1. Ограничение по количеству пользователей для повторного изменения репутации убрано.
    Скрыть объявление

Исторические размышления на вольную тему

Тема в разделе "История", создана пользователем Karaganda, 8 июл 2009.

  1. Если вас гложет непреодолимое желание просто высказаться по той или иной исторической проблеме или вопросу; если вы случайно натолкнулись на интересный исторический факт и хотите рассказать о нём другим; если вас, в конце концов, клюнул в одно место жареный исторический петух, но специальную тему создавать как-то в лом - милости просим сюда: выплёскивайте свои мысли и эмоции "на головы беспечных форумчан".​

    ====================================================================

    Суть вопроса такова. Сегодня по ТВЦ показывали репортаж о праздновании 1000-летия Литовской государственности. Помпезности - выше крыши: по этому поводу была организована кругосветная регата, участники которой на каждом углу земного шара (здорово звучит - "угол земного шара") бахвалились древностью своей родины (Литвы, то бишь). Президент Литвы (Адамкус, что ли) со слюной у рта бахвалился тем, что, мол, всякие там США насчитывают чуть более 200-т лет своей истории, а мы - великие литовцы - уже тысячу лет гордо веем "над седой равниной моря". В Литву по этому поводу приехали все северные короли и королевы ("и всякие прочие шведы" как выразился бы Маяковский) и конечно лидеры Украины и Грузии (куда без них). Все они понадарили друг другу кучу медалек и орденков за великий вклад в мировую историю. Понятно, что бабла на всё это бесшабашное празднество было потрачено... много. При этом корреспондент отметил, что в Литве самые высокие уровни инфляции и безработицы, "в честь" праздника местные рестораторы устроили какую-то забастовку (вернее, "тёмную" - просто повырубали во всех кабаках свет и зажгли свечи в знак того, что Литва возвращается во времена тысячелетней давности).

    А, теперь, уважаемые знатоки, вопрос от профессионального историка: кому и зачем это надо? Поясняю, я всю свою сознательную жизнь объясняю людям, что Литовское государство образовалось на рубеже 30-40-х годов XIII в. в ответ на первую серию "Drang nach Osten"'а. А тут мне Адамкус говорит о том, что начало государственности Литвы приходится на 1009 г. и что эта дата имеет непреходящее значение для всего человечества. Обидно... Моей профессиональной репутации нанесён непоправимый урон.

    Естественно, чтобы подсушить эту подмоченную репутацию, я немного порылся в спецлитературе - благо, эл.библиотека ею весьма богата. И нигде о 1009 г. как о начале государственности Литвы речи не идет. Только на WiKi сообщается, что первое упоминание о Литве содержится в какой-то богом забытой немецкой хронике, датированной как раз 1009 годом. И все - а дальше опять резкий скачок к Миндовгу и 1230-м годам.

    Поэтому, ещё один вопрос - если кто-то располагает тайными знаниями (типа Фоменко) или передаваемыми из поколения в поколение засекреченными источниками о начале государственности Литвы - поделитесь улыбкою своей. Приоткройте великую тайну рождения великого государства.

    Спасибо - и за то, что прочли; и за то, что ответите.
     

  2. Летом 1910 г. эскадра Балтийского флота (броненосцы «Цесаревич» и «Слава», крейсера «Адмирал Макаров», «Рюрик», «Богатырь») под командованием контр-адмирала Николая Степановича Маньковского совершала поход в Средиземное море. На борту «Цесаревича» находился великий князь Николай Николаевич со свитой, на мачте броненосца развевался великокняжеский флаг. 19 августа эскадра (без «Славы», которая из-за поломки машин осталась во французском Тулоне) зашла в черногорский порт Антивари (ныне — Бар вновь независимой Черногории) для участия в праздновании 50-летия царствования короля Николая I. Торжества проходили в столице страны Цетинье, куда и отправились русские тезки короля, Николай Николаевич и Николай Степанович. Королю был вручен российский фельдмаршальский жезл — таким образом, черногорец стал последним русским фельдмаршалом.


    После окончания торжеств эскад-ра — уже и без «Адмирала Макарова», ушедшего на Крит, где он находился до этого, — отправилась назад в Россию. Великий князь Николай Николаевич по причине неотложных дел на родине не был готов идти в обратный путь вокруг Европы на «Цесаревиче», он решил ехать домой на поезде. Чтобы высадить князя, корабли должны были зайти в принадлежавший Австро-Венгрии порт Фиуме (ныне — Риека в Хорватии). Фиуме был одной из главных баз ВМС Австро-Венгрии с мощной крепостью. Русские корабли пришли туда 1 сентября.


    Обязательным ритуалом при заходе боевых кораблей в иностранный порт или при встрече двух эскадр, принадлежащих флотам разных стран, был обмен так называемым салютом наций, состоящим из 21 залпа (для его осуществления на кораблях имелись специальные салютные пушки). Русский отряд был в Фиуме гостем, поэтому первым дал салют он.
    Крепость не ответила.
    Это было тяжелым оскорблением российского Андреевского флага и вообще России. Тем более, на борту «Цесаревича» находился великий князь. К нему и отправился за консультациями адмирал Маньковский.
    Однако Николай Николаевич повел себя в этой ситуации в высшей степени своеобразно. Оскорбление, нанесенное России, его не задело. Великий князь сказал Маньковскому, что после ухода из Антивари «Цесаревич» идет уже не под его флагом, а под флагом адмирала, следовательно, тому и разбираться в том, что произошло, и решать, как действовать. А сам Николай Николаевич сейчас просто частное лицо, которому пора на поезд. И отбыл на берег.
    Почти сразу после того, как великий князь покинул борт «Цесаревича», отправившись вершить свои великие дела, к Фиуме подошла австро-венгерская эскадра (более 20 броненосцев и крейсеров) под флагом австрийского морского министра и командующего военно-морскими силами страны вице-адмирала Монтеккуколи. Снова был необходим обмен салютом наций. Русские были гостями, кроме того, Монтеккуколи был старше Маньковского по званию. Поэтому вновь первыми салют дали русские.
    Эскадра, как и до этого крепость, не ответила.
    Это было уже открытым вызовом. Адмирал Маньковский отправился на австрийский флагман за объясне-ниями.
    На трапе австрийского броненосца русского адмирала встретил капитан 1-го ранга («капитан цур зее»), флаг-капитан адмирала Монтеккуколи. Он, как бы стесняясь, сообщил, что у австрийского командующего сейчас гости, поэтому принять Маньковского он не сможет.
    Это было третье подряд оскорбление, нанесенное теперь уже лично русскому адмиралу. Более того, когда катер с Маньковским отошел от трапа австрийского корабля, ему не дали положенный в этом случае прощальный салют.
    Вернувшись на «Цесаревич», Маньковский поинтересовался у минного офицера, в ведение которого входила и радиоаппаратура, есть ли связь с Петербургом или, хотя бы, с Севастополем. Офицер, разумеется, ответил отрицательно, слишком слабыми были в то время приемники и передатчики. Адмирал, впрочем, не огорчился. Даже обрадовался. Теперь он уж точно был сам себе хозяин.


    Между тем к трапу «Цесаревича» подошел австрийский адмиральский катер с самим Монтеккуколи на борту. Встретил его лейтенант барон Ланге, младший флаг-офицер Маньковского. Он на безупречном немецком языке сообщил, что командир русского отряда принять его светлость не может, ибо в это время обычно пьет чай. Австрийский катер отправился обратно, при этом русские положенный прощальный салют дали. Теперь оскорбление, нанесенное Маньковскому было смыто, по данному пункту стороны оказались квиты. Однако оставалось оскорбление гораздо более тяжкое, нанесенное Андреевскому флагу и, следовательно, России.
    Поэтому на австрийский флагман вновь отправился катер с «Цесаревича». На его борту находился старший флаг-капитан Маньковского, капитан 2-го ранга Русецкий. Он потребовал от австрийцев официальных объяснений по поводу того, почему ни крепость Фиуме, ни австрийская эскадра не отдали русским кораблям положенный салют наций.
    Австрийский флаг-капитан, тот самый, что раньше не принял Маньковского, теперь был очень любезен с русским коллегой. Он стал ссылаться на некие технические и служебные проб-лемы и оплошности, ясно давая понять, что очень хотел бы замять дело. Однако Русецкий передал австрийцу категорическое требование Маньковского: завтра в 8 утра, в момент подъема флага на русских кораблях, и крепость, и эскадра должны дать салют наций.
    Австриец обещал, что крепость салют даст обязательно, а вот эскадра не сможет, по плану она должна уйти в море в 4 утра. В ответ Русецкий сообщил, что ни на какие уступки русские не пойдут и без салюта в момент подъема флага австрийцев из бухты не выпустят. Австрийский флаг-капитан возразил, что их эскадра не может задерживаться. Русский флаг-капитан ответил, что изменение условий невозможно.


