Словеска №1 - Игра

G

groget

Зовут его пока - Калека!

Крыса бежала быстро. Судя по всему ей очень хотелось жить. Хотя можно ли назвать жизнью её существование? И можно ли вообще назвать жизнью существование в этом месте. Город! Говорят родина хоть и уродина, но для каждого своя, любимая. Вряд ли это так. Для него это было исключение. Город был местом его рождения и его проклятия. Когти раскидывали землю и царапали стены. Он охотился. Для кого-то в городе - крысы были хищниками, опасными тварями, поджидающими на каждом углу. Для него эта была еда. Постоянная. Каждую ночь он выходил на охоту, чтобы утолить свой голод и чтобы размяться. Его громадные мышцы, спрятанные под толстым слоем меха и шерсти перекатывались в ожидании бега. Он был не просто тупым убийцем, он был охотником. эстетом. Его прельщала смерть и будоражила кровь - свежее мясо.
Крыса начала заметно уставать. Скоро, скоро её ноги начнут подкашиваться и на очередном повороте тело твари не устоит. Тут то её и настигнет ужас сзади. Клыки и мощные лапы настигнут наконец свою цель. Так и случилось. Но на очередном повороте крыса не упала, хотя ноги её подкосились Она сумела резко развернуться и встретить противника лицом к лицу. Громадный хвост полоснул по морде зубастой твари и оставил кровавый след, но уже в следующую секунду мощнейший удар поразил крысу, её голова невероятно развернулась и еда свалилась. Двухметровая, клыкастая тень склонилась над поверженной жертвой.
Разрывая приятное, свежее мясо, он задумался, что в последнее время крысы становятся всё более живучими. Вчерашнюю добычу он смог убить только со второго удара в голову, а эта вообще сопротивлялась. В переулке было тихо и спокойно, лишь громкое чавканье и хруст плоти разрывали сжавшуюся в городе тишину.
* * *
Я как всегда проснулся непонятно где. Мне было больно и ломило всё тело. Это стандартная процедура для меня. Хотя я и не знаю её причин, но утро всегда начинается для меня так. Мои воспаленные и красные глаза обвели местность в которую я попал за ночь. Дело в том, что я никогда не помню, что со мной происходит ночью. Я живу только днем, просыпаясь на утро в переулках с невообразимой болью и усталостью.
В этот раз со мной в переулке лежала громадная дохлая крыса. Точнее всё, что от неё осталось. Окровавленные ребра торчали из полусъеденной туши. Мясо и некоторые органы были раскиданы по всей территории переулка. Видимо ночью здесь был настоящий праздник желудка. Хорошо, что я догадался ночью забиться в самый отдаленный и темный угол. Видимо тварь, разделавшаяся с крысой, попросту меня не заметила. Я еле-еле поднялся на ноги. И сделал первый свой шаг. Мне нужно было идти. Оставаться здесь, в компании здоровенной, мертвой крысы было и неприятно и небезопасно (мало ли кого приведет сюда запах крови). В Городе хватало опасностей, но за время своей жизни здесь я понял главное. Хочешь жить – двигайся как можно чаще.
С этим делом у меня были определенные проблемы. Понимаете, я не просто не силен физически. Я практически ходячий скелет. Здесь в Городе вот уже долгое время я испытываю адскую боль днем и только ночью позволяю себе засыпать мертвецким сном. Я практически не двигаюсь, так как просто не имею для этого сил.
Всё это началось два месяца назад, когда на меня напала здоровенная тварь похожая на громадного, вставшего на задние лапы волка. Тогда мне чудом удалось её завалить. Сам до сих пор удивляюсь своим силам в том бою. Я прям как Супермен прыгал, бегал и крутился. Тварь была очень удивлена своей смерти. Видимо с ней это было впервые! Но вот уже на следующий день я проснулся больным, слабым и практически недвижимым. Поначалу я считал, что это последствия ран полученных мною в бою, но раны с течением времени затянулись, а я так и остался калекой. Калека в Городе, кишащем адовыми тварями и хитроумными ловушками. В Городе где каждый метр таит в себе опасность, а каждый сантиметр – смерть. В нем довольно сложно быть ходячим трупом, довольно сложно быть мной.
Тем не менее я не сдавался. Сдаваться – удел слабых, а я, как это не смешно звучит, себя таковым не считал. Каждый день я совершал героический поход до нового ночного убежища. (Откуда правда каждую ночь исчезал). Вот и в этот раз я решил не изменять себе и выбрал цель. Кое-как выйдя из переулка я обнаружил спуск в метро. «Надо же здесь есть метро» - подумал я. И тут же понял, что это отличное место для моей ночевки. Ещё около двух трёх часов мне понадобилось на спуск вниз а потом ещё около получаса на поиск темного и защищенного места. Вообщем найдя его я был полностью обессилен. Присев я решил задремать. И тут же, ни в чём себе не отказывая отрубился………. Ох как полезно - дневной сон……
 

Zara

Ословед
мультипост 2. часть 3,заключительная

Я стояла в аномалии, прижимая к себе притихшую Урсулу, когда ЭнЭр появился прямо позади меня, а секундой позже сбоку от нас пространство как будто затряслось и постепенно появился Джефф с Никс на руках. У него лицо было встревоженное, а что касается ЭнЭра, так
тот был здорово испуган. Я понимала его. Мне тоже все это казалось страшным - находится неизвестно где, вне времени... черт, это странная штука... как из
мальчишеских россказней - крысы - это реально, мутанты - тоже серые будни, но чтоб можно было выкидывать таки штуки...
Молчание прервал Джефф, мы с ЭнЭром аж вздрогнули:
-Извиняюсь, что задержался, возникли кое-какие трудности. - Он вздохнул, набирая воздуха. - Вообщем, Марк насвременно покинул, может надолго.
Так что дальше без него, но я знаю дорогу, еще немного осталось пройти по Искажению...
Мне почему-то стало непрятно.
-Ну да, так и думала... завел и бросил.
Джефф помрачнел лицом, ЭнЭр взглянул с сочувствием:
-Ну он же сказал, что хорошо в аномалии ориентируется. - И повернулся к сатанисту. - Ты сможешь нас провести?
-Конечно, осталось чуть-чуть, затем сразу выйдем к Шпилю.
Никс тяжело вздохнула, не приходя в себя. Джефф словно вспомнил, что она у него на руках, и передал ее ЭнЭру.
Моя Урсула не вздыхала, но я тоже почувствовала это.
-Что-то не так... воздух словно тяжелый. - Я попыталась вздохнуть полной грудью, но воздух был как крем, сбивался комками, скатывался вниз по горлу.
-О, точно. - Побледнел Джефф. - Я ведь забыл... вы новички в этом деле, поначалу вам нельзя долго оставаться в аномалии...
А то...
-Что? - Хором спросили мы с ЭнЭром.
-Давайте просто пойдем побыстрее. - Предложил Джефф, и мы ускорились. Так непривычно было идти, как будто даже и не по асфальту, а по чему-то... желеобразному.
Вокруг было белое мутное пространство, иногда сквозь него прорывались чьи-то силуэты, звуки, но в основном было тихо, как под водой. Наши голоса звучали приглушенно.
-Что ты можешь сказать про это? - Спросил на ходу ЭнЭр, сжимая пальцами свой плеер. Он заметно нервничал.
-Что такое? - Прищурил глаза Джефф. ЭнЭр поднес плеер ему к лицу, и стало заметно, что на нем что-то накорябано. Я подошла поближе к ним, чтобы рассмотреть. Там были какие-то знаки.
-Руны. - сказал Джефф. - Их еще называют "демоническими"... Но откуда? Откуда они тут? Ты вроде не сатанист... - он ухмыльнулся - Вот эта похоже знакома, но я забыл, что она значит, остальные пару раз видел. Был бы тут Марк... - Он осекся. Я тоже вытаращила глаза. Царапины на наших глазах начали передвигаться, смазываться, а потом выстраились в текст. Я не знала рун, но почему-то стало понятно, что там написано.
"У каждого в мире есть шанс встретить того, кого он сам когда-то произнес вслух." - Гласила надпись на плеере.
-Это еще что... - пробормотал Джефф. ЭнЭр нахмурился, задумавшись о чем-то. Он медленно сказал:
-Я... только что встретил человека... мммм... бывшего... это его подарок.
-Подарок? Бывшего?
-Поясни. - Мы с Джеффом ни черта не поняли.
-Ты имеешь в виду человека с нижних кругов? - Спросил Джефф.
-Он... он уже давно не человек... внешне, по крайней мере...
-Ты разговаривал с ним?
-Да, и он сказал, что скоро в Городе произойдут небывалые перемены. И подарил мне эти руны.
-Похоже, перемены уже начались. - Вздохнул Джефф. - Нет, не может быть такого. Сам заговорил с тобой? И он тебя не тронул?
-Он был не голоден. - Мрачно усмехнулся ЭнЭр.
-Ну, а что ты сам думаешь про эти руны? Про человека? - Джефф спросил это очень серьезно, я таким его еще не видела.
-Я? Мне кажется, это предостережение. Все кто спустился слишком глубоко, становятся частью Города.
Он хотел предупредить о чем-то, что понимают только такие, измененные...
-На счет рун... ну, может быть в библиотеке удастся что-либо найти. - Предположил Джефф.
-Не знаю... он говорил, что последние руны были неизвестны сатанистам. И еще мне кажется, что..
-Раньше он был одинм из нас. - Закончил за него Джефф.
Они оба замолчали. ЭнЭр погрузился в свои мысли. Мы долго шли молча. Так долго, что у меня начала кружиться голова. Воздуха было мало... так мало...
Я заговорила, чтобы понять, могу ли я еще говорить.
-А что нас ждет, на этом вашем Шпиле?
-Для начала мы наверное, все же, отправимся в сатанинское убежище... еда и сон. - Джефф мечтательно закрыл глаза и улыбнулся.
-А я думала, мы сразу в Шпиле высадимся...
-До Шпиля недалеко, если захочешь посмотреть, так уж и быть сходим. - Подбадривающим тоном сказал он.
-Да, сначала поесть, а потом скорее к Шпилю... папа мне про него... - Я запнулась. Говорить про папу было не лучшей идеей. Но Джефф ничего не заметил. Потому что как раз в этот момент
по белому подобию стен (стен?..) длинного коридора (похожего больше на шланг какой-то) прошли особо сильные искажения.Мимо проплыли какие-то образы, как тени за ширмой. Скозь туман проступила рука, такая материальная, что казалось, можно ее коснуться.
Мы осторожно ее обогнули.
-Держитесь подальше от искажений. - Предупредил нас Джефф.- И смотри за своей крысой. - Он глянул на Урсулу. - Вдруг засунет нос, куда не надо... - Он тихо, себе под нос прошептал - Надеюсь, так и будет.
-Эй! Я все слышу.
Джефф предпочел сменить тему.
-Дойдем до Шпиля, увидишь, какие там порой происходят искажения, аж дух захватывает! - Он расплылся в улыбке. Было видно, эти воспоминания доставляют ему удовольствие. - Все-такие есть в этом Городе притягательные места...
Мы еще прошли немного, потом остановились.
-Хм, странно... Похоже, я тут давно не был. - Растерянно сказал Джефф.
-Что случилось? - ЭнЭр оторвался от своих глубоких мыслей.
-Выход... он точно был здесь... переместился, может.
"Ну все... Завел." - Подумала я с ужасом.
-Ничего, поищем. Здесь есть еще один ход, если я не забыл... да, точно. Пойдем быстрее, вам ведь нельзя оставаться здесь больше часа... Если пробыть здесь слишком долго, вам выкинет в произвольную точку Города...
Попробуем другой выход, тут несколько мест с аномалиями, но это будет чуть подальше. Еще метров 50.
И мы пошли уже очень быстро. ЭнЭр тоже стал тяжело дышать, Никс у него на руках была бледная, как манекен. Урсула весила под тонну, у меня чуть руки не отрывались. Мы шли по этому бесконечному коридору, Джефф впереди, и я уже почти упала без сил, когда он вдруг повернулся к нам, с облегчением на лице.
-Вот. Пришли.
Выход не был ничем особенным. Просто словно в резиновом шланге кто-то сделал трещину. Мы протиснулись гуськом и оказались... в метро, только на другом конце. Здесь все было... не похоже на город.
Наверное потому, что вокруг было много людей.
-Здесь только сатанисты. - Пояснил Джефф. Мы стояли в тени, но уже несколько молодых парней кивнули ему, узнав.
-Так как насчет библиотеки? - напомнил ЭнЭр. В этот же момент Никс судорожно вздохнула, вздрогнув, и очнулась. Я посомтрела на крысу.
-Ну вот, девчонка очнулась, а ты что дрыхнешь? - Нет, больше я ее не потащу. Я скинула ее на пол, Урсула от такой наглости аж поперхнулась и посмотрела на меня обиженно.
-Ладно, привал. - сказал Джефф. - ЭнЭр, если тебе нужна библиотека, метров тридцать пройди, а потом налево... там увидишь... хотя она скорее всего уже разрушена. А знаешь, я наверное пойду с тобой. - Он повернулся ко мне. - Мелкая,ты как?
-Я уже взрослая, за вами ходить. - Ответила я. Библиотека? Нет, у меня есть дела поважнее. Может быть, добуду еды и оружия. А что там эти книги? Я ведь даже читать не умею толком. - Вы мальчики идите, читайте свои книжки. А мы с Урсулой еды пока достанем.
-Вот что мелкая. - Джефф приблизился ко мне и с тревогой в голосе сказал: - Тут почти каждый второй меня знает. Если что, скажи что ты знаешь Марка и Джеффа, Темных Чистильщиков, спроси дорогу в убежище. Попроси проводить, они помогут
Я улыбнулась. Он все-таки очень славный для сатаниста.
-Ладно, не бойся. Справлюсь. Вы тоже там... того... поосторожней. - Я смотрела себе под ноги.
-Завтра будешь нас здесь ждать. Мы вернемся завтра днем. - Сказал мне ЭнЭр.
-Если задержек в дороге не случится. - Сплюнул через плечо Джефф.
-Какие мы суеверные. - Ухмыльнулась я им в лицо. Потом пнула банку, валяющуюся у ног. - Урсула, за мной. - Громко выкрикнула я и пошла в глубь перрона. Я не оборачивалась.
 

