Что вы думаете об анархии?

Что вы думаете об анархии?

  • Хаос

    Голосов: 125 61,9%
  • Идеал жизни

    Голосов: 59 29,2%
  • Я о ней не думаю/не знаю, что это такое

    Голосов: 18 8,9%

  • Всего проголосовало
    202

Змей Горыныч

гуманозавр
Награды
5
есть такая то ли идея, то ли мечта, не знаю… заработать/скопить кучу бабла, то есть реально большую сумму денег, купить «кусочек» земли (размером, скажем, с Гренландию…), объявить эту территорию Свободной Зоной, нанять лоббистов в ООН, получить официальный статус, чтоб ни одна страна, ни одна рожа из политиканов не смела туда сунуться (политиканов - как представителей правительств имеется ввиду, как частные лица пускай прилетают…), открыть эту зону для всех страждущих, угнетенных, ищущих Свободы, наконец, и жить дальше, совершив доброе дело.
К моим неутомимым оппонентам – такая идея вам тоже, небось, противна? Наверно, земли жалко, даже за деньги, жаба задушит - они-то там Свободные будут, а мы-то тут…

"Независимое государство Силенд" снова выставлено на продажу. Всего за 750 млн евро
http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1232081940

Самопровозглашенное государство Силэнд находится в Северном море и представляет собой платформу времен второй мировой, в каждой опоре которой - по 8 комнат.
До Силэнда можно добраться только на вертолете или на лодке.
Платформа была построена для противовоздушной обороны и оставалась заброшенной после 2 мировой войны.
Силенд был основан в нейтральных водах до вступления в силу конвенции ООН по морскому праву 1982, запрещающей строительство искусственных сооружений в открытом море, и до расширения суверенной морской зоны Великобритании с 3 до 12 миль в 1987 г. На основании того, что платформа Рафс-Тауэр, на которой располагается Силенд, была заброшена и вычеркнута из списков британского Адмиралтейства, её занятие рассматривается как колонизация. Обосновавшиеся на ней поселенцы считают, что имели полное право учредить государство и установить форму правления по своему усмотрению.
В княжестве Силенд живёт всего пять человек, но оно отвечает всем критериям государственности, указанным в Конвенции Монтевидео о правах и обязанностях государств.

Пожар слегка подпортил, но выглядит не плохо.

Посмотреть вложение 569279

Посмотреть вложение 569280

карта острова сокровищ:
http://i.bigmir.net/img/dnevnik/uploads/375149/585607/29.png

Заодно мирным путём сменишь форму правления с монархии на равенство. Вместимость платформы вроде на 200 человек.
 

Vero4ka

Заблокирован
Мне кажется, что в наше время истинных анархистов раз два и все_))))))))))Если в СССР таких было больше половины, то теперь это в основном молодежь желающая выделиться из толпы, показать что они не похожие на остальных)
 

Хиромант

Самец :)
По теме, анархия (хаос) - суть зарождения порядка, как правило, нового. Хаос ради хаоса - разрушние, хаос ради порядка - созидание.
 

    Denius

    очки: -11
    анархия это не хаус. определись в терминалогии
вот что грустно: некоторые люди, что называют себя анархистами, страдают от нынешней разобщенности в обществе настолько, что готовы вернуться во времена, когда на Руси правила КПСС. тогда были все вместе, имели общие ценности, тогда была одна общая цель, говорят они, совершенно, кажется, забывая, что тогда и цепь на всех была одна.
вот что, друзья: не боитесь так своей свободы.
не хватает общности, а? да неужто? хех. этот внутренний зуд возникает однажды даже у самых непрошибаемых тупиц. и, на мой взгляд, гораздо чаще именно у них горемычных, не способных сформулировать даже внятного описания своего душевного недуга, не отдающих себе отчета в причинах этого внутреннего дискомфорта, не представляющих, куда себя деть. диагноз: стадный инстинкт, проявления.
а вы... вы - не общности, но - личности. да-да, именно, помните об этом. человечество вылезло из пеленок, и скажу более: пора нам и с детским садом заканчивать.
берегите себя!
 

Denius

Ословед
вот что грустно: некоторые люди, что называют себя анархистами, страдают от нынешней разобщенности в обществе настолько, что готовы вернуться во времена, когда на Руси правила КПСС. тогда были все вместе, имели общие ценности, тогда была одна общая цель, говорят они, совершенно, кажется, забывая, что тогда и цепь на всех была одна.
вот что, друзья: не боитесь так своей свободы.
не хватает общности, а? да неужто? хех. этот внутренний зуд возникает однажды даже у самых непрошибаемых тупиц. и, на мой взгляд, гораздо чаще именно у них горемычных, не способных сформулировать даже внятного описания своего душевного недуга, не отдающих себе отчета в причинах этого внутреннего дискомфорта, не представляющих, куда себя деть. диагноз: стадный инстинкт, проявления.
а вы... вы - не общности, но - личности. да-да, именно, помните об этом. человечество вылезло из пеленок, и скажу более: пора нам и с детским садом заканчивать.
берегите себя!
О какой свободе идет речь.Да,ты свободен от принуждения к одной цели,но лишь до определенной поры,и при определенных условиях.
Тоже самое было и при КПСС,только возможно принуждения было побольше.
Что не говори,а от природы человек не уйдет,до тех пор пока не избавится от инстинктов(через технику в теле.как мне видится),значит до тех пор и не о какой такой свободе речи не идет.пока
А до тех пор собственно - ешь ананасы,рябчиков жуй.
 

Мужик

Ословед
к сожалению не очень приятно читать тему. одни умничают, другие не в матерьяле, а третьи ссылки выкладывают.
очень жаль.
 
О какой свободе идет речь. ...
о нарождающейся, хех.
... Да,ты свободен от принуждения к одной цели,но лишь до определенной поры,и при определенных условиях.
Тоже самое было и при КПСС,только возможно принуждения было побольше.
...
почти все в жизни любого, что находится за пределами его черепной коробки, происходит до определенной поры и при определенных условиях так-то. нерадостные исключения: брожение умов, человеческая тупость, споры, старение, понедельники (брр, что за пребанальный вздор я несу здесь для никчемной лирики: все только что перечисленное тоже, конечно, конечно во времени и пространстве).
ответь: ты бы хотел иметь партбилет вкупе с радостным горном, играющим побудку? хотя, думаю, тебе более по нутру образ загадочного вольного художника, выскакивающего из некоего абстрактного ровно в те моменты, когда ему вздумается, и мощными импульсами, опять же наверняка совершенно абстрактными, толкающего массы к заветной Светлой Цели. подобным образом при КПСС можно было действовать, легко и непринужденно, ага, вот только лично мне бы претило отзываться на "господин генеральный секретарь", да и отец народов из меня никудышный.
...
Что не говори,а от природы человек не уйдет,до тех пор пока не избавится от инстинктов ...
я бы поспорил, может быть, но не будем же мы
читай "оффтопить", коль не ясно
... с другой стороны можно рассматривать анархию как уход от природы [в светлое будущее], а нынешний строй с Самым Главным Самцом во главе - как верность животным инстинктам[, анахронизм]. в таком случае спорить лично мне не с чем.
... до тех пор и не о какой такой свободе речи не идет.пока ...
в этой теме речь идет именно о свободе. и
в пику "пока". давненько, вроде.
.
к сожалению не очень приятно читать тему. одни умничают, другие не в матерьяле, а третьи ссылки выкладывают.
очень жаль.
кому как: люди разные, это здорово.
 

Denius

Ословед
хотя, думаю, тебе более по нутру образ загадочного вольного художника, выскакивающего из некоего абстрактного ровно в те моменты, когда ему вздумается, и мощными импульсами, опять же наверняка совершенно абстрактными, толкающего массы к заветной Светлой Цели. подобным образом при КПСС можно было действовать, легко и непринужденно, ага, вот только лично мне бы претило отзываться на "господин генеральный секретарь", да и отец народов из меня никудышный.
да отчасти,но мне больше нравится свободная территория с полной суверенностью - в моем полном распоряжении.
к сожалению не очень приятно читать тему. одни умничают, другие не в матерьяле, а третьи ссылки выкладывают.
очень жаль.
Не пойму чем вызвано удивление (Добро пожаловать в Виртуальный город),предлагаете тупить?
 
Даг Кейси об анархии - интервью - 20 декабря 2010

стащено с goldenfront.ru.


Луи: Даг, ты по-прежнему называешь себя анархистом. Как я подозреваю, большинство наших читателей понимают, что это не означает, что тебе нравится носить черные армейские ботинки и бросать коктейли Молотова в рестораны McDonald's во время протестов против ВТО, но я не уверен, сколько из них действительно знают, что именно ты под этим подразумеваешь. И поскольку это важно для твоего мировоззрения, и, таким образом, влияет на твое мышление как инвестора и спекулянта, было бы полезно дать кое-какие пояснения. Немногие согласятся с нами в этом вопросе, но давай поговорим об анархии.

Даг: Конечно. Если люди не обладают достаточно непредвзятым мышлением, чтобы даже допустить иную точку зрения, их главная проблема – они сами, а не мои идеи. В сущности, анархизм – это самая мягкая из политических систем. Он подразумевает отсутствие институционализированного давления. Это движение по течению, где всему позволено расти или падать естественным путем до нужного уровня. Анархическая система обязательно сопряжена с капитализмом свободного рынка. Все необходимые людям услуги – вроде полиции или судов – оказывают предприниматели, которые занимаются этим ради прибыли.

Послушай, я был бы счастлив, если бы государство – которое является инструментом подавления в чистом виде, даже будучи приукрашенным внешними атрибутами демократии, конституции и всего остального – занималось именно защитой от давления. Судебная система позволяла бы рассматривать споры без необходимости силового воздействия. А какие-то военные силы защищали бы от внешних врагов.

К сожалению, сегодняшнее правительство занимается чем угодно, но только не этим – и когда оно снисходит для защиты, у него плохо получается. Полиция обеспечивает все менее эффективную защиту; кажется, она специализируется на навязывании самоуправства. Суды? Они применяют произвольные законы, а чтобы пользоваться этой системой, нужно быть богатым – хотя к тому времени, когда ты выберешься оттуда, обнищаешь. А военные едва ли защищают страну – они только и занимаются тем, что создают врагов по всему миру, и чаще всего, это самые отсталые иностранцы.

В анархии свободного рынка полицейские службы, вероятнее всего, были бы частью страховых компаний, а судам пришлось бы конкурировать друг с другом на базе скорости, честности и низкой стоимости принятых решений. Армия – это более сложная проблема, и она вне нашей компетенции, хотя недавно мы рассмотрели множество аспектов в дискуссии о терроре и армии.

