Свинг / Swing music

A

andrei_47

Swing music, also known as swing jazz or simply swing, is a form of jazz music that developed in the early 1930s and became a distinctive style by 1935 in the United States. Swing uses a strong rhythm section of double bass and drums as the anchor for a lead section of brass instruments such as trumpets and trombones, woodwinds including saxophones and clarinets, and sometimes stringed instruments such as violin and guitar; medium to fast tempos; and a "lilting" swing time rhythm. Swing bands usually featured soloists who would improvise on the melody over the arrangement. The danceable swing style of bandleaders such as Benny Goodman and Count Basie was the dominant form of American popular music from 1935 to 1945.




Что такое свинг? Рассказывают, что когда Луису Армстронгу задали этот вопрос, то он ответил: «Если вы об этом спрашиваете, то вам этого всё равно не понять». С точки зрения музыкальной терминологии, свинг – это не какой-то определённый стиль музыки, это способ играть, нечто, что можно услышать и почувствовать. Лучше всего эту идею выразил Арти Шоу: «Свинг – это глагол, а не прилагательное». В то же время свинг – не просто музыкальная концепция, это целая социо-культурная категория, очаровывавшая и развлекавшая Америку во время двух тяжелейших периодов в её истории – Великой Депрессии и Второй Мировой Войны.

Первым «свинговым» оркестром можно считать биг-бэнд Флетчера Хендерсона, собранный в 1923 году в Нью-Йорке и включавший Луиса Армстронга, чьи музыкальные инновации послужили толчком к развитию того, что сейчас называется свинговой музыкой. Тем не менее, стандартная ритм-секция того периода (туба и банджо) ещё не позволяла «свинговать».

Непосредственно свинг появился после биржевого краха 1929 года. Хотя официально Эрой Свинга называют период с 1935 по 1945 годы, именно 1929, когда новая техника звукозаписи позволила изменить состав инструментов в оркестре, можно считать началом пути к триумфальному лету 1935 года.

Само слово «свинг» в отношении музыки вошло в обиход в 1932 году, когда Эллингтон провозгласил ”It Don’t Mean a Thing (If It Ain’t Got That Swing)”. В том же году оркестр Бенни Мотена записал композицию ”Moten Swing”, также уловив то, что уже носилось в воздухе.

Биржевой крах 1929 года оставил глубокий шрам на индустрии развлечений. Оборот шоу-бизнеса достиг своей низшей отметки в 1931 году. Продажи грампластинок упали со 104 миллионов экземпляров в 1928 году до 6 миллионов в 1932 году. Продажи проигрывателей для пластинок сократились на 90%. Спросы публики изменились – на фоне миллионов голодных семей, лавины банкротств и ужасающей безработицы беззаботный джаз двадцатых казался кощунством. Радиоволны заполонили сладкоголосые плакальщики вроде Бинга Кросби. В крупных городах разорились тысячи заведений. Даже преуспевающие оркестры, вроде оркестра Пола Уайтмена, сократили количество музыкантов.

Борьба за выживание привела к качественным изменениям в индустрии. В поисках работы джазовые музыканты стали присоединяться к танцевальным оркестрам, существовавшим до этого параллельно джаз-бэндам и игравшим то, что мы сейчас назвали бы поп-музыкой. Эти оркестры играли музыку, записанную в виде готовых партитур, однако солисты получили право импровизировать после достаточно вольного воспроизведения обусловленной аранжировкой темы.

Далеко не все ранние оркестры подходили по своему составу под современное определение биг-бэнда. Первые биг-бэнды включали три трубы, один тромбон, три саксофона и ритм-секцию, состоявшую из фортепиано, гитары, баса и ударных; только к середине сороковых сложился ставший классическим набор: четыре трубы, пять саксофонов (два альта, два тенора и баритон), четыре тромбона и ритм-секция.

Ранние биг-бэнды были своего рода «коммунами». Хотя экономические факторы всё же оставались важными, талант и взаимоуважение обычно превалировали над денежными интересами. Сильно изменилась и роль бэндлидера – ранее он был просто дирижёром, теперь же он стал музыкантом-виртуозом , вокруг мастерства которого и формировался оркестр. Но это не означает, что другие музыканты имели меньшую ценность. Например, самая, возможно, известная композиция Эры Свинга – ”In the Mood” – выделяется уникальным и легко узнаваемым звучанием, созданным Тексом Бенеке и Элом Клинком, тенор-саксофонистами оркестра Гленна Миллера.

В целом биг-бэнды делились на два основных направления – ”sweet” (чисто коммерческие танцевальные оркестры, по сути – поп-музыка) – это были оркестры Расса Моргана, Эдди Дачина, Яна Гарбера, Хораса Хейдта, Кэя Кайзера, Фредди Мартина, Томми Такера, Гая Ломбардо; и ”jump” (непосредственно свинг) – среди них оркестры Бенни Гудмана, Томми Дорси, Чика Уэбба, Джимми Лансфорда, Каута Бэйзи, Арти Шоу, Лаки Миллиндера, Бадди Джонсона. От этого деления отказались в 1946 году, после того как в опросе журнала Downbeat в обеих категориях победил Дюк Эллингтон (были даже подозрения в нечестном подсчёте голосов). Кроме того, почти каждый оркестр пытался осознанно создать своё специфическое звучание. Бенни Гудман был известен своим «жёстким» свингом, Гленн Миллер – «коммерческим» свингом, Каунт Бэйзи – «заводным» свингом, а Дюк Эллингтон – «интеллектуальным» свингом.