Stich

Ословед
Я пошел в сторону супермаркета, но на полпути услышал лязг цепей, это был ОН…
Вот уже около года я обитаю в городе, и все это время, с самого моего появления здесь, меня преследует эта тварь. Я называю его «узником», хотя не думаю, что в паспорте у него так и написано. Он огромен…нет, правда, огромен, размером наверное с машину-легковушку. И руки у него здоровые, такие, что эту самую легковушку он бы, наверное, легко поднял над собой. Собственно, почему узник? Да потому что всего его тело увито цепями, кое-где они вросли в тело, но бОльшая часть просто опутана вокруг него. Цепи сомкнуты между собой, причем таким способом, чтобы монстру было как можно тяжелее двигаться: руки сцеплены с ногами, в свою очередь ноги сцеплены между собой и т.д. Хотя должен признаться, каждый раз мне кажется, что цепей на нем становится немного меньше, а может я просто сгущаю краски. Но самое отвратное в нем - это, пожалуй, голова…на ней одето что-то вроде клетки что ли, и она тоже вросла в голову. В общем, нелицеприятная личность, что ни говори. А глаза… его пустые глазницы наводят на меня ужас, как будто он все равно видит меня… Хотя практикой проверено, что это не так: каждый раз мне удавалось убежать от него, и это было несложно. Узник почти беспомощен со своей-то грудой цепей. Однако играет свою роль то, что он всегда появляется неожиданно, буквально из ниоткуда и может напасть со спины. Пару раз мне все же пришлось ощутить силу его ручищ, ощущение было не из приятных…
В этот раз я не стал испытывать судьбу. На полпути к супермаркету я услышал, как из переулка доносится этот ужасный лязг цепей по асфальту. Мурашки пробежали по спине бешеным табуном. «Справа!» - пронеслось в голове. Я повернул голову и стал вглядываться в темный переулок (а между тем начало уже темнеть). С характерным топотом и скрежетом метала, в тенях между домами начала прорисовываться огромная фигура. Нужно было что-то срочно предпринять, пока он не прочухал, что я здесь. А вдруг он знает? Иначе зачем бы он явился? И тут, словно помогая мне определиться что делать, с неба хлынул дождь. Да… почему то именно сейчас я рад ему. Итак, что мы имеем: скоро начнется ливень, мокнуть под которым мне не особо хочется, на улице темнеет, скоро полезут ночные твари, гораздо опаснее всяких там крыс…ну и, в добавок ко всему этому, меня преследует огромная горилла, которая при желании может расплющить меня одной только силой мысли. Думать нечего, нужно искать укрытие на ночь и побыстрее, пока узник еще достаточно далеко. Я посмотрел на 5-этажку, стоявшую передо мной. А что? Вполне себе вариант. Подбадривая себя мыслью о том, что в заначке оставленной Ральфи может быть какой-нибудь провиант, я ухватился за балкон первого этажа и начал карабкаться. «И раз! Взяли! Еще раз…эйэйэй! спокойно…главное не соскользнуть».
Забравшись на крышу, я сел на ее край. Хотелось узнать, что будет делать узник, надо ведь все таки понять чего он хочет…и что бы там ни было, он хочет этого именно от меня… Заключенный, похоже не заметил меня, а, может, сделал вид , что не заметил, но в любом случае он просто побрел дальше по улице в сторону откуда я пришел. Ну и пущай себе топает. Я посмотрел на свои ноги…кеды. Эти кеды напомнили мне об очень неприятном времени и о том, зачем я вообще здесь. Надо куда-нибудь забиться на ночь, а то дождь не на шутку расходится. На таких домах должен быть выход на крышу из подъезда. Пройдясь по ней, я нашел то, что искал. К счастью, люк был выломан и брошен неподалеку. Я слез на лестничную площадку. «Ооо! да тут следы цивилизации». На площадке стояла бочка, в которой, по-видимому, жгли когда-то костер, рядом был настелен матрас, удобно ничего не скажешь. Я посмотрел на лестницы подъезда, меня от нее отделяла решетка, а значит, тварям по ту сторону до меня не добраться….надеюсь. Да и это уже все не играло большой роли, потому как я мертвецки устал и хотел спать. Я повалился на матрас и стал засыпать под шум расходящегося ливня. Все-таки есть в этом городе что-то умиротворяющее…
***
Итак, я иду по улице к заветному магазину японских сувенирчиков. Ночь прошла хорошо, по крайней мере, проснулся я целым. Правда, я не знаю сколько времени прошло, пока я был без сознания на той крыше, но сгущающиеся тени давали понять, что новая ночь уже не за горами. Блин и надо же было мне отключиться там… Ладно, это уже не важно, надо скорее идти к магазину, есть ужасно хочется.
***
Ну вот наконец-то и он! Но…эмм…. Мне казалось, в записке было написано, что он находится по правую сторону улицы. Я достал записку, посмотрел. Да точно, по правую. Но здесь я вижу только один магазин японских сувениров, и если глаза еще не врут мне, он стоит слева от дороги… Тут меня осенило. Город снова устраивал свои «выходки»… ладно хоть не в другой район забросил, и на том спасибо.
Я медленно открыл дверь, стараясь не шуметь - мало ли кто внутри затаился…«ДИНЬ –ДИНЬ!» Звон колокольчиков, висевших над дверьми, раздался в моей голове как бой церковных колоколов. Я даже немного опешил: как они могут так громко звенеть? Зайдя внутрь, я первым делом осмотрелся, в темноте мало что было видно, но глаза постепенно привыкали, выхватывая отдельные силуэты из мрака. Вот вроде бы мечи висят на стене, а это…это вроде бы манекен самурая. Но меня сейчас мало волновали эти вещи, я хотел найти что-нибудь поесть и двинулся к прилавку. «Так аккуратней, стул. Блин сколько барахла на полу, не запнуться бы». Я добрел через кучу хлама до заветного прилавка и уже приготовился удивиться и… так и случилось, удивлению моему не было предела! Равно как и резко охватившей меня злости! Под прилавком было пусто! Точнее не совсем пусто, там была коробка, но содержимое ее, по-видимому, давно изъяли. Я хотел уже уйти из злосчастного магазина, но на выходе запнулся за тот самый стул. Это вконец вывело меня из себя! С громким злобным криком «Чеееерт!!!» я пнул стул, так что тот полетел куда-то пелену темноты…и вдруг я понял, что не слышал, как он брякнулся, словно упал на что-то мягкое. Через долю секунды яс ужасом осознал, что не услышал и своего голоса…Боясь поверить в то, что происходит я подошел к колокольчикам, которые еще так недавно раздражали меня своим звоном и потеребил их…не может быть! тишина! Да что за….??!! Я обернулся, мне не хотелось верить в то, что происходило, мой мозг отказывался принимать эту реальность. И тут я увидел то, чего не заметил раньше. В том направлении, куда я примерно пнул стул, появился луч света, и от туда доносился до боли знакомый голос, он звал меня: «Акира…Акира…». НО КАК?! Я ЖЕ НЕ СЛЫШУ ЗВУКОВ! Мне захотелось развернуться и бежать из этого проклятого места, но, повернувшись, я уперся в стену. В прямом смысле. Передо мной была…. чернота. Нет, не просто тьма, а именно чернота, просто как если бы я закрыл глаза. Путь к отступлению был отрезан. Я решил, что единственный путь разобраться, в чем дело – это изучить разрастающийся источник света. Я подошел поближе и опешил. Создавалось такое ощущение, что реальность как ткань просто разрезали, и из этого надреза лился свет. Я оглянулся еще раз на магазин и понял, что он стал намного меньше. Нет, мои глаза не врали, магазин правда сжимался, раньше до прилавка было не меньше метра, теперь я мог дотянуться до него рукой. Тут я заметил, что силуэты в магазине начали двигаться. Все тени, все отблески все начало смазываться, образуя безобразные пятна и стали ползти по стене в сторону выхода, а стена черноты между тем начала наоборот движение внутрь магазина. Черный поток, как какая-то слизь, начал, словно живой, расползаться по поверхности заглатывая все на своем пути.
Я сглотнул комок в горле и решился заглянуть в разрез, потому что стены магазина, кажется, не хотели останавливаться и продолжали сжиматься, а чернота не прекращала свое всепоглощающее движение. И… Святые ветра! Кого я там увидел! Это был Слай!!!
-Но, Слай….как?!?!! я не…. – было попытался я заговорить, но вслух опять ничего не смог произнести. Слай стоял неподвижно и улыбался мне….но было в его улыбке что-то зловещее, как будто это вовсе не он. Но главное не это, а то ГДЕ он стоял. Это был тот же самый магазин, в котором я сейчас стою, только в зеркальном отражении, правда там было светло и стены вроде были на месте. И тут Слай поднял правую руку и у пальцем показал куда то назад, за мою спину, и при это выражения лица его оставалось все таким же зловещим и неподвижным. Сердце дрогнуло, когда я услышал до боли знакомый лязг цепей (и опять же как? Ведь я даже своего голоса не слышу). Тело онемело, но я смог повернуть голову и увидел, как туша Узника стоит позади меня. Казалось, что его пустые глазницы смотрят мне прямо в душу. Я впервые видел его так близко, лицом к лицу. Ржавая клетка, вросшая в голову, создавала ощущение, что голова отделена от тела. Цепи вблизи оказались очень толстыми, я таких раньше не видел. Я не мог пошевелиться, это было уже слишком. Голова кружилось, меня затошнило, воздуха не хватало, от ужаса я даже вдохнуть не мог. Узник с ужасающим ревом двинул меня своими могучими ручищами, мне показалось, что я пролетел в тот самый разрез… Последнее что помню – это как Слай подошел ко мне и продолжал «сиять» своей мертвой улыбкой, а его голос звучал как прежде:
- Остановись, Акира.
Глаза закатились, я потерял сознание…
 

    Zara

    очки: 10
    )

Godless

Ословед
Пыль...Она тут везде.В этом, казалось бы забытом всеми месте, где людей можно увидеть настолько редко, насколько в реальном мире можно было увидеть тварей, обитающих в этом Городе...В одном из отражений этого Города?Слое?Точный ответ не знал никто.
В этой самой пыли, стелющейся толстым слоем по асфальту, можно было разглядеть цепочку неглубоких следов, устремившуюся вслед за неторопливо идущим человеком.Его плащ заметно колыхался на сильном ветру, а взгляд чуть прищуренных (от пыли) глаз всматривался в окрестности.
"И все-таки не перевелись еще люди в этом месте..." - было первой мыслью этого мужчины, когда он увидел лицо уже не молодой женщины, выглядывавшей в окно из небольшого трехэтажного здания, впрочем, лицо сразу же исчезло, только заметив беловолосого парня.
Здание представляло из себя церковь, об этом говорил немного покосившейся золотой крест, расположенный на единственном куполе этой маленькой церквушки.В окнах не было стекол, но зато стояли железные решетки, а изнутри вбиты деревянные доски, хотя и не везде.Церковь стояла на большом перекрестке, но большим он казался из-за отсутствия на нем каких-либо признаков жизни.Просто уходящие вдаль пустынные дороги.Ветер, проносил "облака" пыли по этим дорогам, поэтому все вокруг казалось блеклым и унылым.Серый и безжизненный Город...

Мужчина подошел к обитой железом церковной двери.Он хотел было уже постучаться, но услышав звук отпираемых засовов, не стал.Ему открыл дверь пожилой мужчина с длинными седыми волосами.На его шее висел большой золотой крест и он был одет в черную рясу.Все говорило о том, что это был священник.
- Проходите же скорей, на улицах опасно, не обращайте внимания на то, что здесь не очень светло.Днем мы стараемся обходится без света, - тягучим голосом, свойственным для всех священников сказал он.После чего быстро закрыл дверь и, проверив на надежность все три засова, продолжил:
- Что привело вас сюда, сын мой? - его голос был полон сочувствия и теплоты, - Хотите замолить грехи, или же ищете убежище и еду, в любом случае наша обитель к вашим услугам.
- Нет, мне не нужна твоя еда...Святой отец... - немного с сарказмом выделил мужчина последнюю часть фразы.
- Значит вы в чем-то согрешили, молодой человек? - логично определил старик, - Тогда я смогу отпустить вам грехи, если вы раскаиваетесь.
Молодой человек усмехнулся:
- О да! Я грешен, я очень грешен, я настолько грешен, что твой Бог не простит мне все мои грехи, даже если ты мне их отпустишь.
- Мой Бог? - удивился святой отец, - Что вы говорите, сын мой, мы все ходим под одним Богом.Он всегда прощает наши ошибки, как бы серьезны они не были, и если вы действительно рас... - начал причитать священник, но мужчина остановил его жестом руки.
- Прощает? - спокойно спросил он, затем сам ответил на свой вопрос, - Возможно...Таким, как ты, но не таким, как я.
В зал вошла та самая женщина, что выглядывала из окна.Она несла в руках большой подсвечник, расчитанный на пять свечей.Зал озарился светом, и тогда священник смог получше разглядеть своего собеседника.
- О нет, - тихо начал он, - Демонические руны, обсидиановая сталь, - его взгляд скользнул на грудь мужчины, там на цепочке висел перевернутый крест, знак падения христианской веры, - Ты...ты - Антихрист!Что тебе здесь нужно?!
- Спокойно, святоша, я не буду никого трогать, просто скажи, где у вас тут подвал с церковным вином? И, опережая твой вопрос, нет, я не буду его пить, мне просто нужно попасть в подвал.
- Как твое имя? - внезапно спросил святой отец.
- Зачем тебе это?
- Я не прошу много, просто скажи, как тебя зовут, и сестра Анна проводит тебя в подвал, - он указал на женщину со свечами.
- Марк.
Священник кивнул сестре, и она позвала за собой Марка.Мужчина, не торопясь, последовал за ней.
- Да простит же Господь раба своего, Марка, чей разум был отуманен ложной религией от Сатаны, и наставит его на правильный путь.Аминь...
Священник стоял на коленях перед распятием, а из-за не закрытой двери донесся флегматичный голос:
- Посмотрим, вспомнит ли твой Бог про тебя, когда твое тело будут разрывать толпы оголодавших тварей.
- Господь помнит про всех, и про тебя тоже, сын мой, и про тебя тоже... - еле слышно прошептал святой отец.

Спускаясь по винтовой деревянной лестнице куда-то вниз, Марк не раз задумывался, правильное решение он принял, или нет.К чему все это приведет.Но отступать было уже поздно, сестра Анна потянула за ручку двери, и они вошли в небольшое помещение с низким потолком.Повсюду стояли бочки с вином.Так же здесь был деревянный стол и стул.На этом мебель заканчивалась.
- Зря ты так разговаривал с отцом Грегори, он ведь желает тебе только добра, - прервала размышления Марка сестра, - Хотя, ты уже взрослый человек и сам должен отвечать за свои поступки.
Марк промолчал...
Сестра поставила подсвечник на стол и вышла из комнаты, оставив мужчину один на один с тишиной.

Некоторое время ничего не происходило, Марк стоял не двигаясь.Казалось, что все вещи в комнате находились в состоянии покоя.Лишь пламя свечи иногда подрагивало, на мгновение смещая мрак в сторону.Половина комнаты была освещена, а другая находилась во тьме.В темной половине что-то зашевелилось, но через несколько секунд затихло.
Во тьме загорелся огонек от зажигалки.Свет от огня показал взору сатаниста чешуйчатое лицо
и желтые глаза нового действующего лица.Это...Существо закурило сигарету, огонек от зажигалки погас.
"Ну чтож, значит, ты не передумал?" - из щеки существа в сторону устремился сигаретный дым.
"Разумеется нет.И ты знал это с самого начала."
"Чего же ты хочешь от меня?"
"Расскажи мне все, как ты попал на самый низ?"
"Нижние круги не доступны каждому" - чешуйчатый собеседник медленно подошел к Марку.Он встал напротив него и пристально начал смотреть в глаза - "У тебя крепкая психика, тебе будет сложно, придется преодолевать слой за слоем, пока не достигнешь своего низа.Тебе предстоит долгий путь...Вот только одного не понимаю, зачем тебе это?Ты хочешь такой же участи как у меня.Это странно, я еще не встречал таких людей."
"Моя жизнь скучна, хочу разнообразия." - попытался пошутить Марк, но его молчаливый собеседник был серьезным...человеком.
"Ладно, ты хорошо держишь свои мысли в голове, как я не пытался спровоцировать.Но, скажу сразу, то, что ты задумал, не пройдет." - желтоглазое существо затянулось очередной порцией никотина - "Я перепробовал все способы.Скажу сразу, если думаешь, что тебе поможет знание всех рун, ошибаешься.Да и тем более, попробуй узнай их все."
"Не в рунах дело, и, кстати, почему ты решил, что если попасть на нижние круги, то обязательно станешь...М-м...не человеком?"
"Такая участь постигает всех, исключений нет.А сейчас направляйся к ближайшему искажению, и на слой ниже, прочувствуй его интуитивно, сможешь там находится, поздравляю, не сможешь, придется пытаться вновь и вновь.Но я думаю, у тебя получится с первого раза.Ты хорошо владеешь разумом.Приспособишься на новом кругу, найди меня.И помни, исключений нет." - впервые за их молчаливый "разговор" существо позволило себе криво усмехнуться, на его лице это выглядело поистине пугающе.Затем оно расправило крылья и устремилось вверх, через потолок.
"Значит, я буду первым исключением".
 
G

groget

Он был голоден. Целый день у него не было никакой пищи во рту. А ему хотелось мяса, свежего мяса с кровью. Плевать крыса или какое-то другое животное, но ему срочно нужно было жрать. Зыркая своими здоровыми буркалами, громадный волчара искал жертву. Здесь в метро, куда он попал, было намного сложнее с живностью. Да и не вся здешняя живность была по зубам даже такой громадной твари как он. От некоторых таких стычек у волка остались грубые отметины и шрамы на спине и в боках. Поэтому следовало острожней выбирать дичь.
Правда голод заставлял зверя действовать инстинктивно и необдуманно. Громадные лапы с длинными и жесткими когтями заклацав по бетонному полу нарушили тишину пустынных коридоров. Огромная, темная фигура начала свой бег по метро. Изредка озираясь зверь искал жертву. Первый поворот – пусто. Второй поворот – никого. Третий поворот – пуст…диЧЬ! Резко затормозив, напрягаю мускулы и вырывая клочья асфальта, волк всё-таки вспугнул жертву. Крыса вильнув длинным чешуйчатым хвостом, умыкнула за поворот. Но хищник уже начал погоню за жертвой.
С каждым преодоленным метром, сшибленной штукатуркой и резким поворотом в новый полутемный коридор волк всё больше зверел. Его окутывала злоба на затянувшуюся погоню. Он не мог догнать крысу уже минуть пять! Неслыханная новость. Он хотел есть и голод подстегивал всё сильней, но ни смотря на это он так и не смог приблизиться к жертве. Глаза, налившиеся кровью, зубы, буквально выставленные вперед в надежде на укус плоти, и напрягшиеся как только можно мускулы, готовые совершить последний настигающий прыжок к еде, всё говорило о накопившейся злости и напряженности волка. Он как никогда был зол, но при этом сконцентрирован. Ещё один маленький рывок. Ещё один прыжок и в его лапах забьется приятная свежая дичь…
Но и на этот раз крысе удалось увернуться от почти уже сомкнувшихся на ней лап смерти. Когти зверя опять рассекли один лишь воздух, а сам волк в бессилии вскинул лапы кверху и истошно завыл. А после снова бросился в новый коридор и в новый виток погони, которая уже начала изрядно изматывать хищника.
Следующий коридор оканчивался тупиком. Крыса, заметившая это раньше волка, от ужаса заметалась перед завалом, который перекрыл ей путь к спасению. Облизнувшись, громадный зверь с радостным воем направился к жертве. Издеваясь над будущей пищей, волчара размеренной походкой приближался к крысе. И когда уже до обреченной на смерть твари оставалось каких-то пять-десять метров двухметровая махина прыгнула. В грациозный прыжок волк вложил почти все оставшиеся силы. Теперь жертве некуда было уйти. Его голод, наконец, будет утолен.
Именно в этот момент предвкушения свежего мяса глаза волка ослепила вспышка нестерпимого света и……
………..его мощные лапы опять поймали лишь воздух коридоров метро.



* * *
Крыса уже готовая умереть в лапах громадной твари а после этого отправиться на завтрак ко всё тому же волка смогла придти в себя только спустя минут двадцать. Как ни странно таврь исчезла. Поняв это крыса мотнула хвостом и подумав, что ни так уж и страшно было, отправилась дальше по своим крысячим делам.


* * *
Как?! Как?! Он ведь настиг её! От бессилия волку хотелось завыть… Он бы так и сделал если бы не услышал звуки за поворотом того коридора где оказался. Там определенно кто-то двигался. А это уже новая жертва, новая еда. Нужно напрячь остатки своих сил. Голод и злость подстегивали его. Нужно выждать, нужно выждать…..
 

Zara

Ословед
я не выдумала нового перса. это тот же. потом все станет понятно

-Какая румяная… как будто спит.
-Да, и молодая… знать бы, где такое случится…
-Ага, и вот так – просто… один удар и все. Посмотри на датчики, по-моему, ей хуже становится.
-А может, она уже и умерла?
-Ты что говоришь! Может она даже нас слышит.
-М… не знаю… мне так не кажется.
Это говорили две медсестры надо мной. Я знала, что одна молодая, совсем еще новенькая, а другая старая. Они обе были в белых халатах. Я знала, что они нависли надо мной, и разглядывают мое лицо, круглое и румяное. Как будто я сплю. Я все это представляла, но я не видела.
Я не спала. Я была в сознании, но каком-то притупленном… я думала, и в то же время спала. Или я только думала, что спала… или мне только снилось, что я думаю. Хорошо бы мне это все приснилось.
Я не могла говорить, шевелиться. Я не могла дышать или глотать слюну. В мое тело были воткнуты трубки, катетер, капельница, игла. И я не чувствовала своего тела. Я не чувствовала ничего, что бы удерживало меня в моем теле, в это палате. Дело в том, что я умерла. Моя душа отделилась. Она не могла выйти прочь из тела, как из бутылки, которую забили пробкой. Я оказалась в капкане. Я рвалась прочь, а мое тело даже не двигалось. Я кричала, а мое тело не издавало не звука. И оно жило – какой-то уже своей, странной, не до конца полноценной жизнью – той жизнью, которую давали ему аппараты, иглы, трубки, и еще раз иглы.
Я умерла, но не могла освободится. А может, мне только снилось, что я умерла.