Л: Это слишком для большинства обывателей, босс. С одной стороны, как мне видится в соответствии с моими либертарианскими принципами, непоследовательно требовать, чтобы со мной все соглашались, но я не обязан помогать тем, кто поработил меня, чтобы заработать. Тем не менее, попробуем разобраться.

Даг: Итак, начнем с определения. Многие думают, что анархия – это хаос. Они видят бунты и хаос в репортажах из какой-то области конфликта и думают: «Что за анархия!»

Л: И это если «говорящие головы» не сообщают им, что им показывают анархию.

Даг: Верно. Но хаос и бомбометание – это не анархия. Хаос – это, по сути, противоположность анархии. Анархия же – это просто форма политической организации, которая не подразумевает наличие правителя, или правящего органа, над всеми в обществе. Возможно ли такое в реальности – это уже отдельный вопрос. Вот что это значит. И для меня это – идеал, за который стоит бороться.

Л: В словаре Вебстера анархия – это: 1: Отсутствие правительства. 2: Состояние беззакония или политической дезорганизации в связи с отсутствием власти правительства. 3: Утопическое общество людей, которые наслаждаются полной свободой без правительства. Многие могут подумать, что ты говоришь только о третьем значении.

Даг: Посмотрим на этимологию. Это слово происходит от греческого anarchos, то есть «не имеющий правителя», an-, нет, и archos, правитель. Второе определение вошло в массовое употребление, но это не значит, что оно правильное.

«Анархия» - это слово, которое украли и исказили коллективисты – как и слово «либеральный». Раньше либеральным считался тот, кто верит в социальную и экономическую свободу. Теперь либерал – это тупой вор – некто, кто щедро тратит чужие деньги.

Я не хочу позволять плохим ребятам контролировать интеллектуальное поле брани путем экспроприации и разрушения хороших слов.

В любом случае, между анархией и торжеством закона нет никакого конфликта, так как существуют частные формы закона и управления. Именно в этом суть общего права. Так что правильное определение – это сочетание первого и третьего.

Но я никогда не говорил, что по-настоящему свободное, анархическое общество – это утопия; это просто общество, где делается упор на личную ответственность, а также нет организованных институтов подавления. Совершенная гармония невозможна для несовершенных людей. Общественный порядок, однако, возможен и без государства. На самом деле, государство представляет такую опасность, потому что оно всегда привлекает к себе социопатов, которым нравится подавление.

Общество объединяется не с помощью нескольких суровых законов и грубой полицейской силы – обычно это происходит благодаря социальному давлению, моральному воздействию и общественному негодованию. Возьмем ресторан. Счет оплачивается не из-за страха перед полицией, а по трем причинам, которые я только что назвал.

Л: Недавноя наблюдал нечто подобное в Аргентине. Вот на твоем же Празднике Урожая. Две сотни людей, большинство из которых никогда раньше не встречались, в Богом забытом месте – я не знаю, есть ли в ближайшем к Кафаяте городке полицейский, но если он там есть, он хорошо прячется. Везде, куда хватает взора, только мы, виноградники и горы.

И при этом порядок. Estancia – это частная собственность. Твои люди все организовали, и гости согласились с этим и хорошо провели время. Почему? Не думаю, что многие из них просчитывали вероятность быть убитыми при попытке применить насилие, чтобы получить желаемое, хотя если разумный человек произведет такие расчеты, он поймет, что оно того не стоит.

Большинство воспитываются пристойно, и люди, которых ты стремишься привлечь, имеют определенную моральную устойчивость. Иными словами, событие управлялось культурой добровольного и честного сотрудничества.

Даг: Именно так. Это похоже на очередь в кинотеатр или на горнолыжный подъемник. Чтобы все заходили по очереди, не нужен полицейский с пистолетом. Все знают, что если соблюдать очередь, всем будет лучше – и их именно так и воспитывают, так что обычно им не приходится об этом думать.

Самым очевидным примером, похожим на правительство, является Диснейуорлд, ничто иное, как частный город, полный бесчисленных правил, которые можно было назвать законами, если бы там правили политики вместо корпорации.

Так почему же все соблюдают правила, которые не являются законами? Потому что они хотят в Диснейуорлд. Они соглашаются и в большинстве случаев соблюдают их, и если они создают слишком много проблем, Дисней выгоняет их – и у компании есть на это полное право как у владельца частной собственности.

Как отмечается в законе Парето, в большинстве мест неизбежно присутствует дурной элемент. 80% народа действительно приличные люди, а у 20%, возможно, есть проблемы. А 20% из этих 20% - паршивые овцы. Приходится изобретать культуру, которая заставляет их прятаться внизу, нежели подниматься наверх – и они довольно часто оказываются в правительстве.

Реакция человека на идею реально свободного общества – это отличная моральная лакмусовая бумажка.

Л: Что бы ты сказал людям, которые говорят, что когда несколько лет в Сомали пало правительство, последовало кровопролитие, или когда в Новом Орлеане исчезло правительство в преддверии урагана Катрина, возник жуткий хаос?

Даг: Как ты и сказал, это вопрос культуры. Если речь идет о людях, воспитанных так, что их поступки ограничиваются лишь силой, применяемой властями, неудивительно, что когда исчезает это сдерживание, они сами применяют силу, чтобы получить желаемое.

Именно так и произошло в Сомали, но это справедливо и для людей, попавших в беду в Новом Орлеане, в первую очередь, бедняков, которым не хватило денег, чтобы уехать – другими словами, обитателей правительственного жилья. Говорить об этом политически некорректно, но культура этих людей, в общем, определенно отличалась от культуры среднего американца.

На самом деле бывшие полицейские государства – самые опасные, как, например, Россия в начале 90-х, Конго в начале 60-х или Гаити сегодня, потому что там существовала культура репрессий, похожая на автоклав. Когда поднимаешь крышку, там просто полный бардак.

Л: Припоминаю наводнение в Западной Вирджинии несколько лет назад, когда смыло половину маленького городка. Вместо того, чтобы насиловать и грабить друг друга, те, кто не пострадал, помогали жертвам. Они приютили их и даже помогли построить новые дома. И никто не заставлял их это делать. Дело не в лучшем правительстве – они просто так воспитаны.

Даг: И культура – это вопрос образования, то есть общества, которые функционируют на добровольном сотрудничестве, как в Кафаяте, Диснейленде или городе в Западной Вирджинии, о котором ты говорил, возможны.

В природе человека нет никаких преград для создания общества людей, которые уважают права друг друга и следуют общепринятым системам для разрешения разногласий, вроде образования очереди в кинотеатрах. С преступниками и социопатами бороться придется, так как они присутствуют в стандартном количестве в любом населении – но суть в том, что обществу не нужно выстраиваться вокруг фактически преступной организации, самого государства.

Л: А эти социопаты ограничатся своими собственными интригами, вместо получения доступа к государственному аппарату, чтобы увеличить причиняемый ими вред. Но я думаю, что большинство людей не согласились бы с твоим определением государства как преступного.

Я знаю, что это серьезная тема, о которой написаны целые книги, но ты мог бы как-то кратко обосновать свою точку зрения?

Даг: Ну, на самом деле не так уж все сложно. Вероятно, мы можем согласиться, что если я направлю на тебя пистолет и заберу у тебя все деньги, это неправильно. Некоторые пожалели бы меня, если бы я сделал это, чтобы купить лекарство для умирающей матери, но это все-таки преступление, потому что это нарушает твои права как человека. И преступлением также является то, когда я прошу кого-то еще сделать это для меня, и преступление – когда шайка людей голосует за то, чтобы попросить кого-то в щегольской униформе и при бейдже сделать то же самое.

При этом, если бы группа людей, называющих себя Конгрессом, прошла через какие-то ритуалы, где лидер пачкает чернилами бумагу, и решила, что отныне нарушение твоих прав «законно», это было бы равносильно тому, как если бы шаман сказал воинам племени, что можно брать рабов и отдавать их в жертву богам. Законы – это просто «цивилизованная» форма человеческих табу.

Л: Законопроект Обамы о здравоохранении как раз об этом. Социализированная медицина ставит меня и тебя в положение племенной жертвы, потому что масса избирателей хочет бесплатных конфет за счет тех, кто зарабатывает больше их.

Но вернемся к слову «преступный» - ты говоришь, что государство по своей природе преступно, потому что оно нарушает права человека. Но должно ли это быть именно так? Разве Айн Рэнд (Ayn Rand) не придумала правительство, которое не нарушало бы ничьи права?

Даг: Не думаю, что у нее был подробный план. Мне показалось интересным, что Долина Галта в ее книге Атлант расправил плечи явно была частным городом. Он был построен на земле, которой владел Мидас Миллиган (Midas Mulligan), и люди, покупавшие дома, соглашались на его условия. Там не встречалось упоминания о полиции или выборных чиновниках. Рэнд как раз и сказала, что моральное правительство не могло нарушить ничьих прав, и это означало получение доходов путем взимания платы за пользование и другими добровольными средствами – без налогов. Это большой шаг в верном направлении, но по-прежнему без ответа остается масса вопросов о том, как это сделать.

Вот представь, что жители Квебека одновременно решили, что они больше не хотят быть частью Канады, а хотят быть независимым франкоговорящим государством. Итак, они мирно голосуют и играют в собственную игру своими шариками. Сделав это, они не нарушают ничьих прав, так что у правительства Канады нет морального права остановить их. Можно использовать силу, но это бы нарушило права жителей Квебека, которые при этом никого бы не обидели. И если жители Квебека могли бы это сделать, то также мог бы и Диснейуорлд, и твой сосед – или ты сам.

Не существует этического способа помешать мирному отделению, но если государство не препятствует расколу, оно вскоре распадается. Люди всегда хотят все делать иначе, и они бы так и поступали, если бы угроза силы, исходящая от государства, не останавливала их. Грубая сила, хотя и приукрашенная мифом, пропагандой и красно-сине-белым флагом, - вот что удерживает государство от распада. Эта сила уродлива и продажна.

Неважно, каким милостивым может быть государство, даже то, которое нашло способ спонсировать свою деятельность без применения силы, но чтобы сохранить собственное существование, оно должно нарушать главное право человека на свободное волеизъявление. Вот почему государство по своей природе - преступная организация – оно должно применять силу. Даже лучшие из них никогда целиком не основаны на согласии подчиненных; все равно присутствует подавление несогласного меньшинства. А несогласные есть всегда.

