1. Всем пользователям необходимо проверить работоспособность своего электронного почтового адреса. Для этого на, указанный в вашем профиле электронный адрес, в период с 14 по 18 июня, отправлено письмо. Вам необходимо проверить свою почту, возможно папку "спам". Если там есть письмо от нас, то можете не беспокоиться, в противном случае необходимо либо изменить адрес электронной почты в настройках профиля , либо если у вас электронная почта от компании "Интерсвязь" (@is74.ru) вы им долго не пользовались и хотите им пользоваться, позвоните в СТП по телефону 247-9-555 для активации вашего адреса электронной почты.
    Скрыть объявление

Обсуждение Конкурентная экономическая борьба между странами

Тема в разделе "Экономика и предпринимательство", создана пользователем Stirik, 31 июл 2017.

  1. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.089.488.270.248
    Stirik, 31 июл 2017
    Необходимость экономической борьбы возникает из диктата стран с сильной экономикой.
    Каковы перспективы в этом противостоянии?
     
    Последние данные очков репутации:
    dok: 499.781.664 Очки 8 ноя 2018
    #1
    dok нравится это.
  2. dok

    dok _

    Репутация:
    1.221.029.270.199
    dok, 16 окт 2018
    Как США с помощью МВФ борются с майскими указами Владимира Путина
     
    Последние данные очков репутации:
    mensh: 398.548.889 Очки 12 ноя 2018
    PROJEKTOR: 550.822.674 Очки 19 дек 2018
    Сиреневенькие Курмультуки: 2.147.483.646 Очки 23 мар 2019
  3. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.089.488.270.248
    Stirik, 25 окт 2018

    1. Австралия
    Австралия является безусловным лидером по запасам урана в мире. По данным Всемирной ядерной ассоциации, около 31,18% всех мировых запасов урана расположено в этой стране, что в численном эквиваленте означает 661 тыс. тонн урана.
    В Австралии 19 месторождений урана. Наиболее крупные и известные - Олимпик Дам, где добывается примерно около 3 тыс. тонн урана в год, Биверли (добыча 1 тыс. тонн) и Хонемун (900 тонн в год). Себестоимость добычи урана в стране составляет $40 за 1 кг.
    Политическая и экономическая стабильность Австралии делает ее идеальным местом для работы многих добывающих компаний, в частности таких как Rio Tinto и BHP Billiton Limited.
    Добыча урана компаниями Rio и BHP ведется в основном в Австралии, и именно эти две компании играют огромную роль на мировом урановом рынке.
    2. Казахстан
    Второе место по запасам урана принадлежит Казахстану. В азиатской стране находится 11,81% мировых запасов топлива, что равняется 629 тыс. тонн урана.
    В Казахстане 16 разработанных месторождений, где добывают ценный ресурс.
    В Чусарайской и Сырдарьинской урановых провинциях расположены крупнейшие месторождения Корсан, Южный Инкай, Ирколь, Харасан, Западный Мынкудук и Буденовское.
    Казахстан – страна, богатая природными ресурсами. Отмечается, что 22% от общего объема экспорта страны приходится на Россию и Китай.
    "Казатомпром", государственная компания, контролирует добычу урана в стране с помощью сети дочерних предприятий, а также совместных предприятий с зарубежными компаниями.
    3. Россия
    Россия занимает третье место по запасам урана. По подсчетам специалистов, в ее недрах находится 487200 тонн урана, что составляет 9,15% мировых урановых ресурсов.
    Несмотря на размеры страны и большие запасы урана, в России всего 7 месторождений, и практически все они расположены в Забайкалье.
    Более 90% добываемого урана в стране из Читинской области.
    Это Стрельцовское рудное поле, в состав которого входит более десяти месторождений урановой руды. Крупнейшим центром является город Краснокаменск.
    Оставшиеся 5-8% урана в стране находится в Бурятии и Курганской области.
    4. Канада
    Ведущее место по запасам урановой руды в Северной Америке, и четвертое в мировых масштабах принадлежит Канаде.
    Общие запасы урана в стране насчитывают 468700 тонн урана, что составляет 8,80% мировых запасов.
    Канада владеет уникальными месторождениями типа "несогласий", руды которых богаты и компактны, крупнейшие из них МакАртур-Ривер и Сигар Лейк.
    В стране разрабатывается месторождение урана "Проект Уотербери", состоящее из нескольких месторождений, площадь которого составляет 12417 гектаров.
    Канада на протяжении своей истории имела огромные преимущества благодаря соседству с США.
    Основной компанией, добывающей уран в Канаде, является Cameco.
    5. ЮАР
    В ЮАР уран добывается попутно на месторождениях золота. Месторождение Доминион крупнейшее в стране с открытым и подземным способом отработки.
    К большим рудникам относятся Вестерн-Ариез, Палабора, Рандфонтейн и Вааль-Ривер, где в основном отрабатываются "хвосты" золотодобывающего производства.
    Средняя стоимость добычи урана в африканской стране - $40 за 1 кг. По производству урана ЮАР значительно отстает от ведущих стран в этой отрасли, производя 540 тонн урана год, это двенадцатый показатель в мире.
    Согласно некоторым оценкам ЮАР обладает 6% всех мировых запасов урана.
    Однако другие источники утверждают, что запасы в ЮАР меньше, чем в Нигере и Намибии.
    Основными проблемами в экономике страны являются безработица, высокий уровень бедности населения, а также неравенство.
    Страна более известна добычей золота, платины и хрома, а не урана.
    В ЮАР расположены две атомные электростанции, однако в планах строительство еще нескольких АЭС.
    Таким образом, ЮАР может стать потенциально крупным рынком для использования урана.
    6. Нигер
    Запасы урана составляют 5% от общемировых. Самые большие месторождения в стране - Имурарен, Мадауэла, Арлит и Азелит, всего же в стране их 12.
    Себестоимость добываемого урана в Нигере $34-50 за 1 кг.
    Главный игрок на урановом рынке страны – французская компания Areva SA, которая ведет добычу на месторождении Арлит, одном из 10 крупнейших урановых месторождений в мире.
    Кроме того, уран – крупнейшая статья экспорта Нигера.
    По данным компании Areva, на уран приходится около 5% ВВП страны.
    При этом Нигер – довольно бедная страна и в вопросе добычи природных ресурсов зависит от иностранных инвестиций.
    7. Намибия
    Запасы урана в стране составляют 261 тыс. тонн. В Намибии есть четыре крупных месторождения урана.
    Считается, что запасы Намибии составляют 5% от мирового объема.
    Экономика Намибии, как и в случае с Нигером, довольно бедная, однако она более диверсифицированная, чем в Нигере.
    Страна экспортирует алмазы, медь, золото, цинк, а также уран.
    В целом на добычу полезных ископаемых приходится 11,5% ВВП.
    8. Китай
    Китай обладает примерно 5% мировых запасов урана.
    При этом различные источники по-разному оценивают запасы: некоторые указывают, что запасы Китая чуть выше, чем в Намибии и Нигере, некоторые ставят Китай лишь на восьмое место по запасам.
    В стране около 20 атомных электростанций, находящихся в процессе строительства.
     
    Последние данные очков репутации:
    mensh: 235.461.209 Очки 25 окт 2018
    dok: 348.208.387 Очки 27 окт 2018
    dok нравится это.
  4. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.089.488.270.248
    Stirik, 29 окт 2018
    Генеральный секретарь ЦК КПК Си Цзиньпин утром 23 октября официально объявил, что самый длинный в мире морской мост открыт для движения. Гигантский 55-километровый путепровод соединил материковую провинцию Гуандун, точнее город Чжухай, с двумя административными районами Гонконгом и Макао. Вообще-то госкорпорация China Communications Construction все основные работы завершила еще в июле 2017 году. Но потребовалось больше года, чтобы утрясти формальные пограничные вопросы, включая признание мега-моста китайской территорий с исключительной юрисдикцией КНР.
    Глава Китая, приветствуя строителей China Communications Construction, особо подчеркнул, что «они продемонстрировали дух нации, способной преодолеть любые трудности и… стремление быть лучшими на планете». Надо полагать, генсек Си, говоря о победе над преградами, имел в виду не только техническую и инженерную сторону строительства, — о ней чуть позже.
    Дело в том, что за отсрочкой ввода моста в эксплуатацию отчетливо видны вашингтонские уши. И Гонконг, и Макао являются территориями прямых геополитических интересов США, несмотря на юридическое вхождение автономий в Китай. Как утверждает Госдеп, «в Гонконге насчитывается более 1300 американских фирм, в том числе 726 региональных компаний, и живут около 85 000 американских граждан».
    Гонконг является крупным экономическим партнером Америки, при этом у США сохраняется положительное сальдо. В 2017 году профицит торгового баланса составил $ 32,6 млрд., в основном благодаря гонконгскому импорту американских самолетов и космических аппаратов, электрических машин, жемчуга, золота, алмазов, произведений искусства, мяса, фруктов и орехов.

    Аналогичная картина наблюдается и в особых отношениях Соединенных Штатов с Макао. Американская мафия контролирует игорный и развлекательный бизнес автономии, с которым прямо или косвенно связано 70% местного населения. В свою очередь Пекин через фирмы автономии владеет рядом стратегических компаний и банков США. Именно здесь идет наиболее жестокая и грязная борьба на экономическом фронте между двумя супердержавами.
    И вот теперь эти две автономии, где традиционно велико влияние США, соединены с крупнейшей экономической провинцией материкового Китая — Гуандун, чей валовой продукт в 2017 году достиг 8,99 трлн. юаней ($ 1,4 трлн., или 10,5% ВВП КНР), причем темпы роста составили 7,5%. Для сравнения: ВВП России оценивается в $ 1,306 трлн., а Гонконга — $ 0,35 трлн.
    Между тем, еще в 1999 году Америка приняла специальные законы о статусах этих автономий. Они, по сути, ограничивают контроль Пекина над своими же национальными регионами. Это все равно, что Вашингтон указывал бы Москве, какого губернатора поставить во главе Кубани или Чечни.
    Собственно, именно поэтому в Южно-китайском море «прописались» корабли ВМФ США. Американцы делают все, чтобы китайцы Гонконга и Макао не объединились с соотечественниками материковой родины. Для Вашингтона возведение 55-километрового путепровода было не меньшей костью в горле, чем стройка Крымского моста.
    Y-образная конструкция путепровода «Гуандун-Гонконг-Макао» в Южном Китае была построена за 7,5 года, затраты составили 126,9 млрд. юаней (около $ 18,3 млрд.). Объемы работ были проделаны гигантские. Китайские строители возвели три вантовых моста, проложили один подводный туннель длиной 6,7 км для беспрепятственного прохода океанских кораблей и соорудили два искусственных соединительных острова. Пропускная способность путепровода ограничена 9200 автомобилями в день, но, по информации ряда западных источников, эта планка сегодня пока еще снижена.
    В общей сложности в проекте было использовано 420 000 тонн стали. Как утверждают китайские инженеры, мост рассчитан на 120-летний срок службы, тогда как большинство крупных морских аналогов ограничены 100 годами эксплуатации. Сооружение, к слову, прошло естественное испытание супер тайфуном Мангхут и выдержало максимальную скорость ветра 160 км в час.
    Что касается «защиты от людей», то китайцы оснастили мега-мост самыми разными умными системами безопасности, включая те, которые «борются с сонливостью водителей». Специальные камеры будут наблюдать за каждым водителем: если тот, к примеру, зевнет три раза, патрули непременно остановят его.

    В целом реакция англосаксонских СМИ на победную речь Си носит отрицательные оттенки. В частности, BBC News Chinese поспешила назвать китайский путепровод «мостом смерти» из-за гибели 9 рабочих во время строительства, а также «белым слоном», который никогда не окупится.
    А гонконгское отделение «Всемирного фонда природы» утверждает, что проект прогнал из акватории дельфинов, мол, «в настоящее время они отсутствуют в водах у моста». Однако в течение периода строительства было зарегистрировано в общей сложности появление 2367 дельфинов, при этом о травмах или гибели животных не сообщалось. Местные рыбаки заявили, что работы не оказали большого влияния на жизнь млекопитающих.
    С вводом в эксплуатацию мега-моста добраться от города Чжухай до Гонконга можно за полчаса, тогда как ранее требовалось 90 минут путешествия по морю на пароме, и то только в хорошую погоду. Таким образом, можно говорить об образовании гигантской агломерации с населением 68 млн. человек. В её состав помимо Гонконга, Макао и Чжухая вошло еще восемь крупных городов в дельте Жемчужной реки.
    Расчеты пекинских экономистов показывают, что общий эффект от проекта превысит 10 трлн. юаней, поэтому нет смысла считать прямую выгоду, которая оценивается $ 86 млн. в год за счет пошлин и платы за транзит. Добавим, эксплуатанту обслуживание и охрана моста обойдутся $ 30 млн. в год.

    Естественно, что ввод путепровода «Гуандун-Гонконг-Макао» вызвал вторичный интерес и к Крымскому мосту: дескать, насколько китайцы эффективнее русских? Отметим, что всезнающие западные СМИ оценили строительство нашего 19 километрового автомобильного перехода с 227-метрой аркой в $ 3,7 млрд. (с ж/д мостом — $ 7,5 млрд.) Речь идет о сумме, сопоставимой с инвестициями КНР в свой проект, если пересчитать на единицу объема выполненных работ.
    Российская стройка, кстати, тоже велась далеко не в простых условиях, поскольку Керченский пролив зажат между двумя горными хребтами и вследствие чего подвергается ураганными ветрами. Проблем строителям добавило и сложное илистое дно. В то же время РФ еще ни разу не пробивала многокилометровые морские туннели и не обустраивала крупные искусственные острова. В этом плане китайцы обладают более высокими технологическими компетенциями.
    Отметим, что опыт строительства мега-моста в Поднебесной показывает, что такие гигантские проекты оправданы в случае образования мощных экономических агломераций. Поэтому, к слову, строительство Сахалинского моста вообще противоречит здравому смыслу. В конце концов, 68 миллионов китайцев в дельте Жемчужной реки многие годы пользовались паромами, и ничего — вполне себе процветали.
     
    Последние данные очков репутации:
    PROJEKTOR: 109.774.782 Очки 30 окт 2018
    dok: 556.141.943 Очки 12 ноя 2018
    dok нравится это.
  5. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.089.488.270.248
    Stirik, 31 окт 2018
    Для того, чтобы оценить темп развития экономики любой страны есть очень простой и достаточно объективный показатель – нужно просто посмотреть на статистику потребления электроэнергии. Конечно, в разных странах такие данные не всегда централизованы – к примеру, в странах Евросоюза стараются уйти от единого диспетчерского управления энергетической системы, там таким образом «для блага потребителей борются с монополизацией и повышают конкурентность рынка». Тогда статистику приходится искать на сайтах министерств энергетики, где она зачастую дается исключительно на национальных языках, но в России таких проблем точно нет.
    Несмотря на реформы Единой Энергетической Системы (ЕЭС), проведенные в нулевых годах Анатолием Чубайсом, государство сохранило полный контроль над Системным Оператором (СО). СО – это «реформированное» название центрального диспетчерского управления времен СССР, которое ведало, в числе прочего, всеми перетоками между региональными энергетическими системами.

    Отчеты Системного Оператора ЕЭС России
    Статистические данные СО – лучший из имеющихся индикаторов состояния не только энергетики, но и экономики России, тем более, что даны они по каждому региону отдельно. Логика в этом случае проста: если в регионе растет потребление электроэнергии – значит, здесь открываются новые предприятия, растет количество населения. Если потребление электроэнергии падает – значит, в регионе нарастает депрессия, закрываются предприятия, идет отток населения. Для того, чтобы оценить, имеется ли влияние на экономику России дискриминационные меры со стороны «наших западных партнеров» или многочисленные правительственные программы развития справляются с этим давлением – изучаем статистику СО, начиная с 2014 года. Очень удобно, объективно и достаточно быстро. Но такой анализ – не в этот раз, в этой статье хочется оценить, соответствуют ли истине многочисленные заявления европейских политиков и СМИ об «энергетическом доминировании России в Европе». Данные СО позволяют сделать и это – на основании данных о перетоках между энергетическими системами России и стран, которые одновременно входят в состав ЕС и в состав ЕЭС СССР.
    Нет, это не описка – в политике происходили самые драматические изменения, возникали новые государственные границы, новые страны с новыми валютами, а линии энергопередачи про все это «не знали». Столбы как стояли, так и стоят, электричество в проводах и в трансформаторах подстанций как гудело, так и гудит. Созданное стараниями Глеба Кржижановского и его Энергетического Института инженерное чудо – а ЕЭС СССР это именно чудо, другое слово не подобрать – настолько продуманно, настолько выгодно с экономической точки зрения для всех участников, что вот уже 27 лет никакой ЕС не способен предложить странам Прибалтики ничего более разумного, более рационального. Да, часть северо-западного региона ЕЭС СССР в угоду политикам получила звонкое наименование «энергетическое кольцо БРЭЛЛ» (Белоруссия, Россия, Эстония, Латвия, Литва), но для энергетики это ничего не изменило. Столбы стоят, подстанции гудят, электроны бегают. С технической точки зрения частью БРЭЛЛ можно считать еще и Финляндию – вставка постоянного тока, построенная под Выборгом еще в 70-е годы прошлого века, продолжает надежно обеспечивать перетоки между двумя несинхронизированными энергетическими системами, повышая их надежность.
    Впрочем, технические подробности тоже отложим пока в сторонку, в этот раз чуть больше про тему, которая претендует на вечность – про энергетическую войну, начавшуюся вот уже почти сто лет тому как. Западные политики, рассуждающие об энергетической зависимости Европы от России, говорят о ней же, об энергетической войне, хотя и используют совершенно другие слова. Если Россия действительно доминирует в энергетической отрасли Европы – для нас с вами это хорошо, это значит, что перевес в войне на нашей стороне. У энергетической войны много «фронтов», рассматривая только «газовый», мы не получим полного охвата сложившейся ситуации. Статистические данные СО позволяют в считанные минуты оценить участок «электроэнергетического фронта» на прибалтийском участке. Если перетоки идут из России в прибалтийские государства – все нормально, фиксируем их зависимость, причем не на словах, а в киловатт*часах поставляемой электроэнергии. Почему вдруг речь о Прибалтике? В силу уникальности случая – энергетические системы государств, входящих в состав ЕС, остаются частями ЕЭС СССР, которая в этом «уголке России» сохранилась в первоначальном виде – каждая буква аббревиатуры названия энергокольца БРЭЛЛ для ЕЭС СССР как была «советской социалистической республикой», так ею и остается. «В миру» это Белоруссия, Россия, Эстония, Латвия и Литва, независимые государства с рыночной экономикой, а внутри «энергетической Вселенной» – БССР, РСФСР, ЭССР, ЛатССР и ЛитССР. Эдакий мамонт, доживший до наших дней – тем и интересен. Впрочем, что тут рассуждать, давайте познакомимся с цифрами – они куда как более объективны, чем любые слова любых политиков.

    Литва
    2009 год, последний год работы Игналинской АЭС, Россия получила из Литвы 1’221,9 МВт*часов. 2010 год, реакторы Игналинской АЭС остановлены, Россия поставила 915,1 МВт*часов, в 2011 году объем поставок в Литву вырос до 2’277,8 МВт*часов и с той поры колеблется вокруг 2’000 МВт*часов. В 2015 году Литва громогласно заявила, что добилась энергетической независимости от России, поскольку введены в эксплуатацию сразу две энергосмычки, по наземной ЛЭП с Польшей и по морскому кабелю со Швецией. С этого момента разговоры о выходе Прибалтики из БРЭЛЛ просто «повисли в ушах», извините за грубое слово. Вот-вот, прямо сейчас состоится распад БРЭЛЛ, Европа расправилась с тоталитарным наследством СССР.
    На портрете Глеба Кржижановского, украшающего кабинет редакции Аналитического онлайн-журнала Геоэнергетика.ru, произошло нечто необъяснимое – в уголках глаз ученого появилась лукавая искорка. 2014 год – Россия поставила в Литву 2’028,0 МВт*часов, 2015 – Россия поставила в Литву 1’872,4 МВт*часов, 2016 – Россия поставила в Литву 2’247,9 МВт*часов, 2017 – Россия поставила в Литву 2’679,8 МВт*часов… Кабель и ЛЭП, говорите? Швеция, Польша, независимость? Говорите это в микрофон, его можно включить в розетку. Подключите усилители и продолжайте говорить «чистую правду», мы внимательно слушаем.

    Латвия
    Страна с потрясающе стабильной энергетической системой – в 2009 году она получила из России 1’036,3 МВт*часов, в 2017 – 1’088,3 МВт*часов. Ничего не меняется, все в полном порядке. С учетом того, что за эти годы население страны стало меньше процентов так на 25-30 – нам остается смириться с фактом того, что какие-то новые предприятия тут открываются, иначе бы статистика показала снижение объема поставок. Все слова всех политиков – пусть продолжают звучать, СО оперирует только объективными данными.

    Феномен
    А дальше мы натыкаемся на то, что можно назвать «феноменом Эстонии». Судите сами. 2010 год – Россия поставила в эту республику 1’173,6 МВт*часов. 2011 – Россия поставила в Эстонию 313,4 МВт*часов. И – все, дальше Эстония только экспортирует, Россия только принимает. 2012 год – крохи, Нарвские электростанции «перекинули через мост» всего 35,8 МВт*часов, но в 2013 в Россию импортировано уже 1’091,3 МВт/*часов эстонской электроэнергии, в 2014 – 2’459,3 МВт*часов и так далее. Мало того. Эстония соединена с Финляндией уже двумя морскими электрокабелями, и перетоки в энергосистему северной соседки у Эстонии тоже положительные – она и туда гонит электроэнергию. Эстония поставляет в Финляндию, Латвию и Литву вместе взятые, столько же, сколько и в Россию, то есть общий экспорт составляет почти 6 ГВт*часов. Добавим в общую картину данные по поставкам российского природного газа – Эстония покупает в год от 400 до 500 млн кубометров, не более того. Вы считали, что многое знали про самую крохотную из республик Прибалтики и любите анекдоты про «горячих эстонских парней»? Тогда давайте знакомиться с Эстонией реальной, а не туристической и не анекдотической.
    Эстония – энергетически самая независимая страна Европы. Эстония – поставщик электроэнергии в Россию, Финляндию, Латвию и Литву. Эстония – первый в Европе импортер российского сжиженного природного газа. Страна с собственной горнодобывающей отраслью, производящая нефть в весьма приличных для ее экономики количествах, развивающая химическую отрасль, крупнейший в Европе производитель редких и редкоземельных металлов, пионер мировой сланцевой отрасли.
    Перечитывайте хоть несколько раз – это просто факты, с которыми спорить не получится. Эстония – страна, которой Россия практически полностью проиграла раунд локальной энергетической войны, поскольку через пару лет эта республика, пусть и «уперевшись рогом», но вполне сможет позволить себе еще и отказаться от прямых закупок российского газа. Пусть немного в «украинском стиле», но у нее появится возможность импортировать газ по морскому магистральному газопроводу из Финляндии – стройка началась летом этого года. Не получится с Финляндией – Эстония может вернуться к самообеспечению бытовым газом. Да, именно так – не имея ни одного месторождения природного газа, Эстония способна обеспечить себя бытовым газом, опыт имеется, да еще какой. С 1949 по 1962 годы эстонского газа хватало не только для самой ЭССР, но еще и для города Ленинграда, природный газ воцарился в северной столице только в 60-е годы.
    [​IMG]
    Вскрышные работы на шахте Кохтла-Ярве (Эстония) в начале 20-х годов. Хорошо видна добыча сланца в начале главного ствола​
    Перечисленные факты действительно шокируют, не только сами по себе, но еще и потому, что их перечень достаточно длинный. Шок не проходит и после того, как начинаешь разбираться в деталях – получается, что всю базу энергетической системы Эстонии разрабатывали, проектировали, создавали в советские времена общими усилиями ученых, конструкторов, инженеров и простых рабочих, которые ехали сюда, чтобы помочь советской союзной республике преодолеть послевоенную разруху, чтобы развивать совершенно новые отрасли промышленности. Первый в Советском Союзе комбинат по переработке урановой руды, действовавший в Кохтла-Ярве Институт сланца, первые сланцевые теплоэлектростанции, шахты и карьеры, перерабатывающие предприятия, комбинат «Сланцехим» – все это создавалось общими усилиями огромной страны. После 1991 года все это осталось «по ту сторону границы» – России было не до этого, Россия ушла в эпоху приватизации всего, что только можно было и того, чего точно было нельзя.
    В Эстонии, которая с 2004 года является членом Евросоюза, компания Eesti Energia с Нарвскими электростанциями продолжает оставаться государственной собственностью, государственными остаются и шахты с разрезами. Конечно, наш локальный проигрыш вряд ли будет оставаться долгим – Евросоюз требует от Эстонии дробления и приватизации энергетических компаний, выпускает регулы (распоряжения, обязательные для выполнения всеми государствами-членами ЕС), требующие дотировать из бюджета ВИЭ-энергетику, цены на электроэнергию в Эстонии уже начали рост. Если эстонцы не успеют модернизировать старые советские тепловые электростанции, добившись резкого снижения выбросов углекислого газа, серы и азотистых соединений – в 2020 году ЕС заставит закрывать один энергетический блок за другим.
    Но это не наши действия, Россия в этом регионе продолжает сохранять полную пассивность. Моногород в Ленинградской области с говорящим названием Сланцы остался без рабочих мест, шахты не работают и постепенно заполняются грунтовыми водами, люди бегут отсюда – благо совсем рядом строятся и расширяются наши новые балтийские морские порты. Мы можем иронизировать по поводу того, что и жители Эстонии эмигрируют из страны в поисках лучшей доли, но, если посмотреть на наши приграничные с ней территории – картина получается практически такой же, разве что поток «эмиграции» направлен внутрь России, а не вовне. Впрочем, давайте по порядку. Население моногорода Сланцы стало вдвое меньше, единственная перспектива выйти из многолетней депрессии – проект строительства мусороперерабатывающего завода, который действительно необходим Санкт-Петербургу и Ленинградской области.

    Горючие сланцы Прибалтийского бассейна
    В недрах Эстонии – ровно одно разрабатываемое полезное ископаемое, но оно уникально настолько, что «в одиночку» обеспечивает ее энергетическую независимость. Горючий сланец Прибалтийского бассейна – подземное «чудо», но в данном случае слово «прибалтийский» дано геологами, его запасы сосредоточены не только на северо-востоке Эстонии, но и в нашей Ленинградской области. Горючие сланцы встречаются повсеместно, на всех континентах и едва ли не во всех странах, но в каждом месторождении их химический состав немного разный, поэтому добывают и перерабатывают их разными методами. Если не вдаваться в химические подробности горючие сланцы – это бывший ил, сапропель, много миллионов лет пролежавший под землей, под давлением пластов спрессовавшийся в слоистые плитки. Сланцы чуть «моложе», чем нефть, газ и уголь, потому по своим свойствам сланцы – не то, не другое и не третье, в них причудливым образом сочетаются свойства всех этих энергетических ресурсов.
    При соответствующих методах обработки горючие сланцы дают возможность использовать их вот по этим трем «направлениям» – как «горючий камень», как источник для получения горючего газа, синтетической нефти, дизельного топлива. Кроме ила на морское дно опускались и самые разные минеральные вещества, которые в наше время находятся в плитках и кусках сланца – и, при соответствующей обработке, их тоже можно использовать. Органический остаток, бывший некогда сапропелем, химики обозвали словом «кероген» и это он, в общем-то, и «керогазит», то есть горит, поскольку содержит до 78% углерода, чем очень похож на бурый уголь. Вот только самого керогена в горючих сланцах в среднем всего 35%, потому, если сжигать его необработанным, не освобожденным от неорганической части, получится не самая красивая картина. Много дыма, много золы и, в итоге, очень серьезный вред для экологии.
    Первая мировая война – причина рождения сланцевой промышленности
    Письменно зафиксированные свидетельства о сланце на территории нынешней Эстонии датированы началом 1789 года. Кое-где отдельные куски сланца, «камни», с течением времени оказывались на поверхности земли – слой морены, который прикрывает месторождение, далеко не везде толстый и ровный. История любезно сохранила имя человека, который известил Вольное экономическое сообщество Санкт-Петербурга о найденных в районе мызы Кохала «горючих камнях» – ее владельца звали Фабиан Рейнгольд фон Унгерн-Штернберг. Интерес к сланцам то появлялся, то сходил на нет, и так продолжалось вплоть до Первой Мировой войны, во время которой возникла проблема нехватки топлива для столицы империи – Санкт-Петербургу не хватало угля.

    В середине 1916 года в местечко Кукере прибыла уже серьезно обеспеченная научная экспедиция, которая вскоре направила царскому правительству соответствующий отчет, руководил которой архивариус и библиотекарь Геологического комитета Николай Погребов, по праву считавшийся лучшим знатоком всех отчетов и результатов исследований, проводившихся в Кукере.
    «Помимо использования горючего сланца в качестве топлива, представляется возможность создать в месте его залегания новую промышленность. Возможно, что [сланец] имеет большое значение при производстве бензина, масла и других углеводов, а остатки производства можно использовать при производстве удобрений и в других отраслях».
    (цит. по Яцевич М. «О состоянии работ по разведке и исследованию горючего сланца южн. побережья Финского залива» в сб. «Известия Особого совещания по топливу», С-П., 1917)
    Участники экспедиции даже не подозревали, насколько оказались правы – сланцы прибалтийского бассейна действительно можно использовать во всех вариантах. Одно время в Советской России даже выходил научный журнал «Горючие сланцы», главредом которого был будущий академик и главный наш специалист по нефти Иван Михайлович Губкин – в годы Гражданской войны обеспечение топливом Петрограда лучше не стало. Новые власти пытались договориться со ставшей независимой Эстонией о совместной разработке месторождения, но не получилось – сначала война, а чуть позже снабжение Петрограда удалось восстановить, вернув на место поставки угля из Донбасса. Однако интерес к горючему сланцу Прибалтийского бассейна не исчез по обе стороны границы – им интересовались ученые как в буржуазной Эстонии, так и в Советском Союзе. Что занимательно – в Эстонии этим тоже занималось государство, а не живущий в либеральных фантастических рассказах «эффективный частный собственник». Проживавший в Петрограде инженер Мярт Рауд принимал участие в разработке сланцевых шахт под руководством Николая Погребова и отлично знал результаты исследований, проведенных экспедицией, а потому понимал, какие перспективы сулят месторождения на северо-востоке Эстонии.
    В Эстонию Рауд отправился в 1918 году, вместе со скрывавшимся в его петроградской квартире от немецких оккупационных властей Юханом Кукком. В дело вмешался случай, не без того – Кукк стал первым министром финансов в получившей независимость Эстонии, и это при его поддержке Рауд добился того, что уже 12 мая 1919 года горючий сланец был объявлен государственной собственностью – вместе со всеми небольшими шахтами, сооруженными экспедицией Погребова. Правда, достаточно быстро выяснилось, что мечты о быстром обогащении Эстонии не состоятельны – выяснилось, что технология переработки сланца, имевшаяся в Шотландии, к прибалтийскому сланцу неприменима из-за очень разного химического состава, нужно было разрабатывать собственную. Еще одним негативным фактором стала еще одна чисто эстонская проблема – разрабатывать шахты было просто некому ввиду мизерности населения этого района могучей страны.

    Сланцы – молодой город Ленинградской области
    Николай Погребов не стал эмигрантом, его не расстреляли и не отправили в страшные лагеря – в Советской России он стал доктором минералогических наук, профессором Ленинградского горного института, одним из основателей отечественных научных школ по гидрогеологии и инженерной геологии, под его руководством была составлена первая гидрогеологическая карта СССР. Фактически именно он и был человеком, открывшим Прибалтийский сланцевый бассейн, исследования которого он продолжил, как только закончилась послереволюционная сумятица. В 1926 году, подводя итоги полевых исследований, Николай Федорович обозначил будущий город Сланцы Ленинградской области как наиболее перспективное место для добычи «горючего камня» – здесь проходит сочленение Прибалтийского и Гдовского сланцевого бассейнов. По оценкам, сделанным в начале 80-х годов, извлекаемые запасы горючего сланца на территории Ленинградской области в два раза больше, чем на территории Эстонии и составляет порядка 2,5 млрд тонн.
    [​IMG]
    Всеми достижениями в обеспечении собственной энергетической независимости Эстония обязана тому, что смогла сохранить и развить технологии переработки сланца, которого в ее шахтах и разрезах добывают порядка 15 млн тонн в год. 15 млн тонн – и электроэнергии хватает для себя и для поставок в Финляндию, Россию, Латвию и Литву. 15 миллионов тонн – и обеспечены теплом Кохтла-Ярве и Нарва, синтезировано почти 15 млн баррелей искусственной нефти, обеспечены сырьем цементные заводы и минеральными удобрениями то, что в Эстонии после введения контрсанкций со стороны России по привычке продолжают называть сельским хозяйством, идет производство синтетических масел, продукции тонкой химии. 15 млн тонн в год – и 2,5 млрд тонн извлекаемых запасов горючего сланца на территории России. Объем добычи с 2011 года – нуль.

    Николай Федорович Погребов был совершенно прав, когда закончил свой научный доклад о результатах исследований следующими словами:
    «Освоение месторождения значимо не только для Северо-Запада, но и для всего Советского Союза».​
    Удивительное время было – высказывание ученого тут же услышали руководители государства, оно стало обоснованием для практических действий. 9 апреля 1930 года Сергей Миронович Киров в районе деревни Большие Поля принял участие в закладке основания опытно-экспериментальной шахты – эту дату отмечают как день рождения Сланцев. Ударная комсомольская стройка, одновременное сооружение еще двух шахт, строительство ТЭЦ, завода по производству сланцезольного кирпича и жилого поселка. В 1934 – первый состав со сланцем для ленинградских ТЭЦ с шахты №1, в 1939 – введена в эксплуатацию шахта №2, достроена железная дорога до Ленинграда, достроены сланцеперерабатывающий завод, две школы, клуб, стадион, больница. Поселок Сланцы становился городом, весной 1941 получил статус райцентра. После войны начались одновременно сразу несколько процессов. Восстанавливались пострадавшие шахты №1 и 2, строилась еще одна, с 1946 года началось строительство газопровода Кохтла-Ярве – Ленинград, в который синтетический газ с 1949 года поступал сразу с двух сланцеперерабатывающих заводов – в Кохтла-Ярве и в Сланцах (в Эстонии завод построили в 1949 году, в Сланцах – в 1952). Сейчас уже мало кто об этом помнит, но газификация всей Эстонии, Сланцевского района и северной столицы была обеспечена за счет переработки горючего сланца Прибалтийского бассейна. Искусственного газа было вполне достаточно до начала 60-х, когда начали вводить в строй первые магистральные трубопроводы для природного газа.

    «Горючий камень сланец»
    Горючий сланец Прибалтийского бассейна удивителен количеством полезных продуктов, которые можно из него получить. Самое простое и очевидное его использование – в топках электростанций, что и происходит на Нарвских ГРЭС. Если же после предварительной просушки сланец отправить в камеру полукоксования (нагрев до температуры 500-520 градусов без доступа воздуха), то дальнейшее сжигание полученного полукокса обеспечит выход двух полезных продуктов – сланцевого газа и так называемой сланцевой смолы. Сланцевый газ по своему качеству мало отличен от природного, сланцевая смола, несмотря на отличия в химическом составе, имеет свойства, мало отличные от свойств сырой нефти. Зола, образующаяся при сжигании кокса – сырье для производства цемента. Зола, образующаяся в топках электростанций при сжигании сланца, используется как сырье для производства минеральных удобрений, как добавки при производстве асфальта, как наполнитель при производстве строительного камня. Сланцевая смола без дальнейшей ее переработки используется как топочный мазут для корабельных двигателей, а вот список того, что из нее можно получить при дальнейшей переработке, мы приводить не будем – в нем более двухсот наименований, начиная от дорожного и кровельного битума и заканчивая продукцией тонкой химии
    Разработка всех технологий переработки горючего сланца велась Московским Энергетическим Институтом и Всесоюзным НИИ горючего сланца, который был создан в Кохтла-Ярве. В самом начале 60-х годов, после того, как началось сокращение производства сланцевого газа для нужд Эстонской ССР и Ленинградской области (окончательно это производство было остановлено только в начале 80-х), в Кохтла-Ярве был построен завод по переработке сланца, на котором опытные технологии МЭИ и института сланца стали дорабатывать до уровня промышленных. 1962 год – первые тонны бензола и толуола, 1968 – в новых цехах завода, выросшего до уровня крупного комбината «Сланцехим» началось производство формалина и бензойной кислоты.

    Да, надо хоть пару слов о политике, как же без нее. Развитие сланцевой промышленности, энергетики в Эстонии шло в советские времена – в том регионе, где количество трудоспособного населения было минимальным. Нынешние власти Эстонии называют приезд специалистов из других республик СССР «русификацией», но это более, чем странно – в районах, прилегающих к Нарве и поселку Кохтла-Ярве «русифицировать» было просто некого. Люди ехали восстанавливать и развивать промышленность и энергетику Эстонии, ехали работать для того, чтобы обеспечить газом Ленинград, а не за «длинным рублем» и не для «угнетения коренного населения». Одно из последствий политики, которую руководство Эстонии после 1991 года проводило и проводит в отношении своего русскоязычного населения – то, что подавляющее большинство жителей северо-востока республики стали гражданами не Эстонии, а России. Просим вас, уважаемые читатели, не забывать об этом факте, когда будете читать о том, чего смогла добиться Эстония за последние годы и о том, какие возможности сумела упустить Россия.

    Нарвские электростанции
    В те же 60-е годы было принято решение, которое много лет спустя оказалось роковым для города Сланцы – все, что добывалось в шахтах города, проходило через обогатительную фабрику и отправлялось на дальнейшую переработку в Эстонию. Для того времени решение было вполне логичным – не было смысла дублировать успешно работающий и развивающийся комбинат, расположенный достаточно близко. Сланец из Сланцев (извините за такую невольную тавтологию) уходил в Кохтла-Ярве и для того, чтобы стать топливом для Нарвских электростанций. В 1965 годы была принята в эксплуатацию Балтийская ГРЭС общей электрической мощностью 765 МВт и тепловой мощностью 400 МВт. Одновременно с ней строилась Эстонская ГРЭС, которая после выхода на проектную мощность, произошедшего в 1973 году, генерирует 1’615 МВт электроэнергии и 800 МВт тепловой энергии. 2,4 ГВт установленной мощности – это столько же, сколько будут иметь два энергоблока строящейся Белорусской АЭС, вот только в масштабах Эстонии Нарвские ГРЭС можно считать энергетическими сверхгигантами.
    Как и в двух других прибалтийских республиках, после 1991 года в Эстонии закрывались крупные промышленные производства, уменьшалось количество населения. Как это расценивать с политической точки зрения – отдельная большая тема, но оба этих процесса объективно увеличивали энергоизбыточность Эстонии: чем меньше потребление электроэнергии внутри государства, тем шире становятся возможности для ее экспорта. В 2017 году в Эстонии введена в строй еще одна электростанция, сырьем для которой является все тот же горючий сланец – «Аувере», мощностью 300 МВт, в результате общая установленная мощность Нарвских электростанций на сегодня составляет 2,7 ГВт. Но и это еще не все.

    Viru Keemia Grupp и Eesti Energia
    После приватизации комбината по переработке сланца его владельцем стал концерн VKG (Viru Keemia Grupp, Вируская химическая группа), в полном соответствии со своим названием занимающейся химией сланца. От Института сланца в 90-е годы, которые в Эстонии были немногим менее лихими, чем в России, мало что осталось как от объекта недвижимости, но VKG сумела сохранить часть кадров – профессионалов, занимавшихся развитием технологий переработки по 30-40 лет. Сейчас эти специалисты в силу возраста заняты преподавательской работой, но их усилиями школа сланцевой химии не только сохранилась, но и продолжает развиваться. VKG один за другим вводит в строй заводы по производству сланцевого масла – Petroter I, Petroter II, Petroter III. Красивое название, правда? В нем слышится корень petro, намекающий на связь производства с нефтью. Может быть, так оно и есть, но может быть и совсем иначе.
    Химическим подразделением концерна – VKG Oil – с самого начала становления как самостоятельного производства руководит выпускник Новополоцкого политехнического института, с 1984 года работавший на Сланцехиме химиком-технологом Николай Иванович Петрович. По правилам эстонского языка ударение в любом слове приходится на первый слог, так что Николай Пе́трович руководит вот уже тремя заводами Pе́troter, порядковые номера которых означают новые поколения используемой технологии. Мало того – усилиями Петровича было восстановлено производство в четырех цехах «Сланцехима», которые в масштабах Эстонии теперь именуются заводами. Весь объем газа, образующегося при переработке сланца, использовать в производстве невозможно, поэтому и была введена в строй еще одна электростанция. Конечно, на фоне остальных эстонских электростанций мощность у нее скромная, но свои 90 Мвт в «общую копилку» вносит и она.
    VKG Oil развивается достаточно успешно, продолжая инвестировать в дальнейшее совершенствование технологии, в строительство новых заводов, но его отношения с государственным предприятием Eesti Energia складываются почти так же драматично, как в России отношения, к примеру, частной компании, пытающейся развивать добычу природного газа рядом с месторождениями, которыми управляет Газпром. «Внезапно» выяснилось, что объема добычи сланца на созданных в советские времена разрезах и шахтах с трудом хватает для нужд государственного концерна, и в такой обстановке VGK волен искать сырье для своего производства где угодно. Возможно, если бы политические отношения Эстонии и России были менее напряженными, в Сланцах появились бы «гонцы» с предложением восстановить добычу, но теперь об этом можно гадать. VGK сумел найти возможность инвестировать в первую за всю историю Эстонии частную шахту, и теперь действительно добывает сланец самостоятельно.

    Обнаружив такое упорство со стороны частного конкурента, Eesti Energia сделала еще один ход – вложила деньги в разработку собственной технологии химической переработки сланца. На технологии Enefit 140 был создан завод по производству сланцевого масла, где работают две производственные линии. 140 – это количество тонн сланца, которые линия перерабатывает в час. В 2015 году был построен второй завод, теперь уже на технологии Enefit 280, в результате чего общее производство сланцевого масла в Эстонии выросло до 2 млн тонн или 15 млн баррелей. Рыночная романтика при этом никуда не делась – себестоимость производства этой синтетической нефти составляет около 50 долларов за баррель, потому после падения цены в 2014 году все перечисленные производства работали не на полную мощность, а то и просто останавливались. Как ни удивительно, но и Эстония относится к числу стран, заинтересованных в балансировке мирового рынка нефти – после соглашения ОПЕК+ дела в эстонской экономике пошли в гору.

    Утрачено многое, но далеко не все
    Какие перспективы у сланцевой промышленности Эстонии? VGK и Eesti Energia намерены увеличивать объемы производства сланцевого масла – это не только увеличивает прибыль, но и дает возможность перейти к более глубокой переработке этой продукции. Обе компании уже создали технологии получения из сланцевого масла дизельного топлива – по качеству оно отвечает стандартам Е5, но рентабельным такое производство становится при объемах переработки порядка 25 млн баррелей в год. Удастся эстонцам добиться запланированных результатов или нет, во многом зависит от мировых цен нефти. На сегодняшний день в сланцевой промышленности Эстонии трудоустроены почти 8 тысяч человек – для местных реалий весьма значительное количество, да и еще, как видим, имеются шансы на то, что будут создаваться новые рабочие места.
    Мы подозреваем, что рассказ о горнодобывающей и химической промышленности Эстонии, об ее энергетике были несколько неожиданными для многих из вас, уважаемые читатели. Но еще более фантастична история о том, как сланцевые технологии Эстонии позволили компании Eesti Energia вмешаться в зарубежный проект … Росатома на Ближнем Востоке. А в 2014 году против промышленных планов компании Eesti Energia прошла многотысячная демонстрация представителей и сторонников экологических движений в городе Солт-Лэйк-Сити, столице штата Юта. Но это уже материал для следующей статьи, основной посыл которой останется тот же, что и у этой.
    Расслабленность, расхлябанность России привела к тому, что в начале 10-х годов мы окончательно потеряли сланцевую промышленность в Ленинградской области, и теперь мы вынуждены просто наблюдать за тем, как советские наработки оказались сохранены и приумножены в Эстонии, каких результатов добивается бывшая советская республика. Очень хочется верить, что этот невеселый рассказ заставит вспомнить о том, что не так уж много времени прошло, что почти 80% жителей северо-западной Эстонии, в том числе и сотрудников сланцевых предприятий – граждане России, а не Эстонии. Мало того – Прибалтийский сланцевый бассейн не единственный на территории России, есть перспективные месторождения и в других регионах. Нам кажется, что стоит не пытаться забыть окончательно и бесповоротно, а напротив – основательно задуматься
     
    Последние данные очков репутации:
    dok: 556.141.943 Очки 12 ноя 2018
    Agasfar: 69.287.596 Очки 20 ноя 2018
    dok нравится это.
  6. dok

    dok _

    Репутация:
    1.221.029.270.199
    dok, 11 ноя 2018
    https://aftershock.news/?q=node/700456
     
    Последние данные очков репутации:
    PROJEKTOR: 183.429.342 Очки 13 ноя 2018
    Stirik: 604.800.340 Очки 16 ноя 2018
    Сиреневенькие Курмультуки: 2.147.483.646 Очки 23 мар 2019
    Stirik нравится это.
  7. dok

    dok _

    Репутация:
    1.221.029.270.199
    dok, 20 ноя 2018
    Китайский путь Белоруссии плохо пахнет | Блог Grand | КОНТ

    Китай на пути от региональной державы к мировому доминированию
     
    Последние данные очков репутации:
    PROJEKTOR: 242.428.402 Очки 21 ноя 2018
    Stirik: 2.145.671.823 Очки 17 янв 2019
    Сиреневенькие Курмультуки: 2.147.483.646 Очки 23 мар 2019
    Последнее редактирование: 20 ноя 2018
    Stirik нравится это.
  8. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.089.488.270.248
    Stirik, 21 ноя 2018
    Россия имеет все шансы хорошо заработать на поставках СПГ в США. Опять
    Ирония происходящего заключается в том, что именно перевод рынка на формат поставок сжиженного природного газа должен был якобы обеспечить гарантированное превосходство Запада над Россией. Логика у наших западных «партнеров» была «железная». Русские выигрывали почему? Потому что газа у них много и доставка по трубе стоит дешево. Кроме того, если потребитель к этой трубе подключился, то дальше ему уже сложно перейти на другого поставщика.
    А вот если перейти на сжиженный формат, то возить товар на приемный терминал можно кому угодно и откуда угодно. Сразу появляется благословенная «конкуренция», «всегда» приводящая к падению цен, а это ведь главное благо для потребителя. К тому же Россия слишком увлеклась трубами и собственных мощностей по сжижению не имеет, а значит, мат ей в два хода обеспечен! Вот все и завертелось, вот все и закружилось…
    План уже практически сработал, когда вдруг «коварная» Москва оперативно в короткие сроки построила на Ямале собственный завод мощностью 5,5 млн тонн продукции в год. Что вдвойне неприятно, проекту не помешали ни санкции, ни тяжелые климатические условия, ни отдаленность региона от центральной части страны и его низкая логистическая связанность, ни ограничения на заимствование иностранных технологий.
    А так как завод стоит практически в двух шагах от собственного газового месторождения, да еще полгода там суровая зима, то себестоимость продукции у него выходит на уровне примерно 2,5-3,1 долларов за 1 млн британских тепловых единиц (МБТЕ). Еще что-то около 1,5 долларов на доставку до терминалов Западной Европы, и вуаля, он обходится в коридоре 4,4-5,2 долл за МБТЕ, тогда как средняя спотовая цена там колеблется у отметки 6,8-7,6 доллара. Как говорится, вполне можно работать. Не удивительно, что 96% производственной мощности предприятия было законтрактовано на долгосрочной основе еще в конце 2017 года.
    Дальше все пошло еще забавнее. Нагнетая истерику по поводу защиты Европы от наглой российской газовой экспансии, США много обещали по поводу собственных поставок СПГ по морю. Обосновывая свои возможности восстановлением сланцевой добычи и размахивая графиком ввода в строй четырех уже реализуемых проектов в дополнение к существующему СПГ-заводу Sabine Pass на побережье штата Луизиана, американские власти про собственный внутренний рынок как-то забыли.

    Как и почему такое произошло, на самом деле впору писать отдельный обширный материал. Пока же констатируем, что всю вину за произошедшее Минэнерго США возложило на неожиданно холодную зиму. Было это в 2017 году. Война с русскими на всех фронтах, включая газовый, активно разгоралась, но пришедшие холода резко повысили спрос на энергоносители, а их запас оказался внезапно недостаточным.
    Как это обычно на свободных рынках и случается, цены резко полезли вверх, что сделало рентабельным закупки американцами СПГ в Европе. А так как свой там не производится, то, в конечном счете, газ оказался русским. С того самого Ямала. Но привез его в Бостон французский танкер Gaselys, так что формально все приличия оказались соблюдены. Потом был еще один танкер с газом, буквально перекупленным французами у малазийцев. Как писал классик, если взять по 7 долл за МБТЕ на споте в ЕС, еще потратить около 2,2 долл на переход через Атлантику, получается себестоимость около 9,2 долл за МБТЕ, а замерзший местный американский рынок с руками отрывал по 13,4, то какие тут могут быть еще сомнения?!
    Клинтонитски ориентированная пресса, естественно, устроила скандал, и Белый дом пообещал учесть, исправить и больше такого не допустить. Но, судя по всему, с исполнением обещания не справился. В этом году американские синоптики снова пророчат "аномально холодную зиму", которая накладывается на явно недостаточный запас в газовых хранилищах. В отопительный сезон 2017/2018 годов США вошли с запасом в 103-105 млрд кубометров, и его заметно не хватило. Пришлось побираться по всему миру и даже покупать русский СПГ.
    Сейчас американский Минэнерго сообщает о наличии в запасе только 90,5 млрд куб метров, и хотя существенные морозы физически еще не пришли, рынок уже начал активно "дуть на воду". Всего за семь дней фьючерс на индекс Henry hub, с поставкой через месяц, 14 ноября дошел до 4,5 долл за МБТЕ. Подчеркиваю, морозы еще не начались, а цена уже скакнула на 44%! В Бостоне конечный потребитель уже платит за газ по 10,99 за МБТЕ.
    Учитывая явный дефицит запасов, аналитики "не исключают" выход цены на споте северо-востока США к 12 долларам уже в первую неделю декабря, и, вероятно, до 15 долл во второй половине января 2019.

    И вот на этом фоне, спокойно, без какой-либо помпы, очень по-деловому, "НОВАТЭК" сообщил, что на днях в водах около Северной Норвегии перегрузит партию (вероятно около 100 тыс. кубометров газа) с ледового танкера Arc7 "Владимир Русанов" на обычный СПГ-танкер "Псков", порт назначения которого пока не определен. Однако представители компании отметили, что уже сейчас маржа от продажи груза в США заметно превышает ее размер в случае поставки в Западную и даже Южную Европу. С более чем прозрачным намеком, что русские просто выжидают более выгодного момента. Клиенту, как говорится, деваться уже некуда.
    А "Пскову" до Бостона всего восемь суток хода. Впрочем, учитывая еще более высокую взаимную международную напряженность, скорее всего, физически русский СПГ в США опять доставит какой-нибудь посредник. Не исключено, что французская Total. А американской прессе придется писать по поводу неслыханного азиатского коварства России, ухитряющейся зарабатывать на стране, объявившей против нее экономические санкции.
    Но такая мелочь нас волнует совсем мало. Главное, что в этом сезоне есть все основания полагать, что только двумя партиями, как прошлой зимой, дело точно не ограничится.
    Запасаемся попкорном...
     
    Последние данные очков репутации:
    Agasfar: 75.553.227 Очки 21 ноя 2018
    PROJEKTOR: 247.047.820 Очки 22 ноя 2018
    dok: 1.521.432.453 Очки 26 дек 2018
    dok нравится это.
  9. dok

    dok _

    Репутация:
    1.221.029.270.199
    dok, 29 ноя 2018
     
    Последние данные очков репутации:
    mensh: 685.545.249 Очки 30 ноя 2018
    Stirik: 2.147.483.647 Очки 20 янв 2019
    Сиреневенькие Курмультуки: 2.147.483.646 Очки 23 мар 2019
  10. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.089.488.270.248
    Stirik, 12 дек 2018

    Давление США на Норвегию из российского СПГ
    Норвегия столкнулась с давлением западных партнеров из-за перевалки российского СПГ с Ямала, заявил глава компании «Новатэк» Леонид Михельсон. И хотя сама Норвегия ранее никак не выражала обеспокоенность транспортировкой российского газа, в Госдепе США заявили, что разрешение перевалки в норвежских водах для судов «Ямал СПГ» подрывает усилия Европы по диверсификации энергоснабжения.
    «Реальные рычаги давления на Норвегию со стороны США сложно даже представить, но в любом случае мы наблюдаем явную форму политического шантажа. Скорее всего, каких-то отлаженных механизмов, которыми США могли бы воспользоваться, просто не существует. Тем более для их применения никакого экономического обоснования подвести невозможно. Проект «Ямал СПГ» не находится под санкциями, и до сих пор к проекту не было никаких претензий, в том числе со стороны США.
    Не очень понятно, с какой стати Норвегия теперь должна ограничивать свои инфраструктурные услуги для российской стороны. В любом случае в Европе существуют альтернативные варианты транспортировки и перевалки сжиженного газа, среди которых Бельгия, Нидерланды, Великобритания, и возможности их синхронного отказа в предоставлении услуг российской компании сложно представить. На данный момент риски не выглядят существенными», - считает заместитель директора по энергетическому направлению Института энергетики и финансов Алексей Белогорьев.
    Ранее Михельсон пояснил, что использовать мощности Норвегии пришлось в том числе потому, что производительность «Ямала СПГ» оказалась выше, чем планировалось. В этой связи глава компании попросил у правительства помощи для ускорения ввода перевалки СПГ в Мурманске.

    Ввод перевалки СПГ в Мурманске
    Изначально ввод перевалки сжиженного газа в Мурманске объемом 20 млн тонн в год планировался на 2023 год, но теперь сроки могут сдвинуться. «Новатэк» также планирует организовать пункт перевалки СПГ на восточном направлении. Речь идет о строительстве соответствующей инфраструктуры на Камчатке объемом 20 млн тонн в год с возможным увеличением до 40 млн.
    «Развивать филиал в Мурманске, конечно, нужно. В этом заинтересован не только «Новатэк», но и сама Мурманская область. В условиях сложной геополитической ситуации любому крупному российскому проекту теперь необходимо диверсифицировать всю необходимую инфраструктурную основу, создавать запасные пути. Такой подход естественно несколько удорожает любой проект, но такова реальность, от нее уже никуда не деться. Действия США здесь можно объяснить нерыночными методами конкуренции, которые они используют и со многими другими санкциями.
    Честно говоря, подобный подход совсем не красит администрацию США, которая является единственным крупным производителем СПГ, активно использующим политическое давление в борьбе с конкурентами. У Норвегии здесь нет никаких оснований следовать политически мотивированным требованиям США, так как в этом случае мы сможем оспорить их даже в норвежском суде. Другое дело, что судебный процесс может занять длительное время», - объясняет ФБА «Экономика сегодня» Алексей Белогорьев.
    Напомним, что запуск третьей очереди СПГ-завода «Новатэка» на Ямале позволит предприятию выйти на плановую мощность в 16,5 млн тонн в год. В перспективе именно «Новатэк» должен стать основным российским производителем СПГ, к 2030 году начав выпускать ежегодно 55–60 млн тонн сжиженного газа.
     
    Последние данные очков репутации:
    PROJEKTOR: 454.375.871 Очки 13 дек 2018
    dok: 1.521.432.453 Очки 26 дек 2018
    dok нравится это.
  11. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.089.488.270.248
    Stirik, 14 дек 2018
    В Польше, в городе Катовице, вот уже десять дней идет 24-я конференция стран Климатической конвенции ООН (COP24). Для Польши это, кстати, не первый опыт приема конкретного саммита, ранее она уже дважды выступала в роли хозяйки: в 2008 году аналогичное мероприятие проводилось в Познани, а в 2013-м — в Варшаве. Видимо, Польше нравится.

    Вообще, Рамочная конвенция ООН об изменениях климата (РКИК) вступила в силу в 1994 году, тогда же к ней присоединилась и наша страна. Суть деятельности этой группы, куда, помимо России, входят также еще около 180 государств мира, включая США, заключается в борьбе с потеплением климата на планете. Согласно докладам экологов, в частности межправительственной группы экспертов, ожидается, что средняя температура на Земле повысится в среднем на полтора градуса Цельсия, что может привести к катастрофическим последствиям для климата и планетарных экосистем. Согласно общепринятой концепции, в глобальном потеплении виноват сам гомо сапиенс, который с каждым годом все более наращивает свою техногенную активность, тем самым увеличивая выбросы углекислого газа в атмосферу. Специальная комиссия Евросоюза загодя подсчитала и выпустила доклад о крайней необходимости свести выбросы углекислого газа к нулю уже на рубеже 2050 года. Не подумайте, что все ограничилось одними страшилками. В рамках этой самой непримиримой борьбы различные международные организации выделяют (или по крайней мере заявляют о такой готовности) весьма внушительное финансирование. Так, только Всемирный банк грозится в ближайшие пять лет потратить на борьбу с потеплением 200 миллиардов долларов, всего же бюджет борцов за все зеленое против всего черного через десять лет может составить 300 миллиардов.
    «Почему же у сегодняшней статьи такое название?» — удивленно спросит внимательный читатель. Сейчас поясним.
    Нынешняя конференция едва ли случайно проводится в городе Катовице. Это угольная столица Польши и по совместительству город-побратим Донецка. Польша вообще одна из самых углезависимых стран мира, 81% всей государственной электроэнергии вырабатывается из угля, в подавляющем большинстве собственного, а все недостающее поляки закупают у побратимов в ДНР. В Польше мощнейшая угледобывающая отрасль, в которой трудится около миллиона человек. На сравнительно скромной территории страны расположены сразу три угольных бассейна: Верхне- и Нижнесилезский, а также Люблинский. Запасы каменного угля оцениваются в 4,2 миллиарда тонн, а бурых углей — в 1,6 миллиарда. Польша в масштабах Европы по объемам добычи черного золота уступает только Германии, но если немцы активно решают собственные энергетические нужды при помощи трубопроводных «потоков», то у поляков выбор вариантов невелик. Чтобы понять степень зависимости этой восточноевропейской страны от ископаемых типов топлива, приведем пару наглядных цифр. Польша при пятикратно меньшем населении и несравнимо меньших территориях с критически холодным климатом добывает в год около 140 миллионов тонн угля. Россия, у которой есть и знойная Сибирь, и приполярный Урал, и прочие «курортные» регионы каждый размером с целую Польшу, добывает угля всего в два раза больше. При этом поляки свой уголь используют без остатка, а мы еще умудряемся его продавать за рубеж в промышленных объемах. Мы не знаем точно, возможно, это у хозяев конференции такое тонкое чувство юмора, но экологи и борцы за экологию в этом году собрались всего в двух часах езды от энергетического монстра — Белхатувской ТЭС, самой крупной тепловой станции в Евросоюзе и четвертой по мощности в мире (титанические 5,4 гигаватта).
    В каком-то смысле этот факт иллюстрирует общую картину с отказом от угольной энергетики. Хотя РКИК и подписана большинством стран мира, это же самое большинство отнюдь не спешит его выполнять. Например, многие ключевые игроки мирового энергетического рынка, включая Россию и Иран, Парижское соглашение подписали, но так и не ратифицировали. В угольной Мекке — Австралии — действующие власти вообще прямо отказываются от выполнения условий РКИК. С Соединенными Штатами ситуация еще более занятная. Год назад все СМИ облетела сенсационная новость о том, что Америка вышла из Парижского соглашения. Это не совсем так. Да, Дональд Трамп действительно подписал 1 июня 2017 года указ о выходе, но, по действующим условиям, фактический выход состоится не ранее 4 ноября 2020-го. Это следующий день после выборов президента США. В этой связи на конференции есть представители всех стран-участниц, но единства мнений пока не наблюдается.
    Вообще, конференцию предварил скандал. Буквально в первый же день представители Польши «наехали» на Greenpeace и Германию. Последнюю обвинили в заигрывании с Россией и преследовании собственных интересов в ущерб общеевропейскому курсу и мировой экологии. В ответ Climate Action Network вручила полякам антинаграду “Ископаемое года”. Ее ежегодно вручают странам, ведущим наиболее деструктивную политику в вопросах защиты экологии. Мяч перешел на сторону поляков — и тут в игру вступил капитан команды Анджей Дуда. Он практически открыл новую главу в мировой энергетике, сказав, что добыча и использование угля никоим образом не влияют на ухудшение экологии. В общем, с первого дня в конференц-залах витал дух единения и взаимосогласия.
    Невероятно, но в ходе дальнейших дебатов все внезапно уперлось в деньги. Так, например, представители Индии и ряда африканских стран в очередной раз подняли вопрос о неравномерности распределения финансовой нагрузки: развивающиеся экономики и так несут повышенные риски и расходы, и хорошо бы переложить их часть на развитые страны вроде Китая и США. Китайцы в свойственной им манере промолчали, а вот личный советник Трампа по вопросам международной энергетики Уэллс Гриффит заявил с высокой трибуны дословно следующее: «Мы абсолютно уверены, что ни одна страна не должна выполнять условия Парижского соглашения в ущерб национальной экономике». Его мысль поддержал и развил представитель Австралии Патрик Саклинг: «В обозримом будущем именно ископаемые виды топлива будут основным источником мировой энергии». Суть данного тандема в том, что если Америка времен Барака Обамы всеми силами пыталась позеленеть, то активно копающая уголь Австралия таких попыток даже не имитировала. Затем в Белом доме воцарился Дональд Трамп с лозунгом «Make America great again», над которым не посмеялся только ленивый, а нужно было не острословить, а почитать предвыборную программу. В ней черным по белому сказано, что США совершают полный разворот и вновь делают ставку на ископаемые типы топлива, в первую очередь уголь. Все эти положения затем нашли письменное и практическое воплощение в стратегической программе America’s First Energy Plan.
    Под занавес климатического фестиваля взаимопомощи и согласия США в едином строю с Саудовской Аравией, Кувейтом и Россией отказались принимать коллективную программу уменьшения выбросов, рассчитанную до 2030 года.
    В завершение скажем, что если кто и может спать спокойно, так это российские угольщики. Работы на ближайшие десятилетия у них будет чрезвычайно много. Что же касается многострадальной экологии, то тут надо либо действительно за нее бороться, либо перестать имитировать бурную деятельность.
     
    Последние данные очков репутации:
    Agasfar: 197.096.675 Очки 14 дек 2018
    dok: 1.521.432.453 Очки 26 дек 2018
    PROJEKTOR: 1.065.323.779 Очки 14 янв 2019
    dok нравится это.
  12. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.089.488.270.248
    Stirik, 18 дек 2018
    Разговоров об идущем в Европе процессе брэксита в последнее время становится всё больше. Выйдет Великобритания из состава ЕС или не выйдет, если выйдет, то на каких условиях, если не выйдет, то каким образом Англия сумеет отказаться от собственного решения, справится Тереза Мэй с парламентом или уйдет в отставку, как будут идти переговоры с ЕС… Удивительно, но очень немногие журналисты и даже эксперты проводят параллели с тем, что происходило в 1991 году с другим Союзом – Советских Социалистических Республик.
    СССР был основан в 1922 году, в 1940 году в его состав вошла Прибалтика и та же Прибалтика первой заговорила о своем желании покинуть Союз. Европейский Союз был основан в 1957 году, Великобритания вошла в его состав в 1973 году и она же первой заговорила о своем выходе из Союза. В случае с СССР процесс закончился полным его распадом, Евросоюз такого результата хочет избежать – это и является причиной того, что выход Великобритании стараются сделать максимально аккуратным, оформить при помощи договора, который позволить сделать процесс осмысленным, планомерным.
    Процесс брэксита многосложен, многослоен и очень интересен для профессиональных политологов, анализирующих возможные политические, экономические и даже военные аспекты выхода Британии из ЕС. Но есть и еще один важный, на наш взгляд, момент, который пока не попадает в поле общего зрения – тот, который наиболее интересен Аналитическому онлайн-журналу Геоэнергетика.ru, на который мы и попробуем обратить ваше внимание. Какие судьбы ждут UKTSOA, изменятся ли ее связи с ATSOI, разведутся ли UKTSOA и ETSO и как все это может отразиться на ENTSO-E, не изменится ли намеченный целым рядом политиков Европы план поглощения BALTSO.
    Brexit и энергетическая система Европы
    Нет-нет, это не заклинание и не заговор, мы сейчас совершенно серьёзно. Вся эта пачка аббревиатур по хорошему должна быть записана в отдельном блокнотике, в который удобно заглядывать для освежения памяти:
    UKSTOA – ассоциация операторов систем электропередачи Великобритании;
    ATSOI – объединенная энергетическая система Ирландии;
    ETSO – ассоциация европейских операторов систем электропередачи, причем слово «европейские» в данном случае относится к континенту Европа, а не только к ЕС;
    BALTSO – организация, координирующая параллельную работу энергосистем Литвы, Латвии и Эстонии;
    UCTE – объединение электросетей Центральной Европы (Европа тут – снова континент);
    NORDELL – объединение электросетей Северной Европы (Европа тут – снова континент).​
    Это – шесть энергетических систем стран Европы, действующих в настоящее время. В 2009 году была создана ENTSO-E – объединение 41 системного оператора всех шести энергетических объединений в 35 странах Европы. И эта же аббревиатура, по планам участников ENTSO-E будет присвоена объединенной синхронизированной энергосистеме Европы – это самый дерзкий, самый грандиозный, технически самый сложный и самый интересный с точки зрения инженерии проект Европы XXI века. Объединение газовой системы континента при помощи интерконнекторов – даже эта огромная работа менее сложна, менее затратна, чем проект создания ENTSO-E. Трубы стыкуются механически, унифицировать компрессорные станции – вопрос скорее финансовый, чем инженерный. А вот синхронизация электрических сетей с учетом количества характеристик протекающих в них токов – сложнее на порядок, но и на порядок важнее для Европы.
    Работа над этим проектом в Европе ведется вот уже скоро десяток лет, за это время уже было кое-что сделано, консолидация шла, пусть и не самыми быстрыми темпами. Через Ла-Манш проложены электрокабели, связавшие UKSTOA с UCTE и с NORDELL, основательно связаны между собой UKSTOA и ATSOI. И это – прямая параллель, аналог энергокольца БРЭЛЛ (Белоруссия – Россия – Эстония – Латвия – Литва), которое продолжает исправно работать и в 2018 году, через 27 лет после того, как распался СССР. С технической точки зрения никакого кольца БРЭЛЛ на самом деле просто не существует – это господа политики придумали-изобрели красивое название для этой части Единой Энергетической Системы СССР, и не более того. Да, границы-таможни-валюты-парламенты имеют место быть, но за эти годы ни один столб-опора линий электропередач не пострадал, ни одна электроподстанция не мигрировала и не сменила гражданства. СССР умер, а его ЕЭС жива, разве что в нескольких местах «ранена» – с каждым годом становятся все меньше перетоки с Украиной.
    Припомните страны, вошедшие в состав ЕАЭС, Евразийский Экономический Союз: Россия, Белоруссия, Армения, Казахстан и Киргизия. Пять стран с синхронизированной объединенной энергетической системой. Есть и страна-наблюдатель – Молдавия. Почему только наблюдатель? Да, политики по этому поводу придерживаются самых разных взглядов и подходов, но для нас ответ очевиден – Молдавия находится в зоне риска из-за действий Украины, которые могут привести к тому, что Молдавия не по собственной воле вынуждена будет покинуть синхронизированную ЕЭС. Еще, как известно, довольно активно идут переговоры о том, что в состав ЕАЭС может войти Иран. Завершится ли успехом этот процесс? Посмотрим, но при этом будем помнить о том, что в настоящее время уже идет работа над проектами двух энергомостов – Россия – Грузия – Армения – Иран и Россия – Азербайджан – Иран. Завершится подготовка технико-экономического обоснования, начнется реализация проекта – вот тогда уже точно можно будет сказать, что ЕАЭС пополнится новым полноправным участником.
    Почему за все годы, прошедшие с момента распада СССР страны, входившие в него, не отказываются от Единой Энергосистемы? Общей идеологии нет, общей валюты нет, общей армии, общей экономики – вот ничего нет, а ЕЭС – на месте. Ответить можно ровно одним словом: выгодно. Любая объединенная энергосистема повышает уровень безопасности и обеспеченности для всех своих участников. Энергетическая система не обращает внимания на -измы – ЕЭС была создана при социализме, который ушел в прошлое, но пришедший на смену капитализм ничего не изменил. Любой стране выгодно иметь возможность получить техническую поддержку при любой аварии от остальных участников ЕЭС. Любой стране безопаснее, если есть техническая возможность получить поддержку в случае внезапного пикового спроса из-за погодных условий. Любой стране выгодно не вкладываться в строительство электростанции на своей территории, если по ту сторону границы есть источник генерации, который перекрывает спрос потребителей. Именно по этим причинам мы уверены, что UKSTOA (Ассоциация операторов систем электропередачи Великобритании), не будет выходить из состава ETSO, не будет отказываться от участия в создании ENTSO-E – не взирая ни на какие брекситы. Политики будут настаивать? Отбиться от их словоблудия позволяет то, что ENTSO-E разрабатывается и будет создаваться не для ЕС, а для континента Европа.
    [​IMG]
    В состав ENTSO-E как ассоциации вошли энергетические операторы и тех стран, которые не входят в ЕС – Швейцарии, Боснии и Герцеговины, Сербии, Люксембурга, Норвегии и Черногории. Так что все будет так, как и задумано, просто вот в этом списке стран, не входящих в ЕС, но входящих в ассоциацию операторов ENTSO-E, после запятой появится еще и слово «Великобритания». И ровно так же, как в случае постсоветского пространства, существование единой энергосистемы будет сохранять потенциальную возможность для новых интеграционных процессов. Англия выходит из состава ЕС и договор о брэксите – это её «остатне прощевай» континентальной Европе? Для политиков – именно так, а вот энергетики по этому поводу аккуратно промолчат, поскольку им работать надо. СССР распался в 1991 году, ЕАЭС учрежден в 2015 году, через 24 года – энергетика умеет ждать. Обстоятельства могут измениться многократно, но пока столбы с подстанциями на своих местах и под напряжением – реинтеграция остается возможной.

    Конечно, отгадать, получится ли у европейцев разработать и, уж тем более, реализовать проект системы ENTSO-E пока не представляется возможным. Огромный объем необходимой технической работы, к примеру, может упереться в то, что 34 европейским странам рано или поздно придется создавать системного оператора, решать, какой город какой страны Европы станет ее «электрической столицей». С учетом того, что Европа превратилась в террариум единомышленников, норовящих кусать друг друга со злобностью, уровень которой не каждому цепному псу доступен, на этом этапе весь проект может встать намертво. Но, поскольку люди мы добрые, будем считать, что все у европейцев получится, а весь вопрос упирается только в сроки реализации проекта.

    Brexit и газовый рынок Европы
    В энергетике СССР был реализован еще один важный интеграционный процесс, была разработана и создана ЕСГ – единая система газоснабжения. От Надыма до Калининграда, от Ямбурга до Самарканда вьётся единая система газовых магистралей, газорапсределительные системы разбегаются от каждого подземного хранилища газа, в работоспособном состоянии поддерживаются и регулярно модернизируются компрессорные станции. Снова смотрим на список стран-участниц ЕАЭС, улыбаемся и машем – реинтеграционные процессы обеспечены уверенной работой ЕГС. Англия – остров и все такое прочее? Да, конечно, но магистральные газопроводы Interconnector и BBL надежно связывают ее с материком. Брэксит? Да, конечно, но эти трубы никто пилить не будет, компрессоры, которые обеспечивают прокачку природного газа в обе стороны, никто не выключит. И причина снова очевидна – выгодно. Выгодно странам, соединенным в ЕСГ оставаться в нем, это повышает энергобезопасность и энергоснабжение. Следовательно, даже при самом брэкситовом брэксите Англия не покинет газовый рынок Европы.
    ЕСГ не менее устойчива по отношению к внешним обстоятельства, чем ЕЭС. Киевский режим может как угодно изощряться по поводу того, что Украина «не желает покупать газ у страны-агрессора» – ЕСГ плевать хотела на все крики и визг политиков. Сибирский газ все так же поступает в подземные хранилища на территории Украины и все так же разбегается по конечным потребителям. Реверсные поставки, говорите? Да бросьте уже пыль-то в глаза пускать. Ну, купила Словакия российский газ, одновременно подписала договор с Украиной о том, что храниться газ будет в ПХГ на ее территории, весь пресловутый реверс – это хождение бумажек про право собственности и не более того. Бумага терпит что угодно, а физически газ повторяет маршрут, проложенный десятки лет тому назад: из Сибири – в ПХГ на территории Украины, из ПХГ – к потребителям на той же территории. Кто там что выкомаривает на очередной трибуне в зале, где собрались политики и политиканы, какие телодвижения вытворяет очередной деятель – для компрессорных станций абсолютно фиолетово. Пусть на трибуне пляшут гопак, трясут обшивкой автобуса или звенят якорной цепью какой-то баржи или буксира, нам тут газ осушать надо, что-то влажность высоковата, не до вас, господа хорошие. Если ЕСГ выдерживает даже то, что вытворяет Киев, то уж брэксит в случае Англии и ЕС европейская ЕСГ и вовсе не заметит.
    Вот собственно, наш, геоэнергетический небольшой прогноз – как бы брэксит не проходил, из ENTSO-E Британия не выйдет, с европейского газового рынка никуда не уйдет.

    Энергетическая система Великобритании
    Вот после такого небольшого предисловия вернемся к Англии и к ее энергосистеме. По состоянию на конец 2016 года баланс энергосистемы выглядел следующим образом:
    • газовая генерация: 40,2%
    • атомная генерация: 20,1%
    • ветрогенерация: 10,6% в которой:
      – генерация береговых станций: 5,7%
      – генерация морских станций: 4.9%
    • угольная генерация: 8,6%
    • био-энергетика: 8,4%
    • солнечная генерация: 2,8%
    • ГЭС: 1,5%
    • нефть и аналоги: 7,8%
    Едва ли не полностью вычерпав свои месторождения угля, закрыв почти все свои шахты, Британия решила, что она обязана стать агитатором за развитие энергетики на возобновляемых источниках. Фарисейство в чистом виде, если без излишних сантиментов: импортировать слишком много угля не хочется, угольные электростанции надо закрывать, почему бы не придумать какой-то красивый предлог, который позволит спрятать грустную историю с углем? Впрочем, про ВИЭ не в этот раз, пока просто констатируем – от угольной генерации в качестве базовой Великобритания уходит. Что остается? АЭС и газовые электростанции. Цепочка рассуждений привела к тому, что нужно, прежде всего, понять, что и как происходит на газовом рынке Британии и проанализировать атомной энергетики Англии – что тут нового произошло после тех событий, про которые мы уже рассказывали.
    В феврале 2018 года диспозицию, сложившуюся в секторе атомной энергетики, коротко подытожил в своем выступлении в комитете по экономике палаты лордов британского парламента министр бизнеса, энергетики и промышленной стратегии Грег Кларк. О прогнозировавшихся до катастрофы на АЭС «Фукусима» 16 ГВт атомной генерации, по словам министра, можно уже не вспоминать:
    «У нас нет конкретных целевых показателей для вклада в энергобаланс страны атомных станций на 2030 год».
    Возможно, именно вот это теперь в Англии называют «промышленной стратегией», но по честному, без политической корректности, звучит это совершенно иначе:
    «Компетенции в атомной энергетике в нашей стране, уважаемые сэры и лорды, утрачены чуть меньше, чем полностью. Денег в бюджете на строительство АЭС нет и не предвидится, мы целиком и полностью зависим от иностранных энергетических компаний. Стратегию формулируем коротко: «Улыбаемся и просим, улыбаемся и кланяемся». Ну, а если придется махать платочком вслед уходящему прочь потенциальному инвестору – перестаем улыбаться и надуваем щеки, чтобы все видели, что они сами виноваты».
    Но рассказ о том, что происходит в атомной энергетике Англии заслуживает отдельной статьи – новостей накопилось немало.
    Если в политической части спектра Великобритания считается могучей державой, в энергетике картинка куда как более блеклая. Угольная генерация продолжает стремительно сокращаться, да и с газом ситуация становится все более романтичной. Романтика – средневековая, когда «старая добрая Англия» в холодное время года уютно укутывалась в дым из печных труб…

    Угольный сектор энергетики Англии
    Но начнем, пожалуй, с угля – его в Англии немного, доля в генерации скромна, тут все простенько и без особых затей. Угольные шахты закрыты практически полностью, что тоже оснований для оптимизма не дает. Итоги 2018 года пока не подведены ни в Британии, ни у нас – угольная отрасль в России, как известно, частная, потому какой-то единой статистики нет, таможенное управление ее собирает по мере поступления. Зато есть доклад «Энергетические тенденции» Соединенного Королевства, опубликованный в июле 2018 года, в котором есть данные за первый квартал этого года. Согласно им, объем импорта угля по отношению к первому кварталу 2017 года вырос на 30%, при этом поставки из России увеличились на 40% и составили 1,8 млн тонн. Есть и более «печальная» цифра – Россия обеспечивает 60% от всего объема импорта каменного топлива, а вот доля США составила только 21%. Вот, собственно, реальность, которую мы как-то редко видим за бесконечными потоками слов об атлантической солидарности и необходимости напряженной борьбы с влиянием «агрессивно-тоталитарной России».
    Пока на высоких трибунах из уст политиков и политиканов звучат воинственные речи, на бренной земле складывается совершенно иная картина – английские компании, отвечающие за обеспечение углем соответствующих электростанций, спокойно работают с теми, кто способен предложить лучшие цены и условия. Российские угольщики сделали более интересное предложение? Ничего личного, только бизнес, американских угольщиков «тут не стояло». Да, конечно, Англия – не самый большой и не самый важный рынок для угольной отрасли России, но диверсификация сбыта никогда никому не мешала. Давайте «галочку» поставим и будем помнить о том, что от работы российских шахтеров зависит, в числе прочего, будет ли тепло зимой прихожанам собора в Солсбери, красивейшим шпилем которого частенько любуются наши туристы. Вряд ли у угольной генерации в Англии большое и светлое будущее, но, тем не менее, обратите внимание, насколько тихо ведут себя ее политики – ни звука по поводу того, что Россия контролирует больше половины импорта угля. Про Боширова с Петровым, про «Новичок» – из каждого телевизора по пять раз на дню, а вот благодарственных писем нашим шахтерам в английской прессе нет. Обидно.

    Газовый рынок Англии
    Что касается природного газа, то напомним – он прозрачен, запаха не имеет, увидеть и унюхать его не всегда получается. В марте 2018 года Тереза Мэй заявила, что Великобритания совместно с ЕС продолжает искать возможности сокращения зависимости от российского газа. По ее словам, Россия «оказывает влияние на другие государства, используя их зависимость от российского топлива». Знакомая песня, не так ли? А после марта вы подобного рода тексты в исполнении Мэй или любого другого английского политика слышали? И мы не слышали. Протесты против «Северного потока-2» или призывы прекратить его прокладку в исполнении англичан вы видели? И мы не видели. При этом статистика Великобритании никаких поставок газа из России отсутствует, нет данных и у Газпрома. А чего ж это они тогда с марта притихли, как мышь под веником? Ответ, как часто бывает – в цифрах и в особенностях европейского газового рынка.
    Из 77 млрд кубометров газа, которые потребляет Великобритания, около 41 млрд – ее собственная добыча. Около 10 млрд кубометров импортируется в виде СПГ, все прочее – импорт трубопроводного газа. Поставляют его компании трех стран – Нидерландов и Бельгии по уже упомянутым МГП Interconnector и BBL, но основной поставщик – Норвегия, которая и увеличивает последние пару лет объемы поставок. Никакого Газпрома, никакой «зловредной России» в таможенной статистике, но и ни какого мяуканья в наш адрес с того самого марта месяца. Странно? Возможно – но только в том случае, если не обратить должного внимания на фразу «Норвегия значительно увеличила поставки природного газа в Великобританию».
    Увеличила, но при этом объем добычи газа государственной компанией Equinor (бывшая Statoil) остается на одном уровне вот уже несколько лет. Нет, волшебные палочки выпускников Хогвартса тут ни при чем – это тихо идут своповые сделки Equinor и Газпрома. Газпром выполняет обязательства Equinor по поставкам в континентальную Европу, Equinor высвободившиеся объемы отправляет Англии. И резко увеличившиеся поставки Газпрома нидерландским и бельгийским компаниям тоже о том же: по документам поставки газа в Англию наращивают Голландия и Бельгия, но такая возможность у них появляется только за счет роста импорта газа из России. Кроме того, Газпром продает свою долю добычи в совместном с Wintershall проекте Noordzee немецким партнерам, часть которой также попадает на британский рынок. Физически, в виде молекул, российский газ в Великобританию не поступает, но фактически поставщиком части природного газа является именно Газпром. В статистике российской компании поставки в Англию тоже не отражаются, поскольку все, что фиксируется нашими таможенными службами – только общий рост объема поставок газа в Европу.

    Профессиональные эксперты оценивают объем российского газа на рынке Великобритании, в статистике фигурирующий как импорт из других стран, в 17 млрд кубометров. Итого: из 36 млрд кубометров импортируемого Англией газа 17 млрд – российские, то есть 47%. В общем балансе – 17 млрд кубометров из 77 млрд кубометров общего потребления или 22%. Вот и причина того, что Англия не поддерживает всевозможные инициативы Польши, Украины и стран Прибалтики, направленные против «Северного потока-2», никак не комментирует реализацию «Турецкого потока». Рост поставок российского газа на европейский рынок, во-первых, дает возможность в случае критического роста спроса из-за погодных условий в Британии, увеличить прокачку по Interconnector и по BBL. Во-вторых – чем больше в европейских ПХГ газа, закупленного по разумным ценам, тем меньше денег придется потратить на такую гипотетическую операцию спасения замерзающего острова. Будут реализованы проекты СП-2 и второй нитки «Турецкого потока» – это будет выгодно не только России и нашим европейским потребителям, но и Англии. Итог мы видим – это отсутствие поддержки английским парламентом только что прозвучавших призывов Сената США и Европарламента об остановке СП-2.

    Rough
    Есть и ответ на вопрос, почему про «зависимость от российского газа» Англия замолчала именно в апреле – случайной эта хронология не была. Общий объем подземных хранилищ газа на территории Англии составлял до недавнего времени 4,3 млрд кубометров природного газа, из которых 2,8 приходилось на ПХГ Rough в южной части Северного моря, в 18 милях от побережья графства Восточный Йоркшир. 4,3 млрд кубометров – запас, которого было достаточно для покрытия спроса всех потребителей Англии в течение 24 суток. При самом неприятном сценарии этого было вполне достаточно, чтобы пережить пиковое потребление в случае похолодания, а в качестве следующей ступени системы энергетической безопасности выступают морские газопроводы Interconnector и BBL, по которым за отопительный сезон можно перекачивать до 6 млрд кубометров из газовых хранилищ Европы. 1 мая 2017-го года закачка газа в Rough по техническим причинам прекратилась – компания Centrica Storage вынуждена была пойти на это из-за обнаруженных проблем с целостностью скважин (Rough было обустроено на месте полностью выработанного морского месторождения газа). В течение года еще сохранялись надежды на то, что ПХГ удастся вернуть в строй, но летом этого года был поставлен окончательный диагноз – Rough закрыто окончательно и бесповоротно.
    ПХГ, имеющиеся на сухопутной части Великобритании, обеспечивают запас газа только на 10 суток. Ой, кажется мы между делом выяснили, по каким именно причинам Тереза Мэй, приезжая в Брюссель для обсуждения условий брексита, раз за разом оказывается в позиции просящего. Пока Англия находится в составе ЕС, газовые хранилища континентальной части Европы будут работать так, как предусмотрено Третьим Энергетическим Пакетом (ТЭП) – грубо говоря, спасать Англию от холодов, перекачивая по морским МГП максимум того, что возможно технически. А вот по окончании процедуры брексита все будет совершенно иначе – европейские газовые компании будут делать то же самое, но совсем за другие деньги и только в том случае, если такой экспорт не будет нести потенциальных угроз для энергетической обеспеченности ЕС.
    Какие еще следствия уже последовали из факта закрытия Rough? Они крайне занимательны, особенно на фоне пресловутого «дела ушпиленных Скрипалей». Шпиль ведь по своей конструкции весьма схож с иглой шприца – он полый внутри, сужающийся до минимальных размеров в верхней части. Диаметр отверстия энергетической иглы, вставленной в самое уязвимое место Великобритании, с каждым годом становится все больше. ПХГ объемом 1,5 млрд кубометров для страны с населением в 66,5 млн человек – это очень грустно, к тому же добыча природного газа в Северном море с каждым годом уменьшается, а тут еще и Гроннинген подлежит закрытию по решению правительства Нидерландов к 2025 году. Чем дальше, тем больше будет зависимость Англии от импорта газа, это российских дипломатов можно выслать с острова, а вот «выслать прочь» российский газ как-то боязно, потому что после этого может стать холодно и темно. Но, возможно, это мы впали в излишний патриотизм и шапкозакидательство – есть ведь еще и СПГ, и вот за счет импорта «правильного, демократического» сжиженного природного газа Британия может отказаться от работы с Газпромом?

    Сжиженный природный газ для Англии
    СПГ в Англию идет из той же Норвегии, из Катара и по долгосрочному контракту компании Centrica с американским заводом Sabina Pass. Возможен ли вариант, при котором Британия сможет отказаться даже от опосредованных поставок российского газа в пользу роста объемов импорта СПГ? Начнем с того, что быстро сделать это просто невозможно – у Англии не так много регазификационных терминалов, на разработку новых проектов потребуются время и деньги. Идти на это только ради того, чтобы сохранить верность принципам диверсификации поставок газа? Нет, конечно, поведение английских политиков не всегда подтверждает наличие у них логического мышления, но газом занимаются совсем другие люди – владельцы газовых компаний, и вот они уж точно не испытывают желания инвестировать свои средства в проекты, у которых нет экономического смысла. Почему нет экономического смысла? Давайте внимательнее посмотрим на нынешних поставщиков СПГ в Англию.
    Вариант с Норвегией вычеркиваем – рост поставок со стороны Equinor возможен только за счет увеличения своповых сделок с Газпромом. Катар? Ничего личного, только бизнес – Катар не будет увеличивать объем поставок, пока цены СПГ на рынках азиатско-тихоокеенского региона выше европейских цен на 30-40%. Хотите видеть в Англии больше катарского СПГ – сначала вложитесь и постройте дополнительные мощности по регазификации, потом поднимите закупочные цены на 30-40%. Ни один предприниматель, находящийся в здравом уме и в трезвом рассудке, подобного рода «бизнесом» в кавычках заниматься не будет. Может ли увеличить поставки СПГ, произведенного на территории США, компания Centrica? Производственные мощности Sabina Pass расписаны по долгосрочным и среднесрочным контрактам на десяток лет вперед, в проекте завода Cove Point английская компания не участвует, в проекте завода Corpus Christi – аналогично. Выхватывать партии СПГ на спотовом рынке США и доставлять в Британию? Дорого, не выгодно. Давайте чуть подробнее – лишний раз напомнить, что такое СПГ, произведенный в США, на европейском газовом рынке в зимнее время, не помешает.

    И снова про СПГ, произведенный на территории США
    Напомним алгоритм образования цены на СПГ, производимый в США для любой компании, которая желает его куда бы то ни было экспортировать. Начинать придется с покупки газа на национальной газовой бирже США – на Henry Hub по текущим ценам, затем заплатить еще 15% за доставку газа до СПГ-завода. Стоимость услуг по сжижению газа на американских заводах составляет в среднем 129 долларов США за тысячу кубометров. С учетом выросшей стоимости фрахта танкеров-газовозов на спотовом рынке, доставка СПГ через Атлантический океан обходится в среднем в 36 долларов США за тысячу кубометров. Кроме того, необходимо учесть потери газа при транспортировке и во время процесса регазификации – это порядка 4% от первоначального объема. Ничего сложного – в этот алгоритм необходимо поставить биржевые цены, а дальше всего несколько секунд на калькуляторе.
    Открываем сайт биржи Henry Hub, обнаруживаем, что 14 декабря цена составляла 3,79 доллара за миллион британских единиц. Коэффициент для перехода к привычным ценам за тысячу кубометров – 35,687. Любой желающий может проверить самостоятельно, но это просто арифметика, тут ошибиться сложно – итогом будет 333 доллара США за тысячу кубометров. Остается припомнить, что средняя цена европейского экспорта Газпрома по данным Главного таможенного управления за первые 10 месяцев 2018 года составляет 210 долларов за тысячу кубометров. Нужен ли Англии, которой предстоит испытать проблемы, связанные с брекситом, еще и вот такой веселенький вариант? Вколотить несколько миллиардов фунтов в строительство регазификационных терминалов исключительно для того, чтобы получать через них демократичный американский газ по цене в полтора раза превышающей цену российско-авторитарного? Нет, это просто не выгодно.
    Вот так выглядит реальная ситуация в энергетическом секторе Великобритании. Пока не закрыты все угольные электростанции – удобно, выгодно импортировать уголь из России. Удобно, выгодно, если Россия за счет реализации проектов СП-2 и второй нитки «Турецкого потока» будет увеличивать поставки природного газа на европейский рынок. Выгодно, если удастся реализовать проект создания единой европейской энергосистемы ENTSO-E, причем выгодно с двух точек зрения. Наращивание объема перетоков электроэнергии между островом и материком объективно увеличит энергетическую безопасность и обеспеченность – при пиковом росте спроса появится возможность нарастить поставки не только природного газа, но и конечного продукта его переработки, электроэнергии. Второй момент: географию никто не отменял, любые соединения ATSOI, объединенной энергосистемы Ирландии, с будущей ENTSO-E физически возможны только через ATSOI, то есть транзитом через территорию Англии, а любой транзит дает дополнительную прибыль.

    Будет ли туманным энергетическое будущее Альбиона
    Смоделировать дальнейшее отношение Англии к энергетическому сектору России, к нашим новым европейским проектам не так уж и сложно – политики Британии будут старательно «не замечать» словесные баталии по поводу Северного и Турецкого потоков, демонстрируя полную погруженность в проблемы, связанные с брекситом. ATSOI будет старательно участвовать и дальше в проекте ENTSO-E, мотивируя это тем, что это проект не Евросоюзовский, а континентальный. Про торговлю углем, наращивание российского импорта которого опять же Англии выгодно, тоже можно придумать какое-нибудь основание – например, поднять на щит тот факт, что угольная отрасль в России целиком приватизирована, а потому «лиц, близких к Кремлю» среди владельцев и руководителей угольных компаний не наблюдается.
    Да, совсем уж напоследок, чуть не забыли. Если среди компаний, поставляющих в Англию СПГ, будет замечена французская Total – мы обязательно постараемся принюхаться самым тщательным образом. Total ведь участвует в СПГ-проектах по всей планете, в том числе она является совладельцем и завода, расположенного на полуострове Ямал. Потому нельзя исключать, что СПГ от Total для Соединенного Королевства будет пахнуть арктическими морозами.
     
    Последние данные очков репутации:
    PROJEKTOR: 550.822.674 Очки 19 дек 2018
    dok: 1.521.432.453 Очки 26 дек 2018
    dok нравится это.
  13. dok

    dok _

    Репутация:
    1.221.029.270.199
    dok, 15 янв 2019
    Проект «Пояса и Пути» Китая серьезно забуксовал в Азии
     
    Последние данные очков репутации:
    Agasfar: 558.854.058 Очки 19 янв 2019
    Stirik: 2.147.483.647 Очки 26 янв 2019
    Сиреневенькие Курмультуки: 2.147.483.646 Очки 23 мар 2019
    Stirik нравится это.
  14. dok

    dok _

    Репутация:
    1.221.029.270.199
    dok, 13 мар 2019
    Россия и Китай. Сравниваем инвестиции в основной капитал
     
    Последние данные очков репутации:
    SMooKE: 393.657.576 Очки 13 мар 2019
    Stirik: 2.147.483.646 Очки 19 мар 2019
    Сиреневенькие Курмультуки: 2.147.483.646 Очки 23 мар 2019
    Stirik нравится это.
  15. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.089.488.270.248
    Stirik, 20 мар 2019
    До недавнего времени «газовый вопрос» в Европе выглядел достаточно просто. С одной стороны, он сводился только к размеру российской газовой экспансии. С другой, рисовался своего рода противопоставлением газа трубопроводного и сжиженного.
    На первый взгляд, то и другое действительно имело веские основания.Согласно заявлению председателя Еврокомиссии Жан-Клода Юнкера, в 2018 году общая потребность Европы в природном газе составила примерно 500 млрд кубометров. Из них 22% расходует энергогенерация, 38% — домохозяйства, 26% — промышленность, остальное (14%) уходит на все прочие цели, включая топливо для транспорта. Если смотреть по источникам происхождения, то 110 млрд м3 Европа добыла сама, а 390 млрд м3 — импортировала, из которых 19% — в сжиженном виде.

    На этом фоне прессой формируются две тенденции. Первая рисует русскую газовою экспансию. По официальной статистике, суммарные поставки газа компанией «Газпром экспорт» в дальнее зарубежье составили 130 млрд м3 в 2000 году, 158,6 млрд м3 — в 2015-м, 192,2 млрд м3 — в 2017-м и 210 млрд м3 — в 2018 году. Таким образом, «русская доля» в экспортируемом Европой газе достигла серьезной цифры в 53%.
    Впрочем, на самом деле она ниже, потому что ЕС считает только «свой» газ, тогда как в терминах «Газпрома» понятие дальнего зарубежья и Европы включает Турцию, на долю которой приходится 29 млрд кубометров. Впрочем, даже с учетом этого факта, российская госкорпорация всё равно уверенно занимает 36,2% общего потребления и 46,4% совокупного газового импорта Евросоюза.
    С другой стороны, в сжиженном состоянии торгуется около 40% всего природного газа, его продают 18 государств, покупают — 42. По официальным данным, сегодня в мире производится 281 млн тонн СПГ, и еще в стадии реализации находится множество инвестиционных решений по созданию дополнительных мощностей, из которых в той или иной степени строительства находятся 16 проектов общей мощностью на 93 млн т (в том числе 51% — в США), что доводит ожидаемый на конец 2020 года суммарный объем СПГ до 486,2 млрд м3, если переводить итог в одинаковые цифры.
    Иными словами, при необходимости Европа может покрыть все свои потребности через СПГ, полностью отказавшись от «российской зависимости». Дело за малым — нужно создать необходимое количество регазифицирующих терминалов, и сразу наступит «счастье». Косвенно это подтверждается согласием Германии на строительство таких объектов на своей территории, хоть и принятое под давлением президента США.

    Однако опубликованный немецкой компанией Wintershall аналитический доклад о текущем состоянии и перспективах СПГ в Европе эту красивую картину полностью разрушил. Нет, будущее у СПГ не просто есть, оно считается весьма радужным. Если сейчас в сжиженном виде продается только 40% газа, то в 2040 будет не менее 60%. Но вот детали процесса и даже его текущее состояние довольно сильно отличается от общеизвестной картинки. Особенно в приложении к Европе.
    И ведь это не какие-то не пойми кто пишут. Wintershall Holding GmbH является крупнейшей немецкой нефтегазовой компанией, ведущей историю с 1894 года. Она занимает 11-е место в Европе и 59-е в мире. Только в Германии в ее распоряжении находятся более 2 тыс. километров трубопроводов, а всего она ведет бизнес в 40 странах мира.
    Также важны два других момента. Во-первых, в своем докладе, помимо собственных выкладок, Wintershall опирается на цифры, приведенные в двух аналитических исследованиях британо-голландской корпораций Royal Dutch Shell, также достаточно хорошо разбирающейся в текущем состоянии отрасли. Во-вторых, сама Wintershall является 100% дочкой другого транснационального химического монстра — немецкого концерна BASF.
    Последнее особенно важно, так как на протяжении последних 5−7 лет в открытых источниках он назывался одним из ведущих сторонников «интеграции Европы в США», а попросту говоря — ее капитуляции перед заокеанским бизнесом. В основе любой политики всегда лежат деньги, как правило, очень большие деньги. И именно они сейчас показывают руководству «европейской» ТНК экономическую необходимость смены курса с проамериканского на проевропейский.
    Но это уже тема отдельного разговора. Сейчас необходимо лишь констатировать достаточность управленческой высоты, на которой этот доклад появился и, соответственно, степень его влияния на итоговые взгляды людей, «которые действительно принимают решения». В сущности, документ является программой лоббирования определенной стратегии развития рынка, и о ее сути речь пойдет ниже, тогда как сначала следует рассмотреть описание текущего состояния области СПГ в Евросоюзе. Если оставить частности, ключевых выводов в нем два.
    Во-первых, за газом признается несомненное будущее. При всех вариантах развития прочих видов энергетики на протяжении ближайших 50−80 лет минимум основным источником останется прежде всего природный газ. А так как его собственные запасы в Европе очень быстро исчерпываются, достаточно вспомнить судьбу Гронингена, расширение объемов импорта неизбежно. Более того — необходимо.
    Во-вторых, Евросоюз не только не испытывает дефицита мощностей по приемке сжиженного газа, на данный момент их уже построено с огромным переизбытком. По состоянию на июль 2018 года, действующих СПГ-терминалов во Франции — 4, в Италии — 3, в Испании — 7, в Великобритании — 6. В Нидерландах, Греции, Португалии, Бельгии, Польше и Литве — по 1. Ряд из них, особенно французские, в течение 2019−2020 годов даже планируется расширить, увеличив пропускную способность минимум на 30−40%.
    Важно отметить, что все они работают крайне неоднородно. Южная Европа (прежде всего, Испания и третья по величине потребления газа в Европе Италия) еще с конца 1960-х годов делали ставку на получение энергоносителей из Северной Африки (Алжир, Нигерия, Египет, Оман), что стимулировало развитие, прежде всего, СПГ-направления. Потому эти заводы имею наиболее высокую нагрузку. Тогда как север Европы традиционно обеспечивался преимущественно трубопроводным газом и начал создание регазицикационной инфраструктуры только после роста цен на него в связи с подорожанием нефти в 2010—2011 годах, к которой было традиционно привязано его ценообразование, а также логистические издержки. В свою очередь, Южная Европа, наоборот, искала возможности снизить свою зависимость от СПГ и расширяла интеграцию с ГТС Германии, Франции, Нидерландов и Бельгии.
    В результате, особенно после почти трехкратного падения мировой цены за баррель нефти, трубопроводный газ снова оказался существенно дешевле сжиженного, и торговля СПГ в Европе не то чтобы остановилась совсем, но решительно упала. Тем самым опустив и совокупный уровень загрузки СПГ-терминалов до 26−29% от их технической мощности.
    Иными словами, даже без возведения дополнительных объектов Европа в состоянии легко принять в три раза больше СПГ, чем она делает это сегодня, а значит, довести его долю в совокупном импорте с нынешних 19 до 57−60%. С этого момента начинается действительно интересное. Если взять за основу пессимистичный прогноз развития спроса на газ в Европе, предполагающий на протяжении ближайшего десятилетия стабилизацию на его текущем уровне, то «трубопроводная доля» может сократиться до 156 млрд кубометров. Правда, с учетом падения добычи в Северном море, сюда неизбежно добавятся выпадающие объемы «уходящих норвежцев» в пределах от 90 до 110 млрд м3. Значит, всего выходит до 266 млрд, что в 1,49 раза превышает текущий объем поставок «Газпрома» и гарантирует достаточное пространство для их дальнейшего наращивания. Потому что альтернативных источников у Европы нет.
    Однако на полную загрузку СПГ-мощностей европейцы не перейдут чисто по экономическим причинам. При кажущемся изобилии предложения, столько свободных объемов сжиженного газа в мире просто нет. А самое главное, что любой дополнительный рост производства на протяжении как минимум до 2040 года будет полностью поглощаться растущим спросом на более дорогом азиатском рынке, где доминируют Китай и расширяет запросы Индия.
    Разница в ценах между Азией и Европой колеблется в пределах 32−36%. Чтобы полностью загрузить свои терминалы, Европа должна предложить поставщикам более интересные цены, а значит, это повысит средний уровень цен на газовом рынка ЕС сразу в 1,5−1,6 раза по сравнению с его нынешними цифрами. Что создает очень серьезную подушку безопасности для поставок газа по трубе из России.
    Сегодня «из-за критично большой доли дешевого русского трубопроводного газа в импорте» средняя европейская рыночная цена колеблется у отметки 7 долларов за один миллион британских тепловых единиц (МБТЕ), тогда как азиатский рынок торгуется на уровне 8,6−9,7 долл. Чтобы его «перебить», Европа должна начать покупать газ не меньше чем 10,2−11,8 доллара, а это увеличит затраты на покупку с нынешних 76 до 127,6 млрд евро в год. То есть потери экономики ЕС составят по меньшей мере 0,91% совокупного ВВП за 2018 год, а, скорее всего, больше.

    Пойти на такое в здравом уме Европа не может даже под очень сильным политическим давлением Вашингтона. Арифметика тут простая. 16 октября 2018 года цена продажи газа на американской площадке Henry Hub составляла 116,78 доллара за тысячу кубометров. С учетом расходов на доставку до сжижающих мощностей единственного пока действующего в США завода Sabine Pass получается уже 134,3 доллара. Услуги по сжижению стоят 90. Таким образом, на борту газовоза продукт выходит по 224,3 доллара.
    С учетом технических и технологических потерь, а также эксплуатационных расходов, доставка до терминала, скажем, во Франции, обходится в 41,04 доллара. Итого в сумме себестоимость американского СПГ у берегов Европы фиксируется на отметке в 265,34 доллара за тысячу кубометров. Средняя цена продажи газа «Газпромом» в Европе по итогам 2018 года составляла 248 долларов за ту же тысячу кубов, что уже почти на 7% ниже американской себестоимости. А учитывая, что им еще нужна прибыль, то разница достигает всех 25−30%. Словом, куда расти дальше, у русских есть, а вот американцам падать уже точно некуда. И не только им. Учитывая расстояния, еще хуже картина складывается для сжиженного газа из Австралии. И пока разница в ценах составляет больше 51 млрд евро в год, а Россия такую ширину ножниц, сохраняя при этом для себя более чем комфортный уровень прибыли, может обеспечивать совершенно не напрягаясь, никакой «100% загрузки» существующих СПГ-терминалов в Европе не будет. Потому что способные обеспечить ее поставщики в текущей реальности полностью отсутствуют.
    Хотя нет, такое развитие событий, несомненно, с благосклонностью будет встречено руководством НОВАТЭК, и очень быстро на Ямале начнут вводиться в строй новые очереди их завода. Ибо продукция отсюда на рынке Европы всё равно окажется стабильно дешевле, чем из США, Катара или Австралии.Впрочем, упоминание про лоббизм в самом начале прозвучало вовсе не даром. Всё изложенное выше, по сути, является лишь вводной частью анализа Wintershall, описывающей только внешние условия. Тогда как главной задачей авторы обозначают активное лоббирование модернизации европейской экономики с целью решительного расширения областей применения природного газа в целом. Что любопытно, в первую очередь, сжиженного.
    Идея заключается в активном стимулировании (во всех смыслах, включая пиар) перевода на газ максимальной доли автомобильного транспорта Европы. С перспективной полного отказа от бензина и дизеля к 2040−2045 годам. Как потому, что своей нефти у Евросоюза и так практически нет, а импорт газа будет стоить дешевле аналогичного объема нефтяного топлива, так и ввиду возможности таким образом существенно сократить выбросы СО2, сегодня являющиеся одним из главных направлений «борьбы за экологию» на планете.
    Впрочем, автотранспорт указывается лишь одним, причем не главным, направлением. Основную выгоду предполагается достичь за счет перевода на газ морского транспорта, сегодня потребляющего свыше 2/3 всей добываемой на планете нефти.Что из всего этого у немцев получится, сейчас пока сказать сложно. Можно отметить лишь крайнюю серьезность планов, учитывая, кто их автор, какие цели им преследуются и какие суммы «выгоды» для него стоят на кону. А вот что точно понятно уже сейчас, так это безвариантность России как ключевого и фактически единственного стратегического поставщика газа для Европы. Дешевле, да еще в таких объемах, брать газ просто не у кого. И никакие американские политические усилия отменить законы экономики не в силах.
     
  16. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.089.488.270.248
    Stirik, 24 мар 2019
    Заявление Миллера о готовности Газпрома напрямую качать газ на Украину со скидкой в 25 процентов и о создании с Украиной газового консорциума имеет исключительно внешнеполитическую направленность, призвано ослабить негативный накал вокруг "Северного потока-2", условием поддержки которого Германия ставила сохранение транзита газа и через украинскую газопроводную систему.
    После недавних заявлений о том, что Газпром готов полностью прекратить транзит по украинскому коридору, в рядах тактических союзников РФ по проекту "СП-2" возник переполох. По некоторым данным, Меркель донесла до Москвы, что при таком радикальном подходе отстаивать "Северный поток-2" будет затруднительно, а у его противников прибавится политических аргументов для блокирования проекта.
    После этого был придуман ход с визитом в РФ Медведчука и Бойко, которые встретились с Медведевым и выступили с инициативой газового соглашения с Россией, которое и было публично поддержано Миллером. Таким образом, российская сторона демонстрирует готовность к конструктивному диалогу с Украиной по газовому вопросу, что должно подстелить соломки под "СП-2".
    Конечно, заявление Миллера весит меньше заявления Медведева и тем более президента. К тому же, Миллер, согласно упорно циркулирующим слухам, может вскоре оставить свой пост. Поэтому нынешняя игра в «доброго газовика» может без проблем для репутации первых лиц смениться игрой в «злого газовика».
    Но это будет потом, а сейчас в ситуации с проектом "СП-2" важен буквально каждый выигранный день, каждый выигранный изгиб трубопровода. И такой временный тактический выигрыш Россия получила, отмечает ТГ-канал "Мастер пера".
     
Загрузка...