Страница 2 из 2 ПерваяПервая 12
Показано с 11 по 17 из 17

Тема: Да мы все вместе взятые не стоим двоих русских

  1. #1
    Заблокирован Аватар для mescalito
    Регистрация
    18.01.2006
    Сообщений
    262
    Записей в дневнике
    4
    Репутация
    1496758
    Репутация в разделе
    127,964

    По умолчанию Да мы все вместе взятые не стоим двоих русских

    Да мы все вместе взятые не стоим двоих русских

    Записи из дневника немецкого солдата, погибшего под Сталинградом.

    В опубликованном дневнике немецкого солдата, воевавшего в составе группы армий «Север». Он рассказывает о случае, произошедшем с ним в самом начале войны в июле 1941 года.

    «Мы с другими камрадами поспешили посмотреть, кто же причинил нам такой ущерб, и пошли влево от колонны, поднимаясь на маленькую горочку, слегка возвышавшуюся в 100 м от дороги. На этой горочке уже стояла группа наших офицеров и солдат, державших оружие наготове. Все они смотрели на что-то такое на земле, что скрывали от меня их фигуры.

    Подойдя к этой группе немного со стороны, я увидел картину, преследовавшую меня затем многими бессонными ночами. На пригорке находился совсем неглубокий окоп, вокруг которого были видны немногочисленные воронки то ли от мин, то ли от малокалиберной пушки. Рядом с окопом лежало распластанное тело русского солдата, изрядно присыпанное землей — вероятно, от близких взрывов. На бруствере стоял русский пулемет без щитка; его кожух охлаждения ствола был туго замотан грязными тряпками — видимо, для того чтобы хоть как-то задержать вытекание воды через ранее пробитые пулями в нем дырки. Рядом с пулеметом на правом боку лежал второй мертвый русский солдат в грязной, измазанной кровью форме. Его покрытая густой пылью и тоже кровью правая рука так и осталась на пулеметной рукоятке. Черты его лица в кровавых пятнах и земле были скорее славянскими, я уже видел такие мертвые лица раньше.

    Но самое поразительное в этом мертвеце было то, что у него не было обеих ног практически до колена. А кровавые обрубки были туго затянуты то ли веревками, то ли ремнями, чтобы остановить кровотечение. Видимо, погибший пулеметный расчет был оставлен русскими на этой горке, чтобы задержать продвижение наших войск по дороге, вступил в бой со следующей впереди нас нашей частью и был обстрелян артиллерийским огнем. Такое самоубийственное поведение уже мертвых русских тут же вызвало оживленное обсуждение у окруживших окоп моих камрадов и офицеров. Офицер ругался, что эти скоты убили как минимум пятерых его солдат, ехавших в передней машине, и испортили саму машину. Солдаты обсуждали, какой вообще был смысл русским занимать оборону на этой высотке, которую можно было обойти со всех сторон, и их позиция была ничем не защищена.

    Меня тоже занимали те же мысли, и я решил поделиться ими с нашим старым Хьюго, который стоял тут же, вблизи русского окопа, и молча протирал медный мундштук своей курительной трубки куском шинельного сукна. Хьюго всегда так делал, когда его что-то сильно расстраивало или настораживало. Он, естественно, видел и слышал то же, что и я.

    Подойдя к нему совсем близко, я, стараясь говорить как бравый солдат, сказал: "Вот что за идиоты эти русские, не так ли, Хьюго? Что они вдвоем могли сделать с нашим батальоном на этом поле?"

    И тут Хьюго внезапно для меня изменился. От его спокойной солидности, основанной на старом боевом опыте, внезапно не осталось и следа. Он вполголоса, так, чтобы не слышали остальные, сквозь зубы буквально прорычал мне: "Идиоты?! Да мы все вместе взятые не стоим двоих этих русских! Запомни, сопляк! Война в России нами уже проиграна!".

    Я остолбенел от такой внезапной перемены в моем старшем наставнике, а тот отвернулся от толпы наших солдат, окружавших русский окоп и приподняв подбородок молча посмотрел на далекий русский горизонт. Затем три раза слегка сам себе кивнул, будто соглашаясь с какими-то своими скрытыми мыслями и слегка ссутулившись неторопливо пошел к нашему грузовику. Отойдя от меня на десяток метров, он обернулся ко мне и уже спокойным, привычным мне голосом произнес: «Возвращайся к машине, Вальтер. Скоро поедем»…

    Автор дневника не пережил войну. Свои записи он оставил у родителей во время отпуска в 1942 году со словами: «Я точно знаю, что не вернусь домой, поскольку у русских только одна цель – убить нас всех».

    Он погиб в начале 1943 года где-то под Сталинградом.

  2. #11
    Воин бога Аватар для Stirik
    Регистрация
    20.07.2008
    Адрес
    Ба-альшое болото
    Сообщений
    4,149
    Репутация
    84497575
    Репутация в разделе
    16,263,032

    По умолчанию


    Всем известна крылатая фраза про историю, которая повторяется дважды: первый раз в виде трагедии, второй – в виде фарса. Но, нигде и никто не пытался поискать связь между тем, как трагедия становится подвигом. Хотя в нашей истории таких примеров было предостаточно. Мы сегодня хотим рассказать об одной из них, которая случилась в этот день ровно 17 лет назад. Сначала в небе над Астраханью, а затем и на военном аэродроме города. Кто-то наверняка может возразить, что дата не круглая, поэтому – не повод. Однако все 232 человека, которые 21 июня отмечают как второй день рождения, так не считают… Трудно себе даже представить, что было бы, если республика Дагестан в один момент лишилась такого количества своих сынов – здоровых молодых парней. Согласно всем действующим наставлениям, инструкциям и законам логики, все должно было закончиться именно трагедией. Спасло чудо. И еще – одиннадцать военных летчиков из авиаполка, дислоцирующегося в городе Оренбурге.