    Маньковский, выслушав вернувшегося Русецкого, отдал приказ своим кораблям изменить позицию. «Рюрик» встал прямо посередине выхода из бухты Фиуме, «Цесаревич» и «Богатырь» переместились ближе к берегу. На кораблях была сыграна боевая тревога, орудия расчехлены, заряжены боевыми зарядами и наведены на австрийский флагман.
    На австрийских кораблях и на берегу все это, разумеется, прекрасно видели и слышали. И понимали, что дело принимает нехороший оборот, которого они не ожидали. До сих пор неясно, оскорбили австрийцы русских намеренно или по причине бардака, которого в «лоскутной империи» хватало. Но теперь последствия были налицо.
    Дважды катер с австрийским флаг-капитаном ходил на «Цесаревича», объясняя, что австрийская эскадра обязательно должна уйти, она не может ждать до 8 утра. Маньковский оба раза заявил, что об уступках не может быть и речи.
    Русский адмирал прекрасно понимал, что в случае боя между эскадрами никаких шансов у него нет, превосходство австрийцев, с учетом орудий крепости, было примерно 10-кратным (даже если игнорировать тот факт, что к австрийцам быстро могли подойти дополнительные силы, русские же в Средиземном море никакого подкреп-ления ждать не могли). Скорее всего, не удалось бы потопить даже один корабль противника. Более того, действия русского отряда почти неизбежно становились причиной войны между Россией и Австро-Венгрией. И еще, Маньковский прямо «подставлял» великого князя Николая Николаевича, который в этот момент на поезде рассекал просторы Австро-Венгрии. Великий князь в случае начала боевых действий в бухте Фиуме автоматически становился заложником, что увеличивало вероятность перерастания инцидента в полномасштабную войну. Впрочем, судьба Николая Николаевича вряд ли волновала Николая Степановича. Возможно, он даже испытал бы некоторое удовольствие, подставив лукавого царедворца, столь равнодушно отнесшегося к оскорблению своей державы. Не исключено и то, что Маньковский вообще не подумал про великого князя. Потому что честь страны и Андреевского флага были превыше всего. Офицеров учили, что за нее надо умирать. Вести себя по-другому просто невозможно (да, был уже шестилетней давности позор сдачи адмиралов Рождественского и Небогатова во время Цусимского сражения, но большинство флотских офицеров именно позором его и считали). Поэтому три русских корабля готовились воевать с двумя десятками австрийских, поддержанных мощной крепостью.


    Ночью на обеих эскадрах никто не спал. Было видно, как австрийские корабли и крепость активно перемигиваются сигнальными огнями. В 4 утра австрийская эскадра начала разводить пары, из труб повалил дым. На русских кораблях артиллеристы ждали команды на открытие огня. Если бы австрийцы двинулись с места, она бы поступила немедленно. Только австрийцы не ушли, даже якоря не подняли. Видимо, они прекрасно осознавали свое подавляющее преимущество в данный момент в данном месте, но понимали, что по крайней мере флагмана русские изуродовать успеют. И что начинать войну, причиной которой станет их собственное ничем не объяснимое хамство, вряд ли стоит.
    Интересно, кстати, как бы пошла история, если бы фиумский инцидент действительно стал причиной начала войны между Россией и Австро-Венгрией? Насколько масштабной она бы оказалась и, главное, пришли бы на помощь Австро-Венгрии другие члены Тройственного союза (Германия и Италия), а на помощь России — другие члены Антанты (Великобритания и Франция)? То есть началась бы Первая мировая на 4 года раньше? И к «настоящей» Первой мировой ее участники были, в общем, не очень готовы, хотя «подготовительный период» между выстрелом в Сараево и началом собственно войны занял больше месяца, а здесь пришлось бы воевать буквально «с колес», поэтому состав участников, течение и исход военных действий были бы совершенно непредсказуемы. А если бы война осталась делом только двух втянутых в нее стран (хотя на нашей стороне с гарантией, близкой к 100 %, воевали бы Сербия и Черногория), то почти наверняка Россия бы одержала в ней победу. По крайней мере, в ходе Первой мировой русские почти всегда побеждали австрийцев, а уж если бы тем не помогали немцы, то в исходе войны особо сомневаться не приходится. Причем Австро-Венгрию в этом случае, скорее всего, ждала бы та же судьба, что и в реальном 1918 г., — полная дезинтеграция. В этом случае Первой мировой потом бы просто не было — Германия не смогла бы воевать в одиночку, т. е. вся история человечества оказалась бы совершенно иной, ведь именно эта война, как сейчас ясно, стала переломным моментом в истории, как минимум, европейской, как максимум — мировой цивилизации, а про российскую историю и говорить нечего.
    Впрочем, утром 2 сентября 1910 г. в бухте Фиуме люди на русских и австрийских кораблях оценить это все, разумеется, не могли, заглядывать в будущее и сейчас еще никто не научился. Они просто ждали, начнется ли бой здесь и сейчас.
    В 8 утра, как положено, команды были построены на палубах перед церемонией подъема флага. Командиры кораблей отдали привычную команду «На флаг и гюйс! Смирно! Флаг и гюйс поднять!» Правда, в этот раз за командой, если бы австрийцы повели себя так же, как и накануне, могла последовать война.
    Но этого не случилось. Как только флаги и гюйсы на «Цесаревиче», «Рюрике» и «Богатыре» пошли вверх, загрохотали салютные пушки крепости Фиуме и всех кораблей австрийской эскадры. Маньковский считал залпы. Их было двадцать один, полноценный салют наций. Русский адмирал выиграл этот бой. Он одной своей волей отстоял честь Андреевского флага и честь России. Продемонстрировав готовность пролить свою и вражескую кровь, он предотвратил кровопролитие.


    Австрийские корабли сразу начали сниматься с якорей и двинулись в море мимо русского отряда. Маньковский прекрасно знал морские обычаи. Команды «Цесаревича», «Богатыря» и «Рюрика» были выстроены во фронт, оркестры заиграли австрийский гимн. И теперь все было честь по чести. Австрийские команды тоже были построены как положено, а оркестры заиграли русский гимн. Ссориться с русскими они больше не хотели, слишком дорого это обходилось.
    4 сентября ушли из Фиуме и русские, их миссия была выполнена. Их воля оказалась сильнее воли австрийцев.
    Впрочем, может быть, надо пожалеть о том, что тогдашние хозяева Фиуме оказались не только хамами, но и трусами. Как уже было сказано, начнись война — мы бы ее почти наверняка выиграли, предотвратив, таким образом, катастрофу 1917 г. Но, видимо, хамство и трусость неразделимы, поэтому все пошло так, как пошло.
    Фиумский инцидент канул в Лету, его все забыли. Забыли и его главного героя адмирала Маньковского.
    Через девять лет, когда не было уже на планете ни Российской, ни Австро-Венгерской империй, а «Цесаревич» (переименованный в «Гражданина»), «Богатырь» и «Рюрик» гнили в Кронштадте (ни один из этих кораблей в море больше не вышел), в маленьком русском городе Ельце 60-летний вице-адмирал Николай Степанович Маньковский был арестован ВЧК и убит в тюрьме.


