то упал — ну что ж, одним меньше. Кто их считал? И да, мигрант более трудолюбивый, потому что у него жена и дети в заложниках и выбор у него небольшой — либо в Москву на стройку, либо дворником, либо к талибам (члены запрещенной в РФ террористической организации — прим. ред.) наркосодержащие растения выращивать. Так что в итоге он едет в Москву и пытается здесь каким-то способом получить «вольную», выкупившись или сбежав от хозяина, либо — воевать или выращивать. А жена у него, как я уже сказал, в заложниках у хозяина. Если раньше жен не брали в заложники, то сейчас мигрантов завозят на условиях, что «если ты год не отработаешь, то жену продадут в Афганистан».

— Вообще, кому и зачем нужно распространять стереотипы и клише о том, что мигрант — это некий полудикий, малограмотный человек из нецивилизованных мест (с гор и из степей), а россиянин либо бездельник и пьяница, либо зажравшийся мажор-интеллигент? Судя по соцсетям, эти стереотипы очень живы и ярки и, исходя из них, люди воспринимают друг друга, взаимно презирают и порой априори ненавидят. Опять же во многом благодаря им все чаще происходят стычки и избиения россиян.
— Избиения и стычки — нормальная история, и подобных будет все больше. Посмотрите на опыт Европы. Они же завезли к себе слишком много схожей рабочей силы. Многие из мигрантов потом привезли в ЕС свои семьи. Но эти люди в массе своей не интегрируются и не собираются. Когда немцы завозили турок в Германию, они думали, что турки будут строить великую Германию для немцев, а турки в Германии строили великую Турцию для себя.
А у нас эти стереотипы выращиваются прежде всего для претворения в жизнь принципа «разделяй и властвуй». Опять же, те, кто зарабатывает большие деньги в данной сфере, зарабатывают их на работорговле. Большие стройки — это все власть. Один брат — мэр, второй — большой строитель. А вся стройка и ЖКХ в плане персонала — полукриминальная история.
«Профсоюзы придумала итальянская мафия, чтобы удобнее было доить деньги с владельцев предприятий»
— Аспирантка департамента истории Санкт-Петербургской школы гуманитарных наук и искусств, стажер-исследователь центра междисциплинарных фундаментальных исследований НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге Ольга Пинчук год отработала на фабрике простым рабочим и написала книгу «Сбои и поломки. Этнографическое исследование труда фабричных рабочих». В одном из своих интервью она, в частности, говорит: «Роботизация, автоматизация — то, что нередко считают свершившимся фактом, из заводского цеха выглядит ненаступившим будущим. В России очень много ручного труда, даже там, где действуют автоматы. Они напряженно эксплуатируются, не обновляются, изнашиваются, и рабочих в итоге требуется еще больше. Износ оборудования, как правило, покрывается именно их сверхусилиями — они начинают интенсивнее трудиться, работа усложняется, становится более ручной. Так было на моей фабрике, но не только. Тем же страдают многие предприятия, даже крупные». Если в нашем индустриальном товаропроизводящем секторе столько ручного труда, как в позднем Средневековье, то что мы тогда цифровизируем?

— Есть очень разные предприятия. Среди них какие-то, безусловно, очень старые, еще советские. Что-то там внедрили, какие-то станки поставили, но не внедрили современный менеджмент. Поэтому модернизация чего-то полумертвого — бессмысленная история. А где-то совершенно осмысленно строятся новые предприятия. Там практически нет места для рабочих. Они высокотехнологичные, и это изначально предусмотрено проектом предприятия. Одновременно есть что-то, что доживает свой век, и из него вытягивают, выжимают последнее, что еще можно выжать. Это часто какие-то старые собственники, которым все на халяву досталось, местные полубандиты и не пойми что. А есть современные истории. Их пока не большинство, но все больше и больше.

