1. Всем пользователям необходимо проверить работоспособность своего электронного почтового адреса. Для этого на, указанный в вашем профиле электронный адрес, в период с 14 по 18 июня, отправлено письмо. Вам необходимо проверить свою почту, возможно папку "спам". Если там есть письмо от нас, то можете не беспокоиться, в противном случае необходимо либо изменить адрес электронной почты в настройках профиля , либо если у вас электронная почта от компании "Интерсвязь" (@is74.ru) вы им долго не пользовались и хотите им пользоваться, позвоните в СТП по телефону 247-9-555 для активации вашего адреса электронной почты.
    Скрыть объявление

Обсуждение Конкурентная экономическая борьба между странами

Тема в разделе "Экономика и предпринимательство", создана пользователем Stirik, 31 июл 2017.

  1. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.702.225.806.493
    Stirik, 31 июл 2017
    Необходимость экономической борьбы возникает из диктата стран с сильной экономикой.
    Каковы перспективы в этом противостоянии?
     
    Последние данные очков репутации:
    dok: 499.781.664 Очки 8 ноя 2018
    #1
    dok нравится это.
  2. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.702.225.806.493
    Stirik, 1 ноя 2017

    Bloomberg поделился деталями финансовой сделки между Вашингтоном и Эр-Риядом, которые оставались в секрете 41 год.

    Дело было в июле 1974 года. В 8 утра недавно назначенный глава Казначейства США Уильям Саймон и его заместитель Джерри Парски вылетели с авиабазы «Эндрюс». Моросить уже перестало, но небо было затянуто облаками. На борту царили мрачные настроения. Нефтяной кризис был в разгаре. Эмбарго со стороны арабских членов ОПЕК в отместку за то, что США поддержали Израиль в войне Судного дня, взвинтило цены в четыре раза. Инфляция выросла, фондовый рынок рухнул, экономика США находилась в штопоре. Официально двухнедельная поездка Саймона была представлена как экономическое турне по всему Ближнему Востоку со всеми полагающимися рукопожатиями и банкетами
    Реальную цель миссии знало только ближайшее окружение президента Никсона — министру предстояло провести четыре дня в приморском городе Джидда в Саудовской Аравии. Цель: сделать невозможным использование нефти в качестве экономического оружия и найти способ убедить враждебное королевство финансировать растущий бюджетный дефицит США своим новообретенным нефтедолларовым богатством Как говорит 73-летний Парски, один из членов немногочисленной делегации, «мы не задавались вопросом, возможно ли это сделать». Если верить ему, Никсон дал понять, что возвращаться с пустыми руками не стоит. Провал не только поставил бы под угрозу финансовое благополучие Америки, но и дал бы Советскому Союзу возможность расширить влияние в арабском мире

    На пер­вый взгляд Сай­мон, ко­то­рый толь­ко что за­кон­чил служ­бу в ка­че­стве «глав­но­го по энер­ге­ти­ке» в пра­ви­тель­стве США, плохо под­хо­дил для такой де­ли­кат­ной мис­сии. До этого, перед тем, как Ник­сон сма­нил его в свою ад­ми­ни­стра­цию, Сай­мон воз­глав­лял отдел по тор­гов­ле го­соб­ли­га­ци­я­ми в Salomon Brothers.Для ва­шинг­тон­ских ка­рьер­ных бю­ро­кра­тов быв­ший трей­дер вы­гля­дел дерз­ким вы­скоч­кой с раз­ду­тым эго. До­ста­точ­но ска­зать, что бук­валь­но за неде­лю до по­езд­ки в Са­у­дов­скую Ара­вию Сай­мон пуб­лич­но рас­кри­ти­ко­вал шаха Ирана, на тот мо­мент близ­ко­го ре­ги­о­наль­но­го со­юз­ни­ка США, на­звав его «пси­хом». Но Сай­мон лучше дру­гих по­ни­мал при­вле­ка­тель­ность аме­ри­кан­ско­го го­су­дар­ствен­но­го долга и знал, как убе­дить са­у­дов­цев, что Аме­ри­ка — самое без­опас­ное место для хра­не­ния их неф­те­дол­ла­ров. И этот план, как ока­за­лось, пол­но­стью опре­де­лил аме­ри­ка­но-са­у­дов­ские от­но­ше­ния на че­ты­ре де­ся­ти­ле­тия впе­ред.
    Ос­нов­ная идея была по­ра­зи­тель­но про­ста. США будут по­ку­пать у Са­у­дов­ской Ара­вии нефть и обес­пе­чи­вать ко­ро­лев­ство ору­жи­ем и во­ен­ной по­мо­щью. А са­уди­ты будут вкла­ды­вать по­лу­чен­ные неф­те­дол­ла­ро­вые мил­ли­ар­ды об­рат­но в аме­ри­кан­ские каз­на­чей­ские об­ли­га­ции и тем самым фи­нан­си­ро­вать рас­хо­ды Аме­ри­ки. Как рас­ска­зы­ва­ет Пар­ски, чтобы утря­сти все де­та­ли, по­тре­бо­ва­лось еще несколь­ко тай­ных встреч. К концу пе­ре­го­во­ров на столе оста­лось одно неболь­шое, но важ­ное усло­вие: ко­роль Фей­сал ибн Аб­дул-Азиз Аль Сауд по­тре­бо­вал, чтобы при­об­ре­те­ние об­ли­га­ций оста­ва­лось в сек­ре­те. О сдел­ке знали лишь несколь­ко чи­нов­ни­ков Каз­на­чей­ства и ФРС, так что тайну уда­лось со­хра­нить на сорок с лиш­ним лет.Лишь в мае, когда агент­ство Bloomberg News по­сла­ло в Каз­на­чей­ство за­прос в со­от­вет­ствии с Актом о сво­бо­де ин­фор­ма­ции, пресс-сек­ре­тарь Уитни Смит за­яви­ла, что «рас­кры­тие этих дан­ных со­гла­су­ет­ся с кур­сом на про­зрач­ность и за­ко­ном».
    Итак, ко­ро­лев­ство — один из круп­ней­ших кре­ди­то­ров США, дер­жа­тель об­ли­га­ций на 117 млрд дол­ла­ров. Но и эта ин­фор­ма­ция вы­зы­ва­ет много новых во­про­сов. Быв­ший чи­нов­ник Каз­на­чей­ства утвер­жда­ет, что офи­ци­аль­ная цифра зна­чи­тель­но — воз­мож­но, вдвое и более — за­ни­жа­ет ин­ве­сти­ции Са­у­дов­ской Ара­вии в го­су­дар­ствен­ный долг США. Зо­ло­то­ва­лют­ные ре­зер­вы ко­ро­лев­ства равны 587 млрд дол­ла­ров, и на­зван­ная сумма со­став­ля­ет от них лишь 20%, а цен­траль­ные банки обыч­но дер­жат в дол­ла­ро­вых ак­ти­вах около 60% своих ре­зер­вов. Неко­то­рые ана­ли­ти­ки по­ла­га­ют, что Са­у­дов­ская Ара­вия скры­ва­ет раз­мер вло­же­ний в аме­ри­кан­ские дол­го­вые обя­за­тель­ства, оформ­ляя сдел­ки через оф­шор­ные фи­нан­со­вые цен­тры.

    Почему сейчас эта цифра важна как никогда
    С одной сто­ро­ны обвал цен на нефть вы­звал ре­зон­ные опа­се­ния, что Са­у­дов­ской Ара­вии при­дет­ся про­да­вать при­над­ле­жа­щие ей об­ли­га­ции для фи­нан­си­ро­ва­ния те­ку­щих нужд бюд­же­та. С дру­гой сто­ро­ны, мно­гие опа­са­ют­ся, что ко­ро­лев­ство спо­соб­но ис­поль­зо­вать свою во­вле­чен­ность в самый важ­ный на пла­не­те рынок го­су­дар­ствен­но­го долга как по­ли­ти­че­ское ору­жие — как ко­гда-то слу­чи­лось с нефтью.В ап­ре­ле Са­у­дов­ская Ара­вия при­гро­зи­ла рас­про­дать аме­ри­кан­ские ак­ти­вы на 750 млрд дол­ла­ров в слу­чае, если Кон­гресс при­мет за­ко­но­про­ект, поз­во­ля­ю­щий при­влечь ко­ро­лев­ство к аме­ри­кан­ско­му суду за тер­ро­ри­сти­че­ские атаки 11 сен­тяб­ря. Па­рал­лель­но кан­ди­да­ты в пре­зи­ден­ты и за­ко­но­да­те­ли обеих пар­тий тре­бу­ют рас­сек­ре­тить 28-стра­нич­ный раз­дел от­че­та пра­ви­тель­ства США от 2004 года, где, как пред­по­ла­га­ет­ся, со­дер­жат­ся дан­ные, свя­зы­ва­ю­щие са­уди­тов с тер­ак­та­ми. Есть ли след Саудовской Аравии в терактах 9/11 Марк Чанд­лер, воз­глав­ля­ю­щий на­прав­ле­ние гло­баль­ных ва­лют­ных рын­ков в Brown Brothers Harriman, го­во­рит:
    Пред­ста­вим себе, что это не блеф. Са­у­дов­цы на­хо­дят­ся под боль­шим дав­ле­ни­ем. Мне ка­жет­ся, было бы ошиб­кой недо­оце­ни­вать уяз­ви­мость США по от­но­ше­нию к их круп­ней­шим кре­ди­то­рам​
    В то же время Са­у­дов­ская Ара­вия, граж­дане ко­то­рой уже много лет по­лу­ча­ли бес­плат­ное ме­ди­цин­ское об­слу­жи­ва­ние, бен­зин, а также ре­гу­ляр­ные по­вы­ше­ния зар­пла­ты, стал­ки­ва­ет­ся с се­рьез­ным фи­нан­со­вым кри­зи­сом
    Толь­ко в про­шлом году на по­га­ше­ние круп­ней­ше­го за по­след­ние 25 лет бюд­жет­но­го де­фи­ци­та ушло 111 млрд дол­ла­ров ре­зер­вов — война с ИГИЛ (ор­га­ни­за­ция при­зна­на тер­ро­ри­сти­че­ской и за­пре­ще­на в Рос­сии) и борь­ба с Ира­ном об­хо­дят­ся неде­ше­во. Хотя нефть ста­би­ли­зи­ро­ва­лась на уровне около $50 за бар­рель (в на­ча­ле года она сто­и­ла мень­ше $30), это все еще на­мно­го мень­ше былых $100. Си­ту­а­ция в Са­у­дов­ской Ара­вии стала на­столь­ко острой, что ко­ро­лев­ство го­то­во пойти на при­ва­ти­за­цию го­су­дар­ствен­ной неф­тя­ной ком­па­нии Saudi Aramco.Ка­жет­ся, мно­го­лет­няя по­ли­ти­ка «вза­и­мо­за­ви­си­мо­сти» между США и Са­у­дов­ской Ара­ви­ей, ос­но­ван­ная на дав­нем успе­хе Сай­мо­на и свя­зы­ва­ю­щая мало чем по­хо­жие между собой го­су­дар­ства, дала брешь. Аме­ри­ка по­не­мно­гу на­чи­на­ет сбли­же­ние с Ира­ном. Кроме того, бла­го­да­ря слан­це­во­му буму США го­раз­до мень­ше за­ви­сят от са­у­дов­ской нефти.

    По мне­нию Пар­ски, ко­то­рый сей­час тру­дит­ся в долж­но­сти пред­се­да­те­ля со­ве­та ди­рек­то­ров част­ной лос-ан­дже­лес­ской ком­па­нии Aurora Capital Group, в 1974 году эта сдел­ка (и тре­бу­е­мая вто­рой сто­ро­ной сек­рет­ность) были со­вер­шен­но оправ­да­ны. Мно­гие из со­юз­ни­ков США, в том числе Ве­ли­ко­бри­та­ния и Япо­ния, тоже силь­но за­ви­се­ли от са­у­дов­ской нефти и тай­ком со­пер­ни­ча­ли, пы­та­ясь за­ста­вить ко­ро­лев­ство ре­ин­ве­сти­ро­вать вы­ру­чен­ные день­ги в их эко­но­ми­ки. Гор­дон С. Браун, эко­но­ми­че­ский со­вет­ник Го­су­дар­ствен­но­го де­пар­та­мен­та в по­соль­стве США в Эр-Ри­яде с 1976 по 1978 год, ком­мен­ти­ру­ет
    За­пу­стить руку в кар­ман Са­у­дов­ской Ара­вии пы­та­лись США, Фран­ция, Ве­ли­ко­бри­та­ния, Япо­ния — все​
    Для са­уди­тов тре­бо­ва­ние со­хра­нить ин­ве­сти­ции в каз­на­чей­ские об­ли­га­ции в тайне было в ос­нов­ном по­ли­ти­че­ским. Про­шло всего 10 ме­ся­цев после войны Суд­но­го дня, и араб­ский мир не мог про­стить США под­держ­ку Из­ра­и­ля. Судя по тек­стам ди­пло­ма­ти­че­ских те­ле­грамм, ко­роль Фей­сал боль­ше всего опа­сал­ся, что со­се­ди решат, что са­у­дов­ские неф­тя­ные мил­ли­ар­ды ока­жут­ся в руках их злей­ше­го врага. Чи­нов­ни­ки Каз­на­чей­ства раз­ре­ши­ли эту про­бле­му, со­гла­сив­шись со­хра­нить сдел­ку в сек­ре­те. Было со­зда­но спе­ци­аль­ное «до­пол­ни­тель­ное со­гла­ше­ние», ко­то­рое поз­во­ли­ло Са­у­дов­ской Ара­вии обой­ти обыч­ный про­цесс кон­ку­рент­ных тор­гов на по­куп­ку каз­на­чей­ских об­ли­га­ций
    Таким об­ра­зом, эти сдел­ки не про­хо­ди­ли через офи­ци­аль­ные аук­ци­о­ны, и ни­ка­ких сле­дов при­сут­ствия Са­у­дов­ской Ара­вии на рынке го­су­дар­ствен­но­го долга США в пуб­лич­ном поле не оста­ва­лось. Если ве­рить Дэ­ви­ду Спиро из Ко­лум­бий­ско­го уни­вер­си­те­та и его книге «Неви­ди­мая рука аме­ри­кан­ской ге­ге­мо­нии. Воз­вра­ще­ние неф­те­дол­ла­ров и меж­ду­на­род­ные рынки» (The Hidden Hand of American Hegemony: Petrodollar Recycling and International Markets), Са­у­дов­ская Ара­вия яв­ля­ет­ся вла­дель­цем 20% всех дол­го­вых обя­за­тельств США, об­ра­ща­ю­щих­ся за гра­ни­цей. Для ко­ро­лев­ства было сде­ла­но еще одно ис­клю­че­ние: когда Каз­на­чей­ство на­ча­ло вы­пус­кать еже­ме­сяч­ные от­че­ты, где были дан­ные по дер­жа­те­лям аме­ри­кан­ско­го долга с раз­бив­кой по стра­нам, Са­у­дов­скую Ара­вию сгруп­пи­ро­ва­ли с 14 дру­ги­ми го­су­дар­ства­ми, в том числе с Ку­вей­том, ОАЭ и Ни­ге­ри­ей, под общим на­зва­ни­ем «экс­пор­те­ры нефти»

    dfgdg.png

    Были в этой си­сте­ме и бреши. Когда «до­пол­ни­тель­ные со­гла­ше­ния» стали до­ступ­ны дру­гим цен­тро­бан­кам, ха­о­тич­ный и непуб­лич­ный спрос на об­ли­га­ции несколь­ко раз чуть не вывел госдолг США за пре­де­лы до­пу­сти­мых зна­че­ний.На­при­мер, во внут­рен­нем до­ку­мен­те, да­ти­ро­ван­ном ок­тяб­рем 1976 года, опи­сы­ва­ет­ся, как США, сами того не желая, одол­жи­ли на 800 млн дол­ла­ров боль­ше, чем со­би­ра­лись при­влечь в рам­ках аук­ци­о­на. В этот мо­мент два неука­зан­ных цен­траль­ных банка ис­поль­зо­ва­ли до­пол­ни­тель­ные со­гла­ше­ния и ку­пи­ли каз­на­чей­ских об­ли­га­ций на 400 млн дол­ла­ров каж­дый.В итоге сдел­ку с одним из них при­ш­лось от­ло­жить на сле­ду­ю­щий день, чтобы удер­жать го­су­дар­ствен­ный долг в уста­нов­лен­ных рам­ках. Боль­шая часть этих ма­нев­ров ни­ко­гда не афи­ши­ро­ва­лась, и выс­шие долж­ност­ные лица Каз­на­чей­ства пошли на мно­гое, чтобы со­хра­нить ста­тус-кво и за­щи­тить своих со­юз­ни­ков на Ближ­нем Во­сто­ке.
    За про­шед­шие годы Каз­на­чей­ство неод­но­крат­но об­ра­ща­лось к За­ко­ну о тор­гов­ле услу­га­ми и меж­ду­на­род­ных ин­ве­сти­ци­ях 1976 года, ко­то­рый за­щи­ща­ет част­ных лиц в стра­нах-дер­жа­те­лях об­ли­га­ций США. Эта по­ли­ти­ка оста­ва­лась в силе даже после того, как в 1979 году Счет­ная па­ла­та США в ходе рас­сле­до­ва­ния при­ш­ла к вы­во­ду, что для со­кры­тия этой ин­фор­ма­ции нет «ни­ка­ких ста­ти­сти­че­ских или пра­во­вых основ».У Счет­ной па­ла­ты не хва­ти­ло вли­я­ния, чтобы за­ста­вить Каз­на­чей­ство рас­крыть со­от­вет­ству­ю­щие дан­ные, но она при­ш­ла к вы­во­ду, что США «предо­ста­ви­ли спе­ци­аль­ные усло­вия, под­ра­зу­ме­ва­ю­щие фи­нан­со­вую кон­фи­ден­ци­аль­ность, Са­у­дов­ской Ара­вии и, воз­мож­но, дру­гим стра­нам ОПЕК».

    Сай­мон, ко­то­рый к тому вре­ме­ни вер­нул­ся на Уо­лл-стрит, при­знал на слу­ша­ни­ях в Кон­грес­се, что «такая раз­бив­ка от­чет­но­сти по ре­ги­о­нам была усло­ви­ем ин­ве­сти­ций со сто­ро­ны Са­у­дов­ской Ара­вии». Сти­вен Мак­С­пэд­ден, быв­ший со­вет­ник под­ко­ми­те­та Кон­грес­са, ко­то­рый пы­тал­ся до­бить­ся от­ве­та на за­про­сы Счет­ной па­ла­ты, го­во­рит: «Было ясно, что чи­нов­ни­ки Каз­на­чей­ства не со­би­ра­ют­ся идти нав­стре­чу.Я ра­бо­тал в под­ко­мис­сии в те­че­ние 17 лет, и я ни­ко­гда ни­че­го по­доб­но­го не видел». Се­год­ня Пар­ски го­во­рит, что тайна до­го­во­рен­но­сти с са­уди­та­ми долж­на была всплыть много лет назад, и удив­ля­ет­ся, что со­труд­ни­кам Каз­на­чей­ства уда­ва­лось так долго скры­вать этот сек­рет. Впро­чем, он ни о чем не жа­ле­ет: для Аме­ри­ки эта сдел­ка была бла­гом.

    Оригинал: https://www.bloomberg.com/news/feat...behind-saudi-arabia-s-41-year-u-s-debt-secret
     
    Последние данные очков репутации:
    dok: 429.133.318 Очки 3 ноя 2018
    #21
    dok нравится это.
  3. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.702.225.806.493
    Stirik, 4 ноя 2017
    Как я понимаю, основным направлением российских перспектив развития была и будет энергетика. Поэтому я , пожалуй, перейду к следующей части этого направления.


    Когда мы рассматривали намеченный нашим государственным концерном Газпром план строительства Амурского газоперерабатывающего завода в городе Советском, заходил разговор и о том, что своеобразным продолжением этого завода должен стать Амурский газоперерабатывающий комбинат, который концерн Сибур намеревается строить в Свободненской ТОР. Давайте попробуем ответить на очередную серию «детских вопросов».
    Чем газоперерабатывающий завод отличается от газоперерабатывающего комбината? Почему то и другое не объединяют в одно предприятие? Почему ГПЗ и ГПК собираются строить рядышком? Вопросы звучат наивно, но ответить на них далеко не просто. Для того, чтобы лучше понимать, по каким именно причинам газопереработка потенциально способна стать для России могучим локомотивом, способным резко увеличить доходы государственного бюджета и обеспечить десятки тысяч высокооплачиваемых рабочих мест, нам придется погрузиться в те самые «технические детали». Не очень глубоко, ничего страшного, до формул органической химии дело не дойдет, но без понимания основных, принципиальных моментов химического производства обойтись не получится

    Отталкиваться будем от того, что нам сообщает о своем будущем заводе сам Газпром. Вот текст, размещенный на его официальном корпоративном сайте:«Производство гелия — до 60 млн куб. м в год. Производство этана — около 2,5 млн тонн в год. Производство пропана — около 1 млн тонн в год. Производство бутана — около 500 тыс. тонн в год. Производство пентан-гексановой фракции — около 200 тыс. тонн в год»
    Что происходит на газоперерабатывающем заводеПроцесс извлечения из «коктейля» – природного газа – гелия при помощи мембранного метода, мы пока рассматривать не будем. То, что этот метод никогда не использовался в столь масштабном производстве, и есть технологическая новинка, которую наш газовый гигант намерен освоить. Но наличие гелия в таком количестве, какое имеется в месторождениях, запитывающих «Силу Сибири» – явление практически уникальное. А вот этан, пропан, бутан и пентан-гексановая фракция это самая настоящая «классика» газовой переработки, поэтому знать, каким образом из «коктейля» извлекаются его составляющие, да еще и отделяются друг от друга – надо. Разными могут быть количественные соотношения между составляющими природного газа (ПГ), но технология, при помощи которой осуществляется такая сепарация, остается одной и той же. Знать ее тем более приятно, что Россия для всего остального мира – страна снегов и холода, а именно холод лежит в основе технологии сепарации ПГ.
    Если кто-то вдруг, по каким-то причинам, не забыл курс школьной химии и физики – спокойно пропускайте этот абзац, ничем мы вас не удивим. Сепарация компонент ПГ производится за счет использования низкотемпературной конденсации и ректификации. Что, вздрогнули? Да нет в этих длинных словах ничего особо выдающегося. С конденсацией все мы сталкиваемся по сто раз на дню – когда видим «запотевающие» стекла на окнах наших квартир и домов, в наших автомобилях и даже на стеклах наших очков. Конденсация – это просто переход вещества из газообразного состояния в жидкое, только и всего. Низкотемпературная – значит, ее добиваются при помощи снижения температуры, что, как вы понимаете, нам, королям холода, осуществлять просто по штату положено
    Если взять емкость максимально возможного объема, суметь всю разом ее «подморозить», то газ превратится в жидкость, останется ее собрать каким-нибудь ведром – и все, мы в дамках. «Стоп, но ведь в составе ПГ далеко не один газ!» – скажет всякий, кто уже успел выучить газовую абракадабру «Метан-этан-пропан-бутан-пентан-гексан». Совершенно верно, но тут к нам на помощь пришла сама матушка-природа. Критическая температура, ниже которой газы выпадают в конденсат, у всей этой шестерки компонент ПГ – разная. Мало того, все «расставлено» с максимальным удобством – чем тяжелее газ, тем меньший «минус» ему требуется, чтобы стать жидким. Все, что требуется для того, чтобы каждая фракция ПГ «выпадала в осадок» в порядке живой очереди по мере охлаждения – поддерживать давление постоянным, на одном значении, и не допускать поступление в колонну новых порций ПГ. Или, если пользоваться терминологией химиков, «процесс должен идти адиабатически, чтобы выполнялся закон Гей-Люсака». Если вы встретите выражения подобного рода – не пугайтесь, это всего лишь требование не менять давление и массу ПГ, участвующего в процессе. При обычном атмосферном давлении температура сжижения метана составляет -161,6 градуса Цельсия, этана -88,6 градуса Цельсия, пропан сжижается при -42, бутан – при -0,5. Но в конденсационных колоннах создается более высокое давление, вычисленное эмпирическим путем как экономически наиболее выгодное, дающее максимальный эффект при наименьших затратах. Оптимальное давление – от 34 до 39 атм, температура – процесса от -35 до -45. Этого вполне хватает, чтобы в жидкость превратились последовательно пентан-гексановая фракция, пропан и бутан – чем тяжелее газ, тем менее глубокое охлаждение требуется для его сжижения. Метан и этан остаются в газообразном состоянии, их выводят из колонны для дальнейшей сепарации.