    В этом же 1919 г. на Балтике тральщик «Китобой», кораб-лик водоизмещением 280 т с двумя маленькими пушками, ушел от красных в Эстонию, подняв Андреевский флаг. В начале 1920 г. из-за возможности захвата эстонцами «Китобой», которым командовал лейтенант Оскар Оскарович Ферсман, до этого воевавший в армии Юденича в качестве танкиста, двинулся вокруг Европы в Крым, к Врангелю. 27 февраля он пришел на рейд Копенгагена, где стояла мощная английская эскадра во главе с линейным крейсером «Худ». Командующий эскадры приказал «Китобою» спустить Андреевский флаг, потому что Британия его больше не признает.
    Если отряд Маньковского в Фиуме уступал австрийцам примерно в 10 раз, то боевые потенциалы «Китобоя» и английских кораблей были в принципе несопоставимы. Тем не менее Ферсман отказался спускать флаг и заявил, что будет воевать.
    Конфликт был улажен находившейся в Копенгагене вдовствующей императрицей Марией Федоровной. Благодаря ей тральщик, не спустивший флага, был снабжен продовольствием и углем. Он дошел до Севастополя, принял участие в эвакуации армии Врангеля из Крыма и вместе с другими кораблями Черноморского флота ушел в тунисский порт Бизерта. Оскар Ферсман умер в 1948 г. в Аргентине.
    Маньковский ничего не узнал о своем достойном наследнике Ферсмане. А страна забыла обоих.
     
  3. 3 февраля 1945 года американская авиация начала то, что с полным правом можно было бы назвать выжиганием Японии. Жертв при этом было больше, чем в результате атомных бомбардировок…
    Эпизодические налеты на японские города авиация США совершала и ранее. Первый американский авианалет на Японию состоялся 18 апреля 1942 года, когда 16 самолетов, поднявшихся с авианосца «Хорнет», атаковали Иокогаму и Токио. Это была исключительно пропагандистская акция – необходимо было показать, что США в состоянии ответить на воздушную атаку Перл-Харбора. Позже с баз в Китае американцы бомбили Японию, но без особого успеха. Слишком уж далеко было лететь. Но в начале 1945 года после захвата Марианских островов и переноса авиабаз ситуация изменилась.Генерал ВВС США Кертис Лемэй решил применить новую тактику, которая заключалась в проведении массированных бомбардировок японских городов зажигательными бомбами. Японские города оказались уязвимы для подобных атак, большое число деревянных домов способствовало быстрому распространению пожаров.
    Самолеты Б-29 летели тремя линиями и сбрасывали напалм и зажигательные бомбы через каждые 15 метров. 3 февраля 1945 года новую тактику впервые опробовали при бомбежке города Кобе и сочли ее вполне подходящей. 23 февраля 1945 года такой способ был применен во время бомбардировки японской столицы Токио. 174 бомбардировщика Б-29 выжгли около 2,56 квадратных километров территории вместе с людьми. Чтобы закрепить успех, ночью 9 марта с Марианских островов вылетело 334 бомбардировщика. После двухчасовой бомбардировки в городе образовался огненный смерч, подобный тому, что был во время бомбардировки Дрездена.В огне был уничтожен 41 квадратный километр площади города, сгорело 330 тыс. домов, было разрушено 40 % всего жилого фонда. Температура была настолько высокой, что на людях загоралась одежда. В результате пожаров погибло не менее 80 тыс. человек, вероятнее всего более 100 тыс. человек. В ночь с 11 на 12 марта американцы бомбили Нагою. 285 бомбардировщиков сбросило на город 1700 тонн зажигательных бомб. Выгорело 5 квадратных километров городской застройки.
    Следующей целью XXI корпуса стал город Осака. В ночь с 12 на 13 марта 274 бомбардировщика уничтожили 21 квадратный километр города. Следующий налет снова пришелся на Нагою. В ночь с 18 на 19 марта город бомбили 290 бомбардировщиков. Затем американцам пришлось сделать перерыв. У них закончились запасы зажигательных бомб. Нужно было ждать, пока подвезут новые. Лишь на этом этапе бомбежек Япония потеряла более 82 квадратных километров городской застройки в четырех самых крупных городах. В огне пожаров погибло более 120 тыс. японцев. Еще более 100 тыс. человек получили ожоги различной степени тяжести. В середине июня 1945 года американское командование разработало план по налетам на 58 меньших городов населением по 100-200 тыс. человек. В течение двух месяцев американцы еще выжгли более 187 километров городской застройки. Общее количество жертв неизвестно до сих пор. Но и американцы, и японцы утверждают, что их было больше, чем в результате атомных ударов. Называют очень приблизительную цифру – до полумиллиона погибших. Считается, что 140 тыс. человек умерло в Хиросиме от взрыва и его последствий; аналогичная оценка для Нагасаки составляет 74 тыс. человек.
    Но эти цифры, опубликованные в феврале 1946 году штабом американской оккупационной армии в Японии, не учитывают умерших после февраля 1946 от лучевой болезни и других последствий облучения при взрывах. Возникает вопрос – а зачем вообще нужны были такие огненные бомбардировки, целью которых изначально были жилые деревянные дома, а не военные объекты, не промышленные предприятия? Генерал Кертис Лемэй позже заявил: «Думаю, если бы мы проиграли войну, то меня судили бы как военного преступника». Американский военный корреспондент Эрни Пайл писал: «Здесь же я очень быстро осознал, что наши солдаты видят в японцах нелюдей и смотрят на них как на нечто совершенно омерзительное, вроде тараканов или мышей». Может быть, американские генералы тоже видели в японцах нелюдей и уничтожали их соответственно?
     

  4. Ровно 315 лет назад в ходе Северной войны, сыгравшей важнейшую роль в исторической судьбе России, Украины и Швеции, пала крепость Мариенбург. Это событие впоследствии определило фигуру одного из правителей России – Екатерины I, которую можно считать наиболее загадочной персоной на троне империи. Ее загадки мучают историков до сих пор.Шведская крепость Мариенбург (ныне латвийский город Алуксне) была взята русскими войсками под командованием фельдмаршала Шереметева 25 августа 1702 года. Это был еще только начальный этап Северной войны, продлившейся более 20 лет и сделавшей Россию империей. Но именно в Мариенбурге в русский плен попала простолюдинка Марта Скавронская, которой суждено было войти в историю под именем императрицы Екатерины I.

    Если последующая судьба Марты-Екатерины, как и ее правление (кстати, весьма либеральное и просвещенное по меркам той эпохи, но не слишком успешное), историками изучена хорошо, то ее жизнь до Мариенбурга словно бы покрыта туманом. И это делает владычицу русских земель персонажем почти мистическим.

    Край загадок и преданий
    В 35 километрах от Даугавпилса находится небольшой поселок Вишки (ранее – Вышки). C виду он ничем не примечателен, но его жители горячо гордятся историческим прошлым Вишек и всерьез называют Марту Скавронскую своей землячкой. Но если спросить их, на чем именно они основывают свою веру в это, можно услышать в ответ лишь отголоски старых легенд и преданий. В них Марта предстает почти сказочным персонажем, не имеющим ничего общего с реальным человеком, действительно ходившим по этой земле свыше 300 лет назад.
    Председатель Вишкской волости и по совместительству краевед Янис Кудиньш некогда рассказывал корреспонденту газеты ВЗГЛЯД: «Наш край, вообще-то, издавна славится разными легендами. Вот там, например, – взмах руки, указующий к северо-западу, – стоит знаменитое Чертово дерево. Оно необычно само по себе – очень редкий для наших мест вяз. Под ним, как рассказывают, в стародавние времена разбойники закопали клад. Многие его пытались добыть, да никому богатство так в руки и не далось. А вот под этими развалинами, говорят, лежит настоящая мумия. Ее похоронили здесь по распоряжению императрицы Екатерины I, нашей землячки. Чья мумия – за давностью лет забылось».
    Происхождение будущей императрицы являлось загадкой даже в XVIII веке. Младший современник Петра I Франц Вильбуа, принятый на русскую морскую службу и написавший «в стол» записки о жизни супруги великого императора, так сообщал на этот счет: «Начнем с ее происхождения и ее рождения, которые были абсолютно неизвестными для всех и (если этому захотят поверить) даже для нее самой в течение всей ее жизни и жизни ее мужа. Несмотря на поиски и расследования, которые этот государь проводил в течение свыше 20 лет, он не смог получить никаких сведений по этому поводу».Впрочем, уточнить кое-что все-таки возможно.

    По словам Яниса Кудиньша, приблизительно в 1684 году Молы пригласили из Риги пастора Иоганна Эрнста Глюка (Глика). Глюк – человек, которого в Латвии до сих пор помнят и почитают как просветителя латышского народа. Он был богословом и педагогом, впервые перевел Библию на латышский язык. В том самом Мариенбурге-Алуксне, сыгравшем в судьбе Марты большую роль, до сих пор показывают два дуба. Один из них Глюк посадил в ознаменование работы над переводом Библии, второй – в честь ее окончания.

    Замечательна во всех отношениях
    Как некогда за Гомера соперничали семь городов, так и за право считаться местом рождения Марты Скавронской Вишки спорят с Мариенбургом, с Кегумом (Кегумсом), с Крейцбургом (Крустпилсом) и с эстонским Дерптом (Тарту). Вышеупомянутый Вильбуа придерживался последней версии: по его словам, Марта родилась в Дерпте в 1686-м, в том же году ее крестили в католическом костеле.
    «К этой религии принадлежали ее отец и мать (крестьяне-беженцы из Польши), которые, несомненно, были крепостными или рабами, как и все крестьяне в Польше. Оттуда они переехали в Дерпт, маленький городок в Ливонии. Здесь нужда заставила их поступить в услужение, чтобы зарабатывать на жизнь. Они жили поденной работой до того времени, когда из-за чумы, охватившей Ливонию, решили уехать, чтобы избежать этой страшной напасти. Они переселились в окрестности Мариенбурга, где вскоре оба умерли от чумы, несмотря на все предосторожности. После них осталось на воле Божьей двое малолетних детей: мальчик, которому едва исполнилось пять лет, и трехлетняя девочка. Другая их дочь осталась в Дерпте. Мальчик был отдан на воспитание одному крестьянину, а девочка – на попечение кюре, местному священнику. Вскоре этот священник и все члены его семьи умерли, бросив это несчастное создание и не успев оставить никаких сведений ни о ее рождении, ни о том, как они взяли ее к себе», – пишет француз.
    Когда Эрнст Глюк, являвшийся пастырем этой провинции, узнал о бедствии, постигшем Мариенбург, он отправился туда, чтобы оказать жителям всяческую помощь и духовное утешение. «Этот архипастырь начал свою поездку с дома покойного кюре и нашел там несчастную девочку, которая, увидев его, побежала ему навстречу, называя его отцом и прося есть.

    Тронутый состраданием, он спросил, чей это ребенок, но никто ему не мог сказать это. Он навел справки во всей округе, спрашивал всех, не знает ли кто ее родителей, чтобы отдать ее им. Но поскольку никто ничего о ней не знал и никто ее не требовал, он был вынужден взять на себя заботу о ребенке. Она сопровождала его в течение всей его поездки, и в конце концов они прибыли в Ригу – основную его резиденцию», – продолжает Вильбуа.
    В дальнейшем, по словам француза, Глюк препоручил Марту заботам своей жены – и та воспитала ее вместе со своими двумя дочерями примерно того же возраста. Потом Марта вплоть до совершеннолетия проживала у Глюков в качестве служанки.Дальнейшее более-менее известно. Марту выдали замуж за шведского драгуна-трубача Иоганна Крузе – вскоре его отправили на войну, где он сгинул без вести. Оставшаяся дожидаться его в Мариенбурге вдова стала одним из «трофеев» русской армии, привлекла внимание главнокомандующего Бориса Шереметева, но у него красивую девушку «позаимствовал» светлейший князь Меншиков. Оттуда уже было рукой подать до встречи Марты с царем Петром и брака с ним.

    То, что простая девушка прельстила властелина огромной страны, возможно, объясняется тем, что и сама Марта была личностью замечательной. Латышская писательница и историк Хелма Хансоне пишет о ней:«Марта, как и все женщины Селии (юго-восточная часть нынешней Латвии – ВЗГЛЯД), была маленького роста, с черными волосами. Она была выносливая (отправилась с Петром на войну с турками), сообразительная (именно Марта, подкупив турок своими украшениями, помогла Петру спастись, заставив турецкого визиря подписать договор о перемирии). Для Петра она была необыкновенной женщиной. Необразованная (однако быстро осваивавшая уроки, которые ежедневно брала), простого происхождения, Марта сумела очаровать царя, избалованного женским вниманием. И смогла очаровать его не только как женщина, но и как целительница, так как помогала ему справляться со страшными головными болями во время приступов эпилепсии. Поэтому Петр остался вместе с Мартой, она родила ему восьмерых детей, в 1712 году они обвенчались. Подтверждением привязанности Петра к жене служит орден св. Екатерины, который Петр вручил супруге на день ангела».

    «Мол, отец у нее был Самуил»
    Изучением альтернативной гипотезы о вишском происхождении Марты занималась латгальская журналистка Зигрида Соме. С ней, умершей месяц назад, к большому сожалению, поговорить нельзя, но остались собранные ею материалы. Одна из записанных Зигридой легенд гласит:«Настоящее имя российской императрицы Екатерины – Крауклю Марта. Она была ведьмой. Всех ведьм зовут Крауклю Марта. Ее дедушка Крауклис жил в Эзервишках. Марта была красивой девушкой. Ее мать, девушка из Эзервишек, встретила польского офицера, красавца Скавронского, и в Янову ночь на Боровском городище был зачат ребенок, дитя любви, девочка.
    Этого ребенка ждала большая судьба...»Найти вышеупомянутое городище без проводника в настоящее время трудно. Свернув около озера Вирогна, нужно пересечь речку Вордовеня, течение которой в свое время специально изменили, чтобы она опоясывала городище.В здешних окрестностях находится и местечко Путани, где с таким же трудом можно отыскать фундамент, оставшийся от старинного храма. Согласно одному из сказаний, собранных Соме, в этом храме крестили Марту Скавронскую.Как отмечала журналистка, вишкские помещики Молы в свое время всячески популяризировали версию о местном происхождении будущей императрицы. «К этой версии относится также рассказ о том, как Екатерина гостила у Молов на родине в 1708 году, о встрече с дедушкой и оставленных ему в подарок янтарных бусах; о том, как Екатерина предавалась воспоминаниям в родном храме в Путани, где когда-то ее крестили», – писала она.
    Соме подчеркивает, что тогда действительно существовал торговый путь, которым через Вишки можно было уехать в Россию.За честь считаться родиной Марты с Вишками готов спорить и пригород Даугавпилса Калкуны. Даугавпилсский краевед Юрий Чертов отмечает: «По крайней мере там проживали ее тети и дяди». И сетует на запутанность домыслов о национальности родителей Марты. По некоторым толкам, ее мать была любовницей ливонского дворянина фон Альвендаля.

    «Мол, отец у нее был Самуил, а у прибалтийских народов такого имени нет. Да, Самуил – древнее еврейское имя, такое же, как и Григорий, Михаил, Борис. Такое имя есть в православных и староверческих святцах», – отмечает Чертов. Некоторые настаивают, что Марта не могла происходить из семьи простолюдинов – дескать, наличие фамилии свидетельствует о принадлежности к дворянству. Однако даугавпилсский краевед Александр Дмитриев заявил газете ВЗГЛЯД, что это еще ничего не доказывает.
    «В ту пору, в конце XVII века, европейское крестьянство уже обзаводилось фамилиями. Сама фамилия Скавронских – она, конечно, скорее свидетельствует о человеке польской или литовской национальности. Неудивительно: на тот момент наш край Латгалия принадлежал Речи Посполитой и носил название Польская Ливония или Инфлянты Польские. На тот момент среди крестьян уже попадались и лично свободные люди, арендовавшие земли у помещиков и несшие разные повинности. Само население края состояло из немцев, поляков, латгалов, белорусов и русских староверов. Впрочем, я не исключаю, что Марта и в самом деле родилась где-то близ Дерпта, но потом ее родители перебрались в наши места», – предполагает Дмитриев.