    Скрытый текст

    Говорят, в смертельные минуты опасности у человека перед глазами пролетает вся его жизнь. У подполковника Андрея Зеленко, командира экипажа военно-транспортного Ил-76 таких минут было 17. Но не было ни одной секунды, чтобы подумать о чем-то другом, кроме того, как посадить самолет. От его хладнокровия и уверенности зависело, насколько четко будет действовать каждый член экипажа: пять человек из основного состава и пять – из резервного…
    Все началось как обычно. Загрузившись под завязку в Махачкале – 215 призывников и 6 сопровождающих офицеров – военный самолет взял курс на Дальний Восток. Обычно в столь дальние рейсы, помимо основного, идет и запасной экипаж, чтобы выполнить поставленную задачу без перерывов и остановок на отдых. В Астрахани сели на дозаправку, оттуда до Новосибирска посадок больше не предвиделось. Взлетели без замечаний: видимость – «миллион на миллион», настроение рабочее. Резервный экипаж начал готовиться ко сну; после Новосибирска машину предстояло вести ему. На высоте 5800 метров на приборном табло вдруг высветилась неисправность: топливо не поступает в левое крыло. В принципе, ситуация была не критической и, дав команду на перекачку топлива в другое крыло, командир принял решение полет продолжить. При этом, согласовав вопрос с «землей», было решено изменить курс и сделать посадку в Оренбурге. В «родных стенах» всегда проще: и разобраться в неисправности, и устранить ее. Но что-то пошло не так, и в течение минуты, словно по цепочке, началась череда отказов, не предусмотренных даже аварийными инструкциями…
    Когда вышла из строя одна сторона приборной панели, садится было решено на ближайшем по трассе аэродроме. Но вдруг возникла тряска корпуса самолета, совершенно не свойственная ни для такой высоты, ни для погодных условий; «земля» получив подобный доклад, дала добро немедленно возвращаться в Астрахань. Для экипажа начался обратный отсчет времени. Пассажиры в салоне даже ни о чем не догадывались. Обычно с такой высоты и удаления, однотипные самолеты идут на посадку 24-25 минут. «Ил» Зеленко потратил – 17. Но эти минуты еще предстояло прожить. Самое страшное было то, что не работали приборы, и никто не мог знать, что происходит с бортовыми системами.
    Никто и предположить не мог, что в это самое время в плоскости одного из крыльев начинается пожар. Очень чувствительным стал крен на левый борт, с которым командир ничего не мог поделать…В критических ситуациях посадка Ил-76 допускается с неотработанным топливом, но общий вес при этом не должен превышать 155 тонн. По подсчетам бортмеханика, вес их раненой машины был на 20 тонн больше… Стали выпускать шасси, передняя «нога» не выходит; начали опробовать закрылки (задняя подвижная часть крыла, которая обеспечивает устойчивость самолета при посадке и существенно гасит тормозной путь), – на левом крыле не работает. Как будто кто-то всемогущий и невидимый специально создавал экипажу проблемы…

    Потом на разборе при прослушке черного ящика вместе с членами комиссии, летчики поразились, насколько спокойным оставался их командир. Только – четкие команды, ни какой суеты и ни одного лишнего слова. Если бы кто-то тогда смог заглянуть в душу подполковника Зеленко…
    Это был именно тот момент, когда он испугался по-настоящему: «С таким весом, голым крылом и практически без тормозов садиться нельзя. Не хватит никакой полосы, да и вряд ли я смогу удержать самолет. А может продолжить полет для выработки топлива? – Андрей Жаннович начал советоваться сам с собой – Нельзя, а если с машиной что-то серьезное...»
    Он дал команду на аварийный (вручную) выпуск центральной стойки шасси, еще раз на всякий случай глянул на мертвую панель приборов и вполголоса обратился к майору Камалову – командиру резервного экипажа. – Давай, Рафиз, со своими в салон и готовь там все к экстренному выходу. Паша! (бортмеханик старший лейтенант Стацюк) Ты – с ними, мне нужен четкий доклад по крылышкам. И все нужно сделать быстро, ребятки, времени не остается ни копейки…
    Что происходило в салоне потом, командира уже не волновало. Он не видел, как старший прапорщик Горбунов, мастер спорта по боксу, успокаивал пассажиров и, не особо следя за лексикой, «вежливо» просил всех занять свои места; как остальные летчики отдраивали запасные люки и вставали рядом с ними, на случай если у кого-то не выдержат нервы… Он лишь следил, что происходит с самолетом. Высота - 1000 метров, скорость – 400 км/час… Доклад от бортмеханика поступил на удалении десяти километров от полосы.

    – Горит левое крыло!- Это было похолоднее ледяного душа, и командир решился в одно мгновение. – Аварийная посадка!…

    По-видимому, кто-то невидимый и всемогущий все-таки был. Иначе как можно объяснить, что именно то, что должно было подвести их при первом соприкосновении с землей, спасло им жизнь. Передняя «нога» шасси подломилась, и вся тяжесть самолета пришлась на нос, ткнувшийся в бетонку. Это – во-первых, спасло боковые стойки шасси и позволило многотонной махине сохранить равновесие; а во-вторых, включило дополнительный тормоз. Посадка Ту-154 в «Экипаже» – фантастическом фильме Митты, по сравнению с реальной ситуацией возникшей на астраханском аэродроме, была детской игрой… Пропахав носом 400 метров земли – бетонной полосы все-таки не хватило – самолет замер в нелепой позе и в следующую же секунду из всех 4-х аварийных выходов стали выпрыгивать пассажиры. Это за дело взялся экипаж майора Камалова.
    Как выяснилось потом, самым серьезным повреждением окажутся вывихнутые ноги у нескольких человек. Когда в салоне никого не осталось, Зеленко дал команду, которую никогда за все свои 2100 часов налету ему не приходилось ни слышать, ни давать: «Экипажу покинуть самолет!». Сам, как и положено командиру, он покинул самолет крайним. Спустя две минуты – это четко зафиксирует один из черных ящиков, прогремит взрыв. Потом еще один – последний. Просто больше нечему будет взрываться… «Ё-мое, что ж я наделал-то!? – первая мысль, которая возникнет в сознании Андрея, Жанновича, не будет отпускать его первое время. – Со службы теперь выгонят точно, а потом еще всю жизнь платить за угробленный самолет…».
    И только спустя сутки, когда его атакует первый журналист, он осознает, что произошло на самом деле: «Наверное, теперь благодарность объявят, может часами командирскими наградят…»

    Пассажиров с их рейса, спустя трое суток, на другом самолете все же отправят к месту службы. А чтобы молодые парни не испугались и поверили, что нештатная ситуация больше не повторится, из Дагестана специально приедет муфтий и полетит вместе с ними…
    Спустя три месяца в Кремле, за мужество и героизм, проявленные при выполнении воинского долга, президент вручил Звезду Героя России подполковнику Андрею Зеленко. А через девять дней в Оренбурге, на общем построении полка, специально прилетевший для этого главнокомандующий ВВС (генерал армии Анатолий Михайлович Корнуков) вручил еще 10 наград. Всем военным летчикам, осуществлявшим тот рейс: пять орденов Мужества и пять медалей Нестерова. И совершенно не важно, кто из них и какие обязанности в те минуты выполнял, кто какую награду получил. Главное свое дело мужики сделали: они спасли страну от национальной трагедии. И сами остались живы.
    P.S. Сегодня полковник запаса Андрей Жаннович Зеленко – военный комиссар Оренбургской области
    [свернуть]
    А пользоваться чужим умом,всегда дороже, чем чужими деньгами

  3. #12
    Воин бога Аватар для Stirik
    Регистрация
    20.07.2008
    Адрес
    Ба-альшое болото
    Сообщений
    4,149
    Репутация
    84497575
    Репутация в разделе
    16,263,032

    По умолчанию


    Общеизвестно, что штурмовик Ил-2 – самый массовый боевой самолет в истории авиации. Свыше 36 тысяч таких воздушных машин было выпущено. Ил-2 был «нечувствителен» к легким бронебойным снарядам? И не случайно Ил-2 производился в таком количестве.