    После вот такого, краткого и поверхностного описания процессов, происходящих при низкотемпературной конденсации, профессиональные химики впадают в состояние, напоминающее состояние боевого берсерка. Не замечая недоуменных глаз слушателей, они рассказывают про самые разные хладагенты, про штуцеры, дроссель-эффекты, турбодетандеры, ингибиторы гидратобразования, сорбцию и противоточную абсорбцию… Если оставить газового химика в свободном состоянии, при нормальном атмосферном давлении и влажности, в помещении, где поддерживается температура от 20 до 22 градусов Цельсия, обеспечить постоянное поступление питательных веществ и отвод продуктов жизнедеятельности, то интенсивность словесного потока достигает в среднем 140-150 слов в минуту, а сам поток слов может длиться непрерывно до 2-3 суток. В организмах слушателей средним весом от 70 до 90 килограмм, в зависимости от начальных условий (выспался/не выспался, покушал ли и как давно и т.п.) наблюдаются самые разные, порой удивительные эффекты – от полнейшей апатии, переходящей в глубокий сон или обморок и даже кому, до приступов немотивированной агрессии и попыток немедленного суицида путем разбивания головы об стену, попыток выхода из помещения, где проводится эксперимент, без использования дверного проема
    Поскольку некоторые слышали, как медики произносят клятву Гиппократа, от повторения подобного рода экспериментов мы воздержимся. Сложно там все! Придумок – множество, все они нацелены на повышение эффективности и снижение себестоимости. Подробности самые любопытные могут почерпнуть в соответствующей профессиональной литературе, а мы продолжим виртуальное путешествие между огромных колонн газоперерабатывающего завода. Да, еще один момент – мы не стали описывать процесс дополнительной очистки и осушки трубопроводного газа, которые на газоперерабатывающем заводе тоже части производственного процесса. Принципиальных отличий от того, что происходит на газовых месторождениях на установках комплексной подготовки газа – нет, только масштабы работы совсем другие

    Этан метану друг, это знают все вокруг
    Нам, в принципе, осталось посмотреть, как отделяют метан от этана, соблюдая при этом требование поставить метан в газообразном состоянии обратно в магистральный газопровод «Сила Сибири» для выполнения контрактных обязательств перед китайской стороной. Как вы наверняка уже догадались, сжиженный метан – это именно то, что можно уверенно считать сжиженным природным газом, который можно поставлять любым потребителям, ведь теплотворная способность метана вполне удовлетворяет потребности в газе, как в энергетическом ресурсе. То, что из ПГ при этом извлечены все тяжелые углеводороды, не наносит вреда потребителю, зато развязывает руки производителю. Но про СПГ, само собой, разговор совершенно отдельный, выходящий за рамки этой статьи.
    Итак, после конденсационной колонны в составе ПГ остаются только два газа – метан и этан. Температура сжижения этана ниже, чем температура, которую может обеспечить конденсационная колонна, поэтому смесь из двух оставшихся компонент подает уже в низкотемпературную ректификационную колонну. Не будем вдаваться в технические подробности, остановимся на том, что методом ректификации удается добиться сжижения этана, после чего в трубопровод возвращается практически чистый метан со всей его теплотворной способностью, которая интересует конечного потребителя. По сути получается, что вся работа газоперерабатывающего завода в городе Свободном сводится к глубокому охлаждению ПГ, в результате чего все фракции, необходимые химической промышленности, отделяются друг от друга. Не завод, а один большой холодильник – но это, разумеется, весьма и весьма грубое описание. В реальности здесь используются различные хладагенты, меняются не только температуры, но и значения давления. То, что гелий будет выделяться из состава ПГ мембранным методом, при котором никакого понижения температуры не требуется, имеет значение только разница давления выше и ниже мембраны, «развязывает» руки для применения конденсационного и ректификационного методов только для «классических» компонентов ПГ. Каждая выделенная в жидком виде фракция ПГ – этан, пропан, бутан и петан-гексан является товаром, продуктом высокой степени переработки. Реализация этих продуктов переработки на нашем внутреннем рынке и продажа на огромный растущий рынок Китая, географически расположенный совсем неподалеку, окупят запланированные инвестиции Газпрома в срок, длительность которого достаточно точно просчитывается

    Газпром и Сибур – долгие отношения
    По каким причинам Газпром не намерен инвестировать в расширение производства, чтобы свою собственную продукцию доводить до конца производственной цепочки? Ведь, казалось бы – доведи каждую из полученных газовых фракций до максимально возможной степени переработки и собери максимально возможные прибыли. Но тут есть сразу несколько соображений. Одно из них связано со стратегией группы Газпром, которое коротко сформулировал в 2007 году первый вице-премьер правительства Дмитрий Анатольевич Медведев:«Энергетическая компания должна заниматься энергетическими ресурсами, а не разбрасываться по сторонам»
    Трудно сказать, что явилось причиной такой вот формулы. Возможно, Дмитрий Анатольевич в ту пору еще просто не был знаком с понятием «диверсификация бизнеса», но факт остается фактом – формула была воспринята руководством Газпрома как программа действий. Собственно говоря, после вот такого резкого изменения стратегии Газпром и продал все акции контролировавшегося им тогда Сибура сначала Газпромбанку, а тот уже реализовал его в пользу нынешних владельцев. «Развод» прошел достаточно спокойно, в наше время компании имеют общий проект, что, собственно, внушает надежду на то, что и по проектам в городе Свободном взаимопонимание будет полным. Южно-Приобский ГПЗ мощностью переработки 900 млн кубометров попутного нефтяного газа – совместный проект Сибура и Газпром Нефти, запущен в эксплуатацию осенью 2015 года. Это мы так, на всякий случай – наверняка ведь многие помнят про этот самый новый на день сегодняшний российский ГПЗ. Газовая химия – действительно несколько отдельный от добычи и транспортировки газа бизнес, тут спорить не приходится. По каким причинам – мы чуть ниже коротко расскажем. А пока продолжим анализировать, по каким причина завод будет «газпромовский», а комбинат «сибуровский»

    Второе соображение сугубо экономическое. Общий объем переработки газа всеми предприятиями Газпрома, как природного, так и попутного нефтяного, по итогам 2016 года составил 31 млрд кубометров, не считая давальческого сырья. То есть ровно один завод в городе Свободном увеличит объем более, чем в два раза, на одном этом проекте Газпром ворвется в число мировых лидеров этого бизнеса. Объем инвестиций мы уже называли – со всеми сопутствующими вложениями он составит около триллиона рублей. Совершенно естественно, что реализовать одновременно два проекта такого масштаба было бы сложно даже для «империи Газпрома» – особенно, если вспомнить, сколько проектов, кроме этого, ведет наш государственный концерн. «Северный поток-2», «Турецкий поток», «Сила Сибири» – это только самые крупные из них. Так что и свои силы, и масштаб предстоящей кредитной нагрузки Газпром, как нам кажется, оценивает совершенно верно
    Третье соображение все по тому же поводу – сугубо технологическое. Как мы только что видели, если не считать выделения гелия, все остальные этапы фракционирования ПГ основаны на низкотемпературных технологиях. А вот вся дальнейшая переработка этана, пропана, бутана и петан-гексана – это пиролиз при разной степени нагрева исходных продуктов. Пиролиз, если кто-то позабыл – разложение любых соединений на составляющие менее тяжелые химические элементы под действием повышенной температуры без доступа воздуха. Задраил крышку и нагревай – если совсем уж утрированно. Так что разделение обработки компонент ПГ совершенно логично и с этой точки зрения. То, что завод и комбинат будут находиться практически на одной площадке, сводит расходы на транспортировку и логистику к минимуму, что не может не радовать Сибур и наш государственный бюджет, который не преминет аккуратно снять налоги с прибыли
    В общем, как ни верти, а решение по развитию газовой химии в Свободном – разумное, выгодное и логичное. Да, еще один момент. В наших статьях неоднократно использован термин «газовая химия», хотя вряд ли вы где-то слышали-видели его еще. Дело в том, что попутный нефтяной газ по своему составу ничем не отличается от состава газа природного, если не принимать во внимание пропорции между компонентами. Потому и появилась традиция называть и переработку газа «нефтехимией». Традиция вполне устраивает и нас, но пока мы еще не добрались до переработки нефти и попутного газа, потому и употребляем название «газовая химия» – вы уж потерпите это «неудобство», оно временное

    Переработка газа – это выгодно или нет?
    Объемы газовой переработки после падения цены на нефть и газ, начавшейся в 2014 году, бурно развивается во всем мире, в одних только США сейчас идет реализация самых разных проектов в этой отрасли на общую сумму просто фантастических размеров – 185 млрд долларов. Причина достаточно очевидна – продавать непереработанный природный газ стало не очень выгодно, газовые компании диверсифицируют свой бизнес. Может, нам-то не стоит идти в ту же реку? Как бы не так! Рост потребления продуктов нефтехимии в мире набирает темп, последние годы он держится на показателях 6-7% ежегодно. Второй момент – потребление этой продукции внутри самой России находится на непростительно малом уровне, но все «игроки» нашей экономики уверены, что долго это не продлится. Третий момент – с учетом себестоимости добываемого природного газа российские производители имеют весьма основательные конкурентные преимущества и нет повода ими не воспользоваться. Риски, разумеется, есть, но существует ли в нашем мире хоть один вид предпринимательства, где его нет?..
    А теперь мы предлагаем коротенько изучить, что же именно будет производить Сибур при помощи пиролиза на своем АГХК. В школе мы все это, конечно, изучали, но когда это было – это раз. Два – держать в голове такие «простые и незатейливые названия» не так-то просто, если не сталкиваешься с ними по роду профессиональной деятельности. Следующую часть сегодняшней статьи можно рассматривать как мини-справочник – надеемся, что пригодится

    Справочник
    Этан
    90% использования этого газа – производство этилена. Пиролиз идет в присутствии водяного пара при температуре от 800 до 950 градусов в трубчатых печах. Согласитесь – ничего общего с тем, что происходит на ГПЗ.
    Этилен
    Простейший алкен – так химики называют вещества, которые имеют двойную связь между атомами углерода, а химические соединения описываются формулой СnH2n – на каждый атом углерода в алкенах приходится по два атома водорода. Да, иногда алкены называют еще и олефинами – не очень понятно зачем, но такое бывает. Поскольку этилен – простейший из алкенов, формула молекулы – самая простая из возможных, С2Н4.
    Вот из этилена делают уже много разного-всякого. Этиловый спирт, стирол, уксусная кислота – это все из этилена, но это, скорее, экзотика. 60% этилена перерабатывают для получения полиэтилена, 15% – для получения окиси этилена, еще около 15% – для получения дихлорэтана, который многие знают под другим названием – винил
    Полиэтилен
    Иногда ошибочно называемый целлофаном – продукт, известный всем, кто при посещении магазинов покупает упакованные в него пищевые продукты, которые потом складывает в полиэтиленовый же пакет. Но это, разумеется, не все, поскольку у полиэтилена множество разновидностей, классифицируемых по его плотности. Перечислять их можно только для учебника химии – одних аббревиатур на страницу хватит. ПЭНП, ПЭВД, ПВД, ПЭВП, ПЭНД, ПНД, ПЭСД, ПЭВП и так далее – это все он, полиэтилен. В последнее время растет спрос на сверхвысокомолекулярный полиэтилен высокой плотности (от одного названия дрожь берет) – он применяется при изготовлении современных бронежилетов и касок, он нужен в химическом производстве. От легко рвущегося пакетика до каски, выдерживающей удары снарядных осколков – границы использования полиэтилена нигде не заканчиваются (С).
    Окись этилена
    К этилену просто «пришпандорена» молекула кислорода – С2Н4О. Всего «одна буква», а область применения увеличивается в разы. Из окиси этилена можно сделать этиленгликоли, а из них готовят материал для пластиковых бутылок (ПЭТ – полиэтилентерефталат, если хочется точности). Можно сделать полиэтиленгликоль – и это уже будет сырье для фармокологии и косметики. Не в курсе? Бросьте – это основа лубрикантов и пластификаторов, красок и растворителей. Этаноламины, которые изготавливают из окиси этилена, применяются при производстве мыла и моющих средств, эфиры этиленгликоля входят в состав тормозных жидкостей и моющих средств, растворителей лаков и красок. Осматривайтесь вокруг себя – и вы увидите множество привычных предметов, которые изготовлены на основании «вытащенного» из природного газа этана. Но это – то, что сделано из продуктов переработки окиси этилена, а вот про применение этой окиси в чистом виде лучше смотреть на экране телевизора, чем в реальности: в чистом виде окись этилена является основным компонентом боеприпасов объемного взрыва. От пластиковых бутылок до боевых частей «Буратино» и «Солнцепека»…
    Винилхлорид
    Это тоже некий «промежуточный» продукт, который в наше время практически на все 100% уходит на изготовление ПВХ, поливинилхлорида. Название страшненькое, как это часто нравится химикам, а область применения широка до удивления: грампластинки, пластиковые окна и двери, натяжные потолки, искусственная кожа, моющиеся обои, уплотнитель бытовых холодильников, рекламные баннеры и плакаты, всевозможные наклейки, в том числе и для рабочих перчаток – для предотвращения скольжения, как источник хлора – в производстве фейерверков. Перечислять можно долго – этан повсюду, этан полезен, этан востребован.Если Сибур не будет отправлять на экспорт все объемы полиэтилена, окиси этилена и винилхлорида на экспорт, то попробуйте представить, сколько небольших производств всего перечисленного может возникнуть в том же Свободном или в других городах и весях Амурской области.
    Пропан
    Это, конечно, прежде всего – топливо. Топливо для газовой сварки, для резки металлолома, для разогрева битума и асфальта при дорожных работах, при кровельных работах, для обогрева производственных помещений, для переносных электрогенераторов. Ну и, конечно, именно пропан (чаще всего – в смеси с бутаном) – то самое газовое топливо для автомобилей, которое становится все более популярным по причине его дешевизны относительно бензина и дизельного топлива. Для химиков пропан – отличная основа для производства целых полчищ всевозможных растворителей, в наших квартирах и домах пропан – еще и пропеллент, как химики называют всевозможные аэрозольные баллончики. Мало того – пропан еще и прячется в наших холодильниках, поскольку в пищевой промышленности он зарегистрирован в качестве пищевой добавки Е944. Приятного аппетита особо не пожелаешь, но такие теперь времена – из песни слова не выкинешь.
    Бутан
    И это тоже – прежде всего топливо для автомобилей, но только в смеси с пропаном. Эта смесь, между прочим, горит в наших зажигалках, поскольку при незначительном повышении давления смесь остается жидкой в удобном для нас диапазоне температур. Бутан – тоже пропеллент, а еще после всех истеричных историй с фреоном его стали использовать в качестве хладагента в холодильных установках. Производительность меньше, чем у фреона, зато безопасен для окружающей среды. Да, в наших новых модных холодильниках бутан встречается не только»где-то там внутри», но и на полках – в качестве пищевой добавки Е943а.Ну, а для химиков бутан – исходное сырье для бутадиена, который является основой синтетических каучуков. После вулканизации «бывший бутан» становится шинами автомобилей, велосипедов и даже самолетов. А можно произвести чуточку иную резину, чтобы можно было изготовить из нее всевозможные уплотнители для наших с вами жилищ. Теплоизоляция, звукоизоляция, воздухоизоляция – это все он, бутан после череды переделов. Резины на его основе используются в гидравлической, пневматической и вакуумной технике, в качестве изолятора они чрезвычайно востребованы в электротехнике, синтетический каучук – еще и основа твердого ракетного топлива.

    Свободный может стать только началом
    Как вы понимаете, перечень всего того, что можно изготовить из фракций природного газа, приведенный нами, далеко не полон, его можно продолжать и продолжать. Привели мы его, скорее, для того, чтобы и вы, вслед за нами, перестали поддаваться унынию по поводу того, что продукты переработки природного газа из-за массовой реализации проектов газоперерабатывающих комбинатов в тех же США упадут в цене или будут мало востребованы. И разделили нашу досаду на то, что эти продукты переработки ПГ все еще не сильно востребованы в самой России – ведь они могут быть прекрасной основой для производства товаров повседневной необходимости. Мы рассуждаем о необходимости импортозамещения, но продолжаем везти пластиковые окна из Германии и Польши, пластиковые игрушки из Китая, одежду из синтетических тканей – чуть ли не со всего мира. И, при этом, мы имеем возможности организовать производство всего этого у себя дома – за рубли и на основе нашего же сырья.
    Можно по разному относиться к российским олигархам, но, на наш взгляд, Леонид Михельсон, основной владелец Сибура, стоит несколько особняком. Он не покупал Сибур за ваучеры или на залоговом аукционе в лихие 90-е – сделка с Газпромбанком обошлась ему в 150 миллиардов рублей. Холдинг развивается успешно и уверенно, вовлекая в переработку все новые объемы попутного нефтяного и природного газа. Это не только рабочие места в самом Сибуре, но еще и, как видим, весьма приличная база для развития промышленного химического производства среднего и малого бизнеса. Да, решение о том, чтобы такая стратегическая отрасль экономики стала «менее государственной», принятое в 2007-м – предмет для анализа и дискуссий, но ситуация такая, какая она есть. Нам остается желать дальнейшего успешного развития Сибура – у него немало проектов, каждый из которых интересен по своему. Вот только для этого предварительно придется припомнить, что такое попутный нефтяной газ, чем он вреден, чем полезен, как его добывают и транспортируют. Отдельная большая тема...

    Выводы
    Из всего изложенного, как нам представляется, можно сделать сразу несколько выводов – разумеется, не бесспорных, подлежащих критике или развитию, тут уж как получится.Комплект газоперерабатывающих завода и комбината в городе Свободном может дать основательный толчок развития всей Амурской области, всего нашего Дальнего Востока. Кроме этих двух крупнейших предприятий появится возможность развивать предприятия менее грандиозных масштабов, которые способны обеспечить трудовыми местами регион, значение которого для России трудно переоценить. «Хронический» поворот России лицом к Европе и только к Европе, как мы видим и знаем, давал и дает не всегда самый лучший результат. При этом производство в самой Европе во многих отраслях стагнирует, производства переносятся в ту самую Юго-Восточную Азию – соседнему для нашего Дальнего Востока региону. Вот только станет ли продукция химической промышленности в ДФО тем, что способно удовлетворить потребности европейской части России, во многом зависит от тарифной политики нашего монополиста – РЖД. Производить пластиковые окна в Хабаровске и пробовать реализовать их в Петербурге при нынешних транспортных расходах – утопия в чистом виде, да и министерством транспорта у нас руководит человек, не полностью соответствующий служебному положению.

    На что мы намекаем? Да на очевидный факт – в наших с вами газовых плитах горят все фракции природного газа – от Урала до Калининграда включительно, от Краснодара до Архангельска. Горят эти фракции и на кухнях нашего союзного государства – Белоруссии, которая расположена на границе не только с Россией, но и с Европой. Нет, мы не про Прибалтику, где платежная способность населения обеспечивает белорусам сбыт разве что топливного брикета из торфа, а про реальную Европу – ту, в которую активно и вполне успешно налаживает сбыт своей продукции Белорусский ГПЗ, работающий, в основном, на попутном нефтяном газе нефтяных месторождений самой Белоруссии. Если в Благовещенске вот только сейчас, стараниями Газпрома, появились «химические» специальности в вузах, то в Белоруссии специалисты уже имеются. И имеются три газовых хранилища, принадлежащих, как и вся ГТС Белоруссии, все тому же Газпрому. Имеется в республике и потребление российского газа в 20 млрд кубометров ежегодного – того самого газа, о ценах которого так любят спорить Россия и Белоруссия, что всякий раз порождает слухи о том, что «Белоруссия уходит от России»
    Впрочем, о перспективах развития интеграционных процессов с Белоруссией – тоже отдельная большая тема, основанная, разумеется, на энергетических проектах. И без «белорусской трубы» в России – огромная паутина газовых трубопроводов, несущих на электростанции и на бытовые нужды не разделенный на фракции природный газ, потому мест для появления «комплектов Газпрома и Сибура», то есть ГПЗ и ГПК, масштаба много меньшего, чем в Свободном – предостаточно, было бы желание. Как показывает дальневосточный пример, требуется-то не так и много – магистральный газовый трубопровод и свободные энергетические мощности.Совершенно внезапно вдруг вспомнился кинофильм «Семнадцать мгновений весны», где наш любимый Штирлиц говорил об одном, писал о другом, а думал вообще о третьем. Вот и аналитический онлайн-журнал Геоэнергетика.ru писал о газе, а внимательный читатель увидел слова о недостроенной Балтийской АЭС в Калининградской области и о БелАЭС, электроэнергию которого так громко отказывается закупать Литва. Но и это – тема отдельного большого разговора.
     
    Последние данные очков репутации:
    dok: 449.297.199 Очки 4 ноя 2018
    #22
    dok нравится это.
  4. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.702.225.806.493
    Stirik, 5 ноя 2017

    Принято считать, что Газпром это наше все. Надо признать, не без оснований. Как бы мы ни ругали слишком высокую зависимость российской экономики от нефтегазового экспорта, тем не менее энергоносители обеспечивают стране примерно 40% экспортной выручки, что в нынешние кризисные времена лишними деньгами не является. Потому российские перспективы торговли газом еще долго будут представлять большую важность для всех россиян.

    Тут возникает интересная коллизия. С одной стороны есть официальные отчеты Газпрома, в которых говорится об успехах. Например, его доля в суммарном импорте газа в Западной Европой увеличилась с 22% в 2003 до 30% в 2013 году. Общий объем экспорта в дальнее зарубежье в 2015 году составил 159,4 млрд куб. м., что на 8,7% больше, чем годом ранее. Но в то же время мы помним, что в сентябре 2011 года Алексей Миллер обещал что к 2020 году спрос на российский газ в Европе вырастет на 200 млрд кубов, тем самым позволит продавать там до 340 млрд куб. м. газа ежегодно. Пока исполнимость этих планов вызывает сомнения.
    А тут еще в конце декабря 2015 французская компания Engie S.A. начала в Стокгольме арбитражное разбирательство против "Газпром экспорт" с требованием задним числом пересмотреть цену по экспортному контракту. Оно как бы нельзя сказать, чтобы подобное являлось чем-то уникальным. Такое действие даже имеет свой термин - ретроактивные платежи. Это когда поставщик потом возвращает покупателю некоторое количество ранее полученной платы. В частности с января 2009 по июль 2015 Газпром 65 раз подобным образом пересматривал условия для примерно 30 своих европейских контрагентов. Часть денег назад была возвращена Sinergie Italiane и PremiumGas в сентябре и компании SPP в декабре 2015.
    Все это создает стойкое ощущение похожести отношений между Газпромом и европейскими странами на любовь по расчету и она в последнее время начинает приобретать причудливые формы. Мы рвемся на европейский рынок в виду его высокой ценовой привлекательности, но при этом периодически потом задним числом возвращаем ему деньги. К примеру, за 2013 год сумма ретроактивных платежей составила 73,4 млрд рублей. Так что же мы в действительности получаем от этой любви и каковы ее перспективы в ближайшем будущем?

    Секрет европейской газовой привлекательности
    Секретов интереса стран - экспортеров газа несколько. Прежде всего европейский рынок интересен своим объем, который с 1971 года стабильно рос и к 2010 достиг пика в 597,9 млрд куб. м. Причем последние двадцать лет особенно быстро росло потребление газа энергетикой и домохозяйствами. На протяжении длительного времени газ являлся наиболее дешевым и экологичным видом топлива, потому, кроме увеличения его потребления как такового, существенную роль в наращивании объемов играло активное замещение газом прежде всего угля и мазута. В результате газовый рынок Европы составил около пятой части всего потребления природного газа в мире. Больше он только в Северной Америке. А весь Азиатско-Тихоокеанский регион, вместе с Китаем, потреблял газа в 3,8 раза меньше, чем Европа.
    Вторым ключевым фактором является дефицит собственных ресурсов. Добыча на нефтегазовых месторождениях в Северном море (Норвегия, Великобритания и Нидерланды) обеспечивала только половину собственных потребностей континента. Остальное Европа была вынуждена импортировать из Катара, Алжира, Ливии, США и России. Причем Газпром тут оказывался, во-первых, ближе всех, во-вторых, мог поставлять газ по магистральным трубопроводам, что значительно проще, быстрее и дешевле, чем транспортировка сжиженного газа морем. Это позволило Газпрому к 2003 году захватить 22% европейского рынка и ежегодно наращивать свою долю до 23,9% в 2006 и 28,4% в 2008 году. Правда случившийся потом мировой экономический кризис сильно спутал карты, а активизация европейской борьбы за снижение зависимости от российских газовых поставок и ожидание скорой сланцевой революции к 2010 году сократили российскую долю до 23%. Но потом снова начался рост. В том числе по причине существенного снижения собственной добычи газа в Европе из-за истощения месторождений. Миллер в своем прогнозе на счет дополнительных 200 млрд куб. м. имел в виду и этот фактор тоже. За последние 8 лет Европа стала добывать на 100 млрд кубов газа в год меньше и в перспективе до 2020 года этот показатель снизится еще как минимум на 40 - 50 млрд.
    Ну и самое главное, секрет заключается в том, что никакого единого общего рынка газа в Европе просто нет. Каждая страна для своих нужд газ покупает индивидуально, получая от Газпрома индивидуальное предложение, размер которого зависит от множества экономически, политических и всяких прочих параметров. В том числе от размера возможности купить газ где-либо еще. Так одна и та же одна тысяча кубических метров российского газа в 2012 году дешевле всего обходилась Великобритании ($313,4), Нидерландам ($371,4) и Германии ($379,3). Дания, Италия, Швейцария, Греция, Турция и Словения получали его в среднем на $ 100 - 120 дороже. А такие страны как Чехия ($503,1), Польша ($525,5) и Македония ($564,3) платили больше всех.

    Прошла любовь, завяли помидоры
    Понятное дело, в основе этих отношений, еще со времен прокладки советского газопровода Уренгой - Помары - Ужгород, того самого, который проходит через ныне независимую Украину, всегда лежал циничный расчет. Растущая европейская промышленность нуждалась в больших объемах дешевого газа, а Советский Союз и потом постперестроечная Россия могли его предложить много, так как сами нуждались в валютных доходах. В 2006 году средняя цена тысячи кубов для дальнего зарубежья (за вычетом НДС, акциза и таможенных пошлин) составляла $199 долл, потому рынок и рос, как на дрожжах. Но когда российским в Европе стал каждый третий, а в ряде стран, особенно на Балканах, даже каждые два кубометра из трех потребляемых, а общие рыночные цены на газ начали подъем (2008 год - $256, 2011 год - $313) отношение ЕС к Газпрому стало меняться.
    Организационно европейский рынок газа имеет три параллельных механизма торговли. Основная (до 50 - 55% потребления) его часть закрывается трубопроводным газом, поставляемым по долгосрочным (10 - 15 - 20 лет) межгосударственным контрактам, чаще всего основанным на схеме "бери или плати". Если покупатель не выбирает оговоренный объем, он платит поставщику штраф. Эта схема была придумана в 50е годы голландцами, но хорошо прижилась и у Газпрома. Еще примерно 30% закрывают поставки СПГ. Тоже законтрактованные на долгое время вперед. К примеру пресловутый Катар весь свой объем газовой добычи законтрактовал до 2025 года и свободных объемов не имеет. Остальные 15 - 20% приобретаются на спотовом рынке по действующей в данный момент там цене. Она в период высокого потребления (обычно зимой) возрастает и сильно превосходит контрактную, а летом может существенно падать.
    Естественно большинство стран, особенно платящих много и чья структура потребления имеет наибольшую долю домохозяйств, а значит у кого потребность в газе зимой в разы больше, чем летом, стали активно пытаться выбивать из Газпрома максимально возможные скидки. Любыми доступными и даже местами весьма шулерскими способами. С активным использованием европейской системы арбитражных судов. Кстати сказать, небезуспешно. Например Польша в 2012 году таким образом добилась для себя дополнительной скидки в 15%. Учитывая, что эта страна потребляет около 16,1 млрд куб. м. газа из которых 10 млрд поступают из России, полученная экономия (для них) и снижение прибыли (для Газпрома) исчислялось сотнями миллионов долларов.

    Аппетит приходит во время еды
    Одной из ключевых претензий к Газпрому со стороны ЕС является обвинение в использовании цены на газ в качестве средства российского внешнеполитического давления. Однако следует отметить и тот факт, что Европа занимается точно теми же самыми играми. Опираясь на право хозяина в собственном доме, Европарламент широко практикует явно пристрастные арбитражные разбирательства, принуждающие Газпром к пересмотру контрактных условий задним числом, а также вводит разные административные ограничения вроде известного Третьего энергопакета.Иск французской Engie S.A. является просто очередным раундом матча "покупатели против продавца", начавшегося еще с 2006 года. По итогам 2012 года Газпром вернул клиентам в ЕС 102,7 млрд руб (свыше $3 млрд) из тех 556,34 млрд прибыли, которые были отражены в итоговом балансе за указанный год.
    Проблема с этими ретроактивными платежами заключается в том, что обязательство уплаты по ним возникают спустя значительной время после того, как год закончен, баланс сведен и итоговый отчет опубликован. А спустя год - два ранее однозначно радостная картина внезапно может измениться. Например, в рамках переговоров по строительству "Турецкого потока" Газпром предоставил Турции с 1 января 2015 года дополнительную скидку в 10,25% от контрактной цены. Осенью, когда Анкара приостановила работы по проекту, Москва эту скидку приостановила, а потом, после осложнения турецко-российских отношений и отменила вовсе. Однако турки до сих пор продолжают ее требовать и даже подали иск в международный арбитражный суд в Париже. В случае выигрыша дела, только за 2015 год Газпром может оказаться вынужден вернуть им около $1 млрд "незаконной переплаты". В целом можно сказать, что к настоящему времени общий возврат денег по системе ретроактивных платежей достигает примерно 18 - 19% чистой прибыли, полученной Газпромом за прошедшее десятилетие. Причем, этот расчет достаточно условный, так как ряд судебных разбирательство продолжается до сих пор и их результат пока остается неопределенным. Да и полной сводной картины в открытых источниках нет. Цифры появляются разрозненно и носят отрывочный характер. Тем не менее общее представление о текущем положении дел они дают.

    Причины и перспективы
    От части причины, толкающие Газпром на эту уступчивость, понятны. Одна из них заключается в синергетическом эффекте от сочетания последствий мирового экономического кризиса и сформировавшейся системы ценообразования на газ, привязанной к цене на нефть, пусть и считаемой с лагом в 6 - 9 месяцев.С 2014 года нефтяные цены падали, а последние 5 месяцев они находятся на многолетнем минимуме. Соответственно "по формуле" начинают снижаться и цены на газ. Если средняя экспортная цена за килокуб в Европу в 2012 году составляла $305,3, а в 2013 она выросла до $380, то за 2014 она сползла вниз до $349, а за 2015 составила лишь $238. И это далеко не предел. Ожидается что за 2016 год она составит вообще около $200. Так что оттягивая покупку под видом судебных препирательств, контрагенты Газпрома все равно выигрывают. Тут хочешь - не хочешь, а надо считать, по какому варианту потери будут меньше. Кроме того, пользу импортеров играет общий спад объемов производства в промышленности, а значит падение спроса на газ с ее стороны. И конечно дают знать меры по снижению энергопотребления европейских домохозяйств. Например, в результате принятия новых строительных норм, Германия уже уменьшила потребность в отоплении жилого фонда на 4,4% и планирует довести этот показатель до 9 - 12% к 2020 - 2022 году.
    В этих условиях борьба за сохранение рыночной доли имеет заведомо более приоритетное значение, чем стремление удержать цены. За 2016 год в Европу (по терминологии компании это вся Европа плюс Турция, минус бывшие восточноевропейские члены СЭВ) Газпром планирует продать 162,6 млрд. куб. м., доведя этот показатель до 166,1 млрд в 2017 и 166,3 млрд в 2018 годах. Как там будет дальше - не ясно, но за январь текущего года объемы продаж выросли на треть по сравнению с январем 2015.Однако это не сильно радостные перспективы, если учесть, что нынешние газовые цены уже находятся на одиннадцатилетнем минимуме и имеют все шансы просесть еще, до показателей конца 90х. Т.е. даже при некотором росте сбыта в кубометрах, выручка в деньгах все равно будет падать. Причем, весьма существенно. Хотя Газпром конечно сумеет продемонстрировать красивые показатели пользуясь тем, что экспортные продажи производятся в валюте, а добыча газа и отчетность ведутся в рублях.