Демократия – это не решение – это всего лишь 51%, командующие остальными 49%. Ради бога, Гитлера тоже выбрали демократическим путем. Демократия – это просто господство толпы, переодетой в плащи и галстуки.

Ты и я не согласны с медицинской реформой Обамы, но нас заставляют принять этот закон. Конечно, социализированная медицина абсолютно неэффективна, как мы обсуждали в нашей беседе о здоровье.

Я думаю, что могу жить с идеей государства, лишь бы только в мире было около семи миллиардов человек, и у каждого было бы свое собственное. Это показало бы, что вся идея государства – это просто афера, где каждый пытается жить за счет всех остальных. Но реальную выгоду из этого извлекают ребята наверху.

Л: Требования государства для самосохранения – и есть причина, по которой люди так часто говорят, что государство – это «необходимое зло». Для своего существования оно должно нарушать какие-то права, но люди думают, что защита и поддержка гражданского общества государством, что является большой ценностью, стоит этого нарушения прав.

Даг: Концепт необходимого зла представляется мне довольно противоречивым. По большей части, это софистика, обычно применяемая для оправдания какого-то преступления. Может ли что-то злое быть действительно нужным? И может ли быть что-то необходимое по-настоящему злым?

Помимо всего прочего, люди говорят, что государство необходимо, потому что они не знали ничего другого. Но, по сути, оно не является частью космоса. В истории были времена, когда центральная власть была настолько далека или беспечна, что люди функционировали – и процветали – в том, что, по факту, было действующей анархией.

Дэвид Фридман (David Friedman) приводит в пример средневековую Исландию. Я рекомендую его книгу Механика свободы как повод для прекрасной дискуссии о том, как общество работало бы без мертвой хватки государства, подавляющей его.

Л: А реальность состоит в том, что разные частные организации, обеспечивающие системы регулирования и управления, от частных городов вроде Диснейуорлда до Underwriter's Laboratories, которая ставит печать «UL» на электронику, признанную безопасной, до церквей, некоторые из которых регулируют самую интимную часть жизни своих членов – и все по добровольному согласию.

К примеру, Церковь Мормонов значительно контролирует частное поведение своих прихожан. Я, конечно, не мормон, но я жил в городах, где было много мормонов, и я должен признать, что они были чище, красивее, безопаснее и так далее. Я бы сказал, что религия мормонов сильнее контролирует своих адептов, чем любые государственные законы своих граждан, но тем, кем управляют, это нравится. Они верят, что им это на пользу, и, что важнее всего, они могут уйти, когда захотят.

Но в государстве не так. Вот почему я говорил, что государство – это не необходимое зло, оно просто заведомо злое.

Даг: Хороший пример. А амениты и менониты – тоже хорошие иллюстрации, хотя, на мой взгляд, религиозные сообщества слишком зажаты. И UL – тоже хороший пример, потому что люди боятся, что бизнесмены превратятся в грабителей, если их не будет контролировать государство. Но производители электроники не обязаны ставить печать UL на свою продукцию. Они идут на дополнительные расходы, чтобы соответствовать стандартам UL, потому что знают, что они заработают больше, если на их продуктах будут стоять отметки «одобрено UL».

Л: Отели BestWestern действуют так же. BestWestern не владеет гостиницами; это, по большей части, агентство, регулируемое в частном порядке, которое инспектирует отели и предоставляет тем, кто соответствует требованиям, право разместить знак BestWestern на фасаде здания, что дорогого стоит для мелких семейных компаний.

Даг: Существует масса частных регулирующих сервисов. Страховые компании тоже оказывают большое влияние на страховщиков, которым приходится следовать определенным правилам, чтобы сохранить страховку. И, конечно, существует громадная индустрия частной охраны, которой пользуются желающие защитить свою собственность, а не звонить 911, когда их уже ограбили. Все по добровольному согласию.

Правительство ни для чего не нужно; если что-то нужно, предприниматель предоставит это ради прибыли. И сделает это гораздо лучше и дешевле государства.

Экономические аргументы в пользу анархии свободного рынка преобладают. Я считаю, что мы жили бы по технологиям StarTrek, если бы государство не замедляло ход событий. Но я анархист не по этой причине. Реальный аргумент – мораль и этика.

Л: Знаешь, я все еще шлю сообщения «отписаться от рассылки USA.gov» в Вашингтон, но так и не получил ответа.

Даг:Удачи. Для них ты просто домашний скот. Их заботит лишь одно: чтобы ты и прочие не паниковали. В остальном ты существуешь только для их блага, и у тебя не больше права голоса, чем у быка.

Л: Возможно, это правда для большинства людей, но я все еще могу проголосовать ногами. Я и раньше это делал, и сделаю это снова. Как и ты. Вот почему я искал поместье в аргентинской глухомани.

Даг: Разумно быть в месте, где к тебе вынуждены относиться как к гостю, искать расположения, нежели как к эксплуатируемому активу. Конечно, все правительства опасны, разрушительны и неприятны. Но проще всего иметь дело с некомпетентными и с теми, кого не уважают…

В любом случае, буду рад такому соседу.

Здесь возникает еще одна проблема государства – оно навязывает тебе обязательства. Я твердо верю в дружелюбие, но когда государство пытается принудить тебя к отношениям с другими людьми, это вызывает лишь раздражение. Мне нравятся общества с «самоотбором», где можно предполагать, что твои соседи хоть немного разделяют твои взгляды на устройство мира.

Л: Мне понравилась Estancia. Эти горы, возможно, убедят меня, если тебе и твоим друзьям это не удастся. Но в любом случае, этот разговор может зайти очень далеко, и я мог бы приводить массу возражений, а ты – отвечать на них, но я бы хотел перейти от теории к практике. Даже для тех, кто согласен с тобой, по крайней мере, мысленно, это все звучит теоретически – без практических последствий, так как вся планета, как ты отметил, покрыта государствами.

Мы с тобой дружим почти 20 лет, и шесть из них мы работали бок о бок. Я знаю, что для тебя это не только теория. Ты живешь в соответствии со своей философией. Я видел, как ты стоишь в большом лекционном зале перед сотнями людей и говоришь им, что закон должен быть лишь один: «Делай, что хочешь, но будь готов принять последствия». Они смеются или закатывают глаза, в зависимости от своих убеждений, но я сомневаюсь, что многие из них осознают, что ты не только абсолютно серьезен, но именно так ты и делаешь по жизни.

Ты не робок, но и не хвастлив, так что я продолжу и скажу, что я вижу, что слово у тебя не расходится с делом. Ты заходишь в двери с надписью «Выход», ты щелкаешь зажигалкой под табличкой «Не курить», ты проходишь через металлодетекторы, не снимая ремня, ты играешь в поло, независимо от того, что говорят врачи, ты не выключаешь электронику, когда все стадо в самолете выключает свою… я мог бы продолжать бесконечно.

Красота всего этого состоит в том, что в большинстве случаев ничего не происходит. Ты поступал как тебе удобно, никого не обижая, и наслаждался жизнью на своих условиях. В случае, когда какой-то умник «выступает», ты обычно отвечаешь спокойно и говоришь: «Ой. Ну и что мы будем с этим делать?» Худшее, что может случиться, когда ты сталкиваешься с этим лицом к лицу, - обычно ты оказываешься там, с чего начинают все послушные люди. Иногда ты даже отвечаешь. Я видел, как ты делал дураков из охранников аэропорта или переезжал в другой отель.

Важно то, что ты начинаешь делать то, что тебе хочется, а не то, что хотят разные умники. Иногда можно побыть овцой в стойле, но не так часто, как можно было бы подумать. И тогда ты сам начинаешь делать так, как тебе нужно. Я чертовски восхищаюсь всем этим.

Даг: Ну… Ты Господин Хулиган, знаменитый анархист– известен тем, что не сотрудничаешь с государством. Но, как и ты, я очень уживчив, и всегда пытаюсь в полной мере соблюдать права других людей.

На практике основное правило «Делай, что хочешь, но будь готов принять последствия» можно, в то же время, разложить на два других. Одно: делай, как ты говоришь, что собирался делать. А второе – не проявляй агрессию по отношению к другим или их собственности. Все понимают эти законы, и нет нужды в испорченном и развращающем правительстве, чтобы разрабатывать их в дальнейшем, как мне кажется.

Люди вроде тебя, с которыми мне нравится общаться, понимают это. Кроме того, я считаю, что тебе удается сохранять спокойствие при разговоре с прихлебателями государства… возможно, ты делаешь это, чтобы просто убедиться, действительно ли там под униформой человек.

Л: Хорошо, хорошо, но я не хочу комментировать в печати все, что я делал. Суть не в том, чтобы похвалить тебя или меня, а показать людям, что подчинение – это выбор, а не предрешенный результат. Свобода – это то, что никогда не получишь, ожидая разрешения, а только лишь применяя ее настолько решительно, насколько позволяет твоя творческая энергия. Несогласие с барьерами – как когда ты рассказал служащим отеля в Аспене, куда им засунуть закон о запрете курения в баре, и что ты бы ответил бы, если бы вошел мэр.

Говоря самыми общими словами, я думаю, что ошибочно думать о свободе как о существительном, нежели как о глаголе. И твои поступки показывают миру последствия делания свободы, а не ожидания, пока эту свободу предоставят.

Даг: Да, это так. И чтобы не гладить себя по головке, стоит отметить, что были времена, когда и у меня были неудачи, и я практически был банкротом – но это была моя проблема и ничья больше. Так что отсутствие денег – это не оправдание, чтобы не принимать ответственность за свою жизнь и не жить так, как хочется. Мою свободу мне дали не родители или правительство.

Л: Стоп-стоп! Итак… проблемы для инвесторов?

Даг: Отношение – это все, оно значит очень много. Если позволишь, чтобы с тобой обращались как со скотом или пасли как овец, ты не сможешь инвестировать, чтобы максимизировать свою свободу. Мы можем много говорить об этом, но мы и так долго рассуждаем. Начинать нужно с диверсификации активов в разных политических юрисдикциях, чтобы каждому предполагаемому Большому Брату было сложнее загнать тебя в загон. Это правило, о котором забывают почти все – но это самая важная вещь на свете.

Я бы хотел рекомендовать книгу. Кроме Концепции эгоизма Рэнд, я бы сказал, что она самая важная из всех, что я читал, и что она сильнее всего повлияла на мое мышление: это Рынок свободы Таннехилла. В ней ясно и точно описывается, как могло бы работать общество без правительства. Ее можно бесплатно скачать на сайте Института Мизеса. Если понять основное, то чувствуешь себя гораздо менее обязанным поддерживать деструктивный институт правительства, потому что осознаешь, что в нем нет необходимости.

