Словеска №1 - Игра

Второй раз уже я прихожу в себя, лежа на холодном каменном полу. Помню, раньше мне говорили, что если долго сидеть на холодном камне можно отморозить все, что отмораживается и тогда детей не будет. Надо было тогда никого не слушать и сидеть в свое удовольствие... А сейчас пора вставать и снова отлеплять от себя футболку и... Меня немного удивило то, что куртка, которую мне недавно принес Энер чудесным образом лежала сверху, как одеяло, а не была надета, как все порядочные куртки. Я приподнял голову, морщась - все тело было налито кислой болью, которая возникает от тяжелых перенагрузок. За оконным проемом было уже темно, как у негра в желудке, однако мрак комнаты рассеивался прыгающими отблесками огня, падавшими из двери в соседнюю коробку. В проеме была видна половинка железной бочки, в которой и горел, пощелкивая, костерок, а рядом, спинкой к двери, стояло старое кресло, советского образца. Я попытался приподнятся на локтях, но только застонал, получив очередной прилив парализующей боли.
- Добро пожаловать в реальность, Нео. - прозвучал слегка насмешливый комментарий.
Это был все тот же голос, который я слышал накануне. Такой знакомый, хоть я и слышу его лишь второй раз... Обладатель голоса стоял прислонившись спиной к стене таким образом, что черная тень, сгустившаяся по краю падающего из двери света, практически полностью скрывала его. Разглядеть удалось лишь незатейливо скрещенные ноги, торчавшие из темноты ниже колен и кончик трости.
- Ты в порядке? - задал я самый неуместный в данной ситуации вопрос.
Мысли у меня путались. Почему то сейчас самым первоочередным для меня вопросом было узнать как выглядит мой собеседник. Его, кажется, такой поворот вовсе не смутил.
- В полном. Я вот, знаешь ли, что хочу спросить - ты тут давно?
Теперь все более менее встало на свои места. Наверняка важнее сначала разузнать об окружающей обстановке, а уж затем определяться с тем, на какую светскую тему общаться с новым знакомым.
- У меня встречный вопрос - а где это "тут"?
Мой собеседник, похоже, больше привык опираться на логику, чем на сведения, полученные от людей.
- Значит недавно... То то оно и неудивительно, что успел нацеплять себе полный хвост репьев. Есть планы на будущее?
Ага, конечно, полные карманы. Боль приутихла и во мне снова заиграл интерес.
- А у тебя? - вопросом на вопрос ответил я, хотя, думаю, моя реакция от его ответа вряд ли зависела бы - Что собираешься делать?
- А ты интересный паренек. Давай так, сыграем в догонялки, и как только ты меня коснешься я стану твоим партнером?
Мысль, что я смогу быть рядом с ним, на равных, почему то очень сильно меня взволновала. В душе появилось отчетливое желание согласиться на его условия, если это даст мне такую возможность и одновременно страх проиграть. Последним, что меня сейчас волновало, было то, что догонялки - не самое разумное занятие и то, что мое тело сейчас даже к подобному идиотизму не способно. Я колебался.
- Ну так что? - человек наконец отошел от стены и встал возле двери так, что огонь отчетливо осветил его фигуру.
Минуту я молчал, просто глядя ему в лицо, не отводя глаз. Волнуясь, словно оно могло рассыпаться от моего взгляда, я рассматривал эти заветные черты. На его лице играла довольная улыбка, с необъяснимой добротой на губах и лукавой хитринкой в глазах, словно он уже знал мой ответ. Ответ, которого он и сам хотел. С этого момента я действительно уже не мог отказаться.
- Я согласен - почти не думая ответил я и замолчал, не зная, что еще добавить.
Внутри проклюнулись ростки тревоги за то, что сейчас столь безпричинно интересный мне человек просто сорвется с места и с озорным смехом исчезнет, даже не подозревая, как сильно это бы по мне ударило. Я придушил эти ростки, не желая пачкать его образ подобными неприятными вещами. Его симметричная, до сего момента, улыбка немного сместилась к одному краю, породив небольшую семейку морщинок на щеке, от чего выражение лица сделалось еще хитрее, словно он чего то не договаривает.
- Вот и хорошо. Тогда пожалуй начнем. Вставай, приводи себя в форму, а потом получишь первые инструкции.
- Инструкции?
- Ну, это же Игра как никак. - ответил он и состроил глупенькие глазки, вроде "привыкай, наивнячок".
Не говоря ничего больше он вышел из комнаты, опустился в кресло, откинувшись на спинку, и стал смотреть на огонь. Видна осталась лишь рука на подлокотнике. Превозмогая ослабшую боль я встал с пола и надел куртку. Только теперь я заметил, что порез на ладони крепко перевязан носовым платком. Чувство благодарности в который раз посетило меня за последние два дня. Поразминав еще немного конечности я попрыгал немного на месте, проверяя, как сильно болят ноги при движении. Они у меня длинные, а знакомому моему уже лет под пятьдесят, хоть и выглядит он на сорок с хвостиком. Фигура у него уже недостаточно подтянутая для сорокалетнего, да и небольшая седина в щетине... Словно долго писал мелом, а потом потер подбородок с одной стороны. Ладно, пора выдвигаться. Я решительно преодолел разделявшие нас несколько шагов и обогнув бочку встал напротив кресла.
Если честно, будь в моем желудке хоть что ни будь, оно бы немедленно покинуло свою обитель. В кресле, вместо моего собеседника, сидел, привязанный к подлокотникам и ножкам, человек, с пришитой головой собаки, там где должна была быть собственная. Сидел он так довольно давно, об этом говорило полное обезвоживание. Смотреть на эту мумию было тошно, жутко и одновременно невозможно было отвести взгляд. Высохшее тело в полуистлевшей одежде было выгнуто так, словно его владелец пытался вырваться до последнего. Его кисти мертвой хваткой вцепились в края подлокотников. Еще в приюте я слышал, что у покойников ногти и волосы продолжают расти - десятисантиметровые желтые клешни, украшавшие пальцы покойника подтверждали эту информацию. Не знаю почему, но мне вдруг стало очень интересно, как обстоят дела с ногтями на ногах. Преодолевая приступы пустой тошноты я на цыпочках (хоть это и было глупо) обогнул бочку, загораживавшую обзор и взглянул на его ноги. Скорее всего этот человек кому то сильно насолил, так как его ступни просто отсутствовали. Излохмаченная усохшая плоть стянулась, оголяя участки кости, на которых очетливо виднелись следы крысиных резцов. Судя по размеру следов крысы должны были быть с кошку размером, не меньше. Хотя вот этому я как раз уже и не удивился. Мое внимание привлекло светлое пятно на рубашке трупа - им оказался листок бумаги, торчавший из нагрудного кармана. Он был подозрительно светлым, если бы он лежал там с тех пор, когда человек еще был жив он бы наверняка пожелтел за это время. Все так же тихо, затаив дыхание я протянул руку к телу и двумя пальцами медленно извлек лист из кармана. Это была сложенная вчетверо страничка из блокнота. При свете огня я смог разглядеть написанные на нем строчки.
Ну наконец то! Не теряй времени, если хочешь меня догнать.
Следующая страничка в конце улицы, я положил ее под лампу
с фитилем. Гореть ему уже недолго, так что ноги в руки и бегом, бегом.
Выходи в дверь и спускайся по лестнице, огонек увидишь сразу.
И еще, я не случайно оставил трость, возьми ее, может пригодиться.
Ты еще там? Чего ждешь? Давай пошевеливайся.
Инкогнито.

Прочитанное меня не на шутку озадачило, напугало и смутило. Тем не менее волнение отступило под яростным натиском желания снова увидеть этого Инкогнито. Я вернулся в комнату, где проснулся и забрал его трость, все так же прислоненную к стене там, где он стоял. В комнате с собакоголовым трупом и впрямь оказалась дверь, не замеченная мною ранее из за темноты. Она вывела меня на лестничный пролет, без перил, там тоже царила кромешная тьма. Спотыкаясь и замирая я спустился на три пролета вниз и вышел из подъезда, оказавшись с противоположной стороны дома. Как и было сказано в записке где то вдалеке мерцал огонек, скорее всего принадлежавший масляной лампе. Снаружи было тихо, прохладно и невероятно темно. Я в нерешительности стоял у подъезда, глядя в темноту и все никак не мог сделать первый шаг в сторону заветного огонька, который уже начал примаргивать.
- Может все таки вернуться в комнату и подождать утра, а посветлу найти эту лампу? - подумал я.
Я обернулся и посмотрел на черный прямоугольник подъездной двери. Перспектива провести ночь один на один с тем жутким покойником тоже вгоняла меня в дрожь. На секунду мне показалось, что я так тут до утра простою, не решаясь рискнуть ни с тем ни с другим. Размышления мои прервал звук, который я никогда больше в жизни не хотел бы слышать. Протяжный и громкий собачий вой раздался из темноты. По коже промаршировали полчища муравьев-легионеров, когда я осознал, что вой идет не с улицы, а из темноты подъезда. То что было потом придало мне ускорение не хуже недавнишнего страха за жизнь Энера и Джеффа - треск сухого дерева и рвущихся веревок, доносившиеся со второго этажа. Остальные звуки заглушил ветер, засвистевший у меня в ушах и отбойный молоток сердечного ритма.
 

    Zara

    очки: 10
    я поняла, это Хаус)

Zara

Ословед
Спустившись вниз, я не обнаружила никого. Только подумала, что они ушли, и успела ощутить неконтролируемый страх - как же теперь быть?? - как увидела чью-то куртку. Значит, еще здесь. Ходят по дому. То же и мне пришло в голову. Умные парни. Я подошла и заглянула в карманы куртки. Ничего - я надеялась на их забывчивость. Значит,будем их искать. Наверное, они поднялись по второй лестнице. Мы разминулись.
Я пошла к лестнице, осторожно переступая через осколки. Было темно, уже наступал вечер. Завтра с новым днем я отправлюсь к заводу. Там был дым. Значит, там есть люди. Значит, там лагерь поселенцев. Место, где я смогу быть в безопасности. Так, обдумывая это, я поднялась на второй этаж. Дверь была приоткрыта. Я знала, что это за квартира. Я знала дяденьку, который жил там. Из квартиры шло сильное свечение. Радиация.
Спокойно. Быстро выйду и зайду. Ничего не будет. Главное ртом не дышать. Я открыла дверь и сунулась внутрь. И - сразу же удача. На полу сидел мужчина и обвязывал рану. Сидел себе, глупый, рядом с кроватью. На которой светился умерший человек. Он поднял на меня глаза, и в этом было что-то звериное. Как если зверя в угол загнать, и он готов зубами рвать все вокруг, лишь бы выжить. Я знаю такой взгляд. Фанатик.
Черт побери. Мама запрещала ругаться, но ее теперь нет.
Мама запрещала даже смотреть на фанатиков.
"Они даже не люди. Никогда не подходи к ним. У них есть вещество, от которого они одичали. Они хватают детей и вводят им это вещество, чтобы сделать их сектантами. А потом они бросают детей в самый страшный бой."
Пушечное мясо. Вот я кто для фанатика.
И вот он сидит. Смотрит, тяжело дышит. Зубы сжал.
Мама мне говорила никогда не смотреть на фанатиков.
Но ее здесь нет.
-Здесь же радиация. Что ты здесь сидишь. - Говорю я.
 

Godless

Ословед
"Ну вроде бы все"-я отрезал кусок бинта ножом и туго завязал два кончика на несколько узлов.Рана обработана и перебинтована, завтра действие "Чертовой дряни" закончится, но к этому времени я уже и забуду про рану.На мне заживает как на собаке...Вот только сегодня и завтра зрачки глаз будут почти белыми, хотя мне даже по душе такие выразительные глаза.Незнающие люди этого бояться.Ну эНэР то меня поймет, он тож местный, а вот Омаэ...Надеюсь с ним все в порядке...Уже наступило темное время суток, новичкам сложно выживать в одиночку, но не будем о грустном...

-Здесь же радиация. Что ты здесь сидишь.

Я вздрогнул.Стал замечать за собой, что вздрагиваю последнее время все чаще и чаще, нервы ни к черту!Поднял взгляд белых глаз...Девочка, та, которая с крыши...
Глюк?Неужто я не добил шейда?Машинально нюхнул нашатырь...воняет...значит не глюк, я вздохнул облегчено и встал с пола.Девочка смотрела на меня серьезным взглядом, возможно, немного с удивлением, но никакого страха я в ее глазах не увидел.А они у нее были большие.И почти такие же выразительные, как у меня.
-Привет,-как можно дружелюбнее улыбнулся я, но, думаю со стороны это выглядело, как страшная гримаса с кривой усмешкой,-Ты как сюда попала, мелкая?Ты здесь живешь?-в комнате по прежнему стояла ужасная трупная вонь, поэтому я направился в сторону девочки, там был выход,-Как тебя хоть зовут и где твои родители?Хотя...Раз ты здесь, то вопрос о родителях отпадает,-я думал она испугается и убежит, но, даже не смотря на то, что я подошел к ней, она осталась стоять на месте,-Давай выходи отсюда, а то тут такой душок стоит, хоть глаза закрывай,-я вышел из провонявшей квартиры, девчонка по прежнему смотрела на меня,-И с чего ты взяла, что это радиация, вроде обычный огонь?
Меня поразило, что она не испугалась ни крови, ни меня, ни трупа на кровати, мне б ее нервную систему...да, она точно местная...
Кстати, нужно бы запастись кофе, кофеин тоже вызывает привыкание, как никотин и тп, хотя и в меньшей мере конечно.Мы раньше использовали, пакетики с кофе для борьбы с шейдами, высыпаешь содержимое пакетика в рот и жуешь, помогает безотказно.
Хм, может, если эта мелкая живет в этом доме, то у нее в квартире завалялось пару пакетиков с кофе, а там глядишь и поесть что-нибудь найдем...Со вчерашнего дня голодные ведь.Только нужно найти эНэРа, он поди все еще ищет эту маленькую беглянку.
-Ну ты там долго стоять будешь, пойдем уже, ты ведь тут живешь, может знаешь, где можно добыть что-нибудь поесть,-ладно, пускай идет со мной, не оставлять же ее тут одну,-И еще, скажи, может ты видела тут еще одного парня?..
 