    Тем не менее, мы не на столько богаты, чтобы проявлять добродушную покладистость в пересчете "прошлых контрактных обязательств". Особенно учитывая факторы, играющие явно нам на руку. Спад садом, но объемы европейской добычи в Северном море продолжают снижаться, тем самым формируя дефицит предложения. Сланцевая революция в США также приказала долго жить. Америка не имеет газа, в объемах позволяющих обеспечить его сколько-нибудь существенный экспорт. Ранее обещанных 180 млрд. куб. м. в год нет. В лучшем случае лишь к концу 2019 года им удастся довести экспорт своего СПГ до 84 млрд. кубов. И даже в этом случае американский сжиженный газ будет на 15 - 20% дороже российского трубопроводного. Собственно именно по этой причине многочисленные европейские СПГ-терминалы стоят недогруженными на 75 - 80%. Словом, раз уж отношения с Европой по газу у нас складываются не по любви, а по расчету, то расчет этот не должен превращаться в постоянную игру "в одни ворота". Контракты на то и контракты, чтобы не переписывать их задним числом.
     
    Последние данные очков репутации:
    dok: 449.297.199 Очки 4 ноя 2018
    #23
    dok нравится это.
  5. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.702.225.806.493
    Stirik, 7 ноя 2017

    2016 год, «Газпром» сообщил о резком росте поставок голубого топлива в европейские страны в первом квартале. Этот рост, отмечают эксперты, является продолжением тенденции, проявившейся еще в минувшем году. Причем это рост долгосрочный. Но восточная стратегия российского газового монополиста остается по прежнему актуальной.

    Имя рекорду дала Германия
    «Наибольший рост спроса на российский газ с 1 января по 15 марта 2016 год продемонстрировала Великобритания: 245,9% по сравнению с тем же периодом прошлого года. В абсолютном выражении поставки увеличились на 3,2 млрд кубометров, это более трети от общего объема прироста поставок «Газпрома» в дальнее зарубежье», — отметил 18 марта глава «Газпрома» Алексей Миллер.В целом данные о поставках за только что окончившийся квартал таковы. В первом квартале «Газпром» поставил за рубеж 44,05 млрд куб. м газа. Это на 28% больше, чем в первом квартале 2015 года. В целом, по данным монополиста, в марте компания поставила в Западную Европу и Турцию 14,8 млрд куб. м газа, что на 9% (на 1,2 млрд куб. м) выше, чем в марте 2015 года. При этом поставки с 6 по 31 марта увеличились на 5%. Предыдущий рекорд по показателю установлен в марте 2011 года (14,893 млрд куб. м).
    В «Газпроме» ожидают дальнейшего роста спрос на газ со стороны европейских стран. Так, на днях в Париже состоялись рабочие встречи Алексея Миллера с главой администрации президента страны Жан-Пьером Жуйе и министром экономики, промышленности и информационных технологий Франции Эмманюэлем Макроном. Стороны обсудили вопросы российско-французского партнерства в газовой сфере. Речь, в частности, шла о поставках российского газа. Как отметил на встрече Алексей Миллер, «экспорт российского газа во Францию с начала года вырос почти на 800 млн куб. м, более чем в полтора раза по сравнению с прошлым годом».Рекорд покупки российского газа в 2015 году установила Германия, где на политическом уровне тема минимизации поставок из РФ звучала не так давно наиболее громко. Закупки у российкого поставщика составили 43,5 млрд куб. м, что на 6 млрд куб. м больше, чем в 2014 году, напоминают «Вести Финанс».
    В целом экспорт газа увеличился в прошлом году на 5% до 182,9 млрд куб. м. В том числе, в страны дальнего зарубежья поставлено 142,4 млрд куб. м газа, что обеспечило прирост в 12,8% к уровню 2014 года. При этом добыча газа «Газпромом» в 2015 году сократилась — на 6%, до 417,2 млрд куб. На 8% снизились поставки на внутренний рынок

    В чем же дело?
    Нужно четко разделять энергетическую политику Европы и в первую очередь ее западных членов от политических интриг, объясняет ситуацию аналитик «Алор Брокер» Кирилл Яковенко. Европа заявляла и неоднократно, что хочет снизить свою зависимость от российского газа, но это не значит, что его потребление необходимо свести к минимуму. Также речь о снижении зависимости больше относится к тому, чтобы снизить монопольное положение «Газпрома» на газовом рынке, который, как известно, в Европе подчиняется законам «Третьего энергетического пакета» и при входе в Европу газ разделяется между транспортирующими местными компаниями, где часть, конечно, также принадлежит газпромовским «дочкам».
    Также, считает эксперт, стоит замолвить слово про альтернативы российскому газу – такие как американский СПГ, который, как известно не может полностью обеспечить Европу, где в первую очередь недостаточно соответствующих терминалов для его хранения. Напомним, что на него рассчитывала в большей части враждебно настроенная против России Прибалтика, однако дороговизна строительства таких терминалов на ее территории несколько охладила пыл
    Что же касается причин наращивания поставок российского газа в Европу, то, по словам Яковенко, на самом деле не только в марте тут наблюдался рост. Согласно данным за январь-февраль объем поставок газа на экспорт вырос на 37,5% по сравнению с таким же периодом 2015 года. Что касается объема поставок газа в Европу за весь 2015 год то они так же выросли.То есть положительный тренд не появился на пустом месте, — подчеркивает эксперт. 0 Европа в принципе не собиралась прекращать покупать российский газ. А учитывая то, что цена на газ в долгосрочных контрактах привязана к нефтяной корзине и представляет собой скользящую среднюю за последние шесть месяцев, европейским странам выгодно наращивать закупки в физическом объеме для компенсации ценовых потерь в будущем, когда стоимость нефти вероятно начнет расти. Нужно отметить, что большая часть закупок с начала года приходится на Францию – 73%, Австрию – 52%, Германию – 44% и Италию – 42%. Иными словами, заключает аналитик, Европа в очередной раз запасается впрок. А рост в марте и предыдущие два холодных для этого времени года месяца объясняется также традиционным сезонным фактором.

    Восточная стратегия сохраняется
    Тем временем стратегический план «Газпрома» предусматривает, прежде всего, форсирование строительства коридоров для поставки газа на восток, напоминает начальник управления операций на российском фондовом рынке ИК «Фридом Финанс» Георгий Ващенко. В компании понимают, — считает эксперт, — что выдавливание российской монополии с европейского рынка продолжится, поэтому нет необходимости прикладывать гигантские усилия для продвижения планов по строительству коридоров в Южную Европу.
    В ближайшие годы объемы поставок по старым маршрутам сохранятся на уровне 150-155 млрд куб. м в год, ожидает аналитик. Сейчас рекордным объемам способствует низкая цена. Но при повышении цены на нефть активизируется альтернативная энергетика и альтернативные поставщики газа, в том числе, сжижженного, и доля Газпрома может начать снижаться. К вопросу строительства новых коридоров, в частности, «Южного потока», «Газпром» и Евросоюз вернутся не раньше, чем нефть снова подорожает до 100 долларов за баррель, когда конкурентное преимущество газпромовского газа вновь будет очевидным


    СМИ: первый танкер с сжиженным природным газом прибудет из США в Европу 26 апреля."Многие в Европе ждут выхода США на рынок; это является частью более широких усилий, цель которых - бросить вызов доминирующему положению России", - отмечает газета The Wall Street Journal​
    С этими новостными репортажами на газовую тему у нас явно творится что-то странное. Складывается впечатление целенаправленной война по устрашению. Ужас - ужас, смотрите, США наконец начали поставки своего СПГ в Европу. Вот, уже один газовоз пришел. И вот через пару дней будет следующий. Все пропало, шеф! Американское газовое наступление на Россию началось! Мы все умрем, мы все умрем!Прошу заметить, эти репортажи публикуются на ведущих российских новостных площадках. Интересно выяснить, кому и зачем это надо? Как минимум потому, что в большинстве своем эти новости либо "очень сильно неточны" либо прямо лживы. На поверку оказывается, что либо вместо бутана с пропаном привезли что-то другое, куда менее применимое для отопления и бытовых нужд, либо в танках вообще оказалось сырье для химической промышленности, вроде аммиака, который тоже газ, но совсем не тот газ.
    Но любопытнее другое. Объем поставок российского газа в Европу достиг 160 млрд. м3 в год.Суммарный объем всего мирового флота газовозов составляет 8,3 млрд. м3.

    Даже если забыть, что половина из них предназначена для транспортировки химии, вроде аммиака, и считать, что под перевозки пропан-бутана в Европу можно мобилизовать их все, то все равно получается, что для доставки такого объема газа потребуется, чтобы каждый из них совершил 19,3 рейса в год или один рейс за 19 суток. Грубо говоря, 9 суток туда и 9 суток обратно.При этом загрузка одного газовоза занимает 7 суток и разгрузка - не менее четырех. Т.е. на переход морем остается 4,5 суток или 108 часов хода. Минимальное расстояние между мыс Рока (самая западная точка Европы) и мыс Сент-Чарльз (крайняя восточная точка Сев. Америки) составляет 3909 км. Стало быть, для их прохождения в заданный срок газовоз обязан развивать среднюю скорость 36,1 км/ч или 20 узлов. В то время как максимальная скорость хода газовозов не превышает 16 узлов, а в норме они ходят 6- 8 узловым ходом.
    Что-то как-то не получается с революцией. Я даже не спрашиваю, откуда США возьмут 160 млрд кубов пропан-бутана, ибо всякие там аммиак для отопления не подходит. Даже если случится чудо и они потребный объем газа где-то найдут, как они сумеют его в Европу доставить?Причем, прошу заметить, проблема с доставкой возникает уже при нынешнем размере доли российского газа на европейском рынке. Планы по закрытию АЭС и прекращению, из экологических соображений, угольной генерации по самым скромным оценкам в течение ближайших 3 - 5 лет создадут в Европе дополнительный спрос как минимум еще на 100 - 120 млрд. кубов в год. Как их прокачать через российскую трубопроводную систему, на данный момент загруженную лишь на 60%, понятно, а вот как их поставить в виде СПГ из США лично для меня решительно непонятно.
     
    Последние данные очков репутации:
    dok: 449.297.199 Очки 4 ноя 2018
    #24
    dok нравится это.
  6. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.702.225.806.493
    Stirik, 8 ноя 2017

    Начать, пожалуй, стоит с проекта поставок сжиженного газа из США в европейские страны, о которых в последнее время так много и охотно говорит Дональд Трамп. При этом свой проект он рекламирует как способ уменьшить доминирование России и ее «Газпрома» на европейском рынке, как способ освободить свободолюбивую Европу от тоталитарного влияния «ужасного северного соседа».

    Газовые единицы измерения
    В 2016 году средняя цена российского газа для Европы составила 167 долларов за одну тысячу кубометров, в этом году «Газпром» прогнозирует подъем цен до уровня 180-190 долларов. В 2016 году доля российского газа в Европе поднялась на 3%, добравшись до 34%, что составляет 179,3 млрд кубометров. Что могут предложить США, сказать сложно, поскольку СПГ (сжиженный природный газ) – не самый простой товар, а одновременно используемые разные единицы измерения делают ситуацию еще более запутанной. Давайте начнем с того, чтобы внести ясность именно с единицами, после чего перейдем к привычной нам метрической системе.
    Американцы в своей газовой статистике используют так называемую «британскую тепловую единицу» – БТЕ в русской транскрипции или BTU (British Thermal Unit) в транскрипции англоязычной. Связь с кубометрами природного газа высчитывается по незамысловатой формуле:
    1 кубометр природного газа равен 35’800 БТЕ. Но наша газовая отрасль обычно дает цены за 1’000 кубометров, а 1’000 кубометров это уже 35’800’000 БТЕ.​
    Как видите, БТЕ весьма «мелкая» единица, поэтому в статистике часто используют МБТЕ или MBTU – мега, миллион БТЕ. Следовательно, средняя цена российского газа для Европы в минувшем году составила 4,66 долларов за МБТЕ. Учитывать коэффициент 38,5 следует при чтении любых статей, касающихся поставок газа из США, особенно всевозможных переводных статей. Частенько переводчики не обращают на это внимание, и мы с вами видим фразы такого вот рода:«цены на LNG из-за океана на 1-2 доллара превышают базисные цены на северо-западе Европы».
    Если не присматриваться, то может появиться уверенность, что американский газ, с учетом русофобских тенденций в Европе, вполне может быть конкурентом газу российскому – в самом деле, разница в цене кажется минимальной. Но речь-то идет о цене той самой БТЕ, а в пересчете на привычные нам цены за тысячу кубометров разница куда как значительнее – цены на СПГ из-за океана на 38,5 – 77,0 долларов за тысячу кубометров выше базисных цен в Европе. То есть реально цены американского газа выше российского на 23 – 46%

    Испытывают ли европейские потребители газа энтузиазм по поводу возможности покупать «дружественный», а не «тоталитарно-агрессивный» газ? Даже не пытаемся изучать риторику всевозможных политиков, смотрим на статистику поставок американского газа в Европу по итогам 2016 года. Поставки были, бесспорно, и составили они 400’000 тонн СПГ. Как вы понимаете, тут снова нужно разбираться с единицами измерения, поскольку сжиженный газ измеряют в тоннах, а трубопроводный – в кубометрах. Тоже ничего хитрого, калькулятор выдержит. Одна тонна сжиженного газа это, в среднем, 1’380 кубометров природного газа.Следовательно, в 2016 году Европа приобрела у США 552 млн кубометров природного газа. У тоталитарного «Газпрома» из злобной России – 179,3 млрд кубометров, у невероятно дружеских США очень демократичного газа – 0,552 млрд кубометров.
    Вот теперь, дорогие читатели, можете снова начинать слушать и читать о том, как американцы прекратят газовую гегемонию России в Европе, приятного вам времяпровождения. Почему разница столь значительна? Да потому, что сжиженный газ требует еще и обратного превращения – для того, чтобы он был пригоден для потребления, его нужно аккуратно испарить, что к указанной разнице добавляет еще около 30 долларов за 1’000 кубометров. Слова политиков – очень хорошее дело, но европейские бизнесмены больше любят цифры активов и пассивов, да и всевозможные электростанции популистскими лозунгами топить не очень удобно
    Не будем вдаваться в тонкости газового бизнеса в США, хотя там отличий от привычного нам варианта предостаточно. Если в России к варианту номер 1 – «газ добыл «Газпром» и доставил его потребителям «Газпром», что и прибавится, так только вариант 2 – «Газпром» добыл газ, «Газпром» сжижил газ, «Газпром» зафрахтовал газовозы, «Газпром» доставил газ потребителю», то в Штатах все куда как более замысловато. Фирма One добыла газ, фирма Two произвела сжижение газа на заводе, принадлежащем фирме Three, затем фирма Two зафрахтовала газовозы, фирма Fore реализовала потребителям. Не так все это и существенно, как не существенна и гипотетическая возможность поставок американского СПГ обезумевшей от русофобии Польше или Прибалтике. Важен только один существенный момент: поставщики СПГ закупают партии газа на американских биржевых торгах, тем самым подталкивая вверх внутренние расценки на газ. С подобной проблемой уже сталкивалась Австралия, выстроившая свой газовой рынок по такой же схеме – высокие цены на СПГ в Юго-Восточной Азии привели к тому, что резко выросла цена на него и для внутренних потребителей. Резкий рост экспорта, таким образом, ограничивается проблемами, которые возникают на внутреннем рынке, и это служит естественным барьером в конкурентной борьбе с таким мощным экономическим соперником, как наш «Газпром».

    В отличие от польско-прибалтийских политиков, Дональд Трамп – серьезный бизнесмен, в биографии которого авантюры были, а вот откровенной глупости не встречалось. С кем же он не на словах, а на деле собирается вести конкурентную борьбу на европейском газовом рынке
    «Поднимутся цены на газ – его станет выгодно везти в Европу из США» – тоже не серьезно, поскольку Россия с прибылью для себя торгует газом и при нынешних 167 долларах за 1’000 кубометров. Достаточно держать цену на этой отметке столько времени, сколько понадобится, вот и все. С законами физики спорить не получается, трубопроводный газ был, есть и будет дешевле сжиженного газа, который требует регазификации, который требует фрахта тысяч газовозов при попытке догнать по объему наши трубы. И американские бизнесмены тоже это прекрасно понимают – в Европу они поставляют не больше 10-11% того, что выдает на-горa единственный пока их завод по сжижению газа Sabine Pass
    Но, тем не менее, Трамп ездит по европейским столицам и пытается протолкнуть американский газ в Европу. С кем же он на самом деле собирается конкурировать? Ответ лежит на поверхности: сжиженный газ может конкурировать только со сжиженным газом другого производителя. Как вы понимаете, вот теперь мы и добрались до слова «Катар»

    Некоронованные короли рынка СПГ
    Маленькое островное государство Катар в Персидском заливе – мировой лидер поставок СПГ. В 2016 Катар экспортировал 79,6 млн тонн СПГ, на долю европейских стран пришлось 17,9 млн тонн, что эквивалентно 24,7 млрд кубометров газа трубопроводного, а это уже почти 14% от объема поставок «Газпромом». Как бы напрашивается вывод, что именно «Газпром» и должен больше всех опасаться роста поставок из Катара, но и в руководстве «Газпрома» с законами физики знакомы, мы уверены, не понаслышке. Есть те, кто в этих законах сомневается? Не смеем возражать, просто предложим посмотреть, куда в Европе идет катарский газ.
    В Польшу, где Сейм ради противодействия России на всех мыслимых и немыслимых фронтах готов принять закон о том, что 2х2=5, а число «пи» равно 7. В Италию, Испанию, Португалию, Великобританию – в страны, где уже имеются терминалы по приему сжиженного газа. Вот только работают они последние годы отнюдь не на все 100% – по причинам, которые мы указали. Дорого! А вкладываться в терминалы новые – просто рискованно, поскольку цена газа, будучи привязана к цене нефти, не может обеспечить прогноз сроков окупаемости таких инвестиций. Так что позиция России и ее «Газпрома» очевидна – ее рост конкуренции со стороны Катара не беспокоит ровно так же, как поставки СПГ из США

    Газ американский и газ катарский
    Ну, а по какой причине США могут начать борьбу с катарским газом в Европе? Снова берем в помощники нашего верного друга калькулятора, и смотрим в этот раз на статистику того самого американского завода по сжижению газа за 2016 год. Первое полугодие 2016 газа, на Азию приходится 14% всего произведенного на Sabine Pass СПГ, а вот второе полугодие – уже 36%. Причин две – рекордный рост цен на газ на азиатском рынке и то, что американцам удалось «подвинуть»… Катар. Учтем еще один момент – Sabine Pass начал работать только первой линией, впереди весьма существенное расширение, на подходе к реализации в Америке еще несколько проектов заводов СПГ.
    Рынок СПГ Латинской Америки США освоили весьма плотно, в Азии все, вроде, тоже идет по нарастающей. Чего не хватает? Еще одного рынка и, разумеется, повышения цен. Теперь нам остается только посмотреть на даты – когда внезапно началось обострение ситуации вокруг Катара и когда начались пассажи Трампа о том, как американский СПГ вытеснит из Европы российский трубопроводный газ. То и другое произошло практически одновременно. И практически сразу после начала дипломатического конфликта Катар покорно пошел на сделку по приобретению американского вооружения на сумму в 12 миллиардов долларов

    Катар – это 32% мирового рынка СПГ. Катар – это крупнейший в мире завод по сжижению Pearl GTL, основанный государственной компанией страны QatarGas на двоих с европейской Royal Dutch Shell. Катар – это крупнейшее в мире месторождение газа Северное/Южный Парс на двоих с Ираном, это 80 млн тонн СПГ в год, что эквивалентно 110 млрд кубометров «трубного газа». Катар – это его собственный, и тоже крупнейший в мире, целый флот газовозов, который позволяет ему весьма гибко и оперативно реагировать на изменения цены на газ в разных регионах – где дороже, туда и наращиваем поставки. Гибко и оперативно еще и потому, что добыча газа идет по «газпромовской» схеме – государственные компании контролируют каждый этап, от геологической разведки до поставок конечным потребителям. А в ЕС имеется 26 терминалов для приема СПГ и его регазификации, строятся новые. При этом катарский газ, как и российский, дешевле американского, транспортные издержки тоже меньше
    Получается, что США, если они желают бороться за европейский рынок СПГ с Катаром, объективно заинтересованы в том, чтобы дипломатическое напряжение вокруг Катара переросло в совершенно определенные меры экономического противодействия. Теоретизировать долго нет нужды, тот же Египет может найти благовидный предлог для того, чтобы «временно прекратить», «временно остановить» движение газовозов через Суэцкий канал. Контракты Катар с европейскими потребителями заключал не спотовые, а длительные, и, отказываясь от их исполнения, он мгновенно получит штрафные санкции. Но и поставки по маршруту, пролегающему через мыс Доброй Надежды, то есть вокруг Африки, увеличивают издержки поставщика, то есть в обоих случаях поставщики из США получают именно то, что им необходимо – ослабление позиций реального Катара, а не мифологизированного «Газпрома». В таком случае, риторика Трампа выполняет функцию отвлекающего маневра и ее наличие получает логическое объяснение

    Эволюция отношений Катара и России
    Конечно, можно просто подождать, как будут развиваться дальнейшие события, но можно попробовать поднять еще один пласт информации – а как, собственно говоря, выглядят отношения Катара и России? В интернете можно посмотреть, как выглядел сирийский конфликт и какими были действия Катара.
    Но с той поры много воды утекло, позиции сторон претерпели значительные изменения. Если коротко, в двух словах вспомнить, как выглядели отношения России и Катара в 2013-2014 годах, то можно уложиться всего в одну фразу: нараставшее жесткое экономическое и геополитическое противостояние, причем именно Катар старался нанести удар по позициям России. Это его попытка провести газопровод в обход Ирана – через территорию Сирии – стала одной из главных причин разразившейся в Сирии гражданской войны
    Катар делал ставку на свержение Башара Асада, финансируя для этого банды самых разных пошибов и, как мы все помним, был период, когда такой сценарий вполне мог стать реальностью. Ровно до той поры, пока легитимное правительство Сирии не попросило о военной помощи своего давнего надежного партнера – Россию. Не так уж и много времени потребовалось, чтобы в Катаре осознали – Асад останется на своем месте, никакие бандитские методы не позволят взять контроль над государством в свои руки всем вместе взятым исламистским вооруженным группировкам. По мере нарастания военных успехов армии Сирии, которую теперь поддерживали и поддерживают российские ВКС, менялась и риторика Дохи, вслед за риторикой – и реальные действия
    Если отбросить политические «междометия», то все «завязано» на довольно простую арифметику. Россия, добившись того, что треть снабжения Европы газом находится в ее руках, дальнейшего «экспансионизма» не планирует. Да, объемы поставок в физическом исчислении растут, но эта треть остается неизменной, поскольку растет и объем рынка. Несмотря на бесконечно муссируемую в прессе тему развития энергетики, основанной на ВИЭ, Европе газа нужно все больше и больше. Приняв «Газпром» за некую константу, мы видим, что борьба разворачивается вокруг 2/3 газового рынка Европы. Кто станет поставщиком № 2

    Южный Парс/Северное
    И тут, разумеется, нельзя не вспомнить о самом крупном в мире газовом месторождении, располагающемся в Персидском заливе, в территориальных водах Катара и Ирана. Катар называет свою часть месторождения Северной, хотя на географической карте она занимает южный сектор месторождения. Для Ирана это Южный Парс, хотя географически его часть как раз северная. Эту путаницу приходится помнить, иначе она может ретранслироваться в головы недостаточно внимательных наблюдателей. Запасы Северного – это 13,8 триллионов кубометров газа и 4,3 миллиарда тонн нефти (они же – 27 млрд баррелей, если кому-то так привычнее), в Южном Парсе 14,2 триллионов кубометров газа и 2,7 млрд тонн нефти (18 млрд баррелей). Как видите – практически пополам, и эти гигантские объемы выводят Иран на второе место в мире по запасам газа, а Катар – на третье.

    газ.jpg

    Справляться с такими объемами чисто технически не просто, а одной кампании, пожалуй, и вовсе нереально. QatarGas – крупнейшая в мире кампания по производству СПГ, но под одним «брендом» скрываются сразу 4 совместных предприятия, при этом перечень совладельцев состоит из ведущих мировых компаний. Total, ExxonMobil, ConocoPhillips, Shell – и никто из них, несмотря на словесную шелуху поклонников либеральной экономики, не смущается того, что контролирует это все государственная компания Qatar Petroleum. Но и этого конгломерата для Северного маловато, в специально построенном промышленном городе Рас Лаффан – своеобразной «Мекке» газовых и газохимических предприятий не только арабского, но всего мира, базируется второй по величине производитель СПГ – Rasgas
    В свою очередь, иранский Южный Парс (который на самом деле северный) поделен на 28 фаз, в разработке которых до начала санкций участвовали компании из высшего эшелона углеводородного мира – Газпром, Total, Eni, Shell, Repsol. Санкции закончились и все участники концессий вернулись на свои места, хотя ситуация нисколько не изменилась – контролирует всю добычу государственные иранские Petropars, OIEC и Хатем Ольанбийя. Добычу нефти и Иран, и Катар в последний год развивают умеренными темпами, а вот добыча газа наращивается и наращивается. Конечно, есть прекрасный рынок СПГ Юго-Восточной Азии, но избыток предложения может привести к тому, что и тут цены начнут опускаться, потому и Ирану, и Катару нужны дополнительные рынки сбыта. Европа, которой газа нужно все больше, еще и весьма платежеспособна, в Европе «Газпром» не имеет ничего против любых действий, которые не касаются его 1/3 газового рынка

    Башар Асад как камень преткновения
    В 2013 году, как мы помним, не только Катар лелеял мечту протянуть газовые трубы через территорию Сирии, но и Иран сделал аналогичное предложение. А теперь складывается уже более интересная ситуация. С одной стороны, Катар – держава суннитская, Иран – шиитская, обе страны претендуют на доминирование в зоне Персидского залива в частности и в мусульманском мире вообще. Но месторождение Парс, которое на политической карте поделено надвое, на геологической карте – одно. Но и Ирану, и Катару нужен европейский рынок, нужна возможность каким-то образом договориться с руководством Сирии о прокладке труб через ее территорию. К концу 2015-го года и в Дохе, и в Тегеране уже никто особо не сомневался, что для того, чтобы получить доступ на европейский рынок, предстоит вести переговоры, причем не в Дамаске, а в куда как более северном городе – Москве.
    Для Катара это осознание отнюдь не было озарением – в отличие от Ирана, эмират всегда был на «правильной стороне», никогда не попадал ни под какие санкции, ставка на Штаты была сделана давно и казалась вечно выигрышной. Катар активно спонсировал все виды сирийской оппозиции, внедрял в нее представителей «братьев-мусульман», помогал объединиться разрозненным отрядам и даже передал в распоряжении состоявшегося объединения здание сирийского посольства. Катар протаскивал поддержку сирийской оппозиции на официальном уровне в ООН, в ЛАГ (Лига Арабских Государств) – где-то получалось, где-то нет, но спонсорство, несмотря на то, что Катар вступил по первому зову в антитеррористическую коалицию во главе с США, не останавливалось ни на один день

    Новый эмир — новые веяния
    Обстановка в самом Катаре оставалась стабильной, несмотря на то, что летом 2013 стало очевидно, что правящий эмир Хаман бен Халиф Аль Тани намерен уйти в отставку. Своего отца он «бескровно» сверг в 1995 и, чтобы не повторить столь печальный опыт, преемника подобрал заранее. В конце июня 2013 эмир передал власть наследному принцу – своему 33-летнему сыну Тамим бен Хамаду Аль Тани.
    Шейх Тамим пообещал продолжать дело своего отца, но уже в инаугурационной речи прозвучало нечто совсем свежее:
    «Мы уважаем все влиятельные политические течения и не намерены поддерживать одних против других. Мы также против разделения общества в арабском мире по религиозному и конфессиональному принципам».​
    Новость о том, что Катар не намерен объявлять своим соперником шиитский Иран, прозвучала неожиданно, но только для тех, кто считает религиозные противоречия основой политических отношений в мусульманском мире. Но слова о Коране и способах его толкования – всего лишь надстройка, основой, как и во всем остальном мире, является экономика, а в случае Катара и Ирана – газ, скрывающийся в недрах Парса. Политики вольны прокладывать государственные границы по своему усмотрению, геологическое строение газового месторождения от этого не изменится ни на йоту. Если совсем упрощенно, то Парс можно представить себе как огромный баллон с газом, который Катар вскрыл с одной стороны, а Иран – с другой. Выкачивать содержимое можно, либо ссорясь друг с другом, либо, напротив, тщательно согласовав друг с другом эту работу
    Катар не имел и не имеет ни малейшего желания обострять отношения с Ираном – боевые действия наверняка приостановят работу газодобытчиков, а это приведет только к финансовым потерям. И шейх Тамим просто высказал вслух то, что негласно подразумевалось в годы правления его отца. Иран «тонкий намек на толстые обстоятельства» понял мгновенно – сразу после этого выступления шейха Тамима глава МИД Ирана прибыл в Доху, чтобы дежурно поздравить и неформально разъяснить позицию своей страны по конфликту в Сирии, подчеркнув, что Иран будет прилагать все усилия для сохранения целостности этой страны