Л: В наших беседах мы обсуждали валютный контроль и жизнь за рубежом, и конечно, Аргентину. Что еще?

Даг: Не чувствовать себя виноватым в том, что ищешь страну с низкими налогами, чтобы там отчитываться о доходах, иметь собственность и так далее. Голосовать ногами важно не только для прав человека, но и для всего мира; чем больше ищешь наименее обременительное правительство, тем больше правительства будут стараться меньше подавлять, и тем лучше для всех нас.

Л: А проще всего применять свою свободу, как это делаешь ты. Что насчет тенденций?

Даг: Как раз такие, о которых мы только что говорили – но теперь нам нужно поторопиться. Я вижу, что в новом законе о занятости, только что подписанном Обамой, заложен новый валютный контроль. Он необязательно запрещает все новое. Но в нем присутствуют новые требования к отчетности и штрафы. Это только пробный шар. Как сказал Менкен (Mencken), пока заседает Конгресс, любая жизнь и собственность в опасности.

Л: Я понял, что ты был прав насчет неизбежности всего этого, но должен признать, что это началось раньше, чем я думал.

Даг: Иногда я терпеть не могу оказываться правым. И все-таки я думаю, что все будет еще хуже, чем даже я могу представить. Помните мантру: Ликвидировать, Консолидировать, Создавать, Спекулировать.

Л: А какие-то конкретные инвестиции?

Даг: В настоящее время я не вижу ничего лучше золота. Если у вас нет серьезных позиций в золоте, стоит быстро купить его – и, по возможности, за пределами США.
. [URL="http://city.is74.ru/forum/index.php?
 

erofeev44

Ословед
Это же американские поделки. А у них не государство, а вот то самое, что описывает диалог.
И что они распространяют по миру в качестве официальной системы ценностей.

Открытый рынок приведёт к тому, что Россия лишится индустриального производства.
Более того, сами штаты-то чё будут делать, когда их пошлют с посредническими услугами?
Люди предлагают идеальный открытый рынок, не понимая, что это, теретически, гарантирует им натуральное хозяйство.
Просто потому, что объективные условия среды не позволяют произвести что-нибудь ценное для мирового рынка.
Это довольно просто: что ты продашь, чтобы купить автомобиль, в условиях, когда что бы ты не произвёл, оно получится банально дороже, чем у конкурентов?
Ты сможешь обмениваться только с такими же счастливыми, как ты.
Но зачем тебе обмениваться с ними, если кто-то привёз издалека такой же товар, но дешевле?
Да только не привезут, ибо ты ничего достойного внимания не произвёл))
У американцев нет этой проблемы, потому что за предоставление зелёной бумаги они получают мзду.

Т.е. сша как-нибудь перекантуются. А северная Россия?
Если за такой мир собирается бороться Даг, то...
Даг - враг.
Для такого не жалко ни свинца, ни коктейля.
Не могу сказать подобное про его наивных последышей.
Часть из них безобидно заблуждаются.

Это вообще интересно: сначала граждане америки приобретают блага, которые не заработали бы при честном распределении вознаграждений.
А после этого грабежа всего мира начинают рассуждать о морали.
Для них же само собой разумеются все преимущества, которые получены в результате циничной политики государства, в котором они живут.

И чем, собственно, занимается Даг? Инвестициями. Хотя, игра на котировках, вообще-то, называется спекуляцией.
Видимо, он всех призывает свободно "инвестировать" в экономику Китая, например, где подростки засыпают над станком.
Безбожное чмо.
 
вопросы косвенные, на грани

Это же американские поделки. А у них не государство, а вот то самое, что описывает диалог. ...
ну-ка, ну-ка, а что же у нас? и второй, главный, вопрос: что именно, ты думаешь, описывает диалог?
... Открытый рынок приведёт к тому, что Россия лишится индустриального производства. ...
голословно. почему лишится? что ты подразумеваешь под открытым рынком?
... Более того, сами штаты-то чё будут делать, когда их пошлют с посредническими услугами?
Люди предлагают идеальный открытый рынок, не понимая, что это, теретически, гарантирует им натуральное хозяйство. ...
сам Даг про, как он их называет, "дуракус американус": "Так или иначе, все будет очень серьезно. Как я только что сказал, когда появляется неконтролируемая инфляция в местах вроде Зимбабве, где большинство просто выживает, люди с садами и курятниками пострадают, но они как-то продержатся. Но все совсем иначе, когда рушатся самые богатые и развитые экономики мира. Американцам грозит серьезное снижение стандарта жизни, к чему они совершенно не готовы, и это будет катастрофа. У них нет садов и курятников, чтобы прокормить их. Деться некуда."

"Так как политическая ситуация в мире продолжает приближаться к тому, что, как мне кажется, будет слабо напоминать Третью мировую войну, велики шансы, что американское правительство в конце этой финансовой веревочки объявит дефолт по своим обязательствам, радикально обвалив доллар. Они уже давно перестали мыслить миллионами. Они уже и миллиардами не мыслят, счет пошел на триллионы. Скоро Обаме придется спрашивать у шута, которого он назначил главным советником, что там идет за триллионами. Эти милые иностранцы, предоставившие американцам реальный капитал в обмен на клочки бумаги, узнают, что на самом деле все, что у них есть – это просто пачка бумаги. А может, даже не бумажки, а записи в бухгалтерской книге, заменяющие эти бумажки.

И недовольство почувствуют не только правительства Китая или Японии. Еще и сотни миллионов людей во всем мире – везде, от России до Конго, Мексики, Таиланда, – которые накопили триллионы этих бумажек под матрацами, так как они справедливо не доверяют бумагам своих собственных правительств, будут так же недовольны Штатами.

Это большая проблема. Это не просто еще один экономический кризис, когда десятки миллионов обнаруживают, что их накопленные за всю жизнь сбережения исчезают в воздухе. Здесь мы видим катаклизм, который произойдет уже очень скоро. Я не хочу звучать как провокатор, но я думаю, что ситуация гораздо, гораздо более взрывоопасная, чем кажется на поверхности, гораздо хуже, чем показывают в новостях.
"

. и на том пока хватит, также как и разговоров о несчастных китайчатах, прикованных к станкам. лично мне плевать. лишь бы вот в таких вот энтимеммах...

... Если за такой мир собирается бороться Даг, то...
Даг - враг.
...

... люди понимали, что "такой мир" - это лишь что-то, что для себя вынес некто erofeev44 из разговора некоего Л с каким-то там Дагом, и потому теперь склонен уверять окружающих, что Даг Кейси - враг ему. офф, в общем.

м-ха-ха. мне вот всего одно "безбожное чмо", утверждающее, что "правительства – это не живые люди, которым важно и которых можно убедить хорошо себя вести. Это группа людей – политиков и бюрократов не самых приятных мастей – которые преследуют собственные интересы" и "так как институт правительства основан на силе, на принуждении, они чувствуют, что у них есть право делать абсолютно все, что им вздумается. Они обеляют любые виды преступности, рассказывая, что они действуют в «интересах государства» или тому подобные байки", и хотя бы гипотетически действующее в соответствии со своими убеждениями, во стократ милее тысяч ура-патриотов со святым елеем на, простите, бошке, добрыми намерениями в сердце и, почти наверняка, трусливым взглядом в повседневной реальности.
 

erofeev44

Ословед
вопросы косвенные, на грани
мне как бэ до п*ды дверцы, до какой грани я тебя достал
попытка №2, хотя, похоже, ты уже сектант-общечеловек
но даже целый мир таких военов проигрывает слаженной работе грамотно организованной государственной машины, что убедительно доказал Советский Союз

ну-ка, ну-ка, а что же у нас? и второй, главный, вопрос: что именно, ты думаешь, описывает диалог?
диалог описывает многочисленные нарушения штатами государствообразующих функций)) ради которых люди и объединяются в государство
но собеседники предпочитают относить все беды на государство как таковое, а не нарушенные принципы его обустройства
у нас, конечно, идёт процесс разрушения государства по типу американского через привнесение ложных западных ценностей
но так было не всегда
до 1988 года, когда КПСС представляла декоративный орган государственной власти, система защищала семью как ячейку общества, а не давила её
и то, на что жалуются собеседники, у нас было невозможно, хотя некоторые обстоятельства обкрадывали жизнь современников - исключительно вследствие проникновения в высшую иерархию управления плебеев, но не принципиальной ошибочности устройства системы

голословно. почему лишится? что ты подразумеваешь под открытым рынком?
открытый рынок - это такой, когда предприниматель может свободно перемещать капитал (деньги, средства производства, сырьё, интеллектуальные наработки) через границы
Россия неконкурентоспособна в этих условиях, потому что очень велики издержки на производство: из-за климата, больших расстояний, отсутствия незамерзающих водных транспортных путей.
Предпренимателю выгодно инвестировать за рубежом. Самое главное, что отечественному предпринимателю тоже.
Поэтому капитал будет только покидать пределы страны, если границу для него не закрыть...
Это единственный выход.
Уверен, когда вакханалия закончится, тех кто настаивал на открытии финансовых границ и не успел сбежать, будут судить за измену родине.

сам Даг про, как он их называет, "дуракус американус"
[...]
У них нет садов и курятников, чтобы прокормить их. Деться некуда.
Про "деться некуда" Дага - это как раз следствие открытости американского рынка.
Пока все пользуются долларами, это река халявных денег со всего мира. Как только перестанут, американцы пожалеют об отсутствии своих "курятников".
Город мёртвых Детроит, бывший производственным центром, олицетворяет в масштабе процесс деиндустриализации Запада.

Чё там этот Даг несёт про Россию - пусть молчит. Раз не понимает, чем оборачивается отмена финансовых границ для нашей страны - единственной северной, где никто больше государства никогда не строил.

Понятно, что ситуация взрывоопасная. Но она несёт и положительный момент. Локомотивом экономики перестанут быть штаты. Европа тоже сдаст. А с Китаем возможен конструктивный диалог. А если начнётся международная торговля за юани, то и кризис станет фатальным только для Запада.

За ссылку на информацию по Китаю спасибо. Её как раз не хватало.
Если условия труда у них лучше, чем пытаются показать некоторые ангажированные "эксперты", рад за них.
Однако, не стоит отрицать, что работает население субтропических районов земного шара, а "золотой миллиард" занят в сфере услуг, потребляя незаработанное.

Кажется, я объяснил, почему Даг - враг.