    Скрытый текст

    Немецкий генерал Вальтер Швабедиссен в своей работе «Сталинские соколы: Анализ действий советской авиации в 1941-1945 гг.» писал:«Штурмовик Ил-2 … почти все немецкие офицеры описывают как самолет, очень эффективный при штурмовых ударах. Несмотря на ряд слабых сторон, он проявил себя как настоящий штурмовик и до конца войны состоял на вооружении в качестве стандартного самолета штурмовой авиации.
    Майор Яхне сообщает, что немецкие войска боялись Ил-2, которые летали постоянно, в любую погоду и причиняли заметный ущерб войскам на марше. Благодаря хорошему бронированию, самолет мог быть сбит только очень прицельным зенитным огнем… Генерал зенитной артиллерии Вольфганг Пикерт добавляет, что Ил-2 был нечувствителен к легким бронебойным 20-мм или 37-мм снарядам. Такое же мнение высказывает генерал фон дер Гробен, который отмечает хорошее бронирование носовой части и замечает, что часто прямое попадание 20-мм снаряда не оказывало воздействия на самолет».
    Даже сомнение возникает – уж не преувеличили ли немного генералы Пикерт и Гробен, чье мнение приводит генерал Швабедиссен, живучесть Ил-2? Она, безусловно, была высокой, но бронебойные снаряды есть бронебойные снаряды.Но, помимо высокой живучести под неприятельским огнем, Ил-2, несмотря на свою невысокую скорость, еще и позволял своим пилотам в подходящей ситуации расправиться с немецким истребителем.

    Может, я своего сбил
    Одним из летчиков, использовавших Ил-2 для атаки воздушного противника, был Талгат Бегельдинов. Вот как он вспоминал о первом сбитом им немецком самолете: «Тогда считалось, что если 9 вылетов сделал - будешь жить. На седьмом вылете я сбил истребитель. Мы девяткой под прикрытием восьми истребителей вылетели на деревню Глухая Горушка.
    Задание было несложное: атаковать артиллерийские позиции противника и левым разворотом через болото выйти за реку Ловать, на территорию, уже занятую нашими войсками. Набрали высоту полторы тысячи метров и пошли. На подходе к цели ведущему майору Русакову по радио доложили с КП, что над целью до шестидесяти истребителей противника на трех ярусах: первый ярус патрулирует на высоте трех тысяч метров, второй ярус - на высоте полутора тысяч метров и третий ярус на бреющем полете в районе болота, куда мы должны направиться после атаки цели.
    Истребители противника верхнего яруса сразу же вступили в бой с нашими истребителями прикрытия.Сходу сбили три самолета из переднего звена. Русаков, штурман полка, погиб. Жалко, хороший был человек. Крайнее левое звено атаковало цель и, петляя по перелескам, ушло. Наша тройка осталась одна. Ведущий старший сержант Петько подал команду приготовиться к атаке.
    В момент атаки он и левый ведомый сержанта Шишкин были сбиты. Я остался один. Атаковал Горушку, и, сделав левый разворот, вышел на бреющем полете к болоту. Тут впереди справа прошла пулеметная трасса. Пока соображал, что к чему, как еще одна трасса прошла прямо над фонарем. Я стал маневрировать, стараясь уйти на свою территорию. Когда перешел Ловать, там наша территория. Думаю, если уж умру, то похоронят. Немец не отстает. Даже выпустил шасси, чтобы скорость уменьшить. У «ила» радиус виража меньше и на вираже я его подловил. Всадил хорошую очередь ему в брюхо, и он клюнул на нашей территории. Пред самой землей летчик выровнял машину и притер ее в сугробы. А я ушел. Тогда слухи ходили, что наши летают на немецких самолетах. Я подумал, что, может, я своего сбил. Пойду, думаю, посмотрю. Развернулся. Летчик из кабины вылез, а к нему уже солдаты бегут. На плоскости посмотрел - кресты. Кое-как дотянул до аэродрома. Были повреждены руль поворота и глубины, пробиты пулей водомаслорадиаторы.
    Доложил о бое, о пяти сбитых. О сбитом «мессершмитте» говорить не стал».Но командование узнало о случившемся. Бегельдинов был награжден орденом Отечественной войны 2-й степени и услышал такую оценку своих действий от генерала Николая Каманина (в будущем ставшего руководителем подготовки первых советских космонавтов): «Вы, Бегельдинов, знаете что сделали? Открыли новую тактику в штурмовой авиации. Оказывается, штурмовая авиация может драться с истребителями, и может даже сбивать».Затем появилась «вот такая фотография в газете и статья «Штурмовик может драться с истребителем и даже сбивать».Это было только началом охоты на немецкие истребители на Ил-2. К окончанию войны дважды Герой Советского Союза Талгат Бегельдинов сбил 7 самолетов противника в воздухе (5 лично и 2 в группе). Не всякий летчик-истребитель обладал таким количеством воздушных побед.

    Нахальный «Фоккер» хвост подставил
    И немало пилотов Ил-2 использовали свои машины для уничтожения немецких истребителей. Пилоту Михаилу Шатило, например, довелось сбить Фокке-Вульф-190: «Шли мы бомбить шестеркой, и два истребителя прикрытия. Подлетаем к линии фронта, ее издалека видно, все кругом горит. Зашли на немецкую территорию, вдруг навстречу нам идет большая группа немецких самолетов, бомбить нашу территорию. Мы в нее врезаемся. У немцев, видимо, необстрелянные летчики были. Свалка. Мелькают кресты, звезды. Кто, кого бьет – ничего не разберешь. Вот в этой суматохе я одного и сбил Фоке-Вульф-190.
    Такой нахальный – прет мне прямо в лоб. Но на Иле было сильнейшее оружие – две 23-мм пушки, два пулемета, 4 снаряда «катюши» М-13 (два слева, два справа), 200 кг бомб, плюс стрелок с крупнокалиберным пулеметом. Не помню как, но немец мне хвост подставил, я как со всех своих пушек дал… Смотрю, закувыркался, и пошел вниз».