    Катар и Иран. Катар и Россия
    Вероятнее всего, стороны нашли взаимопонимание – Катар официально приветствовал начало переговоров о возможном снятии санкций с Ирана, которые стартовали летом все того же 2013-го. Это стало прологом к обострению отношений Катара с Саудовской Аравией, которая полагала, что снятие санкций с Ирана приведет к росту его влияния в регионе. Что касается отношений с Россией, то первые шаги нового эмира дружелюбием не отличались. К примеру, в 2014-м Катар активно подписывал договоры о покупке западной военной техники – вертолетов у Франции, комплексов «Пэтриот» у США. Под убаюкивающие разговоры о борьбе с ИГИЛ, Катар осенью 2014 объявил о создании Стратегического совета высокого уровня с Турцией с явной целью решать судьбу Сирии после свержения Башара Асада. Тогда же стали активно муссироваться слухи о создании объединенных вооруженных сил, военного флота и полиции шестью монархиями Персидского залива – Саудовской Аравией, Кувейтом, Катаром, ОАЭ, Оманом и Бахрейном. Правда, дальше разговоров дело не пошло, а в самом начале 2015-го довольно неожиданно Катар стал инициатором активизации работы совместной с Россией межправительственной комиссии.
    Катарские инвестиционные фонды заговорили о желании инвестировать в Россию, причем не только в энергетический комплекс, но и в сельское хозяйство. Население растет, пахотных земель и пастбищ не хватает, и Катар по собственной инициативе начал сертификацию российского производства мяса птицы, говядины, баранины, яичной продукции. С одной стороны все совершенно логично, а вот с другой совершенно неожиданно, ведь Россия отнюдь не является географическим соседом островного государства. Политический вектор «подальше от США и Саудовской Аравии» появился и стал крепнуть. Катар первым из арабских государств приветствовал подписание договора «ядерной шестерки» с Ираном, в августе 2015-го пошел на соглашение с Россией о координации деятельности на международном газовом рынке. И сразу после того, как стало очевидно предстоящее снятие санкций с Ирана, в Катаре заговорили о том, что Парс мог бы стать ресурсным источником для газопровода по маршруту Катар – Иран – Турция – Европа. Катар готов был взять на себя роль посредника в выстраивании отношений Ирана с арабскими странами. Казалось бы – все налаживается, впереди – радужные перспективы

    ВКС России как способ излечения от русофобии
    Дальнейшая хронология всем хорошо известна. 28 сентября 2015 года Путин произносит речь на 70-й сессии Генассамблеи ООН, 30-го сентября с официальной просьбой о военной помощи к России обратился Башар Асад, в тот же день Совфед дал согласие президенту России на использование ВКС на территории Сирии. Катар сначала не понял, что это всерьез и надолго.
    «Никто не может отказаться от призыва Путина объединиться в борьбе с терроризмом, но… нам необходимо решить причину. Мы уверены в том, что сирийский режим, а именного Башар Асад, является настоящей причиной» – заявил в конце сентября 2015-го министр иностранных дел Катара.​
    После трагедии в небе Сирии с нашим самолетом, сбитым турецкими военными, Доха стремительно подписала с Турцией меморандум о начале переговоров о поставках СПГ как альтернативы российскому газу, начались разговоры о размещении на территории Катара турецкой военной базы. Но Россия не обращала внимания ни на словесную риторику, ни на попытки тесного «газового» сотрудничества Катара и Турции. Да и Тегеран никакого энтузиазма по поводу общего с Катаром газопровода в Европу не проявлял, куда как больше времени уделяя практической помощи Башару Асаду. Это наше спокойствие и уверенная работа ВКС в небе Сирии и стали причиной нарастающего дрейфа Катара в понимании новой расстановки сил в ближневосточном регионе

    Встреча шейха и президента
    В январе 2016 шейх Тамим прибыл с официальным визитом в Москву, и тезисы его выступления перед прессой по окончании встречи с Владимиром Путиным зазвучали совсем иначе:
    «Роль России является сегодня основной в том, что касается стабильности в мире. И мы очень хотим развивать отношения с Россией и найти решение проблем, в том, что касается стабильности стран нашего региона».​
    Перевод с дипломатического, да еще и арабского, тем не менее, понятен:
    «Похоже, что мы переоценили свои возможности в Сирии, готовы обсуждать ваши варианты развития событий».​
    Ответ Путина напоминал четкую, недвусмысленную инструкцию:«У нас есть необходимость поговорить о взаимодействии и согласовании позиций в энергетике, поговорив об инвестиционном сотрудничестве».Шейх Тамим возражений не имел:«Нам есть, что обсудить, у нас общие интересы в сфере энергетики. Очень важным является также инвестиционное сотрудничество».Но, как и положено на встречах такого уровня, эмир выдвинул и встречные пожелания:«Стороны подчеркнули необходимость дальнейшего укрепления сотрудничества в торговле сжиженным природным газом, необходимо повышать долю СПГ в торговле».

    Эти тексты тоже перевести не сложно:
    «Мы готовы вкладываться в инвестиционные проекты, но просим не чинить препятствий на рынке СПГ».​
    Собственно, конструктивная часть переговоров была закончена официально-обтекаемым сообщением:«Главы России и Катара подтвердили свое стремление добиваться тех целей, ради которых был создан Форум стран-экспортеров газа».Что касается политической и военной составляющих этих переговоров, то и здесь уместно привести слова эмира:«Руководители двух стран договорились о том, что необходимо искать политическое решение в Сирии. Поэтому лидеры договорились интенсифицировать усилия для того, чтобы положить конец боевым действиям, убийствам и голоду среди мирного населения». Перевести?
    «Да, мы прекращаем или сокращаем финансирование бандформирований на территории Сирии, поскольку смогли нащупать точки соприкосновения с Россией в газовых и нефтяных вопросах».

    Вывод ВКС с территории Сирии и «приручение» Катара
    В марте 2016-го Катар приветствовал решение России о выводе основной группировки ВКС с территории Сирии, и в тот же день официально пригласил Россию поучаствовать в предстоявшей встрече министров стран ОПЕК, намеченную в апреле в Дохе. Россия приглашение приняла, а в мае глава МИД Катара заявил о надежде его государства на … успех России в сохранении политического процесса в Сирии. Не на коалицию во главе с США, не на работу ЛАГ, а на успех России. Сергей Лавров передал ответные слова Путина:«Владимир Владимирович подтвердил намерения о сотрудничестве с Катаром, включая экономику и политические контакты».
    Катарская сторона текст с русского перевела и усвоила:
    «И если, допустим, существуют какие-то политические проблемы, то это никаким образом не должно отражаться на деловых связях между представителями деловых кругов. Я особенно это хотел бы подчеркнуть и донести это до деловых представителей двух стран» – таким было заявление посла Катара в России, сделанное им в начале июня 2016-го.​
    Российская сторона по достоинству оценила дисциплинированность Катара, приняв решение «поощрить», и 1 июля 2016-го на сайте Правительства РФ появилось вот такое официальное сообщение:
    «Принять предложение Минобороны России, согласованное с МИД России, о проведении переговоров о подписании соглашения между министерством обороны РФ и министерством обороны государства Катар о военном сотрудничестве».​
    Не заметили такого «маленького» события, как готовность одного из главных спонсоров гражданской войны в Сирии развивать военное сотрудничество с государством, которое силами ВКС уничтожало и продолжает уничтожать объекты спонсорской помощи? Напрасно. Сопоставляйте приведенные даты с событиями на фронтах гражданской войны в Сирии, и вы без труда заметите взаимосвязь между переговорами России и Катара на высоком уровне и сводками успешных операций сирийской правительственной армии

    Расчеты за ошибки
    После сообщения кабмина России о том, что переговоры о возможном военном сотрудничестве с Катаром в принципе возможны, прошло всего пару месяцев – и договор уже был подписан. Произошло это 6 сентября 2016-го во время форума «Армия-2016», ровно через месяц после того, как Катарское инвестиционное агентство всего за 400 млн долларов прикупило целых 10% акций «Алросы». Нормальный принцип – деньги вперед, но не все, а только аванс. В декабре 2016-го катарский суверенный фонд вложил уже 10,5 миллиарда евро в акции «Роснефти». Аванс — договор — окончательный расчет. Ничего личного, только бизнес.
    Конечно, Восток – дело тонкое, время от времени Катар вспоминает былую вольницу. Сразу после химатаки в Идлибе 7 апреля этого года, МИД Катара привычно назвал виновными власти Сирии, но тут же последовали переговоры с Сергеем Лавровым, и вот уже 15 апреля Катар потребовал «объективного и непредвзятого расследования инцидента». Разумеется, столь взвешенная позиция не могла остаться без соответствующего поощрения, потому 25 апреля появилось сообщение о том, что Россия и Катар полностью согласовали семь ветеринарных сертификатов на поставку в Катар российской продукции животноводства. Баранина, козлятина, говядина, мясо птицы и так далее. Ну, тут уж извините – о том, что все ветеринарные и прочие халяльные документы согласованы, что и Россия готова подкормить островитян, миру и граду в апреле поведал наш … министр энергетики Сергей Новак. Ну, не было у него в папке другой «плюшки» за хорошее поведение, не было! Но, похоже, просили о поощрении его преизрядно – господин Новак даже переговоры о поставке зерновых в Дохе начал. Ладно, ничего, бывает

    Блокада начата. Что дальше?
    Перемена позиции Катара по отношению к России, визиты главы МИДа Ирана в Доху на переговоры с эмиром, о результатах которых ничего не сообщалось прессе, вызывали рост недовольства со стороны более пламенных сторонников США в ближневосточном регионе. Похоже, что последней каплей, переполнившей чашу терпения Саудовской Аравии, стало участие катарской делегации в ПМЭФ-2017. Министр финансов, представители суверенных фондов Катара прибыли в город на Неве, но результаты их участия в работе форума озвучены не были. Напомним, однако, даты. Питерский форум закончился 3 июня, а пятого июня о разрыве дипломатических отношений с Катаром заявили Саудовская Аравия, Бахрейн, Египет, ОАЭ, Ливия, Йемен и Мальдивы.
    Обошлось ли тут без участия США? 20-21 мая в Эр-Рияде проходил арабо-мусульманский саммит, гостем которого был Дональд Трамп. На этом саммите было объявлено о попытке создания суннитского аналога НАТО, при этом НАТО видит неформальным лидером этого гипотетического блока Саудовскую Аравию. Видимо, точку зрения Эр-Рияда и отразил в своем выступлении глава США, неожиданно назвав Катар «традиционным спонсором терроризма». Сказано это было в присутствии политиков, которые термин «терроризм» толкуют весьма вольно, но этого оказалось вполне достаточно, чтобы началась совместная дипломатическая атака на «вольнодумца» – Катар, который не только налаживает сотрудничество с Москвой, но и который жестко сопротивляется давлению на Иран

    В мусульманском мире нашлось всего три страны, которые четко встали на сторону Катара, не только не присоединившись к блокаде и прочим санкциям, но и пришедшими ему на помощь – в той или иной степени. Иран начал гуманитарные поставки самолетами, Турция оказала всемерную поддержку и выразила готовность разместить на острове свои войска, и Пакистан, который заявил, что не будет поддерживать Саудовскую Аравию и всех присоединившихся. Иран – союзник России в Сирии, Турция – сменившая после извинений за сбитый российский самолет не только риторику, но и внешнюю политику, включая взаимодействие с ЕС и НАТО, Пакистан – «свежее» пополнение ШОС. Такая вот замысловатая, весьма своеобразная коалиция, которую, пусть и с натяжкой, но можно назвать «пророссийской». Даже если до начала дипломатической войны Катар и планировал «сидеть на двух стульях», то теперь его такой возможности лишили. Соединенные Штаты старательно делают вид, что намерены помочь восстановить мир и согласие среди суннитских государств Ближнего Востока – так же старательно, как пытаются показать, что намерены противостоять в Европе поставкам российского газа
    15 июня Катар подписал контракт с Америкой на поставку 36 самолетов F-15 за 12 миллиардов долларов. Просто для справки – ВВС Катара состоят из 1’500 человек, на вооружении которых состоит целых пять французских «Миражей», поставленных на баланс всего-то 20 лет тому назад. 20 лет катарцам этого было вполне достаточно, а через 10 суток после начала блокады их вдруг осенило – как же мы дальше-то без F-15…Извините, но больше это похоже на некую форму оплаты требований рэкетиров: деньги на стол или мы сожжем ваши ларьки! Высокие отношения, одним словом. Но дальше дипломатических напряжений пока дело не пошло – такое впечатление, что участники действа присматриваются, принюхиваются друг к другу. Катар мал и слаб в военном отношении? Да, конечно. Но иранские самолеты могут перевозить не только гуманитарные грузы, договор о военном сотрудничестве подписан, Турция готова в любой момент перебросить на остров свои войска, да и крупнейшая в регионе военная база США продолжает функционировать. В общем, рисковать по крупному пока никто не собирается, да и поставки СПГ пока никто никаким образом не прерывает. Все будто чего-то ждут – ждут первого хода противника и надеются на то, что он окажется ошибочным.

    Осторожность Катара логически объяснима, но почему же Штаты не идут на «добивание», им-то чего опасаться? Почему Катар отвергает все требования участников «блокадной коалиции», что за туз у него в рукаве, на что он надеется? Прежде всего на то, что «блокадная коалиция» не способна военными методами отрезать газовозы от основного рынка в Юго-Восточной Азии. До территориальных вод Ирана их сопроводят, дальше маршрут будет пролегать вдоль побережья Пакистана, который отказался принимать участие в блокаде. Но Штаты это и не интересует, конкурировать с Катаром на азиатском рынке он и так вполне способен, им нужно зачистить рынок Европы. Но Суэц так и не перекрыт, катарские газовозы исправно идут к причалам Испании, Португалии, Италии, Англии. Откуда эта осторожность?
     
    Последние данные очков репутации:
    dok: 449.297.199 Очки 4 ноя 2018
    #25
    dok нравится это.
  7. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.702.225.806.493
    Stirik, 9 ноя 2017

    Продолжение:

    Пауза в дипломатическом кризисе вокруг Катара затягивается, стороны будто замерли в ожидании какого-то важного сигнала, будто ждут ошибки соперника. Казалось бы – чего ждать саудовской коалиции, за спиной которой стоят США? Ну, что такое против всех них, вместе взятых, какой-то там Катар? Перекрыть Суэцкий канал для его газовозов – и вот он уже практически отрезан от европейского рынка или, по меньшей мере, поставлен перед необходимостью нести серьезные затраты, позволяющие американскому СПГ конкурировать с ним по ценам. Чего же они ждут, на что может рассчитывать Доха в такой напряженной обстановке?

    Первая часть ответа очевидна – вся эта блокирующая Катар публика ждет отмашки из-за океана о том, что введена в строй вторая линия завода по сжижению газа, что найдены решения по дополнительному фрахту газовозов, что Европа готова перейти на американский СПГ. Чисто техническая пауза, не более того. В том случае, если новая порция американских антироссийских санкций вступит в силу, под угрозой срыва оказывается проект Северного потока-2, тогда Европа просто вынуждена будет свои растущие потребности в газе покрывать за счет большего объема СПГ. Блокада Суэцкого канала для судов Катара неизбежно приведет к росту цены на газ, что будет на руку американским сланцевым газодобытчикам и инвесторам заводов по сжижению. Повторим, что «Газпрому» до всей этой чехарды пока никакого дела нет – треть европейского газового рынка он будет спокойно удерживать своими трубопроводами, действующими и строящимися. Но пока активной подготовки к решающему удару по Катару просто не видно – противостоящая сторона как будто чего-то опасается. Чего именно?

    Перспективы НОВАТЭКа
    В июне этого года на ПМЭФ, в числе прочих выступлений экономических лидеров, была одна очень примечательная речь, произнесенная Заместителем Председателя Правления ПАО НОВАТЭК Марком Джетвеем:«У нас серьезные амбиции – достичь уровня Катара, только как компания. Это станет возможным после запуска двух СПГ-проектов: «Ямал-СПГ» и «Арктик СПГ-2». Мы ускорим введение в эксплуатацию – первая линия будет запущена в конце 2017-го года, вторая – во второй половине 2018-го и третья – к первому полугодию 2019-го. Что касается «Арктик СПГ-2», то мы начнем строительство в 2019 году, если будет принято окончательное инвестиционное решение, чтобы обеспечить ввод первой линии в 2023 году».
    Выступление Джетвея мгновенно было ретранслировано «дружеским» по отношению к России информационным агентством Reuters, который дал своему сообщению замечательный заголовок:«НОВАТЭК рассчитывает обойти Катар и стать крупнейшим экспортером СПГ».Еще раз, внимательно. Джетвей говорил о плане достичь уровня Катара, Reuters приписало НОВАТЭКу стремление догнать, перегнать и заткнуть Катар за пояс. При этом цифры не то, чтобы искажены, они просто поданы такой кучей, чтобы откровенно запутать читателя. Следите за руками!
    «Россия в 2016 году экспортировала 10,8 млн тонн СПГ, а завершение проекта «Ямал-СПГ» позволит России отгружать дополнительные 16,5 млн тонн в год и выйти на третье место в мире»Джетвей – о компании, Reuters – о России. 16,5 млн тонн СПГ в год – это и есть мощность трех линий «Ямал-СПГ». На фоне Катара с его 80 млн тонн – значительная цифра, но отнюдь не то, что можно назвать превосходством. «Арктик-СПГ», для которого ресурсной базой станут месторождения на острове Гыдан, потенциально имеет шансы превзойти «Ямал-СПГ», доведя общий объем производимого СПГ до 70 млн тонн – году так к 2030-му. И это – при условии того самого «окончательного инвестиционного решения», о котором говорил Джетвей. Предполагать, что Катар до 2030-го года не будет предпринимать никаких усилий по увеличению своего производства СПГ, конечно, тоже можно – вот только стоит ли…

    Очевидно, что хлесткий заголовок американского новостного агентства имел под собой ровно одну цель – попытаться таким вот способом обострить только-только налаживающиеся отношения России и Катара. В марте этого года Леонид Михельсон, Председатель Правления ПАО НОВАТЭК, уже высказал свои соображения по этому поводу:«Доля России в общемировых запасах газа составляет 22–24%, считаю, что такую же долю наша страна должна иметь на рынках СПГ».
    Подчеркиваем слово «Россия» в этой фразе. Михельсон не витает в облаках, он помнит не только о своих проектах СПГ, но и о тех, которыми занимается «Газпром». Потому стоит обратить пристальное внимание не только на то, что было произнесено на ПМЭФ и в искаженной форме растиражировано Reuters, но и о «тихом» интервью нашего посла в Катаре Нурмахмада Холова, которое он дал ТАСС в феврале этого года. Вот прямая цитата:«Еще 2 млрд долларов были направлены на развитие проектов по линии „Новатэк“ (Ямал СПГ) и другие».Вот это и есть реальность, а не пропагандистский блеф – Катар не конкурирует с Россией и НОВАТЭКом, он помогает инвестициями нашим проектам. И делать это Катар начал раньше, чем разразился кризис в его отношениях с арабскими странами.

    Своповые сделки – страховка Катара
    Собственно говоря, на наш взгляд, это и есть тот самый «туз в рукаве», который, в числе прочих, и является основным тормозом на пути дальнейшей эскалации конфликта. Участие в СПГ-проектах России дает Катару основание на своп-сделки по поставкам газа.«У нас есть обязательства перед европейскими странами, предлагаем вам, уважаемый северный коллега, выполнить их в обмен на выполнение нами ваших обязательств перед потребителями в юго-восточной Азии».Все, на этом проблема Суэцкого канала решается, причем решение окажется таким, что ничего противопоставить ему нельзя. Будущий СПГ Ямала уже законтрактован на азиатский рынок, но своп-сделкам это помешать не может. Посмотрите на географическую карту, и вы убедитесь, что маршруты Ямал-Азия и Ямал-юг Европы практически совпадают по протяженности, НОВАТЭКу просто все равно, в какую сторону будут двигаться газовозы с его СПГ.

    спг.png

    Напомним, что Пакистан официально отказался поддерживать саудовскую группировку в отношении Катара, и снова предлагаем посмотреть на географическую карту, чтобы присмотреться к маршруту Катар-Южная Азия. Территориальные воды Ирана недосягаемы для военных кораблей саудовской коалиции по определению, дальше начинаются территориальные воды Пакистана – и все, дальше вцепиться в караваны газовозов из Катара практически негде. И возможностей помешать заключению своповых сделок между Катаром и Россией тоже ни у кого нет. Потому и продолжается нынешний сюрпляс вокруг Катара – блокада объявлена, торговые операции прекращены, воздушное сообщение прервано, а что делать дальше – совершенно непонятно. На любой резкий шаг – своп в лоб, ставка США бита
    Остается понять, зачем Пакистану потребовалось его неучастие в делах братских суннитских государств, в чем его-то выгода от обеспечения торговых потребностей Катара. Для тех, кто не в курсе или просто забыл, напомним, что Пакистан и Россия уже несколько раз проводили совместные военные учения, что Россия будет строить в Пакистане газопровод от побережья к столице государства, что Пакистан уже подписал с нами договор о поставке все того же СПГ, что, в конце-то концов, Пакистан одновременно с Индией только что вступил в ШОС. Мягко будет сказано, такое развитие отношений разительно отличается от жесткого противостояния советских времен, но не в сравнении дело
    Россия вполне способна за счет все тех же своповых сделок с Ираном обеспечить поставки СПГ в Индию, и все та же географическая карта показывает, что нет никаких препятствий для того, чтобы точно таким же способом поставлять СПГ и в Пакистан. Если Иран не имеет никаких возражений по поводу такого вот способа сотрудничества с Индией, то что может служить причиной для возражений в случае с Пакистаном? Проект морского газопровода Иран-Пакистан по-прежнему сталкивается с трудностями, не решенными Пакистаном, и когда Исламабаду удастся договориться с племенами белуджей, предсказать трудно. Но интерес Ирана и к Пакистану, и к Индии заключается отнюдь не только в поставках газа, есть и более интересные проекты

    Отношения Китая и Индии
    Китай и с недавних пор Индия являются членами ШОС, но даже этот совместный проект не устраняет глубинных противоречий между двумя этими государствами. Напомним, что на протяжении минувшего века между странами трижды вспыхивали военные конфликты из-за спорных территорий на границе – в 1962, 1967 и в 1987 годах. В 2005 году часть конфликта была решена мирным путем: КНР признала штат Сикким индийской территорией, а Нью-Дели назвал Тибет «Тибетским автономным районом». На начало 10-х годов, однако, Индия не признает суверенитет Китая над районом Аксай Чина, Китай «зеркален» в отношении штата Аруначал Прадеш. При этом с 2008 года Китай – крупнейший торговый партнер Индии, но это не мешает странам наращивать военную инфраструктуру вдоль приграничных районов. Схватка двух демографических и экономических гигантов то обостряется, то затухает, и в последнее время наметилась очередная эскалация.

    Новый премьер Индии, Нарендра Моди, сменил концепцию «Look East» на «Act East» – «Действуй на Востоке», тем самым объявив о начале активного укрепления связей со всеми своими восточными соседями. Моди и глава МИД Сушма Сварадж зачастили в страны Юго-Восточной Азии, индийские боевые корабли начали заходить в воды Южно-Китайского моря, заметно активизировались работы по прокладке стратегического шоссе Индия – Мьянма – Таиланд, деньги на которое также выделил Нью-Дели.Но эта активизация тут же натолкнулась на противодействие со стороны Китая.
    В Лаосе китайцы на свои деньги и своими силами строят железную дорогу, которая соединит север страны со столицей, китайские военные строители сумели сменить американских в Камбодже, взрывными темпами растет сотрудничество Китая и Шри Ланки, куда Пекин буквально вливает миллиардные инвестиции. Но больше всего Нью-Дели беспокоит китайская активность в Индийском океане. «Жемчужное ожерелье» – сеть китайских баз и опорных пунктов в южных морях, которое, как считают в Индии, постепенно превращается в удавку на ее шее. Раздражение в этом году уже прорвалось вовне – напомним, что Индия бойкотировала международный саммит в Пекине, посвященный китайскому мегапроекту «Пояс и путь».