"правительства – это не живые люди, которым важно и которых можно убедить хорошо себя вести. Это группа людей – политиков и бюрократов не самых приятных мастей – которые преследуют собственные интересы" и "так как институт правительства основан на силе, на принуждении, они чувствуют, что у них есть право делать абсолютно все, что им вздумается. Они обеляют любые виды преступности, рассказывая, что они действуют в «интересах государства» или тому подобные байки"
последний голубенький абзац - пример демагогии
взрослый человек рассуждает как обиженный школьник, отрицая собственную причастность к американскому образу жизни
вывод в пользу эгоизма в попытке откреститься от плохого государства сша уважения не добавляет
тем более, что эгоизм и является национальной идеей "дуракус американус"

в нормально организованной государственной системе правительство не всесильно, но подотчётно
советская система обладала запасом прочности, позволяющем сохранять курс даже при занятии трона внесистемной оппозицией
именно с целью сломать эту надёжную систему в 1988 г. были внесены изменения в Конституцию, утвердив Съезд народных депутатов высшим органом власти, будь он неладен
а то, что сообщает Даг, характерно, главным образом, для Пиндостании - для Европы уже в меньшей степени
Вот и чего он лезет со своим мировым счастьем, не имея представлений об альтернативных системах устройства государства?

И я не понял главного: а действия-то предполагаются про превращению планеты Земля в рынок?
 

Змей Горыныч

гуманозавр
Награды
5
Ради бога, Гитлера тоже выбрали демократическим путем.


:crazy2:


Нет, что ни говори, а идея анархии чисто русская, и капиталисту Дагу Кейси её не понять никогда.
Лениво даже опровергать его бред об "анархо-капитализме".)))

Читайте М.Бакунина, П.Кропоткина и Л.Толстого.
 
мне как бэ до п*ды дверцы, до какой грани я тебя достал ...
на грани офф-топа, дорогой вы мой ещё один человек, общающийся с собственными проекциями, а не с собеседником - воистину "сон разума рождает чудовищ". достать же меня тебе не под силу, если только где не встретимся на улицах.

но вернёмся в русло темы: я весьма рад, что живу не в СССР, и любые ценности, которые я себе выберу не могут быть мне вот так запросто заменены на другие, не "ложные". полагаю, что ты и сам не так бы радовался, когда б попал в тоталитарное полицейское государство, обнаружив при том, что твои желания вне закона. в чём бы они там не заключались, здесь важен сам принцип.

отсюда же и такой вопрос: как может государство заботится о благе меньшинства, если то, что благо для этих людей, запрещено законом этого государства? если трудно соображать на таком достаточно отвлечённом от конкретики уровне - добро пожаловать на дно: современная Россия, люди потребляющие марихуану. это ли не благо для них, то, что они сознательно и произвольно выбрали себе за радость? меня нет в их строю, я не одобряю моральные качества многих из них, но я солидарен с ними в том, что у них есть право не лежать на своей земле мордой в асфальт или не сидеть взаперти. если тебе нравится, что твоим телом распоряжается кто-то другой, это, блин, совсем-совсем не значит, что то же должно нравится всем людям. все вы, альтруисты чистой воды, ага, как насчет заткнуться и не парить мне мозги своими законами, определяющими, что есть моё счастье, и направленными на его удовлетворение? вы сначало себе помогите. (впрочем, себе люди имеющие отношение ко власти помогают обычно в первую очередь, о чём это я...)

вот снова цитата из Роберта Энсона Хайнлайна, да отпечатается это имя навечно вам на сетчатку:
Политические ярлыки, такие, как «роялист», «коммунист», «демократ», «популист», «фашист», «либерал», «консерватор» и так далее, не относятся к числу основных критериев. Человеческая раса политически подразделяется на тех, кто хочет властвовать, и на тех, кто не имеет подобного желания. Первые - это идеалисты, руководствующиеся высочайшими мотивами ради процветания масс. Последние - угрюмые скупердяи, подозрительные и обделенные альтруизмом. Но иметь их соседями куда приятнее, чем первых.
я согласен.

Горыныч, ну давай скажи ещё, что

о непрактичности единого мирового правительства и крахе западной демократии (стащено с того же goldenfront.ru)

18 апреля 2011

DailyBell: Пожалуйста, ответьте на следующие вопросы, так как наши читатели еще не знали о вашей работе и твердых убеждениях. Давайте начнем прямо сейчас. Почему демократия – «Бог, который потерпел неудачу»?

Д-р Ханс-Херманн Хоппе: Традиционной формой государства до современности была (абсолютная) монархия. Демократическое движение было направлено против королей и классов титулованного дворянства. Монархию критиковали за несовместимость с базовым принципом «равенство перед законом». Она зиждилась на привилегиях и была несправедливой и эксплуататорской. Предполагалось, что демократия будет выходом из этой ситуации. При открытом участии и доступе в правительство государства для каждого на равных условиях, как утверждали сторонники демократии, равенство перед законом станет реальностью, и восторжествует настоящая свобода. Но все это – большая ошибка.

Да, при демократии любой может стать королем, так сказать, а не только привилегированный круг людей. Таким образом, в демократии не существует личных привилегий. Однако существуют функциональные привилегии и привилегированные функции. Деятельность государственных чиновников в соответствии с занимаемой должностью регулируется и защищается «государственным законом», и таким образом, они занимают привилегированное положение по сравнению с людьми, действующими всего лишь на основании «гражданского права». В частности, государственным чиновникам разрешается финансировать или субсидировать собственную деятельность через налоги. То есть они могут принимать участие и жить за счет того, что в частных отношениях между субъектами гражданского законодательства запрещено и считается «воровством» или «незаконными доходами». Таким образом, привилегия и судебная дискриминация – и отличия между управляющими и субъектами – при демократии не исчезнут.

Хуже того: при монархии отличия между правителями и управляемыми понятны. Я знаю, к примеру, что я никогда не стану королем, и поэтому я буду стремиться противостоять попыткам короля поднять налоги. При демократии граница межу правителями и управляемыми размывается. Может создаться иллюзия, «что мы все управляем сами собой», и сопротивление к повышению налогообложения соответственно ослабевает. Я могу сам стать принимающей стороной: получателем налогов, а не налогоплательщиком, и таким образом благоприятно относиться к налогообложению.

Более того: будучи потомственным монополистом, король относится к управляемым им территории и народу как к своей собственности и участвует в монополистической эксплуатации этого «имущества». При демократии монополия и монополистическая эксплуатация не исчезает. Скорее, происходит следующее: вместо короля и дворянства, относящихся к стране как к частной собственности, ответственность за страну лежит на временном и заменимом «смотрителе»-монополисте. Этот смотритель не владеет страной, но до тех пор, пока он занимает свой пост, ему разрешается использовать ее на благо себе и своим протеже. Он владеет временным пользованием – узуфруктом – но не основными фондами. Это не отменяет эксплуатации. Напротив, из-за этого эксплуатация становится менее расчетливой и происходит практически безотносительно основного капитала. Эксплуатация становится недальновидной, а потребление капитала систематически усиливается.

Если демократия провалилась, что вы можете предложить взамен? Каково идеальное общество? Анархический капитализм?

Я предпочитаю термин «гражданское общество». В гражданском обществе каждый человек и организация подчиняется одному и тому же своду законов. Никакой общий закон не предоставляет привилегий конкретным людям или должностям, существующим в данном обществе. Существует только частный закон (и частная собственность), одинаково применимый ко всем и каждому. Никто не может получать собственность иначе, кроме как через первоначальное приобретение вещей, ранее не имевших хозяина, через производство или посредством добровольного обмена, и никто не обладает привилегией облагать налогом и отчуждать. Более того, никому не позволяется запрещать кому-то другому использовать свою собственность, чтобы производить то, что ему захочется, и конкурировать с тем, с кем ему захочется.

Как в этом обществе обеспечивался бы закон и порядок? Как бы работала ваша идеальная система правосудия?

В обществе гражданского закона обеспечением закона и порядка – безопасности – занимались бы самостоятельно финансируемые люди и органы, ведущие конкурентную борьбу за добровольно оплачивающих (или не оплачивающих) заказчиков – как при производстве всех остальных товаров и услуг. Работу этой системы лучше всего можно представить в противоположности к нынешней, так хорошо знакомой государственнической системе. Если выразить явное отличие – и преимущество – конкурентной индустрии охраны перед существующей практикой одним словом, этим словом было бы «договор».

Государство действует в законодательном вакууме. Между государством и его гражданами нет договора. В контракте не оговаривается, кто чем в действительности владеет и что, в соответствии с этим, нужно защищать. Не оговорено, какую услугу должно оказывать государство, что нужно делать, если оно будет пренебрегать своими обязанностями, а также то, какую цену должен платить «клиент» такого «сервиса». Отнюдь, государство в одностороннем порядке устанавливает правила игры и может их менять с помощью законодательства в процессе игры. Очевидно, что такое поведение немыслимо для самостоятельно финансируемых поставщиков услуг по обеспечению безопасности. Просто представьте такого поставщика, будь то полиция, страховщик или третейский судья, чье предложение выглядит так: по условиям контракта я вам ничего не гарантирую. Я не скажу вам, что мне надлежит делать, если, по вашему мнению, я предоставляю вам свои услуги в ненадлежащем объеме – но в любом случае я сохраняю за собой право в одностороннем порядке устанавливать цену, которую вы должны мне платить за такой непонятный сервис. Любая подобная компания немедленно исчезнет с рынка из-за полного отсутствия клиентов.

Любой частный поставщик услуг безопасности на самостоятельном обеспечении должен вместо этого предлагать своим потенциальным клиентам договор. А дабы выглядеть приемлемым для добровольно оплачивающих потребителей, этот договор должен содержать четкие описания собственности, а также четко обозначенные взаимные услуги и обязанности. Каждая сторона соглашения на время его действия или до выполнения контракта была бы связана сроками и условиями; и любое изменение сроков и условия потребовало бы единогласного одобрения всех заинтересованных сторон.

В частности, чтобы покупателей услуги устроили эти контракты, они должны содержать положения о том, что будет происходить в случае конфликта или спора между охранником или страховщиком и его собственным подзащитным или страхователем, а также в случае конфликта между различными охранниками или страховщиками и их соответствующими клиентами. И в этом отношении существует лишь одно решение, приемлемое для обеих сторон: в этих случаях по условию договора стороны конфликта соглашаются на решение спора независимой третьей стороной, которой доверяют оба конфликтующих. А что касается этой третьей стороны, то она также самостоятельно финансируется и ведет конкурентную борьбу с другими третейскими судьями или органами. Ее клиенты, то есть страховщики и страхователи, ожидают от нее вердикта, который все стороны признают справедливым и честным. Только третейские судьи, способные принять такое решение, добьются успеха на рынке арбитража. Не способные на это и пристрастные или предвзятые судьи исчезнут с рынка.