Я вышла из ярко освещенного подъезда того здания, где я работала. Я ехала в автобусе. В давке вечерних усталых людей, такой сильной, что постоянно приходилось сжимать в руке кошелек: я боялась карманников.
Потом я вышла и пошла по темной дороге. Снег скрипел, сапоги на неудобной подошве разъезжались. И я еще раз пожалела что не встала на плоскую подошву. Мои мысли крутились вокруг бесполезных вещей. Не о работе, не о друзьях, не о себе. О снеге. О деревьях. О моем доме, светлом и теплом. О книге, которая меня увлекла.
Потому я слишком поздно поняла, что я иду совсем одна в пустом переулке. А впереди стоял черный силуэт. Он стоял, повернувшись ко мне, и было ясно, что он смотрит на меня. У меня внутри все похолодело. Но я до конца еще не верила. Все истории – про маньяков, убийства, изнасилования. Это не про меня. Это придумывают для вечерних передач по НТВ. Чтобы было страшно.
Человек дождался, когда я подойду ближе. Он встал, держа руки в карманах. Когда на его лицо попал свет луны, я тоже встала. Скрип снега под ногами затих. Я узнала его.
И вот теперь мне стало действительно страшно.
-Привет. – Сказал он. – Кто бы мог подумать… ты так выглядишь.
Я молчала.
-Когда я тебя видел, ты была еще ребенком.
Я молчала. Мне хотелось уйти. Так больно, так непрятно было. Я чувствовала себя грязной, изгаженной. Но я должна была выслушать это. Должна.
-Ты ведь помнишь, кто я?
-Да. – Губы как будто онемели.
-Ты… живешь. – Как это было сказано. Меня аж отшатнуло от него. – Как ты смеешь жить… после… - Он помолчал. – Я хотел убить тебя. Потом решил оставить. Ты слишком грязная, поганая, грязная… я не хотел даже видеть тебя, мне было мерзко. Но ты… живешь… УБИЙЦА. – Сказав это, он почувствовал себя лучше. – УБИЙЦА, УБИЙЦА.
Я закрыла глаза. Я подумала, сейчас он убьет меня. И давно должен был. Правда. Все правда, все что он говорит. Грязная. Поганая. Я – убийца. Я заслужила. Заслужила гораздо худшего. Тот ужас, что я сделала… если бы я могла, я сама бы себя наказала. Мне хотелось попросить его: убей меня, пожалуйста. Пусть хоть немножко вины с моего сердца уйдет. Пожалуйста, убей меня как можно мучительней.
Но я не успела. Он схватил меня за шею. Уронил на снег. Сам упал сверху. Его лицо – смесь ужаса и отвращения – было так близко от моего. Он стал душить меня, потом ударил по лицу. Брызнули слезы. Чьи - я не поняла... Инстинкт самосохранения… сколько бы речей не говорили про гордость, вину… всегда побеждает животное в человеке. И сейчас… только что я говорила про заслуженную смерть, и через минуту я стала щипаться, вырываться, изворачиваться. Попыталась выползти из-под него. Он ударил меня, приподняв голову и стукнув об лед. Потом еще. И еще.
А потом уже я потеряла сознание.
 

Night rain

Ословед
_______... Одиноко шелестел ветер. Тихо перебирая струны, он смотрел на жителей Города. Они находили смысл жизни даже здесь, в мире, где наличие законов природы не обязывало их выполнять. В мире, чьи истинные правила были выше и значимее чем все эти привычные рамки-гравитация, время...
Ветер был мертв. Он и не жил никогда, ни от чего не зависел и никого не страшился. Но даже ветер не был свободен. Город не позволял ему очистить небо, бесконечное небо в таком маленьком мире...
_______И под этим затянутым, словно грубым швом на воспаленной ране, небом, стояли люди. Их знания могли показатся неимоверными-не одна сотня бессонных лет ушла на то, чтобы погрузится в эту пучину важнейшей информации. Но главным их знанием было одно-они ничего не смогли узнать о Городе. И это их давно не тревожило.
_______Под грубым армейским ботинком хрустела бетонная крошка. Пройдя несколько шагов, обладатель непривычной для города обуви остановился у края крыши. Небоскреб, который они выбрали для встречи не протянет и недели-он слишком плохо вписывается в Город. А значит, вскоре, на месте этого здание появится какая нибудь серая, неприметная пятиэтажка, которая, впрочем, тоже не пробудет на этом месте больше месяца. Город дышит.
_______Пятеро человек смотрели друг на друга в совершенном молчании. Люди слишком просты, любое их слово можно предсказать, любой жест-предугадать. Но они зачем то нужны Городу. И это было интересно той пятерке, что азартно улыбались себе и миру.
_______Все эти люди различались настолько, насколько может позволить Игра. Первый из них представлял из себя типичного фентезийного волшебника-серый плащ, длинные седые волосы и борода, мудрые прищуренные глаза. Тем не менее, ни одного из членов собрания не веселил слишком искуственный образ "чародея". Второй человек, носивший уже упомянутые армейские ботинки, казалось, вообще не мог веселится. Наличие мозга у огромного лысого солдата в униформе вообще вызывало сомнение. Пустые зрачки, не вмещавшие в себя никаких мыслей, угрюмое лицо, исполосованное шрамами... Рядом с третьим участником собрания он вовсе казался великаном. Но маленького мальчика в смешных шортах с подтяжками, полосатой рубашке и аккуратных сандалиях никогда не смущала эта разница.
_______Еще один человек, стоящий на крыше, вообще не мог бы выжить в Городе. Очень полные люди-легкая добыча для любой твари. Мясистые пальцы, не приспособленные к дракам ничем не могли помочь их обладателю. никто из присутсвующих не застал застал телевидения и и поэтому лицо со свисающими щеками, постаянная отдышка не могли напомнить им одного известного актера.
_______Последний участник собрания не был в привычном понимании этого слова человеком. ни по версии платона, ни по понятиям современных медицинских справочников. Развлекаясь, он иногда расправлял грандиозные крылья, взлетал над крышей, и с диким, завораживающим криком пикоровал на остальную четверку. Они уже много лет как привыкли и не обращали внимания на выходки самого младшего из участников. Не внешность определяет возраст.
_______...Ветер играл длинными волосами старца, кожистыми крыльями твари и не понимал многозначительных взглядов странной компании, которые, в общем, и являлись смыслом всех присутствующих на крыше высотки.
"Чародей" достал из кармана на поясе черный мелок. Под бородой возникла улыбка- он представил себя со стороны. Несколько секунд старик вертел мел в руках, а затем, с явным удовольствием с хрустом разжевал хрупкий прямоугольник.
-Мало кальция-проронил он с усмешкой.
Эта единственная фраза, произнесенная вслух за многочасовой мысленный разговор послужила сигналом. Толстяк нелепо махнул рукой, боязливо посмотрел за край крыши и прыгнул вниз. Туман скрыл падающее тело, но звука удара не было. Впрочем, никто из присутсвующих не сомневался, что толстяк растворился в воздухе еще в полете. Он просто до сих пор не отвык от театральных эффектов. Армеец вздохнул, посадил на плечи мальчика и побрел в сторону лестницы с крыши. Старик, посмотрел на того, кто когда-то тоже был человеком, пробормотал что-то неразборчивое и исчез.
_______Через несколько минут, оставшийся один монстр, сел на край крыши, расправил крылья и полез в карман за сигаретами. И только ветер мог видеть как он с наслаждением выдыхает табачный дым через нечеловеческие ноздри и дыры в чешуйчатой щеке...
 

Stich

Ословед
-Куда мы направляемся все-таки?
-Я же сказал, пока это тайна. Ты же любишь сюрпризы. Можешь даже не переспрашивать, все равно я не скажу.
____Веселые интонации в голосе Слая еще больше будоражили мое любопытство. Он умел делать по-настоящему здоровские сюрпризы, но сегодняшний – должен был стать особенным, потому что я еще никогда не видел такого огня в ярко-зеленых глазах моего друга. Похоже, он сам был в восторге.
____Мы неслись по городу, который ночью становился по-настоящему красивым. Краски разноцветных огней от всевозможных вывесок магазинов, ламп уличного освещения, фар автомобилей, сливались в прекрасные композиции, и дополняли черный фон. Туч на небе не было, поэтому мягкий свет луны и многочисленных звезд делал ночь приятной и не такой темной, как обычно. Было около полуночи, но казалось, что все только просыпались. На улицах было полно народу, никто не спешил домой, потому что было очень тепло, середина лета как-никак. И настроение у всех было… праздничное что ли, если можно так выразиться. Казалось, что все, без исключения, люди в этот вечер были счастливы, и волна позитива накатила на всех. Хотелось улыбаться, никто не понимал от чего, но всем было хорошо от этого чувства на душе. Мы выбежали на главную площадь. Святые ветра! (это Слай научил меня выражаться) У меня возникло ощущение, что тут собрался весь город. Просто тьма народу! И новый заряд позитива окатил меня теплой волной от этого зрелища. Словно Новый Год или другой праздник, этот вечер сплотил сегодня людей. Душа просто пела. Мы побежали через площадь, напрямик, в другой ее конец.
____Бегать я уже привык, для нас со Слаем это стало нормальной скоростью передвижения. Занятия паркуром невозможны без хорошей выносливости. Я продолжал заниматься паркуром все эти 4 года, он стал для меня смыслом жизни. Слова Слая, по мере моего взросления, начали приобретать для меня новое значение. И с недавнего времени мой друг стал брать меня с собой на ночные вылазки, сказав, что пора мне узнать истинную свободу. Каждый вечер мы выбирались из окна нашей спальни в приюте, стараясь не шуметь, и шли бродить по городу. Это было действительно непередаваемое ощущение, даже лучше чем Слай описывал. Сразу вспоминались слова из одной песни «Пути все открыты, ступай наугад…» Что-то подобное можно было притворить в жизнь и здесь. Перед нами был весь город, и никто нас не останавливал. Каждую ночь мы находили что-то новое, какое-нибудь маленькое открытие. Я понял, почему Слай так ценит свободу, и почему постоянно о ней твердит, ведь это действительно окрыляющее чувство.
Итак, мы добежали до другого конца площади, там свернули во дворы, где было уже потемнее, но от этого не менее живо. В каждом дворе было несколько компаний, и, кажется, всем было весело в этот вечер. Выбежав на другую дорогу, мы остановились на время. Слай стал оглядываться по сторонам.
-Что? Забыл дорогу? – я улыбнулся.
-Ммм…а! вот, пошли.
____В той стороне, куда он смотрел, я увидел ГАЗель. Все стало ясно, нам нужен был транспорт на время. Не первый раз уже мы так делали: цеплялись за грузовики, чтоб немного проехаться, когда идти было далеко. Бывало, конечно, что нас замечали, но если мы слышали, что открывается дверь, через секунду уже наш след уже остывал Ну а найти нового «извозчика» было не так трудно. На этот раз нам повезло, и водитель не заметил нас, по крайней мере, он поехал дальше, как ни в чем не бывало. Мы, стараясь не шуметь, залезли на верхушку кузова и сели лицом к машинам, ехавшим сзади «нашего транспорта».
-А он хоть туда едет?
-Нам недалеко. – спокойно ответил Слай, - Держись только.
____Конечно, нам сигналили те, кто ехал позади, но прежде, чем водитель успел что-либо понять, мы уже спрыгнули. Пункт прибытия – городская плотина.
-Далеко еще? – поинтересовался я.
-Мы почти на месте. – Слай явно был перевозбужден, как будто это у него сегодня день рождения.
____Мы прошли немного по плотине и остановились.
-Ну так что? Мы пришли? – честно говоря, я был немного в недоумении, но мой друг быстро развеял эту неопределенность.
-Да. – он засиял,– Посмотри.
____Жестом он указал на город за водохранилищем. Я посмотрел, и, действительно, увидел просто небывалую красоту. Это было странно, мы столько раз бывали здесь, но я никогда не замечал, как красив здесь вид по ночам. Город просто светился различными красками, и это зарево отражалось от воды, создавая ощущение, что это одна большая движущаяся картина. Я чуть было челюсть не уронил от этой красоты. Любоваться можно было целую вечность. Там вдали ходил транспорт, гуляли люди, работали магазины, горели вывески, в общем, кипела жизнь. А здесь на плотине было что-то умиротворяющее в том, что мы наблюдали за всем этим издалека.
-Красиво?
-Оччень!!
-Я давно подметил, что вид отсюда открывается необыкновенный, даже днем…- Слай сделал паузу. - Но ты не думай, это не все.
____С этими словами он загадочно улыбнулся, свесился с борта плотины и достал оттуда сверток, приличных размеров, который, очевидно, был привязан веревкой, к какому-нибудь штырю.
-Ооо, оригинально. – я уже не мог сдерживать своего восторга от всего этого.
-Держи, с днем рождения, Акира. – Слай протянул мне сверток.
____Я развернул бумагу, внутри была коробка. Сняв крышку, я увидел, что внутри коробки лежит целый спортивный набор: беспалые перчатки, о которых я всегда мечтал, спортивные кеды, очень легкие, бриджи и майка. Все это было выполнено в очень темных тонах синего, таких, что ночью казалось, что это - черный. На каждом предмете одежды была нарисована эмблема. Это была буква ”W”, исполненная в стиле ярко-синего горящего пламени, как цвет горящего чистого газа. На каждой перчатке и на обеих кедах была эта эмблема, на майке же, на передней стороне, слева, была выведена мелкая надпись, исполненная в том же стиле что и буква:«Free like Wind». На бриджах была эта же надпись, расположившаяся вдоль левой штанины. В целом, это смотрелось очень красиво, и пламя было выполнено, как настоящее. Глаза у меня стали увеличиваться в диаметре, пока я рассматривал свой подарок.
-Ух ты!! Слай, где ты достал это? Это… это просто великолепно!
-Ааа, пустяк. – он всегда скромничал, но по нему было видно, что он рад тому, что подарок мне понравился. –Нужные связи и никакого обмана. 12 лет-все таки не каждый день исполняется.
____Я посмотрел на него. Он улыбался искренне и был рад подготовить мне такой праздник… Слай. Единственный родной мне человек в этом мире. Он стал мне братом за все те 12 лет, что я его знаю. Всегда был рядом, заботился обо мне. Я был так благодарен ему за все, что он для меня делал, и он, наверное, прочитал это сейчас в моих глазах. Слова сейчас были лишними, да и Слай все всегда понимал без них. Любую мою реакцию он мог предугадать или определить по одному только выражению лица. Он знал меня как облупленного.
Я обнял его в знак своей безмерной благодарности, затем залез на бортик и стал внимательно рассматривать содержимое коробки. Слай оперся руками на этот бортик, и стал смотреть в сторону города. Мне показалось, что он о чем-то задумался.
-Да, кстати. Этот подарок….он ммм… немного необычный. – В его голосе вдруг проскочили грустные нотки, но я сначала не придал этому значения. Тут стало ясно, о чем говорит Слай: я поднес одну кеду к своей ноге, чтобы померить. Кеда оказалась мне размера на 4 больше. – Видишь ли…этот подарок тебе…он на будущее, когда подрастешь.
____Тут в его словах явно зазвучала печаль. Я насторожился и перевел взгляд на него. Слай все так же стоял, опершись на бортик. Золотисто-рыжие непослушные волосы растрепал неизвестно откуда взявшийся ветер. Вопреки всем законам, у моего друга не было веснушек, вообще. Сегодня он был без футболки, поэтому ничто не прикрывало уже развитый юношеский торс и кубики пресса (мы со Слаем занимались силовыми тренировками каждый день). Руки его были не то чтобы накачанными, но имели «стальной» вид, что в целом смотрелось гораздо лучше, чем «банки». На предплечьях и локтях свежие ссадины и царапины из-за неудачных падений, на ладонях - протертые беспалые перчатки, на пальцах - мозоли от постоянного карабканья. Черные, спортивного вида, штаны не выделялись ничем особенным, разве что казались на фигуре Слая немного мешковатыми. На ногах были старые кеды, самого простого вида. Слай постоянно твердил мне о неисчислимых преимуществах этого вида обуви. Они легкие, бесшумные, удобные, и бегать именно в них - удобнее всего. Честно говоря, со временем я и сам это понял.
-Но почему? Я имею ввиду…ну…можно же было подарить его позже, я бы не обиделся. Ты ведь знаешь.
-Знаю. – Слай вздохнул и перевел взгляд на меня -Видишь ли, Акира, в следующий день рождения, может не получиться, и в послеследующий тоже…
____Я слез с бортика и посмотрел моему другу прямо в глаза. Они были какого-то неестественного, ярко-зеленого цвета, к которому я, впрочем, уже привык. Лицо не имело каких-либо отличительных признаков, самый обычный пропорциональный профиль. Слай был намного выше меня, около 180 см. В целом он создавал образ человека, который много и упорно занимается спортом, но при этом был очень худощавым.
-Что…что ты хочешь сказать? – мне вовсе не понравилось это его резко ухудшившееся настроение.
-Акира, послушай. Ты ведь понимаешь, что я неспроста все время твержу тебе про то, что свобода – величайшая ценность на земле. Ты стал взрослее и должен уже понимать этот вопрос гораздо глубже. Конечно, не все сразу, но придет время и ты поймешь, что я имею ввиду. Я не смогу всегда быть рядом с тобой… -Слай запнулся, - Ты должен понять истинное значение свободы. Будет тяжело, но ты справишься, я в тебе уверен…
-Подожди… - я перебил его, -Братишка, ты ведь не собрался никуда без меня?
____Слай улыбнулся.
-Ладно забудем пока об этом. Не будем портить такой хороший день, все-таки у тебя сегодня праздник и ты должен радоваться. И если нет возражений, то я предлагаю выдвигаться в сторону приюта, мы сегодня достаточно прогулялись. Тебе в твоем возрасте этого пока хватит, ты должен спать. Хороший сон – залог здоровья. – Он повернулся и, собрался были идти, но тут, видимо, что-то вспомнил. – О да и…Раз уж подарок, тебе сейчас немного не по размеру, ты должен обещать мне, что наденешь его на свое семнадцатилетие.
____С этими словами он подмигнул мне и медленно, засунув руки в карманы, направился в сторону, откуда мы пришли. Я немного опешил: вообще-то я старался всегда выполнять просьбы Слая, да и спорить с ним я не имел привычки, но у меня остались вопросы. Я закрыл коробку и, взяв ее под мышку, побежал за своим другом. Догнав его, я дернул за штанину:
-Слай, подожди, я не понял…
____Он повернулся ко мне лицом. Но вместо привычных ярко-зеленых глаз, я увидел…две пустые глазницы, из которых вытекала кровь, оставляя за собой два багряных следа. На лице красовалась мертвецкая улыбка. Кожа начала бледнеть, начиная с головы и постепенно охватывая все тело Слая. Руки начали раздуваться, равно как и весь торс, наполняясь непропорционально огромными мускулами. По всей поверхности тела стали проявляться вены, придавая ему синюшный оттенок. На тех местах, где секунду назад были ссадины и царапины, появились уродливые, грубо зашитые, шрамы. Ставшие огромными руки закрыли лицо. Беспалые перчатки порвались на увеличившихся в разы ладонях. Ноги остались тех же размеров, что делало их непропорциональными относительно всего остального тела.
____Я застыл на месте, волосы встали дыбом. Такого ужаса я еще не испытывал. Хотелось кричать, но голос пропал. Хотелось бежать, но ноги просто застыли. Посмотрев в сторону города, я увидел, его там нет! С обеих сторон плотины была только вода, а сама плотина устремилась к горизонту, не имея конца и начала. Луна налилась алым цветом, и все (а точнее вода и плотина) вокруг приобрело красные оттенки. Монстр отошел на несколько шагов, пошатываясь.
____Я услышал лязг цепей….странно, но этот звук показался мне очень знакомым. Существо, стоявшее передо мной, открыло лицо, и я увидел ржавую конструкцию, вросшую в его голову. Она была похожа на куб, диагонали которого, проходили сквозь череп монстра. Голова стала совершенно лысой и тоже была изуродована швами. Неизвестно откуда взявшиеся цепи, скрежет которых отражался для меня головной болью, пронзали все тело этого создания.
____Существо взвыло от боли и посмотрело на меня своими пустыми глазницами. Несмотря на то, что глаза полностью отсутствовали, я чувствовал его взгляд всем телом, он проходил сквозь меня как горячая волна света. Монстр, недолго раздумывая, бросился бежать в мою сторону, а мои ноги предательски пристыли к асфальту. Все что мне оставалось – это беспомощно смотреть, как огромная туша несется ко мне, разинув пасть со своими сгнившими, однако, многочисленными (больше чем 32) зубами. Когда его глазницы были уже так близко, что можно было, наверное, рассмотреть то, что внутри, я собрал все силы, что были, и закричал…
***
- ГОСПОДИ, БОЖЕ МОЙ!!!!!
____ Крик разрезал, стоявшую вокруг тишину, так, что, казалось, металл зазвенел. Я был весь в поту. Ртом я пытался ловить воздух, чтобы продышаться, как следует. Еще минут пять я сидел на полу, смотря как ошалелый вокруг, пытаясь понять, что происходит и где я нахожусь. В конце концов, я пришел в себя, нашел в себе силы встать и оглядеться. Сердце все еще колотилось так, будто сейчас взорвется. Но я уже осознал, что происходит и немного успокоился. Я был в безопасности, в том же магазинчике, где началась чертовщина…
 
___Завалить экзамены в первый раз – это же не конец света, правда? По крайней мере, Саше только это и оставалось думать. Стресс, долгая дорога, да и в большом городе все так необычно, непривычно… Просто сдали нервы. Этот шум, эти краски, этот ритм жизни… А у себя дома, Саша была самой-самой. Самой энергичной, самой симпатичной, самой живой и инициативной. А еще эта ее фамилия, Вагнер, она ведь в России редкая и необычная. Всем сверстницам Саша казалась недостижимой и заведомо великой – способной на что-то большее, чем все остальные. Достойной этого «чего-то». А она, смелая и бодрая, что бы ни случилось, охотно в это верила. Верила, что среди совершенно обычных людей изредка рождаются особенные. Не дети индиго, не медиумы, не пророки, а просто наделенные более живым, более гибким, более цепким умом. И ей то, как раз выпал тот самый счастливый билетик. На Сашу равнялись, ее ставили в пример, ее любили и ей завидовали. Только для мамы и для сестры она оставалась все той же Шуркой, какой всегда была.
___От Сашиной мамы очень рано ушел муж – практически сразу после рождения Любы, младшенькой. Он уехал работать на юг, сперва присылал небольшие деньги, изредка писал, потом перестал. Женщина не огорчилась, ей было не до этого. Сильный характер Саша унаследовала именно от нее. Екатерина Викторовна не стала работать на двух работах, как это обычно делают люди, которые должны поддерживать семью в одиночку – она четко разделила свое время на работу и на дом. Она не стремилась заработать больше денег, а наоборот – искала способы экономить то, что есть. Она практично относилась к готовке, ловко и своевременно штопала прохудившиеся вещи, немного ушивала старые Сашины наряды так, чтобы их могла носить Люба. Она строго воспитывала девочек, давая понять, что в жизни ничего не дается просто так и надо беречь то, что у них есть. Она прекрасно знала, что скупой платит дважды, и не экономила на том, что должно было служить долго. Она не хотела, чтобы ее дочки считали себя хуже других, лишь потому, что у них неполная семья. Колдуя над платьем для Любы, она старалась вдохнуть в него вторую жизнь, чтобы девочка не обижалась за то, что у нее не бывает новых вещей. Там появлялись новые кармашки, вышитые цветочки, оборочки или пуговки. Но все равно младшая сестра все время чувствовала себя в тени старшей. Сестринской дружбы у них не сложилось.
___Но Саша этого не замечала – она никогда не оглядывалась назад и каждый день стремилась к тому, чтобы подтвердить свой полу-божественный статус. Она усердно занималась, советовалась с учителями, рвалась вверх. Она часто обсуждала свое будущее с подругами, мечтала, загадывала. Ее жизненной целью было рассказать всему миру, какая она необычная, приобрести популярность не только в своем родном городе, но и в столице и во всей России и за рубежом, а потом вытащить свою семью в люди. Смелые мечты. Единственным, кого не было в ее мечтах о светлом будущем, был ее отец. Она его слабо помнила, и вспоминать не хотела. Он, как и все прочие мужчины, делал ее несчастной. Саша не знала, что бы случилось, если бы однажды он вернулся с юга и остался жить с женой, которая так и не оформила развод. Она не могла мириться с мыслью, что в единственный уголок в ее жизни, где всегда были только она, ее мама и ее сестренка, вторгнется чужак. Мужчина. Она не хотела думать об этом, боялась. На ее счастье, этого так и не произошло.
___Отгоняя от себя дурные мысли, она проучилась до одиннадцатого класса и с отличием окончила школу. Великое будущее, о котором она мечтала все эти годы, теперь было на расстоянии одного шага от нее. На следующий день после выпускного, Саша встретила маму с работы, и по дороге домой рассказала, какую мечту она твердо намерена реализовать. Екатерина Викторовна, у которой работа и семья отнимали все время, была поражена услышанным. Она была против. Саша была намерена ехать в Москву, чтобы стать киноактрисой. Еще около недели Саше пришлось уговаривать маму, рассказывая ей, что у нее среди всех классов самый красивый голос, что она отлично окончила школу, и что она хранит в себе маленькое солнышко, а это все, что нужно для поступления. Она говорила, что в родном городе она ничего достигнуть не сможет, в то время, как ее потенциал достоин столичной реализации. Она еще много всего говорила и, в конце концов, мама сдалась, понимая, что дочь не удержать.
___Саша не плакала, когда прощалась с подругами, она лишь грустно улыбалась, собирая вещи в дорогу, сдерживала себя, в последний раз прощаясь со всеми близкими людьми. Она самой себе хотела казаться взрослой. Мать с сестрой проводили ее на вокзал, они молча стояли и изредка улыбались друг другу этой ободряющей улыбкой, которая самому нужна не меньше, чем тому, кто на нее смотрит. Люба не улыбалась, она смотрела угрюмо. Она почему-то думала, что видит сестру в последний раз, хоть та и обещала вернуться. Детям открыто многое и того, что не видят взрослые. Она смотрела на старшую сестру и молчала. Мама перед отъездом очень много говорила, давала советы, волновалась, повторялась, не замечая, что говорит одно и то же. А Люба не говорила ни слова. И так они стояли в зале ожидания, молча и изредка подбадривая друг друга улыбками, чтобы проститься как взрослые люди. Но когда объявили, что нужный поезд прибывает на платформу, девочка не выдержала – она подбежала к сестре, вцепилась в нее и заревела, уткнувшись в летнюю футболку. Люба не понимала, почему сестра должна уезжать, не понимала, почему она так тоскует, почему так в груди ноет, когда она представляет, что Сашенька уехала и почему все никак пальчики не разжать, не выплакаться. Этот снаряд пробил ту хрупкую скорлупу искусственного спокойствия, которую изо всех сил пыталась удержать Саша. Она села на корточки, обхватила сестру, крепко-крепко прижав к себе, и сама заревела, как ребенок. Она тоже не понимала той бездонной тоски, которая в груди все перекручивает, когда она слышит, как Люба плачет навзрыд, когда видит, как мама закрыла лицо руками…
- Сашенька, Саша-а~а…

___Первое письмо она написала, как только прибыла в город. В первый же день. Совсем короткое:
___Я на месте, как раз успела к началу экзаменов. Тут все так необычно, так ярко. Это здорово. Весь город, как шипучий коктейль – брызжет и искрится и шумит. Четыре экзамена и собеседование, это совсем не трудно, ждите хороших новостей! Вы же меня знаете, я особенная (шучу). Люблю, скучаю. Саша.
___Через три дня она внезапно поняла, что тут все «особенные». Через шесть - узнала, что экзамены она не сдала и до собеседования не допущена. Завалить экзамены в первый раз – это ведь не конец света, правда?..
 

Godless

Ословед
Марк

- Да, в таких местах мне еще не доводилось бывать, - вслух подумал Марк, оглядываясь по сторонам.А посмотреть было на что.Странное помещение, в которое мужчина вышел из искажения, представляло собой длинный тоннель трубообразной формы с бетонными стенами, он был довольно просторным, с высоким потолком.Тоннель освещался тусклыми лампами, покрытыми слоем пыли.Лампы были зарешечены проржавевшими огрызками некогда бывших здесь решеток.Тоннель был действительно длинным, его конца не было видно, впереди была тьма.Похоже освещение было проведено не везде.На полу валялось множество небольших картонных коробок и всякого мусора, вдоль стены тянулся толстенный кабель.
_____Мужчина не стал долго раздумывать, куда ему направляться, так как тоннель вел только в одну стороны, позади было искажение.Марк осторожными шагами направился вперед, перешагивая хлам, расположившийся на полу.Минут пять он просто шел, пока не понял, что тьма, которую он видел в конце тоннеля находится на том же расстоянии, что и раньше.
"Есть над чем задуматься" - подумал мужчина, оглядываясь назад, там он обнаружил точно такой же мрак, как и впереди.От недоумения Марк присел на одну из коробок и, щелкнув зажигалкой, прикурил сигарету.Он сидел и медленно раскуривал ее, пуская колечки дыма перед собой.Они плавно поднимались под потолок, почти не изменяя формы.Этот факт еще сильнее расстроил беловолосого курильщика, он надеялся, что в тоннеле есть хоть небольшой сквозняк, который указал бы путь к выходу.Но дымок отказывался двигаться в какую-либо сторону и медленно расползался по потолку.
_____Докурив сигарету, Марк все же решил направиться обратно, туда где он вышел из искажения.Но его старания не увенчались успехом, через двадцать минут он бросил попытки искать стандартный выход, потомучто такого, видимо, не существовало.
"Но если есть вход, значит должен быть и выход" - продолжал размышлять мужчина.Он взялся за голову двумя руками и пригладил волосы.В тоннеле становилось заметно теплее, Марку пришлось снять плащ и нести его на плече, - "Неужели это имел ввиду тот чешуйчатый...Он что-то говорил про психику.Хм...Может я сойду с ума и меня кинет на слой ниже, врядли.Тем более, такая перспектива меня совсем не прельщает".
_____Вскоре температура в помещении поднялась еще на десяток градусов.Стало значительно жарче, что никак не прибавило оптимизма мужчине, который уже оставил все попытки выбраться и просто сидел прямо на пыльном полу тоннеля.Кажется от жары его окончательно разморило, он распустил волосы и потряс головой из стороны в сторону, отгоняя пессимистичные мысли."Нет, нельзя же просто так сидеть, ничего не предпринимая" - Марк попытался встать, но голова внезапно закружилась, и он снова рухнул, облокотившись спиной на стену тоннеля.Сатанист никогда не замечал в себе признаков клаустрофобии, но ему казалось, что стены некогда обширного тоннеля сжались и давили со всех сторон.
"Что же со мной происходит?" - было последний мыслью человека, после чего он ушел в глубокий обморок...


_____Мужчина проснулся от обжигающей боли в спине.Источником боли оказалась та самая стена, к которой он прислонился.И не только стена, пол тоже обжигал.Да и окружающие пространство тоннеля изменилось, по полу стелился белый пар, от стен тоже шло небольшое испарение, а температура уже просто была невыносима.
"Сколько же я тут пролежал?" - Марк на ватных ногах поднялся с пола, подобрал плащ и, покачиваясь пошел вперед (или назад?) по тоннелю.Жара буквально сбивала с ног, но мужчина не сдавался и продолжал путь в неизвестность.
"А говорят, в Аду плохо..." - попытался поднять себе настроение сатанист.От мыслей голова просто раскалывалась.Над верхний губой Марка, сразу из обоих ноздрей потекли струйки крови.Он стер их рукой и, пошатнувшись, упал на бетонный пол в груду какого-то мусора.
Испарения от пола поднялись уже достаточно высоко, поэтому тело мужчины скрывала белая пелена.
_____Марк еще чувствовал, что находится в сознании, хотя тело уже не подчинялось разуму.Он уже не ощущал обжигающие тепло, исходившее от пола.
"Ну попадись мне только, чешуйчатый гад...Найди меня, когда приспособишься к новому кругу" - вспомнил слова существа Марк - "Сказал бы еще, как приспособиться...Если удасться выбраться..." - он, не успев закончить свою мысль, провалился в темную пустоту...


_____Пар заполнил почти все пространство тоннеля, но его концентрация была не большой, поэтому видимость была довольно хорошая.Температура воздуха оставалась неизменной.Она не повышалась, но и не понижалась.В этом тоннеле не было ни одной живой души, за исключением беловолосого мужчины, который пытался куда-то ползти, по причине того, что встать на ноги у него уже не было сил.Он был весь в пыли, а длинные волосы мокрыми сосульками свисали ниже плеч.Мужчина дополз до стены тоннеля, и ему на глаза попался тот самый толстый черный кабель.С мыслью: "Хуже уже не будет..." - он вытащил свой устрашающий сатанинский нож и, не боясь получить разряд, смело рубанул по проводам.Перчатки защитили его от электричества, а сам провод заискрил, и в помещении погас свет...Обессиливший сектант перевернулся на спину и отдался липкому сумраку, накрывшему тоннель...


_____Лучи света, переплетаясь, словно в медленном хороводе, бороздили мглу, сковавшую тоннель.Эти лучи принадлежали нескольким фонарикам, именно они рыскали в темноте, среди груды хлама в поисках необычного для этих мест возмутителя спокойствия.
- Раньше такого не было, удалось узнать в чем причина поломки? - мягким и приглушенным из-за противогаза басом спросил один из "носителей света".
- Причина устанавливается, возможно перебой питания или обрыв кабеля, - ответил другой голос.Его обладатель был увешан какими-то светящимися приборами, что делало его похожим на робота.
_____Вдруг свет фонаря уперся в изнеможденное лицо беловолосого мужчины.Марк прикрыл глаза рукой, он долгое время провел в темноте и теперь щурился от яркого света.
- Мне кажется, или это человек? - спросил какой-то мужчина из темноты.
Марк, поняв, что перед ним тоже обычные люди подал голос:
- А кого вы ожидали тут увидеть?.. - он обвел окруживших его людей холодным взглядом, у многих, помимо фонарей, было оружие.Все были в противогазах. - У вас тут убежище, понятно... - догадался сатанист, ему уже не раз приходилось встречать подобные вещи, он относился к ним довольно скептически.Рано или поздно твари выносят любое убежище.Исключением для него была только сатанинская станция "Шпиль".И то, только из-за наличия огромного количества искажений...
Люди помогли Марку подняться, и он с новой компанией направился вперед по треклятому тоннелю.К большому удивлению сатаниста метров через двести тоннель закончился.Его концом являлась огромная круглая дверь, такие обычно устанавливались в банковских хранилищах.Один зз сопровождающих Марка подошел к двери и набрал четыре цифры на механическом кодовом замке.Внутри двери защелкали механизмы и она плавно, без скрипов и шумов, отошла в сторону, впустив людей внутрь большого помещения...