    Агрессивность и хладнокровие – залог победы
    Швабедиссен, анализируя действия советских штурмовиков, писал: «Агрессивность советских летчиков-штурмовиков также заслуживает особого упоминания. То хладнокровие, с которым они осуществляли свои атаки, было просто удивительным. В результате всего этого советская штурмовая авиация успешно поддерживала боевой дух наземных войск и много сделала для того, чтобы добиться успеха». С такой же агрессивностью и хладнокровием пилоты Ил-2 при удобном случае и немецкие истребители атаковали. Конечно, основная нагрузка по защите штурмовиков от немецких воздушных атак ложилась на истребители прикрытия и стрелков Ил-2. Но и внезапные атаки пилотов штурмовиков давали победные результаты…
    [свернуть]
    А пользоваться чужим умом,всегда дороже, чем чужими деньгами

  4. #13
    Воин бога Аватар для Stirik
    Регистрация
    20.07.2008
    Адрес
    Ба-альшое болото
    Сообщений
    4,149
    Репутация
    84497575
    Репутация в разделе
    16,263,032

    По умолчанию


    Скрытый текст

    К сожалению, я не знаю Аню Обухову в лицо — так и не нашла ни одной её фотографии (написала в Курск, но, увы, осталось без ответа). Не удалось выяснить и то, сколько полных лет было девочке. Но судя по тому, что перед войной она окончила пятый класс, - около двенадцати.Жила Аня в одном из сёл Курской области. Отец ушёл на фронт. Село заняли немцы. Прежде в школе размещался госпиталь. Фашисты притащили сюда и тех, кто был ранен в боях за село. Не для лечения, конечно. Гитлеровцы собирались подвергнуть солдат допросу, а затем показательно расстрелять. В первую очередь — командиров. Но абсолютное их большинство все были ранены настолько тяжело, что самостоятельно не могли даже сидеть. Таких решили казнить без допроса.


    Ещё до оккупации Аня часто ходила в госпиталь, помогала врачам и медсёстрам, ведь рабочих рук здесь отчаянно не хватало. Девочка не боялась никакой работы, дежурила и по ночам. Особенно тепло она относилась к офицеру, который очень напоминал ей отца. Уж не знаю, чем именно: лицом ли, голосом, манерой поведения. Этот командир шёл на поправку, но передвигался пока с большим трудом.Фашисты не собирались сами выводить пленных на улицу. Для этого они приказали явиться всем селянам. И Ане в том числе. Отдать на растерзание захватчикам друга, почти отца? Поднять его на ноги, чтобы вести на гибель? Сердце девочки не могло смириться с таким ужасным фактом, готовым вот-вот свершиться. Анечка понимала, что не может спасти всех раненых. Да и этого одного — вряд ли удасться. Но она не боялась за свою жизнь так, как за его...

    Ребёнок не мог придумать какого-то сложного плана. А гитлеровцы не рассчитывали на планы простые. Эта нестыковка и помогла Ане. Девочка пришла в госпиталь очень задолго до указанного часа. Взяла с собой саночки. Видимо, немцы не выставляли никакой особенной охраны — ведь раненые не могли обороняться, да и оружия у них не было. Аня вытащила командира из здания, уложила на санки, а сверху завалила сеном. Смелость берёт города, любовь даёт силы, отчаяние порой ведёт за руку удачу.Аня с саночками провезла бойца мимо часовых, которые даже не остановили её! Увезла подальше от госпиталя и совершенно не по-детски надёжно спрятала. Радовалась — она ведь сделала огромное дело, спасла человеческую жизнь. Ребёнок есть ребёнок — она наивно полагала, что фашисты не заметят отсутствие одного бойца. Но, конечно, заметили. Озверели, искали, заходили в каждую избу — безуспешно. Командир как в воду канул. Терзала, видно, фашистов кровожадная мысль, что, если он смог выбраться, значит, годился и для допроса. У них из рук ускользнула добыча.

    В тот день расстрел отменили. Анечка порадовалась ещё больше. Она подарила бойцам как минимум один день жизни! Наивный, искренний ребёнок, она измеряла фашистов своей меркой и очень в том ошибалась. Оккупанты догадались, что раненый не обошёлся без помощи. А чтобы не затягивать поиски, схватили первого попавшегося старика, согнали селян и на их глазах его расстреляли. Объявили: если не явиться тот, кто укрыл командира, расстрелы продолжатся и станут массовыми.Анечка угодила в капкан. Она спасла одну жизнь — а теперь враги грозились отнять другие. И девочка, не сказав ни слова домашним, явилась в комендатуру. Честно заявила: вот, мол, я, расстреливайте. И опять ошиблась. Расстрелять в глазах фашистов было слишком мягким наказанием. Они же хотели схватить ещё и офицера.

    Аню начали пытать. Били палками, таскали за волосы, пинали, как футбольный мяч. Говорили: мол, всё равно ведь умрёт он, этот спасённый, лучше выдай, тебе же меньше терпеть придётся. Но на сей раз ошиблись изверги, а не девочка: она молчала. Признавшись в том, что спасла жизнь русского солдата, она превратилась в немую. Пытки длились весь день. А вечером Аню в одном платье привели к зданию школы. Неподалёку, на улице, сиротливо лежали парты и стулья — гитлеровцы пользовались этим как дровами. Окровавленную девочку крепко привязали к одной из парт и выставили охрану.Декабрь 1941 года. Лютый мороз. Аня так и не сказала ни одного слова. За ночь она примёрзла к парте — может быть, той самой, за которой когда-то сидела...

    А ранним утром в село вошли наши солдаты. Расстрел раненых так и не состоялся. Был спасён и тот офицер — он прошёл всю войну. И здесь ошиблись фашисты — видно, была у Анечки такая лёгкая рука, что смогла уберечь командира на долгих четыре года. Он много раз приезжал в село, помогал матери Ане.
    ...Готовя эту публикацию, я взяла фотографию памятника детям войны, установленного в Новгородскойй области. Почему-то видится мне в этой скульптуре Аня...
    Софья Милютинская
    [свернуть]
    А пользоваться чужим умом,всегда дороже, чем чужими деньгами

  5. #14
    Воин бога Аватар для Stirik
    Регистрация
    20.07.2008
    Адрес
    Ба-альшое болото
    Сообщений
    4,149
    Репутация
    84497575
    Репутация в разделе
    16,263,032