— Еще один любопытный момент из ее интервью. Она говорит о том, что отсутствуют коммуникации между теми, кто принимает решения, и теми, на кого решения влияют. «Даже когда права рабочих нарушаются, топ-менеджмент об этом не всегда узнает, а рабочий не всегда может сообщить. В идеальной структуре информационный вакуум заполняют профсоюзы, которые понимают язык обеих сторон и выступают медиаторами, но с этим сложно. У нас на фабрике профсоюза не было, каждый существовал в своем мире». А где же наши прекрасные профсоюзы, которые должны осуществлять смычку низов и верхов в трудовых отношениях? Господа Шмаков и Исаев на месте, у Путина на докладах периодически бывают, о какой-то работе докладывают. А в реальности она есть, эта работа?
— Профсоюзы придумала итальянская мафия, для того чтобы удобнее было доить деньги с владельцев предприятий. Сегодня очень разные профсоюзы играют очень разную роль в разных странах. У нас они вообще никакой роли не играют. Это такая синекура со времен Советского Союза. В Америке, к примеру, Трудовой кодекс очень либеральный, но там есть профсоюзы. Поэтому мы видим в американских фильмах, как лихо какой-нибудь самый большой начальник или акционер говорит нижестоящему менеджеру или даже замдиректора завода: «Ты уволен, пошел вон, чтобы я тебя больше здесь никогда не видел!» И человек собирает в коробочку свои вещи и уходит. Думаю, все наблюдали подобный сюжет в разных киноисториях от Голливуда. Американский кодекс законов о труде это позволяет. А наш нет. У нас такое невообразимо себе представить. Но, повторюсь, в Соединенных Штатах имеются профсоюзы. Поэтому подобным образом можно уволить руководителя, менеджера средней руки, главного инженера и так далее, но попробуй уволить уборщицу. Не получится. За нее встанет профсоюз, и ты как директор сильно пожалеешь. И мы ни в одном американском фильме не видим, чтобы директор вот так волевым решением, на эмоциях увольнял рабочего-станочника, который запорол дорогую деталь, или уборщицу, которая плохо подмела. Ведь тут же вмешается профсоюз, случится забастовка, и все будет плохо. Есть разные системы сдержек и противовесов, у них свои, у нас свои. В нормальной истории профсоюз не нужен, потому что нормальное руководство заинтересовано видеть, что происходит внизу, и предотвращать возникновение любых эксцессов на этапе их зарождения. В Японии, к примеру, нет никаких профсоюзов.

— Да, там могучий корпоративный дух. По утрам все, начиная от главы компании и до последней уборщицы, поют гимн солнцу. Корпорация — это семья, которая всегда и во всем придет тебе на помощь.
— Да, это вопрос организации труда. А то, что снизу вверх информация не проходит, так она у нас нигде не проходит. Разве она у нас в правительстве проходит? Почему тогда наше правительство ничего не знает о рынке труда? И не хочет знать, что самое интересное.

— Почему за последние годы мы не видели ни одной крупной забастовки? Люди везде и всем довольны?
— А что даст забастовка? Если нет забастовок, значит, люди не верят, что таким способом можно чего-то реального добиться. И у них почти нет альтернатив. То есть, если ты бастуешь, тебя же могут уволить, и куда ты пойдешь? Куда ты устроишься? Если есть хорошая альтернатива, тогда зачем вообще нужна забастовка? Не проще ли просто уйти в лучшую альтернативу? Потому забастовка — это такая странная история. При наличии Superjob зачем бастовать? У нас же рыночная экономика. Не нравится работа, люди и условия труда — пришел на Superjob и устроился туда, где лучше, и все.
 
  • Like
Реакции: tOmbovski volk

    tOmbovski volk

    очки: 9.999
    на остановке весь щит забит вакансиями , люди не хотят работать за фантики , которые дико обесцениваются

Stirik

Воин бога
Награды
6
Еврокомиссия от имени Евросоюза начала разбирательство во Всемирной торговой организации (ВТО) против экспортных ограничений России по некоторым видам лесоматериалов, говорится в релизе ЕК.
Правительство РФ повысило на 2022 год до заградительного уровня ставки пошлин по отдельным видам лесоматериалов, чтобы ограничить вывоз необработанной древесины.

"Сегодня ЕС запрашивает консультации с Россией в ВТО по поводу экспортных ограничений, введенных Россией в отношении отдельных видов лесоматериалов", - сообщает ЕК.
Согласно релизу, Россия повысила экспортные пошлины до 80%, хотя, согласно обязательствам, принятым на себя в рамках ВТО, максимальный показатель не должен превышать 13-15%. Кроме того, Москва сократила количество пограничных пунктов для экспорта лесоматериала в ЕС с более чем 30 до одного.

"Ограничения со стороны России наносят серьезный ущерб лесопромышленности ЕС, которая зависит от поставок материалов из России, а также создают значительную неопределенность на мировом рынке лесоматериалов", - отмечается в релизе.
Это первый этап процесса разрешения споров в ВТО. На консультации отводится 60 дней, если стороны не смогут договориться, ЕК может запросить формирование группы арбитров организации для урегулирования спора.
 
  • Like
Реакции: tOmbovski volk

    tOmbovski volk

    очки: 9.999
    Толку то , что закрыли . Цены на строительный лес в два раза взлетели и не падают .

HD Radio

HDR | LOUNGE & CHILL [AAC-LC 192 kbps]
  • Сверху