    15 мая было опубликовано официальное заявление МИДа Индии, цитируем:
    «Руководствуясь своей принципиальной позицией по этому вопросу, мы настоятельно предлагаем Китаю вступить в конструктивный диалог о его инициативе «Пояс и путь». Мы ждем позитивного ответа от китайской стороны».​
    Ответ последовал незамедлительно, причем был весьма резким для дипломатического языка:«Я не понимаю, что пытается нам сказать господин пресс-секретарь индийского МИД, — парировала глава пресс-службы китайского внешнеполитического ведомства Хуа Чуньин. — Какой тип диалога он подразумевает под «конструктивным»? Какой «позитивный ответ», по мнению пресс-секретаря, должен дать Китай? Наши идеи и действия говорят сами за себя. Наши цели ясны и понятны. Мы с самого начала выступали за членство Индии в «Поясе и пути» и продолжаем это делать».
    Вот такая примечательная ситуация среди двух членов ШОС, по поводу которой Россия пока не сказала ни слова. О стратегическом партнерстве России и Китая написаны миллионы статей, а мы просто напомним, что людей, благосостояние которых, по западным меркам, позволяет отнести их к среднему классу, в Индии насчитывается не менее 300 (трехсот – прописью, это не опечатка) миллионов. Два стратегических партнера всегда лучше, чем один. Два стратегических партнера, которые не способны выработать общую позицию, чтобы каким-то образом совместно влиять на Россию – еще лучше. Второй и четвертый в мире потребители энергоресурсов с очевидной тенденцией дальнейшего роста этого потребления в качестве стратегических партнеров – так и вовсе прекрасно. Извините, если кому-то такое высказывание показалось чересчур циничным, но, как говорится – ничего личного, только бизнес. В условиях экономических санкций со стороны Европы и США два стратегических партнера с полуторамиллиардным населением в каждом – более, чем разумно

    Индия не только возмущается действиями Китая на дипломатическом уровне, бывают случаи и куда как более жесткие и жестокие. В рамках проекта «Шелкового пути» Китай ведет строительство Каракорумского шоссе через территорию, которую Пакистан и Индия делят уже десятилетия – через штат Джамму и Кашмир, которую Пакистан оккупировал во время войны 1949 года. За последние 50 лет Индия уже 10 раз обращалась к Китаю с нотами протеста, напоминая, что, согласно нормам международного права, любая деятельность Китая оккупированной территории незаконна. Китай все 10 раз проигнорировал эти ноты, но сейчас это молчание приводит к тому, что Индия начинает рассматривать проект «Шелкового пути» как совершенно недружественный, если не агрессивный по отношению к ней. И ситуация дошла до совсем уж нецивилизованных действий – не так давно некие «местные сепаратисты» умудрились просто расстрелять восьмерых китайских строителей прямо на месте работ. Китай, разумеется, возмутился, Индия в ответ напомнила, что штат оккупирован Пакистаном, которому и надлежит разбираться с этими «неизвестными террористами»
    Но в Нью-Дели прекрасно понимают прописную истину – важно не только быть «против» чего-то, важно уметь предложить проект собственный, более привлекательный, более выгодный. И такой проект у Индии имеется – индийский ответ на «Шелковый путь» Китая. Назван он без изысков, вполне функционально – «Международный транспортный коридор «Север – Юг»

    МТК «Север – Юг»
    Вполне традиционно об этом проекте мало пишут в наших СМИ, хотя он заслуживает самого пристального внимания. Транспортный коридор призван соединить два города – Мумбаи (бывший Бомбей) на юге и Санкт-Петербург на севере. Сухо звучит, но, согласитесь – все равно фантастически. Прямой путь из Индии на север Европы!

    sevyug-e1501676674240.jpg

    «Стартуем» из Мумбаи морем, добираемся до порта Бендер-Аббас на юге Ирана. Далее – до станций Казвин, Решт и до границы с Азербайджаном, где по обе ее стороны расположены два города с одинаковыми названиями – Астара. Здесь должны переставляться ж/д тележки (в Иране колея 1430 мм, в Азербайджане и далее в России – 1520 мм), и по территории Азербайджана составы отправляются к границе России, к городку Самур на берегу одноименной реки. А дальше все в руках РЖД, от юга до Москвы и Санкт-Петербурга.Проект не нов, генеральное соглашение между транспортными компаниями Индии, Ирана и Индии был подписан еще в 1999 году, межправительственное соглашение появилось в 2000, которое было ратифицировано Госдумой в 2002 году. В настоящее время к этому соглашению присоединились Азербайджан, Армения, Белоруссия, Казахстан, Оман и Сирия. Как видите, интерес к проекту весьма основателен, более короткую дорогу в Европу ищет не только Индия.
    МТК «Север – Юг» на 40% сокращает путь и втрое – время в пути, что означает ощутимый финансовый выигрыш для каждого участника проекта. Долгое время проект был заморожен, хватало весьма серьезных технических трудностей, немало потеряли во время санкций против Ирана, но сейчас проект набирает обороты

    5 марта этого года, в ходе своей поездки в Иран президент Азербайджана Ильхам Алиев посетил иранскую Астару, чтобы лично посмотреть на пробный запуск состава через переход в Астару азербайджанскую. Все в порядке, железнодорожники справились со своей работой. Теперь остается подождать, пока будут закончены последние «штрихи к портрету» на иранской территории, поскольку 200-километровый участок Казвин – Решт – Астара проходит по чрезвычайно сложной местности, содержит несколько десятков мостов и тоннелей. Работы выполнены на 90%, окончание намечено на начало следующего года. По предварительным оценкам, пропускная способность железной дороги составит 1,4 млн пассажиров и от 5 до 7 млн тонн груза в год с дальнейшим расширением до 15-20 млн тонн
    Не так уж и много, но ведь западный маршрут – это только часть МТК «Север – Юг», проектируются еще морской – через Каспийское море, и восточный – степям его восточного побережья, через территории Туркмении, Узбекистана и Казахстана. В этом случае индийский проект действительно способен стать альтернативой «Шелкового пути», поскольку обеспечит транспортировку грузов, связность Центральной Азии и стран Персидского залива с Россией и с севером Европы. Но эти маршруты пока только в проектах, а западный, через Азербайджан активно реализуется. Однако наше, российское железнодорожное ведомство, родное РЖД, тоже имеет свое мнение по этому вопросу

    МТК «Север – Юг» и РЖДВот перечень мероприятий, которые РЖД планирует реализовать до 2025 года для развития МТК «Север – Юг»:

    • [*=1]организация скоростного движения поездов на участке Санкт-Петербург – Бусловская;
      [*=1]развитие Московского железнодорожного узла;
      [*=1]реконструкция с электрификацией участка Ртищево – Кочетовка;
      [*=1]строительство обхода Саратовского железнодорожного узла;
      [*=1]комплексная реконструкция участка Трубная – Верхний Баскунчак – Аксарайская;
      [*=1]проекты организации скоростного и высокоскоростного движения и др.
    Впечатляет, не так ли? А еще вам наверняка показалось, что мы ушли куда-то совсем в сторону от проблем Катара. Давайте свяжем этот вопрос и эти сомнения, благо сделать это совсем не сложно. Мы ведь не ответили еще и на самый главный вопрос – а зачем России эти самые своповые сделки с Катаром, которые, не исключено, потребуются полуострову для того, чтобы не свалиться в финансовую яму? Интерес Катара очевиден, но России-то какое дело до его проблем? Контракты о будущих поставках СПГ с Ямала в Юго-Восточную Азию уже имеются, можно будет спокойно выполнять их, наращивать мощность заводов по сжижению природного газа, строить новые и не обращать никакого внимания на проблемы Катара. Можно. Но так ли это выгодно? На наш взгляд, причины для этого имеются, и мы только что показали одну из них

    Запросы РЖД в МКТ «Север – Юг» – это финансы, и финансы немалые. Но транзитные услуги для Европы и Индии, Ирана, Омана для России – это всерьез и надолго, это выгодно. И маршрут через Каспий нам выгоден, и маршрут через Центральную Азию – тоже, поскольку каждый из них заставляет вспоминать присказку «Все пути ведут в Рим. В Четвертый Рим» – все маршруты будут идти через Россию, делая ее центральным связующим звеном для всего материка Евразия. При этом, как все мы знаем, Европа и США свои антироссийские санкции отменять не собираются, они их только старательно усиливают, в том числе и для нашего финансового сектора. Времена длинных и относительно дешевых кредитов для нашего бизнеса закончились в 2014 году, но инвестиционные суверенные фонды Катара ни к каким санкциям не присоединялись и присоединяться не думают
    Конечно, все вышеописанное – всего лишь наши предположения, гипотеза, не более того, но почему бы России не обеспечить вот таким способом финансирование крупного международного транспортного проекта, который вполне способен не только многие годы приносить прибыль бюджету и давать новые рабочие места, но еще и усилить наши взаимоотношения с Индией? Да, сейчас на Индию большое влияние оказывают США, поскольку противостояние Индии и Китая Америке выгодно, но влияние это основано на сугубо политических вопросах. А что может противопоставить этому Россия, за счет чего она может понизить позиции проамериканского лобби? Давайте бегло напомним, каким может быть условный «пакет мер»

    Газовые перспективы Индии и Россия
    Сегодня Индия – относительно небольшой игрок на газовом рынке. По данным ВР, Индия занимает 21-е место по объемам доказанных запасов газа – 1,4 трлн кубометров, 25-е место по объемам добычи – 33,7 млрд кубометров в год, и 15-е место по объемам потребления – 52,2 млрд кубометров в год. В то же время, согласно прогнозу Международного Энергетического Агентства (МЭА), в ближайшие годы Индия будет демонстрировать самые высокие в мире темпы роста потребления энергоносителей. Оценка МЭА дает 3% ежегодного роста, то есть в 2 раза выше, чем такая же оценка для Китая с его 1,6%. К 2030 году Индия станет вторым в АТР потребителем газа, еще и потому, что стране предстоит решать проблемы с экологией. На сегодня 50% генерации электроэнергии Индия обеспечивает за счет угля, а доля газа в топливо-энергетическом балансе составляет всего 8% при среднемировых показателях в 24%. Не стоит забывать и о быстрорастущем населении, и о темпах развития индийского ВВП, которые в последнее десятилетие составляют в среднем 7,6% в год. Так что рост потребления газа просто неизбежен, вот только оценки этого роста разными аналитиками дают очень большой разброс. По данным Агентства энергетической информации США к 2030 году потребление достигнет 95 млрд кубометров – это низшая отметка, а по оптимистичной оценке Совета по регулированию нефтегазовой промышленности самой Индии цифра окажется и вовсе фантастической – 272 млрд кубометров. Реалистичный сценарий – 169 млрд кубометров, при этом к 2020 году Индии придется импортировать не менее 60 млрд кубометров, к 2030 – до 90 млрд кубометров.
    Индийские компании прекрасно понимают обстановку, и уже сейчас ведут переговоры с производителями газа в разных странах. Список выглядит следующим образом: Россия, Иран, Катар, Нигерия, Мозамбик, США, Австралия. Географическая карта показывает, что в случае СПГ минимальные расходы на транспортировку будут в случае поставок из Ирана и Катара, всем остальным поставщикам конкурировать возможно исключительно за счет все тех же своповых сделок или работать с прибылью, мало отличной от нуля. Альтернатива – газовые трубопроводы, проектов которых имеется три штуки

    bg2139_map1-e1501682354393.gif

    Газопровод «ТАПИ», о котором муссируются различные слухи уже больше десяти лет, должен привести в Индию газ Туркмении по маршруту Туркмения – Афганистан – Пакистан – Индия, длиной 1’700 км при планируемой мощности 30 млрд кубометров в год. Маршрут просто потрясающий, поскольку место «входа» трубопровода в Афганистан – Герат, и далее через Кандагар до юга, то есть на протяжении всего маршрута трубопровод должен идти по местам наибольшей активности боевиков Талибана. По территории Пакистана трубопровод должен пройти через Кветту, а это те самые места, где сосредоточены талибы пакистанские. Блестящие перспективы, одним словом. Да и для Индии «ТАПИ» проблемы решит только частично, поскольку Пакистан соглашается на такой транзит только при условии, что и сам он будет получать газ из этой же трубы. Как в таких случаях говорится – удачи вам, господа
    Газопровод «Мир» по маршруту Иран – Пакистан – Индия максимальной мощности 55 млрд кубометров в год практически заморожен из-за политических разногласий между Пакистаном и Индией. Если эти разногласия удастся снять окончательно, то этот газопровод становится реальностью, а надежды на снятие противоречий не просто есть – они растут, наиболее явным симптомом стало совместное и синхронное вступление Пакистана и Индии в состав ШОС. Вот только судьба месторождения «Фархад Б», которое должно стать ресурсным источником для этого газопровода оказалась весьма замысловатой.Достаточно подробно мы писали об этом недавно в нашей статье «Энергетика России разворачивается на юг», но можем повторить и совсем коротко. Месторождение найдено консорциумом индийских компаний, по плану они и должны были стать его разработчиками.
    По договору с Ираном все инвестиции должны быть сделаны индийской стороной, а после того, как они окупятся, дальнейшая прибыль должна стать совместной. Предлагаемые Индией проекты технико-экономические обоснования раз за разом кажутся Ирану чрезвычайно дорогостоящими, переговоры ведутся с 2012 года, но надежды на успех тают. Иран, однако, не желает, чтобы это перспективное месторождение оказалось заброшенным, и с мая этого года рассматривает возможность приглашения в проект другого инвестора. Какого конкретно «другого», Иран вслух не говорит, обозначив его секретным словом «Russians». Чтобы сохранить интригу, не будем писать слово «Газпром» и мы. Да, в этом проекте Пакистана нет и в помине – если проект будет реализован, то трубопровод пройдет через территориальные воды этого государства, но все 33 млрд кубометров газа в год будут идти по нему только в Индию. Причины, по которым высока вероятность того, что Пакистан не будет возражать этому транзиту, мы рассматривали в той же статье, повторяться не станем

    Российский СПГ для Индии
    Давайте теперь посмотрим, какие заделы имеются у «Газпрома» уже сегодня. Труб нет, но есть СПГ, который охотно принимают и Индия, и Пакистан. В январе этого года была достигнута договоренность с Пакистаном, запланированный объем поставок – 1,5 млн тонн СПГ ежегодно. С 2018 года должны начаться поставки СПГ в Индию по контракту с компанией Gail, запланированный объем – 2,5 млн тонн ежегодно. Кроме «Газпрома», в игру вполне способен вступить и НОВАТЭК, но не с «Ямал-СПГ», а в более отдаленной перспективе – с проектом «Арктик-СПГ». Из прочего – переговоры «Газпрома» с еще двумя индийскими компаниями, Gujarat State Petroleum Corporation и Petronet&Oil о заключении контрактов на поставки СПГ до 3,5 млрд кубометров в год начиная с 2019. Если переговоры закончатся успешно, то даже без реализации трубопроводных проектов «Газпром» получит на индийском газовом рынке до 16%. И это, на наш взгляд, очень важный момент – пока ведутся переговоры по трубным проектам, очень полезно закрепиться на таком растущем рынке.
    Вот только автоматически возникает вопрос – откуда России выгоднее всего поставлять СПГ для Индии, чтобы транспортные издержки были минимальными? Разумеется, чем короче маршрут – тем выгоднее. И вот тут мы снова сталкиваемся все с тем же Катаром, поскольку Иран только-только начинает переговоры с потенциальными иностранными инвесторами о строительстве первых СПГ-заводов. В этом, кстати, скрыта и причина отказа Пакистана от участия в блокаде Катара, ведь с 2015 года Qatargas поставляет в Карачи 3,5 млн тонн СПГ ежегодно. Известна и контрактная цена, которая составляет 5,35 доллара за MBTU или 191,5 долларов за 1’000 кубометров. Очевидно, что эта цена служит ориентиром на переговорах «Газпрома» как с Пакистаном, так и с Индией, «продавить» более высокие цены будет весьма проблематично, поэтому протяженность маршрута поставок становится весьма важной. Очевидно, что наиболее оптимальный вариант для России – суметь договориться с Катаром все о тех же своповых поставках СПГ с его территории, а не гонять газовозы с Сахалина. И это – вторая причина, по которой Катар может рассчитывать на заключение своповых сделок с Россией о поставках СПГ в Европу в случае обострения кризиса, возникшего у него с Эр-Риядом и его союзниками

    Позволим себе напомнить о том, что в планах Индии не только увеличение потребления природного газа, но и наращивание генерации электроэнергии на АЭС. Мы уже касались этой темы, и в ближайшее время ее продолжим, проведя сравнение с американскими предложениями строительства АЭС в этой стране
    Получается, что Россия заинтересована в дальнейшей нормализации отношений с Катаром по причине наличия сразу двух проектов, участие в которых этой страны было бы для нас чрезвычайно полезным. Как будет развиваться в связи с этим дипломатический кризис вокруг этого государства, покажет ближайшее время, но нам представляется, что дальнейшее экономическое сближение наших стран обоюдовыгодно. Объективно оценивая инвестиционные возможности Катара и его производственные мощности по сжижению газа, мы видим, что и то, и другое можно использовать в нынешней обстановке, когда страны Запада продолжают становящуюся уже откровенно истеричной тактику введения все новых антироссийских санкций
     
    Последние данные очков репутации:
    dok: 463.712.039 Очки 5 ноя 2018
    #26
    dok нравится это.
  8. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.702.225.806.493
    Stirik, 10 ноя 2017

    Рассматривая ситуацию, складывающуюся вокруг Катара, мы просто вынуждены были рассуждать обо всем, что связано с СПГ – сжиженным природным газом. Это далеко не самый простой товар, что накладывает целый ряд специфических особенностей на все, что связано с его поставками конечным потребителям, с правилами торговли на площадках в географически разных уголках нашей планеты.
    Большая, и очень серьезная тема, ведь рынок СПГ сейчас является самым быстро развивающимся из всех рынков энергетических ресурсов. Свою специфику придает этой торговле еще и то, что на рынок поставок выходит совершенно новый игрок – США, государство, которое долгие годы было самым крупным импортером газа. В этой связи нас чрезвычайно радует, что мы смогли договориться о возможности повторных публикаций статей одного из самых квалифицированных экспертов газового рынка Александра Собко с самим автором. С большим удовольствием мы предлагаем вашему вниманию его аналитический обзор, сделанный им для Forbes.ru. Все, что мы позволили себе с его текстом, так это только дополнить в скобках числовыми переходами между тысячами кубометров и БТЕ, британскими топливными единицами, чтобы внести дополнительную ясность для тех, кто не настолько глубоко погружен в тему. Аналогично – с переходами между миллионами тонн СПГ и тысячами кубометров природного газа.

    Основная часть прироста мировой торговли газом уже определяется именно СПГ, а не трубопроводными поставками. Увеличение доли СПГ, поставки которого гибки и не привязаны к конкретной «трубе», приводит к постепенной глобализации всей торговли газом и уменьшению ценовых различий между рынками.Рынок СПГ не только меняет всю мировую торговлю природным газом, но и сам меняется на глазах. Наступающий избыток предложения делает его «рынком покупателей», которые, в свою очередь, хотят других условий контрактов. Среди этих условий — новые ценовые формулы и максимальная гибкость поставок. «Олдскульные» двадцатилетние контракты с нефтяной ценовой привязкой и строгим обязательством по точке доставки груза СПГ уже не кажутся покупателям выгодной сделкой. Но новые механизмы ценообразования только начинают формироваться.

    В этих обстоятельствах, производители СПГ под двойным ударом. С одной стороны, низкие цены на СПГ сами по себе не способствуют принятию решений о новых проектах. С другой стороны, на этом фоне покупатели не хотят заключать долгосрочные контракты (а вдруг теперь всегда будет проще взять газ «с рынка» или в рамках краткосрочных договоров?). А ведь именно долгосрочные контракты являются гарантией по кредитам для финансирования строительства.Строительство новых СПГ-заводов, которые позволят обеспечивать спрос уже в начале 2020-х, когда текущий избыток газа на рынке исчезнет, конечно, идет и сейчас. В прошлом году были запущены стройки трех заводов суммарной мощностью 8,4 млн т (11,6 млрд кубометров природного газа) в год, а в этом пока принято всего одно инвестрешение для производства на 3,4 млн т (4,7 млрд кубометров природного газа) в год. Но эти объемы относительно невелики. Для сравнения: в течение пяти предыдущих лет, в 2011-2015 годах, ежегодно запускались стройки в среднем на 26 млн т (77,3 млрд кубометров природного газа) в год.
    Так или иначе, в сложившихся условиях производители пытаются максимально сэкономить. Из предполагающихся к запуску проектов выбираются наиболее эффективные решения. Расширение старых производств, относительно небольшие мощности новых линий по сжижению и другие способы — делается все, чтобы минимизировать риски, потратить минимум денег в абсолютных величинах и обеспечить приемлемую себестоимость нового СПГ на случай, если период низких цен продлится дольше, чем ожидается

    В России тенденции аналогичные: наиболее вероятны к реализации новые проекты — это расширение действующего производства СПГ на Сахалине и проект «Арктик СПГ» на полуострове Гыдан, в относительной близости от строящегося «Ямал СПГ», запуск первой линии которого намечен уже на осень
    В этом же русле действуют и американские производители СПГ, которые получили достаточно низкие капитальные затраты на строительство заводов за счет того, что заводы по сжижению строились на основе терминалов по приему СПГ. Это позволили сэкономить на инфраструктуре, хранилищах СПГ, причалах
    Ещё одно новое технологическое решение, которое пытаются опробовать производители, — плавучие заводы СПГ. Уже работает такой завод в Малайзии, готовится к запуску завод Prelude компании Shell в Австралии. Через несколько лет на шельфе Мозамбика будет работать завод Coral FLNG. Такие производства в среднем удается построить быстрее, чем стационарный завод на суше. А в будущем, при истощении месторождения, плавучий завод можно перебазировать на новое место

    Одновременно начинает действовать «фактор старых заводов» — заканчиваются долгосрочные контракты, заключенные 15-20 лет назад, а заводы уже окупили себя. В этих обстоятельствах владельцы производств уже не озабочены гарантиями возврата инвестиций и могут рискнуть, начав продажу СПГ в рамках новой парадигмы, не заключая новые долгосрочные контракты
    Американские производители СПГ, как известно, предлагают свою, «толлинговую», модель производства. По сути, покупатели выкупают не сам СПГ, а права на мощности по сжижению (впрочем, оплатить их придется вне зависимости от того, решит ли покупатель производить СПГ). Основными покупателями американского СПГ являются страны-импортеры газа (Япония, Индия, Республика Корея), а также международные нефтегазовые трейдеры. Любопытно, что грань между ними начинает размываться. Ценовая формула на американский СПГ привязана к ценам на газ в США

    От «гибких» технологий — к гибким ценам?
    В среднесрочном и краткосрочном плане гибкость обеспечивают другие механизмы. Со стороны спроса это плавучие терминалы СПГ, которые позволяют импортерам быстро нарастить импорт газа в том случае, если его цена оказывается более приемлемой. Чем дешевле газ, тем больше будет спрос: это поддержит цены. Если же цены вдруг упадут до совсем небольших значений, то включается другой механизм: заводы с наиболее высокими операционными издержками перестанут выпускать СПГ. Пока мы еще не видели на рынке такой ситуации, но если, к примеру, мировая цена на СПГ опустится до $4/млн БТЕ (143,2 доллара за 1’000 кубометров природного газа), то американские заводы по сжижению, вероятно, будут работать не с полной загрузкой: цена на газ в США составляет около $3/млн БТЕ (107,4 доллара за 1’000 кубометров природного газа), а на оставшийся 1 доллар (35,8 доллара за 1’000 кубометров природного газа) уже не удастся с прибылью получить СПГ и транспортировать его, даже если списать все капитальные затраты.
    С другой стороны, именно за счет возможного списания уже понесенных затрат американский СПГ может производиться даже при мировых ценах $5/млн БТЕ (179,0 долларов за 1’000 кубометров природного газа), несмотря на то, что полная себестоимость СПГ из США оказывается выше. Распространенный еще недавно миф, что при нынешних ценах американский СПГ убыточен, а потому не будет экспортироваться и влиять на рынок, уже опровергается реальностью — поставки с уже запущенных линий завода Sabine Pass LNG идут с высоким коэффициентом загрузки мощностей по сжижению
    Контракты на поставку СПГ с нефтяной ценовой привязкой, разумеется, по-прежнему сохраняются и заключаются. Но появляются и новые формы ценообразования: привязка к ценам на газ в США, к биржевым ценам на сетевой газ в Европе, спотовые продажи СПГ. По оценкам GIIGNL, доля «чистого спота« уже составляет 18% от объема мирового рынка СПГ.Одновременно уменьшается средний размер контрактов, их длительность, все большую роль начинают играть СПГ-трейдеры. Адаптация производителей к новым реалиям и увеличение числа «амортизированных» заводов, которые могут демонстрировать максимальную гибкость, — все эти факторы также говорят в пользу того, что компании будут готовы продавать СПГ по ценам, формирующимся из баланса спроса и предложения. На этом фоне все больше появляется разговоров о том, что рынок СПГ должен начать напоминать рынок нефтяной.

    На пути к бирже СПГ
    Правда, в этой красивой схеме не хватает главной составляющей — собственно СПГ-биржи. И тут начинаются основные сложности: полной аналогии с нефтяным рынком достичь не удается и едва ли когда-нибудь удастся. СПГ — продукт на порядок более сложный, чем нефть. Сжижается и хранится он при температуре -162 градусов по Цельсию — из чего понятны и все сопутствующие сложности в хранении и транспортировке.Тем не менее в Азии, на которую приходится 70% мирового рынка СПГ, начинают создаваться три центра независимого формирования цен на СПГ. Это Сингапур, Япония и Китай (а в июне о намерении присоединиться к «гонке СПГ-хабов» заявила и Индия).Сингапур пытается создать реальный СПГ-хаб, где грузы СПГ буду делиться и продаваться как независимый товар. Япония, самый крупный в мире импортер СПГ, только начинает либерализацию своего внутреннего рынка газа, и каким образом этот рынок будет взаимодействовать с будущим СПГ-хабом, пока не вполне понятно.
    В Китае, на Шанхайской нефтегазовой бирже, уже около года торгуются как трубопроводный газ, так и СПГ, получаемый с расположенного неподалеку терминала по приему СПГ возле города Нинбо. Есть основания предполагать, что Китай планирует повторить европейскую модель ценообразования на СПГ, когда ценовые ориентиры поставок СПГ фактически привязаны к внутренним ценам на трубопроводный газ. Для этого у страны есть все необходимые «компоненты»: значительные объёмы внутренней добычи, трубопроводный импорт сетевого газа, импорт СПГ.Однако для полноценной биржевой торговли СПГ (опять же, для полной аналогии с нефтяным рынком) нужны фьючерсные контракты. Но к чему они будут привязаны? Пока подобные инструменты пытаются привязать к ценовым индексам, которые определяются ценовыми агентствами на основе опроса участников спотовой торговли СПГ или по данным площадок внебиржевой торговли.
    Такие фьючерсы есть и в Японии, и в Сингапуре, однако они пока не пользуются доверием у участников рынка. В результате лучшие перспективы пока у производных инструментов на «внестрановой» индекс JKM (Japan Korea Marker) ценового агентства Platts. Производные инструменты к этому индексу уже активно торгуются на бирже ICE и показывают положительную динамику

    Путь в тысячу ли
    Так или иначе, индустрия СПГ подвергается очевидной трансформации. Будет ли в долгосрочной перспективе создано несколько центров независимого ценообразования на СПГ, по аналогии с нефтяным рынком? Пока утверждать это сложно. В любом случае, мы считаем, что путь этот долгий: для того чтобы получить прозрачный и ликвидный газовый рынок, США и странам северо-западной Европы понадобились десятилетия.
    Неудивительно, что после начала экспорта СПГ из США многие наблюдатели рискнули предположить, что именно там мы быстрее всего увидим развитый СПГ-хаб, несмотря на то что основные центры потребления СПГ находятся в Азии. В пользу американского СПГ-хаба играют развитые финансовые и энергетические рынки страны, гибкость поставок СПГ из страны. В мае на бирже ICE также начата торговля фьючерсами на ценовой индекс на СПГ, находящийся в Мексиканском заливе

    Пока же можно уверенно сказать, что на среднесрочную перспективу мы увидим пеструю картину ценообразования на СПГ: здесь и нефтяная привязка, и привязка к внутриамериканским ценам, продажи СПГ в Европу по биржевым котировкам на сетевой газ, наконец спотовые продажи на свободном рынке или с привязкой к ценовым индексам. К примеру, газ «Ямал СПГ» будет продаваться испанской Gas Natural по смешанной ценовой формуле: с привязкой к биржевым ценам британского газового рынка и к цене на нефть. При этом та же испанская компания покупает и американский СПГ, где цену определяет стоимость сетевого газа в США.Все участники этого стремительно развивающегося рынка будут искать и тестировать для себя наиболее эффективные маркетинговые и ценовые стратегии, экспериментировать с разными портфелями контрактов, нащупывая свой оптимум. Будет сложно, но интересно.
     