    По умолчанию



    Скрытый текст

    В начале октября 1941 года над Ленинградом был сбит Me-109. Пилот не дотянул до своих и посадил машину на окраине города. Пока патруль его арестовывал собралась толпа зевак, в которой затесался знаменитый советский химик-органик, ученик великого Фаворского, Александр Дмитриевич Петров. Из пробитых баков самолета стекало топливо и профессор заинтересовался, на чем летают самолёты люфтваффе. Петров подставил под струю пустую бутылку и с полученной пробой в лаборатории поставил ряд опытов в своей лаборатории в опустевших корпусах Ленинградского Краснознамённого химико-технологического института, персонал которого к тому времени был уже эвакуирован в Казань, в то время как Петров был оставлен следить за ещё не вывезенным имуществом.
    .В ходе исследований Петров обнаружил, что температура замерзания трофейного авиационного бензина была минус 14ºC, против минус 60ºC у нашего. Вот почему, понял он, немецкие самолёты не забираются на большие высоты. А как же они будут взлететь, когда температура воздуха в ленинградской области опустится ниже минус пятнадцати? Химик оказался настырным и добился аудиенции у заместителя командующего ВВС Северо-Западного фронта. И так сразу с порога в лоб сообщил тому, что знает способ уничтожения всех вражеских флюгцойгов. У генерала возникли некоторого рода опасения, хотел даже людей в белых халатах вызвать. Но выслушав человека науки, он проявил к полученной информации интерес. Для полноты картины химику доставили образцы с аналогично приземленного Ю-87, потом еще разведчики из-за фронта притащили с аэродромов. В общих чертах результаты совпадали. Тут уж военные в обстановке строй секретности приготовили немцам уберрашунг и как рыбаки стали ждать с моря погоды. Все начальники, кто были в курсе дела, по несколько раз на дню задавались вопросом: «Вы не подскажете сколько сейчас градусов ниже нуля?» Ждали, ждали и наконец дождались: 30 октября на стол в штабе ВВС фронта легли дешифрованные воздушные фотоснимки аэродромов в Гатчине и Сиверской
    Разведчики только в Сиверской обнаружили 40 Ю-88, 31 истребитель и четыре транспортных самолета. Утром 6 ноября в воздух поднялся 125-й бомбардировочный авиаполк майора Сандалова. С высоты 2550 метров наши Пе-2 обрушились на вражеские флюгплацы. Штурман ведущего бомбардировщика капитан В.Н.Михайлов сбросил бомбы точно на самолетную стоянку противника. Вражеские зенитчики свирепствовали, но ни одного истребителя в воздух немцы поднять не могли – мороз был ниже двадцати градусов. Через 15 минут Пешки сменила шестерка штурмовиков 174 шап, ведомая старшим лейтенантом Смышляевым. В это же время группа из девяти И-153 подавляла зенитную артиллерию, а затем пулеметным огнем обстреляла стоянки вражеских самолетов. Через два с половиной часа семерка бомбардировщиков 125 бап, ведомая капитаном Резвых, нанесла второй удар по аэродрому. Всего в налёте участвовало 14 бомбардировщиков, 6 штурмовиков и 33 истребителя.

    За этим налётом последовали налёты и на другие аэродромы, в результате которых с немецкий 1-й воздушный флот генерал-полковника Альфреда Келлера понёс существенные потери и на некоторое время фактически потерял боеспособность. Конечно, немцы вскоре доставили своим авиаторам более качественный авиационный бензин, который выдерживал хотя и не 60-градусный мороз, но позволял запускать авиамоторы при минус 20 градусах. Однако способность наносить массированные бомбовые удары по Ленинграду флот восстановил лишь к апрелю 1942 года. Петров вскоре был эвакуирован в Москву, а в 1947 году возглавил там лабораторию института органической химии АН СССР. Дожил он до 1964 года.
    [свернуть]
    А пользоваться чужим умом,всегда дороже, чем чужими деньгами

  6. #15
    Воин бога Аватар для Stirik
    Регистрация
    20.07.2008
    Адрес
    Ба-альшое болото
    Сообщений
    4,149
    Репутация
    84497575
    Репутация в разделе
    16,263,032

    По умолчанию


    Скрытый текст

    Братья-близнецы Иван и Дмитрий Остапенко были родом из Луганской области. В начале войны их призвали в РККА, но отправили не на фронт, а на курсы бронебойщиков, после чего определили служить в мирное ещё тогда Закавказье, где, правда, в любой момент могла начаться война с турками. Лишь осенью 1942 настала очередь отправляться на фронт и 10-й гвардейской стрелковой бригаде, где служили братья. Бригаду включили в состав 9-й армии генерала Коротеева и направили в Северную Осетию.

    В те дни немецкому командованию удалось скрытно произвести перегруппировку 1-й танковой армии группы армий «А» и сосредоточить её основные силы (2 танковые и 1 моторизованную дивизии) на нальчикском направлении, для захвата Орджоникидзе, чтобы затем развить удар на Грозный и Баку и по Военно-Грузинской дороге на Тбилиси. На шестикилометровом участке прорыва, враг создал трёхкратное превосходство в людях, одиннадцатикратное превосходств в орудиях, десятикратное в минометах и абсолютное превосходств в танках. Последнее означает, что танков 37-я армия, противостоявшая немцам на этом участке, вообще не имела. Прорвав фронт, немцы и румыны уже 2 ноября вышли на подступы к горожу Орджоникидзе, бывшему и нынешнему Владикавказу. Это была самая восточная восточная точка, до которой дошло немецкое военное соединение.
    Однако 5 ноября наступление противника было остановлено, а на следующий день начались контрудары советских войск, и немцы оказались под угрозой окружения. Благодаря успешному продвижению 11-го гвардейского стрелкового корпуса основные силы 23-й танковой дивизии немцев оказались почти полностью окруженными. У них оставался лишь узкий коридор в районе Майрамадага шириной в три километра. Танки устремились в этот коридор, но на их пути встали бойцы 10-й гвардейской стрелковой бригады, в которой и служили братья-бронебойщики.. Ни танков, ни противотанковых орудий в бригаде не было. Вся тяжесть борьбы с танками легла на наших бронебойщиков.

    Как только немецкие танки подошли на стометровое расстояние, бронебойщики ударили из своих бронебоек. Дмитрий Остапенко первой же пулей угодил в башню ведущего танка. Танк клюнул носом и окутался облаком чёрного дыма. Открылся люк. Из него вырвалось пламя, и сноп искр взлетел к небу. Это рвались немецкие боеприпасы. Горящий танк преградил путь другим машинам. У немцев возникло замешательство. Этим умело воспользовался Дмитрий. Он стрелял то по одному, то по другому танку. Пуля Дмитрия перебила гусеницу одного из танков, и машина завертелась на месте. Ещё один танк Дмитрий поджёг, всадив пулю в моторную группу. На выскакивающих из люков солдат и офицеров Дмитрий не обращал внимания: беглецов, так же как и автоматчиков, сидевших на броне, уничтожал пулемётчик Портянкин. С другого конца окопа доносились выстрелы из бронебойки другого брата – Ивана.


    Справа налево: Дмитрий Остапенко, Иван Остапенко, бывший пулемётчик Портянкин. 1965 год