То есть вы отрицаете, что мы нуждаемся в защите государства?

Так и есть. Государство не защищает нас; скорее, оно вторгается к нам и использует нашу конфискованную собственность для своей защиты. Стандартное определение государства звучит так: государство – это орган, характеризующийся двумя уникальными, логически связанными качествами. Во-первых, государство является верховным судьей во всех конфликтах, включая споры, в которых участвует оно само и его органы. Над государством никого нет. Во-вторых, государство – это орган, который обладает территориальной монополией на налогообложение. То есть это орган, который может в одностороннем порядке устанавливать цены, которые его субъекты должны выплачивать за услуги государства как верховного судьи. На основании этого институционального устройства можно с уверенностью предсказать последствия. Во-первых, вместо предотвращения и разрешения конфликта монополист с правом принятия окончательного решения будет вызывать и провоцировать конфликт, чтобы уладить его с выгодой для себя. То есть государство не признает и не защищает существующий закон, оно извращает закон через законодательство. Противоречие номер один: государство – это защитник закона, который сам при этом нарушает закон. Во-вторых, вместо поддержки и защиты всех и каждого монополист налогообложения будет заведомо максимально увеличивать свои расходы на защиту и в то же время сводить к минимуму само производство защиты. Чем больше денег может потратить государство и чем меньше оно должно работать за эти деньги, тем для него лучше. Противоречие номер два: государство – это отчуждающий защитник собственности.

Существуют ли хорошие законы и нормативы?

Да. Есть несколько простых хороших законов, которые интуитивно признает и почитает практически любой, и которые также можно назвать «хорошими» и «честными» законами. Первый: если бы не было межличностных конфликтов, и мы все жили бы в гармонии, закон или норма были бы не нужны. Цель законов или норм – помогать избежать неизбежных при их отсутствии конфликтов. Только законы, достигающие этой цели, можно назвать хорошими. Закон, порождающий конфликт, а не помогающий его избежать, противоречит природе законов, то есть, является плохим, неправильно функционирующим или искаженным законом.

Второй: Конфликты возможны только в том случае и только до тех пор, пока товары редки. Люди ссорятся, потому что они хотят использовать один и тот же товар различными, взаимоисключающими способами. Либо я выигрываю, и все происходит по-моему, либо побеждаешь ты, и все идет по-твоему. Мы не можем быть «победителями» оба. В случае дефицита товаров нам нужны правила или законы, помогающие сделать выбор между альтернативными, конфликтующими требованиями. Напротив, «доступные» товары, то есть товары, существующие в избытке, неисчерпаемые или воспроизводимые бесконечно, не являются и не могут быть источником конфликта. Когда бы я не использовал недефицитный товар, это никоим образом не уменьшает предложение этого товара, доступное вам. Я могу делать с ним все, что мне хочется, и вы в то же самое время можете с ним делать все, что вам захочется. Проигравших среди нас нет. Мы оба – победители, поэтому когда речь идет о недефицитных товарах, никакие законы не нужны.

Третий: Всех конфликтов, касающихся дефицитных товаров, можно избежать, только если каждый товар находится в частном владении, то есть эксклюзивно контролируется одним конкретным человеком (людьми), а не другим, и всегда понятно, какой вещью владеют и кто, а какой – нет. А чтобы избежать всех возможных конфликтов со времен появления человечества, нужно только иметь правило, регулирующее первое, первоначальное распределение ранее бесхозных, данных природой товаров в качестве частной собственности. Короче говоря, существуют, по сути, три «хороших закона», которые обеспечивают бесконфликтное взаимодействие или «вечный мир»: а) тот, кто первый присваивает нечто ранее бесхозное, является его эксклюзивным собственником (как первый получатель он не может вступить в конфликт с кем-то еще, потому что все остальные появились на месте происшествия только позднее); б) тот, кто производит что-то с помощью своего тела и домашнего имущества, является собственником этого продукта, если при этом он не нарушает физической неприкосновенности собственности других; и в) тот, кто приобретает что-то у предыдущего владельца посредством добровольного, то есть взаимовыгодного обмена, становится собственником этой вещи.

Как, в таком случае, определяется свобода? Как отсутствие государственного принуждения?

Общество свободно, если каждый человек считается единоличным собственником собственного (дефицитного) физического тела, если каждый имеет возможность присваивать или «одомашнивать» ранее бесхозные вещи в частное владение, если любой может пользоваться своим телом и своими домашними товарами для производства чего угодно (без нарушения физической неприкосновенности собственности других), и если все могут договариваться друг с другом относительно соответствующей собственности любым способом, считающимся взаимовыгодным. Любое вмешательство в этот порядок считается актом агрессии, и общество не свободно в пределах таких агрессий.

Что вы думаете об авторском праве? Вы верите в то, что интеллектуальной собственности не существует, как считает Кинселла?

Я согласен с моим другом Кинселлой, что идея о правах на интеллектуальную собственность не только неправильна и сумбурна, но и опасна. И я уже вкратце рассказывал, почему это так. Идеи – рецепты, формулы, высказывания, аргументы, алгоритмы, теоремы, мелодии, модели, ритмы, изображения и так далее – определенно являются товаром (до тех пор, пока это хорошие, а не плохие рецепты и т.п.), но это не дефицитные товары. Будучи придуманными и выраженными, это бесплатные, неисчерпаемые товары. Я насвистываю мелодию или пишу стихотворение, вы слушаете мелодию или читаете стихотворение и воспроизводите или копируете его. Этим вы ничего у меня не взяли. Я могу свистеть и писать, как и раньше. По сути, весь мир может копировать меня и все равно ничего у меня не взять. (Если бы я не хотел, чтобы кто-то копировал мои идеи, мне пришлось бы держать их при себе и никогда не выражать их).

Теперь представьте, что я получил право собственности на свою мелодию или стих, чтобы запретить вам копировать их или требовать с вас за это авторские отчисления. Во-первых: разве это не подразумевает, что я, в свою очередь, должен платить роялти человеку (или его наследникам), который изобрел свист и письмо, а потом еще и тем, кто придумал звукообразование и язык, и так далее? Во-вторых: запрещая вам или заставляя вас платить за насвистывание моей мелодии или чтение моего стихотворения, я на самом деле (отчасти) становлюсь вашим собственником: вашего физического тела, ваших голосовых связок, вашей бумаги, вашего карандаша и так далее, потому что при копировании меня вы не использовали ничего, кроме своей собственности. Если вы больше не можете меня копировать, тогда это означает, что я, владелец интеллектуальной собственности, экспроприировал вас и вашу «реальную» собственность. Получается следующее: право интеллектуальной собственности и права на реальную собственность взаимоисключаемы, и развитие интеллектуальной собственности следует рассматривать как самую опасное посягательство на идею собственности «реальной» (в случае с дефицитными товарами).

Мы предполагали, что если люди хотят привести в жизнь закон о наследственном авторском праве, то они это делают сами по себе, принимая на себя расходы и пытаясь различными способами противостоять нарушителям авторских прав своими силами. Тогда бремя контроля за исполнением ляжет на карман отдельного человека. Это целесообразное решение – позволить рынку самому заниматься этими проблемами?

Это был бы долгий путь в верном направлении. Или, что еще лучше: все больше судов в разных странах, особенно в странах за пределами картеля западных государств, возглавляемого США, давали бы понять, что они не слушают дела об авторском праве и нарушениях патента и рассматривают такие жалобы как уловки крупных западных компаний, имеющих связи в правительстве, таких как, к примеру, фармацевтические компании, с целью обогащения за счет других людей.

Что вы думаете о концепции Рагнара Редберда (Ragnar Redbeard) «Сила есть право»?

Можно дать две различные интерпретации этого высказывания. Первая не представляет для меня никакой сложности: я знаю разницу между «силой» и «правом» и, по сути, сила – это часто и есть то же, что и право. Большая часть, если не весь «публичный закон», например, это сила, замаскированная под правоту. Вторая интерпретация такова: я не знаю разницы между «силой» и «правом», потому что нет никакой разницы. Сила – это право, а право – это сила. Эта интерпретация содержит внутреннее противоречие. Ведь если вы хотели бы отстаивать это высказывание как правдивое в споре с кем-либо, вы, по сути, признаете право собственности вашего оппонента на его тело. Вы не нападаете на него, чтобы внушить ему правильное представление. Вы позволяете ему прийти к верной идее самостоятельно. Таким образом, вы признаете, по крайней мере, косвенно, что вы понимаете, что такое хорошо, а что такое плохо. Иначе в споре вообще не было бы смысла. Между прочим, это же справедливо для знаменитого изречения о том, что человек человеку волк. Утверждая, что это высказывание верно, вы на самом деле доказываете, что оно ложно.

Предполагается, что единственным способом реорганизации общества является возврат к кланам и племенам, которые были типичными для сообществ гомо сапиенса на протяжении десятков тысяч лет. Возможно ли в рамках деволюции повторное усиление кланового или племенного правосудия?

Я не думаю, что мы, в Западном мире, сможем вернуться к кланам и племенам. Современное демократическое государство разрушило кланы и племена и их иерархические структуры, потому что они стояли на пути стремления государства к абсолютной власти. Теперь, когда кланов и племен нет, мы должны попытаться построить модель общества гражданского права, которую я описывал. Но там, где еще существуют традиционные, иерархические клановые и племенные структуры, их стоит поддерживать, а к попыткам «модернизировать» «устаревшие» системы правосудия по западному образцу следует относиться с величайшим подозрением.

Вы также много писали о деньгах и денежных вопросах. Необходим ли свободному обществу золотой стандарт?