    Последние данные очков репутации:
    dok: 463.712.039 Очки 5 ноя 2018
    #27
    dok нравится это.
  9. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.702.225.806.493
    Stirik, 11 ноя 2017

    СМИ и интернет пестрят статьями «Газ – наше все!» и «да что мы можем, кроме самого простого – газ качать?» Одновременно ругают и хвалят Газпром и НОВАТЭК, одновременно газ и двигатель бюджета и тормоз модернизации экономики. Криков и рассуждений пруд пруди, а вот ответов на наши любимые «детские» вопросы найти – постараться надо.
    Что такое вообще природный газ, одинаков ли он во всех трубах и во всех скважинах или нет? Почему специалисты по газу говорят, что он не пахнет, а на кухнях у себя мы любую утечку именно носом и чуем? Заглянешь в профессиональные статьи – там сам черт ногу сломит от кубометров, тонн, британских термальных единиц и прочих тонн условного топлива. Так что же происходит на всевозможных буровых установках, компрессорных станциях, отличий газоперерабатывающих заводов от газоперерабатывающих комбинатов, почему так много денег требуется для сжижения газа, а на регазификацию сжиженного – в разы меньше. И почему, в конце концов, сжиженный газ на кораблях-газовозах требует температуры в -162 градуса, а в зажигалках с ним все в порядке и при положительных температурах? Несмотря на задуманную краткость, слов придется нам написать, а вам прочитать достаточно много, так что это только начало, но «порции» большими не будут. Как всегда – минимум формул и объем, необходимый не столько для глубокого погружения в органическую химию и физические свойства газа, сколько для понимания того, насколько непрост такой «простой и привычный» нам природный газ, из чего складывается цена на него, почему газ трубопроводный всегда будет дешевле газа сжиженного, зачем строят в Амурской области газоперерабатывающий завод и чем он будет отличаться от планируемого там же газоперерабатывающего комбината

    .
    Затаенное дыхание планеты
    Итак, что такое, собственно говоря, природный газ? Пожалуй, одно из самых неудачных названий, придуманных человеком, поскольку оно не отражает и толику удивительных свойств этого творения матушки-природы. Газ… То, что мы вдыхаем – это тоже газ, и то, что мы выдыхаем – тоже газ. А «природный газ» – это затаенное дыхание планеты, дарящее нам возможность извлечь из него миллиарды джоулей энергии, получить удивительные, невиданные в природе вещества – полиэтилены и полипропилены, пластмассы, краски, растворители, удобрения, топливо для моторов наших машин. Природный газ – это небольшое чудо, щедрый подарок природы, без освоения тайн которого наша цивилизация была бы совсем иной, менее комфортной, менее уютной и, в то же время – менее опасной.
    Природный газ – чудо, но чудо опасное. Концентрируясь в воздухе, он способен стать причиной отравлений и страшных пожаров. Это он, природный газ, как грозный языческий бог, забирает жизни людей, утративших бдительность и осторожность. И это он же, но покоренный нашим умом, нашими трудами – дарит свет и тепло, вращает турбины генераторов и помогает нести покупки из супермаркетов. Природный газ… Нет, что-то правильное в этом название все же есть – это дыхание природы, дающее нам возможность ее же, природу, покорить. Покорить мрак ночи и холода зимы, перенести без вреда зной лета в прохладных помещениях, без труда приготовить самые изысканные блюда. Подарок щедрый и опасный, привычный и необычный, об удивительных свойствах которого знать должен каждый
    Когда говорят о культуре, почему-то чаще всего вспоминают литературу и изобразительное искусство, скульптуру, балет, музыку и поэзию. Неумение разбираться во всем этом служит основанием обзывать человека «дикарем». Но наша с вами цивилизация – это не только изящные искусства, не только песни и пляски. Наша цивилизация – цивилизация моторов и электричества, цивилизация нефти, газа, атома. Наша цивилизация – это одухотворенный, неистовый и осмысленный протест против Второго закона термодинамики: мы не хотим и не позволяем расти энтропии на нашей Земле. И делаем мы это потому, что каждый из нас – сгусток энергии, воли и разума, отрицающего тепловую смерть. Наша цивилизация – это неуклонное, год за годом и век за веком покорение энергии, подчинение ее нашему уму и желаниям. Нашу цивилизацию создали удивительные люди – ученые, конструкторы, инженеры, простые рабочие, исповедовавшие религию техносферы, читающие евангелия энергомашин, служившие молебны энергопусков, вместо свечей ставившие громадины опор электропередач, читавшие молитвы законов электромагнетизма, физики и химии. Их схимна – глубочайшие скважины в недоступных местах, покоренные реки, перегороженные плотинами, гудящие провода и тихая, беззвучная мощь атомных реакторов, компрессорные станции, которые гонят сконцентрированную энергию на тысячи и тысячи километров. Совершаемые ими таинства их религии дают нам свет и тепло, заставляют работать двигатели насосов и тепловозов, самолетов и кораблей, автомобилей и ракет. Не зная основ религии и культуры техносферы, имеем ли мы право причислять себя к знатокам культуры

    Газовое ассорти
    То, что мы называем привычной идиомой «природный газ» – всегда смесь разных газов, которые образовались в незапамятные времена в недрах нашей планеты при анаэробном разложении органических веществ. Органические вещества – это понятно, «анаэробный» – значит, при отсутствии воздуха. Сжало-сдавило в тех недрах органику так, что места для воздуха просто не осталось, и осталась органика вот в таких ловушках на миллионы лет. Залегает природный газ в пластах земных пород отнюдь не одинаково, лежит он в разных частях планеты разное количество лет, образуется он при чуточку разных давлениях и температурах, да и органика, из которой он образовался, вовсе не была неким «единым стандартом». Потому в разных месторождениях природный газ – разный. Разное количество химических веществ в его составе, разные пропорции в этом «ассорти», потому и обработка, которой его надо подвергать, прежде, чем «затолкать» в трубу, в топку электростанции и в маленькие конфорки на кухне, на разных месторождениях всякий раз индивидуальна, всякий раз требует творческого подхода к разработке технологий переработки.
    Какие-то месторождения природного газа «в полном порядке» – в газовых залежах, добывать его из них легко и приятно. Впрочем, о «легкости» мы еще не раз поговорим, легко это делать только в сравнении с трудами, которые приходится тратить, чтобы забрать его из газовых шапок нефтегазовых месторождений или из раствора в нефти и воде – бывают и такие случаи. При нормальных условиях, то есть при нуле градусов Цельсия и атмосферном давлении в 762 мм ртутного столба (они же – 101,325 кПа, килопаскалей) природный газ всегда в газообразном состоянии, уж простите за это «масло масляное». Встречается газ и в кристаллообразном состоянии, в виде естественных газогидратов, но про подобную газовую экзотику вспомним попозже

    Основная часть природного газа – это метан, его в химической подземной смеси обычно от 70 до 98%. Разброс достаточно большой, но чему тут удивляться – и состав органики, из которой он образовался, мог быть совершенно разным, и температуры с давлением, при которых матушка-природа нам его припасала – тоже разные. СН4 – вот несложная химическая формула метана, к 1 атому углерода «приклеены» 4 атома водорода. Для нас с вами важнее всего, что этот газ, не имеющий ни цвета, ни запаха, чрезвычайно горюч и даже взрывоопасен при концентрации в воздухе выше 4,5%. За время существования нашей цивилизации «на счету» метана жизни сотен тысяч, если не миллионов горняков – именно метан при малейшем нарушении правил безопасности взрывается и горит в шахтах всего мира. Но есть и обратная сторона медали – его теплотворность обеспечивает газовые электростанции тем количеством электроэнергии, которая обеспечивает технологические промышленные производства и нашу с вами комфортную жизнь. Да и в конфорках газовых плит горит все тот же метан, к которому прибавляют остро пахнущие вещества, помогающие нам уловить малейшую его утечку. 1 кубометр метана при сгорании дает столько же тепла, сколько 1,5 кубометра неочищенного природного газа (в среднем, конечно) или 1,2 литра дизельного топлива
    В природном газе практически всегда содержатся более тяжелые углеводороды – этан, пропан и бутан. Этан, С2Н6 точно так же бесцветен и не имеет запаха, но еще более горюч, чем метан, однако как топливо его не используют – намного больше пользы и прибыли можно получить, используя его для производства этилена. Но о химической переработке составляющих природного газа – попозже, пока просто зафиксируем: этан полезнее для химиков, чем для энергетиков
    Пропан, С3Н8 бесцветен, без запаха. От природного газа его отделяют, поскольку для него есть масса других способов применения. Это им мы режем металл, греем битум и асфальт, это он служит топливом для переносных электрогенераторов, это он находится в баллонах красного цвета на наших дачах и в багажниках автомобилей. Удобен, чертяка – для его хранения в баллонах достаточно давления в 10-15 атмосфер, при горении дает температуру в 466 градусов. Бутан, С4Н1 – бесцветен, но уже имеет специфический запах. Используют в смеси с пропаном как топливо для автомобилей, чтобы повысить октановое число, смесь пропана и бутана горит в наших зажигалках, ценен для химической промышленности как сырье для производства бутилена.

    Газовая терминология
    И еще пару слов – про запас, на тот случай, если кому-то из вас доведется читать статьи на узкоспециализированных сайтах, статьи профессионалов, которые не просто «глубоко погружены в материал», а которые внутри этого материала просто таки живут. Очень часто в таких источниках мелькают термины, которые с первого взгляда кажутся совершенно непонятными и порой сбивают с толку.Метан, этан, пропан и бутан частенько «обзывают» загадочным словом «гомологи». Тут ничего хитрого нет, смотрите. Вот метан: 1 атом углерода и 4 атома водорода, СН4. Вот этан: 2 атома углерода и 6 атомов водорода, С2Н6. Добавляем еще 1 атом углерода и еще 2 атома водорода, и вот перед нами формула пропана – С3Н8. Еще 1 атом углерода и еще 2 атома водорода, и вот уже бутан – С4Н10. Гомологи – соединения одного класса, отличающиеся по составу на целое число групп СН2, не более того. Встречается и деление природных газов разных месторождений на сухие (бедные) и жирные (богатые). Тоже ничего хитрого, сухие газы – те, в которых метана порядка 95-96%, а содержание других гомологов незначительно. Сухие газы обычно содержатся в чисто газовых месторождениях, а жирные газы – это обычно попутные нефтяные, в них гомологов метана порой бывает десятки процентов.

    Поскольку нефть и газ имеют очень схожий углеводородный состав, газ является естественным спутником нефти, содержится практически во всех известных нефтяных месторождениях. По сути нефть с растворенным в ней газом подобна газированным напиткам. При больших пластовых давлениях газа в нефти много, но после вскрытия нефтяной ловушки давление падает, газ начинает бурно выделяться. Откройте крышку бутылки с лимонадом – вот вам и самая примитивная модель нефтяного месторождения. Сначала газа выделяется много, потом остается только небольшое количество пузырьков. Увидели? Заодно и задумайтесь, так ли легко нефтяникам и газовикам отделить попутный газ от нефти. Ну, а жирный газ содержит столько тяжелых гомологов метана, что из него выгоднее получать сжиженный газ. Видите – фраза, которая до прочтения этой небольшой статьи показалась бы вам абракадаброй, стала уже понятной. Много в жирном газе этана, пропана и бутана, его выгоднее не гнать в магистральный трубопровод для дальнейшего сжигания, а переработать, чтобы получить отдельные составляющие, фракции, в чистом виде. Жирные газы в 99% случаев – это сопутствующие нефтяные газы, которые нужно выделить из нефти, чтобы сделать ее товарной. Товарная нефть, в соответствии с российскими и мировыми стандартами, должна содержать не более 1-2% газа, в силу чего любая нефтяная компания – одновременно и «немножко газовая». Принадлежность любого нефтяного промысла – многоступенчатые сепараторы, в которых от нефти отделяют воду и попутные газы
    Часто встречается еще один термин, обычно в виде аббревиатуры – ШФЛУ, которая расшифровывается как «широкая фракция легких углеводородов». Опять же – тот, кто сочинил такое название, был либо шутником, либо участником всемирного тайного заговора химиков-газовиков или нефтяниками, которые вот так отомстили газовикам за то, что приходится возиться с газом. Вот есть слово «легких» и, по логике, в эту самую фракцию должны в обязательном порядке входить метан и этан. Но – «скажем логике «нет»! В составе ШФЛУ как раз метан и этан должны находиться в минимальном количестве, не более 5%. Это невозможно понять, это нужно просто запомнить: в составе широкой фракции легких углеводородов самых легких углеводородов – нет. ШФЛУ состоит из пропана с бутаном и более тяжелых гомологов. У всех газов, которые тяжелее бутана, тоже есть имена собственные, но звучат они настолько вычурно, что забивать ими голову нет никакого смысла. Обозначают их как «С5 и выше» — вот и все. Более-менее запоминаемое название – пентан, следующий гомолог метана после бутана. «Пента» – пять, формула очевидна – С5Р12. Нефтяники отделяют газ от нефти за счет сепарирования, сжимают его на компрессорах и перегоняют на газовые промысла или сразу на ГПЗ (газоперерабатывающие заводы), и вот там уже от природного газа методом охлаждения отделяют ШФЛУ – замечательное сырье для химической промышленности

    Примеси родные и посторонние
    Кроме углеводородов, которыми являются перечисленные «зверушки», в природном газе всегда наличествуют и другие вещества. Углекислый газ (СО2) и сероводород (Н2S) в газовой смеси появляются в приповерхностных слоях, где появляется возможность взаимодействовать с кислородом. А на больших глубинах газ вступает во взаимодействие с сульфатными пластовыми водами (воды с содержанием солей серной кислоты), и в результате всевозможных реакций выделяется чистая сера (S). Эти трое – углекислый газ, сероводород и сера в составе природного газа есть всегда.

    0_2f06e_dd605975_orig-e1503045656132.jpg

    Азот, гелий, аргон и другие инертные газы в составе природного газа тоже присутствует практически всегда, хоть и в минимальных количествах, от 0,01% до 0,15%. Но случаются и редкие исключения – к примеру, в нашем Оренбургском месторождении содержание гелия доходит до 10%, поэтому там рядом с газоперерабатывающим заводом (ГПЗ) построен и работает гелиевый завод.Кроме того, во всех без исключения нефтеносных и газоносных пластах есть вода, и выходящий из скважины газ всегда содержит то или иное количество воды в виде водяного пара. Наличие водяных паров в газе – это гарантированная коррозия трубопроводов и оборудования и шанс появления в них гидратов, снегоподобного вещества, способного полностью перекрыть сечение трубопровода. При снижении давления в газе, что в многокилометровых газопроводах просто неизбежно, вода выделяется в чистом виде, и на наших северных месторождениях она способна не только заставить ржаветь внутреннюю поверхность труб и оборудования, но еще и просто превратиться в лед. Трубы начинают закупориваться, измерительная и контрольная аппаратура и вовсе выходит из строя.
    При таком сложном составе, который еще и разнится от одного месторождения к другому, нет ничего удивительного в том, что природный газ перед любым способом его использования приходится «чистить» – и от того, что вредно, и от того, что слишком ценно, чтобы гореть в топках электростанций

    Не всякий газ пригоден для трубы
    Разобравшись с непростым составом природного газа, продолжим наше знакомство с технологией его транспортировки по трубам. Нам кажется, что этот маленький «ликбез» необходим как прививка от многочисленных критиканов, любящих многословно разглагольствовать о том, как «отсталая Россия пихает трубы под землю, оттуда прет газ, а ничего технически сложного ватники освоить не способны». Мягко сказать – это заблуждение, грубо – получится совсем уж нецензурно…
    Скважина пробурена, магистральный трубопровод проложен – что, стыкуем, врубаем компрессорные станции вдоль трубы, и вот уже все в полном порядке, пора идти подсчитывать прибыль? Да даже мечтать об этом не приходится! Газ, поступающий из скважины, к транспортировке по трубопроводу не готов совершенно, абсолютно и категорически. Прежде всего, он несет с собой механические примеси – пыль, частички грунта. Давление в трубопроводах, которое обеспечивают компрессорные станции – 75 атмосфер, и вот эти самые механические примеси под таким давлением будут внутри трубы вести себя, как наждак, стирая поверхность. Такое же абразивное воздействие получат арматура, детали и оборудование компрессорных и газораспределительных станций, контрольно-измерительная аппаратура
    Все газы тяжелее метана в трубопроводах норовят конденсироваться и оседать в пониженных точках газопроводов, уменьшая их проходное сечение. Наличие водяных паров в газе – это гарантированная коррозия трубопроводов и оборудования, а еще – шанс появления в них гидратов, снегоподобного веществ, способных полностью перекрыть сечение трубопровода. Еще хлеще ведет себя сероводород, который в присутствии влаги образует серную и сернистую кислоты, которые в буквальном смысле слова разъедают трубы, арматуру и оборудование. Углекислый газ понижает температуру сгорания газа, ухудшает его химический состав, и тоже ведет к коррозии. В общем, неподготовленный к транспортировке природный газ – это просто фильм ужасов для любого специалиста по трубопроводам. А потому давайте знакомиться с тем, что обеспечивает всех нас приличным по своему составу газом

    Перерождение газа начинается на его месторождении
    Просим любить и жаловать – УКПГ, установка комплексной подготовки газа:

    dbfe76.jpg

    Красиво, не так ли? Но универсальной, типовой УКПГ просто не существует – для каждого месторождения приходится подбирать индивидуальный комплект оборудования, ведь в каждом месторождении химический состав природного газа чуточку разный, способ очистки зависит и от климатических, температурных условий местности, в которой находится месторождение. УПКГ не стоит у каждой скважины отдельно, ее делают централизованной для всего месторождения, при разработке которого обычно используется не одна, а множество скважин. Соответственно, приходится монтировать систему труб от скважин к месту расположений УКПГ и в этих «паутинах», кажущихся постороннему глазу полным хаосом, сокрыт понятный только специалистам порядок, продуманность. «Ткнуть трубу и качать бабки»? Ну-ну
    В состав УКПГ входят (мы просто перечислим, не раскрывая подробных технических и технологических деталей):
    • блок предварительной очистки (сепарации), обеспечивающий отделение от газа механических примесей, капельной влаги и жидких углеводородов;
    • технологические установки очистки, осушки и охлаждения газов;
    • дожимные компрессорные станции;
    • вспомогательные системы производственного назначения (операторная, установки со средствами связи, электро-, тепло- и водоснабжения, электрохимической защиты, пожаротушения, склады химических абсорбентов и пр.)
    Каким бы ни был состав газа на том или ином месторождении, в магистральный газопровод должна поступать одна и та же смесь, требования к которой собраны в ОСТ 51.40-83. В них – предельные нормы содержания воды, углекислого газа, тяжелых углеводородов, сероводорода, кислорода, температура газа при том или ином времени года и требования по теплоте сгорания. Только в таком виде газ допускают до поступления в магистральный газопровод – не прямиком из недр Земли, а после многоступенчатой системы очистки, осушки, подогрева или охлаждения. По сути, каждое УКПГ – большая химическая и физическая лаборатория, исправность функционирования которых обеспечивают специалисты с высшим образованием, соглашающиеся трудиться в очень непростых порой условиях. Мы с вами прекрасно знаем, что наш газ добывается в Сибири, в полярных районах, на шельфах северных морей. Полярные ночи, морозы и снегопады – специалисты и аппаратура обязаны выдерживать все, что выпадает на их долю. Да-да, ради того, чтобы мы поутру могли спокойно кипятить чайник и жарить яичницу, включив на кухне свет, днем и ночью работают те, о ком мы так редко вспоминаем
    УКПГ, которую вы видели на фотографии – далеко не самая большая и не самая мощная. В октябре 1966 года была запущена Пунгинская УПКГ мощностью 6 млрд кубометров газа в год, и на тот момент это был всесоюзный рекорд. В мае 1972 была запущена УКПГ на Медвежьем месторождении – 8,5 млрд кубов в год, в 1993 начала работу УКПГ Комсомольского месторождения, удерживающая пальму первенства и поныне – 32 млрд кубометров ежегодно

    Химия – не только жизнь, но еще и деньги
    Как вы понимаете, этот сверхкороткий рассказ может быть развернут в повесть, в роман. УКПГ для газовых месторождений и для месторождений газоконденсатных, осушка газа охлаждением и осушка химическая, абсорбционная и адсорбционная, этиленгликоли, осушка твердым поглотителем… Это действительно серьезная наука, но для общего понимания того, что происходит в точке входа природного газа в магистральный трубопровод сказанного вполне достаточно. В следующий раз мы постараемся понять, зачем Газпром строит в Амурской области газоперерабатывающий завод и почему СИБУР решил, что должен разместить рядом с ним свой будущий газоперерабатывающий комбинат. Да и чем, собственно, отличается завод от комбината?
    И совсем отдельная история – как приходится подготавливать природный газ к сжижению, как выглядит сам процесс сжижения и почему получить жидкий газ на Ямале удается немного дешевле, чем в Персидском заливе. Да, заодно разберемся, почему жидкий газ в зажигалке остается жидким и при дневной температуре, а газ, который везут по морю специализированные танкеры, должен иметь температуру -160 градусов и не выше. В том, что мы называем «природным газом» – множество тайн и загадок, которые таковыми стали просто потому, что химию в школе мы изучали давным-давно, да, порой, еще и кое-как. Попробуем вспомнить, заодно присоединив к забытому информацию сугубо экономическую – что сколько стоит, что выгоднее оставлять сырьем, а что – переработать, прикинув выгодную глубину переработки. Наука наукой, а деньги любят счет. Вряд ли будущие статьи будут трудными для понимания, ведь молекулы куда как менее загадочны и таинственны, чем атом, так что нет сомнений – справимся
     
    Последние данные очков репутации:
    dok: 463.712.039 Очки 5 ноя 2018
    #28
    dok нравится это.
  10. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.702.225.806.493
    Stirik, 12 ноя 2017

    Cтатья эксперта газового рынка Александра Собко, посвященная анализу того, какими методами новый президент США пользуется для того, чтобы производители СПГ его страны смогли занять доминирующее положение на мировом рынке этого товара. Хотим обратить ваше внимание на то, что это статья не политолога, а именно газового эксперта. Александр не пытается строить гипотезы о том, что будет происходить на мировом рынке СПГ после принятия Америкой закона о санкциях против России, Ирана и КНДР. И это, на наш взгляд, совершенно правильный подход. Ведь, несмотря на подпись Дональда Трампа, этот закон еще не начал действовать на практике, еще далеко не до конца ясно, как поведут себя ставшие жертвами этих санкций американские, европейские, японские энергетические компании. Впереди масса возможностей для интриг и скандалов, которые могут привести к самым неожиданным последствиям, а уважаемый господин Собко анализирует то, что имеется на день сегодняшний.
    Аналитик рассматривая потенциальных покупателей американского СПГ, «оставляет за скобками» государства, представляющих южное направление «энергетического фронта» России. Несколько слов об Индии, но без развития темы, несколько слов о Катаре, ни слова – об Иране и Пакистане. Вряд ли это связано с тем, что Александр что-то не учел или не увидел, куда вероятнее, что причина этого – отсутствие интересов США к этим странам. Контакты американцев с индийцами зафиксированы, но ничего об их развитии не сказано – и это тоже хорошо для России. В отличие от Штатов, Россия способна предложить Индии комплексный подход к проблемам, стоящим перед развитием энергетики этой страны. Индия, в отличие от страдающей какой-то варварской, нецивилизованной радиофобией Европы, прекрасно понимает, что для удовлетворения растущего спроса ее огромного населения нужна атомная генерация. Что не только предлагает, но и воплощает в жизнь Россия, а что только предлагает Америка, мы подробно покажем в самое ближайшее время, а пока предлагаем внимательно посмотреть на реальные возможности США вести экспансию на мировом рынке СПГ сугубо рыночными методами

    По мнению Дональда Трампа, нетрадиционные газовые ресурсы США столь велики, что позволят не только обеспечить дешевым газом штаты, но и продолжить и даже расширить масштабный экспорт СПГ.Глобальная гонка СПГ-проектов началась, правда, пока на уровне заявлений. Россия недавно объявила о планах догнать Катар по объему экспорта СПГ. Задача непростая: с учетом даже строящихся производств в активе у нашей страны — 26,5 млн тонн (36,6 млрд кубометров природного газа) в год мощностей по сжижению. Доха, в свою очередь, анонсировала планы по увеличению мощностей на 30%: с 77 млн тонн (106,3 млрд кубометров природного газа) до «красивой» цифры в 100 (138 млрд кубометров природного газа) млн тонн в год. Австралия, которая скоро будет самым крупным в мире экспортером СПГ (85 млн тонн в год или 117,3 млрд кубометров природного газа) пока молчит — многие проекты в этой стране в нынешнем ценовом окружении оказались сильно убыточными. На этом фоне США под чутким руководством Дональда Трампа также хотят стать лидером этой гонки. К 2020 году у страны будет 65 млн тонн (89,7 млрд кубометров природного газа) мощностей по сжижению, с учетом запущенных и строящихся заводов. Что дальше?
    Когда Дональд Трамп был избран, полного понимания отношения нового президента США к масштабному экспорту СПГ из страны еще не было: ведь Трамп позиционирует себя как сторонника изоляционизма. Вдруг, по его мнению, стране нужно было сохранить собственные газовые запасы на максимально длительный срок?Но уже после первых месяцев после избрания стало предельно ясно: по мнению Трампа, нетрадиционные газовые ресурсы страны столь велики, что не только позволят обеспечить дешевым газом себя, но и продолжить (и даже расширить) масштабный экспорт СПГ.И вот, буквально за полгода, Трамп и представители его администрации провели предварительные переговоры со всеми крупнейшими импортерами СПГ: с Китаем, Японией, Индией, Южной Кореей, а также с потенциальными новыми импортерами на европейском (в первую очередь — восточно-европейском) рынке.

    Зачем США делятся своими энергоресурсами с Китаем?
    Зарождавшийся торговый конфликт с Китаем Трамп ловко купировал, пообещав КНР американский СПГ. И здесь сразу убил двух зайцев: во-первых, потенциальный экспорт американского СПГ в Китай позволит снизить проблему перекоса в торговом балансе между странами. Во-вторых, фактически Трамп продемонстрировал Китаю «жест доброй воли», предложив свой СПГ «энергетически голодному» геополитическому сопернику. В результате, в мае две страны заключили соглашение по продвижению американского СПГ на китайский рынок.Любопытно, что по формальным признакам, Китай, как потенциальный импортер СПГ, ничем не отличался к примеру, от Японии (у обеих стран нет соглашения о свободной торговле с США). Однако, по факту, во время первой (и пока единственной) волны американских заводов по сжижению, ни одной китайской компании напрямую не удалось заключить долгосрочные контракты на покупку американского СПГ (в виде прав на мощности по сжижению). Напротив, японские компании стали крупнейшими покупателями американского газа.
    Но за последние три года и ценовая ситуация кардинально изменилась. На первой волне строительства заводов по сжижению в США, нефть стоила в два раза дороже, поэтому тогда американский СПГ (где цены привязаны к внутриамериканским ценам на трубопроводный газ) казался очень выгодной покупкой по сравнению с контрактами на поставку СПГ с нефтяной ценовой привязкой.Сейчас же полная стоимость американского газа в АТР оказывается никак не менее $8/млн БТЕ (286 долларов за 1’000 кубометров природного газа). При этом спотовые цены на СПГ в той же Азии сейчас находятся на уровне $5,5/млн БТЕ (197 долларов за 1’000 кубометров природного газа). При цене нефти в $50 за баррель, СПГ по новым контрактам даже с нефтяной привязкой оказывается дешевле американского газа.
    Тем не менее, не исключено, что Китай действительно будет покупать американский газ с новых заводов в рамках долгосрочных договоров (импорт СПГ в Китай из США идет и сейчас, но в рамках спотовых поставок). Это интересно КНР в контексте диверсификации: как географической (ведь в случае поставок из США газовозам не нужно проходить Малаккский пролив), так и ценовой (если цены на нефть вырастут хотя бы на $10, это уже сделает американский СПГ приемлемым по цене

    Южная Корея и США: путь совместных инвестиций
    Предварительные переговоры о новых поставках идут и с Японией, и с Индией. Правда, японские импортеры уже и так переконтрактованы СПГ — даже к 2022 году сохранится избыток в 3 млн тонн (4,14 млрд кубометров природного газа) в год. Поэтому, если верить утечкам, опубликованным в СМИ, японский интерес здесь в том, чтобы перепродавать американский газ на другие, развивающиеся азиатские рынки, упрочив свои позиции в контексте становления азиатских СПГ-хабов.Еще один немаловажный для Японии фактор, чтобы вновь присмотреться к американскому газу: Япония уже торгуется с Катаром о продлении старых контрактов (истекают в 2021 году), поэтому возможная альтернатива усиливает переговорные позиции. Особенно с учетом того, что американский сжиженный газ покупатель может увозить на любые рынки, в то время как Катар, владелец крупнейшего флота СПГ-танкеров, как правило сам доставляет свой СПГ покупателю и не хочет допускать его возможные перепродажи.
    В этих обстоятельствах очень перспективным для газовой политики Трампа может стать южнокорейский рынок. Напомним, что новая энергостратегия Республики Корея предполагает постепенный отказ от атомных станций и рост использования СПГ на 50% к 2030 году И вот, в июне было заключено сразу несколько соглашений с участием корейских компаний. Компания Kogas (кстати, у компании есть долгосрочный контракт на поставку СПГ из США — поставки по нему, с третьей линии завода Sabine Pass LNG, начались уже в июне) договорилась о возможном инвестировании сразу в три проекта по сжижению: на Аляске, в Техасе и Луизиане. Одновременно, корейская же SK Group подписала с GE и Continental Resources соглашение о разработке сланцевого газа

    Европа — плата за независимость?
    Наконец, остается еще один регион для возможных поставок газа из США — Европа, и в первую очередь восточноевропейские страны, которые настроены на диверсификацию импорта (читай — уход от российской монополии), а потому ради этого готовы даже немного переплатить. Сейчас полная стоимость американского СПГ для Европы оказывается выше европейских биржевых цен, при этом на близком к «бирже» уровне оказываются и цены российского газа по долгосрочным контрактам.
    Пока же страны региона тестируют разовые поставки СПГ из США. В июне первое судно с американским СПГ уже пришло в Польшу, на терминал в Свиноусцье, а в августе и сентябре — запланированы две поставки американского газа в Литву, на плавучий терминал по приему «Независимость». Сейчас мощность польского терминала составляет 5 млрд кубометров, из них 2,7 млрд зарезервированы под долгосрочные контракты с катарским газом. Планируется расширение польского терминала до 7,5 млрд кубометров в год, а также строительство плавучего терминала мощностью 4 млрд кубометров. Кроме того, американский СПГ теоретически может поставляться на плавучий терминал СПГ на острове Крк в Хорватии, правда пока этот проект еще находится на стадии утверждения

    Американский СПГ дорог, но будет ли дешевле?
    Конечно, все эти расширения и строительства новых терминалов — вопрос нескольких лет. Аналогично, и в странах АТР избыток СПГ на рынке исчезнет только к началу следующего десятилетия. Однако, по большому счету, примерно к тому времени Трампу и нужно продать «новый» американской СПГ.Для первой волны заводов СПГ долгосрочные контракты на сжижение (на принципах сжижай-или-плати) уже заключены. Компании-владельцы заводов в любом случае вернут инвестиции. Конечно, желателен именно экспорт СПГ, так он обеспечит дополнительные поступления средств в страну, сокращая дефицит торгового баланса. Но вероятность того, что строящиеся производства будут заметно недозагружены невелика — для этого цены на СПГ по миру должны опуститься до уровня в $4/млн БТЕ (143,2 долларов за 1 000 кубометров природного газа) (или должна резко вырасти цена газа в США).
    Но сейчас речь идет о новой волне СПГ-производств. И если во время первой волны все пристально следили за разрешениями регуляторов (подразумевалось, что после того, как они будут получены, стройка начнётся практически автоматически), то сейчас всё изменилось. Разрешения по-прежнему выдаются (новая администрация благоволит этому), но это уже мало кого интересует. Реальный интерес представляют только решения о новом строительстве, которых пока нет

    При всех разговорах (в период дорогой нефти) о дешевизне американского СПГ, он по определению не может быть очень дёшев, т.к. является сочетанием двух по определению недешёвых технологий — добыча сланцевого газа и сжижение газа. Ценовые риски первой волны американских заводов взяли на себя импортеры и трейдеры. Для европейского рынка эти риски уже превратились в убытки, в Азии возможно удается выйти «в ноль» на пределе (если сравнивать цену американского СПГ с ценой поставок по классическим долгосрочным контрактам), или тоже придется уйти «в минус» (если сравнивать с летней ценой «спот»
    Каким же образом компании смогут получать американский СПГ с приемлемой себестоимостью в новых обстоятельствах в будущем?Один из способов — это участие компаний-импортеров СПГ непосредственно в инвестициях в строительстве завода и/или добыче. Как мы видим, корейские компании выбрали именно такую модель. Что касается добычи, то здесь также есть возможности для снижения цены СПГ — в том случае, если компании импортеру удастся инвестировать в сланцевые месторождения с себестоимостью добычи (и транспортировки) ниже, чем цена на американских газовых хабах. В таком случае, они могут использовать для сжижения газ собственной добычи.