    С каждой минутой подбитых танков становилось всё больше и больше. Немецких танкистов объял животный страх. Они повернули назад.В этом трудном бою Дмитрии истребил восемь танков противника, но прошло немного времени, и вдали снова загрохотали вражеские танки. Против наших войск двигалась новая большая группа немецких танов.На этот раз Дмитрий действовал с ещё большим искусством. Подпуская танки на пристрелянную дистанцию, он бил, как снайпер. Ни одна его пуля не прошла мимо цели. Однако в самый ответственный момент боя патроны закончились. На окоп Дмитрия наполз Pz.Kpfw.IV и начал его утюжить.
    Дмитрий успел перебраться в соседнюю ячейку и оттуда открыл огонь из ППШ по немецкой пехоте. Тут его заметили немецкие танкисты, и в Дмитрия полетел 75-миллиметровый снаряд. Взрывом Дмитрий был контужен и после боя попал в плен. Иван же вместе с поредевшим подразделением отошёл на новые позиции, где немецкие танки были окончательно остановлены. 11 ноября отрезанные под Орджоникидзе немецкие части были полностью разгромлены.
    Нашими войсками было захвачено 140 танков, 70 орудий разных калибров и другие трофеи. Немецко-румынские части потеряли убитыми свыше 5000 солдат и офицеров.Когда подсчитали танки, подбитые в этом бою, то оказалось, что Дмитрий подбил 12 танков, а Иван – восемь. Ивану за этот бой дали орден Ленина. Эту же награду получил и пулемётчик Портянкин.
    Дмитрию же посмертно присвоили звание Героя Советского Союза. Весной 1943 года «Комсомольская правда» опубликовала статью Ивана Остапенко «Как мы с братом подбили 20 танков», в которой он писал, что мстит врагу за смерть брата. Однако уже в феврале Дмитрий Остапенко бежал из плена и в марте оказался в расположении наших войск. В мае 1943 года в Кремле Дмитрий Остапенко получил звезду героя из рук Михаила Ивановича Калинина.
    Пожимая руку Герою, Михаил Иванович улыбнулся и сказал:— Дважды рожденный, поздравляю!
    [свернуть]
    А пользоваться чужим умом,всегда дороже, чем чужими деньгами

  7. #16
    Воин бога Аватар для Stirik
    Регистрация
    20.07.2008
    Адрес
    Ба-альшое болото
    Сообщений
    4,149
    Репутация
    84497575
    Репутация в разделе
    16,263,032

    По умолчанию


    12 сентября 1941 года старший лейтенант Екатерина Зеленко погибла в воздушном бою. Она стала первой женщиной, совершившей таран.Первый таран в истории авиации был применен во время Первой мировой войны русским летчиком, основоположником высшего пилотажа Петром Нестеровым. Летчик уничтожил самолет противника ценой собственной жизни. Но уже в следующем году, другой русский летчик в марте 1915 года сбил вражеский самолет, сохранив себе жизнь. В отличие от Нестерова он ударил не по корпусу машины, а по хвостовому оперенью, где находился стабилизатор.Такой таран стал верным способом вывести самолет противника из боя и при этом сохранить собственный самолет и жизнь.
    В годы Великой Отечественной войны советские летчики неоднократно применяли этот крайне опасный прием. История военной авиации зафиксировала всего один случай, когда на таран пошла женщина – Екатерина Ивановна Зеленко.Как и многие сверстники, авиацией Катя увлеклась с юных лет, по окончании Воронежского авиатехникума и Воронежского аэроклуба по комсомольской линии была направлена в 3-ю Оренбургскую военную авиационную школу.Службу проходила в 19-й легкой бомбардировочной авиационной бригаде в Харькове, освоила семь типов самолетов. Зеленко была единственной женщиной-пилотом, принимавшей участие в советско-финской войне, за боевые заслуги в ней была награждена Орденом Красного Знамени.Екатерина пользовалась уважением и авторитетом среди однополчан, прежде всего за свой профессионализм.Начавшуюся Великую Отечественную войну старший лейтенант Екатерина Зеленко встретила в должности заместителя командира 5-й эскадрильи 135-го бомбардировочного авиаполка. Зеленко вылетала на разведку, уничтожала вражеские механизированные колоны, принимала участие в воздушных боях.


    Генерал-лейтенант авиации Анатолий Пушкин (тогда он был капитаном) впоследствии вспоминал, как успешно группа советских бомбардировщиков под командованием Зеленко уничтожила большую колонну немецкой бронетехники, автомобилей и до батальона солдат в районе города Пропойска (ныне Славгород в Белоруссии).За три неполных месяца войны старший лейтенант Зеленко совершила 40 боевых вылетов и приняла участие в 12 боях. 12 сентября она совершил сразу три боевых вылета на легком бомбардировщике Су-2. Во время второго вылета самолет был поврежден, но получив известие о подходе танковой колонны к городу Лохвицы, Зеленко упросила капитана Пушкина допустить ее к полету.Вместе с лейтенантом Николаем Павлыком Зеленко поднялась в небо, в паре с самолетом Зеленко шел экипаж капитана Лебедева.


    Возвращаясь с задания советские самолеты столкнулись с группой вражеских истребителей Me-109. Самолет Лебедева получил серьезные повреждения и был вынужден выйти из боя, самолет Зеленко один с семью самолетами противника продолжил бой.Один из истребителей был подбит и упал на землю, очередь прошила и Су-2, ранение получил Павлык. Командир приказал ему покинуть кабину, а сама продолжила бой.
    Очевидцами этой неравной воздушной схватки стали местные жители, с земли они отчетливо видели, как советский летчик пошел на сближение с немцем, боеприпасы были израсходованы и был лишь один достойный выход из боя – таран.Су-2 ударил Me-109, от столкновения оба самолета стали падать на землю, немецкий упал позже нашего. Один из местных жителей поспешил к месту падения Су-2, но спасти летчика не удалось, обломки самолета горели, лишь по документам установили, что погибший пилот является женщиной.До своего 25-летия Катя Зеленко не дожила всего два дня. Звание Героя Советского Союза ей было присвоено спустя много лет, лишь в мае 1990 года.

    Более подробно: https://topwar.ru/73602-ekaterina-ze...aya-taran.html
    А пользоваться чужим умом,всегда дороже, чем чужими деньгами

  8. #17
    Воин бога Аватар для Stirik
    Регистрация
    20.07.2008
    Адрес
    Ба-альшое болото
    Сообщений
    4,149
    Репутация
    84497575
    Репутация в разделе
    16,263,032

    По умолчанию


    Практически все в России знают о подвиге легендарного Алексея Петровича Маресьева. Этот военный летчик, лишившийся обеих ног, сумел, несмотря на тяжелое ранение и инвалидность, не просто вернуться в действующую армию, но и продолжить летать, сбив уже после ранения 7 немецких самолетов. И таких примеров личного мужества в нашей стране найдется достаточно, правда, помнят о них в основном лишь любители истории. От этого их подвиг и самоотверженность не становятся менее значимыми. Одним из таких офицеров с большой буквы был Василий Степанович Петров, который в годы Великой Отечественной войны лишился обеих рук, но не оставил армейской службы, продолжая принимать участие в боях. Возможно, он был единственным в истории офицером, который воевал без обеих рук.

    Скрытый текст

    В годы Великой Отечественной войны Василий Степанович, командуя артиллерийскими частями, проявил воинскую храбрость и мужество. Он прошел всю войну с первого до последнего ее дня. В боях с немецко-фашистскими захватчиками он был трижды ранен, лишился обеих рук. После длительного лечения он вернулся в полк и оставался в строю до конца войны. Родина по достоинству оценила заслуги своего славного сына. Он дважды был удостоен высокого звания Героя Советского Союза (24 декабря 1943 и 27 июня 1945 гг.), а также был награжден многочисленными орденами и медалями.Петров Василий Степанович родился 5 марта (по другим данным 22 июня) 1922 года в небольшом селе Дмитриевка, расположенном сегодня в Приазовском районе Запорожской области, по национальности русский. Детство будущего офицера трудно было назвать безоблачным, оно было трудным и во многом трагичным. Уже в возрасте трех лет он лишился матери, а в 1930-е годы за участие в гражданской войне на стороне белых был репрессирован его отец, в 1933 году во время голода на Украине умер его родной брат, сам он чудом остался жив. В 1939 году после окончания Нововасильевской средней школы он поступил в Сумское артиллерийское училище, которое окончил в 1941 году.