Очень скоро стало ясно, что прилив сил вовсе не был таким всепоглощающим, каким казался. Вместо того, чтобы нарастать, как прежде он наоборот очень быстро иссяк - организм еще не восстановился от недавней встряски. Боль в груди очень скоро пересилила страх и я снизил темп, а затем и вовсе остановился, обеими руками оперевшись на трость. Дорога, по которой я бежал была неровной, в выбоинах и ямах, скорее всего чудом было то, что я до сих пор не споткнулся и не переломал себе ноги, вслепую убегая от... от непойми чего... В темноте угадывались бледные очертания домов, разделенные черными полосами переулков. Их крыши подпирали собой тяжелый свод облаков, закрывавших собой луну, звезды, солнце... От этого создавалось ощущение, что весь город накрыт серой бетонной крышкой, прятавшей его от окружающего мира. В таких условиях практически невозможно определить когда наступает рассвет, а когда солнце садится - тьма просто наступает и уходит, не имея четкой границы перехода. О времени здесь можно сказать лишь одно - оно идет, и то только потому, что это нельзя никак проверить. Ноги сами по себе снова пришли в движение после этих мыслей - впереди меня ждала лампа и новая подсказка. Огонек, ранее казавшийся недостижимо далеким, приблизился, приняв очертания. Заветная лампа стояла в разбитой витрине, освещая слабым язычком пламени пыльные осколки и разбросанные конечности манекенов. Масла в ней было предостаточно, просто пикуля, придерживавшая фитиль была закручена так, чтобы он горел тускло. Из под лампы торчал листок бумаги, исписанный с обеих сторон. Поправив длину фитиля я вытянул драгоценный лист и, развернув, начал читать.
Это было не трудно, согласись. Я знал, что ты справишься (если
бы не знал, даже предлагать не стал бы). Хочу сказать, что ты
меня порадовал, быстро соображаешь. За это я тебе кое что рас-
скажу. Ты спрашивал меня где же это "тут" - так вот "тут", это в
Городе. Ты наверняка удивился, проснувшись не там, где засы-
пал, но ты даже не представляешь, как далеко ты от того места,
где лег спать. Не пытайся покинуть Город водиночку, не пытайся
дождаться помощи, не пытайся подружиться с местными тварями.
Был тут один натуралист-естествоиспытатель, решил, что Город
примет его, если он примет правила Игры (вопрос для следующего
разговора). Пытался заигрывать с городом, с его природой и пра-
вилами, а в результате оказался без головы, ног и к тому же привя-
занным к стулу. Кажется вы уже знакомы, не так ли? Ты мне
понравился, поэтому я не хочу, чтобы ты повторял ошибки
предшественнков. Запомни одну важную вещь - все, что кажется
тебе опасным на самом деле еще опаснее, все что кажется тебе
дружелюбным - либо опасно, либо обуза. Доверять можно только
тому, что с первого взгляда не понять, ведь тогда у тебя есть
возможность разобраться (если мозгов хватит). Не пытайся

Я перевернул страничку.

найти злого умысла в том, что тебе непонятно - все враждебное,
что есть в Городе проявляет свою враждебность сразу же, как
у него появляется такая возможность. И еще - постарайся не
сойти с ума. Чем глубже ты упадешь в этот мир, тем проще ему
будет пережевать тебя и выплюнуть обратно, но не таким, каким
бы тебя хотели видеть окружающие. Кстати, раз уж я хочу, чтобы ты
добрался до финала, то должен хоть немного этому посодействовать.
Там за витриной стоит коробка с инструментами - в ней хлеб и рыб-
ная консерва. Не переживай за то, что я тебе ее отдаю, она все
равно невкусная. Как перекусишь посмотри через забор (как раз
посветлеет), там увидишь карьер. Доберись до него и спустись на
дно, там стоит экскаватор - моя следующая записка в кабине.
Не думай, что будет так просто, как в первый раз - там внизу бро-
дят кадавры. Они конечно медленные, не то что скрут, но делов
наделать могут. И не откладывай с завтраком, иначе эта ночь так
и не закончится. Кстати, часть конечностей, разбросанных по
магазину - настоящие (еще один повод поторопиться). Ну все,
люблю, скучаю, помню...
Инкогнито.


Помню... А у него то же чувство юмора, что и у меня. Поверив на слово насчет завтрака я вытащил из коробки еду, завернутую в пакет и, затушив на всякий случай лампу, стал торопливо заправляться.
 

Night rain

Ословед
На крыше никого не оказалось. Ну чтож... девочка наверное давно в городе, ничего с ней не случится... Хотя, может, она нашла Джеффа, и они отсиживаются в одной из квартир...
-ЭнЭр! Привет!
Я оглянулся. Никс сидела на краю крыши и кидала невидимые крошки несуществующим голубям. Несуществующим для меня.
-Привет. ты не видела здесь парня с маленькой девочкой? Мне нужно их найти
-Парня видела. А ребенка нет. Хотя наверное это девочка-плод твоего воображения.
-Проводишь?
Пока мы спускались, я спросил:
-Скажи, ты действительно считаешь, что я ролевик?
-Ну не наркоман-же! Постоянно обходишь пустые места, словно там что-то есть, дерешься с воздухом. Как тебе это не надоедает???
-Никс, а ты хотела бы тоже играть?
-Нет. Иногда мне кажется, что я уже играла в ваши игры...
И я вспомнил. После вчерашних событий, я смотрел на наше знакомство с другой стороны.
Однажды, я брел по крышам и услашал чей-то плач. Спустился, в пустой квартире обнаружил девушку, сидевшую на истлевшем диване... Как оказалось, она умудрилась серьезно заболеть, поссорится с друзьями в один день... началась депрессия... И она увидела Город.
Мы целый день сидели на диване, и я рассказывал ей, о том, что мог вспомнить из своей реальной жизни. Смешил ее, доказывал, что ее проблемы уйдут (я тогда знал это точно, ведь и у меня саиого не осталость ни одной проблемы из прошлой жизни). Потом, уже в ночью она уснула. А я охранял квартиру-крысы тогда устраивали серьезные набеги на заброшеные помещения в поисках любой пищи. Когда посветлело, я не нашел ее в комнате. А через несколько недель она встретила меня на улице, сияющая от счастья. Назвала меня призраком из сна и спросила, действительно ли я ухаживал за ней во время болезни (Город она, видимо,списала на галлюцинации и сны). Я тогда уже начал замечать на странности Никс, но списал все это на влияние Города... Она удивительный человек. Она не нырнула в Город, как случилось со мной, а лишь окунула голову в мутную воду, огляделась, судорожно вздохнула и забыла, как страшный сон. А мы до сих пор плаваем в этой жиже, бьемся об лед и не видим выхода...

Никс рассказала, как доити до квартиры, попрощалась и побежала в низ, насвистывая дуруцкую,но ,видимо, модную песенку...
Джефа с девчонкой я встетил на пороге. Они уже собирались уходить...
-Снова привет! Куда вы собрались? И еще, девочка, как тебя называют?
 

Zara

Ословед
-Снова привет! Куда вы собралсь? И еще, девочка, как тебя называют?
Это сказал мужчина с усталым лицом. Он стоял на лестнице, наверное, был на крыше. Мы с фанатиком (он сказал, его зовут Джефф. Странное имя для сектанта. Мама говорила, они все берут себе старинные имена.) уже вышли из квартиры и хотели пойти в мою, с налетом на холодильник.
-Мама называла меня Сушка. Вот он все вермя зовет меня малая. - Я скривилась в сторону Джеффа. Кто это тут малая?!! - Ты можешь называть меня Идрит. - Это имя я выдумала давно. Так я называлась в новых компаниях во дворе.
Джефф перебросился с мужчиной парой слов. Про себя я отметила, что он не представился. Он выглядел очень рассеяным. Я вспомнила, как он говорил с пустотой, и вынесла вердикт - чокнутый. Такие часто бывают в Городе. Здесь есть от чего сойти с ума.
Мы зашли ко мне. В квартире было страшно. Пахло сыростью, и свет мы зажигать не решились. Достали их холодильника все, что было - пакет прокисшего молока, картошка, хлеб и банка котлетного майонеза - папиного любимого. Джефф предложил подняться на крышу, мы все были не против. Сидеть в темной страшной квартире не хотелось.
На крыше развели огонь - ни одна насекомая тварь не сунется. Крысы на крышу не забирались, так что боятся надо было только голубей. Безопасно. Согрели картошку и поужинали. Мужчины только молчали, время от времени кидая тоскливые взгляды в сторону, куда убежал третий их спутник.
-А кстати, где ваш третий? - Спросила. Я девочка, мне можно проявлять любопыство. Не ответили. Ну и ладно.
Потом в темноте появились огоньки. Вряд ли звезды, скорее радиоактивные птицы. Ну да ладно. Все равно как звезды. Легли прямо на крыше, укрылись куртками. Я сжалась вся в комок. Долго молчали, глядя вверх. Потом я посмотрела в сторону завода. Дым исчез, зато в стенах завода горели маленькие огоньки. Окна? Свет, люди. Охраняют завод. Точно поселенцы. Завтра скажу им.
Идем на Восток.
 
Как только лампа, слепившая глаза, угасла стало заметно, что темнота уже начинает уползать в закоулки, покидая открытые пространства. Мне почему то даже не пришло в голову сомневаться в том, что она рассеется лишь тогда, когда я поем, как и было сказано в письме Инкогнито. Кстати на счет консервы он соврал - она оказалась очень вкусной. Хотя может быть свой отпечаток отложило то, что я около двух дней ничего не ел, кто знает... Я долго возюкал неровно порезаными кусками хлеба по дну консервной банки, выскребая оттуда малейшие намеки на рыбу. По окончании трапезы я мог уже с уверенностью сказать, что где то за тучами спрятано солнце - воздух был мутным от остатков темноты, еще не осевшей с ночи, но пределы видимости уже раздвинулись до привычных. Упомянутый в подсказке забор оказался в нескольких шагах от того места, где я сидел, прямо на противоположной стороне дороги. Бетонные плиты, вставленные в бетонные же опоры - стандартное безликое ограждение. Как всегда нашлись и такие лица, которые сочли своей обязанностью придать каждому сегменту индивидуальность, расцветив их букетом чьих то имен, рисунков лиц и писек всех цветов, размеров и степени реализма. Мое созерцание анатомических подробностей некого WolfGang666 было прервано скрипением половиц, покрытых линнолеумом, раздавшимся откуда то из мрачных недр магазина. Судя по названию "Обитель Гламура", стало ясно, что любое существо, оказавшееся внутри по собственной воле, наверняка представляет собой угрозу физическому и психическому здоровью человека. Посему я решил не ждать встречи с ним и, подхватив трость, быстрым шагом пересек улицу. Искусство перелезать через заборы считалось одним из самых востребованных в том обществе, в котором я имел счастье провести свою молодость, поэтому зацепив трость ручкой за железное "ушко" я мигом оказался с другой стороны. Как только единственный предмет, который с грехом пополам, можно было бы назвать оружием снова оказался в моих руках я одним глазом глянул в щель между плитами в надежде разглядеть, что творится внутри магазина. Темнота, еще гнездившаяся в проеме разбитой витрины, надежно скрывала того, кто спугнул меня ранее, поэтому я развернулся и оглядел глиняный карьер, обрывавшийся вниз в нескольких шагах впереди. Его дно было относительно гладким - скорее всего когда то прошел дождь, взбивший разрытую глину и песок, а затем вода испарилась, уложив взвесь ровным слоем. Я минут пять пялился вниз с края карьера, но обещанных "кадавров" так и не заметил. Стало немного интересно, что же он имел ввиду под этим словом. Строчки не проливали света на природу этого термина, однако слова "не так просто" и "бродят кадавры" давали понять, что Инкогнито имел ввиду что то серьезное. У меня не было ни причин, ни желания ему не верить. Мотнув головой, чтобы разогнать последние следы нерешительности я нацелился на изношенного вида экскаватор, поднявший свой ковш к противоположному краю этой земляной чаши, словно в отчаянной попытке уцепиться за край и вылезти наверх и, загребая полные кроссовки комкастой черно-рыжей земли начал осторожно соскальзывать вниз. Раздался шорох потревоженной породы и небольшой вязкий "язык" пополз вниз вместе со мной. Вот я достиг дна и под шепот скатывающихся сверху комьев ступил на гладкую поверхность. Дно оказалось еще слегка сырым - оно продавливалось под моими шагами, оставлявшими неглубокие следы в грунте. Я остановился, отойдя на пару шагов от края и оглядел это открытое пространство - по прежнему никого. Может он все таки соврал и этот участок пути будет еще проще? Не похоже. Но все равно время терять некогда - нужно добраться до вожделенной бумаженции и, подгоняемый нетерпением, я уверенно шагнул вперед, в любую секунду готовый ускориться, если замечу угрозу.
Моя нога остановилось в воздухе так резко, что я, не выдержав инерции, хлопнулся вниз лицом, больно ударившись ладонью о какой то гладкий камень, слегка выступавший из глины. Это было так неожиданно, что испуг осел на языке едким привкусом. Я лежа оглянулся и тут мои голосовые связки парализовал ужас - из земли, буквально в нескольких сантиметрах от моего свежего следа, торчала человеческа рука, покрытая налипшей глиной и крепко держала меня за край штанины. Свободной ногой я начал со всей дури пинать конечность, но это привело лишь к тому, что мягкая порода расступилась и из нее показалось все остальное - серый труп, покрытый желто-рыжими разводами насохшей глины. Лысый череп, покрытый пятнами был направлен в мою сторону и не мигая смотрел мутными желто-белыми глазами без зрачков и радужки. Он потянул меня к себе, вытаскивая из земли вторую руку, чтобы ухватить еще крепче, а я наоборот попытался уцепиться в землю, чтобы избежать этой участи. Пальцы на пару сантиметров погрузились в мягкий грунт, но этого было недостаточно - зернистая структура разъезжалась, оставляя на земле бороздки от моей пятерни. Резко рванувшись вперед я попытался ухватиться за тот гадский камень, об который так сильно ушиб ладонь, но подлец оказался круглым и обе мои руки соскользнули с его шершавой поверхности, разрыв землю вокруг. Губы начало мерзко колоть, а горло сдавил спазм, когда я увидел, что из камня на меня смотрел еще один белый глаз. Секунду спустя все стало ясно - это была лысая голова еще одного кадавра, завязшего в грязи. Он не отрываясь пялился на меня, а меж тем земля вокруг него покрылась трещинками - он тоже собирался выбраться на поверхность. Понимая всю жопообразность положения я снова обернулся и постарался свободной ногой вмазать мертвецу, но вместо этого моя лодыжка угодила в цепкий капкан его второй руки. Он не пытался выбраться полностью, а просто тянул меня к себе, высунувшись из земли по пояс. Нужно было что то срочно решать - земля кругом пришла в движение, она вспучивалась и лопалась под натиском покойников, не желавших более быть похороненными в грязи. Их становилось все больше, серые тела в зачерствевшей одежде вылезали из земли, превращая гладкое дно карьера в безобразно изрытый могильник. Внезапно волна холода пробежала через всю спину - отвлекшись я совсем забыл про второго противника и его холодные жесткие руки сомкнулись на моем запястье и плече - я оказался практически распят между двумя торчащими из глины телами. Поднявшиеся покойники медленно окружали нас, все теснее стискивая кольцо, я с трудом мог пошевелиться.
От одной мысли о том, что меня сейчас просто разорвут на части бросило в жар.
If you feel so empty
So used up, so let down
Температура тела подскоила как минимум на градус, в ушах начал греметь до боли знакомый мотив.
If you feel so angry
So ripped off so stepped on
Жар наполнил все мышцы, громко ревя в ушах неизвестно откуда взявшимися словами.
You're not the only one
Refusing to back down
Страх, ненависть и нежелание проиграть одновременно взорвались внутри.
You're not the only one
So get up!
Let's start a riot!! RIOT!!!
И с этого момента угроза просто испарилась. Зажмурившись, не чувствуя ни малейшего напряжения я сжался в комкок, слыша громкий треск и чавканье истощенной плоти. Я открыл глаза и обнаружил свои ноги, прижатыми к груди, а на лодыжках по прежнему были стиснуты две серые холодные руки, только на этот раз отдельно от хозяина. В голову ударила волна какой то безумной радости, за то, что я могу сделать ТАК. Сам того не ожидая я захохотал в голос и перекатился назад, оказавшись у второго кадавра за спиной. Обессиленные руки подлетели вверх и попадали на землю в нескольких сантиметрах дальше. Все еще находясь под эйфорией от собственной силы я не сдерживаясь рванул державшего меня за руку мертвеца вверх. Его плечевой сустав оказался крепче, чем я ожидал - вместо того чтобы лишиться руки кадавр с треском порвался пополам, взлетев у меня над головой, но руки не выпустил. Переполненный какой то неестественной, злой радостью я с яростным криком обрушил его на землю, с безумной улыбкой проследив за тем, как его кисть лопается вдоль и поперек. До предела расширив глаза я пялился на этот винегрет, забыв про все на свете, когда на мое плечо легла еще одна рука. Буквально через долю секунды мой кулак впечатался в нос подошедшего сзади кадавра, сорвав голову с плеч. Все еще радуясь неизвестно чему я проследил за тем, как она, подскакивая на свежих рытвинах, покатилась прочь и наконец ударилась о тяжелую железную гусеницу экскаватора. Наконец в голове вспыхнула мысль, настойчиво уговаривавшая меня забыть о мертвецах и сосредоточиться на живых. Эта мысль, как вода из ведра, моментально потушила агрессию и безумие, толкавшие к продолжению драки. В тот же момент в разбитый об твердый череп кадавра кулак ударилась боль, окончательно отрезвившая и приведшая в чувство. Я моментально обернулся, шаря по земле глазами, в поисках трости. Она лежала совсем недалеко, но чтобы добраться до нее пришлось бы миновать еще двоих покойников, в то время, как путь к экскаватору был чист. Колебание длилось всего сеунду - поднырнув под серую руку, пытавшуюся ухватить меня за горло я перекатился по земле и подхватил драгоценный символ того загадочного человека. Я подцепил его ручкой лодыжку кадавра и, воспользовавшись брешью, образовавшейся от его падения в рядах неприятеля припустил к приоткрытой двери экскаватора.
В три прыжка оказавшись возле него я еле дыша вскарабкался в кабину и захлопнул дверь. С моей стороны было наивно полагать, что замок будет на месте - дверь, противно скрипя, снова открылась. Однако свой запорный механизм у нее все таки имелся - вместо ручки в отверстие была вдета металлическая скоба. Накинув на нее ремень, пришпандореный к креслу я затянул пряжку, накрепко заблокировав дверь. Мертвое войско неторопливо окружало мое убежище со всех сторон, вяло поднимая руки в кабине, возюкая ими по стеклу, невнятно мыча и пытаясь ухватиться за несуществующие ручки. Дыхание, разбитое недавним пробуждением ресурсов на дребезжащую какофонию из свистов и хрипов потихоньку выравнивалось. Убедившись, что гниющие дегенераты не проберутся внутрь (а это был бы точно конец) я стал осматривать кабину, выискивая послание от таинственного незнакомца. Оно нашлось на том месте, где у других людей обычно болтается ароматическая елочка, зажатое пластмассовой бельевой прищепкой. Я скорей снял его и принялся читать.
Не думаю, что и этот отрезок доставил тебе больших
неприятностей. Пробежать мимо еле ползущих покойников
дело нехитрое. Но все равно ты молодец, продолжай в
том же духе. Как и обещал расскажу тебе про Игру все,
что знаю, ибо полной картины не знает наверно никто
из ныне живых. Насколько мне известно, Игра - это
своего рода тест для каждого человека. Каждый сам
решает, как вести себя в Городе, чтобы выжить и
то, чего он добьется будет зависеть от того, как он
успешно понял правила Игры. Я вижу ты уже знаком
со свойством Игры разгонять возможности человека
тогда, когда он в них нуждается. Думаю прочее тебе
придется узнавать методом проб и ошибок, потому что
одни и те же правила не работают для различных людей.
Каждому приходится проверять что работает, а что нет
самостоятельно. Игра сломалась, причем давно. Зайди
в любой магазин и попробуй включить свет - это даст
тебе понять, что электричества в Городе нет (я уже и
не помню когда оно было), но тем не менее в холодиль-
ных камерах трещит мороз. Охладители молчат, но
температура все равно ниже нуля. Теперь понял?
Все что хочет тебя убить - относится к Городу, все,
что ты можешь использовать для выживания - Игра.
Вот только Игра сломалась, а Город распоясался -