    Кроме того, если речь идет о рынке следующего десятилетия, то неизвестно, какова будет цена на нефть. Рост нефтяных цен на 20% вновь делает американский газ вполне приемлемым. Правда, ровно такая же проблема — ценовая неопределенность, есть и в США. Ведь стоимость трубопроводного газа на Henry Hub может неожиданно вырасти, скажем с нынешних $3 (107,4 долларов за 1’000 кубометров природного газа) до $4/млн БТЕ (143,2 долларов за 1’000 кубометров природного газа). И это тоже несет риски для импортеров американского СПГ
    В этом контексте интересна новая модель продаж, которую предлагает компания Tellurian (правда, по их заводу Driftwood LNG еще не принято окончательное инвестрешение). Компания предложила японским покупателям продажи СПГ с фиксированной ценой в $8/млн БТЕ (286,4 долларов за 1’000 кубометров природного газа) с доставкой. Правда, стоит отметить, что сами японские компании с осторожностью отнеслись к этому предложению

    И, быть может, главный фактор. Скажем прямо, нынешние $5,5-6/млн БТЕ (196,9 – 214,8 долларов за 1’000 кубометров природного газа) (текущая цена «спот», немногим дороже и СПГ с нефтяной привязкой для новых контрактов) не устраивают не только США. Такие цены на пределе окупают или не окупают себестоимость практически всех новых проектов по сжижению, за исключением разве что поставок из Катара
    А значит, почти всем производителям нового СПГ в мире будет необходим подъем мировой цены до отметки хотя бы в $8/млн БТЕ (286,4 долларов за 1’000 кубометров природного газа). А при таких обстоятельствах у американского газа есть шансы получить и новые ниши на рынке, правда при условии того, что внутренние цены на газ в США останутся на текущих уровнях
     
    Последние данные очков репутации:
    dok: 473.963.839 Очки 6 ноя 2018
    #29
    dok нравится это.
  11. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.702.225.806.493
    Stirik, 13 ноя 2017

    Мы ранее уже рассматривали с геоэнергетической точки зрения Сирию и обстановку вокруг Катара, но это лишь части большого, замысловатого и постоянно меняющегося пасьянса, который раскладывают сразу несколько крайне заинтересованных «игроков». Средиземное море – это целый ряд государств, которые либо имеют отличные запасы энергетических ресурсов, либо участвуют в отчаянной борьбе за право обладать ими, или хотя бы иметь возможность беспрепятственно приобретать их для своего растущего потребления.

    Арабский мир, Африка и Европа – Средиземное море омывает берега сразу трех регионов и разобраться в том, что здесь происходит, далеко не просто. Аналитический онлайн-журнал Геоэнергетика.ru предлагает вам посмотреть на этот пасьянс со «своей» точки зрения, не пытаясь охватить политические, культурные, военные проблемы. Мы по прежнему остаемся верны своей убежденности в том, что в основе всех самых лихих поворотов сюжета в Средиземноморье, как и во всем мире, лежит борьба за энергетические ресурсы, за право обладания ими и за право ими пользоваться.Нефтью и газом можно торговать в «сыром» виде, но можно превращать их в продукты более глубокой переработки – в химические продукты или же в продукт конечный – в электроэнергию.
    Удивительным образом зерном кристаллизации густого раствора интересов самых разных государств стала Арабская республика Египет – страна, которая не участвует ни в одном военном конфликте, главный интерес которой наведение порядка у самой себя. Египту просто очень нужен природный газ – для того, чтобы решить проблемы электрификации. И вот это, такое мирное устремление, стало причиной целой череды весьма занимательных событий, одним из которых стало появление в этом регионе России, у которой, как вы прекрасно понимаете, тоже есть свои, и немалые геоэнергетические интересы. Есть целый ряд особенностей появления тут России, о которых мы хотим рассказать, которые, как нам кажется, наглядно показывают, что это появление не случайно, что оно состоялось всерьез и надолго.
    Надеемся, многие заметили, что 4 сентября, на полях саммита БРИКС состоялась встреча Владимира Путина и президента Египта Абдул-Фаттаха Ас-Сиси, во время которой президент России получил приглашение на церемонию подписания контракта на строительство АЭС «Эль-Дабаа». Но про первую в истории Египта АЭС мы уже неоднократно рассказывали, сегодня речь пойдет об энергетических ресурсах более «традиционных», чем ядерное топливо.Рост потребления электроэнергии в Египте уже в 2013-м году превратил страну в чистого импортера природного газа, и программа Egypt Vision 2030, предусматривавшая строительство новых тепловых электростанций, вела к дальнейшему росту дефицита этого энергетического ресурса.

    Египетско-израильский газовый хоровод
    Хоровод, который кружился то в одну сторону, то в другую, а сейчас и вовсе замер на месте. В начале XXI века Египет поставлял газ на экспорт, причем поставлял много и охотно, поскольку и добывал его намного больше, чем сейчас. В 2005 году было подписано соглашение с Израилем о поставках газа в эту страну. Согласно условиям контракта, поставки должны были составлять по 1,7 млрд кубометров в год в течение 15 лет, общая сумма составляла 2,5 млрд долларов. При этом стороны оставили за собой право увеличения объема поставок до 25% в год и право продления действия контракта еще на 5 лет. Подводный трубопровод, проложенный от египетского города Аль-Ариш к порту в Ашкелоне, технически обеспечивал все эти возможности, но фактические поставки начались только в начале 2008 года. Почему не раньше?
    Да была такая причина, называлась Аль-Ихван аль-Муслимун, или, что привычнее, «Братья-мусульмане». Протесты против поставок газа Израилю были одним из «коньков» этой организации, одним из побудительных мотивов «арабской весны». «Братьям-мусульманам» в 2005-2010 годах принадлежало около 20% мест в египетском парламенте, они блокировали начало выполнения контракта, с удовольствием переходя к уличным формам протеста и откровенным диверсиям – газопровод взрывали не единожды. В общем, технические возможности зарабатывать приличные деньги реализованы толком так и не были, все эти взрывы и временные приостановки поставок израильских потребителей в восторг отнюдь не приводили, Египет терял репутацию надежного торгового партнера. «Арабская весна» привела к тому, что взрывы газопровода стали ежемесячными, а порой и еженедельными. Не бизнес, а сплошные мучения. При этом газ Израилю был нужен, ведь собственных энергетических ресурсов у этой страны просто нет. До 2010 года дело доходило до того, что Израиль начал вести переговоры с … Турцией, предлагая ей продлить российско-турецкий «Голубой поток».

    Явление «Левиафана» народу
    В 2010 году Израиль внезапно потерял интерес к поставкам из Египта. В июне того года американская нефтяная компания Noble Energy на шельфе Средиземного моря, в 135 км к западу от Хайфы, на глубине чуть больше 1,5 км обнаружила месторождение, которое нарекли «Левиафаном». К зиме была дана современная оценка извлекаемым запасам природного газа – не менее 450 млрд кубометров. На берегу раздались восторженные крики, под которые почти никто и не услышал решение нового правительства Египта, которое в апреле 2012 расторгло контракт. Теперь израильтян интересовала только труба, поскольку качать газ по ней можно ведь в две стороны – израильтяне прекрасно умеют считать, а анализ показывал, что момент, когда Египту самому понадобится газ, уже совсем близок. Они не ошиблись – после президентских выборов 2014-го правительство Ас-Сиси начало переговоры о поставках газа «Левиафана» по той самой трубе в Египет. Мало того – Noble Energy и после открытия на израильском шельфе не прекратила поисково-разведочные работы в Средиземноморье.

    AAEAAQAAAAAAAAdxAAAAJDIzMDYzYTQ5LTdiMmItNDgyNi05NTc3LWEwYmMwNTE4ZTFlMw.jpg
    География месторождений газа на востоке Средиземного моря​

    Всего через год, осенью 2011 года, скважина А-1 на блоке 12 в исключительной экономической зоне Кипра, в 160 км к югу от Лимассола (и всего в 34 км западнее «Левиафана») вскрыла месторождение, получившее название «Афродита». Извлекаемые запасы здесь составляют 170 млрд кубометров газа – самому Кипру столько не требовалось, а место расположения вполне позволяло соединить «Афродиту» с «Левиафаном», что потенциально могло обеспечить потребности Египта на 10 лет вперед даже при росте потребления. Египет терпеливо ждал, когда Израиль и Кипр уладят всевозможные бюрократические проблемы и приступят к разработке месторождений, продолжая переговоры по объемам и ценам. То, что на это уйдет какое-то количество времени, было очевидно, причем длительность предстоящей паузы зависела отнюдь не от Египта. Ждать и наблюдать, ничего больше не делая, как именно киприоты и израильтяне ведут торги с теми, кто месторождения открыл, с теми, кто его намеревался осваивать, Ас-Сиси не намеревался. Пока решались вопросы с газом трубопроводным, проблемы обеспечения новых электростанций вполне можно было решать при помощи газа сжиженного.

    Газ как бы есть, но его как бы нет
    Казалось бы – Египет находится в регионе, где углеводородных резервов полным-полно, но это только на первый, поверхностный взгляд. Вот Саудовская Аравия, с которой у Египта традиционно вполне дружеские отношения, которая поддержала Египет финансово в самое непростое время. Но саудиты экспортируют только нефть, весь добываемый на ее территории газ уходит на ее собственные нужды. Вот рядышком Катар, но правительство Ас-Сиси не спешило «выпрашивать» газ у режима, который поддерживал «Братьев-мусульман». Нет, совсем отказываться от катарского газа было бы не рационально, но больше 10% от необходимого Египет у Катара не брал и не берет. С Алжиром договорились, но большой погоды алжирский газ не сделал – запасы природного газа на территории этой страны понемногу подходят к концу. Возможно, хорошее знание обстановки на рынке поставщиков газа и было той причиной, которая побудила Ас-Сиси нанести визит в Москву уже в феврале 2014-го?..

    Россия приходит на рынок СПГ
    Первый раунд переговоров о поставках сжиженного природного газа Россия и Египет начали еще до президентских выборов, в марте 2014-го, и тогда в качестве потенциального продавца СПГ с нашей стороны планировался Газпром. В апреле переговоры продолжились, и тогда же Газпром получил приглашение от Египта поучаствовать в поисково-разведочных работах на территории страны. Министр промышленности и торговли Египта Фахри Абдель Нур при этом гарантировал не только предоставление района для поисков, но и льготный налоговый режим для таких работ. Абдель Нур сохранил свой пост и после президентских выборов, поэтому именно он поставил свою подпись на контракте с Газпромом о поставках СПГ, которые начались в конце того же года – приблизительно в то же время, когда Египет окончательно принял решение по проекту АЭС «Эль-Дабаа».
    То, что Газпром сведущ в поисковых работах, сомневаться не приходится, а вот относительно поставок СПГ, как вы понимаете, возникают совершенно очевидные вопросы. Единственный на сегодня в России завод по сжижению газа находится на Сахалине, но продукция этого предприятия законтрактована практически полностью на Юго-Восточную Азию. Спрашивается, на что рассчитывал Египет и что, собственно говоря, собиралась поставлять российская компания?
    Но удивляться нет ни малейшей причины, нужно просто внимательнее присматриваться к подробностям того, что умеет делать на международной арене наш газовый гигант, чуточку лучше понимать то, что рынок СПГ «не привязан» к трубам и месторождениям. Дата подписания контракта Газпрома и Египта – начало декабря 2014-го, а незадолго до этого произошло еще одно событие, почти не замеченное нашими СМИ. Газпром в лице своей европейской трейдинговой компании Gasprom Marketing and Traiding Singapore PTE Ltd(Gasprom M&T) 30 ноября заключил контракт на 8 лет о ежегодных поставках 1,2 млн тонн СПГ (1,7 млрд кубометров природного газа) с плавучего СПГ-завода Hilli, работающего у берегов Камеруна. Чтобы было понятно, как все лихо закручено в «мире СПГ», давайте мы просто скороговоркой перечислим действующие лица.

    Газовое месторождение, обеспечивающее производство СПГ на Hilli, принадлежит камерунской государственной компании Societe Nationale des Hydrocarbures du Cameroun и франко-британской компании Perenco, а оператором месторождения трудится английская Golar LNG. И такого рода «картинки» наблюдаются сплошь и рядом – месторождение принадлежат консорциумам самого замысловатого состава, заводы по сжижению арендуются еще у кого-то, операторы месторождения какие-то третьи лица. Вот на этом фоне антироссийские санкции, которые тогда плодились и множились в невероятных количествах – просто звуковой фон, не более того. В общем, сжиженного газа у Газпромадля Египта как бы и не было, но раз подписали контракт – появился и СПГ.
    Что, такие варианты не дают большой прибыли? Да, конечно, привычный вариант буровая – УКПГ – магистральный трубопровод – подземное хранилище европейских покупателей дает куда большую маржу, но рынок СПГ растет весьма и весьма активно, «вырезать» свой сектор на нем работа большая и быстро ее не сделать. Пока решаются вопросы со строительством СПГ-заводов Газпрома в России, совершенно не лишне заранее найти «своих» покупателей и зарекомендовать себя, как надежного поставщика. Так что все Газпром делает правильно – пусть прибыль сегодня не велика, зато есть четко очерченные перспективы на завтра и послезавтра.

    Египет готовится к электрификации
    В январе 2015 Египет и Газпром «ударили по рукам», подписав контракт на поставку в 2015-2020 годах 35 партий СПГ, подо что в марте 2015 Египет арендовал у норвежского Noegh LNG плавучее хранилище и регазификационную линию. Обратите внимание на даты – сначала Египтом было найдено решение о дополнительных поставках газа, и только спустя несколько месяцев им была подписана «мегасделка» с Siemens. Основательное, взвешенное, планомерное решение проблем, причем решение быстрое, как того и требовала сложная обстановка. Египет решил часть своих проблем, а наш Газпром – часть своих, став активным участником СПГ-рынка в ближневосточном и африканском регионах. Но это, как вскоре выяснилось, стало только началом большой и сложной игры.
    В марте 2015 года достаточно неожиданно решила пойти на серьезные инвестиции в добычу природного газа на территории Египта British Petroleum – 12 миллиардов долларов в проект West Nile Delta, при этом аналитики компании заявили, что рассчитывают получить с этих месторождений, а также с офшорных месторождений Средиземного моря Taurus и Libra до 140 млрд кубометров газа, которые Египет готов был купить полностью. Для Египта это было бы дешевле, чем покупка и последующая регазификация СПГ, для ВР отпадала бы необходимость решать вопросы с сжижением – с морских месторождений планировалось протянуть трубопровод. В начале августа 2015 Египет подписал контракт на аренду второй плавучей регазификационной платформы, на этот раз с сингапурской компанией BW Gas.

    Роснефть на рынке СПГ
    Август 2015-го был для Египта насыщен множеством «газовых новостей». Именно тогда был подписан контракт на поставки СПГ с дочерней компанией Роснефти – Rosneft Trading. Казалось бы – зачем вдруг России понадобилось запускать на египетский газовый рынок сразу две государственных компании? Но, судя по всему, Роснефть в Средиземном море уже присутствовала – на шельфе Сирии. Соображения по этому поводу Геоэнергетикаизлагала чуть больше года тому назад, географическое совпадение вряд ли может быть случайностью.Но, разумеется, тут же встает все тот же вопрос – регион регионом, но у Роснефти-то откуда вдруг сжиженный газ?! Это же нефтяной концерн, что за чудеса? «Откуда дровишки? С Катара, вестимо!..». Да, можно и так, но для закупок СПГ и фрахта танкеров у Роснефтидолжны были иметься свободные деньги, а летом 2015-го уже вовсю бушевали антироссийские санкции, либеральная печать сочилась ядом в ожидании «скорой смерти России, отрезанной от дешевых международных банковских кредитов». Вряд ли вы успели забыть эти недавние события, но факт остается фактом: Роснефть таки покупала СПГ и фрахтовала танкеры для его поставки, кредитов у иностранных банков при этом не получая.

    Санкции в теории и на практикеКак это делается?
    По идее, рассказывать об этом должны как раз сторонники либеральной идеи глобального рынка, по которой бизнес не должен зависеть от политики, а государство не должно этот бизнес ограничивать. И радоваться должны именно либералы, поскольку в данном конкретном случае как раз их идеи и торжествуют… В 2014 году, как гласит отчет Роснефти, она перестала получать международные кредиты и … стала получать предэкспортное финансирование от своих международных партнеров. Суммарный объем будущих поставок нефти по таким авансовым платежам составил порядка 400 млн тонн, которые концерн будет гасить, начав это делать в 2015 году, еще с десяток лет. Нет, не кредит, что вы!
    Авансы давали British Petroleum, Trafigura, Vitol, Glenser, Total, RoyalDutch/Shell – компании, которые, само собой, самым тщательным образом соблюдали все санкции, направленные против энергетических компаний России. Никаких кредитов не давали российским компаниям и западные банки, ни в коем случае! Кредитовали они только свои, родные западные же компании – разве можно идти против политики партии и правительства?.. Total взяла кредит на 5 лет при условии Libor + 1%, дала предэкспортный аванс Роснефти на 5 лет при условии, что та начнет погашать его сразу, но по частям, первые года два только вот небольшие процентики – ну, вот, например, Libor + 1,1%. Разумеется, это просто некий умозрительный пример, не более того. Подробнее об этом могут писать финансовые аналитики, а мы припомним только швейцарско-голландскую Trafigura. Она не только специалист по предэкспортному финансированию, но еще и, по случайности, один из ведущих трейдеров катарского СПГ. Взять у Trasfigura аванс и на этот же аванс у той же Trasfigura выкупить партию катарского газа для поставки в Египет – Роснефть не стала отказывать себе в таком удовольствии, чтобы хоть как-то скрасить уныние из-за отсутствия дешевых международных кредитов. Государственный холдинг Египта EGAS при этом, разумеется, понятия не имел, откуда взялся СПГ, а Египет продолжал сохранять минимальную зависимость от катарского газа. Кстати, и сейчас, после начала блокады Катара, Египет СПГ у него вот вообще уже не покупает. Только на спотовом рынке у разных международных трейдеров, а у Катара вот ни одного кубического миллиметра.

    Промежуточные итоги
    Что получилось в итоге? Египет обеспечил себе бесперебойные поставки газа, чем гарантировал уверенное исполнение энергетической части программы Egypt Vision 2030.Россия в лице двух своих государственных концернов – Роснефти и Газпрома – вышла на рынок СПГ, причем вышла в регионе, который представляет стратегический интерес для всего мира. Мало того – крепнущее сотрудничество с Египтом медленно, но верно «вытаскивает» крупнейшую страну Африки и Ближнего Востока из сферы влияния США.
    Штаты испортили свое реноме в глазах нынешнего руководства Египта своей поддержкой «Братьев-мусульман», пресловутой «арабской весны», а теперь вот выясняется, что Америка не способна предложить ничего ни в плане технологий, ни в плане обеспечения этих технологий энергетическими ресурсами. И это «мирное наступление» России, стремление восстановить некогда весьма дружественные, союзнические отношения с Египтом – обратите внимание на даты – было осуществлено до поездки Владимира Путина на Генеральную Ассамблею в ООН, до произнесения им там своей знаменитой речи, до начала операции ВКС в Сирии. Говорить о том, что согласие на военную помощь легитимному правительству Сирии было неким «экспромтом», эмоциональным порывом явно не приходится, все планировалось заранее и весьма основательно.
    Ну, а в последний день августа 2015 грянула настоящая сенсация, стремительно изменившая всю геоэнергетическую обстановку в регионе, и, соответственно, изменившая расстановку сил всех «игроков», имеющих здесь свои интересы.

    «Зухр» – слово, которое будет популярным
    Итальянская компания Eni, как мы уже упоминали, долгое время вела поисково-разведочные работы на концессионных участках средиземноморского шельфа Египта. И вот на геологическом блоке «Шурук», на территории всего 100 квадратных километров, на глубине в 1450 метров, было обнаружено месторождение природного газа, получившее название «Зухр» (Zuhr). Дополнительные скважины, пробуренные сразу же после первой удачи, доказали, что объем газа делает «Зухр» крупнейшим месторождением Средиземного моря – 850 млрд кубометров.
    Даже при том условии, что Eni будет экспортировать свою концессионную долю в третьи страны, такого количества газа Египту хватает на 10 лет, не считая всех уже имеющихся месторождений. Геология и энергетические ресурсы разом изменили всю экономическую и политическую ситуацию в регионе. Израильские «Левиафан» и «Тамар» Египту больше не нужны, Египту больше нет необходимости напряженно следить, как и кипрское газовое месторождение «Афродита». Одна удачная разведывательная скважина – и независимость Египта от импорта природного газа увеличилась просто в разы!

    Август 2015-го, если помните, был временем, когда Евросоюз и США продолжали санкционную истерию вокруг России, в связи с чем многие западные аналитики в сентябре впали в состояние эйфории – Египет, по их мнению, только что превратился в мощнейшего конкурента Газпрома на европейском рынке газа! Не было ни одного крупного западного агентства, которое бы не пророчило грядущий «большой передел», Барак Обама золотыми буквами вписал в конспект своей речи слова о «разорванной в клочья экономике России». Вот только у Египта и России, как ни удивительно, имелась и собственная точка зрения по этому поводу.
    Как бы ни старалась Eni, начало разработки «Зухр» может начаться не ранее 2020 года – следовательно, отменять контракты с Роснефтью и Газпромом на поставки СПГ нет никакой нужды. Заниматься строительством инфраструктуры для того, чтобы газ «Зухра» пошел в Европу, в то время как собственное потребление газа в Египте продолжает расти на 6-7% ежегодно? В общем, ответом на европейскую легкую истерику было полное спокойствие тех, кого Европа мечтала видеть конкурентами друг другу – все контракты остались в силе. Мало того – Египет не преминул воспользоваться этой истерией, чтобы заработать, причем заработать весьма прилично. Ас-Сиси отдал распоряжение продолжать торговлю лицензиями на концессионные поисково-разведывательные работы на шельфе Средиземного моря и, наверняка, был весьма доволен, какие цены стали предлагать европейские нефтегазовые компании.
    Так что на египетском шельфе сейчас многолюдно, как никогда. Ищут старательно, но новых результатов пока нет. Нам же остается только вслух удивляться тому, что наши Газпром и Роснефть до сих пор не присоединились к этой компании, хотя и правительство Египта, а Ас-Сиси лично не единожды предлагали им это сделать, причем на льготных условиях.

    Трагедия в небе над Синаем
    Вам эта история ничего не напоминает?.. Была еще одна страна, в начале этого века погрязшая в долгах, экономика которой дышала на ладан, но неожиданный рост цен на углеводороды… Вспомнили? Удивительное совпадение, не так ли? Вообще в том, что происходит в Египте и вокруг него можно увидеть самые разные аналогии с другими событиями. Вот, к примеру, еще одна.
    31 октября 2016 года в небе над Синаем террористами был взорван пассажирский авиалайнер «Когалымавиа», Россия пережила настоящий шок, трагедия потрясла всю страну. А в декабре 2016-го года, когда уже было прервано авиасообщение между Египтом и Россией, но следствие еще продолжалось, компания Роснефть получила предложение выкупить у компании Eni 30% акций месторождения «Зухр». Где-то кто-то по поводу совсем другого самолета и совсем другой страны произнес фразу: «Одними помидорами отделаться не удастся»
    Похоже, что фраза была не одноразового использования – Eni предложила, Роснефть не отказалась. Сумма сделки – 2,8 млрд долларов. А дальше давайте прибегнем к услугам калькулятора, продолжая удерживать в голове фразу про помидоры. Объем газа в «Зухре» – 850 млрд кубометров, Eni, по условиям концессии, принадлежит половина, из них 30% теперь у Роснефти – 127,5 млрд кубометров. Берем какую-нибудь цену за 1’000 кубометров, пусть это будет 150 долларов – таким способом мы заложили некие транспортные расходы. Что показывает калькулятор? 19 миллиардов долларов. Вот такие «помидоры». Цинично? Да, конечно. Но это, вы уж простите, капитализм.
    В марте этого года выяснилось, что Роснефть договорилась с EGAS о том, что поставки СПГ в Египет будут увеличены. Немного. В три раза. Первая поставка по этому новому контракту произошла уже в мае. Так что Россия не только заканчивает переговоры о строительстве АЭС «Эль-Дабаа», она ведет и большую работу по закреплению на рынке энергоресурсов Египта. Напомним, что обе страны сейчас еще и планируют индустриализацию зоны дублера Суэцкого канала – в частности, Роснефть рассматривает возможность разместить в ней нефтеперерабатывающий завод.

    Солнечная геоэнергетика
    Но присутствие России в Египте ощущается не только в технологиях, не только в торговле энергетическими ресурсами. Мы умышленно не касаемся растущей торговли другими товарами, проблем туристического рынка и крепнущего военного сотрудничества двух стран – это темы для других авторов. Давайте для начала посмотрим на карту Ближнего Востока, но не на политическую, экономическую и даже не на физическую, а на карту часовых поясов.

    maailm_ajavoondid_210x125-e1504528765385.jpg
    Карта часовых поясов​

    Что видим? Когда на западном побережье Африки 11 часов вечера, на восточном побережье Ближнего Востока – 4 часа утра. Нет, конечно, это не Россия и наши 11 часовых поясов, но ведь и регион куда как компактнее, и населен куда как плотнее, и дефицит электроэнергии невероятен, и число потребителей куда как больше, чем у нас. Да, у нас порой -40 на дворе, а тут +40 – норма жизни, но для потребления электроэнергии в этом никакой разницы нет, кондиционерам ее нужно не меньше, чем котельным. Конечно, мы понятия не имеем, какими именно методиками руководствовались в Египте, разрабатывай Egypt Visison 2030, но со стороны складывается впечатление, что египтяне самым тщательным образом изучили деятельность … Глеба Кржижановского. В предыдущей статье мы уже показывали «тень ГОЭЛРО на берегах Нила», а теперь настала пора напомнить, что именно Кржижановский был автором идеи создания единой энергетической системы СССР, которую до конца удалось воплотить вот буквально только что.
    Объединение энергосистем Сибири и Дальнего Востока происходит у нас с вами на глазах – наши энергетики «воплощают в провода» то, что не успели сделать их предшественники в советское время. Пример ЕЭС России мало применим в Европе с ее тремя часовыми поясами, но пример Европы – не пример для Египта, который, как показывает карта, географически занимает середину региона севера Африки и Ближнего Востока. Пять часовых поясов – это уже поле для технического, энергетического и экономического творчества.
    Да, можно «на пальцах» прикинуть, о каком количестве потенциальных потребителей идет речь. Давайте как в школе учили, слева направо. Марокко – 35 миллионов человек населения, Алжир – 40 миллионов человек, Тунис – 12 миллионов, Ливия – 7 миллионов, Египет – 100 миллионов (пока чуть меньше, но темп роста составляет 2 миллиона человек в год). Судан – 45 миллионов, Эфиопия – 90, Иордания – 7 миллионов, Ливан – 5 миллионов, Саудовская Аравия – 30, Оман и ОАЭ – еще 7 миллионов, Йемен – 20. Что показывает калькулятор? 400 миллионов человек – столько же, сколько в Европе, но 5 часовых поясов.