- И как вы тут так долго живете, неужели твари не могут добраться сюда?Обычно они очень настойчивы, - спросил Марк своего нового знакомого.Комната в которой они находились напоминала хорошо укрепленный бункер.Сразу видно, убежище этими людьми было выбрано профессионально.Металлические стены, наверняка очень толстые, электричество, оружие... даже сама атмосфера убежища.Пока они шли в эту комнату, Марк внимательно изучал пристанище: везде чисто, убрано, никакой паники среди людей не наблюдалось.Абсолютная идиллия.
- Конечно, они пытались, - мужчина, беседовавший с Марком был одет в темно-серую военную форму, имел короткую стрижку и некрупные черты лица.Его глаза излучали добродушие в отличии от глаз собеседника, которые не выражали каких-либо эмоций или чувств (кроме того, сложно было не заметить, что глаза Марка отличаются друг от друга цветом радужной оболочки, левый - голубой, а правый - серый), но его собеседник делал вид, что не замечает очевидных странностей сатаниста, - Но наше укрытие весьма надежно, тем более, что нас довольно много, около двухсот человек, среди них есть самые разные по специальности люди, от военных до ученых-физиков.Тут есть даже свои исследовательские помещения.Комнаты напичканные самым разным оборудованием, я ,честно говоря, не очень в этом разбираюсь.Также столовые, душевые комнаты, залы отдыха.В общем, мы стараемся приблизить условия жизни людей к наилучшим.
После речи мужчины Марк пересмотрел свои взгляды на счет убежищ и пришел к выводу, что исключения могут иметь место.
- А что это за тоннель, в котором вы меня нашли, и почему там такие температуры, я чуть не испарился, когда был там, - задал сатанист интересующий его вопрос.Про "бесконечность" тоннеля он решил промолчать, чтобы не показаться в глазах собеседника сумасшедшим.
- Это просто техническое ответвление, когда то давно вело к веткам метро, но после подземных взрывов его завалило, как и большую часть метро.Сначала мы хотели использовать тоннель под склад продуктов, в нем было прохладно и сухо, но потом обнаружили, что там искажение...Хотели завалить этот тоннель, чтобы какая-нибудь тварь не вылезла из искажения, но наши ученые решили, что лучше будет, если мы займемся исследованием этой чертовой аномалии.В целях безопасности провели там освещение.Каждый день туда ходили небольшие группы людей с оборудованием, пока из искажения внезапно не полезли Асторы (ударение на А, прим. автора).Группе удалось отбиться, но одного человека мы все же потеряли.С тех пор из искажения часто появляются различные уроды.То скруты, то асторы, то просто крысы, да вообще, кого мы только там не видели, только не людей...Ты первый...После этого случая наши физики и химики придумали такую штуку: в стенах тоннеля установили генераторы, выделяющие огромное количество тепла, что позволяло нагревать тоннель до температуры 80 градусов С.Крысам этого хватало, дохли, как крысы, извини за каламбур.Но другие "пришельцы" добирались до дверей без видимых усилий.Приходилось применять огнестрельное оружие.Вот тут и пригодились знания химиков, - мужчина усмехнулся, видимо, он не очень жаловал ученых, - Они сделали какую-то примесь, состав мне неизвестен, но тварей она валила наповал, некоторых не насмерть, но обездвиживала, после чего убить ее можно было обычным ножом.
- Получается, что эта система безопасности всегда включена?Где же ваши химики берут столько вещества для отравы? - поинтересовался Марк.Кажется, теперь он понял причину "бесконечности" тоннеля.Какое-нибудь психотропное вещество, вызывающие галлюцинации.
- Разумеется нет.Мы включаем ее, только в тех случаях, когда искажение проявляет активность.Ты вышел из него, мы подумали, что это очередная мерзость и включили систему очистки.Интересно, как мы узнали об активности искажения?
Марк не стал разочаровывать собеседника и кивнул головой.
- Не поверишь, - речь мужчины была довольно импульсивной, было видно, он рад тому, что у него появился слушатель не знающий элементарных вещей (элементарных для местных ученых), - но при проявлении активности у искажения, проявляется сильнейшая активность и у наших сейсмических датчиков, ну, знаешь, которые проверяют подземные толчки при землетрясениях?
- Да, конечно, знаю...- задумчиво ответил сатанист, - Слушай, я смотрю, ты много чего знаешь, а может скажешь, могут ли те вещества, которые вы распыляете в тоннеле повлиять на психику или вызвать галлюцинации?
- Хм, насколько мне известно, они влияют на нервную систему, чтобы отключить сознание от нервных окончаний, обездвижить.Мы даже в медицине порой его используем, как анестезию.
А тебе, кстати, повезло, если бы свет не потух, мы бы пошли искать тебя гораздо позже, к этому времени ты бы и вправду испарился, - улыбнулся мужчина.
_____Марк задумался, на пару минут в комнате воцарилось молчание.Помимо этих двоих в помещении больше никого не было."Наверно, это убежище больше чем я думал, сколько же здесь помещений?" - сатанист вновь вспомнил про бесконечный тоннель, но объяснить этого снова не мог: "Нужно будет спросить у чешуйчатого на досуге".
- Слушай, ты говорил, что у вас тут есть душевые, мне бы попасть туда, а то грязный, как шахтер, да и одежду почистить.
Действительно, Марк выглядел не важно, даже его белые ранее волосы теперь местами были цвета мокрого асфальта.
- Какие вопросы, конечно...
 

Zara

Ословед
Я немного побродила по темной станции метро. Где бы здесь ни были лампы, сейчас они разбиты или перегорели, или вывернуты. Хотя кому могут понадобиться халявные лампы в Городе? Я уже не помню, когда последний раз приходила домой квитанция за квартиру. Хотя они еще долго приходили уже после того, как их никто не оплачивал. Помню, в далеком детстве, как папа чинил холодильник. Я сидела за столом на кухне, а папа чинил. Это одно из тех светлых воспоминаний, которые всегда такие размытые. Это было уже, конечно, после катастрофы. Я и родилась после катастрофы... по крайней мере, я так думаю. Папа и мама говорили, что Город не был таким до... а что произошло, всегда было непонятно. То мама заводила разговор про завод и взрыв, то папа про озоновый слой. Наверно, они врали мне. Я родилась уже в таком паршивом месте. И оно было паршивым всегда. Но ведь они рассказывали, о том, какая была жизнь до. Это невозомжно придумать. Просто фантазии не хватит.
И потом, Город рушился на моих глазах. С каждым днем становилось все страшнее. Поначалу, в раннем детстве, было еще много людей, а крысы выбегали на улицы только иногда и никогда так не беспредельничали. Потом появились собаки. Они были большие и злые, и какие-то полу-калечные. Потом и люди стали вымирать. А в начале, я еще помнила и гулянки, и папины попытки жить нормальной жизнью.
Потом, когда мне было шесть, папа начал собирать информацию о Городе. И мне велел, сказал, что это пригодится мне в жизни. Он наверное уже тогда что-то знал, потому что готовил меня жить самостоятельно. Сказал, скоро ему придется уйти. Сказал, моя работа - искать новые теори об Игре. И все запоминать. У меня уже было несколько теорий, которые я слышала. Не знаю, вернется ли когда-нибудь папа и нужно ли будет мне ему рассказать их. Но я продолжаю запоминать это для него.
Я сидела на полу, привалившись к бетонной лестнице, и отдыхала. Я послала Урсулу найти еды, но не строила больших надежд на то, что она поняла хоть, о чем я. Все таки она не ищейка, она крыса, хоть и очень умная.
Света было очень мало, и люди как будто выплывали из темноты, и снова там исчезали. Я видела только около себя, дальше все было погружено в тень. Вполне подходит для сатанистов, да ведь? Вот уж не думала, что буду рада оказаться в логове фанатиков. Мама их боялась, а папа только фыркал, когда я о них спрашивала. А теперь что, мне доверить им свою жизнь? Дадут они мне еды, никуда не денутся. Сделаю жалобную рожицу, я ведь миленькая на личико, только слишком грязная. Надо бы еще где-нибудь вымыться, а то уже чешусь. Еще паразиты заведутся...
Я так думала, а сама высматривала подходящего сатаниста, чтобы он отвел меня, где они там спят и питаются. В этот момент вдали раздались громкие голоса, кто-то что-то выкрикивал. Я поняла, сатанисты пытались кого-то остановить.
И я увидела мужчину, бегущего к краю перрона.
А еще призрачный поезд, несущийся по рельсам.
Мужчина с громким криком: " На амбразуру" бросился под поезд, но ничего не произошло - я ведь это уже видела. Такой поезд не мог его задавить. Мужчина нырнул вниз головой с перрона и стукнулся об рельсы, неуклюже развалившись внизу. Другие подошли к краю перрона, глядя вниз и посмеиваясь.
-Не получилась из тебя Анна Каренина! - Сказал один, высокий и тепло одетый. Другой протянул руку.
-Давай, вылезай, омиго. Или тебе там нравится лежать?
Я тоже подшла к краю, заглянув вниз. Мужчина, длинный, с худыми руками, и вообще весь какой-то переросток, лежал и глядел вверх немигающими светлыми глазами. Когда он увидел меня, он вдруг сел и протянул ко мне руки.
-О, дитя, как оказалось ты в столь жутком месте?
На меня обернулся другой сатанист.
-А правда, что здесь ребенок делает?
Тем временем мужчина вылез, отряхнулся и грациозно склонился передо мной.
-Извольте, юное дитя, спасти вас от этих ужасных мужланов.
-Эй, ты потише! - Прикрикнул один и толкнул его в сторону. Мужчина отлетел так, будто был сухим листочком, отделившимся от ветки. - Девочка, ты как сюда попала?
-Меня привел один из ваших. Темный уборщик.
-Что? - Переспросил другой. Их растолкал маленький плотный толстяк. Одного взгляда на него хватало, чтобы понять, что он убьет не задумавшись.
-Темный чистильщик? - Расхохотался он. - Слышал бы он, как ты его назвала. Кто именно? Марк?
-Джефф. - Ответила я.
-А как докажешь? - Прищурился он.
-Он мне сказал, ничего не надо доказывать. Просто сказать, что я от него, и все.
-Ну, Джефф. - Покачал головой мужчина. - Надо будет сказать, чтобы лишних не водил. И так о станции знает слишком много людей. Ладно, мелкая. Что ты вообще с ним делала? С сатанистами путаешься?
-Я тебе не мелкая. - Сказала я. - И плевать я хотела на вас, сатанистов. Это он со мной путается. Я просто ему жизнь спасла, и он теперь ко мне жмется, чтобы в городе не потерятся.
Теперь уже заржали все остальные.
-Да уж, Джефф то в городе потеряется! - Засмеялся кто-то сзади меня. - Что-то ты врешь больно много, девочка.
-Да ты вообще его знаешь? - Подступил ко мне другой.
-Знаю! Еще как. И уж он рассердится, если узнает, что вы меня сразу не накормили и на ночлег не отвели. - Ответила я. Мне эти ребята не нравились. Все они больше были похожи на Марка, чем на Джеффа. Только, может, не такие высокомерные.
-Ну-ну. Пусть рассердится. - Сказал мужчина, приподняв одну бровь. - Что-то я не горю желанием детсадовцев тут кормить.
Они постепенно разошлись, и кто-то тронул меня за плечо.
Я повернулась.
-Как он? - Спросил мужчина, высокий и какой-то искривленный. Он стоял не прямо, а как будто в двух местах согнутый.
-Кто?
-Джефф. Как он? Выбрался из той передряги, значит. - Мужчина счастливо улыбнулся. - Я хорошо его знал.
-Ага. В прошедшем времени.
-Тот Джефф, кого я знал, никогда бы не привел сюда девчонку. Он вообще с детьми не очень-то...
-Я не ребенок. - Набычилась я.
-Могу ли я прервать эту беседу? - Мужчина-камикадзе подошел к нам. Он был взволнован.
-А кто это? - Спросила я у искривленного. Он усмехнулся.
-Псих. Попал сюда непонятно как, вывалился как мешок с картошкой из ниоткуда. Теперь болтает какую-то чушь, и прыгает под поезда. Суицидник и дебил.
Мужчина покорно кивал, соглашаясь. Он закинул руку за голову и подня лицо кверху, как драмматический актер. Но говорил совершенно серьезно. Так, что я подумала, он действительно псих.
-Эта жизнь слишком жестока для романтиков! Нет места чистоте и благородству. Увы, я вынужден расстаться со своей горькой судьбой, чтобы погибнуть под колесами поезда.
-А еще он пытался вчера задушиться собственными носками. - Рассмеялся искривленный сатанист.
-Как это? - Опешила я.
-Связал их вместе и душил себя. Все равно потом упал в обморок и отпустил руки. Когда пришел в себя, попытался выпрыгнуть из окна.
-И что?
-Да мы под землей. Какая здесь высота?
-И окон нет. - Горестно пожаловался мне идиот.
-Ладно. Так ты меня накормишь? - Спросила я у мужчины-сатаниста.
-Конечно. Ради Джеффа. Он мне жизнь спасал не один раз. А вот тебе не очень-то верится.
-Ты просто не видел, как я того гада разделала. Который на нас напал. Змеюка такая, но я ее одной бровью на лопатки положила.
-Ах, ангел во плоти! - Воскликнул мужчина-идиот, и я от него испуганно шарахнулась. - Могу ли я впредь сопроваждать вас, о прекрасная юная миледи, чтобы защищать своей грудью и головой? - И, не дожидаясь ответа, с разбегу ударился головой о стену. Упал на пол, скорчившись, а мы с искривленным переглянулись.
Я решила, что в сумасшедшем доме.
Сатанист сказал: "Ну что, пошли в мою берлогу, что ли." Он повел меня, и только через двадцать минут пути я оглянулась и увидела, что Урса тащит лишенного сознания Дон Кихота за нами, волоча его по асфальту.
 