не правда ли нечестно? Лично я чувствую себя обма-
нутым. Интересно, где можно обменять билет на деньги?
Еще говорят, что есть и другие определения Игры и что
Игра - это сам механизм мироздания, но мне спокойней
верить в то, что это большая испорченная погремушка.
Может ты и сам придешь к каким то выводам, однако
пока лучше придерживайся этой теории, жить станет
гораздо легче. Но вот эфирное время подходит к концу,
пора называть новое секретное слово. Итак, третье
слово - "метро". Выбирайся из карьера (поскольку из
всех участников нашего забега ты у меня любимчик
дам подсказку - в крыше кабины есть люк) и за гор-
кой железных труб сразу увидишь трехэтажный дом.
В его подвале есть служебная дверь, ведущая на
одну из веток подземки. Как я уже говорил электри-
чества в городе нет, так что вылезай на пути смело
(только на всякий случай не трогай контактный рельс,
никто ведь не проверял, каков он на вкус...).
В качестве награды за отвагу и бесстрашие можешь
покопаться в бардачке, у меня там для тебя сюрприз.
И я бы не задерживался в карьере надолго - ты может
и не заметил, но тут кругом полно трупов и не думаю,
что это просто так...
Инкогнито.
P.S. Кстати, для справки, ты - ворюга. Те припасы,
которые ты слопал были найдены мной, когда я
оставлял записку и принадлежали тому, кто их там
оставил. Как ты мог так поступить с человеком,
припасшим еды на черный день? Надеюсь тебе стыдно.
P.P.S. Трость не забыл?


Еще раз отметив, что хитрожопие наша общая черта я открыл бардачок. Оттуда вывалились связки писем, моток хрупких от времени шерстяных ниток и новенькая (что странно) зажигалка Zippo. Скорее всего именно это Инкогнито имел ввиду под сюрпризом, так что блестящая штукенция отправилась ко мне в карман. Теперь следовало поскорее выбраться из этой проклятой ямы, поэтому, уперевшись спиной в седушку, я как можно сильнее ударил ногой по крышке люка.
 

Magnatik

Ословед
Ввод персонажа. Предистория героя. Начало "моей игры".

- Который час?
- Ты считаешь, что я знаю больше тебя?
- Но уже рассвет.
- По крайней мере, теперь видно карьер.
- Я не хочу туда идти. Мне надоели игры. И вообще что этот "инкогнито" хотел сказать, когда написал, что я его любимчик?
- Меня эти слова удивили.
- Да. И всё-таки, почему мы должны идти к этому долбаному карьеру?
- Потому что там ответы. Так было написано в письме.
- Какие основания верить этой бумажке?
- "Инкогнито" оставил тебе ружьё. И дважды оно уже спасло твою жизнь.
- Чёртовы крысы...
- Чёртовы игры...

___Я не уверен, когда начал сходить с ума. До тогда как попал в город или после. Но уверен я в одном, что раздвоение личности у меня началось задолго до начала этой .. игры. Я погиб бы от горя, если бы во мне не жил мой брат. Ведь после той автокатастрофы...
___Мне было 17 лет и Артур (ох, мой славный братец) разрешил мне вести автомобиль по шоссе. Он сказал, что всё равно сегодня мы не встретим ни одного гаишника, к тому же, даже если бы встретили брат у меня выучился на следователя. И знал многих из тех кругов. Но он не мог предусмотреть пьяного водителя бензовоза. Хотя его вину не доказали - он клялся, что просто не видел красного форда, и на встречную полосу он выехал только из-за оленя, стоявшего на дороге. Как говорил голос моего брата, или его дух: "Ирония судьбы заключается в том, что как ни крути помер я из-за оленя."
___Так вот тогда, придавленный машиной, при звуках подъежающей "скорой"помощи, мой брат прошептал, что, как бы я не надеялся, впредь он меня не покинет.
___У нас не было родителей и, до своего совершеннолетия, опекуном моим была бабушка. Благодаря ей я не попал в приют, а затем возможно и в сумашедший дом. Бабушка говорила мне, что мой брат жив и с небес разговаривает со мной. Быть может моя бабушка не совсем понимала, что голос я не придумал. Этот голос мне многое рассказывал из юриспруденции (науки, которой я никогда не понимал) и тот же голос помог сдать мне вступительный экзамен в университет, хотя многих вопросов из этого теста я и в помине не готовил.
___А потом, спустя несколько лет, когда у меня уже была жена. И ждала моего ребенка. Нашего ребенка, естесственно. Когда у неё случился выкидыш. Когда она перерезала свои вены моим охотничим ножом. И когда меня самого спасли от попытки самоубийства. Тогда... Именно в самый тяжёлый период в моей жизни... Брат покинул меня... И я его не слышал...

___Ну, вот, словно специально, я подошел к моменту поподания в "игру".
___Я тогда проходил реабилитацию в том доме, от которого меня некогда спасла бабуля. В ту ночь на улице была гроза и сильный ливень. Таблетки меня успокоили. Или вернее будет сказать, таблетки лишили меня всех мыслей, кроме одной. От которой меня сам дьявол бы не увёл. Я повторял под нос: "Где же ты? Где же ты?" Я сказал, что дьявол бы не увел меня от этой мысли, но он и не собирался.
- Здравствуй, - произнёс человек, появившийся словно из ниоткуда. Сперва я подумал, что этот голос в голове. Да и когда увидел источник - решил, что это всего лишь плод моего воображения. Человек этот был слишком хорошо одет. Он был не в белом халате, как врачи. Он был не в синем халате, как больные. И он стоял в тени. Свет из окна лишь чуть-чуть открывал его лицо. Его морщинестые губы и блестящую оправу круглых очков. Я молчал.
- Ты хочешь, чтобы брат вернулся к тебе? - я слышал этот голос раньше, но не смог вспомнить где. Но этот голос больше походил на голос священника, который ведёт проповеди. К тому же губы у говорившего, как я мог видеть в своём состоянии, не шевелились.
- Хочу. Брат. Да. - я не мог соображать норамльно. Были таблетки ли тому причиной, или я просто уже сошел с ума, я не знаю.
- Тогда смотри мне в глаза. - сказал человек.
Я поднял на него взгляд. Я смотрел туда, где должны были находиться его глаза. Но было слишком темно. Я услышал шаги за дверью. Это был врач. В это время он осматривает комнаты пациентов. Сверкнула молния. И я увидел...

___...Но не помню что. Я помню лишь ощущение жуткого отвращения и как мурашки, что побежали от страха по коже, были похожи на молнию за окном.

___Проснулся я уже от голоса брата. Долгожданного голоса. Он говорил, что пора встать, найти еды и узнать где мы. Этим я и занялся. И занимался уже около трёх дней.
___Когда я проснулся, то обнаружил рядом с собой коричневую кожанную куртку без ярлыков да чистые тёмносиние джинсы. На мне же была надета футболка из какого-то прочного на ощупь материала, но неизвестного мне. И сапоги. Подошва у них походила на кроссовки, они были лёгкие, но прочные. Опять же из материала неизвестного мне происхождения.
___В конце первого дня я нашел первую записку, заряженное ружье, коробку патронов, было там 15 штук, и ковбойскую шляпу с полями. Я взял её. И мы с братом решили идти к следующей записке.
___Во второй день на меня напали две крысы, одну из которых пришлось убить, а во вторую я не попал, но она ушла. Потом под вечер (когда стемнело, я не знаю есть ли здесь вечер или утро... время делиться на пасмурно, темнее, тьма, светлее, пасмурно) Под вечер я нашел вторую записку. Там инкогнито писал, чтобы я шёл к карьеру. Там будет следующий шаг и ответы на вопросы. В которых мы с братом очень нуждались.
___На третий день пищу из меня хотели сделать какие-то зелёные монстры. Их было трое, но они не представили особой угрозы. Оказывается для ужина им хватило и пяти патронов.
___На утро четвёртого дня я увидел карьер. Подошел я к краю этой пропасти как раз к тому моменту, когда какой-то парень выбил люк из крыши стоявшего на дне крана.
- Быть может он знает больше.
- Вряд ли. Он же тоже ходил за запиской. Видишь сверток в его руке.
- Или он "инкогнито" и оставил один сверток там, где и обещал, а следующий оставит далее по дороге.
- Даже если так. Что делать?
- Крикни его.
- До туда очень далеко. Нормальный человек до него в жизни не докричиться.
- Но ты не нормальный.... И это не жизнь...
- Игра?!.
- Игра...
___Я решился. И крикнул его. Не мог ничего луче придумать, чем:
- Эй, человек на кране!!!
___Я думал, что мой голос будет не очень громким. Я уже два дня хрипел. Видимо простуда, но к моему удивлению звук моего голоса разнёсся далеко. Далеко за пределы этого кратера. Далеко за пределы этого квартала. И возможно, далеко за пределы этого города(если такое возможно).
___Я увидел, что парень в футболке заметил меня. Я помахал рукой с ружьем. Даже не подумал, что тот может напугаться. И в следущую секунду последовал ответ на мой крик, но это не был голос человека на кране, хотя именно его я и ожидал услышать. Этот дьявольский звук, наверное был подобен рыку цербера, что стоял на страже ворот Ада. Когда я услышал этот нечеловеческий рокот у меня снова побежали мурашики по телу. Как тогда, когда я увидел глаза старика с круглыми очками. Я посмотрел вдаль. В сторону этого звука.
- Б........... - хотя и никогда не любил мат, это слово вырвалось само собой. Потому что, на сколько я мог судить, на "город" надвигался ливень. Жуткий ливень.
 

    Zara

    очки: 10
    Нет комментариев

    Rock4ever

    очки: 25
    Птыдыжь!