К 1933 году фундамент «свингового» стиля был заложен, дело оставалось за признанием публики. После нескольких лет полутраурной сентиментальной музыки, доминировавшей на радиоволнах, люди хотели чего-то поднимающего дух. И именно свинг лучше всего выражал видение будущего в радостном свете, так что коммерческий прорыв этой музыки на популярную сцену был только вопросом времени. Но необходим был кто-то, кто должен был дать этому толчок. Принимая во внимание социальный контекст того периода, этот человек должен был быть отличным музыкантом с железной самодисциплиной и хорошим пониманием структуры музыкального бизнеса; но главное – он должен был быть белым.

В 1935 году такой человек был - Бенни Гудман, «великий скоморох», сделавший свинг в массовым коммерциализированным феноменом – именно после его концерта в Palomar Ballroom в 1935 году началась всеобщая свинговая лихорадка.

Свинг стал музыкой надежды. Свинг стал музыкой для зажигательных танцев. Свинг стал музыкой юности. Но самое важное – свинг стал музыкой-обещанием. Это было обещание большей расовой терпимости, демократического равенства, исключительности без примеси шовинизма, разрядки в социальных отношениях. Истинная красота свинга заключается не столько в какой-то конкретной благородной цели, но в том, что его принимали все. Мужчины и женщины, молодые и старые, чёрные и белые – все находили какую-то сторону, привлекавшую их в этой музыке. Краеугольными камнями идеологии свинга стали терпимость и взаимоуважение.

Даже сам Франклин Делано Рузвельт сказал, что «свинговая музыка помогает развивать терпимость к меньшинствам в нашем обществе». Первый раз в истории США чёрные музыканты достигли национальной славы. И какой славы – по воспоминаниям одного из музыкантов, играть в оркестре Бэйзи было тем же самым, что быть кинозвездой.

Свинг был везде – от нью-йоркских ночных клубов до школьных выпускных, от придорожных забегаловок до собраний «Лиги юных коммунистов» (была и такая!). В 1938 году в Чикаго на устроенный на стадионе концерт с участием оркестров Томми Дорси и Эрла Хайнса собралось более 100 тысяч человек. Газета Chicago Daily Times назвала этот концерт «наиболее истеричной оргией радостных эмоций, когда-либо засвидетельствованной в Америке». Поклонники с нетерпением ждали каждого нового номера журналов Downbeat и Metronome, чтобы узнать, какое место занимает их любимый оркестр в чартах или какой оркестр переманил к себе известного солиста. Открылось невероятное количество танцзалов и были построены такие «дворцы танцев», как Hollywood Palladium, вмещавший в себя тысячи танцующих пар. В то же время свинг стал и весьма прибыльным бизнесом – доходы звукозаписывающих компаний взлетели от жалких 2,5 миллионов долларов в 1932 году до 36 миллионов в 1939.

В то же время нельзя сказать, что свинг на самом деле сильно изменил межрасовые отношения. Белые оркестры получали ангажементы в шикарных отелях и выгодные контракты на радио, в то время как чёрным оркестрам приходилось в основном зарабатывать деньги в утомительных турне, подвергаясь многочисленным унижениям, особенно в южных штатах. Даже столь знаменитые исполнители как Билли Холидэй и Кэб Кэллоуэй испытывали трудности – понятие ”только для белых” было всё ещё очень распространено. Часто музыканты не могли остановиться в том отеле, в котором выступали, а иногда во всём городе не было ресторана, где их согласились бы обслужить. По словам Билли Холидэй, «Ты можешь быть одета в белый атлас, с гарденией в волосах, и на мили вокруг ни стебля сахарного тростника, но ты всё равно работаешь на плантации».

Сейчас часто обсуждают причины заката Эры Свинга, мнения высказываются очень разные, но большинство сходится на двух основных причинах.

Первая из них – прямое влияние экономических условий Второй Мировой Войны. Многие музыканты были призваны на фронт (или записались добровольцами, как Гленн Миллер). Оставшиеся оркестры пострадали от лимита на бензин и полуночного комендантского часа, введённого во многих городах. 30%-ный налог на развлечения, выплачиваемый от стоимости проданных входных билетов, вынудил владельцев клубов нанимать небольшие группы, которые обходились дешевле. Из-за дефицита сырья производство музыкальных автоматов было полностью остановлено (а они были для свинговых оркестров одним из основных источников дохода). И словно всего этого было недостаточно, начавшаяся 1 августа 1942 года забастовка профсоюза музыкантов уничтожила возможность выпускать новые записи – Decca заключила соглашение с профсоюзом в сентябре 1943 года, Blue Note – в ноябре, а Columbia и Victor (на которых и записывалось большинство оркестров) подписали договор только в ноябре 1944. В течение 27 месяцев (а в индустрии развлечений это вечность) единственным способом заработать для оркестров было аккомпанирование на сессиях звукозаписи певцам, которые не были членами профсоюза. Содержание оркестра из 17 человек никогда не было дешёвым удовольствием, но теперь оно стало просто невозможным.