Night rain

Ословед
______...Никс с интересом осматривала тоннель. Раньше, когда она была совсем еще ребенком, ее пугали образы за хрупким металлом вагона, мерещились всякие мерзкие существа, которые могли махом проглотить маленькую девочку. Но, несмотря на страх, она прижималась носом к стеклу, и высматривала в темном тоннеле сплетения кабелей, казавшиеся аспидно-черными змеями, трансформаторные будки, в воображении Никс преображавшиеся в опасных роботов. Мать девочки, пытаясь успокоить ребенка, говорила, что поезд специально гудит так громко, чтобы отпугивать всех этих тварей.
______Сейчас, в мире, гораздо более опасном, чем ее фантазии, ей почему-то было вовсе не страшно. Возможно потому, что сзади доносился гул оживленной станции, а впереди брели Энер и Джефф. Оба парня ни разу не оглянулись. В сосредоточенной тишине они шли вперед так, словно за любым углом исхоженного тоннеля их ждала смертельная опасность. С Никс они не говорили с момента обморока еще ни разу. Сначала она удивлялась замкнутости напарников, но затем решила, что их Город делает человека эгоистичным, заставляет не замечать проблемы других людей, пока эти люди бесполезны им. Некоторое время Никс мучила мысль, что и она станет такой же.
______Девушка еще не восстановилась после обморока-иногда она теряла координацию и казалось, стены начинали плыть в стороны, а пол прогибаться причудливыми волнами. На самом деле, ей всего лишь нужно было отдохнуть и поесть, Никс уже жалела, что не осталась с хамоватой, но по-своему милой девочкой. Сушкой, кажется.
______Когда усталость навалилась особенно сильно, Никс решила передохнуть. Если что, рассудила девушка, добраться до станции она сможет, к тому же, здесь часто ходят люди, и потеряться она не сможет. Никс прижалась спиной к влажной бетонной стене и закрыла глаза.
Обычно, когда люди закрывают глаза, становится темнее. Это настолько привычно, что кажется банальной истиной, и не подлежит глупым спорам. Однако, когда веки девушки соприкоснулись, ей пришлось зажмуриться еще сильнее от яркого света. Свет был безопасным и теплым, будто солнечный... Даже стена сзади стала заметно теплее, словно находилась не в сырых катакомбах метро, а на поверхности... Никс нежилась в тепле несколько минут, даже не заметив взглядов, наблюдавших за ней.
______Наконец, открыв глаза, девушка осмотрелась. Прямо перед ней зияло провалом в стене окно-грязное, все в трещинах, но именно сквозь него шел этот замечательный свет. Никс прищурилась, и смотрела на солнце в обрамлении белоснежных облаков. Небо, восхитительно яркое и красивое, звало к себе. Девушка решила открыть окно и насладится свежим утренним ветром. Преодолев брезгливость, она повернула шпингалет, и дернула за ручку рамы. Свет пропал. Вместо радостных солнечных лучей в комнату начал сочится туман, пахнущий вязкой угольной гарью. Небо, низкое и мрачное, нависало над окном, и казалось, ни один солнечный блик не мог бы пробиться сквозь грязное полотнище туч. В испуге, Никс захлопнула створки. Стекло обиженно отозвалось звоном, а комната вновь наполнилась утренним светом. "Это город"-вспомнила девушка слова сатанистов и стала осматривать комнату. На полу обнаружились истлевающие тряпки, лежали они у стен, словно уставшие люди. Присмотревшись, Никс поняла, что если бы несколько людей сидя у стен вдруг исчезли, их одежда упала бы именно так. Догадка подтвердилась, когда девушка рассмотрела отпечатки ладоней на полу, как раз рядом с рукавами гниющего свитера. Странно, но мысль о том, что люди просто исчезли, растворились, Никс совершенно не задела. Сама комната, была не менее удивительной. Пятиугольная, она выглядела так, будто нелепые строители сначала забыли построить одну из стен, а затем, второпях построили там две. Стены были покрыты какой-то блестящей дрянью, настолько вызывающей отвращение, что Никс постаралась встать как можно дальше от всех стен. Ее длинные волосы задел какай-то металлический провод. Она подняла взгляд- в центре серого потолка висела наспех скрученная петля, на ее конце угадывался обгорелый патрон с осколками лампочки внутри. В момент, когда Никс в страхе широко раскрыла глаза, ей послышался тихий смех и неразборчивый шепот. Она обернулась.
______Переминаясь с ноги на ногу у стены стоял человек. Он был очень полон, и его вес мешал ему даже дышать. С сипом втягивая воздух, он протирал аккуратным белым платком вспотевшее лицо. Строгий серый костюм, сидел на нем идеально. И в отличие от одежды других людей в Городе он был совершенно чист. Черные лакированные туфли блестели в лучах "оконного" солнца. Никс перевела взгляд вверх. Аккуратная прическа тоже не вызывала сомнений, этот человек уделяет своей внешности не последнюю очередь.
-Разрешите представиться. Гарольд.-он говорил так, словно шевелить губами было для него противоестественным процессом.-Никс, с вами я уже знаком, вы можете не тратить время на разговоры со мной, а уделить внимание более интересным людям.-Горольд повел рукой.
Никс удивленно моргнула. Рядом с толстяком стояло еще трое. Причем, сознание девушки стало вдруг твердо уверенно, что стояли они тут все время, просто Никс их не замечала. В тоже время она понимала, что не заметить столько народу при тчательном осмотре комнаты просто невозможно...
-Не заморачивайся. мы были на соседних...мм... слоях. Электромагнитное и гравитационное излучение между ними не передается, но вот всякие неизученные эмоциональные поля-общие для всех слоев. Некоторые считают, что психосоматические заболевания людей сверху-негативное влияние тварей Города. Впрочем, это лишь домыслы.-Высокий накаченный парень замолчал. Его на секунду оживившийся взгляд потускнел, тяжелые надбровные дуги грозно нависли над глазами, а шишковатое лицо потеряло осмысленное выражение. Зато стало видно, как напряглись под маскировочно-зеленой курткой мышцы, как напружинились ноги. Тело приняло максимально устойчивое положение, но при этом парень мог начать атаку едва ли не мгновенно.
Никс, шокированная моментальной переменой перевела взгляд на мальчика. Ребенок в смешных шортах с подтяжками, сосредоточенно осматривал пуговицу на клетчатой рубашке. Минуту Никс наблюдала за этим действием, а затем решилась спросить. Но в этот момент в ее мозг вторглась чужая мысль:
-Ты все время молчишь? А зачем мне говорить, если я уже знаю, что ты ответишь? что? Конечно знаю. Твои вопросы слишком банальны, прости. На стоящие вопросы я отвечу раньше, чем они прозвучат. Тем не менее, парня слева называют Майором, а меня не называют никак. Если мне нужно, я отвечу раньше, чем меня окликнут.
Никс переварила эту информацию и решила нормально познакомиться с последним из присутствующих. Бородатый старик в плаще, перевязанным веревочным поясом вызвал у девушки решительную ассоциацию- "это маг. Например, Гендальф или Мерлин". В голове раздался чужой смех. А мальчишка сосредоточенно мусолил пуговицу.
-Здравствуйте. Я Никс.
-Очень приятно. Сергей Дмитриевич. Да-да, не удивляйтесь, я сохранил свое настоящее имя. Случайности, формирующие мироздание, допускают и такое...-Старик задумчиво продолжил-Вы хотите что-то спросить?
-Да. Как я здесь оказалась? это вы переместили меня сюда?
-Видите ли...-"Маг" поджал губы, подбирая наилучшее выражение.-Раньше люди попадали в Город очень быстро. И чтобы хоть часть из них выживала, они оказывались вот в таких вот безопасных квартирах. Теперь что-то происходит, "игроки" появляются где угодно. Но старые законы продолжают действовать. Поэтому поздравляю-несколько минут назад вы стали полноправным жителем Города. Даже если бы нас здесь не было, вы все равно оказались бы в этой комнате. И ваше существование оказалось бы поставленным под угрозу-вы неопытны и без своих приятелей погибните. Я же настоял на том, чтобы мы помогли вам переместиться назад.
-Почему же вы не сделали это сразу?-возмушенно воскликнула Никс. Энер и Джефф наверно уже обыскали все метро, пытаясь найти ее.
-Хм... в данный момент ваши друзья...ммм... немного заняты, и вы будете лишь отвлекать их. Так что будет лучше, если еще минут двадцать мы проведем за увлекательной беседой.
-Увлекательной? И чем бы вы могли меня "увлечь"?
-Ну например,-Сергей Дмитриевич лукаво прищурился-могу познакомить вас с еще одним участником нашего клуба. Никс, это Грей. Грей это Никс.
Он повернулся к окну. На подоконнике сидело нечто невообразимое. И эта тварь, легко перекувыркнувшись, спрыгнула на пол и подошла к девушке.
Блеснув желтыми глазами, Грей поклонился, взял руку Никс и поцеловал сухими черными губами. Было заметно, как он пытается не коснуться кожи девушки своей щекой, один только взгляд на которую, внушал отвращение.
______Монстр встал во весь рост, расправил крылья и стоял неподвижно, пока ошарашенная девушка смотрела на него. Несмотря на свой вид, он казался неимоверно гармоничным существом. жесткая чешуя едва заметно шевелилась, издавая тихий шелест, крылья трепетали, ожидая полета.
-"Прошу прощения, если испугал вас."-Тихий вкрадчивый шепот в голове Никс сильно отличался от способа общения мальчишки без имени. Он не вторгся в ее мысли, нарушив плавность мышления, а лишь аккуратно постучался.-"Ваш друг, Энер, уже знаком со мной. Надеюсь, это послужит еще одной тонкой нитью нашего общения."
-Будьте осторожны с ним.-Резко прервал Грея старик.-Его прозвали так, ибо он действительно сер. Он играет простыми людьми, и слова его зачастую расходятся с поступками. Вы нужны нам и поэтому, будьте аккуратны, когда он наиграется в "доброго демона".
-Я..я запомню.-Никс посмотрела на Грея. Он же умудрялся одновременно преданно смотреть на нее и обиженно-на "Мага."
-Кстати, предупредите своих друзей, что через несколько дней Шпиль станет небезопасен. Впрочем, это случится если вы не покинете его до этого.
-Вы умеете видеть будущее?
-Будущее? Девочка моя, все события, о которых я знаю-прошлое для нас. Будущее-это неопределенность, которой для нас не существует. И я надеюсь, вы в ваши друзья удивят нас и создадут для нас это самое "будущее".
-Но ведь мы в Городе! Марк говорил, что это необычное и непредсказуемое место!
-Для него-да.
-Давайте я обьясню!-Толстяк воодушевленно подскочил к Никс.-Пусть у нас есть стена, в которую постоянно кидают стеклянные бутылки с водой. Марк-из тех, кто изучает полет осколков и брызг. Каждый раз они непредсказуемы. Есть еще те, кто стоят рядом очень долго, так долго, что уже догадываются, как полетит этот хлам. Они пытаются высмотреть того, кто кидает эти бутылки.-Гарольд все время жестикулировал, пытаясь дополнить свои слова движениями.
-"А вы,"-Вкрадчивый шелест Грея вновь возник в голове Никс-"я надеюсь, окажетесь теми, кто решит перелезть через стену и увидеть, что там."
В этот момент Майор вновь ожил, глаза его вновь налились мудростью:
-Мне кажется, вы забыли, что время здесь идет не так, как в метро и Никс уже пора.-Когда он проговорил фразу, его тело вновь приняло боевую стойку, а взгляд стал отсутствующим.
-Да-да, спасибо, я чуть не забыл. Никс, возьмите меня за руку.-Он протянул свою морщинистую ладонь.
Никс послушалась.
-Закройте глаза.
Вслед за темнотой последовали запахи подземелья и звуки капающей воды. Вдалеке послышались взволнованные голоса.
-До встречи. не забудьте предупредить их про Шпиль.-прошептал старик и его ладонь исчезла из руки Никс. Девушка открыла глаза.

______...Мальчишка с интересом посмотрел на Грея:
-С чего ты взял, что они "полезут на стену"?-С этим существом ему пришлось говорить вслух.
-Мы и должны привить им интерес к такому "альпинизму". Я хочу узнать, что-нибудь новое.-у Грея оказался сиплый голос заядлого курильщика.
-Чтож... давайте решим этот вопрос.-Старик как обычно хрустел своим любимым мелом.
Пятеро человек задумчиво замолчали в комнате покореженного дома в бесконечном и таком маленьком Городе...
 
Я медленно брёл вперед,мне не было важно куда я приду. Голод затмил все остальные мои мысли. Страх перед смертью от истощенья не давал моим ногам остановиться. Я забрел в первую попавшуюся дверь. Окружение напоминало Магазин, разбрасывая вещи на пол я стал искать что-нибудь хотя бы отдалённо напоминало пищу. Наконец я наткнулся на полку наполненную чем-то похожим на пенопласт в упаковке. Разорвать эту упаковку оказалось не просто, силы почти полностью покинули моё тело. На вкус это было похоже на бумагу, однако даже такая трапеза показалась мне подарком с небес. я попытался изучить упаковку, однако всё что я смог понять лишь то, что это было каким-то подобием хлеба. Я стал жадно поедать всё, что нашёл на полке. Желудок не выдержал столь неожиданной нагрузки и в этот момент сработал мой рвотный рефлекс. Я почувствовал себя по настоящему ужасно, голова закружилась и я потерял сознание.
 

Magnatik

Ословед
___Тёмноволосый мальчик бежал по взлётной полосе, его лицо для четырнадцати лет имело довольно грубые черты. Если бы его встретили в другом измерении, то назвали бы типичным представителем кавказской национальности. Хотя слово типичный уместно для этого ребёнка только на первый взгляд. Потому что под общепринятые критерии этот мальчик не подходил. Он был черезмерно высок для своего возраста, потому что, врядли часто можно встретить подростка, рост которого почти два метра. Но даже если вам удастся найти такой самородок, то он будет тощий и длинный. А Дмитрий был не такой. На школьном дворе ему больше подохло бы прозвище "богатырь", чем "баскетболист", или "дылда". Может быть, на школьном он был бы заводилой, он был бы лидером, но этому никогда не суждено было случиться. Дима родился в Этом Городе, а это значит, никуда за пределы Города с его пресловутой Игрой он выйти не может.
___"Если он родится в Городе, то умерёт только в нём, и жизнь проходить его будет там,"- шептала его матери безумная старуха. По крайней мере, так рассказывал ему папа, а потом добовлял:
- Сынок, ты единственный кто здесь родился. Быть может, ты единственный кто нарушишь пророчество.
___Дима бежал по взлётной полосе. Отец отправил его, чтобы включить "защитный колпак". Так они называли полностью автоматизированные шестистволки, которые реагировали на движение. Чтобы монстры не подкрались незамеченными.
___Но Дима не был наивен. Он увидил, что когда прибыл всадник на Одноглазом, то с его родителем произошла какая-то перемена. Тот стал более нервным и начал суетиться, чего прежде сын не замечал в своем папе. Хотя здесь никого не было, чтобы перед кем-нибудь суетиться. Диму воспитали Город и Батя, поэтому внимательности и сообразительности у парнишки было хоть отбавляй.
- Отец отослал меня, чтобы остаться с этим человеком наедине, - думал Дима, - Это могло случиться по одной причине. Он узнал незнакомца. Или слышал его описание от сатанистов или той старухи, что предсказала смерть мою.
___Когда Дима подбегал к ангару, который уже лет десять служил им с отцом постоянным пристанищем, он услышал крики. Кричали двое. А значит один из них, его отец. У Диминого сердца, этого двигателя организма, будто сгорели свечи. В глазах потемнело. Но мир не пошёл кругом, потому что мир исчез.
___Молодой человек споткнулся обо что-то, и большая туша полетела на землю. При этом не забыв задеть черепом снятый винт самолёта.

___*****____*****____*****____*****

- Игорь, давайте говорить на чистоту. Я вас не знаю, и я не понимаю о чём вы говорите, - продолжал настаивать я, хотя уверенности с каждой секундой становилась всё меньше и меньше.
- Говорю же тебе - можеть быть, что ты меня не знаешь, но ты приходил ко мне во сне. Ты сказал, чтобы я опасался тебя. Потому что где ты - там или безумие, или смерть.
___Я, с той долей спокойствия, что ещё осталась в моей душе, взял стакан с чаем и отпил этот превосходный напиток. Даже не представляю, что бы со мною было, если бы не этот крепкий чай. Слушая этого лунатика, я думаю лишь для того, чтобы по-больше чашек опустошить. Уже прошло минуты три, как мой новый знакомый отправил своего сына куда-то, а я за этот короткий промежуток времени убиваю уже пятую чашку. Если этот чай делаеться из трав Города, то я нашёл существенный плюс этого сумашествия.
- Но это же был просто сон, - сказал я. Игорь, вроде смирившись с этой идеей, упал на стул и подпёр свою голову руками, повторяя, что этого не может быть.
___Когда я вовсю пыхтел над шестой чашкой, хозяин выкинул руки вперёд и крикнул так, что я от неожиданности отпустил на волю свою жертву, и чашка ударилась об пол. Конечно, чашка быть может и была не бьющаяся, но чай разлился по полу.
- А-а-а! Имя, - крикнул Игорь, - как-Ваше-имя?
- Меня зовут Джозеф, - ответил я, и даже удивился своей нетактичности, что не назвал своего имени раньше.
___Вместе с очень бранным словом, как я понял по интонации, хозяин с силой ударил кулаками стол. Но меня удивил не сам признак агрессии, а то, что на стальном столе толщиной около четырёх сантиметров остались две вмятины, идеально повторяющие контуры рук.
- Что Вас так расстроило, Игорь? - посмел поинтересоваться я.
- Во сне ты говорил своё имя. И оно было другое, - он посмотрел на меня, я же тактично с удивлением поднял брови.
- Ты сказал во сне, что придёшь через день на Одноглазом. Что я не должен буду тебя пускать, в мою обязанность входит только пропустить тебя через аэропорт. Потому что ты сеишь вокруг себя безумие. И что плоды ему - смерть...
- Да-да, ты говорил про имя, - не вытерпел я.
- Ты сказал, что тебя зовут Артур.
___Я начал хохотать. Неистово хохотать. Видимо это было началом истерики. Но не успела она переидти во что-то большее, как снизу начал раздаваться крик. Такой крик издаёт жертва, когда маньяк делает свою работу.
___Мы посмотрели вниз. Чай, который я довече пил, издавал этот крик. И жидкость эта начала материализововаться во что-то.
___Мы с Игорем закричали.
______(to be something...)
 
_________Я пролежал без сознания около получаса. Чувство голода немного ослабло. Поднявшись, я стряхнул мелкий мусор, прилипший к правой щеке и недолго думая, стал доедать остатки пищи.На мне была старая кофта, когда-то красного цвета и джинсы явно не моего размера. Правый ботинок отсутствовал. На ногу был надет грязный носок с дырой оголявшей большой палец. Ботинок на левой ноге выглядел очень старым и у носка был стянут не менее старой верёвкой. Волосы были покрыты толстым слоем пыли и больше напоминали дохлую кошку.Я начал просматривать магазин в поисках еды. После десяти минут поисков я смог найти еще две пачки безвкусного хлеба и банку с рыбными консервами, которую так и не смог открыть, но предусмотрительно положил в свой единственный не порванный карман. Поняв, что ресурсы магазина исчерпаны, я загорелся идеей посетить соседние дома.Унылые тучи, железным занавесом скрывшие за собой солнце, были неподвижны. Я побрел к ближайшему дому. Железная дверь в подъезд была вырвана и лежала на тротуаре. Меня передёрнуло от мысли о той твари, что могла сделать такое, однако я переборол страх и зашел в подъезд. Лестница, ведущая на первый этаж, была завалена большими кусками камня, подняв голову, я понял, что это обломки лестницы находящейся выше. Подъём выше первого этажа был невозможен. Я стал осторожно пролазить по заваленной обломками лестнице.
_________Поднявшись на лестничную площадку, я подошёл к двери находившейся ближайшей по отношению ко мне, на ней гордо висели цифры "79". Это была металлическая дверь, покрытая краской кремового цвета, на ней были отчетливо видны отметены довольно массивных когтей. Я тихо повернул ручку. Дверь оказалась не заперта и немного приоткрылась во внутрь, однако дальше она не двигалась, как бы сильно, я её не толкал. Возможно, обитатели квартиры возвели некое подобие баррикады. Я подошел к соседней двери, на которой висела цифра "8" , Вторая цифра отсутствовала, поэтому я не мог понять был ли это номер 80 или 78.Я повернул ручку, дверь с жутким скрипом впустила меня внутрь.Это была однокомнатная квартира, я принял решение обыскать сначала кухню. Из еды я сумел найти кусок заплесневелого сыра и почти пустую коробку с надписью "сахар-рафинад". Сыр оказался довольно неплохим на вкус, а вот от сахара пришлось избавиться - меня вынудила на это жуткая зубная боль.В соседней комнате, я не нашел ничего кроме дыры в стене, высотой около метра. Она вывела меня в коридор двухкомнатной квартиры, с одной стороны которого была металлическая дверь, наспех забаррикадированная всевозможными креслами и столиками. У меня ушло не больше минуты на разбор этого небольшого завала, теперь мне не придется пролазить в дыру, что бы попасть на улицу. Я решил осмотреть все комнаты квартиры по порядку.
_________ Краем глаза я заглянул в ближайшую комнату. На подоконнике стояли горшки с давно завядшими растениями и бутылка с водой, которая наверняка служила для их полива, в левом углу стоял небольшой деревянный стол, на котором лежало несколько стопок бумаги и какие-то книги. Я начал медленно идти к столу, однако на половине пути мне не повезло бросить свой взгляд на правый угол комнаты, на который я совсем не обратил внимания. Весь угол был вымазан в старой, уже засохшей крови, а ниже упёршись в стену сидел изъеденный насекомыми труп с простреленной головой. То, что эта чудовищная картина была замечена только сейчас добавило страха и я с большим трудом удержал себя от бегства из комнаты. У меня ушло около минуты, что бы полностью успокоиться.Труп пролежал в комнате довольно долгий срок. Правая рука лежала на земле , она была обглодана почти полностью. Левая рука выглядела ещё более мерзко, сгнившие пальцы до сих пор крепко сжимали ружьё.Череп был сильно повреждён, он висел на стволе ружья, как кусок мяса, наколотый на вилку. Я нигде не смог найти нижнюю челюсть. Его одежда когда-то чёрного цвета превратилась в лохмотья, однако на его ногах были надеты неплохо сохранившиеся резиновые ботинки. Переборов отвращение я начал осматривать труп на предмет полезных вещей. Сначала я снял с ружья череп и начал осматривать оружие. Это было однозарядное ружьё довольно внушительного калибра, ствол был немного погнут и покрыт десятками царапин. Рукоять ружья не вызывала особого доверия, на ней было вырезано имя владельца. По моему лицу пробежала улыбка, я не понимал, зачем писать своё имя на вещах в мире, в котором оно не имеет никакого смысла. Моё самое долгое общение с живыми людьми продлилось около недели, поэтому меня никогда не интересовало, как они меня называют. Имя которое мне дала мать я не мог вспомнить, как бы сильно не старался, вообще я мало чего помнил из своего детства, оно как будто не существовало на самом деле.Я нашел небольшую коробку патронов в кармане изодранных штанов. В коробке были аккуратно сложены три патрона и две стреляные гильзы. Патроны отсвечивали металлическим блеском и выглядели довольно неплохо, а вот от гильз я избавился сразу же. Я аккуратно стянул с мертвеца его ботинки, они были великоваты мне, но ходить в рваном носке не казалось мне лучшей идеей.
Я подошёл к окну, не заметив на улице никакого движения, я начал рассматривать подоконник. Несколько горшков с давно мёртвыми растениями не выглядели воодушевляюще, я взял в руки бутылку с водой и снял крышку. К моему удивлению вода не пахла болотом. Я сделал пару робких глотков и понял, что вода ещё свежая. В этом мире все сталкиваются с необъяснимыми вещами, но они редко бывают насколько полезными. После ещё нескольких глотков я закрыл крышку. Мне стоит поискать какой-нибудь рюкзак, что - бы унести с собой все сокровища этой квартиры, пока мне придётся нести бутылку в свободной от ружья руке. Моё внимание переключилось на стол и я начал осматривать книги и стопки исписанных бумаг. Книги оказались сборниками рассказов. Стопки бумаги являлись чем-то похожим на дневник или ежедневник, пожелтевшие страницы выдавали преклонный возраст этой рукописи.
_________После недолгих осмотров я перебрался в следующую комнату, которая когда-то была кухней. Все шкафы были распахнуты настежь, вся еда была съедена до последней крошки.Третья комната напоминала детскую, я испугался при мысли о том, что меня могут встретить тут ещё одни остатки, но в этот раз маленького ребенка. Я не был уверен в том, что моё душевное состояние останется прежним при виде этой картины, однако оставлять комнату нетронутой мне тоже не хотелось.Переборов опасения в зашёл в комнату и стал искать глазами подозрительные вещи. к счастью в этой комнате я не нашёл ни одного трупа. Справа от меня был довольно большой Шкаф, а напротив него старая железная постель с прогнившим матрасом. У окна стоял письменный стол, на котором лежала чёрная сумка, которая сразу же меня заинтересовала. Она была сделана из грубой ткани и имела кожаную ручку, а так же лямку для того, что бы носить сумку на плече. Внутри лежали тетрадки и учебники шестого класса, они выглядели намного лучше, чем книги из комнаты с мертвецом.Дальше моё внимание переключилось на шкаф. В шкафу лежала одежда, почти вся она оказалась детской, но я всё же смог найти толстовку с капюшоном именно моего размера, а так же целую гору носков. К моему сожалению, все носки были разного цвета, но это меня не остановило. Сняв свои грязные и дырявые носки, я надел на каждую ногу по два носка, что бы мои резиновые ботинки не спадали во время бега. Надев толстовку, я положил в левый карман банку рыбных консервов, а в правый коробку патронов. Взяв со стола чёрную сумку, я вытряхнул всё её содержимое на пол, положил в неё бутылку с водой и повесил на плечё.
_________Я перелез через заваленную лестницу и оказался на улице. Я уже собирался обследовать остальные подъезды, как мой взгляд остановился у мусорных куч лежавших горой в центре двора. Там, грызя что-то, сидела огромная крыса. На её шкуре были хорошо видны лысые пятна, а её правая передняя лапа была изуродована и местами обглодана до кости. Крыса заметила меня не сразу, но как только это случилось, она сразу же начала идти в мою сторону. Сначала медленно, потом начала набирать скорость и перешла на бег.Я приготовился стрелять. Мысль о промахе испугала меня, я бы ни за что не успел перезарядить ружьё и стал бы закуской для мерзкой твари. Дрожь в моих руках не собиралась уходить, однако, собрав всю волю в кулак, я сделал выстрел. Пуля оторвала левую лапу крысы. Лапа взмыла в воздух, орошая местность кровью, и упала в нескольких метрах от крысы. Крыса начала издавать отвратительный звук, отдаленно напоминающий смесь стона и крысиного писка. Этот звук звучал чрезвычайно громко и эхом разносился по всему кварталу. Я с разбегу пнул крысу резиновым ботинком. В ответ на удар она по-змеиному извернулась и попыталась укусить меня за ногу. У крысы были жёлтые и очень кривые зубы, однако я не сомневался, что этот укус с лёгкостью сломает мне кость. Чудом я смог выдернуть ногу прямо из крысиной пасти. Крыса не переставала издавать гадкие звуки, от них у меня начинали болеть уши. Я зарядил ружьё патроном, взятым из кармана, и произвел выстрел почти в упор. Пуля пробила череп, и мёртвое тело рухнуло на землю, за пару секунд вокруг трупа образовалось озеро крови. Я уверен в том, что другие крысы из стаи скоро сбегутся на столь пронзительный писк умирающего собрата. Нужно уходить и как можно скорее...
 
___Я не мог перевести дыхание, снова и снова шумно выдыхая воздух из легких, в то время как этот хромоногий засранец внимательно изучал меня с той стороны разлома. А даже если бы дар речи и вернулся, мне было абсолютно нечего сказать, кроме всякого рода ругательств, коих я в изобилии насобирал за тринадцать лет, проведенных в вольной среде. Наверно решив то же самое, говнюк начал первым:
- Я понимаю, ты сейчас жутко сердишься… - примирительным тоном начал он.
- Да чтоб тебя черти драли, ЕЩЕ КАК, НАХРЕН, СЕРЖУСЬ!!
- Я все могу объяснить, – в его голосе прозвучала уверенность, которая подействовала успокаивающе.
- Уж постарайся…
- Шанс вот так вот разыграть человека выпадает…
___Щербатый осколок кирпича пролетел чуть дальше револьвера, но тоже до края не дотянул. Подвела траектория.
- Ладно, ладно, я был бы не я, если бы этого не сказал, – усмешка произвела тот же эффект, что и уверенность чуть ранее. – На самом деле это была проверка.
___Уж не знаю, что у него с голосом, но он мог успокоить, какой бы интонацией ни был окрашен. С одной стороны мне было неприятно, что я ведусь на каждый его шаг, как влюбленная школьница, но с другой – а черт с ним, зато вот он, совсем рядом. Я попробовал заговорить спокойным голосом:
- Не в моем стиле говорить банальности, поэтому вполне ожидаемое «Проверка?» мы, пожалуй, опустим.
- Ну и как мне теперь начинать самую интересную часть? – кажется, хорошее расположение духа не покидало его с того момента, как я его увидел в первый раз.
- Выкрутишься.
- Что, ты еще дуешься? А ведь все это время держался молодцом.
- Ближе к делу.
- Ближе некуда. Я предложил тебе сотрудничать – ты согласился. Не думаешь же ты, что я бы просто так подхватил первого попавшегося перчика, без всякой проверки? Мало ли кто тут бродит. Вот я и протащил тебя через цепочку испытаний. Сначала сыграл на решительности – хотел узнать, пойдешь ли ты по моим следам, или решишь, что все это игры твоего воображения, испугаешься, запаникуешь. Смотрю, сомнения тебя особо не мучили – это плюс. Потом хотел посмотреть, как у тебя с тактическими навыками. Я бы на твоем месте обошел карьер по краю и перепрыгнул на ковш, а с него перебрался в кабину. Ну, заставил ты меня поволноваться, растребушив верхний слой кадавров, зато доказал, что можешь за себя постоять. Хоть это и не было запланировано. Кстати, правильно сделал, что смотался от того мужика с ружьем. Что-то с ним явно не так. Прямой угрозы от него не исходило, но он явно опасен. Ах да, навыки скрытности у тебя тоже никакие. Так что в случае опасности твой единственный козырь – лобовая атака. Ну, и со страхом своим, ради достижения цели, ты тоже сумел совладать. Не каждый решился бы спуститься в метро, в одиночку, всего лишь с одной зажигалкой. Затем мне стало интересно – отпугнет ли тебя мой замечательный характер. Многие бы плюнули на все, обнаружив в ящике стола злобное насекомое. Ну да, я немного перегнул палку, но нам ведь еще сотрудничать и я должен быть уверен, что у нас не возникнет конфликтов из-за пустяков. Мне не нужен компаньон, который не сможет меня терпеть. Гляжу, подобные особенности тебя мало волнуют – это, несомненно, хорошо. Следующее испытание было проверкой на самостоятельность. Многие тут считают себя невинными жертвами, постоянно твердят, что кто-то должен их спасти и защитить. Этим они лишь ставят под угрозу еще чью-то жизнь, кроме своей собственной. Я должен был знать, насколько ты самостоятелен и сможешь ли бросить вызов Городу в одиночку. Я должен быть уверен в тебе. Не зверюшку же я выбираю, в конце концов.
___Все встало на свои места. Не понятно как, но все это время он следил за каждым моим шагом, за каждым решением. Изучал и оценивал. И в этом не было никакого дурного умысла. И это значит, что моя вера в него не была напрасной. Весь этот путь не был напрасным, и он подошел к концу.
- И на этом все? – с недоверием спросил я. – Побегушки закончились?
- Вовсе нет. Ты что забыл, чтобы выиграть, тебе нужно меня поймать. Игру завершит только прямой физический контакт, таковы правила, – в этот момент мне стало действительно жутко. – А ты думал тут доска просто так торчит? Не волнуйся, как только окажешься тут я никуда убегать не буду, нужно будет только подойти и потрогать. Лови момент.
- Это что, шутка? Это ж, мать его, седьмой этаж! Да я под страхом смерти на эту половицу не полезу!
- А это ты очень вовремя предположил, - что-то в голосе Инкогнито меня насторожило. – Через пару минут твой сальный дружок очухается и полезет обниматься.
___Я затравленно оглянулся на скорчившегося скрута.
- Но я ж его того…
- Что? Убил?
- Ну, вроде того…
- Интересно, как это ты смог убить того, кто УЖЕ мертв? Был бы он жив, как бы он мог щеголять распоротым брюхом? Нет, он всего лишь на время выпал в осадок. Скоро поднимется и пойдет мстить.
___Как подтверждение его словам монстр конвульсивно дернул ногой. В его горле начал зарождаться булькающий хрип.
- Ну, так что? Время поджимает, выбирай.
___В такие моменты обычно люди долго мечутся, не могут принять решение, хоть и знают, какое будет правильным, чтобы в последний момент вперед трусов бежать в нужном направлении, так как фору они просрали. У меня реакция совсем другая – фазу «Ах, что же мне делать?!» я благополучно пропускаю, слепо перешагнув через душевные метания. Зато потом, когда уже не повернуть назад, горько об этом сожалею. Но в этом и прелесть этой моей особенности – как бы я не сожалел о том, что начал делать, этого уже не остановить и надо всего лишь чуть-чуть подождать, пока не наступит тот момент, когда все будет позади. Вот и сейчас я, даже не подумав, подхватил доверенное мне сокровище и шагнул на доску.
___В тот самый момент, когда обе мои ноги покинули устойчивую поверхность паркета, я ощутил, что сейчас они перестанут двигаться и я, как оловянный солдатик, улечу вниз. Как-то запоздало пришло осознание того, что уже наступили сумерки и перед глазами все расплывается и мутнеет. Внутри живота родилась сверхмассивная черная дыра, прихватившая с собой большой пузырь космического «абсолютного нуля». Все усилия моего организма в этот момент были направлены на то, чтобы не смотреть вниз, но и не выпускать из виду конец доски. Проклиная все на свете, я, шаг за шагом, приближался к концу этой импровизированной вышки. А как только я преодолел ее середину выяснилось, что она начинает сгибаться под моим весом. Мое воображение, по всей видимости, за что-то меня ненавидело, поэтому тут же нарисовало мне живую картину того, как доска с треском переламывается, как только я добираюсь до ее конца, и я лечу вниз, в этот затопленный подвал, из которого явственно несет рвотой. А в этой мутной жиже, под слоем из непотопляемого мусора, явно водится целый рой жирных черных пиявок с громадными челюстями, а из под покореженной велосипедной рамы тянет сморщенную белесую руку раздувшийся утопленник. А в темноте, под сводом фундамента, гнездятся водоплавающие паучки, которые откладывают яйца в гниющую плоть, чтобы личинки развивались в тепле и сытости…
___В общем, добравшись до конца, я едва мог двигаться, наполовину парализованный ужасом. Ну и зачем же я все-таки полез на эту доску? В ответ за спиной раздался треск раздираемого линолеума – тварь очухалась, и высвобождала руку, зацепившуюся за напольное покрытие.
- Давай, всего один прыжок и ты уже здесь… - попытался подбодрить меня зачинщик всего этого кошмара.
___Трость явно мешала мне, перевешивала на одну сторону, поэтому я, сперва, швырнул ее владельцу, чуть не потеряв при этом равновесие. Он поймал ее на лету, и так и продолжил держать за середину, не опираясь. Кажется, исход всей этой истории был ему тоже небезразличен. Сзади громко хлопнул линолеум, из которого, наконец, высвободилась тварь. Медлить больше было нельзя, и я прыгнул.
___Прыгнул и проиграл… Раненая нога подвела – я шлепнулся животом об выщербленный край разлома и, под действием силы тяжести, начал медленно сползать вниз. Пальцам было решительно не за что зацепиться – они лишь расчерчивали промерзшую пыль, оставляя в ней параллельные бороздки. Больная нога словно стала раза в два тяжелее, под коленом начал биться горячий пульс. Во рту появился мерзкий привкус страха. В какую-то долю секунды в голове сформировалось осознание всей ситуации. Вот так – добрался до финала и потерпел фиаско. Таковы правила игры – выживает сильнейший.
- Правила нужны, чтоб удобней было мухлевать! – сам того не зная, продолжил мои мысли Инкогнито.
___В тот же момент я почувствовал, как две руки хватают меня за шкварник и тянут наверх.
- Будем считать, что я тебе как бы подыграл, - пропыхтел он, вытаскивая меня из пропасти. – Только никому ни слова!
 
_____На улице уже стемнело. Я не мог точно сказать, сколько сейчас времени. Тени в городе всегда падают так, как им угодно, а смены времени года я не наблюдал ещё не разу. Время в городе движется по-другому, одни вещи превращаются в труху за пару недель, другие же могут храниться десятилетия, не старея. Я старался не задумываться о тайнах этого мира или о его аномалиях, так как многие люди, всерьёз увлекавшиеся этим, сходили с ума или теряли человеческий облик. Хотя я и не могу с уверенностью утверждать, что не сошёл с ума, на фоне некоторых других людей я выгляжу относительно здоровым. Несколько недель назад я встречал психа, который рассказывал о местах на окраине города, в которых всегда идёт снег. В городе полно людей, которые рассказывают подобные байки - их то я и называю сумасшедшими.
_____Я выскочил из двора, в центре которого лежал труп омерзительной крысы, однако я не знал, куда двигаться дальше. Я попал в бесконечный лабиринт зданий, кажется, они специально старались скопировать друг друга. В качестве ориентира я избрал шестнадцатиэтажный дом, сильно выделяющийся среди окружающих его девятиэтажек. Бегать в резиновых ботинках было тяжело и очень неудобно, но всё же получить мозоль лучше, чем расстаться с жизнью. В мыслях я проклинал прошлого обладателя ружья за то, что он не выбрал другой способ свести счёты с жизнью - если бы он повесился, у меня был бы ещё один патрон, наверно при жизни он был ужасным эгоистом. Он мог хотя бы сохранить ружьё получше, после двух выстрелов по всей длине ствола проползла трещина. Стрельба из повреждённого оружия могла кончиться для меня плачевно, однако закончить жизнь в крысиной пасти не было идеей лучше. Шестнадцатиэтажка была уже близко, осталось пересечь один двор, и я бы вышел прямо к ней. Как только я добежал до середины двора, покрытого разбитыми песочницами и прогнившими качелями, дорогу мне преградила ещё одна крыса. Она была заметно больше предыдущей.
_____Возможно, мне стоило бросить ружьё на землю и бежать без оглядки, однако мысль о том, что в таких неудобных ботинках я не смогу убежать вынуждала меня принять бой. Прицел ружья вполне мог оказаться сбит или поврежден, я решил подпустить крысу как можно ближе к себе. Я знал, что мои шансы близки к нулю и это знание очень меня испугало. Пытаясь унять дрожь в руках, я старался прицелиться в крысу, она же неслась ко мне с огромной скоростью. Животное подошло уже на расстояние десяти метров, я всё ещё старался прицелиться. Крыса оказалась в пяти метрах от меня, я должен был выстрелить, но меня парализовал страх, руки отказывались слушаться. Крыса подошла на расстояние двух метров и прыгнула в мою сторону. Я, наконец, смог пересилить страх и нажал на курок. Ружьё не выдержало выстрела, треснувший ствол разлетелся в разные стороны. Мне повезло, ни один осколок ствола не попал в меня, моему врагу повезло меньше. Крыса навалилась на меня всем своим весом. Я рухнул на землю, как поваленное дерево, от удара головой о землю я на секунду потерял сознание. Огромный вес сдавил грудь, мне стало очень тяжело дышать. Я посмотрел на то существо, что припечатало меня к земле, и сразу же на меня накатила новая волна ужаса. Выпущенная мной пуля после разрыва ствола угодила животному в левый бок и кажется, раздробила несколько рёбер, внушительный металлический осколок бывший когда-то частью моего ружья выбил крысе левый глаз. Это отвратительное, истекающее кровью существо лежало прямо на мне. Захлёбывающаяся своей кровью крыса не оставляла попыток убить меня. Она лихорадочно била лапами об землю в попытке приблизиться к моему лицу. Эта тварь силилась дотянуться своими челюстями до моего горла, из её пасти несло так, что заслезились глаза. Правой рукой я попытался спихнуть тварь с себя, а левой стал искать какое-нибудь оружие. Им стала банка рыбных консервов, вынутая из левого кармана моей толстовки.
_____Страх быть убитым столь мерзким созданием захватил меня целиком, я стал изо всех сил молотить консервной банкой по крысе. Она имела довольно крепкий череп, но под градом моих ударов он всё же раскололся, крыса перестала подавать признаки жизни . Извиваясь, как червь я смог вылезти из под мёртвого тела и сразу же стал жадно ловить ртом воздух. Подняв с земли свою чёрную сумку с водой, я направился к дому. Спасшую меня банку консервов я положил обратно в карман. Дверь в подъезд была распахнута настежь, я заскочил внутрь. Молясь всем известным мне богам, о том, что бы не встретить ещё одну крысу, я стал быстро подниматься по лестнице как можно выше. Я выдохся уже на четвертом этаже - бег никогда не был моей сильной стороной. На этаже не было ни одной закрытой двери, в некоторых квартирах дверей вообще не было. Я зашёл в квартиру, в которой, по моему мнению, была самая крепкая дверь, к моему удивлению на ней даже работал замок, просто его не закрыли. Недолго думая я решил устроить ночлег в этой квартире, закрывшись на замок, я начал осматривать свои новые апартаменты. Краем глаза я заглянул в каждую комнату - у квартиры вполне мог иметься другой хозяин. К моему удивлению квартира выглядела так, как будто из неё специально вынесли все вещи. Однако на кухне до сих пор стояла пара шкафов. После недолгого обыска я смог найти несколько ножей, а вот поиски еды не увенчались успехом, в квартире не было даже намёка на неё. Почти все ножи по своей остроте больше напоминали ложки, однако я сумел найти себе довольно неплохой ножик, на лезвии длиной около двадцати сантиметров были написаны слова "Stainless Steel", у него была неплохо сохранившаяся деревянная ручка.
_____На улице совсем стемнело, я занял одну из пустых комнат, обои в ней выглядели ужасно грязными, но кажется, раньше имели жёлтый цвет. Ножом я открыл банку рыбных консервов и устроил себе небольшой пир. Усевшись в углу комнаты, я попытался уснуть, но безрезультатно. От меня воняло крысой так, что уснуть было почти невозможно. Я стал размышлять о сегодняшнем дне: если бы не трещина в ружье, я бы не оказался придавленным телом вонючей крысы. Если бы прежний хозяин ружья сохранил его лучше, я не попал бы в такую идиотскую ситуацию, я вынес вердикт - во всём виноват именно он. Вообще сваливать вину на других было моей характерной чертой. Впрочем, использовать труп самоубийцы в качестве козла отпущения мне надоело довольно быстро. Сон всё не приходил, а выходить на улицу ночью было бы самоубийством, я стал искать новую тему для размышления. Терять время в пустую мне нравилось не больше, чем встречаться с крысами
_____Я стал вспоминать имя, криво вырезанное на ружье. Том Джилмен – кажется, оно должно звучать именно так. Около пяти минут я размышлял о том, какими именами называли меня другие, и пришел к выводу, что не одно из них не было придумано человеком с богатой фантазией. Ещё через пять минут я объявил имя, вырезанное на ружье, своей собственностью и решил в будущем называть себя именно так. Я не был уверен, что завтра смогу вспомнить это имя или в том что, ещё когда-нибудь встречу людей. Эти странные мысли в моей голове скорее служили для того, чтобы отогнать скуку.
- Спокойной ночи, мистер Джилмен - сказал я себе перед тем, как закрыть глаза. Я объявил день до конца прожитым и наконец смог заснуть. Завтра будет трудный день...
 