    Хелма Хансоне отмечает, что в легендах о Марте можно выделить два ее образа. «Один из них ранний – целительница Крауклю Марта, обладавшая сверхъестественными способностями, которую называли ведьмой. Второй, более поздний – «хорошая императрица Екатерина», – пишет Хансоне, по словам которой, образ простой латышской девушки, воссевшей на престол могучей империи, навечно остался в легендах здешнего народа.К слову, сама Екатерина-Марта не забывала о своих родственниках, оставшихся в Латгалии. В 1726 году она распорядилась перевезти в Петербург сестер Анну и Христину и брата Фридриха с семьями (впрочем, по одной из версий, они приходились Екатерине не родными, а двоюродными).Князь Никита Иванович Репнин, руководивший поисками императорских родичей, дал Христине Скавронской и ее мужу нелестную характеристику, заявив, что оба они «люди глупые и пьяные». Видимо, из всего рода Скавронских Провидение сочло нужным осыпать всеми своими дарами одну лишь Марту.
     

  5. Для вывода активов СССР под управлением Веселовского и содействии Кручины создана сеть компаний под руководством главного технолога НПО Каучук – каинита М. Хотимского.Н. Кручина выделил М. Хотимскому 400 млн. рублей для создания там четырех фирм: малого предприятия «Галактик», ООО «Джебрус», фирмы «Холдинг ЛТД» и «Московской муниципальной ассоциации», которыми руководили жена Хотимского и ее брат В. Кравец.Затем были созданы СП «Коминг ЛТД» и фирма АИС.

    Госпереворот 2017 в России. Развалив СССР, сионисты вывезли из нашей страны 1 триллион 775 миллиарда $ США20 марта 2017 | Новости, Закон, Президент, Политика, Россия, Армия, История России, Народ, ИмигрантыДля вывода активов СССР под управлением Веселовского и содействии Кручины создана сеть компаний под руководством главного технолога НПО Каучук – каинита М. Хотимского.Н. Кручина выделил М. Хотимскому 400 млн. рублей для создания там четырех фирм: малого предприятия «Галактик», ООО «Джебрус», фирмы «Холдинг ЛТД» и «Московской муниципальной ассоциации», которыми руководили жена Хотимского и ее брат В. Кравец.Затем были созданы СП «Коминг ЛТД» и фирма АИС.Холдингом ЛТД руководил уволенный из КГБ – каинит Гребенщиков, задачей которого было следить за активами новых миллиардеров, и получать кредиты в зарубежных банках.Гребенщиковым было получено на Западе кредитов на суммы в 100 миллиардов долларов на 10-12 лет, которые тут же на Западе оседали на частных счетах подставных лиц, а эта сумма кредита потом значилась как: долг России перед иностранными государствами...В Швейцарии этой группой лиц была создана компания «Сеабеко» под руководством Бориса Бирштейна, которая была связующей с указанными выше компаниями в СССР.
    Бывший сотрудник КГБ – каинит Максад под управлением Веселовского через компанию «Лесинвест», созданную в Ленинграде вывел, 5.5 млрд. $ в США.Веселовский вывел через свои компании 12.5 млрд. $, куратором всех этих операций был первый заместитель председателя КГБ СССР – каинит Бобков Ф.Д., для осуществления этих операций был создан банк «Мост-банк», под управлением каинита Владимира Гусинского.На эти фирмы в их стартовый капитал было переведено из бюджета 3 млрд. рублей, а это 2.5 млрд. долларов, в то время, когда все банки СССР вместе, имели всего 2 млрд. $ США. Мост банк, а затем банк «Онексим банк» были основными, через которые и уходили деньги на Запад в переходный период 1989-92 годы.

    ПГУ КГБ при содействии Вeceлoвского создало концерн АНТ, назначив его директором сотрудника КГБ каинита Ряшенцева, который занимался торговлей оружием с секретных складов КГБ, зарабатывая десятки миллиардов долларов, продавая танки и другое вооружение, а денежные средства перечислял на счета номенклатуры.Всего за несколько месяцев Веселовский, под контролем Кручины, за счет средств СССР и КПСС организовал и создал 1.453 совместных предприятия с иностранными фирмами, акционерных обществ со смешанным капиталом, вложив в коммерческие структуры выданные ему для этих целей по распоряжению Кручины государственных средств в сумме 14 млрд. рублей и 5 млн. $ США.Только в СССР было создано около 600 организаций, которые занимались выводом активов за рубеж и прятали их в зарубежных банках, обменивали валюту, занимались вывозом золота, алмазов, нефти и создавали тайники в России.
    Всё проходило, под контролем Бoбкова, а потом его заменил Грушко. Геращенко и Кручина, направили миллионные средства для учреждения коммерческих банков «Компартбанк» в Алма-Ате.В Ленинградский обком было направлено 50 млн. руб. для учреждения нового банка «Россия». 27 июня 1990 г., в Государственном банке СССР зарегистрирован за N 328 коммерческий банк «Россия» с уставным фондом 31 млн. рублей. Основным учредителем банка стало Управление Делами Ленинградского областного комитета КПСС.

    Аналогично создан «Главмостстройбанк» в г. Москва за счет средств Госбанка СССР. Павлов для осуществления своей преступной деятельности в конце 90-х годов стал использовать концерн «Симако» и весь ВПК, который производил все виды оружия. Возглавлял НПС и концерн «Симако» член ЦК КПСС каинит Аркадий Вольский.Концерн занимался широкомасштабными делами. С помощью Павлова они торговали военными секретами страны, в результате чего им удавалось обменивать рубли на доллары по курсу – 1,8 руб. за доллар.Продавали крупные партии оружия и военного снаряжения, участвуя и в других весьма сомнительных операциях. Этими операциями руководили Бобков, Грушко и Крючков.
    В 1986 г., по согласованию с председателем КГБ В.А. Крючковым и управляющим делами ЦК КПСС Н.Е. Кручина – гражданин В.И. Гладышев учредил за границей фонд «Гладышева». Счета фонда были открыты во многих банках Запада и в ЦБ СССР.Главным бухгалтером фонда был назначен В.Л. Геращенко. Он же, являясь председателем ЦБ СССР, был назначен банковским офицером по счетам этого фонда.В фонде Гладышева были сконцентрированы финансовые активы и пассивы СССР, Царских и Княжеских родов России, находящиеся в заграничных банках. Курировал все финансовые потоки этого фонда Гладышева, кроме Геращенко член политбюро ЦК КПСС, а в последующем советник по финансам президента РФ Ельцина В.В. Деменцев.

    Золотопромышленник Туманов, через разветвленную сеть своих артелей в конце 80-х годов активно вывозил золото на Запад. В 1989-1991гг., большие партии алмазов вывозились через фирмы ЗАО «Феникс» (руководитель Щетинин) и МП «Зодиак». Последняя создана в апреле 1991 г., где одним из учредителей и генеральным директором был А.Д. Синицын.После развала СССР фирма МП «Зодиак» преобразована в ООО «Зодиак-К» и ООО «Зодиак Инвест», находящиеся в г. Ялта (Крым).Через ООО «Зодиак-К» уже в 1997-1999гг., похищались алмазы и нефть, с использованием фирм ЗАО «Грань», ЗАО «Кратон», ЗАО «Татнефь-Кратон», ЗАО Татнефть-НН», ОАО «Сувар», АСЭР «Тан», ООО «Даймонд-Тан», ООО «Кадик-Центр» и ООО «Учредитель Лтд», находящиеся в Татарстане, Архангельской области и Якутии.
    На проданные от алмазов и нефти денежные средства, направлялась на строительство в Крыму в поселке Цесели 11 дач, каждая стоимостью не менее 1.5 млн. $ США. Владельцами этих дач стали лица Ельцинского периода, а именно: Лужков, Шаймиев и его сыновья, Сафаров, Нафиев, Муратов, Юсупов (по кличке Дракон), Н.У. Маганов и др.Денежные средства от продажи нефти и алмазов уходили так же на личные счета в зарубежные банки членов «Семьи» и руководителям Чечни.