Zara

Ословед
Мне снилось что-то... мельтешение... как будто я иду и иду куда-то, упорно, падая, карабкаясь на коленях, а ноги почему-то упрямо съезжают назад. Было нагромождение бетонных плит, и где-то впереди маячило голубое небо. Я знаю голубое небо, из маминых рассказов. Она рассказывала, такое небо в других городах.
Я проснулась, когда уже совсем замерзла. Обнаружила себя на бетонной крыше. Небо над головой - серое, с кремовыми подтеками. В животе забурчало.
Рядом со мной спали двое мужчин. У одного во сне было такое встревоженное лицо, нахмуренное, все как будто собранное "в кучу". Так и хотелось подуть ему в ухо. Я хихикнула. Другой отвернулся и спал на животе, лицом упираясь в рукав свитера. Я тоже пожалела, что у меня нет теплой одежды. На мне была только белая - когда-то - майка, в которой я всегда ходила по дому, и синяя юбка, из школьной формы. Волосы я уже два дня не расчесывала, а зубы когда чистила? не помню. Папа всегда мне говорил: ты должна чистить зубы, или они у тебя все выпадут. Потрогала языком самый дальний зуб. Он шатался.
Посмотрев в сторону востока, поняла, что уже где-то одиннадцать утра. Со стороны завода поднималась тоненькая струйка дыма, как и обычно. Я растолкала спутников.
 
Теперь следовало поскорее выбраться из этой проклятой ямы, поэтому, уперевшись спиной в седушку, я как можно сильнее ударил ногой по крышке люка.
___Боль, притихшая во мне во время трапезы и окончательно пропавшая со вспышкой безумной ярости, огнем вгрызлась в каждую мышцу. Я хотел зажать зубы, но все равно не удержал сдавленный полукрик. Правильно - ничего не дается бесплатно. Получив свой шанс на победу над этими серыми, выпачканными в глине и грязи телами я должен был расплачиваться очередной волной усталости и боли. Стало даже не по себе от мысли о том, что было бы если бы я не остановился тогда, а продолжал бездумно выплескивать из себя безумие, злобу, агрессию... Думаю расправившись с вылезшими мертвецами я бы просто отрубился в ту же минуту и упал на землю безвольным мешком. Почему то подумалось, что это и был бы конец, что усни я на дне этого карьера я бы уже никогда не смог продолжить своей погони... Но мне повезло - я вовремя отсек этот источник всепоглощающей силы, поэтому сейчас всего навсего стискиваю зубы, шевеля руками и ногами. Люк наверняка заржавел, простояв в таком сыром месте неизвестно сколько лет. Нужно больше усилий для того, чтобы сдвинуть с места петли. Интересно, как Инкогнито попал сюда? Хотя после того фокуса, который он проделал на стройке от него много чего ждать можно.
___Шуршание перепачканных в засохшей глине пальцев, сновавших по стеклу и облупленной краске кабины заставляло нервничать. Ну, ладно, потерплю немного и буду на свободе, ничего меня тут не держит. Я напрягся и, пересилив очередной хлесткий болевой удар, снова ударил по крышке с того конца, где она должна была открыться. На этот раз крышка скрипнула и чуть подпрыгнула, пережевав петлями ржавую корку. Новый удар заставил ее громко лязгнуть, приоткрывшись на пару сантиметров. Свобода была уже близко, поэтому последний удар я нанес наверняка - двумя ногами. Люк похоже немного деформировался, но тем не менее распахнулся на всю ширину, обнажив прямоугольный лоскут серого неба. Из проема потянуло прохладой и влагой. Я поднялся на ноги, и встал в полный рост (который у меня, между прочим, немаленький), высунувшись из люка. Ветер подул в спину, растрепал волосы (которые тоже не самой мужской длины). Ждать было нечего - я перехватил поудобней трость, вылез наверх, и разогнулся, разминая спину. Секунду спустя меня снова чуть было не сбросило с крыши внутрь. Голос, который можно было ощущать чуть ли ни физически свалился на мою голову, напугав, а затем унесся дальше, за горизонт, не теряя при этом своей громкости.
- "Эй, человек на кране!" - думаю он обращался ко мне, как никак я тут один такой продуманный полез в лапы мертвых живодеров.
Я повернулся в ту сторону, где по моему мнению, находился эпицентр этого голосового взрыва - на краю карьера стоял человек. Где то в глубине души моргнул огонек надежды, что это Инкогнито пришел сказать, что... что угодно, лишь бы больше не девался никуда, но жестокий приступ здравого смысла тут же вымел все эти мысли. Фигура махнула рукой, в которой угадывалось огнестрельное оружие и замерла. В голове тут же всплыли строчки: "Запомни одну важную вещь - все, что кажется тебе опасным на самом деле еще опаснее, все что кажется тебе дружелюбным - либо опасно, либо обуза". Человек, стоявший на краю казался мне немного опасным из за ствола в руке, однако тот факт, что окликнув меня он предпочел сделать взмах а не выстрел говорил о том, что он настроен скорее дружелюбно. Сложив в голове два плюс два я сделал вывод, что все это не к добру и поспешил вскарабкаться на ковш, тем более, что обладатель зычного голоса кажется утратил ко мне интерес. Два раза чуть не загремев с механической "лапы" я наконец дополз до железной "чашки" на какой то неполный метр не достававшей до края карьера. Внутри заворочалось неприятное чувство, когда я понял, что неровность края вызвана тем, что он обсыпался в том месте, куда теоретически должен приземлиться прыгнувший человек. Воображение тут же нарисовало картину того, как человек, возможно стоявший тут до меня, прыгает на краешек, а он разламывается у него под ногами на сухие куски спрессованной земли, и катится вниз, забиваясь в рот, нос, глаза и уши, а внизу... Не давая себе шанса запаниковать я немедленно прыгнул вперед, уже на середине прыжка послав к черту все на свете, потому что было действительно страшно. Ноги попали на несколько сантиметров дальше, чем я рассчитывал, но все равно в первые мгновения мне показалось, что земля проседает под моим весом и вот вот... Не дав себе додумать и этого, я перекувырнулся через голову, не обращая внимания на больно вдавившиеся в спину камни, и поспешил удалиться от края.
___"Горка труб", как и ожидалось была неподалеку, я постарался укрыться за ней так, чтобы с позиции того вооруженного мужчины меня не было видно. От нее открывался отличный обзор на трехэтажное здание с черной двускатной крышей и одним единственным подъездом - скорее всего служебное. Оно втиснулось между некогда жилой девятиэтажкой и детской спортплощадкой. На баскетбольном поле, обнесенном сеткой, угадывалось движение - по пыльному асфальту бродили странные трехпалые существа и нюхали его выискивая любопытные запахи. Строение их тела не вызывало у меня доверия, поэтому я решил не привлекать их внимания, передвигаться тихо и скрытно. Пригнувшись я аккуратно двинулся к девятиэтажке, чтобы затем чикирнуться, под балконами и тонкой воблой проскользнуть в подъезд. Как назло глинистая почва вокруг карьера не могла вскормить ничего кроме жалких кривых кустиков и сорной травы, прятаться было решительно не за чем. Двигаясь как можно тише я достиг наконец грязно серой стены и, опасливо поглядывая в сторону "баскетболистов", стал красться к коричневой деревянной двери подъезда.
___Всего несколько шагов отделяло меня от нее, когда над головой раздался мерзкий, до боли в зубах, скрежет, который перешел в рассерженное хлопанье крыльев. Количество адреналина, поступившее в кровь, можно было бы измерять ведрами - забыв даже дышать я поднял глаза к алюминиевому козырьку, все еще дрожавшему от перемещений тяжелой рассерженной птицы, которую столкнули с нагретого места. Трехпалые не стали обращать внимания на скрежет когтей и продолжили свое занятие, изредка издавая злобное рычание, когда один из сородичей слишком нагло приближался к обнюхиваемому участку. Майка облепила мою щуплую (я бы предпочел термин "изящную", но против фактов не попрешь) фигуру, хотя еще минуту назад была относительно сухой, а пальцы мелко дрожали, наверно уже сдавали нервы. Я снова перевел взгляд с нюхальщиков на здоровую ворону, пристраивавшую свою задницу на козырьке - она уселась носом в мою сторону и придирчиво оглядывала новую интересность, повернув голову одним боком. Мне очень не хотелось, чтобы эта засранка сейчас каркнула что ни будь непристойное в мой адрес, но все мои надежды кажется были напрасными - птица широко разинула клюв, продемонстрировав ряд тонких острых изогнутых назад зубов. Стоп, разве у птиц есть зубы? Но сейчас была неудачная минута для подобных мыслей, потому что ворона закричала. Именно закричала, как кричала бы безумная старуха, которой на ноги выплеснули котел кипящего масла. Этот сводящий с ума истошный визг был лишь началом - мгновенье спустя воздух разорвал рев хлопанья тысяч крыльев и небо затмили силуэты визжащих птиц. Они срывались с крыши, шипя и крича, а затем начали снижаться. Дожидаться этого я не стал, а плюнув уже на осторожность влетел в подъезд, в последний момент увидев краем глаза, как трехпалые фигуры извиваясь карабкаются по железной сетке, разрывая ее крепкими когтями.
___Я в спешке захлопнул дверь и огляделся, ища глазами любой объект, сгодившийся бы как засов. Рядом стояла облезлая метла с толстым черенком - она то и была просунута между ручек, после чего я скорее попятился вглубь здания. Где то тут должна быть лестница, а рядом дверь, ведущая в подвал. Пальцы снова задрожали, когда я подумал, что вход в подвал мог с такой же долей вероятности находиться и снаружи. Уняв дрожь я достал зажигалку, потому что единственным источником света внутри была похоже закрытая мной ранее дверь. Вспыхнувший язычок пламени осветил окружающее пространство на приятном расстоянии - я ожидал, что он будет более тусклым. На меня смотрел лестничный пролет, уходивший вверх и терявшийся там в темноте. Рядом была небольшая деревянная дверца, в которую, наверно, пришлось бы пролезать пригнувшись даже человеку среднего роста, а мне и подавно. Но сейчас это меня даже обрадовало, потому что это просто не могло быть нчем иным, кроме подвала. Дверка была закрыта на шпингалет, причем он был в свое время закрашен белой краской, в то время, как поверхность фанерной двери была чистой (хоть и в переносном смысле). Этот шпингалет (в простонародье именуемый щеколдой) скорее всего был сорван с какой то двери или окна, которые отслужили свой срок. Хозяин этого места был практичным человеком. Или, другими словами - скупердосом. Это мне даже на руку - будь тут замок, пришлось бы ломать дверь, а у меня на это сил бы не хватило.
___Пока я об этом думал зажигалка нагрелась и начала обжигать мне пальцы, пришлось ее закрыть и ждать пока остынет. Пока она медленно отдавала тепло я обдумывал все гадство положения, в котором очутился. Мне ведь сейчас предстоит спуск в подвал, где чернейшая тьма из всех, которые я когда либо видел, а зажигала перегревается, поэтому мне каждую пару-тройку минут придется закрывать ее и стоять в темноте, ожидая, когда же она остынет. Уверен, если тут живет что то, чего я должен опасаться, оно видит в темноте гораздо лучше меня. Страх ледяной клешней сдавил горло, ноги слились в монолит с бетонным полом. На минуту мной овладела паника - назад дороги нет, там полчища нечисти, только и ожидающей того, чтобы я вышел наружу, а то что ждет меня впереди... Я же, черт возьми, абсолютно беспомощен перед любой опасностью там внизу! Я уверен, сложись моя жизнь иначе, я бы сейчас наверно заплакал, но не могу. Правда от этого страх никуда не исчезает, я зажат в паровой пресс между страхом идти на улицу и страхом идти туда, вниз, во тьму... Мне срочно нужно успокоиться, мне нужен стимул, мне нужен... Все, что мне нужно, это еще раз увидеть Инкогнито... От воспоминания о нем ощутимо прибавилось уверенности. В памяти отрисовывались его хитрые глаза, его добрая улыбка, его щетина с проседью... Ради того, чтобы еще раз увидеть его, ради того, чтобы услышать его голос я готов был голыми руками порвать армию кадавров, встретиться один на один с псиглавым трупом, трижды победить чудовищных собак... Внутри снова начало печь, сердечный ритм ускорился, мышцы перестали болеть и наливаться СТОП! Никаких вспышек! Хорошенького понемножку. Глубоко вдохнув и успокоившись отбросил в сторону все посторонние переживания и, чиркнув снова остывшей зажигалкой, открыл дверь. Теперь ни шагу назад и, простукивая на всякий случай тростью ступеньки перед собой начал спускаться в подвал.
 

Godless

Ословед
На пути к заводу.Первый мультипост в Игре=)

Никогда бы не подумал, что буду вот так лежать на пыльной крыше дома, размышляя о смысле жизни.Зачем все это...Некоторые говорят, что есть лучший мир, где жизнь - это не постоянная беготня и хождение по лезвию бритвы...Там жизнь не переплетается со смертью, там есть четкая грань.Мой же мир замыкается на этом Городе, больше ничего не существует.
Раньше я не верил в другие миры или что-то подобное, но в Городе стали появляться какие-то странные люди, вроде Омаэ, потом той девушки, Никс.Да и ЭнЭр не совсем обычный парень...

В этот момент я почувствовал, что меня кто-то подталкивает в бок:
- Джефф, ты еще спишь?-а вот и эНэР. Я повернулся, присел и посмотрел на него. Похоже он тоже сегодня не спал или спал очень мало.
- Да уснешь тут, как же...Я вообще редко сплю на улице, стараюсь найти убежище .- Поднявшись с пола, одел куртку, которой укрывался этой ночью. Как обычно дул пронизывающий ветер, не сильный, но холодный.

И тут я обратил внимание на девочку. Идрит куда-то показывала пальцем, и заставила всех повернуть головы в ту сторону:
- Смотрите!
- Дым? Что там? - эНэР заинтересованно подошел поближе к краю крыши.
- Возможно люди, вчера там в окнах мелькал свет, но я не придал этому значения, мало ли, что там горит. - И вправду, вчера я слишком устал, чтобы замечать такие мелочи.А вот мелкая оказалась глазастой.
- Не знаю. Сначала позавтракаем, а потом проверим. Идет? - с серьезным видом сказала глазастая.
- Согласен. Но нам придется пройти немного по улице. - эНэР поддержал ее идею, и я, конечно, тоже был за. Потом может не быть времени на еду.
- Утром внизу почти безопасно. А вот в ларьках, обычно, завтракают не одни люди...- Продолжил парень, пережовывая печеную картошку, которую мы вчера готовили на костре.

Наскоро перекусив, мы решили не терять времени, и поскорей добраться до этого завода.
Однако...Похоже погода портится, небо обычно и так полное туч, теперь стало просто свинцовым.
- Похоже близится ливень, а погоду здесь очень уж сильно штормит.Если будет дождь, то проливной и долгий...С грозами.