___Снова я видел сон, который казался реальней, чем все, что происходило наяву. В последнее время мне все труднее различать, что существует на самом деле, а что лишь в моей голове. Во сне я бежал. Не от кого-то, не за кем-то. Просто бежал. Это было нечто само собой разумеющееся, как дыхание или биение сердца. Воздух плотный, как застоявшаяся вода, обтекает, расступается, будто его и нет. Не слышно шума ветра в ушах, будто я в безвоздушном пространстве. Бегу под тихое хлопанье плоских резиновых подошв. Кругом так темно и много людей без лиц. Фонари светят все до одного, и это так непривычно. Их свет, словно сам боится темноты и жмется к лампам, несмело выползая лишь на тротуар, оставляя все остальное во мраке. Дорога длинная, как железнодорожное полотно, теряется впереди, не сворачивая ни разу. Что-то злое метнулось под ноги, пытаясь помешать, но стоило лишь поджать ноги в прыжке и оно уже далеко за спиной, в бессилии. Людям все равно, что между ними крадется кто-то злой, у них нет лиц, нет имен, нет страхов. Их самих нет – лишь светлые силуэты, бледные овалы лиц. Во тьме, за горизонтом кто-то закричал. Небесные существа, словно вампиры, неслышно спускаются со своих звездных насестов, чтобы вытягивать человеческие души и уносить в черноту ночного неба. Но пока я бегу, я недосягаем. Останавливаться нельзя.
___Снова декорации сменяются незаметно. Кругом лес и дорога, а я сижу на крыше автомобиля и стараюсь не смотреть на тех, кто наблюдает за мной из-за стволов. Дождь льет так, что еще чуть-чуть и можно будет плавать по воздуху, одежда липнет так, словно это вторая кожа. За сеткой забора слышны их голоса – голоса тех, кто не вернулся с неизвестной войны. Во тьме они стоят босыми, грязными пятками на траве и, не мигая, смотрят на меня. А я боюсь смотреть в ту сторону, откуда слышен их шепот и вздохи. По дороге проезжает машина, и я снова отворачиваюсь. Я не могу видеть их лица, выхваченные мимолетным светом фар. Это слишком страшно, видеть их выпученные тусклые глаза. Глаза людей, которые сами не знают, за что они умерли. Борьба за чужие идеалы – каторга для святых. Долг – их доносчик, совесть – их инквизитор, а упрямство – их палач. Они пришли забрать у меня то, что кто-то забрал у них. А мне страшно даже двинуться.
___И снова все перемешалось. От собственного крика закладывает уши, а автомат в руках гремит, не замолкая ни на секунду. Пули разбивают мертвые лица, пробивают холодные руки, а они все лезут на машину. Мертвые должны оставаться мертвыми. Паника разгорается внутри, как зажженный сноп сена, ее не остановить. Затвор разразился холостыми щелчками, а гром в ушах все не унимается. Руки сжимаются так, что деревянный приклад крошится в щепки. Не убежать – они везде. Мертвых больше, чем живых. Это неоспоримо и неизбежно. Когда нас становится меньше, их ряды лишь множатся. Из-за пояса появляется пистолет, и я слышу последний выстрел в своей жизни. Когда я в первый раз умер, мне было всего двадцать два года…

___Я вздрогнул и резко подскочил с нагретого места. Сознанию понадобилось некоторое время, чтобы понять, что это уже не сон.
- Снова кошмары мучают? – Инкогнито сидел у окна, на неизвестно где найденной табуретке и всматривался в предрассветную мглу.
- Я не уверен, что вижу сны… - хрипло отозвался я.
- А что же это, по-твоему? – он оперся подбородком на руки, сложенные на трости, поэтому его голос звучал немного искаженным – Каждый раз подскакиваешь, перепуганный до полуобморока. И утром и посреди ночи. Это нормально?
- А ты вообще не спишь. ЭТО нормально? – я попытался поправить челку, выросшую уже до неприличной длины.
- Я не сплю, потому что знаю, что тут в этом нет необходимости. Как только ты это поймешь и сам перестанешь. Сон – это ненужный риск. Есть же ты перестал, и ничего, живой.
- Во сне я вижу что-то важное. Я сплю, потому что не хочу этого упустить.
- И много важного ты увидел за эти две недели?
___Я замолчал. Я сам не знал, что я видел в своих снах. Каждый раз новый сон и каждый раз заканчивается моей смертью. Бессвязные, бессюжетные зарисовки – я все время чего-то боюсь. Каждый раз мой страх настигает меня, и я умираю. Умираю и просыпаюсь.
- Ты сам то хоть можешь понять, что тебе снится?
- Инк?
- Что?
- А может человек помнить свою прошлую жизнь? Может помнить, как он умер?
- Нет никакой прошлой жизни.
- Значит… - мне самому идея, пришедшая в голову, показалась безумной.
- Что «значит»?
- Во сне я вспоминаю, как умирали другие люди…
- Чего?
___Я еще раз взвесил ценность этой идеи.
- Прости, глупость сказал. Просто все настолько реально… Я вижу сон, а наутро это уже словно часть моих воспоминаний. Что-то, что было со мной на самом деле… А, не бери в голову, подобные вещи просто не могли происходить. По крайней мере, со мной.
- Ну и что же такого тебе снится, чтобы верить и не верить одновременно?
- Забей.
- Почему бы не рассказать?
- Почему тебе было не рассказать, что трость – это на самом деле стилизованный клинок?
- Тебе бы это ничего не дало, ты не умеешь им пользоваться.
- Вот именно. Что тебе скажут мои сны, в которых я и сам не могу разобраться?
- Ну, ты же сам сказал, что это не сны. Вроде как прозвучало слово «воспоминания». К тому же, не твои. Я ведь вижу, что в тебе творится. Вижу, что ты боишься своих снов до усрачки. Что такого должно тебе сниться, чтобы это так на тебя действовало?
___Продолжать разговор не хотелось, но нужно было поставить точку.
- Страшнее всего не то, ЧТО мне снится. Я ужасаюсь того, насколько все это реально. Когда я внутри я не могу найти ни одной зацепки, доказывающей, что это все ненастоящее. Я боюсь, что однажды это будет уже не сон. Я боюсь, что сном окажется то, что происходит сейчас…
 
___Новый сон. Я снова бежал. На этот раз никого не было рядом, только темнота старалась зажать меня среди мрачных стен. Я знал эту дорогу, я бывал тут раньше. Еще до Города. Это место вселяет страх. Старые постройки с заколоченными окнами, молча наблюдают за мной слепыми глазами. За ними растеклась тьма, из которой несет сыростью грязного, заболоченного берега. Отсыревшие бревна подгнивают, брошенные дома держатся лишь из злого упорства, не желая убирать из этого мира свое пугающее уродство. Они ждут, пока кто-то неосторожный, глупый или самонадеянный ступит под их своды, чтобы похоронить под своими останками чью-то жизнь. Это их месть живым, за то, что их бросили гнить и умирать. Стоит лишь остановиться, и явственно слышен их зов, который тянет внутрь, на погибель. Но пока я бегу я недосягаем.
___Потом новая перетасовка – я на стройке, на большой куче щебня. Внизу темно, но мне не нужно видеть. Я их слышу, я их ЧУВСТВУЮ. Их голодное рычание заставляет что-то внутри сжиматься. Они тоже знают, где я, но не спешат… Они упиваются страхом жертвы, облизывая свои вытянутые морды. Эти адские гончие не имеют ни жалости, ни сострадания, ни причин. У них есть лишь их охота. Бесконечная и безумная. Жажда крови, жажда чужого страха… И я утоляю их жажду сполна – мне страшно даже пошевелиться. И каждая капля ужаса, которую они жадно вытягивали из моего парализованного сознания, приближает меня к расправе. Щебень под ногами осыпается, скользит…
___Умер я быстро. Умер, в возрасте двенадцати лет, захлебываясь кровью и криком.

___Скорее всего, во сне я тоже кричал. Потому что, когда сознание вернулось ко мне, я обнаружил, что Инкогнито держит меня и зажимает рот рукой. Я еще долго не мог прийти в себя, дергаясь и дрожа. Наконец поднял правую руку и ощупал ее – во сне я почувствовал от начала и до конца, как мышцы и сухожилия были разорваны клыками, как с треском раздробилась кость, как рука отделилась и исчезла в пасти огромной черной твари. Но она была на месте. Хотя под рукавом, там, где лучевая кость раздваивается, я все еще ощущал прикосновение кошмарных зубов. Ощущение все не проходило…
- Проснулся? – он убрал руку, - И кто это был на этот раз?
___Я еще не мог отдышаться, чувствуя, как нездоровый озноб въедается в тело. Единственным желанием было схватиться за что-нибудь и не отпускать, чтобы никогда больше не терять связи с этим миром.
- Слушай, это уже переходит все границы, - голос моего спутника был серьезен. – Так больше продолжаться не может. Либо ты научишься бороться со своими кошмарами, либо они тебя доконают. И меня заодно.
___Он, несомненно, был прав. Каждый раз сны становились все четче и длиннее. В последнее время я стал замечать, что, проснувшись, все еще ощущаю связь с миром сновидений, мое тело помнит прикосновения, помнит страх. Я стал злым, раздражительным и невнимательным. Всякая мелочь, чувствуя это, держалась от нас на расстоянии, зато самые опасные хищники наоборот стремились найти источник этих вызывающих волн. Только опыт Инкогнито все еще держал нас на плаву. Вот уже две недели он безошибочно уводил нас от облав и засад, но после сегодняшнего, стало понятно, что так больше продолжаться не может. Мое лицо еще сильнее осунулось, под глазами образовались мешки, которые явно выдавали во мне человека, лишенного нормального сна. Я стал быстрее уставать, мне трудно было сосредоточиться, начал «залипать», игнорируя внешние раздражители. Без Инкогнито я бы давно умер.
- На этот раз были собаки… - мой голос был еле слышным, севшим от ужаса.
- Что ты видел? В чем смысл этих кошмаров? В Городе ничто не делается без причины, - мне стало немного обидно от его слов.
___Вспоминать не хотелось. Хотелось поскорее забыть этот ужасный отрывок моего существования. Но через несколько часов усталость снова возьмет свое, и я провалюсь в мир, который меня так пугает. Мир, который слишком реален, чтобы быть сном. Мир, в котором меня будут терзать и убивать раз за разом, чтобы я снова проснулся и снова боялся уснуть. Страх стал основной частью моего бытия. Неотделимой и ненавистной.
- Чтобы понять смысл, нужно узнать причину, - я поднялся, отряхивая с рукавов мелкие камушки и бетонную пыль. – А сейчас могу только сказать, что вижу во сне двоих людей. Один из них всегда бежит, а второй всегда умирает.
- Бежит всегда один и тот же? Он от чего-то убегает? Или преследует?
- Да, я уверен, бежит всегда один человек, но он не преследует никаких целей. Он просто бежит. В этом его спасенье, его свобода. А внутри сижу я, и вижу все, чувствую все, что и он. Рядом с ним все время ощущается угроза, но я ни разу еще не смог понять, что же именно ему угрожает…
- А что случится, если ты остановишься?
- Я не могу. Я не управляю им, могу лишь наблюдать.
- А со вторым что? На его судьбу ты можешь повлиять?
- Нет. Я не знаю, - я понял, что слишком боюсь вспоминать. – Во сне я всегда окружен врагами. Мне некуда бежать, негде спрятаться. Я изначально обречен. Но некоторое время они не нападают. Они пьют мой страх…
___Инкогнито некоторое время молча сидел на месте, обдумывая мои слова. Без слов было понятно, что он и сам не знает, что со мной творится и как помочь.
- Ты ведь понимаешь, что это с ИХ вмешательства все началось? – я сжал кулаки от одного только воспоминания. – Это тот мелкий подонок влез ко мне в голову! Такие вещи просто не могут проходить бесследно!
- Откуда мне знать, я этого не мог видеть… - он нахмурился. – Но факт в том, что все началось именно тогда, на второй день…
 
____ Я проспал около шести часов. На улице было очень темно, однако уснуть снова я больше не смог. Чувство голода снова настигло меня и мне с неохотой пришлось покинуть свою обитель. Крепко сжав нож в правой руке, я стал осторожно осматривать нетронутые мной ранее квартиры. К моему удивлению, все квартиры на этаже были абсолютно пусты, в них отсутствовали даже оконные рамы. Поднявшись на пятый этаж, я стал осматривать квартиры там. К счастью этот этаж не подвергся разграблению. Обстановка квартир была довольно бедной. Единственное чего в квартирах было в достатке это книги, этаж больше напоминал библиотеку, чем жилой дом. Поиски еды оказались успешными, уже через десять минут я жевал буханку зачерствелого хлеба. Утолив свой голод, я решил продолжить осмотр здания.
____ Я осторожно поднялся на шестой этаж, он выглядел намного грязнее предыдущих. У каждой двери стояло несколько рваных мешков с мусором, где-то их место занимали картонные коробки с изорванной одеждой или бумагой. К сожалению, на этаже была всего одна незапертая дверь. Я осторожно потянул дверь на себя, на что она ответила, режущим слух, скрипом. Из квартиры вырвался отвратительный запах, мне потребовалось несколько секунд, что бы убедить себя идти дальше. Шкафы в коридоре были разбиты или разобраны, а рваные лохмотья, хранившиеся в них, ковром покрывали пол. Я направился в комнату, в которой была гостеприимно распахнута дверь. Подкравшись к открытому входу, я, стараясь не высовывать голову, заглянул в комнату.
____ У стены находилась сломанная деревянная кровать, на которой лежала большая металлическая люстра с разбитыми плафонами, я перевёл взгляд и оторопел от ужаса. Теперь я понимал, что являлось источником той отвратительной вони, которая насквозь пропитала всё в квартире. В центре комнаты висел человек, я отчетливо видел толстый провод, обмотанный вокруг его шеи. Самодельная виселица сильно растянулась под весом тела, и мертвец почти доставал ногами до пола. Факт того, что мертвецы встречаются мне чаще, чем живые люди немного злил меня. В голове начали появляться мысли о том что, возможно кроме меня в этом жутком мире, не осталось ни одного человека, однако я быстро отверг их, не желая думать о столь ужасной участи. Некоторое время я оставался неподвижным и сверлил висельника взглядом, потому что не был уверен в том, что это настоящий труп, а не исчадье ада, поджидающее свою жертву. На висельнике была одета клетчатая рубашка и тёмно синие джинсы, на ноги были надеты белые, но очень грязные носки. Рядом с трупом лежал стул с двумя сломанными ножками и новенькие туфли. Жадность и любопытство перебороли страх перед возможной угрозой. Я подобрался к трупу почти в плотную и стал мысленно примерять туфли на свою ногу. Кожаные туфли были в отличном состоянии и сильно выделялись среди прочего хлама. Я не знал понадобится ли мне вторая пара обуви, однако новые вещи всегда были моей слабостью. Убедившись в том, что туфли моёго размера, я схватил их так, как если бы воровал обувь в магазине, и быстро спрятал в свою сумку. Обыскивать труп я не решился, его оплывшее лицо и затуманенные глаза вызывали у меня отвращение. Стараясь не смотреть мертвецу в лицо, я направился к окну.
____ От раздражающего нос запаха у меня немного закружилась голова, рукой опершись на покрытый пылью подоконник, я стал смотреть на погружённый в ночь город. На улице было ещё очень темно, однако я отчетливо видел маленький огонёк на другой стороне улицы. Увиденное очень удивило меня, огни в городе зажигали очень редко, потому что, они привлекали голодных животных. Вокруг костра сидело несколько человек, сначала я думал окрикнуть их, однако испугался спугнуть незнакомцев криками. Желание встретить живых людей и любопытство были настолько сильны, что здравый смысл не смог им сопротивляться и сдался. Я Принял решение идти к разведённому на другой стороне дороги, костру.
 
Сверху