В свободном обществе рынок производил бы деньги, так же как и все прочие товары и услуги. В совершенно определенном и предсказуемом мире вообще не было бы такой вещи, как деньги. Но в мире с непредсказуемыми обстоятельствами люди начали ценить товары также и в соответствии с их конкурентоспособностью или рыночной привлекательностью, то есть как средство обмена. А так как товар, продающийся более легко и широко, предпочтительнее товара, продающегося менее легко и широко, в качестве средства обмена, на рынке существует неизбежная тенденция к появлению единственного товара, отличающегося тем, что он продается проще и шире всех остальных товаров. Этот товар называется деньгами. Будучи товаром, который продается проще всего, деньги обеспечивают своему владельцу лучшую с человеческой точки зрения возможную защиту от неопределенности в том, что их можно использовать для немедленного удовлетворения самого широкого круга возможных потребностей. Экономическая теория ничего не говорит о том, какой товар приобретет статус денег. Исторически это оказалось золото. Но если бы физическая природа нашего мира была бы иной или изменилась по сравнению с нынешней, роль денег выполнял бы или мог бы выполнять какой-то другой товар. Это решит рынок. В любом случае, правительству не нужно в это вмешиваться. Рынок обеспечил, и будет обеспечивать какой-то денежный товар и производство этого товара; как бы то ни было, он подчиняется тем же законам спроса и предложения, что и производство всего остального.

Как насчет парадигмы бесплатного банкинга? Допустимо ли частичное резервирование в частных банках или это преступление? Кто должен сажать в тюрьму за частный фракционный банкинг?

Допустим, золото – это деньги. В свободном обществе добыча золота происходит в условиях свободной конкуренции, банки также свободно конкурируют между собой. Банки предлагают различные финансовые услуги: надежное хранение денег, клиринг и посредничество между вкладчиками и кредитополучателями-инвесторами. Каждый банк выпускает собственные «ноты» или «сертификаты», фиксирующие различные операции и соответствующие договорные отношения между банком и клиентом. Эти банкноты – свободнообращающиеся. Пока все в порядке. Спорным у свободных банкиров является только статус депозитных операций с частичными резервами и ценными бумагами. Скажем, некто А размещает десять унций золота в банке и получает вексель (заменитель денег), подлежащий номинальному обмену по требованию. Потом на базе депозита А банк выдает заем C в размере 9 унций золота и с этой целью выпускает вексель, который также подлежит номинальному обмену по требованию.

Нужно ли это разрешать? Я так не думаю. Ведь теперь два человека, А и С, являются эксклюзивными владельцами одной и той же суммы денег. Логически это невозможно. Или, иными словами, есть всего 10 унций золота, но А имеет право собственности на 10 унций, а С владеет 9 унциями. Таким образом, прав собственности больше, чем самой собственности. Очевидно, здесь какое-то мошенничество, и во всех сферах, кроме денег, суды признавали такую практику мошеннической и наказывали преступников. С другой стороны, не проблема, если банк скажет А, что он будет выплачивать проценты по его вкладу, вложит его, к примеру, в инвестиционный фонд, состоящий из высоколиквидных краткосрочных финансовых векселей, и попытается выкупить акции А в этом инвестиционном фонде по требованию за фиксированную сумму. Такие акции вполне могут быть очень популярными, и многие люди могут вкладывать в них деньги вместо обычных депозитных счетов. Но, будучи акциями инвестфондов, они никогда не функционировали бы в качестве денег. Они бы никогда не стали товаром, которые продается проще и шире всех остальных товаров.

Что вы думаете о сложившейся парадигме центрального банкинга? Являются ли центральные банки в нынешнем виде главной катастрофой нашего времени?

Центральные банки, определенно, являются одними из величайших смутьянов нашего времени. Они, в частности, ФРС, ответственны за развал золотого стандарта, который всегда был преградой для инфляционной политики, и его замену с 1971 года на чистый стандарт бумажных денег (необеспеченных валют). С этих пор центральные банки могли создавать деньги практически из пустоты. Конечно же, увеличение количества бумажных денег не может обогатить общество, потому что увеличивается всего лишь количество макулатуры. В противном случае, почему все еще существуют бедные страны и бедные люди вокруг? Но большее количество денег обогащает их монопольного производителя (центральный банк) и их ближайших получателей (правительство и крупные, связанные с правительством банки и их главных клиентов) за счет последующих реципиентов.

Благодаря тому, что центральные банки могут печатать деньги в неограниченном объеме, правительства могут накапливать все большие дефициты и задолженности, чтобы финансировать войны, горячие и холодные, за границей и внутри страны, и участвовать в бесконечном потоке бессмысленных дел и авантюр. Благодаря центральному банку большинство «валютных экспертов» и «ведущих специалистов по макроэкономике» могут, сидя на зарплате, превратиться в правительственных пропагандистов, «объясняющих», как алхимики, как камни (бумага) могут превращаться в хлеб (богатство). Благодаря центральному банку процентные ставки можно искусственно понижать до нуля, направляя кредитные потоки в менее и наименее платежеспособные проекты и руки (и вытесняя достойные проекты и руки) и вызывая еще более масштабные инвестиционные пузыри и бумы, за которыми следуют еще более зрелищные спады. И благодаря центральному банку нам грозит постоянно возрастающая угроза надвигающейся гиперинфляции, когда придет пора расплаты.

Мы часто отмечали, что Семь холмов Рима первоначально были независимыми обществами, так же как итальянские города-государства в эпоху Возрождения и 13 колоний американской Республики. Похоже, что великие империи начинаются с отдельных сообществ, где люди могут покидать одно сообщество, если их подавляют, и перейти на соседнюю территорию, чтобы начать все заново. Какая движущая сила стоит за этим процессом централизации? Каковы составляющие элементы империи?

Все государства должны начинать с малого. Тогда людям проще сбежать. Но государства по своей природе все же агрессивны, как я уже объяснял. Они могут перекладывать затраты на агрессию на других, то есть несчастных налогоплательщиков. Им не нравится, когда способные люди сбегают, и они пытаются поймать их, расширяя территорию. Чем более талантливые люди находятся под контролем государства, тем лучше для него. Такие экспансионистские стремления встречают сопротивление со стороны других государств. На данной конкретной территории может существовать лишь один монопольный обладатель права на верховное правосудие и налогообложение. То есть конкуренция между различными государствами приводит к уничтожению. Либо А побеждает и контролирует территорию, либо В. Кто побеждает? По крайней мере, в долгосрочной перспективе победит то государство – и займет чужую территорию или установит гегемонию над ним и заставит его выплачивать дань – которое способно паразитическим образом использовать сравнительно более продуктивную экономику. То есть, иначе говоря, внутренне более «либеральные» государства (в классическом европейском значении слова «либеральный») будут стремиться добиться преимущества над менее «либеральными», то есть нелиберальными, или деспотическими государствами.

Если взять в пример только современную историю, мы можем таким образом объяснить возвышение либеральной Великобритании до ранга крупнейшей мировой империи и затем, последовательно, подъем либеральных Соединенных Штатов. И мы сможем объяснить мнимый парадокс: почему внутренне либеральные империи вроде США склонны к более агрессивной и враждебной внешней политике, чем внутренне угнетающие страны, такие как бывший Советский Союз. Либеральная американская империя была уверена в своей победе в войнах и военных авантюрах, в то время как деспотический Советский Союз боялся, что может проиграть.

Но создание империи также несет в себе семена разрушения. Чем ближе государство к основной цели мирового господства и единого мирового правительства, тем меньше у него причин для того, чтобы поддерживать внутренний либерализм, и вместо этого оно делает то, что в любом случае свойственно всем государствам, то есть закручивает гайки и усиливает эксплуатацию оставшихся талантливых людей. Как следствие, при отсутствии доступных дополнительных источников дани и стагнации или спаде внутреннего производства внутреннюю политику хлеба и зрелищ больше невозможно поддерживать. Наступает экономический кризис, и неминуемый экономический спад стимулирует тенденции к децентрализации, сепаратистские и диссидентские движения, и ведет к развалу империи. Мы видели, как это произошло с Великобританией, и мы видим, как это происходит сейчас с Соединенными Штатами – империей, которая дышит на ладан.

В этом процессе есть и важная денежная сторона. Господствующая империя обычно предоставляет ведущую международную резервную валюту, вначале это была Британия с фунтом стерлингов, а потом США с их долларом. Учитывая, что доллар используется иностранными центробанками в качестве резервной валюты, США могут накапливать постоянный «дефицит без слез». То есть США не должны платить за постоянный перевес импорта над экспортом, так как между «равными» партнерами считается нормой отправлять все большие объемы экспорта за рубеж (платить экспортом за импорт). Скорее так: вместо того, чтобы использовать доходы от экспорта на покупку американских товаров для внутреннего потребления, иностранные правительства и их центральные банки, в качестве признания своего зависимого положения по отношению к господствующим США, используют свои долларовые резервы на покупку американских правительственных облигаций, чтобы помочь американцам продолжать потребление сверх меры.

Я недостаточно знаю о Китае, чтобы понять, почему он использует свои громадные долларовые резервы на покупку американских облигаций. В конце концов, Китай не должен быть частью американской империи. Может быть, его руководство прочло слишком много американских учебников по экономике и теперь тоже верит в алхимию. Но если бы только Китай захотел слить бумаги Минфина США и вместо этого накапливать золотые резервы, это бы положило конец американской империи и доллару в их сегодняшнем виде.

Возможно ли, что тень невероятно богатых семей, живущих в лондонском Сити, частично ответственна за все это? Стремятся ли эти семьи и их посредники к мировому правительству элит? Это заговор? Видите ли вы мир в виде борьбы между централизующими порывами элит и более демократическими стремлениями остальной части общества?

Не уверен, что заговор – верное слово, потому что благодаря таким людям, как Кэрролл Куигли (Carroll Quigley), известно многое из того, что происходит. В любом случае, определенно точно, что существуют такие невероятно богатые семьи, сидящие в Лондоне, Нью-Йорк Сити, Тель-Авиве и где угодно, которые разглядели колоссальные возможности для личного обогащения в процессе создания государства и империи. Главы больших банкирских домов сыграли ключевую роль в основании Феда, потому что они поняли, что аппарат центрального банка позволит их собственным банкам раздувать инфляцию и выдавать кредит в добавок к деньгам и кредиту, созданным центральным банком, а также что «кредитор последней инстанции» - это инструмент, позволяющий им получать частные прибыли до тех пор, пока все будет хорошо, и национализировать расходы, если все пойдет плохо.

Они осознали, что классический золотой стандарт являлся естественным препятствием к инфляции и кредитной экспансии, так что они сначала способствовали созданию поддельного золотого стандарта (золотовалютный стандарт), а затем, после 1971 года, чистого режима необеспеченных денег. Они поняли, что система свободно колеблющихся национальных необеспеченных валют все еще несовершенна с точки зрения инфляционной политики, ведь превосходству доллара угрожали другие конкурирующие валюты, такие как сильная немецкая марка, к примеру; и чтобы снизить и ослабить эту конкуренцию, они поддерживали программы «валютной интеграции», такие как создание Европейского Центрального банка (ЕЦБ) и евро.

И они осознали, что их главная мечта о неограниченном фальшивомонетничестве может стать реальностью, только если им удастся создать мировой центральный банк с американским господством, который будет выпускать мировую бумажную валюту, такую как банкор или феникс; так что они способствовали созданию и финансированию множества организаций, таких как Совет по международным отношениям, Трехсторонняя комиссия, Бильдербергская группа и так далее, которые способствуют реализации этой цели. Кроме того, ведущие промышленные магнаты поняли, какие прибыли можно получить благодаря предоставленным государством монополиям и субсидиям, а также с помощью эксклюзивных контрактов с оплатой издержек, освобождающих или ограждающих их от конкуренции, так что они тоже присоединились к государству и «пропитали» его.

В истории есть «случаи», а есть тщательно спланированные действия, которые вызывают непредусмотренные и непредвиденные последствия. Но история – это не только череда катастроф и сюрпризов. Большая ее часть спланирована и предопределена. Не обычными людьми, конечно же, а обладающей властью верхушкой, контролирующей госаппарат. Если кто-то хочет увести историю с нынешнего, предсказуемого движения к беспрецедентной экономической катастрофе, то ему необходимо поднять волну общественного негодования, безжалостно разоблачив дурные побуждения и махинации этих силовых элит, но не только тех, кто работает внутри государственного аппарата, но в особенности тех, кто остается в тени, за кулисами, и дергает за ниточки.

Мы считаем, что так же, как в свое время печатный станок Гутенберга полностью изменил существующее общественное устройство, Интернет делает то же самое сегодня. Мы полагаем, что Интернет может ознаменовать начало нового Возрождения после Эпохи обскурантизма 20 века. Вы согласны? Не согласны?

Д-р Ханс-Херманн Хопп: Конечно, эти изобретения определенно произвели революцию в обществе и значительно улучшили наши жизни. Сложно представить возвращение к доинтернетной и допечатной эпохе. Однако я не думаю, что научно-технические революции сами по себе и в себе также несут моральный прогресс и ведут к большей свободе. Скорее, я склонен считать, что технологии и технические достижения «нейтральны» в этом отношении. Интернет можно использовать для обнаружения и распространения как правды, так и лжи и неразберихи. Он наделил нас небывалыми возможностями избегать и ослабить нашего врага – государство, но он также предоставил государству небывалые возможности для шпионства за нами и уничтожения нас. Сегодня благодаря Интернету мы богаче, чем мы были, скажем, в 1900 году, без него (и богаче мы не благодаря государству, а вопреки ему). Но я бы настойчиво отрицал, что сегодня мы свободнее, чем были в 1900 году. Совсем наоборот.

Какие-нибудь заключительные мысли? Можете рассказать, над чем вы сейчас работаете? Какие книги или сайты вы могли бы рекомендовать?

Однажды я нарушил свой принцип не говорить о работе, пока она не закончена. Я сожалел об этом. Это была ошибка, и она не повторится. Что касается книг, я рекомендовал бы, в первую очередь, основные работы моих учителей, Людвига фон Мизеса и Мюррея Ротбарда, и прочесть их не один раз, а несколько раз время от времени. Их работа по-прежнему остается непревзойденной и будет оставаться таковой еще долгое время. Что касается сайтов, я чаще всего захожу на mises.org и lewrockwell.com. Что касается других сайтов, то меня называли экстремистом, реакционером, ревизионистом, элитистом, расистом, гомофобом, антисемитом, правым радикалом, сторонником теократии, безбожным циником, фашистом и, конечно же, как и любого немца, нацистом. Так что вполне объяснимо, что у меня фобия по отношению к «неполиткорректным» сайтам, которых должен избегать любой «современный», «приличный», «цивилизованный», «толерантный» и «просветленный» человек.

Благодарим вас за время, потраченное на эти вопросы. Для нас было особой честью задавать их вам в контексте вашей выдающейся работы.

Пожалуйста.
тоже не шарит. или - того хуже - шарят только М.Бакунин, П.Кропоткин и Л.Толстой.
 

erofeev44

Ословед
на грани офф-топа, дорогой вы мой ещё один человек, общающийся с собственными проекциями, а не с собеседником - воистину "сон разума рождает чудовищ". достать же меня тебе не под силу, если только где не встретимся на улицах.
на самом деле, ты совершенно напрасно возвёл меня в ранг врагов
моим "месседжем" было показать пагубность твоей идеологии для нашей страны
но вернёмся в русло темы: я весьма рад, что живу не в СССР, и любые ценности, которые я себе выберу не могут быть мне вот так запросто заменены на другие, не "ложные". полагаю, что ты и сам не так бы радовался, когда б попал в тоталитарное полицейское государство, обнаружив при том, что твои желания вне закона. в чём бы они там не заключались, здесь важен сам принцип.
Радость по поводу не жизни в СССР основана на байках по поводу, какой эта жизнь была.
Не сомневаюсь, что при реальной жизни в Союзе, который теперь вряд ли можно восстановить в прежнем виде, у тебя и мысли не возникло бы о каких-то поруганных принципах.
В полицейском государстве ты живёшь сейчас и, как в "матрице", имеешь крайне искажённое представление о недавнем прошлом.

Моей целью не является форматирование твоего сознания. Достаточно того, что появляются дополнительные вопросы к предлагаемым ценностям.
отсюда же и такой вопрос: как может государство заботится о благе меньшинства, если то, что благо для этих людей, запрещено законом этого государства?
любопытный вопрос - я тоже хотел бы услышать ответ на него
но у нас тут буря надвигается - и ещё сильнее хотелось бы, чтобы при решении насущных проблем этот вопрос остался вообще актуальным...
если трудно соображать на таком достаточно отвлечённом от конкретики уровне - добро пожаловать на дно: современная Россия, люди потребляющие марихуану. это ли не благо для них, то, что они сознательно и произвольно выбрали себе за радость? меня нет в их строю, я не одобряю моральные качества многих из них, но я солидарен с ними в том, что у них есть право не лежать на своей земле мордой в асфальт или не сидеть взаперти. если тебе нравится, что твоим телом распоряжается кто-то другой, это, блин, совсем-совсем не значит, что то же должно нравится всем людям
Меня интересуют не люди, которые чего-то там нарушают со своим телом. А создание социальной среды для появления таких людей. И прежде всего экономических предпосылок.
Вместо того, чтобы радоваться, какую свободу предлагает Даг, я предпочитаю обращать внимание на то, что этот самый Даг и создаёт условия для появления людей, не желающих жить.
все вы, альтруисты чистой воды, ага, как насчет заткнуться и не парить мне мозги своими законами, определяющими, что есть моё счастье, и направленными на его удовлетворение?
А что если всё так плохо, что твоих детей ждёт отсутствие всякого выбора? И при декларировании свободы они будут вынуждены умирать?
Тоже скажешь, что никакого плана и духовного объединения быть не должно для противостояния врагу?
На этом определяется, покончено с тобой или нет.
Или может, у тебя есть план, как достичь локальной независимости?
 
... В полицейском государстве ты живёшь сейчас и, как в "матрице", имеешь крайне искажённое представление о недавнем прошлом. ...
я отчетливо понимаю, где нахожусь, потому и весь сыр-бор. ты же по-прежнему не имеешь представления о моих представлениях. слишком узко мыслишь. смотри:
... моим "месседжем" было показать пагубность твоей идеологии для нашей страны ...
давай-ка на уровень выше, к чему эта антиглобалистичность (к тому же подумай о пагубности употребления словес аки "месседж" в контексте сохранения родного языка)? мне не нужно спасать эту страну. и в мыслях нет. для меня нет никакой разницы между тем же китайцем и мной, и я вижу, что любые правительства раз за разом дискредитируют себя, не выполняя толком свои основные обязательства по отношения к своим подданным. (и я вовсе не хочу быть подданым. ты же не захочешь платить в ресторане за прокисший суп? да еще если твой компот отнесли на соседний столик, а?) границы нынешних государств должны быть разрушены, но мне вовсе не нужно одно сверх-правительство, я из тех, кто способен пастись самостоятельно, без участия пастуха.

так как ты так любишь переходить на личности, то вот тебе краткий экскурс в меня - частичное объяснение вышесказанного. мой дед по матери - чистокровный (насколько это возможно в нынешних условиях, я допускаю наличие определенных примесей) немец, в данный момент проживает на территории своей исторической родины, его фамилия Брехт. моя бабушка по отцу - чистокровная татарка из Вишняково, и ее зовут Закира (последний звук выговаривается чем-то похожим на "э"). среди остальных моих предков - совершенно разнообразная смесь народов и национальностей. так вот: мне насрать - НАСРАТЬ - на любые расовые, нацистские и территориальные предрассудки: все мы люди, все на одной планете.
теперь копнём историю: как ты думаешь, каково в милом-пушистон СССР жилось моим предкам? прадед и прабабка - репрессированные, враги народа, при том, что никогда не состояли в рядах вооруженных сил нацистской Германии. соответственно, подумай, какая жизнь была у моего деда и даже моей матери (ты часто повторяешь слово "враг", что любопытно. ты конечно знаешь, что значит быть "врагом народа"?). далее - раскулачивание: хочешь, чтоб к тебе пришли и, "применив силу", все забрали? а одного моего прадеда расстреляли, ему поссчастливилось быть белогвардейцем. и прочее, прочее. не мори.

... Меня интересуют не люди, которые чего-то там нарушают со своим телом. ...
речь шла о том, что нарушаются их права по отношению к собственному телу. перечитай.
вообще же тебе памятка, как, кажется, начинающему вождю народов: люди всегда будут нарушать, даже законы природы. это в природе людей.
... я предпочитаю обращать внимание на то, что этот самый Даг и создаёт условия для появления людей, не желающих жить. ...
как многие другие. речь изначально была вообще не о Дагласе, это мог быть хоть даже Микола, при чем который бы говорил об индийском правительстве.
... А что если всё так плохо, что твоих детей ждёт отсутствие всякого выбора? И при декларировании свободы они будут вынуждены умирать? ...
свобода и есть возможность выбора. а моих детей к счастью не ждет ничего.
... Тоже скажешь, что никакого плана и духовного объединения быть не должно для противостояния врагу? ...
давай за что-нибудь одно: объединение или антиглобализм?
а главный враг - это невежество, запомни. ради его уничтожения, да, стоит иногда объединиться.
... Или может, у тебя есть план, как достичь локальной независимости?
хорошего пока нет.
 
Сверху