Решили пойти вдоль домов, чтобы хотя бы с одной стороны быть защищенными от разных гадов.Сначала шли молча, но постепенно беседа заладилась.Начал эНэР:
- Идрит, как ты попала в игру? что должно было с тобой случится, чтобы ты, ребенок, оказалась здесь? - Меня тоже заинтересовал этот вопрос и я вопросительно уставился на девчонку.
- Игру? - наморщила лоб мелкая, видимо не совсем понимает о чем речь. - я уже сто лет не играла. Хотите сыграть?
- Что? Я про Город, в котором мы находимся. - А теперь и парень тоже ничего не понял.Да и я честно говоря, - Во что сыграть?
- Ну, город. Здесь не место для игр. Если играть, тогда уж лучше в подвалах. Я могу показать, если хотите. - Мелкая посмотрела на нас как на тугодумов, в ее глазах читалось: "Вы что совсем того"
А эНэР, похоже, забил на то, чтобы получить от Идрит вразумительный ответ, принялся за меня:
- Хм... ясно. интересно, кому пришло в голову заводить здесь детей?
Да, я понимаю его заинтересованность, конечно.Какой идиот будет в столь ужасном месте заводить детей, что бы их сожрала местная фауна...
- Возможно таким, как я.Я же здесь родился и уходить отсюда мне некуда...
- Эй! Я не совсем глупая. не нужно говорить так, как будто меня здесь нет. - Тихо закипая, с обидой в голосе обрушилась на нас Сушка. - Мои родители... - тут она замолчала, я все понял, нам с ЭнЭром стало стыдно.Не нужно было наступать на больную мозоль маленькой девочке, она находится в таком же положении как и мы.Может даже в еще более худшем...Одна в большом и опасном городе, совсем маленькая...
- Ладно, успокойся... теперь это уже не важно. - начал успокаивать ее эНэР.

Я только вздохнул.Я помню своих родителей до 9 лет, потом их не стало...В Городе долго не живут.Затем меня подобрали сатанисты и постепенно я обо всем забыл и начал новую жизнь.В размышлениях я подался немного вперед, обгоняя своих спутников.Захотелось побыть одному...
- Ты никогда не хотела выбраться в верхний мир? - Продолжил допрашивать девочку ЭнЭр.
- Ну а ты, сразу видно, не отсюда. - Грубовато сказала Сушка. - Какой верхний? Сказок начитался?!
- Это не сказки. Тогда, с крыши ты видела девушку, с которой я разговаривал? - Я невольно заслушался их разговором и тоже решил присоединиться.Девушка, про которую рассказывает эНэР, кто она? А мелкая продолжила:
- Девушку? Все ясно. - тихонько забормотала девочка. Затем подняла на нас личико и улыбнулась. - А, да, конечно. девушка. Ты обязательно выберешься в верхний мир.

Сзади раздался шорох, все напряглись, что б уж совсем так беспечно не идти посреди улицы и беседовать.
- Вы слышали? - Обратился я к своим спутникам, попутно доставая нож.
Идрит успокаивающе посмотрела на меня:
- Да расслабься ты. Это просто полиэтилен шуршит.
- Врядли. На полиэтилен это не похожее... - Заметил парень, но общее напряжение как-то спало и мы продолжили свой путь...и беседу.
- А ты как здесь оказался? - спросила Идрит, обращаясь к ЭнЭру.
- Я? Не знаю. Словно у меня было две жизни...
После этих слов мелкая бросает многозначительный взгляд в мою сторону, только что не крутит пальцами у виска. Я не смог сдержать улыбку, и она проскользнула по моему лицу незаметной тенью. Но я быстро ее спрятал, когда ЭнЭр продолжил:
- Иногда вспоминаю какие-то отрывки из реальности...
Сушка продолжала смотреть на меня многозначительным взглядом, но в этот раз я поддержал парня:
- Я тоже видел девушку, так что, ты ошибаешься, мелкая.Он не сумашедший.
- Не называй меня мелкой! - прикрикнула девочка, грозно глядя на меня.
И тут до эНэРа дошло:
- Идрит, ты ее не видишь? Как это?
- Вы оба ненормальные. Мама правильно мне говорила...
- Нет. Просто ты ее почему-то не видишь. - Продолжал оспаривать парень
- Да, потому что там нечего видеть. Ты разговаривал с пустотой, ЭнЭр. - Почти с жалостью говорит Идрит и трогает его за рукав. - Но это бывает в городе. У многих здесь странные видения.
эНэР продолжил:
- Недавно, я нашел квартиру, в которой сидело человек 10.Так вот, Джеффа я встретил там
Он просидел целую ночь, оставаясь невидимым для меня, лишь к утру я смог его заметить...Наверное, ты также не видишь Никс.
- Хотя я туда попал случайно, убегал от тварей. - добавил я.
- Где была эта комната?
- В доме напротив твоего
- Какой дом? Вы вообще о чем? Там же ничего нет. Был дом, он сгорел год назад.

Мелкая продолжала гнуть свою линию и не хотела в это верить:
- Я увидела вас, вы стояли на моей крыше. Никакого дома рядом не было.Так что либо он накормил тебя своим наркотиком. - Кивнула она в мою сторону. Вот ничего себе заявления. Интересно откуда она знает про "дрянь". - Либо вы оба... того.
Я задумался...Вслух:
- Значит Марк говорил правду... - Мне вспомнились слова давнего приятеля.
- Кто это? - Полюбопытствовали мои собеседники.
А Сушка добавила:
- Марк? Он тоже где-то здесь. - прищурилась, и начала осматриваться по сторонам как будто пытается найти Марка.Но я не обиделся...Захохотала. Поняла, что слишком громко и испуганно зажала себе рот.
- Он сатанист? - спрашивает эНэР, не обращая внимание на выходки девчонки.
- Да ладно, не берите в голову, один знакомый, тоже из Братства. Он говаривал, что якобы бывал на других кругах Ада и там все по-другому, впрочем вам этого не понять. - Я снова задумался, неужели он говорил правду про Круги.
- Ад? - спросила мелкая, обращаясь ко мне, но , видя, то, что я молчу, обернулась к эНэРу, - Что такое?
- Сатанисты-не первые, кто придумал сравнивать Игру с Адом... - размышлял эНэР, - Но причем здесь круги?
- Я сам в этом толком не могу разобраться, вообще в это никогда не верил, а теперь, есть повод задуматься...Вроде как у города есть другие отражения чтоли, или слои...Мы называем их круги Ада.
- А смысл Города вы не знаете? - ухмыльнувшись спросил парень.
Тем временем Сушка заскучала, пока взрослые говорят о делах, и прибавила шагу. Впереди замаячили ларьки.
- Кто-то знает, кто-то нет... - Задумчиво произнес я. - Я даже об этом не думаю. Это мой дом и все.
Вот куда она вечно суется?
- Эй мелкая! Ты куда пошла, не отходи далеко от нас. Сама знаешь, что тут опасно.
Она только обернулась и прокричала:
- Тогда вы идите быстрее! - И без остановки пошла продолжила идти. Вот вредная.
ЭНэР попытался ее остановить но уже слишком поздно.
- Подожди, в ларьках обычно обитают и кормятся всякая мерзость!
Сушка уже забирается внутрь ларька, и очень скоро оттуда раздается крик. Мы с эНэРом резко срываемся и бежим на помощь.Затем врываемся в темный ларек и видим такую картину: наша мелкая хулиганка в обнимку с огромной жуткой облезлой крысой. Мы уже было хотели на нее накинуться, но вдруг девочка закричала еще громче и спрятала крысу за собой.
Наверное мы побледнели...Такое не часто увидишь...А крыса тем временем равнодушно что-то жует, кажется, чью-то ногу...
 

Magnatik

Ословед
__Я стоял на краю карьера и смотрел на столь завораживающий вид. Все облака были цвета свинца. Нет, конечно и в моем мире... (Или так будет не правильно?..) В моём городе я тоже видел начало грозы. Как облака закрывают собою синее небо и цвет из яркоживущего превращается в серодепрессиальный. Да, такое я видел и в наших краях, и удивлятся этому мне не приходилось, но то, что я увидел здесь было совершенно по другому. Облаков будто бы и не было. Не было того объема, что отличает небо. Весь верх превратился в серосвинцовый изогнутый потолок. А в дали виднелась стена ливня. Это не было ливнем в привычном понимании, потому что в тех краях откуда я пришёл, дождь обычно не был похож на громадную волну, которая приближалась с неимоверной скоростью. Дождь обычно не походил на плотный слой тумана... Всё, что я здесь видел, было похоже на комнату, большую комнату, с свинцовым потолком наверху, с неровным полом внизу и со стеной, что с огромной скоростью приближалась ко мне.

- Замечательно, - услышал я голос брата.
- Что?
- Ты наверное засмотрелся на это невероятно красивое буйство природы?
- А что такое?
- Ты помнишь для чего сюда пришёл?

__Я вспомнил. Чёрт, конечно, ведь я позвал того парня на кране. Я посмотрел вниз и успел заметить как худощавый паренёк скрылся с моих глаз за каким-то нагромождением. Отсюда я не мог понять что там.
- Теперь понятно кто этот человек? - спросил меня Артур.
- Но он не похож на Инкогнито. У того были очки и ...
- Ага, именно поэтому он пишет Инкогнито, что бы ты не догадался кто он. Ха-ха! Ты хоть себя послушай. Тот человек в круглых очках не Инкогнито! Он не неизвестный! А знаешь почему?
- Потому что... я его знаю?.
- Пресвятая дева Мария и отец Иосиф! Наконец-то до тебя дошло!!!
- Значит если старик в очках не Инкогнито... Тогда...
- ...парень, худой, в мокрой футболке, который только что от тебя улизнул...
- Хорошо. Но как нам его догнать?
- Ёкэлэмэнэ.. Ну я чему-нибудь тебя научил в жизни или нет??? Для того чтобы догнать того кто от тебя бежит надо...
- ...идти туда, куда идёт он...
- Слава Богам Рима!
- И мы знаем куда он идёт?
- Бумажка в кабине крана.
- А как же эти големы внизу?
- Ты что ослеп??? Они двигаются медленнее нашей прабабушки, да упокоит её сон Всевышний!
- Значит побежали?
- Ты босс...

__Я ещё раз взглянул на сену, что неукротимой волной неслася вперёд сея озёра и моря непонятной жижи. Но главное то, что если это был туман, тогда в скорем времени я не буду видеть дальше своих вытянутых ног, а это не есть хорошо... Я спустился и побежал что было сил к крану. Оказывается, что такой скорости и не надо было, потому что монстры успевали только поворачивать каменные головы в мою сторону.
__Я залез на кран, но кабина оказалась заперта изнутри. Пришлось залазить в неё через крышу. Листок, который я видимо искал был на полу и на нём виднелся отпечаток подошвы. Однако с рукописями надобно поступать более вежливо. Придётся сказать это молодому, который здесь был.
__Я раскрыл свёрток. Подчерк я сразу узнал. Но даже если бы не узнал, мог сверить его с предыдущими записками. В листке было написано про отрезок пути, точнее Инкогнито уверял, что этот отрезок был лёгким. Потом про игру и город. Он писал, что всё принадлежащее игре пытается нам помоч, а всё что города - убить. В общем, было написано много чего, я быстро пробежал глазами до конца.
- Вот это интересно! - произнёс брат.
- Пост Скриптум?
- Да, читай.

P.S. Говорят одна голова - хорошо, а две - лучше, но видимо
тебе не помогает ни ты, ни твой брат. А жаль. Как можно
было упустить молодого пацана???
P.P.S. Кстати, если тебе ещё не понятно, то всё, что напи-
сано выше, видел этот худющий паренёк. Так что тебе ясно
куда он пошёл и каким путём. Но тебе нужно идти к стан-
ции метро не по тёмным тунелям, потому что там ты ничего
не найдёшь. У тебя другой путь. По крышам.
К твоему счастью, дождь, который должен скоро начаться
проложит вдоль метро очень быструю речку. Но хотя так
тебе будит проще ориентироваться, дождь этот много
противного может принести твоей коже, так что защищайся!
P.P.P.S. Как говорят французы: "Bon voyage!"


- Зашибись!
- Не то слово...
- Но мы ничего толком не узнали.
- Только то, что этот Инкогнито видит чуть дальше нас.
- Урод.
- Пойдём к метро.
- Но по крышам идти опасно, он же сказал.
- И тем не менее... Этот Невидимка послал нас туда, - голос брата что-то промычал (меня всегда удивляло это в брате, вроде голова моя, но секреты есть у Артура такие, которых я до сих пор не знаю, хотя хотелось бы), - он не мог нас просто так отправить на самоубийство. Что-то он должен был оставить здесь. Посмотри в бардачок.

__Я не стал спорить, ведь смысл в этом был. Открыв бардачок свободной от ружья рукой, я заглянул внутрь - ничего.
- Под сидением, - подсказал мне брат, - посмотри под сидением.
Я протянул туда руку и нащупал что-то острое. Достал и ...
- Твою мать!
- Этот парень конечно последний гандон, но чувство юмора у него есть.
- Ага. Сначала ковбойская шляпа, теперь этот значок шерифа. Зае..
- Зашибись!..
- Ага...
- Ладно, братишка, пора отправляться туда, где живёт Карлсон.
- Забавно, очень забавно.
__Я вылез из крыши крана. И отправился в путь.
__Оказывается, что та куча за которой скрылся пацан была горой железных труб. Я пошёл к трёхэтажному дому, который упоминался в письме. Увидел баскетбольную площадку. Странно. Мяч от кольца катился к центру площадки, как-будто кто-то недавно играл.
__Я увидел трехэтажку и пожарную лесницу, что вела на крышу. Брат мне сказал, что как-то тут не людно. Но когда я захотел рассмеятся над его удачной шуткой. Когда на душе груз всей ужасающей атмосферы города на секунду спал, тогда я увидел этих птиц. Тот факт, что они находились везде, и то что я раньше их не замечал, меня очень поразил. Но то что это были первые птицы в моей жизни, у которых я увидел зубы, заставило моё поражение медленно переходить в панику.
__В глазах помутнело... Я подумал, что если сейчас упаду в обморок, то эти вороны (да, они были очень похожи на огромных ворон) меня заклюют насмерть. Я почувствовал, что начинаю падать... Лететь в бездну глубокого океана... Я начал задыхаться...
 