    В.С. Черномырдиным (Шлеером) – бывшим в тот период министром нефтегазовой промышленности СССР 5 мая 1991 г. в г. Новый Уренгой Тюменской области, был создан и зарегистрирован «Фонд социальной защиты молодежи Кононевича» (сокращенно «ФСЗМ»). Руководителем фонда был назначен внебрачный сын В.И. Гладышева – Е.И. Кононевич.Устав «ФСЗМ» был согласован и утвержден председателем КГБ СССР В. Крючковым, управляющим Делами ЦК КПСС Н. Кручиной и министром финансов СССР В. Павловым. Данный фонд был поставлен на учет в ФРС США, в организациях ООН и Президента СССР.Е.И. Кононевич от имени «ФСЗМ» открыл счета фонда в ФРС и открыл расчетный счет № 467240 в Коммерческом банке «Флора – Москва», корреспондентский счет № 161231 в Центральном региональном управлении ЦБ РФ.
    Все проводки по валютным сделкам фондов Гладышева, «ФСЗМ» контролировались Геращенко, который в фонды «Гладышева» и «ФСЗМ» назначил бухгалтерами и финансовыми директорами членов из состава группы «Z» и своих родственников.Через засекреченные корреспондентские счета, фондов Гладышева, фонда «ФСЗМ», в основном из Тюменской области в начале 90-х годов, нефть направлялась на Запад под контролем каинита В.С. Черномырдина (Шлеера).

    Денежные средства от продажи через эти фонды нефти, в 1990-1998гг, вначале зачислялись на счета этих фондов, а затем через оффшорные зоны оседали на личных счетах в Западных банках. На счетах фонда «ФСЗМ» в Югорском банке Москвы находились накопленные Е.И. Кононевием в 1991-94гг., – 750 млн. $ США, полученные по нефтяным контрактам, контролируемые В. Черномырдиным.После перевода денежных средств фонда «ФСЗМ» на счета банка Югорский после убийства в 1995 г., президента этого банка Ю.Я. Кантора, а затем и его брата И.Я. Кантора, этот банк был ликвидирован, а накопленные денежные средства ушли к Черномырдину.Денежные средства этого фонда «ФСЗМ» также хранились в банке «Флора – Москва» на корреспондентском счете № 161231.Е.И. Кононевичем в Венском отделении банка «Голандий» на кор/счете Фонда «ФСЗМ» были накоплены несколько сот миллионов долларов США, связанных с нефтяными контрактами, заключенными фондом в 1989-94гг. с компаниями в Тюменской области.
    После развала СССР Фонды Гладышева и «ФСЗМ» под управлением Кононевича стали основными источниками для накопления капиталов за границей, преступной группировки, которую возглавил Ельцин.25 декабря 1991 года Б.Н.Ельцин через Совет безопасности назначил Е.И. Кононевича ответственным за формирование валютных запасов уже не в ЦБ СССР, а в ЦБ РФ. Е.И. Конононевич был назначен Ельциным постоянным членом Совета Безопасности России.

    Кроме того, Е.И. Кононевич по согласованию президента России Ельцина с президентом США Бушем – старшим, был назначен постоянным членом Монитарного Комитета при Федеральной Резервной системе США.По Указу Б.Н.Ельцина за № 335 от 30.12.1991 г., и на основании Постановления Правительства № 90/91/92 от 31.12.1991 г. В.Л. Геращенко разработал секретную Инструкцию ЦБ РФ 031/033 от 30-31.12.1991г: «О формировании валютных резервов на Западе».На момент подписания данного Указа на счетах СССР в банках Запада числилось вывезенных к этому времени валюты, золота, платины и других драгоценных металлов и ценных бумаг (золотой запас) на Запад на сумму 1 триллион 775 миллиарда $ США.Эта сумма была зафиксирована С.И. Поспеловым – назначенным лично Геращенко, как учетчиком вывезенных активов на Запад.
     
  6. Продолжение

    Во главе Госбанка СССР царь иудейский Каганович поставил каинита Геращенко Виктора Владимировича (р. 1937), которого готовил к развалу СССР ещё каинит Хрущёв-Перлмуттер. Для этого в 1961 г. засунул его во Внешторгбанк СССР.

    Следующий каинит Брежнев-Будиловский отправил «Геракла» Геращенко на стажировку в Англию, где с 1965 г. он стал директором Московского народного банка в Лондоне, а также по совместительству председателем правления «Ost-West Handelsbank» (ФРГ) и других банков за рубежом.В 1989 – 1991 гг. Геращенко стал председателем правления Госбанка СССР, а в 1992 – 1994 гг. – Центробанка РФ.В 1990 году Госбанк СССР через своё Парижское отделение зарегистрировал фирму Геращенко «Фимако» – на Нормандских островах, в Оффшорной зоне. Там отмывали деньги наркобароны из США и многочисленные аферисты из Европы. Управлялась эта фирма Евробанком и через неё на Запад уходили миллиарды советских денег вплоть до 1999 г.Госбанк СССР оплачивал английскому каиниту Максвеллу (капитан Боб) бумагу и полиграфические расходы по ценам мирового рынка. Книги печатались в Москве, ГДР или Чехословакии по безвалютному расчету. Валюта оседала на счетах каинитской номенклатуры, а 15% оставалось самому Максвеллу, который, используя связи с мировыми банками и владея акциями многих из них, помогал зарабатывать валюту с помощью «трансфертных операций».

    Максвелл позволил своим фирмам, в частности, японской компании «Икэгами Цусинки» и телеканалу новостей «Си-Би-Си» реализовывать печатные издания КПСС и в последующем рекламировал покупку советского рубля на западе.Максвелл привлёк швейцарского финансиста, подконтрольного Ротшильдам, каинита Шмидта из фирмы «Бюрогемайншафт», занимавшегося посредничеством в «тёмных делах» по миру.Шмидт – представитель Джейкоба Ротшильда в Москве – вёл переговоры с людьми Кагановича: министром финансов СССР Валентином Павловым и управляющим Госбанком Геращенко – о продаже и изъятии из оборота СССР 280 млрд. рублей.Шмидт был опытным финансистом и знал, что в СССР в тот период в обращении находилось всего 139 млрд. рублей, и, получив предложение Павлова о продаже 280 млрд. рублей, понял, что часть денег выведут из обращения, а большую часть напечатают.Павлов, Геращенко и Шмидт пришли к соглашению о совершении сделки о продаже на Запад всех 280 млрд. руб. и договорились действовать в четыре этапа, а именно:

    • Первый этап – деньги вывозятся в декабре 1990 г. – 100 млрд. руб. за 5,5 млрд. $.
    • Второй этап – в январе 1991 г. – 25 млрд. руб.
    • Третий этап – в мае 1991 г. – 15 млрд. руб. За второй и третий этапы – 2 млрд. $.
    • Четвертый этап – в июле 1991 г. – 140 млрд. руб. за 4,5 млрд. $.
    И всего за 12 млрд. $. США – 280 миллиардов рублей.
    Фактически, Шмидт, как он сам выражался, купил Советский Союз всего за 12 млрд. $ США, являясь соучастником в хищении этой денежной массы Русских денег международным преступным сообществом в лице каинитов: Павлова, Геращенко и Орлова, которые этой сделкой привели СССР к полнейшему хаосу и краху, а всю «вину» свалили на Горбачёва, который не был в курсе происходящего у него за спиной.Валентин Павлов лично в 1990 году был в Швейцарии инкогнито и ту поездку совершил с поддельным паспортом, не имея никаких контактов ни с Советским посольством в Берне, ни со Швейцарскими властями, а в Цюрихе состоялись его тайные встречи со Шмидтом и руководителями Швейцарских, Немецких, Французских и Британских банков.Каганович продолжал свой сценарий и в конце января 1991 г., уже новый министр финансов СССР В. Орлов также совершил поездку в Швейцарию по поддельным документам, где имел встречи с представителями финансовых кругов США и Европы.Кроме вопроса о механизмах перевода на Запад денежных средств, Орлов сообщил, что правительство хотело бы продать значительное количество золота, бриллиантов, платины.Почти все рубли управделами Кручина вывез через Госбанк в Швейцарию.