    Молодой, только что выпустившийся из училища офицер-артиллерист прибыл в свою часть накануне Великой Отечественной войны, в середине июня 1941 года. 22 июня 1941 года будущий генерал, а пока лейтенант, заместитель командира 3-й батареи 152-мм гаубиц 92-го отдельного артиллерийского дивизиона, встретил в городе Владимир-Волынский. Данный дивизион входил в состав Владимир-Волынского укрепрайона. Вместе с 85-м отдельным артдивизионом он должен был обеспечивать артиллерийскую поддержку узлов обороны юго-западного фаса УРа, а также прикрытие его полевого заполнения, которое обеспечивала 87-я стрелковая дивизия.Весь первый день войны 3-я батарея своим огнем поддерживала обороняющиеся советские части, а к концу дня, по воспоминаниям Василия Петрова, была атакована немецкими танками. Артиллеристы смогли отбить эту атаку, уничтожив два танка. При этом в боях 22 июня дивизион понес потери в людях и материальной части, немцы захватили его склады и к ночи артиллеристы остались без снарядов. Части дивизиона оказались в окружении, в этих условиях было принято решение уничтожить оставшиеся тягачи и орудия и выходить к своим в пешем порядке.
    Так началась Великая Отечественная война для будущего дважды Героя Советского Союза Василия Петрова. Тем трагичным летом он принимал непосредственное участие в боях с захватчиками возле Владимира-Волынского, Ковеля, Луцка, Малина и Чернобыля. С боями вырывался из окружения под Киевом, что удалось далеко не всем участникам того сражения. В том же 1941 году он был назначен в ИПТАП — истребительный противотанковый артиллерийский полк. Именно противотанкисты первыми встречали врага, находясь на передовой, они вели огневые дуэли с бронированными машинами противника. Фронтовики знают, что это был кромешный ад, редко когда стрельба по танкам противника прямой наводкой заканчивалась без потерь в батареях.

    Петров Василий Степанович воевал на Южном, Воронежском и 1-м Украинском фронтах. Зимой-весной 1942 года он был участником тяжелых боев под Харьковом, Старым Осколом, Лозовой. Проявив мужество, находчивость и выдержку он сумел вывести свою батарею (личный состав вместе с тяжелой техникой) из Харьковского котла с минимальными потерями. При этом Петров служил в ИПТАП и в 1942, и в 1943 годах. О комбате Василии Петрове заговорили после вошедшей во фронтовые легенды переправе через подожженный и разбитый немецкими бомбардировщиками мост через реку Дон. После этой переправы батарея сумела быстро развернуться и отразить атаку на переправу немецких танков.14 сентября 1943 года капитан Василий Петров повторил этот бой, но река была уже другая. На тот момент он был уже заместителем командира 1850-го ИПТАП, который входил в состав 32-й отдельной истребительно-противотанковой артиллерийской бригады 40-й армии Воронежского фронта. Он отличился в боях на Левобережной Украине, при форсировании Днепра и удержании плацдарма на его правом берегу.
    14 сентября 1943 года в районе села Чеберяки (сегодня это Роменский район Сумской области) капитан Петров под сильной бомбежкой с воздуха и артогнем противника быстро и без потерь сумел организовать переправу трех батарей через реку Сула. Через два часа после переправы батареи подверглись контратаке, на них наступали 13 танков и до батальона пехоты. Быстро оценив обстановку, Василий Петров подпустил противника на 500-600 метров, после чего открыл огонь из всех орудий. В результате артиллеристы подбили 7 немецких танков и уничтожили до двух рот пехоты, атака гитлеровцев захлебнулась.
    Но в это время до 150 немцев вышли в тыл артиллеристам и открыли сильный огонь из автоматического оружия, стремясь окружить батареи и взять их личный состав в плен. Капитан Петров не растерялся и развернул в сторону пехоты противника 6 орудий, открыв по ним губительный огонь картечью. Одновременно с этим он собрал солдат взводов управления и всех свободных от орудий людей и лично повел их в атаку на противника. После двухчасового боя он сумел отразить и эту атаку немцев, уничтожив до 90 солдат и офицеров противника, еще 7 немцев удалось взять в плен, остальные разбежались. При этом капитан Василий Петров получил ранение в плечо, но остался в строю.

    23 сентября 1943 года, замещая выбывшего из строя командира полка, Петров силами и средствами полка первым в бригаде за одну ночь быстро и умело форсировал Днепр, переправив через реку материальную часть, личный состав и боеприпасы. Его батареи заняли боевой порядок и прочно удерживали плацдарм, отражая атаки противника. Именно орудия Петрова стали первой артиллерией Букринского плацдарма.1 октября 1943 года при очередной танковой атаке немцев Василий Петров находился в боевых порядках 1-й и 2-й батарей, он лично руководил их огнем. Под его непосредственным руководством артиллеристы подбили 4 танка и уничтожили 2 шестиствольных миномета гитлеровцев.
    Когда в 3-м расчете 1-й батареи немцы своим огнем вывели из строя весь личный состав, Петров вместе со своим ординарцем сам стал к орудию. Вдвоем они продолжали вести огонь по противнику, смогли подбить самоходную установку, они сражались до того момента, пока прямым попаданием снаряда орудие не было выведено из строя, а сам Петров тяжело ранен в обе руки. Благодаря мужеству и отваге капитана Петрова, который сумел личным примером воодушевить бойцов и командиров полка, за тот день артиллеристы отразили 4 контратаки немцев на плацдарм.
    При этом тяжелое ранение едва не стоило ему жизни и сделало инвалидом. Тяжелораненого капитана его товарищи доставили в Ковалин, где располагался медсанбат. На тот момент он был переполнен ранеными и его как безнадежного не стали оперировать. По воспоминаниям самого героя, погибших было очень много, похоронная команда не успевала предавать тела земле и их просто сносили к стенам разрушенных домов и в сараи. В один из таких сараев отнесли и Петрова, где он пролежал почти сутки. Нашли его, благодаря поискам, которые были организованы командиром бригады. Офицеры отправились на поиски, так как хотели похоронить своего офицера и товарища, но в итоге обнаружили того живым среди мертвых и под дулом пистолета заставили хирурга делать операцию. Тот сразу предупредил их, что шанс выжить будет минимальным, однако операция оказалась успешной. Спустя несколько недель в конце ноября — начале декабря 1943 года самолетом У-2 Василия Петрова доставили в Московский институт ортопедии и протезирования. А 24 декабря 1943 года указом Президиума Верховного Совета СССР капитану Петрову Василию Степановичу за успешное форсирование Днепра, удержание плацдарма и проявленные при этом мужество и стойкость было присвоено звание Героя Советского Союза.