Вторая, и, возможно, главная причина угасания популярности свинга – его идеология, оказавшаяся хотя и благородной, но слишком идеалистичной для своего времени и, следовательно, несостоятельной. Социальные отношения улучшились, но всё же не достигли желанного уровня взаимопринятия. Zoot Suit Riots 1943 года явно продемонстрировали двойственность идеологии свинга – призванный уменьшить этнические трения, он, напротив, вызвал новые.

Годы Второй Мировой Войны стали последними годами Эры Свинга. Женщины, оставшиеся без партнёров для танцев, призванных на фронт (а мы не должны забывать, насколько тесно свинговая музыка связана с танцами), стали принимать романтические баллады Синатры с большим восторгом, чем заводную музыку биг-бэндов. Во многих оркестрах творчество уступило место стандартизованной рутине, и в среде музыкантов с одной стороны завоёвывал признание би-боп как более «интеллектуальная» и технически изощрённая форма джаза, а с другой – так называемый New Orleans Dixieland Revival, возрождение интереса к раннему нью-орлеанскому джазу. И, наконец, телевидение, ставшее доступным для многих, заняло трон «короля развлечений», ранее принадлежавший танцзалам. К 1947 году Вуди Хёрман, Хэрри Джеймс, Томми Дорси, Бенни Картер, Лес Браун, Чарли Барнет и Арти Шоу распустили свои оркестры.

Свинг впал в 50-летнюю спячку.
К концу двадцатого столетия, когда останки всех направлений андеграунда были погребены в могиле, выкопанной глобальной массовой культурой, у многих возник вопрос: ”Что дальше?” Иными словами, после примитивного вопля битников, после пассивного сопротивления хиппи, после умышленной антисоциальности панка, какая новая форма культурного бунтарства могла возникнуть? По иронии, это форма, использующая в качестве отправной точки именно то общество, которое критикует: нео-свинг.

С первого взгляда на это движение кажется, что оно имеет в своей основе ностальгию, а не социальный критицизм, но при более близком рассмотрении можно увидеть особую форму сопротивления: выбор в пользу оптимизма и осознания собственной уникальности. Нео-свинг представляет собой культурное бунтарство в его наиболее разрушительной форме: бунтарство, использующее для своих целей символы существующего порядка. Это достигается через отрицание ставших традиционными схем потребления и принятие забытых или же игнорированных культурных аспектов, таких как музыка, танец, манеры, одежда и т.д.

Наиболее явно нео-свинг выражен в выборе музыки и одежды, причём основное место занимает не только и не столько оригинальность, сколько качество (во всех отношениях) . Одежда, которая не распадается по швам после первой стирки. Музыка, не процеженная через бездушное сито современного шоу-бизнеса. И, что наиболее важно, возрождение partner-dancing, той формы социального взаимодействия, которая столь долго игнорировалась и которую так и не смогла заменить ни одна технология.

Несмотря на внешние различия, все направления андеграунда разделяют глубокое несогласие с «культурой», распространяемой через масс-медиа. В мире «вечного настоящего» нет нужды в истории; единственным требованием является приобретение всего самого нового и модного. Поиск утраченных корней – то, что лежит в основе нео-свинга. Не удивительно, что область интереса лежит в пределах примерно от окончания Первой Мировой и до начала Вьетнамской войны – именно в этот период, несмотря на тяжёлую финансовую и политическую ситуацию, вера в будушее и оптимистичный взгляд на мир в обществе были в зените. Люди, вовлечённые в нео-свинг интуитивно ищут не академическую, но социальную историю, которая наиболее ярко проявляется в формах популярного искусства. Отсюда возник интерес к roots музыке, танцу, старым публикациям, vintage гипермужественной и ультраженственной одежде, классическим машинам и т.д.

Суть нео-свинга легче всего осознать через те музыкальные стили, которые являются предметом поиска и возрождения: свинг, джаз, блюз, кантри, рокабилли, вестерн свинг, акапелла и ду-воп. Все они - «полукровки», их создателями явились представители всех этнических групп и всех классов общества. Именно это разнообразие и отсутствие шовинизма и делает нео-свинг столь уникальным.

Как ни странно, именно развитие технологии – появление компакт-диска – позволило родиться нео-свингу. Современные свинговые музыканты обязаны своим процветанием массовому выпуску многих малоизвестных записей, которые до этого было невозможно найти или же они были слишком дороги. Можно сказать, что благодаря компакт-диску почти утраченное наследие roots музыки было нам возвращено.

Но всё же почему это движение возникло именно сейчас?

Во время Великой Депрессии музыканты и танцоры создали форму искусства, названную свингом, захлестнувшую страну благодаря своей позитивной энергии.

1990-е тоже стали своего рода периодом Великой Депрессии – Великой Депрессии Духа. Несмотря на «возрастающее экономическое процветание», количество бездомных никогда не было столь высоким; отсутствие уверенности в завтрашнем дне никогда не было столь тотальным; социальные взаимоотношения никогда не были столь сложными и конфликтными, сопряжёнными с постоянным риском и подверженными резким разрывам. Общество разделилось на десятки тысяч маленьких группок, требующих внимания. Результатом этого стала постоянная эмоциональная анемия. (Не говоря уже об изматывающей информационной перегрузке).

Депрессия может быть вызвана духовными факторами, но в конечном итоге она сказывается на теле. И тело должно найти средство к излечению. Таким средством стало возрождение наиболее эмоционально насыщенного танца 20 столетия. Вместо пассивного наблюдения за представлением, «аудитория» имеет возможность непосредственно выразить себя через ритм свинговой музыки, которая до сих пор воспринимается как «новая» большей частью слушателей, вскормленных на трёхаккордном гитарном роке.