    Поэтому накануне августовского переворота 1991 г., каинитами были «убиты два зайца». Первый – создан хаос в стране с огромным недовольством против Президента. Второй – выручено за 280 миллиардов рублей 12 миллиардов долларов.Эти доллары каиниты использовали на подкуп ключевых каинитов-силовиков, которым открыли валютные счета за границей. На них перевели эти 12 млрд долларов и «трудоустроили» их детишек, чтобы папашки не боялись и активней приняли участие в заговоре против Президента Михаила Сергеевича Горбачёва.
     

  7. Вот почему сынок председателя КГБ Крючкова после развала СССР возглавлял разведслужбу Швейцарии, сынок Павлова работал в банке Люксембурга, а дочь в филиале банка Ватикана в Сан-Марино. Так же сыновья и дочери других заговорщиков «трудятся» в разных мировых ТНК.

    А, например, Татьяна Дьяченко возглавляет аж целый мировой Траст – один из трёх, внутри которых находятся все страны мира со своими экономиками.Ущерб СССР от этой афёры привёл к обесцениванию 360 млрд. рублей трудовых сбережений 285 миллионного народа СССР, лежавших в сберкассах; полностью разрушилась финансовая система страны, приведшая к развалу СССР.Такую денежную массу печатали по тайному распоряжению Кагановича, Геращенко и Павлова, «как бы» для финансовой реформы в СССР. Её каиниты «для вида» начали, внезапно объявив «об обмене» старых 50 и 100 рублёвых купюр на новые. За три часа до ввода их в обращение. Чем застали врасплох честных граждан, которые потом за большие откаты тем же каинитам вынуждены были терять свои кровно нажитые деньги, хранившиеся дома.

    Но для этой афёры внутри СССР, была использована малая часть свежих напечатанных денег, а львиная доля этих самых новых 50, 100 и 500 рублёвых купюр была ввезена в Швейцарию.Ещё в 1985 – 1987 гг. 1 доллар США в международных расчётах стоил 0,6 рубля.В 1990 г. один доллар уже стоил 3,6 рубля, а в 1991 г. каинитский преступный спрут во главе с Геращенко обрушил Советский рубль до предела, и 1 доллар стал стоить 18 рублей.После развала СССР и выброса Западом скупленных у Геращенко рублей на мировой рынок соотношение валют в 1992 г. упало до уровня за 1 доллар – 1000 рублей, а в других республиках СССР ещё больше.
    Например, в 1985 – 1987 гг., нефтеперерабатывающий завод стоил 500 млн. рублей, то есть – 790 млн. долларов, по курсу того времени. А в 1992 г. этот завод стоил всего 500 тысяч долларов.​

    Россию с помощью внутренних врагов страны – каинитов, «иностранцы», в основном каиниты западные, стали скупать по дешёвке, становясь владельцами богатств СССР. Это привело в итоге к тому, что 80% всех богатств России оказались в руках международных каинитов.
     

  8. Была создана золотая основа обесценивания рубля. Но главное, – была создана почва для хозяйственной неустойчивости Советских предприятий. И на этой основе постановлением № 290 от 27 января 1990 г. была разрешена аукционная продажа товаров (машины до 100 тысяч вместо 10 тысяч и т. д.), где 50% отводилось Союзу, 22% – республике, 20% – Госснабу СССР, 10% – местным советским боссам, 10% – производителю и 10% – комиссионных – продавцу.
    Это уже не было спекуляцией, а оформлялось как «торговая сделка» из кармана покупателя.Каинитская номенклатура КПСС вывозила золото и просто депонировала его в Западных банках Германии, Швейцарии, Люксембурга, Греции, Австрии и других странах.Выбрасывая сотни тонн золота на продажу, каинитская верхушка, получая за него твёрдую валюту – доллары США, – размещала их в Западных банках.После массовых и объёмных продаж золота из СССР, биржи лихорадило, и цена на золото резко падала. По оценкам западных экспертов, КПСС поставила золото различным коммунистическим режимам многих стран, в количестве не менее 200 тонн золота.
    Кроме обычных и тайных, осуществлялись и продажи золота по резко заниженным ценам.В 1990 году СССР выбросил на рынок золото по баснословно низкой цене. При цене на тот период в 13 долларов за один грамм СССР продал за рубеж 234 тонны золота по цене 7 рублей за грамм, получив 1639 млрд. $ вместо 3042 млрд. $. Потеря в 1.404. млрд. $ «оказалась» на тайных счетах преступного каинитского сообщества.Такие действия обрушили цены на мировом рынке, ведь цена золота за одну унцию (31 грамм) упала с 412 до 350 долларов.

    В мае-августе 1991 г., готовя переворот в СССР, каинитами тайно было вывезено ещё 315 тонн золота на 4 млрд. $. Причём, весь вывоз золота, как и сам переворот, уже курировал другой царь иудейский – Киршблат-Примаков, которому незадолго до своей смерти, Каганович передал этот титул.В период с конца августа по декабрь 1991 года – каинит Геращенко через «Внешэкономбанк» попытался вывезти и заложить в западные банки 100 тонн золота, но они оказались предметом претензий со стороны «третьих сторон».Тогда по поручению Геращенко агенты группы «Z» рейсами Аэрофлота 01.10.1991 г. вывезли во Франкфурт 521 килограмм золота, в Токио – 1427 кг, в Амстердам – 422 кг, затем уже 13.11.1991 г. рейсами Аэрофлота было вывезено в Варшаву – 877 кг, в Цюрих – 1532 кг и т.д.
    Только за полтора месяца, было вывезено из СССР самолётами ещё не менее 6 тонн золота и платины, а в октябре-ноябре 1991 г. круизными теплоходами по Волге затем по Черному морю на Запад вывезено еще 300 тонн золота и 12 млрд. $ валютного резерва.Золото, алмазы и валюта вывозились на самолётах из Москвы и через столицы других союзных республик, задействованы были даже подводные лодки.В то время на мировом рынке один грамм золота стоил 14 долларов. Госбанк СССР отпускал Мифину СССР золото по цене 1 рубль за 1 грамм.Но рубли продавали европейским каинитским преступниками по цене 5,5 цента за 1 рубль, то есть за 1 доллар платили 18 рублей. Значит Минфин, купив в Госбанке у Геращенко 300 тонн золота за 300 миллионов рублей мог бы затем продать это золото на мировом рынке по 14 долларов за 1 грамм и получить от этой сделки 4,2 миллиарда долларов.

    Вычтя затраченные на покупку золота 300 миллионов рублей, что составляло всего лишь 16,6 миллиона долларов, прибыль от афёры составляла 4,183 млрд. $, которую затем разместили в западных банках на личных счетах.Часть таких средств оседала в крупных Европейских банках, таких как «ЭйроБанк» в Париже или «Оствестхандельсбанк» во Франкфурте.Другая же часть оседала в более «мелких» банках, как «Восток Хандельсбанк» в Цюрихе, который в последствии лопнул с убытками в полмиллиарда Швейцарских франков.Такие банки служили тактическим целям и в определённое время их банкротили, выкачав предварительно деньги на личные счета в другие банки.

    Внешнеторговый банк СССР весной 1991 г. открыл в Цюрихе несколько очень крупных долларовых счетов. Эти деньги были переведены в Цюрих из Москвы через Кипр, но счета через несколько месяцев были закрыты ввиду того, что его директоры были уличены правоохранителями Швейцарии в коррупции.
     

  9. 27 марта 1953 года был подписан указ Президиума Верховного Совета СССР «Об амнистии», благодаря которому нас свободу вышло более 1 миллиона заключенных. На долгие месяцы наша страна столкнулась с невиданным разгулом преступности.

    Просчитались
    Лаврентий Берия, ставший инициатором проекта амнистии, убеждал правительство, что из 2,5 миллионов заключенных ГУЛАГа лишь 220 тысяч человек являются особо опасными государственными преступниками. Остальных было бы целесообразно выпустить на свободу, увеличив тем самым количество рабочих рук.
    Согласно Указу из мест заключения надлежало освободить 1,203 млн. человек, однако, к августу 1953 года вышло чуть менее 1,032 млн., среди которых преобладали сужденные за должностные хозяйственные и некоторые воинские преступления, а также несовершеннолетние, престарелые и больные заключенные. Впрочем, даже такого контингента преступников хватило, чтобы криминогенная обстановка в стране резко ухудшилась. Уже 2 июля 1953 года опомнившиеся власти постановили: если освобожденные по амнистии продолжают вести паразитический образ жизни и не занимаются общественно-полезным трудом, то амнистия для них отменяется, и они обязаны продолжить отбывание назначенного им наказания.

    Пугающие цифры
    Уголовная преступность в 1953 году по сравнению с предыдущим выросла более чем в 2 раза: с 153 199 до 347 134 правонарушений. К примеру, если в 1952 году в Ленинграде было зафиксировано 5945 преступлений, то в 1953 году их стало 8065. В Москве число криминогенных случаев возросло на 75%. Всплеск преступности во многом был спровоцирован большим притоком амнистированных в плотно заселенные регионы. Так в полуторамиллионную Пензу разом нагрянуло более 1000 бывших «зэков», многие из которых вернулись к своему традиционному ремеслу: грабежам, разбоям и убийствам. Особенно гражданам досаждали хулиганы, чьи выходки составляли до 50% среди других видов преступлений амнистированных.

    Исключение из правил
    Примечательно, что при таком количестве подлежащих амнистии заключенных многие, осужденные по клевете, ошибке или идеологическим соображениям, продолжали отбывать наказание. Вячеслав Харитонов свой срок коротал в ВЯТЛАГе. Бывшего милиционера осудили в 1951 году на десять лет по ложному доносу. Харитонов допрашивал вора, укравшего чемодан, однако и не подозревал, что вскоре сам окажется за решеткой. Вор решил поквитаться со своим обидчиком и обвинил милиционера в антисоветской пропаганде. Харитонова объявили врагом народа и по статье 58 – «особо опасные преступники» – отправили в лагерь. Выйти на свободу надежды не было: амнистия на политзаключенных не распространялась. Однако дело бывшего милиционера было пересмотрено. Выяснилось, что приговор подписывал замминистра госбезопасности, которого признали изменником родины. В конце лета 1953 года Вячеслав Харитонов благодаря счастливому стечению обстоятельств вышел на свободу.

    Забаррикадироваться и не выходить
    Да, среди амнистированных были невиновные, но еще больше было уголовной «шушеры» – воров, мошенников, насильников, – которая загремела в лагерь не на долгий срок. За короткий период пребывания в неволе они не только не отвыкли от своих старых привычек, но и, как оказалось, соскучились по «настоящему делу». Неслучайно весной-летом 1953 года вся эта криминальная масса двинулась в «хлебные» районы, где были деньги и обеспеченные граждане. За короткое время криминогенная ситуация в некоторых регионах СССР достигла критического уровня. Некоторые населенные пункты на время полностью перешли под власть бывших арестантов, превратились в «горячие точки». Так было в Улан-Удэ и Магадане. Власти призывали граждан забаррикадировать двери, окна и даже носа на улицы не совать. Очевидцы вспоминали, как по утрам собирали трупы: граждан, погибших от рук бандитов или рецидивистов, павших под пулями правоохранителей.

    «Криминальные поезда»
    1953 год донес до наших дней ряд историй о железнодорожных составах захваченных «зэками», которые совершали массовые налеты на встречающиеся по ходу движения поезда станции. Реакция властей, как утверждают свидетели, была незамедлительной — «отморозков» блокировали войсками и уничтожали на месте. В одну из июльских ночей 1953 года нечто похожее произошло под Казанью. Поднятым по тревоге курсантам военного училища выдали оружие, боеприпасы, а затем доставили их на полустанок, расположенный рядом с городом. Как выяснилось, там остановился грузовой поезд, в котором было свыше тысячи амнистированных уголовников. Преступники вырвались на свободу и разбежались по поселку, попутно грабя, насилуя и убивая не успевших опомниться граждан.
    Служащие армейской дивизии и двух военных училищ с работниками органов внутренних дел окружили поселок и постепенно, сужая кольцо, вынуждали уголовников вернуться в вагоны. Оказывавших сопротивление расстреливали на месте. Были жертвы и среди военнослужащих. Для большинства заключенных амнистия на этом закончилась.

    Хаос на окраине
    В некоторых районах страны царил форменный беспредел. Бывший сотрудник Министерства Юстиции СССР Надежда Куршева отмечала, что в июне 1953 столица Бурят-Монгольской АССР Улан-Удэ превратилась в территорию настоящих военных действий. В начале 1950-х в Улан-Удэ сходились все пути из Колымы, Магадана и Внутренней Монголии. В период амнистии город стал перевалочным пунктом для уголовного элемента. Кто-то задерживался здесь на несколько дней, а кто-то на недели.
    Во второй половине июля в Улан-Удэ скопилось большое число «зэков», что повлекло беспрецедентный рост преступности. Все госучреждения были вынуждены перейти на казарменное положение, служащие здесь дневали и ночевали. Окна первого этажа были заложены мешками с песком, в специальных гнездах установлены пулеметы. Бандиты разграбили все магазины, кафе и другие общественные заведения. Они врывались в общежития, насиловали работниц местных предприятий, а при попытке сопротивления убивали.
    Милиция не справлялась с таким количеством преступников, служители порядка были вынуждены ходить только группами, держа наготове оружие. Больше недели в городе шли погромы, и даже республиканские воинские подразделения не могли справиться с тысячами разгулявшихся заключенных. Положение было критическим. Только когда в Улан-Удэ были переброшены регулярные части советской армии из Читы и соседних регионов порядок был восстановлен. Никто не берется подсчитать, сколько тогда было уничтожено заключенных.

    Терять нечего
    Многие уголовники, приговоренные к максимальному сроку, с воодушевлением восприняли амнистию. И хотя им освобождение не грозило, под общий шумок и они мечтали вырваться на свободу. Попытка не пытка, ведь терять им было нечего. Дело в том, что в 1947 году была отменена смертная казнь. Ее восстановили через три года, но только в отношении «изменников родины, шпионов и подрывников-диверсантов». Рецидивистам – самым страшным обитателям лагерей – смертная казнь не грозила. Они этим и пользовались. Могли совершенно безнаказанно убить любого заключенного даже по самому пустяковому поводу: душили удавками, закалывали вилками, забивали арматурой. Только жесткие меры смогли подавить этот беспредел.
    К примеру, в Джидинской колонии была проведена показательная казнь: семерых бандитов, совершивших тяжкие преступления, находясь в заключении, поставили перед строем и расстреляли из автоматов. Подобное повторили и в других лагерях. Мера подействовала. Обстановка стала относительно спокойной. Несмотря на принятые предостережения, 1953 год отметился массовыми побегами особо опасных преступников. В одном из лагерей заключенные разобрали кирпичную стену, и на свободу вырвалось более 900 человек. Ловили беглецов не очень активно, поймали несколько десятков человек. Остальные погибали от голода, переохлаждения или становились добычей медведей, росомах и волков. Тысячи квадратных километров тайги стали гораздо более серьезным препятствием, чем лагерная охрана.
     
Загрузка...