    Godless

    очки: 4
    спс за участие=)

Zara

Ословед
Пока взрослые обсуждали свои скучные теории о моем самом обыкновенном городе, я прибавила шаг.
-Эй мелкая! Ты куда пошла, не отходи от нас. Сама знаешь, тут опасно. - Крикнул фанатик мне вслед. Я ухмыльнулась себе под нос.
-Сами идите быстрее.
Ларек маленький. Там никто большой не поместится. А чтоб я с обычной крысой не справилась, когда я налет тарантулов на квартиру прекратила?.. Тем более у меня была причина забегать вперед. Я хотела быстренько осмотреть на предмет полезных вещей ларек. Самое нужное можно было быстро запихать в карман, пока никто не забрал. Нет, я конечно не жадина, а просто из практичности. Никто из этих двоих не продержится дольше недели. Один - безумец, второй, хоть и фанатик, тоже не в себе слегка. Они вздрагивают от каждого шороха. ЭнЭр, кажется, даже немного прихрамывает. Очередное нападение, и кто-нибудь из них будет ранен. Другой, конечно, потащит его на себе - все ведь герои. В итоге умрут оба. Они милые, эти парни, и мне их жаль. Но я отношусь к смерти спокойно. Еще не известно, хуже ли это, чем жить.
Я собиралась продержаться дольше. Поэтому я забежала в ларек, в темноте оглядываясь и готовясь отскочить, если на меня кинутся. Но нет - ничего. Стала оглядываться, сразу заметила кое-что здоровское, и тут увидела...
Блин, это была Урсула. Моя крыса Урсула. Конечно, когда она сбежала, она была меньше. Сейчас она была размером с маленького теленка. Но я все равно узнала ее. И она вроде узнала меня. Не кинулась, сидела в тени и грустно жевала мертвую ногу. Я улыбнулась. Показалось, что на секунду я вернулась в прошлое.
-Урсулочка! - Завопила я. - А-а-а-а-а-аа! Родная-я-я-я!
Я обхватила ее за шею, она покосилась на меня и продолжила жевать. Ничего, она всегда была медленно-соображающей. А может, просто не знала, как выразить свою радость от встречи со мной.
-Маленькая моя... - Я почесала ее за ушком. Тут в ларек ввалились ЭнЭр и Джефф. Джефф уже вытащил свой страшный ножик.
Они поморгали, увидев меня и крысу, и конечно все не так поняли. Джефф уже приготовился напасть на Урсу.
-Нет-нет-нет-нет! - Затараторила я, закрывая ее собой. - Стойте... Это моя крыса! Нет, вы не поняли - это МОЯ КРЫСА!!!! Хватит, я сказала! - Я отмахнулась от ЭнЭра, который показывал на Урсулу пальцем и беззвучно открывал и закрывал рот. - Успокойтесь, сейчас все вам объясню.
 

Magnatik

Ословед
- Я повторяю вам: это не мог быть сон!
- Значит была галюцинация.
- Нет, сэр. Это... Это был другой мир.
- Как давно ты прекратил принимать таблетки, Джозеф?
__Доктор посветил фонариком мне в глаза. "Реакция нормальная" констатировал он. Конечно нормальная. Я вообще нормальный. И город мне не мог присниться. Это была реальность, паралленльный мир, но не выдумка. Я это уже битый час пытался втолковать доктору (или себе?). Я нормальный.- Что ты видел перед тем как началась эта галюцинация?
- Это не бало...
- Когда ты переместился. Чем тот мир отличался от этого?
- Я не понимаю, что вы хотите узнать.
- Что ты видел или слышал такого, чего не было и нету сейчас?
- Там было всё подругому и ...
- Хорошо, задам вопрос по-другому. Ты снова слышал голос брата?
__Я молчал. На этом доктор меня поймал. Доктор Бернард уже два месяца лечил меня и мы стали за это время практически друзьями, но в этом был минус. Существенный минус. Ведь Бернард знал мои секреты. Этот сраный психолог знал, наверное, о каждом моём детском кошмаре. Я не мог ему лгать. Но и молчать мне никто не запрещал. К моему сожалению психолог заговорил первым.
- Значит слышал. Значит поэтому тебе тот мир кажеться более реальным, чем этот. Так?
- Несовсем... Это не то, что вы...
- Джозеф. Артур давно мертв. Я не буду спорить с тобой, о том был ли голос в твоей голове голосом умершего человека или же это была обычная галюцинация, потому что у меня нету фактов чтобы выйграть этот спор. Медицина знала случаи, когда люди с Богом разговаривали. Но запомни одно. Твой брат ушёл из твоей башки, когда решения тебе надо было принимать самому. Слышишь? Самому! Джозеф.
- Да, да. Я слышу. Но он снова вернулся. Он...
- Знаешь моё мнение. Не для протокола, как говориться. Ты рассказывал мне, что в последние дни перед исчезновением брата из головы. У тебя началась амнезия. У тебя из жизни начали пропадать минуты и даже часы.
- Да, но это было из-за переутомлен... - начал я свою старую песню.
- Нет, Джозеф, - перебил меня доктор, - просто твой брат начал много себе позволять. И если это был действительно твой брат, то Высшим силам это не понравилось. Воскрешение мёртвых. Это самой матушки смерти не понравилось бы. И твоего брата забрали.
- Ага, а меня вашу мать наказали потерей жены и дочери!.. Да?
- Этого я не говорил...
- Меня наказали за то что я любил брата!..
__Я толкнул доктора, а потом не помню что было. Помню, что ко мне подошли Барри и Джеф - охранники больницы. Хотя, какой больницы - дурдома. Один схватил меня, вроде это был Джеф, а Барри вколол успокоительное. Потом всё было как в тумане. Перед отключением я услышал Бернарда.
__- Когда ты проснёшься мы поговорим.

__И действительно, когда проснулся в своей палате, я увидел дока. Он сидел на койке и смотрел на дверь. Точнее до этого он смотерл на какую-то медсестру, но она уже ушла. Я попробывал пошевелить руками, но они оказались привязаны жгутами. Я уже однажды попадал в такую ситуацию, когда пытался покончить с собой уже в дурке, но всё равно быть связанным очень не приятное чувство, к которому сложно привыкнуть, если ты не мазохист. Бернард уже знал, что я проснулся.
- Не хорошо так поступать, Джо. Извини за верёвки. Просто главврач боиться оставлять меня с тобою наедине.
- Скоро я привыкну, - попытался пошутить я, и старый психиатр улыбнулся.
- Это временная предосторожность. Просто мы думаем, что раз симтомы неожиданно начали ухудшаться, то у тебя может быть ещё одна попытка самоубийства.
- Это время уже прошло, док.
- Поэтому кнуты снимут до ночи. Главное вести себя хорошо.
- Ага.
- Я про твоё путешествие хотел спросить, - как то осторожно начал доктор.
- Да? - неужели он поверил.
- Сколько ты там пробыл? Ты рассказывал много, но о времени не сказал.
- Три или четыре дня. Я не знаю, просто там не видно Солнца и ориентироваться очень сложно.
- Как интересно.
- Что интересно?
- Когда ты исчез было 23-ье вечер.
- Ну да, примерно восемь часов. Ужин уже закончился и было свободное время.
- Я об этом же.
__Он показал свои наручные часы. "И откуда у психиатра деньги на Роликс? На подделку не похоже." - подумал я. Но когда увидел дату и время меня ступор хватил.
- Этого не может быть.
- Но это правда. Сегодня следующий день и вернулся ты после завтрака как раз. Ведь у нас завтрак для твоей категории свободный и то что тебя не было ни у кого не вызвало опасений. Охранник остановил тебя на прогулке. Ты пытался перелезть через забор.
- Всего лишь ночь?
- Если это всё правда. И твой брат вернулся. Тогда когда ты в том своём городе, то Артур обретает власть над твоим тело здесь. И скорее всего наоборот. Когда ты - здесь, Артур в вымышел... кхм, в ином мире.
__Я не знал что сказать. Даже на обычное "твою мать" не хватало сил. У меня обычное раздвоение личности?.. Непохоже. У меня не обычное раздвоение личности. Более реально, но теперь и мне начинает казаться, что всё это полный бред.
-Может быть если ты поспишь всё нормализуется?
__Доктор, вы меня смешите. Это можно слышать от мамы или бабушки, но специализированный психиатр должен придумать что-нибудь по-лучше. Но я ответил:
- Может быть...
- Тогда спи, ночью тебя развяжут, если ты прежде времени никуда не убежишь!
__Доктор улыбнулся. Я хмыкнул в ответ. Он выключил свет, пожелал спокойной ночи и вышел. И я остался наедине со своими червяками. У меня шизофрения - это плохо. Брат вернулся - это... хорошо? По крайней мере, я всегда этого хотел. Но доктор прав, не пора ли принимать решения самому. Мой брат давно погиб. Артур погиб, а Джозеф жив.
__С этими мыслями я ушёл в далёкие просторы сновидений. Я заснул...
 

    Rock4ever

    очки: 14
    Однозначно это круто!
___Огонек трепетал от моих шагов, дергался от неосторожного дыхания, но упрямо освещал отсыревшие стены, заключившие меня в бетонный рукав с обеих сторон. Чем ниже я спускался, тем плотнее становилась атмосфера, сам воздух казался густым, отчего чудилось, что и свет от зажигалки с трудом продирается сквозь эту преграду - запах сырого кирпича и набухшей штукатурки сделался удушливым и объемным. Снова металлический коробок нагрелся в пальцах и пришлось щелкнуть крышкой, задушив желтый язычок. Темнота тут же обхватила со всех сторон, запутала всеми своими слоями, приглушила звуки. Я инстинктивно постарался сделаться меньше, сел на корточки, прижав к груди единственную ценность - деревянную тросточку, вверенную мне незнакомцем и начал торопливо перекатывать зажигалку из ладони в ладонь. Чернота вокруг была настолько непроглядной, что голова отказывалась воспринимать то место, по которому я двигался, как коридор - мерещилось, что я закрыт со всех сторон в короб без входа и выхода. Зажигалка отдавала тепло медленно, нехотя, словно ей тоже было зябко в этом сыром месте. Время шло мучительно медленно, тягуче, ему, кажется, тоже было тесновато под землей. Глаза напрочь отказывались привыкать к мраку, но это было и не важно – все равно я ни за что ни стал бы продвигаться дальше, опираясь лишь на размытые очертания в темноте. Пока зрение мое было бесполезно, я напряженно вслушивался, в надежде различить хоть какой-то звук, кроме своего неровного дыхания и, одновременно, боялся его услышать.
___Наконец зажигалка отдала излишки тепла и я снова чиркнул колесиком. Из под него вылетела искра и тут же исчезла, оставив в воздухе свой полупрозрачный след. Как всегда первей всех встрепенулась паническая мысль – «Неужели не зажжется?», но со второго раза огонек забыл былые обиды и снисходительно загорелся. Тут, в подвале, его свет уже больше не казался очень уж ярким, но этого хватало, чтобы видеть, что творится под ногами и на полметра впереди. На полу коридора валялись какие то непонятные старые отсыревшие тряпки, от которых несло как от… старых отсыревших тряпок. Они уже настолько утратили хоть какое то сходство с первоначальным своим видом, что было не понять, была ли это одежда или же постельное белье. Стараясь не наступить ни на одно из этих бесцветных образований я продолжил свое осторожное продвижение вперед. Лестница закончилась подозрительно быстро, а значит, чтобы добраться до ветки метро, придется спускаться еще.
___Словно в ответ на мои мысли пол впереди снова провалился вниз, лестничным пролетом. Вопреки моим ожиданиям этот тоже кончился на стандартной девятой ступеньке, но зато теперь передо мной был не коридор, а железная дверь. Зажигалка в очередной раз напомнила о своем существовании жжением – пришлось поспешно ее захлопнуть и перекатить на ладонь. Я снова присел, прижавшись спиной к вспучившейся штукатурке, хоть на этот раз это было необязательно – что было за спиной мне известно, а от того, что впереди, меня отделяет железная дверь. Я внимательно прислушивался к тому, что же творится за прочной створкой, но так и не смог уловить никаких признаков жизни. Мне было не по себе, на этот раз казалось, что мой осветительный прибор никогда не остынет. Волнение, терзавшее меня, было связано с тем, что дверь выглядела достаточно крепкой, чтобы внутрь не проник никто посторонний. Почему-то себя я относил именно к их числу. Я снова и снова прогонял в голове написанные на блокнотном листе слова. «За горкой железных труб сразу увидишь трехэтажный дом. В его подвале есть служебная дверь, ведущая на одну из веток подземки». Не смотря на то, что ошибиться было просто невозможно все равно было жутко страшно, что я залез не в тот дом, не в тот подвал, не в ту дверь и сейчас сижу, сам себя загнав в это царство тьмы, сырости и затхлости.
___Не дожидаясь, пока зажигалка остынет полностью я, почерневшим от колесика пальцем, чиркнул, вызывая своего маленького помощника. Огонек сперва затрепетал, а затем успокоился и снова выхватил дверь из непроглядного мрака. Вместо скважины под ручкой (а это был просто приваренный кусок «уголка») темнело круглое отверстие, подразумевавшее наличие ключа-штыря. В желудке образовался настоящий айсберг, когда до меня дошло, что где-то в кабине экскаватора спокойно мог сейчас лежать ключ от этой двери. Он ведь такой маленький, такой незаметный, по сравнению с тем беспорядком, что творился внутри… Картина лежащего рядом с лобовым стеклом металлического ключа, предстала перед глазами так реально, что на секунду я даже с ужасом поверил, что действительно видел его в кабине, но видение достаточно быстро рассеялось. Облизнув пересохшие от волнения губы, я взялся за дверную «ручку» и потянул на себя. Тут уже паника добралась до самой глубины души – дверь не поддавалась. Я дернул снова, только на этот раз сильнее и мне показалось, что массивная створка немного отодвинулась, буквально на волосок. Или это было лишь мое воображение? Надо было идти ва-банк, я погасил зажигалку, сунул ее в карман и, наощупь отыскав приваренный уголок, взялся за него обеими руками и, что есть силы, потянул.
___Я это не услышал, не сообразил, просто почувствовал всем телом – дверь, не смазываемая годами, медленно, натужно, распахивалась, разгрызая ржавчину, гнездившуюся в петлях. Как только створка приоткрылась, из комнаты в коридор упала полоска света, разбившись о ступеньки лестницы. Усердствовать я не стал, как только дверь отворилась настолько, чтобы мое «изящное» тело смогло протиснуться внутрь, я оставил этот бурлаковский труд – мышцы все еще мстили мне за недавнюю выходку, при каждом удобном случае огрызаясь болевыми ударами. За дверью оказалась небольшая комната, освещенная горевшей на столе спиртовкой, поэтому, внедрившись в нее, я подошел к этому светильничку, в надежде найти следующую страничку, но вместо этого обнаружил мумию прежнего хозяина комнаты. В отличие от коридора в комнате было сухо и жмур лежал аккуратненький и практически не вонючий. Только тут до меня дошло, что на этот раз Инкогнито не сказал где именно будет меня ждать листок. Это меня слегка огорчило, но я решил не сдаваться – не все в жизни так просто, как кажется, так что не стоит пасовать перед каждым препятствием. Приглядевшись, я заметил на столешнице свежие царапины, оставленные каким то острым предметом. Узор из борозд складывался в два коротких слова – «ищи люк». Намек был ясен и я, подняв со стола спиртовку (не возиться же с зажигалкой до старости своей) начал осматривать комнатушку. С низкого потолка свешивался скрученный провод с лампочным патроном на конце, однако лампочки на месте не было. Да если бы и была… Пол был зацементирован, но другого покрытия поверх настелено не было, поэтому по ногам ощутимо тянуло холодом. Помимо деревянного стола в комнате из мебели были всего две подвесные полки, одна из которых сорвалась с правой стороны и висела теперь наперекосяк. Обе полки были наполнены какими то папками и листками, читать которые у меня желания не возникло. Просто чтобы увериться, что не пропускаю ничего важного, я пригляделся к корешку одной папки. Ее название говорило о том, что внутри отчеты о состоянии некого отрезка линии метрополитена. На душе сразу полегчало – значит, все-таки метро рядом. Горелка оказалась тоже не самым выдающимся осветителем, поэтому я наклонился к полу, твердо решив осмотреть каждый сантиметр, пока не найду нужный мне люк. Как только спиртовка оказалась возле пола, язычок пламени заплясал и наклонился. Это заметно облегчило мне задачу – пламя дрожит, значит, есть сквозняк, а если есть сквозняк, значит и отверстие, через которое он проникает. Проследовав по указанному горелкой пути, я уткнулся в деревянную квадратную дверку в полу, оббитую жестью. На ней гордо красовалась советского образца оконная ручка, перепачканная наплывами белой краски (вот скупердос, так скупердос…). Замка на двери не было, так что я со спокойным сердцем ухватил ручку и попытался открыть люк. Стервец упирался, но до старшего собрата ему было далеко – очень скоро передо мной предстало круглое отверстие в полу, уходившее вертикально вниз. Сбоку была приделана железная лестница (хотя я бы не удивился, если бы вместо нее были бы прикручены оконные ручки и шпингалеты). Тут даже думать было нечего, я поставил спиртовку на край, как можно устойчивее, чтоб на макушку мне не прилетела от случайного движения, и посмотрев на прощание на труп, начал спуск.
___Спускаться пришлось довольно долго, причем в полной темноте, но на этот раз я был совершенно спокоен, ведь точно знал, что новая путеводная бумаженция ждет меня впереди. Хотя все-таки когда ноги, наконец, встали на твердый пол, я первым делом выудил из кармана зажигалку и поспешил зажечь огонек. Оказывается, лестница кончилась совершенно такой же комнатой, с тем лишь отличием, что вместо стола тут была пара деревянных ящиков, покрытых серой тканью и пустая железная бочка без крышки. Внизу было значительно холоднее и ощущение всепроникающей сырости вернулось. Задерживаться тут мне не хотелось, я шагнул в сторону двери, темневшей на противоположном конце комнаты. Ее поверхность даже на вид была влажной – кажется даже краска, вздувшаяся пузырями и местами отвалившаяся, и та проржавела насквозь. На ее поверхности была чем то выскоблена стрелка, указывавшая направо. Достаточно размытое указание, но лучше, чем ничего. На то чтобы справиться с этой дверью у меня ушло вдвое больше времени, пришлось раскачивать, упираться в стену ногой…
___Когда она наконец открылась на достаточный градус я услышал за спиной резкий звук, заставивший меня вжать голову в плечи. Кажется, что-то упало сверху из люка, пересиливая страх я приблизился со своим осветителем к лестнице. На бетонированном полу у самого ее основания лежала разбитая вдребезги спиртовка, ее содержимое расплескалось по полу. В свете зажигалки я смог различить, как лестница мелко подрагивает… Что опять?! Тут вообще покойники могут вести себя ПОСПОКОЙНЕЕ?!! Не дожидаясь когда же гость сверху достигнет комнаты я вылез наружу и уперся плечом в дверь. Зажигалка погасла и, чтобы не потерять в суматохе, я сунул ее в карман и застегнул молнию. В обратную сторону дверь пошла гораздо легче, закрылась практически сразу. Я прижался спиной к двери, ожидая, когда же мой преследователь начнет ломиться с той стороны. Время шло, но никто так и не соизволил навестить перепуганного меня. Зато мои глаза, отвыкшие от желтого язычка, начали, наконец, осваиваться во мраке. Стали различимы очертания того места, в котором я находился – это уже точно была линия метро. Значит нужно следовать направо… Я осторожно подошел к краю отступа, но рельс рассмотреть не мог – все было черным. Набравшись храбрости, я прыгнул вниз. В следующую секунду вдох влетел в мои легкие сорванным всхлипом – я по пояс провалился в ледяную воду, волны побежали по стоявшей неподвижно неизвестно сколько времени поверхности. Шок был настолько сильным, что я мог лишь стоять, беззвучно разевая рот, а затем, как выйдя из транса, рывками начал двигаться к краю путей, потому что всеми чувствами, включая шестое, ощутил, как под водой ко мне со всех сторон двинулись невидимые тени. Выстукивая зубами азбуку Морзе, я ухватился руками за пыльный край и, подпрыгнув, лег животом на холодный бетонный отступ. Но было уже поздно – что-то под водой схватило меня за лодыжку, и в следующую секунду я ушел под воду с головой…
 

Night rain

Ословед
___...Конечно, перым желанием было убить крысу, а затем долго наблюдать за поведением девочки...
Так бы я и поступил, наверное, будь я Наверху... Это там, в строгом и логичном мире люди способны на необдуменные, бессысленные поступки, а здесь все наоборот-в в необъяснимом мире люди становатся практичными, обдумывают каждый свой шаг. Уже не раз замечал на себе заинтересванный взгляд Идрит-"Сколько он продержится в Игре?" Похоже, она считает, что недолго. Многие думали также, но я жив, а они...
___Где-то грохотала гроза... Снова дождь...

___Всю ночь я думал, можно ли оставить их и прогулятся в одиночку. Теперь я решился. После встречи с это крысой, которая, похоже, будет защищать свою хозяйку, а заодно и Джеффа, я могу не боятся за их жизнь.
___Я подмигнул Джеффу(похоже, его не улыбала перспектива остатся наедине с девочкой и быть ответственным за ее жизнь, но он был готов к такому повороту событий), и не прощаясь пошел прочь.

___За последние несколько недель я узнал о Городе едва ли не больше, чем за все остальное время, проведенное в нем.
Последние неколько лет я редко встречал живых людей, а сейчас я вижу их постоянно... Наверное, Игра снова понадобилась своим создателям. Впрочем, возможно и нет никаких создателей, а Игра просто неотделимая часть мира, вроде гравитации или света...
___Я брел по улице в сторону дождя (это оправданно-в городе либо дождь идет очень долго и тогда нет разницы, куда идти, либо проходит мгновенно, водяной стеной и проще проити сквозь нее, а не убегать), и считал шаги. Эта идея появилась только что. После стольких странностей мне показалось бы странным, если пространство Города было бы обычным, без всяких искажений. Некоторое время я ничего не замечал, да и что можно понять, просто считая шаги? Но заглянув в полуразвалившийся магазин, нашел потрепаный блокнот и ручку, немного рафинада. В Городе лучше всего сохраняются именно канцтовары-в них почти никогда не испытывают нужды ни люди, ни твари.
___150...поворот налево...500...снова налево, градусов 45...
___Через некоторое время я начал замечать странности. Игногда, где по моей крохоткой карте (которую я рисовал на ходу, и отмечал длину улиц в шагах) должен быть перекресток, не было ничего. Иногда, пересечение с улицей было на несколько домов раньше или позже. К счастью, я мог совершенно свободно продолжеть свои расчеты-перед дождем по настоящему опасные твари прятались кто куда.
___Через часа два моих поисков я наткнулся, на, можно сказать, эпицентр. На этой улице было самое сильное искажение, его можно было бы заметить даже без карты, если только знать, что ищешь. Крохотная улица, в которой я насчитал около десяти домов, снаружи казалась длинным проспектом. Я решил поднятся на крышу, чтобы с высоты понять, что происходит с Городом. Мне на секунду показалось, что все эти искажения появились именно в тот момент, когда я начал считать шаги...
___В темном подьезде приходилось быть начеку, кроме возможной опасности, меня пугала возможность провалится сквазь прогнившие и разрушенные перекрытия. Поднимаясь на третий этаж хрущевки, я вдруг услушал душераздирающий крик. Так могла кричать Никс. Забыв про все свои идеи, про раздробленную лестницу, я кинулся вниз. Тронул проржавевшую ручку двери и вышел в Город....

___Города не было. Вместо него было безграничное поле выжженой травы (Пронеслось воспоминание, наверное так выглядит и мир вне Игры, когда весной Дворники сжигают траву). Ни одного следа домов, асфальта... Только сажа.И красное небо без солнца. Я резко развернулся, пытаясь отогнать видение. Некоторые твари захватывают разум, и пугают до смерти галлюцинациями. Дома не было тоже. Вместо него одиноко возвышалась обугленная коряга...
От глюков обычно избавляются с помощью кофеина или другого вызывающего привыкание вещества. Интересно, сахар сгодится?
...Сахар не помог...
___Некоторое время я бесцельно бродил, пытаясь прийти в себя. Одно утешало-скорее всего это не галлюцинация, и меня не обгладывает какая нибудь гадость. Иначе бы я испытывал страшные муки, все окружающее было бы кошмарным... Сердце могло бы не выдержать, и тварь догрызла бы меня, намного горького от гормона страха...
___Вскоре я пришел к выводу-поле, на котором я нахожусь, небольшое, домов 5-6 в длину. за ним все снова повторяется, Коряга, мои следы...
___Пить! я хочу пить!....
___Не знаю, сколько времени и бесцельных попыток выбратся отсюда прошло с тех пор, как я попал сюда, но эта мысль пришла только сейчас. Я достал карту, подошел к коряге. И начал двигатся, следуя линии моих шагов на карте. Вперед...200шагов... влево... Губы трескались, вместо привычной прохлады Города, наваливалась жара...

___Остался последний шаг. Надеюсь, Город наигрался и мне повезет. И я шагнул... Ржавые петли скрипнули сзади, хлопнула дверь. Шел дождь.
 

Godless

Ословед
Небо Города, уже погрузившееся в густые сумерки, разрывало раскатами грома и ослепительными вспышками фиолетовых молний, которые превращали небесный свод, и без того странный в этом месте, во что-то особенное, устрашающие и завораживающие одновременно.
Дождь, льющейся сплошной завесой, словно стирает части Города от взора любого путника, оказавшегося во власти поистине разбушевавшейся стихии, ибо в эти моменты он может не увидеть даже собственных вытянутых рук.Поток ливня менял свой угол падения в зависимости от смены направления штормового ветра, который гнал по улицам Города небольшие предметы и легких обитателей этого места.Не пройдет и часа, как на улице невозможно будет найти хоть одного сухого участка, да что там сухого! Хотя бы не затопленного полностью.К окончанию стихии, разрушенный Город примет еще более ужасный вид, многие, не очень прочные дома будут буквально смыты...А все факты указывают на то, что дождь будет идти не один день...и не два...бывало, что ливень длился на протяжении нескольких недель...
Именно в этот час,среди всех забытых людьми домов, которые в данную погоду напоминали полуразрушенные темные и холодные, наполненные монстрами олицетворения кошмарных снов, выделялось одно здание, похожее на фабрику или завод.А выделялось оно тем, что в его окнах, то погасал, то загорался свет.Окна здания были зарешочены толстенными прутьями, а двери были большие, металлические, как в бункере.Впрочем снаружи здания они были исполосованны и перепачканы грязью и...кровью.

- Вот же черт!Крис, а ты уверен, что это нужно подключать именно сюда, - спросил мужчина в защитной маске для сварки у другого довольно молодого парня, - А то щас как жахнет! И плакало наше надежное укрытие.
- Не волнуйся вчера же все работало, я профессионал, не первый год работаю с электричеством, а сегодня из-за гребанной грозы... - бац! Свет в помещении на секунду вспыхнул, но раздался громкий треск электричества, и помещение опять погрузилось во мрак.В темноте послышались тихие проклятия в адрес "профессионала".

Впрочем, полной темноты не было, во многих местах завода горели либо костры, либо искусственные источники освещения, вроде неоновых ламп и небольших прожекторов, работающих на аккумуляторах.У каждого источника света, словно мотыльки у фонаря, крутились люди.Тут были и мужчины, и женщины, и кое-где встречались даже дети.

- Ну, давай!Зажигай быстрее! - парень, пытавшийся починить электричество, чиркнул зажигалкой и подставил подрагивающий огонек к месту поломки. - Ничего нельзя тебе доверить!Эх, молодежь....
- Да вот, тут делов то, - начал было спец по электричеству, но в этот момент неожиданный раскат грома сотряс все помещение, окна задрожали, двери завода, отозвались гулким стуком.Огонек в зажигалке парня трепыхнулся и бесследно исчез.Больше показываться он не захотел, как бы паренек не старался чиркать зажигалкой.

Обстановка явно ухудшалась, народ заволновался и начал о чем-то судорожно перешептываться.Погода давила на людей, как бы наводя всех на мысль: "Все худшее впереди, для вас все кончено...Зачем вы пытаетесь что-то сделать..." и все в том же духе.Атмосфера в помещение стала заметно ухудшаться.Сырость и ветер проникали в здание, как пыль по вентиляционным трубам.Кое-где уже бежали струйки воды и капало с высоченного заводского потолка.Кроме того стало сильно холодать, что опять же не способствовало улучшению настроения людей.

А мужчина в сварочной маске и молодой парень, решили забросить чинить электричество в такую погоду и подошли к одному из костров:
- Ну как успехи? - поинтересовался у этой парочки коренастый мужчина в болоневом костюме, он вел себя так, как будто был здесь главным, - Похоже я напрасно доверил это задание старику и мальцу, ничего не смыслящему в электричестве. - Довольно грубо продолжил он.
- Вообще-то я заканчивал университет... - обиженно начал парень, - Вы же сами видели, вчера все работало...
- Если ты живешь вчерашним днем, то тебе не место в этом Городе... - заявил внезапно раздавшийся, вкрадчивый, немного монотонный, но в то же время, слишком уверенный голос.Но он не принадлежал никому из беседовавших ранее лиц. -Такие как ты, в одиночку не продержаться в Городе и одного дня.
- Но я не один... - хотел было перебить паренек, но незнакомец посмотрел на него так, что у электрика сразу слова застряли в горле.
Вообще-то лица мужчины видно не было, он стоял таким образом, чтобы пламя от костра не выдавало его внешности.Была видна только одежда.

Весь в черном, кожанный плащ с поясом.В поясе металлические вставки, блестящие...в них отчетливо отражался огонь от костра.Такие же вставки были и на плечах, они напоминали этакие погоны на плаще.Также у плаща был весьма необычный подол.По всему его диаметру были влиты непонятные руны и знаки, сделанные из того же металла, что пояс и "погоны".
Мужчина, носивший эту одежду был примерно ростом 1,85 и выглядел довольно внушительно и устрашающе.Между тем, он продолжил:

- Вы все здесь не продержитесь и недели, даже находясь вместе.Вы закрылись на этом заводе, как свора трусливых крыс.Многие даже не знают, где они находятся, кому-то это кажется сном, но возможно кто-то уже давно здесь, но если вы надеятесь выжить, находясь в этом месте, то вы обречены на мучительную кончину...
- Что ты несешь, ты совсем идиот?! - возмутился коренастый мужчина, на лице у него был большой шрам, по его виду было понятно, что в Городе он находится достаточное время, чтобы понять, что это за место. - Не нагоняй панику на людей, и так все на нервах.Откуда ты вообще взялся на нашу голову?И что тебе не нравится?Ты говоришь, мы не выживем?А я говорю - выживем! Пока мы вместе, мы в безопасности, а ты проваливай куда хочешь, тебя здесь никто не держит.Это здание нашел я, оно вполне устраивает всех, кроме тебя, так что, скатертью дорога...

После этих слов, мужчина в плаще резко выставил руку тыльной стороной ладони к лицу мужчины со шрамом.На руке была черная перчатка, не совсем обычная.В районе костяшек пальцев, торчали шипы, из уже знакомого металла.
- Ты давно в Городе? - внезапно спросил мужчина в плаще.
- Три месяца... - прорычал в ответ "шрамистый".
- В таком случае, ты конечно не знаешь, что такое ДОЖДЬ в Городе?Ты явно не видел всех его обитателей и другие "приятные" сюрпризы.Так вот, я в Городе 22 года, и уж поверь, я знаю лучше тебя, что вам светит, а что не светит.Вы все умрете здесь...Либо от того, что вас просто затопит, либо от местной фауны.Вечно вы не сможете прятаться...У вас закончатся запасы провизии, перегорят все аккумуляторы в лампах, погаснут костры.И тогда обитатели Города обязательно займутся вами...Это только начало.Вы начнете сходить с ума, по-одному.
Драться друг с другом за кусок хлеба.Видеть врага в каждом встречном... - В это время особо сильная вспышка молнии, поддерживаемая рокотом грома, осветила все пространство внутри здания на несколько секунд.Но этого вполне хватило, чтобы разглядеть лицо наводящего ужас на людей мужчины.
У него были длинные, белые как снег волосы, забранные в косичку, и глаза...его глаза были разного цвета...
В этот момент, что-то усиленно застучало в железные ворота здания, люди внутри напряглись, а беловолосый мужчины лишь ухмыльнулся и пошел куда-то вглубь помещения, кажется к другому костру...
 
Мужчина сидел на простяцкой деревянной табуретке, неизвестно кем и неизвестно когда принесенной в эту комнату. Его глаза смотрели на город, тусклым покрывалом раскатившийся вдаль. Отсюда, с высоты седьмого этажа, была видна лишь незначительная его часть, но мужчина не видел даже этого. В его голове сейчас творилось нечто гораздо более важное, чем что либо лежащее за ее пределами - он усиленно пытался вспомнить. Изредка его брови начинали потихоньку сползаться друг к другу, наморщивая лоб, но потом он, словно спохватившись, снова расслаблял лицо. Свой "дар" он получил уже давно, и прекрасно знал как им пользоваться, но в этот раз "глаза" его подвели. Прожив в Городе достаточно долго, чтобы считать его своим домом он обрел интересное свойство - видеть людей. Не в прямом смысле этого слова - он мог на какую то долю секунды, мельком, глянуть в самую суть человека, ухватив самое главное. Безошибочно. И вот сейчас он напрягал память, пытаясь вспомнить, что же он увидел в том изможденном ребенке. Это кстати было первое, за что зацепился его всепроникающий взгляд - парень, с виду лет двадцати, как бы ни старался казаться взрослым и самостоятельным, внутри все еще был ребенком. И дело вовсе не в том, что он не мог сделать самостоятельных шагов - он все еще в ком то нуждался. Нуждался отчаянно и совершенно искренне, может, даже того не осознавая. Но главным было не это - внутри него сидело что-то, что неподдельно заинтересовало мужчину. Это, до конца не понятое, "что-то" толкнуло его на необдуманный поступок, а именно - завязать игру. Начать игру, даже не задумавшись о ее последствиях. Это был сиюминутный порыв, пусть и достаточно мощный, чтобы пробить стальную корку скептицизма, выросшую вокруг него за эти годы, но тем не менее рискованный и опасный. В конце концов ему могло и показаться...
Мужчина встал и снова выглянул в соседнюю комнату, где зиял чудовищный провал, разделивший здание ровно пополам. Последняя записка все еще лежала на разбитом стеклянном журнальном столике с другой стороны, ветер слегка шевелил исписанные странички.
- А если он не придет? - спросил он вслух сам себя.
Вопрос повис, так как некому было на него ответить. День перевалил за середину, усиливающийся ветер говорил о том, что совсем скоро начнется дождь, а паренек все не появлялся.
- А что если он отказался? - снова прозвучало обращение к пустоте. - Или умер?
В голове мужчины одна за другой появлялись возможные развязки этой истории, одна мрачнее другой. Различные твердые доводы в пользу того, что его "протеже" не придет опускались один за другим на чашу весов, предлагавшую бросить эту затею. На второй половинке сиротливо лежал тот неопознанный интерес, тот фантомный знак, который он краем глаза углядел внутри парня. Под грузом скептицизма весы пришли в движение. Их чаши плавно скользили друг другу на встречу и остановились в нейтральной позиции.
- Хорошо, - прозвучал его голос в последний раз, подводя черту всей этой ситуации - его время истекает на закате, если он не справится и проиграет - я был не прав насчет него и бросаю эту затею.
Инкогнито в первый раз в жизни говорил сам с собой. Ему просто нужно было услышать ответ, так как он был чертовски неуверен...
- Город, - продолжил он уже у себя в голове - как гениальный доктор и беспристрастный судья. Он либо вылечит тебя либо убьет. Выздоравливай...
 
Восхитительный вечер, знаменовавший конец восхитительного дня. Еще один "научный" доклад о мистической дребедени, рассказывая о которой я зарабатываю себе на жизнь, в ещё одном жалком университете, готовом заплатить за доклад скандально известного Алекса Мура. Нет, я обманываю их не со зла, просто другого сравнительно честного способа хорошего существования я не вижу. Да и что тут говорить? Из меня вышел никудышный ученый-биолог, несмотря на законченные мною учебные заведения, и я не способен тягаться с по настоящему талантливыми умами в этой области. Обогащенный запасом знаний я лишь окончив обучение понял, что никогда не хотел быть биологом, как мои родители. В любом случае завтра будет новый день, новый доклад, новые деньги, а пока я поднимаюсь на лифте в свой номер на верхнем этаже неплохого пятнадцатиэтажного отеля. Номер оправдывает все ожидания: огромная кровать, золотые обои на стенах, мягкие кресла, телевизор, душ и даже просторный балкон, с которого так приятно обозревать этот огромный город. Прекрасный закат, предвещает ещё один отличный день.

***

Я проснулся с жуткой головной болью, в глазах всё расплывалось, всё вокруг казалось совсем другим... Никакой роскоши, только какая-то гниль повсюду и тишина. Ничего не понимая я вышел на балкон и передо мной раскрылась панорама Города... За дверью послышалось глухое рычание...

***

Вот уже месяц я живу в этом странном месте, поначалу я, засыпая, надеялся проснутся снова в нормальном мире... но... теперь я уже потерял всякую надежду. Впрочем есть и хорошая новость. Раны на ноге уже не кровоточат и можно даже ходить на небольшие расстояния.

***

Два месяца здесь. После того, как ещё одна тварь пыталась проникнуть на мой этаж, я всерьез задумался о его максимальной изоляции от остального отеля. Думаю верхнего этажа и крыши мне вполне хватит для моих новых новых исследований. Странно, но похоже, что пребывание в этом месте подстегнуло мой инстинкт исследователя и я даже оборудовал небольшую лабораторию в одном из номеров.

***

Пол года. Обстоятельства вынудили меня совершить двухдневный поход к небольшому полицейскому участку, на другой стороне реки. В связи с тем, что вместо воды в этой реке по большей части некая органическая субстанция, а почти все мосты разрушены путь занял больше времени, чем я предполагал и мне впервые пришлось заночевать вне моего отеля, чего я поклялся себе больше не делать никогда в жизни, ибо целая стая крыс, дождавшись когда я усну, набросилась на меня живой волной. Меня спас случай: когда я уже был отрезан от выхода из этого проклятого дома и загнан искусавшими мое лицо и руки крысами в тёмную комнатку без окон, нечто жуткое вышло из темноты и распугало крыс. Оно напоминало иссушеный труп со звериной пастью вместо лица. В ту ночь я испытал такой дикий ужас, что бросился прочь из этого дома и бежал, бежал пока не обнаружил себя неподалеку от того самого полицейского участка.

***

Восемь месяцев. Взорвал все лестницы, ведущие на мой этаж динамитом, добытым мною в старой шахте на окраине Города, и срезал циркулярной пилой тросы, державшие лифт. Пусть он не работал, но так мне спокойнее. Теперь спускаюсь и поднимаюсь на этаж по лестнице лифтовой шахты, а двери лифта оборудовал под дверь с мощным засовом. Наконец-то могу спокойно засыпать, хотя кошмары всё ещё меня мучают. Оружие добытое в участке уже не раз спасало мне жизнь, хотя патроны к пистолету быстро кончились, остается уповать лишь на помповое ружьё, к которому у меня всё ещё целая коробка патронов.

***

Десять месяцев. Мои исследования быстро продвигаются, хотя я всё ещё не могу выяснить причину и природу мутаций у захваченных мною экземпляров. Тем более мой разум не способен понять как вообще такие странные твари могут существовать. Не хватает электрического оборудования. То есть само-то оно есть, но нет электричества. Ни один добытый мной генератор ещё не продержался дольше недели.

***

Год. Впервые встретил человека, с которым удалось нормально побеседовать. Он жил в Городе уже пять лет, но сейчас подхватил какую-то странную болезнь, возможно вариацию рака. Я приложил множество усилий к его выздоровлению, применил все свои медицинские знания. Во время своего лечения он многое рассказал мне об этом месте и людях населяющих его. Оказывается я живу в одном из замых труднодоступных районов, что объясняет мои исчезающе редкие контакты с носителями человеческого разума. Бедняга умер через два дня. И тут же зарядил дождь. Этот проклятый дождь, во время него твари прячутся и зачастую выбирают для этого моё жилище. Что ж... ещё больше новых образцов. Возможно даже удасться наконец-то поймать одного живьём. Собранная мной клетка до сих пор пустует.
 

Zara

Ословед
Вечером ушел ЭнЭр. Я не сразу это заметила. Только через какое-то время. Мы шли, и я вдруг обратила внимание, что идем мы только втроем - я, фанатик и Урса. Я вопросительно посмотрела на Джеффа,он ответил мне взглядом. Я вообщем-то все поняла.
Был очень тоскливый вечер. Крапал дождь (в некоторых местах, в других его не было), Урсула медленно плелась рядом, и мы с Джеффом медленно плелись. Завод возвышался вопросительным знаком в небо. Точнее, в тучи. Тучи тянулись до горизонта, да и за горизонтом они, скорее всего, продолжались...
Было грустно. Мне не было так грустно с того дня, как ушла моя мама. Все-таки я успела немного узнать ЭнЭра, и он был хороший. Пропадет человек, а зачем...
Ближе к ночи Джефф ускорил шаги. Он наморщил лоб, глядя на завод. За весь вечер мы почти не разговаривали. Джеффу было все равно, как долго я здесь и как я выжила в городе. Для него город был тем же, чем и для меня - родиной. Сейчас было уже темно. Мы оба подумали об одном и том же - темнеет, и скоро идти по улице станет слишком опасно. Мы не успеем дойти до завода сегодня. Надо искать ночлег.
Вокруг не было больше ни домов, ни хижин - завод стоял на пустыре, окруженном холмами. Джефф привлек весь свой сектанский опыт и нашел все-таки безопасное местечко. Безопасное не на сто процентов, но все-таки.
Это была небольшая пещера, вырытая кем-то прямо в холме. С одной стороны холм как холм, а с другой - холм с дыркой. Рядом было небольшое озерцо с большими, раскидистыми деревьями. Я так давно не видела деревьев! Это были плакучие ивы. Их стволы были гладкими и блестели, лишившись коры, а листья были темно-коричневыми. С них капала вода - Кап-кап-кап... Монотонно.
Мы легли в пещере, причем Джефф лег как можно дальше от меня. Я подумала, виной тому была Урсула. Пусть это и моя крыса, но для него это всего лишь животное. Урса мигом заснула, свернувшись калачиком. (толстое пузо свисало и надувалось, когда она делала вдох. Я не могла не подумать, сколько же она человек съела за время нашей разлуки. Но это была моя Урса. Я ее не боялась.)Джефф не спал, вертел в руке нож. Ждал, когда на нас нападут, а может, думал о чем-то своем. Я тоже долго не могла уснуть. Как ни странно, мне мешали капли. Кап-кап, как будто прямо по черепу стучат. Наконец я заснула, уткнувшись в Урсулину серую шерсть.
Мне показалось, она разбудила меня через час. Она беспокойно шкрябала когтями по земле в пещере. Я открыла глаза. Джефф спал в той же позе, нож держался в зажатом крепко кулаке. Я хотела злиться на Урсулу, но не могла. Все было по-прежнему, да... или нет? Я не сразу поняла. Кап-кап-капанья больше не было. Было так: Кап-плюх, кап-плюхх... Как будто капли падали не в воду, а на кого-то, стоящего под ивой.
Сон мигом слетел. Я подползла к Джеффу и разбудила его.
Вместе мы с ужасом смотрели, как огромное, необъятное черное чудище, с блестящими в свете луны боками, вылезает из озера.
Дальше все понеслось быстро. Чудище поняло слепую голову - у него не было глаз. Но как-то оно нас почуяло. Джефф успел метнуть нож, когда взмахом хвоста (большого, склизкого, как у червя.) оно снесло верх холма и нашего убежища.
-Беги! - Крикнула я Урсуле, а ее не надо было просить. Она так быстро улепетывала, что на ней не было ни следа ее обычной меланхолии. Джефф схватил меня за плечо и поволок к дереву. Я поняла его план - у чудища не было лап, и забраться оно не смогло бы... но... вы пробовали бежать, когда вас держат за плечо? Это жутко не удобно. Чудище развернулось, и одним ударом сшибло нас с ног. Мы полетели на землю. Я перевернулась и схватила камень. Но что он может сделать? Джефф тем временем достал что-то из кармана. Я поняла - это был наркотик. На минуту я пожалела, что у меня такого не было. Джефф сразу стал злее, его движения стали отрывистыми и сильными. Раз - он поднял с земли нож. Два - всадил его чудищу в толстую шею. Три - потянул на себя, распарывая толстую шкуру. Но чудище почти этого не заметило. Оно поползло вперед, погребая под собой Джеффа. Тяжеленное, оно почти размазало Джеффа по земле. Я вскочила ему на хвост. Укусить? Не-ет, противно. Я увидела шишку, торчащую у него из головы. Шишка со зрачком смотрела на меня.
Пару секунд мне понадобились, чтобы подтянуться на складках жира этого чудища. Я повисла у него на спине. Одной рукой помогла себе держаться, другой... вытащила вперед палец и ткнула по самое не хочу ему в "глаз", палец до самого основания погрузился во что-то холодное и похожее на жидкую резину. Жутко закололо кожу пальца, а чудище издало громкий звук и начало извиваться со скоростью света.
Я слетела с его спины и упала на землю. От боли почти задохнулась. У меня осталось сил только отползти назад. Я всегда отползаю, перед тем как потерять сознание. Поэтому я еще жива.
 
Сверху