Альберт Мюррэй называет свинговый танец ритуалом очищения, утверждения и торжества. Он помогает «изгнать тоску» и предоставляет богатые возможности бросить символический вызов социальной иерархии, предлагая свободу, невозможную в обычной жизни. На танцполе любой может стать королём или королевой.

Современной корпоративной системе удалось практически полностью уничтожить все ритуалы, стимулировавшие человеческое общение, ритуалы, позволявшие приятным людям встречаться в приятной атмосфере. Интернет-романы и знакомства по газетным объявлениям, столь частые в последнее время, являются дешёвыми и жалкими суррогатами, показывающими насколько пугающей стала степень отстранённости. Благодаря нео-свингу часть ритуала восстанавливается: танец стал способом знакомиться и люди, не умеющие танцевать, находятся в явно невыгодном положении.

Когда культурная стагнация заставляет задуматься о полном изменении существующего порядка в обществе, возникает необходимость в источнике вдохновения и базе для оценки, основанных на прошлых творческих достижениях. Эстетическое восхищение – не самая плохая основа. Сейчас это восхищение вызывают самые тривиальные, игнорировавшиеся ранее объекты – pin-up art, старые журналы, книги, одежда. Даже обычные предметы быта 40-х годов воспринимаются как источник эстетического удовольствия.

Интересно, что большой вклад в нео-свинг вносят представители старших поколений: историк джаза Джордж Т. Саймон; историк моды Джон Ландберг; бэнд-лидер Сэм Бутера; создатели Линди Хопа Фрэнки Мэннинг и Норма Миллер; музыканты, играющие с Лавэй Смит и Биллом Эллиотом, и многие другие. Это движение некоторым образом борется с одержимостью идеей «вечной юности», активно впитывая всю информацию, которую могут предоставить музыканты и танцоры старших поколений. Нео-свинг является общим знаменателем, сводящим вместе всех людей, находящихся в постоянном поиске того огромного творческого наследия, которое должно быть востребовано до того, как оно исчезнет навсегда.

Давайте сразу определимся - свинг вернулся не из-за рекламы GAP! Возрождение свинга началось около двадцати лет назад - одними из зачинателей можно считать лондонскую команду The Chevalier Brothers, в состав которой входил Рэй Джелато, и Джо Джексона, который выпустил альбом с композициями Луиса Джордана и Кэба Кэллоуэя уже в 1981 году. Это движение, начатое небольшими группами энтузиастов в разных точках мира, медленно разрасталось, чтобы превратиться в то глобальное явление, которым мы знаем его сейчас.

Свинг как музыка, конечно же, никогда не исчезал полностью - годами танцевальные оркестры безостановочно играли набившие оскомину композиции вроде "In the Mood" на бесконечных свадьбах, благотворительных вечеринках и празднованиях 50-летия всего чего попало. Для подростков семидесятых и восьмидесятых свинг ассоциировался со стариковским занудством, это была какая-то абсолютно неинтересная музыка, что-то, что настырно звучит в супермаркетах. Танец тоже не исчезал - многочисленные танцевальные студии продолжали преподавать разведённую водой версию East Coast Swing, а к середине восьмидесятых некоторые танцоры даже начали серьёзно заниматься Линди Хопом, но этот танец был известен только в узких профессиональных кругах.

Но в период с 1989 по 1993 годы в Америке, да и по всему миру, начали появляться странные молодые люди, которым до ужаса надоела современность, уставшие от депрессивно-хамского трёхаккордного гитарного рока, льющегося в радиоэфире, уставшие от мешковатой асексуальной одежды, уставшие от однообразия так называемой массовой культуры. Они открыли для себя те яркие блики свинга, которые когда-то шокировали благопристойную публику, они вновь начали носить zoot suits и платья в крупных цветах. Кто были эти люди? Слово "отщепенцы" лучше всего подходит для их описания - это были любители джаза, и бывшие панки, и рокабилли, и фанатики ска, и новаторы, любящие бросать вызов обществу, и приличные домоседы-ностальгики, и уличные танцоры, и просто любители истории... всех их объединило желание вернуться к корням - и они нашли свинг, поразившись, насколько гармоничными, радостными и оригинальными оказались эта музыка и культура - они услышали почти забытых к тому времени Луиса Приму, Луиса Джордана и Кэба Кэллоуэя, и узнали, как звучал оркестр Бэйзи до того как он нацепил капитанскую фуражку.

И они начали учиться. Тогда было невозможно просто просто пойти в музыкальную лавку и купить полное собрание записей Луиса Примы или ещё что-либо в этом роде - эти ребята копались по барахолкам, секонд-хэндам и даже помойкам, они ходили на так называемые "garage sales", где хозяева продавали ненужное старьё, годами лежавшее до этого на чердаке, эти ребята находили старые виниловые и шеллаковые пластинки, скупали их по 15 центов за штуку, приходили домой, чистили, и слушали, слушали, слушали... Им открылся абсолютно новый мир - свинг оказался идеальным противовесом безликой современности, эта яростно-спонтанная музыка была покаянием и спасением, очищением и возрождением - новый музыкальный язык, новые силы, новая жизнь. Наиболее ярко это движение проявило себя в Лос-Анджелесе и Сан-Франциско - именно в этих двух городах сформировались те небольшие компании фанатиков, увлечённых периодом тридцатых и сороковых, благодаря которым и началось нео-свинговое движение, благодаря которым новые нео-свинговые группы получили свою аудиторию.

Началось всё с Сан-Франциско - именно там в 1989 году был открыт первый нео-свинговый клуб, вернее, бар, под названием Club Deluxe - это прекрасное заведение, оформленное в стиле Арт Деко, существовавшее ещё в сороковых, а потом долгое время бывшее заброшенным, было куплено одним из ранних энтузиастов, Джеем Джонсоном, отремонтировано, и вскоре там уже регулярно собирались ретро-теоретики - Уайз Грип был охранником, там же выступали Конни Шампэйн и Тимми Хесла, там же Морти Окин решил собрать свою группу... Входя в этот бар вы ощущали себя провалившимся в какую-то дыру во времени - все были одеты в вещи сороковых, все говорили только о свинге, все пили и хорошо проводили время. Каждый день был полон открытий, которыми все делились - кто-то приносил только что купленную на барахолке пластинку Луиса Джордана, кто-то - отрытые в секонд-хенде запонки, кто-то - найденный на бабушкином чердаке журнал сороковых - всё было ценным, всё сливалось в новые ощущения, всё было безусловно новым и захватывающим - неважно, были ли это музыкальные записи, костюм или солонка в стиле Арт Деко.

А в 1991 году открылись Cafe Du Nord, где начала петь Лавэй Смит, и собиралась та же компания и Bimbo's 365, шикарнейший ночной клуб, в котором в своё время выступали Луис Прима, Дюк Эллингтон и Бадди Рич. А ещё как в Сан-Франциско, так и в Лос-Анжелесе были "полуподпольные" вечеринки в гаражах (на лос-анджелесских тогда часто играли Royal Crown Revue) - приглашения на эти вечеринки распространялись весьма оригинальным способом - если вы сидели в заведении в одежде сороковых, то к вам мог подойти какой-нибудь парень и вручить вам коробок спичек - а на нём были написаны дата и место проведения одной из таких вечеринок, а иногда даже и пароль, который следовало сказать на входе.

Мы можем отсчитывать возникновение настоящего нео-свингового движения от 1991 года, от даты первого концерта Royal Crown Revue в Club Deluxe. Да, конечно, в то же время были и другие группы, которые стали известны как нео-свинговые - Cherry Poppin' Daddies (преимущественно, правда, игравшие ска) в штате Орегон, Senders в Миннеаполисе, Jet Set Six в Нью-Йорке, Roomful of Blues в Род Айленд - но именно Royal Crown Revue начали не просто переигрывать стандарты, они писали новые композиции, обозначив свой стиль как "крутосваренный свинг" или же "гангстерский боп" - это не та музыка, которую слушали ваши дедушки, это была безусловно новая музыка, хотя и соблюдающая верность классике. Но главное - они были в правильном месте в правильное время, они идеально вписались в уже почти сформировавшуюся субкультуру - возрождение началось, все части были собраны воедино, кроме одной - танца.

Возрождение танца в рамках нео-свинга как субкультуры было сугубо побочным продуктом. Вначале никто не танцевал - никто не умел танцевать и никто не хотел выглядеть идиотом. Если же танцы были, то выглядело это примерно так - "хватай девушку и крути её". Первые же эксперименты были, возможно, нелепы, но зато искренни - многие просто пытались копировать то, что они видели в старых фильмах. Техника не была важна. Даже попадание в ритм было не очень-то и важно. Пока ты не наступал партнёру на ноги, ты делал всё правильно.

В 1993 году в Лос-Анджелесе открылся клуб The Derby, первый за много десятилетий, в котором ежедневно проходили свинговые вечеринки и концерты. Именно в этом заведении в 1994 году впервые начали проводить занятия по свинговым танцам, обычно за полчаса до начала концерта. И именно благодаря этому заведению свинг и вышел на национальную арену - после того как кадры, снятые на вечеринке в The Derby были показаны в фильме "Swingers". В том же 1993 году начали появляться и танцевально-ориентированные оркестры, вроде Bill Elliott Orchestra и The Eddie Reed Big Band, вдохновлённые более традиционным свингом.

Выход на экраны фильма "The Mask" в 1994 году уже привлёк внимание публики, а в 1995 году в Сан-Франциско начало выходить первое нео-свинговое печатное издание, Swing Time Magazine, редактором которого стал Майкл Мосс, и открылся Hi-Ball Lounge, хозяева которого, Макс и Сэм Янг, помимо организации регулярных свинговых концертов, начали производить копии одежды сороковых, продавая их прямо в заведении. И, наконец, в 1996 году вышел на экраны фильм "Swingers", ставший истинным откровением для Америки - сцена вечеринки в The Derby словно возродила утраченную коллективную память - и у свинговой субкультуры появились тысячи сторонников, в том числе и среди тех немногих профессиональных танцоров, которые также оценили материально-культурную и музыкальную сторону явления. В том же году Squirrel Nut Zippers внезапно обнаружили свою композицию Hell на вершине чартов. Америка вновь полюбила свинг.

А в 1998 появилась и реклама GAP. В целом, это было очень странно - нет ничего более противостоящего нео-свингу чем GAP - этот типичный образец массовой культуры, одежда асексуальная, мешковатая и некрасивая, расчитанная на "среднего гражданина"... но именно их 30-секундная реклама притянула те сотни тысяч желающих научиться точно так же прыгать выше головы. В результате каждый городок считал своим долгом и святой обязанностью иметь клуб, в котором проводились бы свинговые вечеринки и школу свинговых танцев. 1998 и 1999 годы стали коронными - слово "свинг" было везде. И в то же время эти годы стали печальными для всего движения - вместо элегантных клубов, заполненных хорошо одетыми ребятами, слушающими хорошие нео-свинговые группы, появились тысячи заведений, выглядящих как спортзалы, заполненные публикой в джинсах и майках, танцующих под записи или кое-как сколоченную группку, которая всё что может - это коряво сыграть пару стандартов...

Но, как и следовало ожидать, эта массовая истерия долго не продлилась. Рестораторы начали приглашать другие группы, плохие команды развалились, клерки вернулись из танцевальных школ в свои офисы, а газетчики заработали ещё немного денег на заголовках о смерти нео-свинга. В результате нео-свинг только выиграл - сейчас в рамках этой субкультуры остаются только хорошие музыканты, хорошие танцоры и истинные hep cats, а цены на vintage наконец-то поползли вниз... В конечном итоге, когда пресса наконец утихомирится и перестанет преподносить нео-свинг как новую целлулоидную игрушку, мы вернёмся к истинной его сути - сознательному выбору в пользу красоты этой культуры, выбору быть там, в тридцатых и сороковых, в то же время оставаясь здесь, в двадцать первом веке. And it ain't no off-time jive, daddy-o.
 

Gibson

Ословед
Очень позитивно и модерново звучит. Выкладывай ещё, если есть.
 
A

andrei_47

Теперь с женским вокалом

Imperial Swing Orchestra - (1998) Imperial Swing Orchestra EP (from andrei_47) коллекция

Imperial Swing Orchestra is one of the most popular club acts in the Detroit metropolitan area. An Imperial Swing Orchestra EP-CD features five new original dance songs. The CD is produced by Mike Napolitano who has spun the knobs for Squirrel Nut Zippers and Blind Melon. Enthusiasts may label the music as they wish, but one can bet on killer horns, a toe-tappin' beat, and the singular vocal interpretations of Tracy Leigh!"

Review
The 10-piece (that's a five-piece horn section, mister!) Imperial Swing Orchestra will make your dancing feet giddy and fingers start to poppin'! This is no mere retrofitted rockabilly or ironic posture of a fashion statement. The Imperial Swing Orchestra has a reverence for rollicking big band-era dance floor fillers, sultry torch intimacies and smoldering pre-rock 'n' roll American music -- and the chops to pull it all off handily! -- that doesn't come down the road too often. The perfect combination of style and substance.
Chris Handyside
 

Seryck

Ословед
хм
есть тема джаз вообще-то, безразмерная, собственно говоря
надо кому чёрного старого свинга?
 
A

andrei_47

Свинг это свинг, а джаза много всякого.
 

BN

Ословед
Ох-хо-хо! Спасиб. Щас мы это будем качать и слушать:D
 

sia_74

Ословед
Хочу внести свою лепту в данную рубрику "черный старый свинг"..,хотя по сути зачем было выделять отдельную тему свинга.если все равно это ДЖАЗ?..ну ладно,Луи Армстронг не нуждается в представлении,а вот Коулмен Хокинс ,кто не знает,это представитель троицы саксофонистов -гигантов эпохи свинга(эта троица-это Бен Вебстер,Лестер Янг,ну и Коулмен Хокинс),или данную музыку часто еще называют "мейнстрим",короче это то что было ДО БИБОПА. То есть это ПОПСА тех времен в США,танцплощадки и т.п. Лично для меня джаз начинается с бибопа,дальше- хардбоп,ещ дальше-авангард 60-х(особенно КОЛТРЕЙН),и... на этом для меня джаз к сожалению заканчивается. НО,именно Коулмен Хокинс был тем ,кто "принял" бибоп в самом его зарождении и сам оказал некотрое влияние на эту музыку в последствии...
Сам не слушаю,но вдруг найдется любитель
Коулмен Хокинс_ дискография.rar 696.10 Мб 49.[176-179]
Ну и Армсронг
Луи Армстронг_ дискография.rar 628.97 Мб 49.[176-179]
Есть еще Бен Вебстер в лосслесс...надо?
 

    Seryck

    очки: 14
    шариш бро))

    Suum cuique

    очки: 26
    Нет комментариев
Награды
3
Royal Crown Revue - Discography (1991-2007)

a_45727.jpg


Royal Crown Revue – «отцы-основатели» и абсолютные правители всего нео-свинг движения. За свою тринадцатилетнюю карьеру они создали стандарт для целого поколения музыкантов и слушателей, равно как и послужили образцом для всех адептов «ретро» стиля жизни.

Жанр: Swing, Jazz, Neo-Swing

Альбомы:
1991 - Kings of Gangster Bop
1996 - Mugzy's Move
1997 - Caught In The Act - (Live)
1998 - The Contender
1999 - Walk On Fire
2000 - Passport To Australia (Live)
2004 - Greetings from Hollywood
2007 - El Toro

Royal Crown Revue - Discography (1991-2007).rar 861.56 Мб
 

mahead

Ословед
01. Eddie Jefferson - I Got The Blues
02. King Pleasure - Moody's Mood For Love
03. King Pleasure - Red Top
04. King Pleasure - This is Always
05. King Pleasure - Don't Get Scared
06. Annie Ross - Twisted
07. Eddie Jefferson - Workshop
08. Eddie Jefferson - Disappointed
09. Eddie Jefferson - A Night In Tunisia
10. Eddie Jefferson - Parker's Mood
11. Eddie Jefferson - Body And Soul
12. Eddie Jefferson - So What
13. Eddie Jefferson - Filthy McNasty
14. Jon Hendricks - Along Came Betty
15. Mark Murphy - Lil' Darlin'
16. Mark Murphy - Doodlin'
17. Mark Murphy - Fiesta In Blue
18. Joe Williams - Goin' To Chicago Blues
19. Ben Sidran - Straight No Chaser


VA - Mood For Love (La Storia Del Vocalese).rar 159.98 Мб 52.[8-11] 320kb/s
 

Rock-and-Roll

Заблокирован
a_103320.jpg

Полное имя: Бенджамин Дэвид Гудмен (Benjamin David Goodman)
Родился: 30 мая, 1909 в Чикаго, США Умер: 13 июня, 1986 в Нью-Йорке, США
Жанр: джаз
Стиль: традиционный джаз, свинг, биг-бэн
Инструмент: кларнет
Фирмы звукозаписи: Columbia (54), Sunbeam (44), RCA (27), Classics (16), Phontastic (15), Music Masters (14), Capitol (14)
Феноменальный успех Гудмена в 1935 году открыл эру свинга. Эра свинга на 90 процентов состояла из оркестров. Свинговый оркестр 1930-х обычно включал в себя около 15 музыкантов и состоял из секции труб и тромбонов, секции саксофонов и ритм-секции (рояль,бас,ударные,иногда ритм-гитара). Аранжировка строилась на противопоставлении секции труб секции саксофонов, в то время как ритм секция держала четкий ритм (как правило на 4/4 ). Саксофонная секция вела мелодию, в то время как трубы отсвинговывали в такт сильным долям. Эффект создавался настолько сногсшибательный, что вся Америка танцевала под эту музыку. Кларнетиста Бенни Гудмена называли "Королем свинга". В 1934 ему удалось создать оркестр, состоящий только из белых музыкантов.
Бенни Гудмен начал учиться игре на кларнете в возрасте 11 лет, в течение 2-х лет он учился у Franz'а Schoepp'а, чьими учениками были также Джимми Нун (Jimmy Noone) и Бастер Бэйли (Buster Bailey). Гудмен быстро развивался, он впервые появился на сцене в двенадцатилетнем возрасте, имитируя Теда Льюиса (Ted Lewis). К 1923 году он уже был членом Союза Музыкантов (Musicians Union) и регулярно выступал в Чикаго. В августе 1925 года, когда ему исполнилось 16 лет, Гудмен стал участником оркестра Бена Поллака (Ben Pollack's Orchestra) и в декабре 1926-го он сделала свою дебютную запись в составе этого оркестра. Музыкально одаренный Гудмен стал одним из главных солирующих музыкантов оркестра Поллака (вместе с Гленном Миллером, Джимми Макпортландом и Джеком Тигарденом). В 1929 году Гудмен покинул оркестр Поллака и работал с Редом Николсом (Red Nichols' Five Pennies) и вскоре стал очень востребованным студийным музыкантом.
В 1929-33 г.г. он записался в огромном количестве выступлений. Иногда он даже играл на альт и тенор саксофонах, а на некоторых сессиях - на трубе. В 1933-34 г.г. он выступал с Тигарденом, Билли Холидэй, Милдред Бэйли, Коулменом Хокинсом. В 1934-м году Гудмен создал свой первый оркестр, начал записываться на студии Columbia и появился на радио в популярной программе "Давай потанцуем" ("Lets' Dance"). Используя аранжировки Флетчера Хендерсона, ансамбль Гудмена показал, что вполне возможно играть одновременно и джаз, и танцевальную музыку. Но когда в мае 1935 года радио-шоу прекратило свое существование, будущее Бенни Гудмена как бэнд-лидера стало далеко не безоблачным. С трубачом Банни Бэриганом оркестр записал на студии Victor популярные композиции "King Porter Stomp" и "Sometimes I'm Happy". Кларнетист также объединился в трио "Benny Goodman Trio" с Тедди Вилсоном и
Стр. 37 из 232
Джини Крупа, выпустил альбом в этом составе и отправился в турне по стране. Ансамбль стала набирать стремительные обороты на пути к национальному успеху. В него входили такие известные музыканты как трубачи Харри Джеймс (Harry James) и Зигги Элман (Ziggy Elman), саксофонист Артуро Роллини (Arthuro Rollini), а главное -барабанщик Джини Крупа (Gene Krupa) , которого следует выделить особенно. Крупа был одним из тех редких барабанщиков, кто способен был буквально вести за собой оркестр. К тому же он является родоначальником барабанного соло. Можно утверждать, что 50 % успеха оркестра организовал Крупа.
В течение 1935-38 г.г. оркестр Гудмена приобрел мировую известность. Пиком популярности для Гудмена стал его концерт в Карнеги Холл в январе 1938 года, а вещи "She's Funny That Way" и "Swingtime In Rockies" стали джазовой классикой. В 1940 году Гудмен пригласил в свой новый секстет электро-гитариста Чарли Крисчена (Charlie Christian) и подписал новый контракт с фирмой Columbia. Кларнетист стал использовать сложные аранжировки Эдди Саутера (Eddie Sauter) и приглашал таких замечательных оркестрантов, как Кути Вильямс, Джорджи Элд и Джонни Гарньери (Cootie Williams, Georgie Auld , Johnny Guarnieri). К 1945 году в начале восхождения эры бибопа, музыка оркестра Гудмена стала звучать несколько старомодно. В 1946 году он распустил свой оркестр и затем на время отдался течению бибопа. В оркестре Гудмена образца 1948 года играли кларнетисты Стэн Хасселгард и Уорделл Грэй (Stan Hasselgard, Wardell Gray). В 1949 году оркестр использовал прогрессивные аранжировки Чико О'Фаррила (Chico O'Farrill). Но в следующем году Гудмен опять вернулся к свингу. Он создавал малые группы и биг-бэнды на всем протяжении своей музыкальной карьеры. В то время как оркестры тяготели к ностальгической манере исполнения, малые комбо давали возможность Гудмену демонстрировать его филигранный стиль. Среди оркестрантов Гудмена в 50-х годах были Терри Гиббс, Бак Клэйтон, Руби Брафф, Поль Квиничет, Роланд Ханна, Джек Шелтон, Билл Харрис, Флип Филлипс и Аедре Превин (Terry Gibbs, Buck Clayton, Ruby Braff, Paul Quinichette, Roland Hanna, Jack Sheldon, Bill Harris, Flip Phillips, Andre Previn). В течение трех последних десятилетий он очень часто приглашал выпускников музыкальных колледжей. В 60-х годах Гудмен снизил активность, а в течение 1973-77 г.г. не выпустил ни одного альбома. Он вернулся в 1978 году, выступив на своем юбилейном концерте в Карнеги Холл. В начале 80-х Гудмен выказал сильный интерес к выступлениям, и он собрал свой последний биг-бэнд, стал появляться на телевизионных шоу.
В течение своей музыкальной карьеры Бенни Гудмен представлен на пластинках более, чем какой-либо другой джазовый лидер, кроме Дюка Эллингтон.
Похожие исполнители: Artie Shaw, Jimmy Hamilton, John Carter, Charlie Christian, Buddy DeFranco, Jimmy Giuffre, Flip Phillips, Eddie Daniels, Barney Bigard, Glenn Miller
Корни и влияние: Ben Pollack, Jimmie Noone, Frank Teschemacher, Fletcher Henderson
Последователи: The Skatalites, Kenny Davern, Buddy DeFranco, Eiji Kitamura, Rolf Kuhn, Johnny Mince, Sol Yaged, Phil Nimmons, Putte Wickman, Benny Waters, Harry Skoler
Исполнял композиции авторов: Andy Razaf, Edgar Sampson, George Gershwin, Irving Berlin, Ira Gershwin, Count Basie, Mitchell Parish, Johnny Mercer, Vincent Youman, Gus Kahn, Louis Prima, Jimmy Mundy, Chick Webb, Irving Mills, Fats Waller, Henry Creamer, Vincent Rose, Dorothy Fields, Harold Arlen
Работал с музыкантами: Gene Krupa, Teddy Wilson, Artie Bernstein, Lionel Hampton, Jack Teagarden, Allan Reuss, Harry Goodman, Ziggy Elman, Jess Stacy, Red Ballard, Benny Goodman & His Orchestra, Vido Musso, Hymie Schertzer, Arthur Rollini, Billie Holiday

Аудио lossless

Benny Goodman - 1944-1955 - The Complete Capitol Small Group Recordings CD1 [by Rock-n-roll] коллекция
Benny Goodman - 1944-1955 - The Complete Capitol Small Group Recordings CD2 [by Rock-n-roll] коллекция
Benny Goodman - 1944-1955 - The Complete Capitol Small Group Recordings CD3 [by Rock-n-roll] коллекция
Benny Goodman - 1944-1955 - The Complete Capitol Small Group Recordings CD4 [by Rock-n-roll] коллекция
 
Награды
3
Есть еще группа Squirrel Nut Zippers, тоже очень неплохо играют.
Но больше всего мне пока понравился Big Bad Voodoo Daddy.
Вот, выложил их концерт на ДВД.
 
Benny Goodman - The King of Swing

attachment.php

Жанр: Swing
Год выпуска диска: 2002
Производитель диска: Bluebird (09026 63902 2)
Аудио кодек: FLAC
Тип рипа: tracks
Битрейт аудио: lossless
Продолжительность: 51:06
Размер Файла: 140.54 мб
01. King Porter Stomp [1935]
02. Sometimes I'm Happy [1935]
03. Swingtime in the Rockies [1936]
04. Bugle Call Rag [1936]
05. It's Been So Long [1936]
06. Peckin' [1937]
07. Sing, Sing, Sing [1937]
08. If Dreams Come True [1937]
09. Roll 'Em [1937]
10. Don't Be That Way [1938]
11. Wrappin' It Up [1938]
12. Bach Goes to Town: A Fugue in Swing Tempo [1938]
13. And the Angels Sing [1939]
14. Good-Bye [1935]
 

    fant1k

    очки: 24
    Нет комментариев
Сверху