    Время в госпитале было очень тяжелым. Сначала Василий Степанович страдал от сильнейших болей. Для того, чтобы заглушить боль и душевные страдания, он много курил, выкуривая иногда до 100 папирос в день. Позднее, когда боли от ран поутихли, к нему пришло осознание трагизма своего положения, тогда он думал, что жизнь навсегда потеряла свой смысл: на что мог сгодиться офицер, лишившийся обеих рук? Но храбрый и мужественный человек, а Василий Степанович, безусловно, был таковым, сумел преодолеть все испытания и невзгоды, которые выпали на его долю. В конце концов, он пришел к мысли о том, что руки он потерял, но главное — способность управлять боем и чувство собственного достоинства сумел сохранить.
    Ему советовали остаться в тылу, предлагали должность второго секретаря одного из райкомов в Москве, но он не соглашался и весной 1944 года вернулся на фронт, в свою часть. Его не смогли задержать ни врачебная комиссия, ни кадровики. В полку своего командира встретили торжественно и тепло, как самого дорогого человека.Уже в 1945 году, когда советские войска шагали по немецкой земле, о безруком майоре-артиллеристе Герое Советского Союза на фронте ходили легенды. Говорили, что он был сказочно храбр, а противотанковые батареи, которыми он командовал, уничтожили огромное количество танков, оставляя после себя буквально кладбища из уничтоженной немецкой техники. При этом не все тогда верили, что легендарный майор существовал в действительности, однако жизнь порой оказывается удивительнее любых мифов и легенд.

    Более того, в 1945 году майор Василий Степанович Петров стал дважды Героем Советского Союза. К тому моменту его часть уже стала гвардейской. Командир 248-го гвардейского истребительно-противотанкового артиллерийского полка (11-я гвардейская истребительно-противотанковая бригада, 52-й армии, 1-го Украинского фронта) гвардии майор Василий Петров отличился в боях на Одерском плацдарме. 9 марта 1945 года крупные силы немцев контратаковали в районе Поль-Грос-Нойкирх, их задачей было сбросить советские части с плацдарма на западном берегу реки Одер. В бою гвардии майор Петров мужественно и умело руководил действиями полка, лично присутствуя в боевых порядках батарей под очень сильным пулеметным и артиллерийско-минометным огнем противника, неоднократно рискуя своей жизнью. В течение боя, который продолжался около двух часов, артиллеристы смогли отбить 5 немецких атак, не допустив его к переправам. В бою полк уничтожил 9 танков и около 180 солдат и офицеров противника.
    15 марта 1945 года в бою по прорыву немецкой обороны на западном берегу реки Одер Василий Петров снова проявил непреклонное мужество и высокий уровень оперативного руководства вверенным ему полком. Под его непосредственным руководством артиллеристы уничтожили 4 артиллерийских орудия, 13 огневых точек и до 120 гитлеровцев.19 апреля 1945 года в ожесточенных боях с немцами в районе Ниски гвардии майор Василий Петров снова проявил себя геройски. Немцы, сосредоточив крупные силы танков и пехоты, предприняли ряд ощутимых атак в направлении шоссе Ротенбург — Ниски, стараясь перерезать дорогу, по которой советские части наступали на Дрезден. С целью занятия более выгодного рубежа противотанковой обороны Петров повел в атаку две штурмовых батареи на населенный пункт, занятый немцами. Благодаря умелому и эффективному сочетанию огня орудий прямой наводкой с автоматно-пулеметным огнем орудийных расчетов, а также исключительной храбрости командира полка, удалось отбить у гитлеровцев населенный пункт Эдерниц-Вильгельминенталь, что позволило основным силам полка закрепиться на выгодном рубеже обороны. Позднее немцы несколько раз переходили в контратаки, но полк, которым руководил Василий Степанович, их успешно отразил, уничтожив 8 танков и до 200 человек пехоты.
    20 апреля 1945 года на боевые порядки полка наступало 16 танков и до батальона пехоты немцев. Лично руководя боем батарей, Василий Петров сумел отразить атаку противника, сорвав его замысел — перерезать шоссе на Дрезден. В этом бою полк сумел уничтожить еще 4 немецких танка. Свой последний бой Великой Отечественной гвардии майор Петров провел 27 апреля 1945 года. В напряженный момент боя он лично поднял в атаку 1-й батальон 78-го стрелкового полка. В этом бою он вновь был тяжело ранен, на этот раз в обе ноги. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 июня 1945 года гвардии майор Петров Василий Степанович за исключительные мужество и героизм, проявленные в боях, был удостоен второй медали «Золотая Звезда».

    После завершения Великой Отечественной войны в порядке исключения, отмечая высокие заслуги отважного офицера, Сталин подписал приказ о зачислении гвардии подполковника Василия Перова в ряды ВС СССР пожизненно. После войны Василий Степанович продолжил свою военную службу. В 1954 году успешно окончил исторический факультет Львовского государственного университета им. Ивана Франко. В университете он учился заочно. Позднее он успешно защитил кандидатскую диссертацию: «Князь Бисмарк и возникновение Германской империи 1860-1871 годов». Следует отметить, что служба в мирное время и подъем по карьерной лестнице стоили ему больших трудов. И диссертацию, а позднее и мемуары он, безрукий инвалид, писал лично. Для этого он ежедневно трудился по 14-16 часов, свои записи вел карандашом, зажатым между зубами, позднее научился писать пальцами ног.
    В 1963 году Василий Петров, который служил тогда в небольшом городке Нестеров (Львовская область) на скромной должности заместителя командира 35-й бригады оперативно-тактических ракет, получил очередное воинское звание генерал-майора. Следующей ступенью его карьеры стала должность заместителя командующего артиллерией и ракетными войсками Прикарпатского военного округа. В 1977 году он стал генерал-лейтенантом артиллерии. После распада Советского Союза и образования независимой Украины Василий Степанович, согласно Указу Президента Украины от 11 марта 1994 года, был оставлен на военной службе в Вооруженных силах Украины пожизненно. В 1999 году ему было присвоено звание генерал-полковника артиллерии ВС Украины. Последние годы своей жизни он занимал пост заместителя командующего Ракетными войсками и артиллерией Главного командования Сухопутных войск ВС Украины. В эти годы он занимался активной научной, гражданской и военной деятельностью.

    Прославленный ветеран, герой Великой Отечественной войны ушел из жизни 15 апреля 2003 года в возрасте 81 года. Был похоронен в Киеве на Байковом кладбище. Здесь же установлен памятник герою, деньги на который собрали его сыновья, которые также связали свою жизнь с армейской службой.
    [свернуть]
    А пользоваться чужим умом,всегда дороже, чем чужими деньгами

Страница 2 из 2 ПерваяПервая 12

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •