1. Всем пользователям необходимо проверить работоспособность своего электронного почтового адреса. Для этого на, указанный в вашем профиле электронный адрес, в период с 14 по 18 июня, отправлено письмо. Вам необходимо проверить свою почту, возможно папку "спам". Если там есть письмо от нас, то можете не беспокоиться, в противном случае необходимо либо изменить адрес электронной почты в настройках профиля , либо если у вас электронная почта от компании "Интерсвязь" (@is74.ru) вы им долго не пользовались и хотите им пользоваться, позвоните в СТП по телефону 247-9-555 для активации вашего адреса электронной почты.
    Скрыть объявление

Обсуждение Конкурентная экономическая борьба между странами

Тема в разделе "Экономика и предпринимательство", создана пользователем Stirik, 31 июл 2017.

  1. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    22.075.186.428
    Stirik, 31 июл 2017
    Необходимость экономической борьбы возникает из диктата стран с сильной экономикой.
    Каковы перспективы в этом противостоянии?
     
    #1
  2. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    22.075.186.428
    Stirik, 26 июл 2018
    В середине июля стало известно, что президент Белоруссии Александр Лукашенко крайне недоволен работой белорусских дипломатов по наращиванию экспорта и даже готов отозвать послов, которые не выполнили соответствующие задания. Как отметил первый заместитель министра иностранных дел Белоруссии Андрей Евдоченко, шести-семи послам уже указали на необходимость выполнения экспортных показателей и сделали замечания, так как они в течение двух лет не выполняют прогнозных заданий без объективных причин. При этом возможность наказания провинившихся дипломатов, по официальной версии, связна с требованием Лукашенко к белорусским диппредставительствам заниматься продвижением местных товаров на рынках тех стран, где они расположены. Примечательным является то, что даже в МИДе Белоруссии признают, что в большинстве случаев «есть колоссальные объективные причины, которые стоят за снижением темпов экспорта», даже несмотря на то, что послы «вопреки законам о дипломатической службе» не только помогают организовывать прямые переговоры между субъектами хозяйствования, но и участвуют в них. И происходит это на фоне многолетних заявлений о необходимости диверсификации поставок белорусской продукции и выхода на рынки так называемой «дальней дуги».

    О том, что белорусские дипломаты должны заниматься торговлей, Александр Лукашенко говорил не раз. Можно вспомнить 2011 год, когда в августе, назначая новых послов в Австрии, Хорватии, Сербии, Туркменистане и Южной Корее, а также генкосула в Гданьске, белорусский лидер определил главные задачи дипломатов — увеличение экспорта и поиск инвестиций. «Ваша задача — работать день и ночь и давать конкретные результаты — это инвестиции и реализация проектов по продаже наших товаров, нашей продукции. Это главное», — подчеркнул тогда Лукашенко. Через несколько лет, в 2016 году, назначая руководителей диппредставительств, он вновь заявил, что эффективность их работы будет оценивать с точки зрения развития торгово-экономических связей с конкретными странами и регионами. «За плечами главный вопрос, который вы должны нести, — экономика, экспорт. Это главное.
    Прежде всего, по этим вопросам мы будем вас оценивать. Мы не ставим перед вами каких-то глобальных неразрешимых задач. Каждый год понемногу, но прибавляйте. Мое требование к вам — быть объективными, честными, поскольку вы представляете президента и страну, и толкать экспорт, экономику. Мы на вас очень рассчитываем», — подчеркивал президент Белоруссии. И подобных заявлений со стороны белорусского лидера и иных высших государственных чиновников республики за последние годы было немало.
    Экспертное сообщество объясняет такую позицию Лукашенко тем, что он никому не позволяет вмешиваться в монополизированную им сферу политики, в том числе, и на международной арене. Поэтому МИДу Белоруссии отводится место своеобразной внешнеторговой палаты, главной задачей которой является наращивание экспорта. При этом необходимо отметить, что в последние годы стало очевидно, что и внешнеэкономические вопросы для Лукашенко все больше стали приобретать политическую окраску: абсолютно все действия руководства страны на международной арене стали сводиться к одному — решению ключевых вопросов, связанных с экономикой.

    В последнее десятилетие, несмотря на всю деятельность чиновников, ситуация с экспортом белорусских товаров продолжает оставаться неоднозначной. При определенных успехах, ей все еще не удается достигнуть поставленных перед ней несколько лет назад показателей, а по некоторым позициям и вовсе наметилось падение. Если проследить статистику последних двух лет, то белорусский экспорт вырос в направлении 56 стран, одновременно снизившись в 54. Например, за 2015—2017 годы торговля сократилась с Великобританией (на 18%), Китаем (на 54,6%), Латвией (на 41,3%), Индонезией (на 34,8%), Словакией (на 33,7%) и рядом других стран. В 2017 году было лишь одно направление, на котором был зафиксирован рекордный темп роста — Зимбабве, куда за счет поставок карьерной техники (21 самосвал для работы в условиях бездорожья) экспорт увеличился сразу в 86 раз, до $ 19 млн. Диверсифицированными оказались поставки в Швейцарию: экспорт увеличился в 4,4 раза, до $ 29,9 млн. Примечательно, что крупнейшими статьями в данном случае стали легковые автомобили, а также грибы и замороженные фрукты. В остальные же страны белорусские производители наращивали поставки сырьевых товаров. Калийные удобрения, которые являются основным экспортным товаром в Латинскую Америку, позволили Белоруссии сохранить свои позиции в Бразилии. В Сербию было поставлено 382 тысяч тонн дистиллятов на $ 94,1 млн. В Танзанию четырехкратный прирост белорусского экспорта произошел за счет тысячи тонн нефтепродуктов на $ 1 млн. Практически весь объем экспорта в Ливан и Бенин пришелся на арматуру Белорусского металлургического завода, а в Чили большая часть белорусских поставок пришлась на фталевый ангидрид. В Саудовскую Аравию Белоруссия смогла поставить сухого молока на $ 1,4 млн, что местными чиновниками было преподнесено как начало выхода на новые рынки Ближнего Востока.

    Не менее интересной оказалась ситуация с Украиной, которая является одним из основных торговых партнеров Белоруссии. Главными белорусскими товарами сюда остаются нефтепродукты, на долю которых приходится более половины выручки ($ 1,8 млрд), а также удобрения ($ 150 млн). Однако в прошлом году на этом направлении был отмечен определенный прорыв еще по одной позиции — машиностроение. В 2017 году поставки на Украину белорусских грузовиков в натуральном выражении увеличились вдвое, до 1136 машин, а в стоимостном — в полтора раза, до $ 64,64 млн.
    Необходимо отметить, что Китай, который в Минске позиционируется как главная экономическая альтернатива России, оказался среди стран, с которыми увеличился только импорт товаров.
    Более того, торговля с КНР привела к увеличению задолженности предприятий страны под гарантии белорусского правительства. Так, по итогам 2017 года Китай перестал входить в первую десятку экспортных направлений для Белоруссии, а поставки в эту страну сокращались второй год подряд. В 2017 году они снизились на 23,3%, до $ 362,6 млн, что связано с уменьшением объемов экспорта калийных удобрений ($ 246 млн в 2017 году, против $ 290,1 млн годом ранее). Проблемы в торговле калийными удобрениями сказались и на других направлениях. Поставки сократились в Бангладеш, Замбию, Индонезию, Эквадор, Мали, Аргентину. Из-за антидемпинговых пошлин, введенных в отношении белорусской металлопродукции, упал экспорт в Канаду, а уменьшение поставок в Туркмению оказалось связано с завершением строительства Гарлыкского горно-обогатительного комбината, сданного белорусскими строителями в эксплуатацию в конце первого квартала 2017 года.

    В целом же, в прошлом году на первые десять торговых партнеров Белоруссии, список которых не изменился по сравнению с 2016 годом, пришлось 83% экспорта. При этом серьезной диверсификации так и не произошло, хотя определенные изменения, конечно, были отмечены. Например, за год доля Российской Федерации в структуре белорусского экспорта уменьшилась на 2 процентных пункта, до 44%, а на втором месте оказалась Украина (12%). Доля Великобритании наоборот, увеличилась на 3% до 8%. Причем зафиксированный рост поставок в европейские страны, в том числе и в Британию, был обусловлен в основном повышением цен на нефтепродукты.
    Поэтому неудивительно, что именно Великобритания и Нидерланды стали основными торговыми партнерами Белоруссии в Европе (именно там находятся основные трейдеры, работающие с белорусской нефтянкой), а также Польша, Литва и Латвия, через которые идет значительная часть транзита белорусских нефтепродуктов и минеральных удобрений.
    В конце 2017 года Александр Лукашенко поставил перед своими подчиненными задачу в нынешнем году нарастить экспорт на 5,7%. Хотя, если посмотреть на «консервативный прогноз», который берется за основу при верстке бюджета, желания президента и реальность далеки друг от друга. Так, согласно среднесрочной финансовой программе республиканского бюджета на 2018—2020 годы, в нынешнем году не исключается даже снижение экспорта на 0,2%. Но, несмотря на это, правительство все равно заявило о своем желании увеличить объемы внешней торговли в Нигерию и ЮАР на 45%, в Китай на 44%, в Аргентину, Бразилию, Вьетнам (за счет Зоны свободной торговли ЕАЭС с этой страной) — на 30%, на Украину — на 25%. В целом по странам СНГ показатель прирост должен быть на уровне 6—7%, а в страны ЕС — от 6 до 10%.

    Примечательно, что за первые месяцы 2018 года белорусским властям действительно удалось сделать определенные шаги по пути диверсификации внешней торговли. Например, республика в январе-апреле увеличила экспорт товаров в Великобританию более чем на 60%. По словам же премьер-министра Андрея Кобякова, о наметившихся успехах Белоруссии свидетельствует ряд фактов, среди которых впервые за пять лет устойчивый рост экспорта с 2017 года. По данным премьера, концентрация экспорта на рынках пяти стран — основных торговых партнеров Белоруссии — была все еще выше средней: на их долю в начале 2018 года приходилось почти 71% экспорта. Однако в то же время зависимость от России несколько снизилась — при росте экспорта, удельный вес внешней торговли Белоруссии с ней сократился на 7% по сравнению с аналогичным периодом 2017 года, составив 38,2%.
    По всей видимости, информация, озвученная Кобяковым, должна была вселить определенный оптимизм в сердца простых белорусов. Тем более что заявления руководства республики о том, что рост внешней торговли продолжается, имеют под собой определенные основания. Так, за первые пять месяцев 2018 года, по сравнению аналогичным периодом прошлого года, прирост белорусского экспорта в общей сложности составил около 22% (за первые четыре месяца этот показатель был более 25%). Вместе с тем за этот же период Белоруссия втрое увеличила выручку от поставок на китайский рынок мяса и молока ($ 15 млн). Дополнительно к этому в Минске по-прежнему сохраняют планы нарастить экспорт продукции в ОАЭ, а также в Иран минимум в два раза, что связывают с подписанием временного соглашения о формировании зоны свободной торговли между Евразийским экономическим союзом и Тегераном.

    Необходимо отметить, что на фоне сложившейся сегодня обстановки, «недоработки» некоторых дипломатических миссий, о которых было заявлено в июле, никак не способны изменить ситуацию вокруг белорусской внешней торговли — ни в худшую, ни в лучшую стороны. Как свидетельствуют официальные данные, экспорт товаров за январь-апрель 2018 не дотягивает до доведенных показателей и в целом до уровня прошлого года по странам, которые далеки от стратегических партнеров Белоруссии: Аргентина (-55,1%), Бразилия (-12,0%), Венгрия (-5,8%), Грузия (-48,5%), Южная Корея (-30,6), Молдавия (-10,7%), Пакистан (-42,3%), Сербия (-53,0%), Туркмения (-81,8%) и Финляндия (-28,8%).
    Определяющим же торговым партнером республики, как и в прошлые десятилетия, по-прежнему остается Россия, с которой отношения формируются на уровне глав государств. На нее приходится около 40% объема экспорта и более 50% импорта (в основном сырьевые ресурсы: нефть, газ, минеральное сырье, а также комплектующие для машиностроения).
    На втором месте находится ЕС, который также стремится работать в рамках общеевропейской политики относительно личности Александра Лукашенко: около 30% экспорта и, примерно, 20% импорта. На все остальные страны мира, где и должны заниматься продажами белорусские дипломаты, приходится не более трети торгового оборота страны.
    Правда, белорусское руководство в последние годы стало делать ставку не на торговлю товарами, где у страны уже много лет наблюдается устойчивое отрицательное сальдо, а на экспорт услуг, которые приносят Белоруссии стабильный доход. Последнее объясняется тем, что более половины экспортируемых услуг приходится на долю главного их покупателя — Европейский союз, и только около четверти на Россию. В основном это транспортные услуги — 44,4% и в сфере высоких технологий — почти 19% от общего объема в 2017 году. В Национальной программе поддержки и развития экспорта Белоруссии на 2016−2020 годы обозначено, что в 2018 году экспорт услуг в общем объеме должен составить не менее 23%. Хотя пока достичь этого показателя по-прежнему не удается: в 2017 году он был на уровне 21,4%, а в начале 2018 даже снизился до 19,4%.

    Исходя из всего вышеперечисленного, следует отметить, что в настоящее время наращивание экспорта превратилось для белорусского руководства в своеобразный фетиш. Эксперты отмечают, что существующий в Белоруссии способ поддержки внешней торговли, достаточно уникален: слабую, по сравнению с иностранными компаниями, конкурентоспособность белорусских предприятий государство старается компенсировать своей активностью на международной арене. Причем делается это административными методами, далекими от рыночных механизмов: начиная от гарантированной государством отсрочки оплаты за поставленную продукцию (за счет чего у Белоруссии уже сложилась огромная внешняя дебиторская задолженность — на начало мая она составляла более $ 4 млрд), и заканчивая превращением белорусских дипломатов в универсальных маркетологов, которые должны уметь продавать все — от трусов до тракторов и самосвалов.
    Вместе с тем, как показывает официальная статистика, из-за традиционности белорусского экспорта, где главную роль играют поставки нефтепродуктов и калийных удобрений, а также услуг транспорта и коммуникаций (трубопроводы и прочее), роль белорусской дипломатии во внешней торговле продолжает оставаться минимальной. Те крупицы увеличившегося экспорта в страны Африки и Азии, которые были получены, в том числе, и за счет усилий дипломатов и самого Александра Лукашенко, не способны серьезным образом исправить существующую картину, а призваны, скорее, поддерживать в обществе иллюзии о продолжающемся развитии страны.
     
  3. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    22.075.186.428
    Stirik, 28 июл 2018

    Текущий год становится годом, полным оптимизма для российского атомного экспорта.
    В июле пришли сообщения, что государственная корпорация по атомной энергии “Росатом” начала возведение второго блока первой АЭС "Руппур" в Бангладеш, а заместитель председателя правительства России по вопросам оборонно-промышленного комплекса Юрий Борисов заявил, что у Бангладеш есть планы по созданию второй АЭС у себя в стране, и что у России есть все шансы участвовать в новом проекте. Что касается “Руппур”, то Россия будет также поставлять для станции топливо, что гарантирует долгосрочное сотрудничество.

    Месяц назад “Росатом” и Руанда подписали меморандум о сотрудничестве в сфере развития ядерной инфраструктуры. От России выступил заместитель гендиректора “Росатома” Николай Спасский, а от Руанды – посол в РФ Жанна д’Арк Муджавамария. Речь шла о применении радиоизотопов и радиационных технологий в сельском хозяйстве, медицине и промышленности. Было объявлено, что для определения конкретных проектов двумя странами будут созданы совместные рабочие группы.
    В этом же году в Турции российские специалисты наконец-то после многих лет переговоров и проектирования приступили к строительству атомной станции “Аккую”. “Аккую” — это первая из трёх АЭС, запланированных Турцией для стимулирования экономики и уменьшения зависимости от импорта газа и нефти. Станция удовлетворит 10% потребности Турции в электроэнергии и обойдется примерно в 20 миллиардов долларов, на стадии строительства обеспечит занятость десяти тысяч человек, а на стадии эксплуатации — 3,5 тысячи, а с вводом в эксплуатацию ядерного объекта, который планируется возвести в Синопе, уже 20% всей энергетической потребности Турции будут удовлетоворяться АЭС.

    По данным зарубежных источников, сегодня Россия строит или имеет заключенные договора на строительство 35 реакторов в 11 странах мира, занимает 60% мирового рынка экспорта реакторов, и может позволить себе строить реакторы на 20-50% дешевле конкурентов, предлагая заказчикам сразу весь пакет услуг: финансирование строительства, обеспечение объекта ядерным топливом, кадрами, утилизацию отходов и вывод объекта из эксплуатации.
    В Венгрии, например, Россия предлагает профинансировать расширение возможностей существующей станции, которая будет давать около 40% энергии в стране.

    Портфель заказов “Росатома” оценивают в 300 млрд долларов. Всего на весну этого года в мире, если верить World Nuclear Association, насчитывалось около 450 действующих реакторов, еще 60 – были на стадии строительства, и еще 150-160 – на стадии планирования.
    Китай тоже внимательно следит за успехами России и сам стремится занять свою долю на рынке. В рамках стратегии “Один пояс – один путь” определена 41 страна, где Китай мог бы предложить возведение и обслуживание АЭС китайскими специалистами. Сегодня Китай уже вовлечен в атомные проекты в Пакистане, Румынии, Великобритании, на очереди – Иран и Аргентина. Китай действует по такой же схеме и предлагает деньги. В Пакистане более 80% расходов на атомный проект берет на себя Пекин.
    При этом Пекин не собирается, по крайней мере в ближайшее время, отказываться от российских реакторов у себя в стране. В планах – постройка еще четырех российских реакторов в Поднебесной. Только поставки оборудования оцениваются в рамках данного проекта в 5 млрд долларов, а всю оплату берут на себя китайцы. Любопытно, что два реактора будут возведены на площадке, которая раньше была отведена для реакторов от компании Westinghouse, прямого конкурента “Росатома”. Успешный опыт экспорта новых российских реакторов в Китай может стать и стимулом для других стран, включая европейские, поторопиться с заказами у “Росатома”.

    Западные аналитики отмечают, что речь на рынке атомной энергетики идет сегодня не только о прибыли, но что в случае невыплаты долгов по АЭС Китай может требовать от стран-партнеров по атомным проектам уступок в других сферах деятельности, начиная от доступа к портам и инфраструктуре и заканчивая льготными условиями для работы китайских компаний.
    Экономическая зависимость рано или поздно начинает сказываться и на политической. Таким образом Китай и Россия смогут продвигать свои геополитические интересы, помимо зарабатывания денег на атомной энергетике. В Турции, например, считают, что совместные атомные проекты с Россией смогут придать российско-турецким отношениям устойчивость, независимость от сиюминутных проблем и кризисов и дать запас прочности в ходе политического или торгового давления со стороны других стран, что является прямой отсылкой к обострению отношений между Турцией и США.

    По мнению американцев, США надо что-то делать с “атомной политикой” своих геополитических конкурентов. Успехи российского “Росатома” они связывают с государственной поддержкой корпорации, лоббированием ее зарубежных интересов на самом верхнем уровне руководством России при переговорах с иностранными партнерами, в то время как в США существует ряд ограничений на экспорт атомных технологий, а американское правительство ярковыраженно не участвует в продвижении интересов компаний.
    По прогнозам исследовательской организации Environmental Progress (EP), к 2025 году российские и китайские реакторы будут производить две трети мирового объема атомной энергии. Этот объем придется всего на три вида реакторов – российский ВВЭР-1200 и китайские CAP1000 и Hualong-1.

    Что касается других игроков, даже не говоря об экспорте реакторов, в США американские производители топлива для АЭС бьют тревогу, так как они обеспечивают лишь около 7% внутреннего потребления, а топливо для реакторов поставляют Канада, Австралия, Россия, Казахстан и Узбекистан. Так американские производители уранового топлива Energy Fuels Inc. и Ur-Energy Inc. попросили у Министерства торговли США ввести ограничения на импорт урана, чтобы повысить свою долю на внутреннем рынке, что может привести к росту цен на топливо для американских АЭС и негативно сказаться на отрасли в целом.
    Стоит вопрос о целесообразности использования в будущем ядерных реакторов как таковых в связи со сланцевым бумом в США и развитием возобновляемой энергетики, а также с жесткими экологическими требованиями к АЭС и возможными проблемами с наличием квалифицированных кадров. Сегодня на американском энергетическом рынке доля атомной энергии составляет около 20%, но существующие и уже устаревающие реакторы постепенно выводятся из эксплуатации. США необходимо быстро решать внутренние проблемы и американцам придется либо развертывать строительство новых реакторов, либо заменять атомные мощности газовой энергетикой.
    Стоит учитывать, что существуют прогнозы, в принципе касаемые низкого спроса на АЭС. По прогнозам Bloomberg New Energy Finance, только 3% энергии в мире в 2040 году будет вырабатываться на АЭС, в США этот показатель упадет с 20% до 11% к 2050 году.

    Вынужденная сконцентрированность на этих задачах в обозримом будущем не позволит США (и Европе, где существуют схожие проблемы) использовать АЭС как инструмент внешней политики, а глобальный рынок реакторов будет насыщаться российской и китайской продукцией, при этом борьба будет разворачиваться не только за новые рынки развивающихся стран, но и за модернизацию существующих АЭС в развитых странах.
    При этом все же необходимо отметить, что крупнейшие игроки на рынке ядерной энергетики сегодня находятся в стадии масштабной реорганизации или уже закончили ее. Французская Areva превратилась в Framatome и Orano, получив дополнительные финансовые вливания, японская Toshiba продала Westinghouse канадской Brookfield Asset Partners, а китайские компании China National Nuclear Company (CNNC) и China Nuclear Equipment Company (CNEC) прошли процедуру слияния, превратившись в одного атомного гиганта. Ожидается, что с новыми силами все эти обновленные компании более активно включатся в конкуренцию на глобальном рынке.
     
  4. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    22.075.186.428
    Stirik, 31 июл 2018
    Пересмотр Евросоюзом своих финансовых обязательств по закрытию Игналинской АЭС может стать поводом для литовских властей задуматься над тем, как вернуть ранее утраченный энергетический суверенитет страны.
    В 2004 году Вильнюс выполнил основное требование Брюсселя, закрыв в обмен на членство в ЕС единственную в Прибалтике атомную электростанцию, которая вырабатывала 70% всей необходимой Литве электроэнергии. Тогда же был остановлен первый блок со сроком службы до 2022 года, второй (до 2032‑го) — в 2009 году. Окончательный вывод станции из эксплуатации запланирован на 2038 год. На сегодняшний день идут работы по демонтажу оборудования на первом, свободном от отработанного ядерного топлива блоке. Выгрузка же на втором реакторе завершилась в конце 2017 года, и работы по демонтажу еще не начинались.
    Решение ЕС урезать программу финансирования закрытия Игналинской АЭС встретило болезненную реакцию литовского политического истеблишмента. Премьер-министр Литвы Саулюс Сквернялис подверг жесткой критике вывод Европейской палаты аудита о том, что «это можно делать за счет бюджета страны», назвав его «неприемлемым». Глава Кабинета министров также напомнил о «совершенно ясных обязательствах ЕС финансировать этот очень емкий проект».
    [​IMG]
    Решение Евросоюза пересмотреть программу помощи Литве в деле закрытия АЭС основывается на том факте, что в прибалтийской республике наблюдаются формальные улучшения экономической ситуации. В утвержденном Еврокомиссией регламенте говорится: «Общая максимальная доля общего финансирования Союза, применяющаяся в соответствии с этим проектом [закрытием Игналинской АЭС], не должна превышать 80%. Остальное финансирование должно быть выделено из ресурсов Литвы и дополнительных источников, помимо бюджета Союза».
    Поэтому в утверждаемой ЕС новой финансовой перспективе 2021–2027 годов Вильнюс на закрытие атомной станции получит 552 млн евро, а не 780 млн евро, на которые ранее рассчитывал.
    То есть Литва, в которой, по мнению европейских чиновников, экономическая ситуация стала значительно лучше, потеряет почти 30% запланированных на демонтаж Игналинки средств. Это означает, что на литовский бюджет ежегодно будет ложиться нагрузка в виде дополнительных 30 млн евро.​
    В этой ситуации трудно упрекнуть брюссельских чиновников в предвзятости. Их позиция логична. Ведь объективно в пользу экономического улучшения в Литве свидетельствует ее прием в 2018 году в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Эта международная структура была создана в 1948 году для координации проектов по экономической реконструкции Европы в рамках плана Маршалла и объединяет сегодня развитые страны с рыночной экономикой. Членство Литвы в ОЭСР означает, что ее экономика прошла все необходимые этапы для попадания в этот престижный клуб.

    В Брюсселе посчитали, что раз страна демонстрирует высокие экономические показатели и готова нести бюджетные расходы на годовые взносы, то и справиться с такой задачей сможет вполне самостоятельно.
    В пользу экономического благополучия говорит и то, что литовские власти из года в год увеличивают бюджетные ассигнования на натовские оборонные расходы. С этим проблем не возникает.
    Но, как оказывается, на финансирование закрытия АЭС денег нет. Выходит, что всё хорошо только на бумаге? А в действительности экономические показатели не такие уж и радужные?
    К примеру, по данным Евростата, годовая инфляция в Литве одна из самых высоких в ЕС. Всё это, в свою очередь, негативно сказывается на уровне жизни граждан страны.
    Может, в данной ситуации и не стоит ее закрывать? Наоборот, вернуть еще нетронутый второй блок Игналинской АЭС к жизни, модернизировав оборудование и программное обеспечение?
    Ведь ничего же плохого не произошло с Финляндией, которая, будучи членом ЕС, в 1995 году построила собственную атомную электростанцию? В свою очередь, Чехия при вступлении в ЕС смогла отстоять собственный энергетический суверенитет, сохранив две построенные советскими специалистами и до сих пор работающие атомные станции: «Дукованы» (1985 год) и «Темелин». Причем ввод в строй последней АЭС (начало строительства — 1981 год) из-за смены в 1989 году политического режима растянулся на 20 лет.

    Может, и не стоит спешить с демонтажем литовской АЭС, так как до сих пор ни в одной стране мира не выполнялись работы по разборке уран-графитовых реакторов типа РБМК (реактор большой мощности канальный) с большим количеством облученного реакторного графита, содержащего радиоуглерод С‑14. Опасность заключается в том, что этот элемент легко распространяется и усваивается живыми организмами в природе. Его период полураспада составляет 5,7 тыс. лет. Кроме того, помимо облученного графита, выделяется радиоактивный хлор Cl‑36 с периодом полураспада 300 тыс. лет, который легко растворяется в воде, а также изотоп водорода тритий, от которого защиты практически нет.
    На сегодняшний день у Международного атомного агентства нет безопасной промышленной технологии по обращению с облученным реакторным графитом.
    Работы по ее созданию только ведутся. В 2017 году под эгидой Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) на базе Томского опытно-демонстрационного центра вывода из эксплуатации уран-графитовых реакторов была запущена международная программа GRAPA с участием Франции и Германии. Планируется, что в течение трех-четырех лет будет отработан надежный алгоритм по утилизации этих опасных и сложно регистрируемых радионуклидов.
    По сути, проект литовских властей является беспрецедентным в мировой практике с непрогнозируемыми рисками, его результатом может стать неизбежное негативное воздействие на окружающую среду и жителей Литвы, Латвии, Белоруссии и других соседних стран.
    По-хорошему, необходимо дождаться результатов работы международной программы GRAPA, чтобы объективно оценить риски, а также масштаб финансовых затрат. По этой причине зарубежные страны, где есть уран-графитовые реакторы, включая Россию (11 штук), взяли на вооружение стратегию отложенного демонтажа. Это значит, что такие работы будут выполнены только после выработки продленных ресурсов работы реакторов и установленного времени их выдержки. Возможно, в этой связи Литве стоит учесть мировую практику и задуматься над возвращением к жизни второго блока Игналинской АЭС?
     
  5. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    22.075.186.428
    Stirik, 31 июл 2018
    В Соединенных Штатах Америки сертифицировали ракетные двигатели из России РД-180 для пилотируемых полетов. Подробности сообщило информационное агентство РИА Новости.
    В Соединенных Штатах Америки сертифицировали ракетные двигатели из России РД-180 для пилотируемых полетов. Подробности сообщило информационное агентство РИА Новости.
    NASA и ВВС США сертифицировали двигатели российского производства РД-180 для управляемых полетов американских космонавтов. Об это сообщил руководитель НПО «Энергомаш» Игорь Арбузов. В 2017 году представители обоих ведомств США пребывали на государственном предприятии в России и проводили аудит. Зарубежные специалисты остались довольны качеством технической продукции, системой менеджмента и соответствием технологических процессов американским стандартам. В итоге комиссия выдала заключение, что российские двигатели соответствуют всем требованиями для проведения пилотируемых миссий.
    Напомним, ранее в СМИ появилась информация, что НПО «Энергомаш» и United Launch Alliance заключили новый контракт на поставку партии РД-180. Предположительно силовыми установками будут оснащать первую ступень ракеты Atlas 5, которые будут выводить на орбиту многоразовыми космическими кораблям Starliner производства Boeing.
    Соединенные Штаты Америки до сих пор заинтересованы в российских двигателях, так как после прекращения использования шаттлов, США потеряли возможность самостоятельно летать в космос и пользуются «Союзами». Также в Америке не смогли создать собственные двигатели в ближайшие три года не смогут их построить. Есть предположение, что американцы будут использовать российские двигатели до 2028 года. Это следует из доклада компании ULA.
    Первый полет Atlas 5 с кораблем Starliner и экипажем на борту должен состояться в феврале 2019 года, а на ноябрь нынешнего года назначен тестовый беспилотный старт.
     
  6. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    22.075.186.428
    Stirik, 2 авг 2018
    В России оценили перспективы Европы перейти на американский СПГ. Чтобы отказаться только от «Северного потока-1» ей потребуется около 50 газовозов, которые будут совершать регулярные рейсы. Это обойдётся в десятки миллиардов долларов.
    В эфире программы «От двух до пяти» на радиостанции «Вести FM» профессор института стран Азии и Африки МГУ Владимир Исаев оценил возможность переориентирования европейских стран на американский сжиженный природный газ. Он подчеркнул, что энергетические потребности Европы чрезвычайно высоки, чтобы их можно было удовлетворить только им.
    По словам эксперта, несмотря на огромные поставки нефти из арабских стран, значение России для ЕС непреложно. Так, с 2010 по 2017 года доля российского голубого топлива на европейском рынке выросла с 23% до 35%. В этом ключе политолог Евгений Сатановский поинтересовался, почему тогда ЕС борется с газопроводами РФ.
    «По глупости», полагает Исаев. Так, даже недавняя информация о том, что Европа готова построить от 9 до 11 СПГ-терминалов не меняет ситуацию в виду внушительного спроса на газ. Суть в том, что их трудно будет все наполнить, так как на них «не напасёшься газовозов». Каждый из них доверху наполняется очень тяжелой вязкой жидкостью – СПГ. Объём газовоза варьируется от 45 до 155 тыс. кубометров. После регазификации из него получается около 90 млн кубометров.
    Таким образом, чтобы компенсировать только один «Северный поток», через который ежегодно переправляется 55 млрд кубометров, потребуется около 600 рейсов газовоза. Учитывая, что его ход от США до Европы составляет две недели, а также погрузку, разгрузку и регазификацию поставка занимает около месяца. В итоге один газовоз может совершить лишь 12 рейсов в год. Поэтому их потребуется в количестве 50-ти.
    Помимой высоко цены за рейс такого судна – от 300 млн долларов, нужно обратить внимание, что газовозы также необходимо приобрести. Исаев указывает, что их производят только Южная Корея, Япония и Германия. Получается, что «цена вопроса» более 26 млрд долларов. Эксперт подчёркивает, что выгоднее отправлять газовозы в Азию, где цены на сырьё заметно выше.
     
  7. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    22.075.186.428
    Stirik, 6 авг 2018
    Весеннее объявление Владимира Путина о том, что Россия разработала компактные ядерные энергетические установки и перспективы их использования в военной сфере, так сильно напугали «супостата», что в Соединенных Штатах началась самая настоящая пиар-компания, призванная убедить публику, что дела у Пентагона обстоят не так уж и плохо.
    Заявления высокопоставленных военных, а также публикации специалистов дают понять, что и американцы «не лыком шиты» и тоже могут противопоставить своим вечным соперникам — русским, технологические новинки в военной сфере. Среди них выделяются анонсы, якобы, разработанного американцами компактного термоядерного реактора (КТР).
    Если верить сотруднику Центра BESA, некогда старшему аналитику в разведсообществе Израиля подполковнику Рафаэлю Офеку, компания Lockheed Martin, получив недавно патент на «революционный дизайн для КТР», вынесла российским атомщикам приговор. Перевод соответствующей статьи Офека «СП» опубликовала 1 августа.

    Наши читатели отнеслись к похвальбе Офека с недоверием. Так, Василий Федотов назвал кейс информации о КТР пропагандой и сравнил с навязчивой рекламой американской СОИ — «звездных войн» из 1980-х годов прошлого века. В свою очередь Сергей Хомяков обратил внимание, что американский патент на «революционный дизайн» представляет собой не более чем картинку.
    Военный эксперт, коммерческий директор журнала «Арсенал Отечества» Алексей Леонков также не придает похвальбам Lockheed Martin особого значения, зато обращает внимание на реальные достижения российских атомщиков, используемые на практике и не имеющие аналогов в мире. В беседе с «СП» он особо подчеркнул, что результат был достигнут, вопреки развалу страны в 1990-х.
    — Соединенные Штаты и СССР, а впоследствии Россия, в сфере ядерных технологий всегда были негласными соперниками. Они строили свои АЭС, мы свои, и при этом обе страны проводили эксперименты в области ядерного синтеза, чтобы выйти на термоядерные реакторы, которые должны иметь более высокий КПД и давать больше энергии, чем традиционная АЭС.
    «СП»: — Объясните «на пальцах» в чем разница?​
    — Когда в обычную станцию загружается ядерное топливо, то его расходуется 10−15 процентов. После этого отработанное топливо из реактора изымается, отправляется на переработку, где из него извлекается плутоний, который используется в военных целях, а остальное утилизируется. Эта технология долгое время существовала во всех странах, но некоторое время назад наша страна пошла по другому пути.
    Наши физики-ядерщики создали принципиально иную технологию на основе МОКС-топлива (от английского MOX — Mixed-Oxide fuel — авт.). Там используют совершенно другие реакторы, которые позволяют не только извлекать электроэнергию, но и полностью — до состояния изотопов, вырабатывать все ядерное топливо загружаемое в реактор.
    Естественно, это делается при помощи дополнительного оборудования — центрифуги, где происходит обогащение топлива. Центрифуга позволяет превращать отработанное топливо в уран для гражданских целей — новой загрузки в реакторы, или в плутоний для военных целей или обратно в гражданское топливо.
    Предположим, возник вопрос денуклеаризации какого-нибудь государства. Чтобы оно никогда не занималось оружейным плутонием, весь его плутоний можно перегнать в гражданское топливо.

    «СП» : — Технология — это хорошо, но используется ли она на практике?​
    — Когда мы проводили все эти эксперименты, на Белоярской АЭС был построен промышленный реактор БН-600 на быстрых нейтронах. Потом там же появился реактор БН-800. Цифры — это мощность в мегаваттах. То есть мы вышли из стадии экспериментов на стадию промышленного производства. Эти реакторы работают на совершенно иных принципах, чем традиционные. Такой технологии нет ни у кого. Ни у американцев, ни у французов, а японцы не вышли даже на стадию экспериментов. Они в начале этого пути.
    «СП»: — С реактором на быстрых нейтронах у американцев не получилось, но вот компактный термоядерный реактор, если верить патенту, почти готов. А ведь эта штука покруче будет…​
    — Американцы — ребята практичные. Они патентуют все, что можно, даже еще ничего не создав. Это делается на тот случай, если какая-то страна или частное лицо что-то изобретут и попытаются выйти на мировой рынок, американцы достанут патент и будут препятствовать появлению нового. Начнутся тяжбы, выяснения кто прав, предложения поделиться и т. п. Это метод конкурентной борьбы.
    Кроме того, в судах они научились снимать с таких изобретателей неплохие деньги. Те остаются «без штанов». Об этом мало пишут СМИ, все происходит в залах судов. Потом, «раздев» изобретателя, американцы стараются приобрести изобретение и реализуют у себя. Хотя это и не всегда удается. В случае с КТР американцы запатентовали прорыв на будущее. Если кто-то сделает такое, они постараются получить либо технологию, либо деньги за нее.

    «СП»: — Кажется, в России, несмотря на технологические успехи, работа с патентным правом «хромает»? Русский Левша может сделать невероятное, но с трудом может защитить свой гений…​
    — Действительно, это так. Возьмем для примера автомат Калашникова. Сколько его выпускают по всему миру без лицензии и плюют на наши права. В советское время, когда это оружие создавалось, никто не думал, что оно будет так популярно и его будут производить все, кому не лень. И его не защитили международным патентным правом. Поэтому сейчас выставлять претензии невозможно. Максимум, можно договариваться, как это мы делаем с американцами, которые тоже выпускают «Калашников».
    «СП»: — Хорошо, в СССР не очень-то думали о патентной защите. Но сейчас то начали думать? Те же реакторы на быстрых нейтронах, другие российские изобретения в ядерной сфере получается защитить?​
    — Когда Росатом пытался выйти на международный рынок, то привлекал компанию Siemens, чтобы она помогла нам в вопросах с патентами, чтобы мы могли бы развиваться за границей. Когда Siemens на это согласился, то «получил по шапке» от тех же США. На компанию стали накладывать штрафы, санкции. Была организована мощнейшая кампания давления на Siemens, чтобы не допустить наши ядерные технологии на глобальный рынок. Предположу, что планы Росатома по строительству в мире 60 реакторов по новой технологии были сорваны именно по этой причине.

    «СП»: — Не является ли защита международным патентом, например, российской компактной ядерной энергетической установки, о которой 1 марта говорил Путин, раскрытием военной тайны?​
    — Этот фактор учитывается. Патентуется принцип — например, в случае велосипеда — это движение на двух колесах, но детали того, как этот принцип реализуется не раскрываются. Заметьте, тот же «Калашников» производят все, а самый надежный, точный все-таки наш, российский. Тут важны и марки металла, и технологии обработки, и алгоритмы сборки и т. п. А иначе это китайская подделка.
    Сферы ядерных технологий это тоже касается. Помните, как Украина пыталась поставить на Запорожскую АЭС американские топливные элементы. Они не подошли к нашим реакторам. Хотя казалось бы что сложного? Оказалось, что несовместимость технологий изготовления топлива может привести ко второму Чернобылю. Поэтому Киев отказался от этой затеи.
    Кстати, Россия в свое время готовила американцам топливо для АЭС в рамках программы Ельцин-Гор. Недавно Путин это прекратил, огорчив США. Дело в том, что у них нет технологии обогащения отработанного топлива для АЭС. Им нужен всякий раз вновь добытый уран, а таких рудников не так много в мире. В Казахстане, Африке, в Северной Корее… Отсюда все «танцы с бубнами» вокруг КНДР.

    «СП»: — Верите ли вы в реальность американского КТР? Интересно, что Lockheed Martin обещает запустить его уже в 2019 году, в то время как по плану Массачусетского технологического института, который тоже занимается этим вопросам, речь идет о 2032 годе…​
    — Массачусетскому технологическому института я доверяю больше, чем другим. Все-таки они ближе к науке, а Lockheed Martin недалеко от политики. Америка ведь позиционирует себя как самое передовое государство во всех отношениях. А тут оказалось, что Россия создала компактные ядерные установки, которые установили на подводную систему «Посейдон» и крылатую ракету «Буревестник».
    Это все имеет предысторию, когда и Россия и США пытались создать ядерную установку для вывода на орбиту. Спутники с такой установкой могли существовать долго и запитывать космические системы вооружений. Американцы после многочисленных попыток свою программу закрыли из-за неудачи. А СССР это удалось — у нас несколько спутников с такой установкой отработало на орбите. Спасибо физикам, сделавшим это вопреки развалу страны.
    Моделирование показало, что компактные ядерные энергетические установки могут обладать мощностью от 100 мегаватт. Топливного элемента такого реактора хватит на 10 лет. Они могут использоваться, например, в районах, куда дотянуть электрические сети сложно — в Заполярье, в Сибири. Это значит, можно развивать труднодоступные территории. Можно использовать в сфере вооружений и проч.
    Американцы правильно озадачились этими вопросами. А их политики подобными сообщениями пытаются успокоить свое научное сообщество, публику. Мол, русские сделали компактный ядерный реактор, а мы термоядерный. Хотя вопрос управляемого термоядерного синтеза до сих пор открыт. Но «застолбить поляну», запатентовать под это дело можно. Вдруг русские сделают? А у американцев уже есть патент.
     
  8. dok

    dok _

    Репутация:
    24.680.340.033
    dok, 12 авг 2018 в 13:24
    Грядущий раздербан Запада, или «БОЛЬШЕ САНКЦИЙ, ХОРОШИХ И РАЗНЫХ!» | Блог Сергей Васильев | КОНТ
     
  9. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    22.075.186.428
    Stirik, 12 авг 2018 в 16:04
    Чем ближе подходило время ко дню начала ЧМ-2018 по футболу, тем больше в информационное пространство вываливалось различных страшилок. Причем рассчитанных не только на представителя условного коллективного Запада, но и на нашего родного обывателя.
    Тут и запланированное убийство миллионов пушистых собачек, и выселение неугодных за N-й километр, и отключение горячего водоснабжения и электричества в угоду проклятым понаехавшим интуристам. Цель, видимо, была в том, чтобы по мере возможности сбить подъем и воодушевление, с которым немалая часть страны встретила мундиаль.
    Ну, а мы рассмотрим (для иллюстрации того, как сетевые истерики соотносятся с реальностью) еще одну тему. В том же ряду баек затесался надрывный стон по проданной лично В. В. Путиным китайцам Сибири, лесу и всем природным богатствам этого края. В частности — из новостного нафталина на свет извлекли известие о том, что на одном из Забайкальских месторождений китайская компания будет добывать золото, отряхнули его от пыли, протерли бархоткой и массово вбросили в сетевое пространство.

    К сожалению, у современного читателя и жителя всемирной паутины объем памяти с каждым годом все меньше, из нее через неделю-другую без остатка выдувает инфоповоды, которые сегодня кажутся невероятно важными и незыблемыми. Так же вышло и в данном случае — сеть бурлит мемами, многомудрыми цитатами лидеров общественного мнения, ссылками на сайты разной степени достоверности и посещаемости. Лейтмотив песни прост, как молоток, — Путин продал ужасным китайцам целое месторождение золота, которое, понятное дело, народное, и значит все. Вот вам и доголосовались.
    Новость эта на самом деле старая, как минимум 2016 года (такие новости-зомби, восстающие из прошлых лет, чтобы вновь будоражить, — сейчас не редкость). Но, коль она опять активно ширится, мы потрудимся вам разъяснить некоторые аспекты. Как водится, плясать будем от печки, то есть от истории.
    Ключевское месторождение рудного золота, о котором идет речь в разгоняемой истерике, расположено в одноименном поселке городского типа, в Могочинском районе Читинской области Забайкальского края.

    В 1901 году английский горный инженер Г. Кенрик из "Нерчинского золотопромышленного общества", принадлежавшего английской концессии, описал в своем походном журнале гору Ключи, упомянув наличие и мощность рудного тела (до 12 метров), а также высокое содержание драгметаллов в непосредственной близости к поверхности. На тонну породы приходилось целых 13,5 грамма золота, что не много, а очень много.
    "Нерчинское золотопромышленное общество" без промедления приступило к освоению месторождения. Уже в ходе работ выяснились два факта: хороший и плохой. Хороший заключался в том, что, помимо рудного золота, на Ключевском обнаружился и целый "букет" сопутствующих минералов и руд: пирит, гематит, сфалерит, арсенопирит, халькопирит и галенит и еще полдесятка наименований. Добываемое золото имело высокую пробу — не менее 740. По мере углубления горизонта добычи росла и проба золота, доходя местами до 980. Казалось бы, вот оно, горняцкое счастье! Но не тут-то было.

    В процессе разработки выяснилась и вторая часть, плохая. Во-первых, золото и все прочее счастье находится в составе очень крепкой породы, местами практически скальной. Во-вторых, оказалось, что залежь по своей структуре очень неоднородная по мощности и крутизне падения.
    В итоге нерчинские золотопромышленники смогли вести на Ключевском прибыльную добычу всего девять лет. Были добыты самые простые для выемки поверхностные залежи, и в 1910 году случилась первая "смерть" рудника: его законсервировали и оставили до лучших времен.
    Появившееся вскоре молодое советское государство отчаянно нуждалось в деньгах, и в 1928 году в Читинскую область была направлена геологоразведочная партия из состава треста "Дальзолото", которой была поставлена задача оценить запасы месторождения и перспективы добычи золота и серебра. На месте был проведен полный комплекс геологоразведочных работ, и на стол московского руководства легла докладная записка — золотоносность достаточна для промышленной разработки. Так началась вторая жизнь месторождения Ключи.

    Советский Союз славился своими грандиозными планами, стройками, проектами. Ключевское месторождение, невзирая на все присущие ему сложности, активно разрабатывалось вплоть до 1951 года, пока содержание драгоценного металла опять не упало ниже минимально экономически обоснованной отметки.
    Жизнь на Ключевском опять замерла, правда, время от времени предпринимались попытки оживить там добычу. Но "святые 90-е" поставили на руднике жирный крест. "Коматоз" продолжался почти двадцать лет, пока все концессионные права не приобрело местное ЗАО "Рудник Западная-Ключи". Началось очередное активное изучение участка с применением самых современных технологий и приборов. И наш старичок снова показал, что хоронить его рано. По состоянию на 1 января 2014 года запасы золота по месторождению составляли: разведанные (категорий А+В+С1) — 48,6 тонны, при среднем содержании золота в рудах два грамма на тонну, предварительно оцененные запасы (категории С2) — 27,2 тонны, "забалансовые" — четыре тонны.
    Специально поясним для людей, далеких от мест, где ревут карьерные самосвалы и бродят бородатые люди с молотками. Приведенные цифры говорят, что рудник довольно сильно выработан, но добывать золото еще можно. В 2014 году ЗАО "Рудник Западная-Ключи" официально защитило проект горных работ. Согласно лицензии, выданной Федеральным агентством по недропользованию, ЗАО вменялось в обязанность добыть и переработать: в 2016 году — 250 тысяч тонн руды, в 2017 — уже не менее 400 тысяч.
    На практике же добыча составила ноль.

    Рудник вновь показал свой крайне скверный характер. Поскольку "верхние горизонты" Ключевского давно выбраны, добыча сместилась глубже, где горнякам повсеместно приходится иметь дело с очень крепкой малосульфидной породой. Чтобы добыть золото, нужно произвести целый ряд комплексных промышленных операций. Методы довольно затратны как по времени, так и финансово, что выбивает из игры большинство мелких участников рынка добычи. А вот гиганты тут могут действовать.
    И здесь мы подходим собственно к факту, который, будучи искаженным, так сильно взволновал российскую сетевую общественность.
    ЗАО "Рудник Западная-Ключи" свои права продало индийской золотодобывающей компании SUN Gold Ltd. Последняя получила в собственность 70 процентов от доли проекта добычи. Практически сразу индийская компания начала переговоры со своим партнером — китайским горнопромышленным гигантом China National Gold Group Hong Kong, который демонстрировал интерес к добыче золота в России.
    Здесь надо сразу оговориться, что подобную сделку невозможно заключить в рамках частных договоренностей: то есть условный русский Иван и китайский Лю, владеющие лицензией и деньгами соответственно, не могут втихаря перепродать права на недропользование. Все переговоры велись на уровне межправительственной комиссии Россия — КНР, причем шли долго, сложно и в целых два этапа. Китайские товарищи отнюдь не глупы и всячески пытались уменьшить груз сопутствующих обязательств, которые они получали с приобретением прав на разработку Ключевского. Но Россия смогла продавить условия, которые выгодны в первую очередь региону и местным жителям. Все это сетевые разоблачители постеснялись озвучить, но мы, как люди беспардонные, молчать не будем.
    Итак: государственная (это важная деталь) компания China National Gold Group Hong Kong летом 2016 года приобрела права на добычу золота в районе месторождения Ключевское. В соглашении черным по белому были оговорены конкретные условия, в частности:
    • Доля российского горнодобывающего и горнообогатительного оборудования на руднике должна составлять не менее 40 процентов.
    • Количество занятого российского персонала должно составлять не менее 50 процентов от общего числа работников.

    Параллельно было оговорено создание не менее трех тысяч рабочих мест, на которые в первую очередь должны претендовать жители Забайкалья. Как видим, сплошное предательство национальных интересов и игнорирование проблем регионов.
    Предвосхищая логичный вопрос уважаемых читателей, почему же Россия сама не захотела добывать золото на собственной территории, ответим. У нашего государства в настоящее время на балансе стоит большое количество месторождений, где и запасы значительно больше, и добыча значительно легче, и не требуются глобальные финансовые вложения. Мы помним, что Ключевское находилось в состоянии летаргии двадцать лет. Нормальной инфраструктуры на месте нет, техники тоже, то есть китайской компании придется на месте все возводить с нуля и завозить туда технику. Придется строить дробильную фабрику (или как минимум мощные установки), золотоизвлекательную фабрику и полный спектр сооружений для выщелачивания золота. Для нас это экономически нецелесообразно, а для Китая — вполне.
    И тут мы подходим к еще одному вопросу, который ничуть не меньше будоражит несведущие умы. Ну, ладно, скажут нам читатели, выше все было хорошо и понятно, но ведь золото Китай будет забирать себе! Так, да не совсем. Золото — стратегически важное сырьё, от которого зависит финансовое здоровье страны. Поэтому его оборот жесточайше регламентирован, а любые попытки "бега на месте" награждаются длительными командировками в края, полные солнца и неспиленных деревьев. Да, China National Gold будет добывать золото, но сложить его в вагоны и вывезти в Китай, как это представляет наша гуманитарно-либеральная общественность, не сможет. Все добытое золото будет продаваться России. Да, вероятно, несколько дороже, чем с рудников Якутии. Но ведь фактически золото остается у нас, пополняя наши ЗВР. Немного отличается от картинки, нарисованной эмоциональными, но не сильно грамотными борцами за народное счастье, не правда ли?
     
  10. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    22.075.186.428
    Stirik, 17 авг 2018 в 21:30
    В США возобновилась работа над законопроектом NOPEC, который призван противодействовать ОПЕК и участникам соглашения ОПЕК + по сокращению добычи нефти.
    В Конгрессе США этот документ имеет рабочее название No Oil Producing and Exporting Cartels Act («Нет картелям добытчиков и экспортеров нефти»).
    Разрабатываемый законопроект — это яркий образчик использования всевозможных инструментов, прежде всего юридического характера, в отношении тех стран, которые по тем или иным причинам не вписываются в картину американского понимания мироустройства. Так, если закон будет принят, то с его помощью США будут пытаться навязывать свое законодательство другим странам — в данном случае речь идет о государствах, входящих в ОПЕК, а также странах, являющихся участниками сделки ОПЕК+, которая так бесит Вашингтон. Прежде всего тем, что меры, которые предпринимают участники соглашения для стабилизации мирового рынка нефти, никак не согласуются с «вашингтонским обкомом». Также США не нравится, что давний партнер США — Саудовская Аравия — все больше начинает согласовывать свои действия с Россией. Впрочем, в этом союзе американцам не нравится очень многое.

    Поэтому США и поставили цель максимально ослабить союз России и Саудовской Аравии, являющийся фундаментом сделки ОПЕК+. В случае, если американская стратегия сработает, то в перспективе можно и вовсе развалить всю структуру нефтяного картеля, торжественно объявив о либерализации свободного рынка мировых энергетических ресурсов.
    Практическое воплощение плана США может выглядеть примерно так. Сначала американские власти начнут по-максимуму использовать полюбившийся им в последнее время инструмент — санкции. Ограничительные и штрафные меры планируется вводить в отношении госкомпаний, связанных с ОПЕК и ОПЕК+.
    Далее должен наступить второй акт «марлезонского балета» в исполнении США — санкций будут вводиться против тех, кто не перестал видеть своими партнерами те организации, против которых введены санкции, то есть, попросту говоря, продолжает сотрудничество с попавшими под санкции предприятиями.

    Прежде всего США делают ставку на тотальное запугивание своих европейских «вассалов», чтобы в конце концов подготовить под себя европейский рынок энергоресурсов. Кстати, чем иным можно объяснить, почему американский президент Дональд Трамп хочет отказаться от лицензий на экспорт сжиженного природного газа (СПГ) в страны Евросоюза?
    Вполне вероятно, что США начнут реализовывать и инициативу «Power Africa», которая предполагает инвестирование 175 млрд долларов в проекты газоснабжения в африканских странах — например, Танзании, Мозамбике и прочих государствах Черного континента.
    Как считают некоторые эксперты, законопроект NOPEC может стать первым мощным залпом в глобальной энергетической войне, которую развязывают США. Причем эта война будет вестись параллельно с торговой.
    Вполне вероятно, законопроект мог бы стать стратегическим американским супероружием, но все будет зависеть от решительности Вашингтона — от того, насколько он далеко зайдет, чтобы отстоять американское доминирование по всему миру.
     
Загрузка...