    Единая энергосистема региона
    В разное время уже предпринимались попытки объединения энергосистем стран региона, но пока ни одна из них результата не дала. Западные экономисты пытаются объяснить это тем, что в регионе не либерализован рынок производителей, говорят много других чрезвычайно умных слов, но, на наш взгляд, дело совсем в ином. Технике и законам физики глубочайшим образом все равно, какие ветра дуют в политике и экономике, электросетям синхронизацию подавай и единое операционное управление, а прочая настройка их особо не интересует. Вот после того, как все объединения реализованы, когда «кости» скелета единой энергетической системы составлены, можно говорить и о независимых производителях, и о чем угодно еще.
    Первый успешный эксперимент нашего времени – электрический кабель, который по дну моря пришел из Египта в Саудовскую Аравию. В начале лета этого года работа была завершена, в мае был объявлен международный тендер на установку трансформаторных станций на этой линии электропередачи. Общая стоимость проекта составляет 1,6 млрд долларов, но Эр-Рияд и Каир это нисколько не смущает – даже небольшая часовая разница позволяет обеим странам экономить более 3 миллиардов за счет того, что не потребуется строить новые генерирующие мощности. Энергосистема Египта уже соединена с сетями Ливии и Иордании, через них имеется техническая возможность соединения с энергосистемами Ливана и Сирии, но пока никаких попыток проектирования такого объединения предпринято не было. Вероятнее всего, потенциальная возможность может быть реализована не ранее того, как Ливия и Сирия, вслед за Египтом, окончательно избавятся от последствий их «цветных революций». Но Каир, кто бы и что бы ни рассказывал про мифологическую «южную расслабленность», времени терять явно не собирается.

    В начале февраля 2017 года в Каире Египет, Греция и Кипр подписали меморандум о взаимопонимании, согласно которому эти три страны рассмотрят план объединения своих энергосистем. Предполагается, что по дну Средиземного моря кабель придет на остров Крит, в результате чего впервые в истории будут объединены энергосистемы Европы и Африки. Участники договорились, что в самое ближайшее время будет создана общая рабочая группа, которая приступит к разработке технико-экономического обоснования, но очевидно, что проект будет дорогим, а реализация его будет возможна только в том случае, если Египет сможет продолжить наращивание своих энергетических возможностей.

    Кипро-кипрские взаимоотношения
    Внимательные читатели, мы надеемся, тут же зададут вопрос – а Кипру-то это зачем? Noble Energy оценивает объемы месторождения «Афродита» в 170 миллиардов кубометров, такого объема крошечному Кипру хватит на любые нужды на много-много лет вперед. Но мы не просто так вспоминали фразу про помидоры… До той поры, пока о том, что газ «Левиафана» и «Афродиты» нужны, прежде всего, Египту, все было спокойно, если не считать небольших бюрократических проблем, которые Израиль решал пять с лишним лет. Но случился «Зухр» и Израиль, который уже мысленно пересчитывал доллары и шекели, обнаружил, что потребитель в лице Египта больше потреблять ничего не намерен. Грустный момент, что уж тут и говорить. И Израиль не нашел ничего лучше, как начать переговоры с Евросоюзом о том, чтобы построить по дну Средиземного моря магистральный газопровод до берегов Италии, чтобы обеспечить юг Европы возможностью реально конкурировать с Газпромом.
    Брюссель оценил стоимость такого трубопровода в 5,5 миллиардов, окупить которые газом только с «Левиафана» было бы не очень легко. Но вот в комплекте с газом «Афродиты» такой проект вполне может быть рентабелен, а потому Израиль отправился на переговоры с Кипром. Расстояние между этими месторождениями, как мы уже говорили, всего 34 км, технических проблем просто нет. Казалось бы, в этот раз Газпрому мимо проблем не проскочить, быть российской экономике порванной в клочья, Обама был прав! Но вот тут, судя по фактам, вмешались помидоры…

    27 июня 2017 года, неделю спустя после того, как во время проведения АТОМЭКСПО-2017 в Москве консорциум турецких компаний поставили свои подписи под контрактом о покупке акций АЭС «Аккую», на альпийском курорте Кранс-Монтана начался международный саммит под эгидой ООН. С 2015 года главы МИД Великобритании, Греции и Турции вели сложнейшие переговоры по мирному урегулированию проблемы Северного Кипра. Если кто-то позабыл, то Северный Кипр – это треть территории острова, оккупированная Турцией в 1960 году и ею же признанная в качестве независимой республики. Самый застарелый конфликт между двумя членами НАТО, как все были уверены, должен был быть благополучно завершен – было найдено множество компромиссов, придуманы компенсации, оставались последние формальности. Но 7 июля… Впрочем, вот прямая цитата из заключительного выступления генерального секретаря ООН Антонио Гуттерреша: «Желаю удачи будущим поколениям греческих и турецких киприотов»
    Переговоры были сорваны тогда, когда ничто не предвещало такого фиаско. Вам кажется, что это снова какая-то непонятная «политическая реплика»? Тогда продолжим перечислять факты. 14 июля 2017 года Генштаб Турции заявил об отправке фрегата Gokceada для наблюдения за работами по геологоразведке на шельфе острова, начатыми по запросу кипрских властей.
    Анкара негативно воспринимает намерение властей Кипра вести разведку газовых месторождений без участия Северного Кипра. Поскольку работы ведет Total, в тот же день в порт Ларнаки прибыли два фрегата ВМФ Франции, а Total сообщила, что закончит все работы уже в августе. Впрочем, обсуждать безмерно высокие отношения внутри блока НАТО – не наша прерогатива, мы просто констатируем факты. Если и появится у Газпрома конкурент на газовом рынке южной Европы, то произойдет это не раньше, чем будут улажены все проблемы кипро-кипрских взаимоотношений. Причем тут помидоры и замешаны ли они во всем этом, каждый волен решать сам.

    Общеарабский электроэнергетический рынок – еще одна попытка
    Энергетические интеграционные проекты Египта не заканчиваются на перечисленных. В апреле этого года все в том же славном городе Каире был подписан протокол о взаимопонимании по созданию общеарабского электроэнергетического рынка. С вашего позволения мы перечислим участников не по алфавиту и не по дипломатическому протоколу, а все так же – с запада на восток: Марокко, Алжир, Ливия, Египет, Судан, Саудовская Аравия, Йемен, Бахрейн, Кувейт, Ирак, Катар, Кувейт, ОАЭ, Оман. Как видите, дело не в «общеарабскости», а в географии, в часовых поясах. Разрабатывать план создания платформы регулирования такого рынка намерен Всемирный банк, что внушает опасения – финансисты могут завести дело в тупик.
    Понятно, что грандиозность замысла, размах проектов Египта очень амбициозны, а для их реализации не хватит мощности не только трех газовых электростанций, о которых писал наш журнал в предыдущей статье, но и АЭС «Эль-Дабаа». При этом надо иметь в виду и то, что все потенциальные участники проектируемой единой энергосистемы будут прилагать максимум усилий, чтобы захватить пальму первенства. Вот такое соревнование – кто построит больше, тот и будет главным – может очень сильно повредить реализации, поскольку при таком большом объединении требуется единоначалие, единое планирование. Только в этом случае участники ЕЭС могут рассчитывать на получение максимально возможного выигрыша, который в данном случае может быть только одним – значительной экономии ресурсов за счет того, что не понадобится строить «лишние» энергетические мощности. Поэтому, на наш взгляд, вот такой всеохватный проект реализован не будет, скорее всего объединение начнут страны, которые будут готовы к этому не только технически, но и организационно, которые сумеют подчинить собственные амбиции именно общему плану. Тем интереснее будет наблюдать, что из задуманного получится.

    И напоследок нельзя не сказать, как может отразиться на всех этих планах дипломатический кризис вокруг Катара. Внимательно присмотревшись, можно сделать только один вывод – да никак. Страны, участвующие в блокаде Катара, как бы перестали покупать его СПГ, но продолжают спокойно покупать его у международных трейдеров, в число которых, как мы видим, уверенно вошла Россия. Египет участвует в блокаде, но катарский газ как шел, так и идет на его терминалы. Танкеры Катара продолжают спокойно идти через Суэцкий канал, Египет не только не закрывает проход для них, но даже не снимает льготный режим. Роснефть остается для Египта дружественной компанией, поскольку, судя по всему, Египет и понятия не имеет о составе акционеров нашего концерна. Впрочем, проблемы, сложившиеся вокруг Катара, наш журнал уже рассматривал, причем весьма подробно. Есть ли у Египта реальные претензии к Катару или его участие в блокаде обусловлено его дружескими отношениями с Саудовской Аравией, можно будет понять только после того, как события получат хоть какое-то дальнейшее развитие, а пока продолжается затягивающаяся пауза.
    Напомним, что до политических событий 2011 года Египет рассматривал строительство своей первой АЭС не как конечную цель, а как начало большого пути – полная реализация атомной энергетической программы предусматривала строительство от 5 до 8 АЭС. А пока нам остается наблюдать – и за реализацией плана Egypt Vision 2030, и за тем, насколько удачным для России будет мирное «энергетическое наступление» в этом интересном со всех точек зрения регионе. С того момента, как будет подписан контракт на строительство АЭС «Эль-Дабаа» в Египте будет представлена наша «большая энергетическая тройка» — Газпром, Роснефть и Росатом. Явным образом не хватает еще одного участника квартета – РусГидро, поэтому мы будем стараться отслеживать новости о том, когда именно Египет приступит к модернизации ГЭС Асуанского каскада. Отслеживать будем, удивляться – нет, не будем. Удивление появится, если план модернизации не появится.

    Действия Египта, на наш взгляд, достаточно серьезно отличаются от «классических» действий стран, внезапно ставших обладателями больших запасов энергетических ресурсов. Как вы видите, Египет даже не пытается «влезть» на рынок СПГ или трубного газа – он явно делает ставку на продажи конечного продукта – электроэнергии. Он не отменяет планы развития атомной энергетики, он вообще не отменяет слова «план». План объединения своей энергосистемы с энергосистемами двух европейских стран, план объединения энергосистем арабских государств. Видимо, никакого иного способа изменить уклад экономики целого государства просто нет – только государственный план, только государственные усилия по резкому росту энергетического сектора. Все разговоры о приватизации, об «эффективном частном собственнике» – не сейчас, а только после того, как будет выполнена главная работа.
    Вскользь заметим, что уже сейчас структура египетского экспорта не совпадает с тем, что представляется традиционным для многих читателей. Нет, конечно, цитрусовые Египет экспортирует – в 2016 году на сумму 562 млн долларов. И винограда на 210 миллионов, и картофеля на 150. Но при этом электрических кабелей и изоляционных материалов для них в том же году Египет продал на 730 миллионов, телевизионных ресиверов и мониторов – еще на полмиллиарда. Рост происходит в режиме онлайн, наглядно показывая, что идет серьезное изменение структуры экономики и производства страны, а основой для продолжения в тех же направлениях – развитие энергетики и отказ от торговли энергетическими ресурсами. Сумеет ли Египет справиться со всеми сложностями, стоящими перед ним, удастся ли ему стать центром, под началом которого произойдет объединение энергетических систем почти двух десятков государств, и каким может оказаться участие России в этих проектах – увидим в ближайшие годы.
     
    Последние данные очков репутации:
    dok: 473.963.839 Очки 6 ноя 2018
    #30
    dok нравится это.
  12. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.702.225.806.493
    Stirik, 14 ноя 2017

    Bloomberg поделился деталями финансовой сделки между Вашингтоном и Эр-Риядом, которые оставались в секрете 41 год.Дело было в июле 1974 года. В 8 утра недавно назначенный глава Казначейства США Уильям Саймон и его заместитель Джерри Парски вылетели с авиабазы «Эндрюс». Моросить уже перестало, но небо было затянуто облаками. На борту царили мрачные настроения. Нефтяной кризис был в разгаре. Эмбарго со стороны арабских членов ОПЕК в отместку за то, что США поддержали Израиль в войне Судного дня, взвинтило цены в четыре раза. Инфляция выросла, фондовый рынок рухнул, экономика США находилась в штопоре. Официально двухнедельная поездка Саймона была представлена как экономическое турне по всему Ближнему Востоку со всеми полагающимися рукопожатиями и банкетами.

    Реальную цель миссии знало только ближайшее окружение президента Никсона — министру предстояло провести четыре дня в приморском городе Джидда в Саудовской Аравии. Цель: сделать невозможным использование нефти в качестве экономического оружия и найти способ убедить враждебное королевство финансировать растущий бюджетный дефицит США своим новообретенным нефтедолларовым богатством Как говорит 73-летний Парски, один из членов немногочисленной делегации, «мы не задавались вопросом, возможно ли это сделать». Если верить ему, Никсон дал понять, что возвращаться с пустыми руками не стоит. Провал не только поставил бы под угрозу финансовое благополучие Америки, но и дал бы Советскому Союзу возможность расширить влияние в арабском мире
    На пер­вый взгляд Сай­мон, ко­то­рый толь­ко что за­кон­чил служ­бу в ка­че­стве «глав­но­го по энер­ге­ти­ке» в пра­ви­тель­стве США, плохо под­хо­дил для такой де­ли­кат­ной мис­сии. До этого, перед тем, как Ник­сон сма­нил его в свою ад­ми­ни­стра­цию, Сай­мон воз­глав­лял отдел по тор­гов­ле го­соб­ли­га­ци­я­ми в Salomon Brothers
    Для ва­шинг­тон­ских ка­рьер­ных бю­ро­кра­тов быв­ший трей­дер вы­гля­дел дерз­ким вы­скоч­кой с раз­ду­тым эго. До­ста­точ­но ска­зать, что бук­валь­но за неде­лю до по­езд­ки в Са­у­дов­скую Ара­вию Сай­мон пуб­лич­но рас­кри­ти­ко­вал шаха Ирана, на тот мо­мент близ­ко­го ре­ги­о­наль­но­го со­юз­ни­ка США, на­звав его «пси­хом». Но Сай­мон лучше дру­гих по­ни­мал при­вле­ка­тель­ность аме­ри­кан­ско­го го­су­дар­ствен­но­го долга и знал, как убе­дить са­у­дов­цев, что Аме­ри­ка — самое без­опас­ное место для хра­не­ния их неф­те­дол­ла­ров. И этот план, как ока­за­лось, пол­но­стью опре­де­лил аме­ри­ка­но-са­у­дов­ские от­но­ше­ния на че­ты­ре де­ся­ти­ле­тия впе­ред

    Ос­нов­ная идея была по­ра­зи­тель­но про­ста. США будут по­ку­пать у Са­у­дов­ской Ара­вии нефть и обес­пе­чи­вать ко­ро­лев­ство ору­жи­ем и во­ен­ной по­мо­щью. А са­уди­ты будут вкла­ды­вать по­лу­чен­ные неф­те­дол­ла­ро­вые мил­ли­ар­ды об­рат­но в аме­ри­кан­ские каз­на­чей­ские об­ли­га­ции и тем самым фи­нан­си­ро­вать рас­хо­ды Аме­ри­ки. Как рас­ска­зы­ва­ет Пар­ски, чтобы утря­сти все де­та­ли, по­тре­бо­ва­лось еще несколь­ко тай­ных встреч. К концу пе­ре­го­во­ров на столе оста­лось одно неболь­шое, но важ­ное усло­вие: ко­роль Фей­сал ибн Аб­дул-Азиз Аль Сауд по­тре­бо­вал, чтобы при­об­ре­те­ние об­ли­га­ций оста­ва­лось в сек­ре­те. О сдел­ке знали лишь несколь­ко чи­нов­ни­ков Каз­на­чей­ства и ФРС, так что тайну уда­лось со­хра­нить на сорок с лиш­ним лет
    Лишь в мае, когда агент­ство Bloomberg News по­сла­ло в Каз­на­чей­ство за­прос в со­от­вет­ствии с Актом о сво­бо­де ин­фор­ма­ции, пресс-сек­ре­тарь Уитни Смит за­яви­ла, что «рас­кры­тие этих дан­ных со­гла­су­ет­ся с кур­сом на про­зрач­ность и за­ко­ном». Итак, ко­ро­лев­ство — один из круп­ней­ших кре­ди­то­ров США, дер­жа­тель об­ли­га­ций на 117 млрд дол­ла­ров. Но и эта ин­фор­ма­ция вы­зы­ва­ет много новых во­про­сов. Быв­ший чи­нов­ник Каз­на­чей­ства утвер­жда­ет, что офи­ци­аль­ная цифра зна­чи­тель­но — воз­мож­но, вдвое и более — за­ни­жа­ет ин­ве­сти­ции Са­у­дов­ской Ара­вии в го­су­дар­ствен­ный долг США. Зо­ло­то­ва­лют­ные ре­зер­вы ко­ро­лев­ства равны 587 млрд дол­ла­ров, и на­зван­ная сумма со­став­ля­ет от них лишь 20%, а цен­траль­ные банки обыч­но дер­жат в дол­ла­ро­вых ак­ти­вах около 60% своих ре­зер­вов. Неко­то­рые ана­ли­ти­ки по­ла­га­ют, что Са­у­дов­ская Ара­вия скры­ва­ет раз­мер вло­же­ний в аме­ри­кан­ские дол­го­вые обя­за­тель­ства, оформ­ляя сдел­ки через оф­шор­ные фи­нан­со­вые цен­тры

    Почему сейчас эта цифра важна как никогда
    С одной сто­ро­ны обвал цен на нефть вы­звал ре­зон­ные опа­се­ния, что Са­у­дов­ской Ара­вии при­дет­ся про­да­вать при­над­ле­жа­щие ей об­ли­га­ции для фи­нан­си­ро­ва­ния те­ку­щих нужд бюд­же­та. С дру­гой сто­ро­ны, мно­гие опа­са­ют­ся, что ко­ро­лев­ство спо­соб­но ис­поль­зо­вать свою во­вле­чен­ность в самый важ­ный на пла­не­те рынок го­су­дар­ствен­но­го долга как по­ли­ти­че­ское ору­жие — как ко­гда-то слу­чи­лось с нефтью.
    В ап­ре­ле Са­у­дов­ская Ара­вия при­гро­зи­ла рас­про­дать аме­ри­кан­ские ак­ти­вы на 750 млрд дол­ла­ров в слу­чае, если Кон­гресс при­мет за­ко­но­про­ект, поз­во­ля­ю­щий при­влечь ко­ро­лев­ство к аме­ри­кан­ско­му суду за тер­ро­ри­сти­че­ские атаки 11 сен­тяб­ря. Па­рал­лель­но кан­ди­да­ты в пре­зи­ден­ты и за­ко­но­да­те­ли обеих пар­тий тре­бу­ют рас­сек­ре­тить 28-стра­нич­ный раз­дел от­че­та пра­ви­тель­ства США от 2004 года, где, как пред­по­ла­га­ет­ся, со­дер­жат­ся дан­ные, свя­зы­ва­ю­щие са­уди­тов с тер­ак­та­ми. Есть ли след Саудовской Аравии в терактах 9/11 Марк Чанд­лер, воз­глав­ля­ю­щий на­прав­ле­ние гло­баль­ных ва­лют­ных рын­ков в Brown Brothers Harriman, го­во­рит:
    Пред­ста­вим себе, что это не блеф. Са­у­дов­цы на­хо­дят­ся под боль­шим дав­ле­ни­ем. Мне ка­жет­ся, было бы ошиб­кой недо­оце­ни­вать уяз­ви­мость США по от­но­ше­нию к их круп­ней­шим кре­ди­то­рам.​
    В то же время Са­у­дов­ская Ара­вия, граж­дане ко­то­рой уже много лет по­лу­ча­ли бес­плат­ное ме­ди­цин­ское об­слу­жи­ва­ние, бен­зин, а также ре­гу­ляр­ные по­вы­ше­ния зар­пла­ты, стал­ки­ва­ет­ся с се­рьез­ным фи­нан­со­вым кри­зи­сом
    Толь­ко в про­шлом году на по­га­ше­ние круп­ней­ше­го за по­след­ние 25 лет бюд­жет­но­го де­фи­ци­та ушло 111 млрд дол­ла­ров ре­зер­вов — война с ИГИЛ (ор­га­ни­за­ция при­зна­на тер­ро­ри­сти­че­ской и за­пре­ще­на в Рос­сии) и борь­ба с Ира­ном об­хо­дят­ся неде­ше­во. Хотя нефть ста­би­ли­зи­ро­ва­лась на уровне около $50 за бар­рель (в на­ча­ле года она сто­и­ла мень­ше $30), это все еще на­мно­го мень­ше былых $100. Си­ту­а­ция в Са­у­дов­ской Ара­вии стала на­столь­ко острой, что ко­ро­лев­ство го­то­во пойти на при­ва­ти­за­цию го­су­дар­ствен­ной неф­тя­ной ком­па­нии Saudi Aramco

    Ка­жет­ся, мно­го­лет­няя по­ли­ти­ка «вза­и­мо­за­ви­си­мо­сти» между США и Са­у­дов­ской Ара­ви­ей, ос­но­ван­ная на дав­нем успе­хе Сай­мо­на и свя­зы­ва­ю­щая мало чем по­хо­жие между собой го­су­дар­ства, дала брешь. Аме­ри­ка по­не­мно­гу на­чи­на­ет сбли­же­ние с Ира­ном. Кроме того, бла­го­да­ря слан­це­во­му буму США го­раз­до мень­ше за­ви­сят от са­у­дов­ской нефти.По мне­нию Пар­ски, ко­то­рый сей­час тру­дит­ся в долж­но­сти пред­се­да­те­ля со­ве­та ди­рек­то­ров част­ной лос-ан­дже­лес­ской ком­па­нии Aurora Capital Group, в 1974 году эта сдел­ка (и тре­бу­е­мая вто­рой сто­ро­ной сек­рет­ность) были со­вер­шен­но оправ­да­ны. Мно­гие из со­юз­ни­ков США, в том числе Ве­ли­ко­бри­та­ния и Япо­ния, тоже силь­но за­ви­се­ли от са­у­дов­ской нефти и тай­ком со­пер­ни­ча­ли, пы­та­ясь за­ста­вить ко­ро­лев­ство ре­ин­ве­сти­ро­вать вы­ру­чен­ные день­ги в их эко­но­ми­ки. Гор­дон С. Браун, эко­но­ми­че­ский со­вет­ник Го­су­дар­ствен­но­го де­пар­та­мен­та в по­соль­стве США в Эр-Ри­яде с 1976 по 1978 год, ком­мен­ти­ру­ет:
    За­пу­стить руку в кар­ман Са­у­дов­ской Ара­вии пы­та­лись США, Фран­ция, Ве­ли­ко­бри­та­ния, Япо­ния — все​
    Для са­уди­тов тре­бо­ва­ние со­хра­нить ин­ве­сти­ции в каз­на­чей­ские об­ли­га­ции в тайне было в ос­нов­ном по­ли­ти­че­ским. Про­шло всего 10 ме­ся­цев после войны Суд­но­го дня, и араб­ский мир не мог про­стить США под­держ­ку Из­ра­и­ля. Судя по тек­стам ди­пло­ма­ти­че­ских те­ле­грамм, ко­роль Фей­сал боль­ше всего опа­сал­ся, что со­се­ди решат, что са­у­дов­ские неф­тя­ные мил­ли­ар­ды ока­жут­ся в руках их злей­ше­го врага. Чи­нов­ни­ки Каз­на­чей­ства раз­ре­ши­ли эту про­бле­му, со­гла­сив­шись со­хра­нить сдел­ку в сек­ре­те. Было со­зда­но спе­ци­аль­ное «до­пол­ни­тель­ное со­гла­ше­ние», ко­то­рое поз­во­ли­ло Са­у­дов­ской Ара­вии обой­ти обыч­ный про­цесс кон­ку­рент­ных тор­гов на по­куп­ку каз­на­чей­ских об­ли­га­ций
    Таким об­ра­зом, эти сдел­ки не про­хо­ди­ли через офи­ци­аль­ные аук­ци­о­ны, и ни­ка­ких сле­дов при­сут­ствия Са­у­дов­ской Ара­вии на рынке го­су­дар­ствен­но­го долга США в пуб­лич­ном поле не оста­ва­лось. Если ве­рить Дэ­ви­ду Спиро из Ко­лум­бий­ско­го уни­вер­си­те­та и его книге «Неви­ди­мая рука аме­ри­кан­ской ге­ге­мо­нии. Воз­вра­ще­ние неф­те­дол­ла­ров и меж­ду­на­род­ные рынки» (The Hidden Hand of American Hegemony: Petrodollar Recycling and International Markets), Са­у­дов­ская Ара­вия яв­ля­ет­ся вла­дель­цем 20% всех дол­го­вых обя­за­тельств США, об­ра­ща­ю­щих­ся за гра­ни­цей. Для ко­ро­лев­ства было сде­ла­но еще одно ис­клю­че­ние: когда Каз­на­чей­ство на­ча­ло вы­пус­кать еже­ме­сяч­ные от­че­ты, где были дан­ные по дер­жа­те­лям аме­ри­кан­ско­го долга с раз­бив­кой по стра­нам, Са­у­дов­скую Ара­вию сгруп­пи­ро­ва­ли с 14 дру­ги­ми го­су­дар­ства­ми, в том числе с Ку­вей­том, ОАЭ и Ни­ге­ри­ей, под общим на­зва­ни­ем «экс­пор­те­ры нефти»

    dfgdg.png

    Были в этой си­сте­ме и бреши. Когда «до­пол­ни­тель­ные со­гла­ше­ния» стали до­ступ­ны дру­гим цен­тро­бан­кам, ха­о­тич­ный и непуб­лич­ный спрос на об­ли­га­ции несколь­ко раз чуть не вывел госдолг США за пре­де­лы до­пу­сти­мых зна­че­ний.На­при­мер, во внут­рен­нем до­ку­мен­те, да­ти­ро­ван­ном ок­тяб­рем 1976 года, опи­сы­ва­ет­ся, как США, сами того не желая, одол­жи­ли на 800 млн дол­ла­ров боль­ше, чем со­би­ра­лись при­влечь в рам­ках аук­ци­о­на. В этот мо­мент два неука­зан­ных цен­траль­ных банка ис­поль­зо­ва­ли до­пол­ни­тель­ные со­гла­ше­ния и ку­пи­ли каз­на­чей­ских об­ли­га­ций на 400 млн дол­ла­ров каж­дый.
    В итоге сдел­ку с одним из них при­ш­лось от­ло­жить на сле­ду­ю­щий день, чтобы удер­жать го­су­дар­ствен­ный долг в уста­нов­лен­ных рам­ках. Боль­шая часть этих ма­нев­ров ни­ко­гда не афи­ши­ро­ва­лась, и выс­шие долж­ност­ные лица Каз­на­чей­ства пошли на мно­гое, чтобы со­хра­нить ста­тус-кво и за­щи­тить своих со­юз­ни­ков на Ближ­нем Во­сто­ке.За про­шед­шие годы Каз­на­чей­ство неод­но­крат­но об­ра­ща­лось к За­ко­ну о тор­гов­ле услу­га­ми и меж­ду­на­род­ных ин­ве­сти­ци­ях 1976 года, ко­то­рый за­щи­ща­ет част­ных лиц в стра­нах-дер­жа­те­лях об­ли­га­ций США. Эта по­ли­ти­ка оста­ва­лась в силе даже после того, как в 1979 году Счет­ная па­ла­та США в ходе рас­сле­до­ва­ния при­ш­ла к вы­во­ду, что для со­кры­тия этой ин­фор­ма­ции нет «ни­ка­ких ста­ти­сти­че­ских или пра­во­вых основ».

    У Счет­ной па­ла­ты не хва­ти­ло вли­я­ния, чтобы за­ста­вить Каз­на­чей­ство рас­крыть со­от­вет­ству­ю­щие дан­ные, но она при­ш­ла к вы­во­ду, что США «предо­ста­ви­ли спе­ци­аль­ные усло­вия, под­ра­зу­ме­ва­ю­щие фи­нан­со­вую кон­фи­ден­ци­аль­ность, Са­у­дов­ской Ара­вии и, воз­мож­но, дру­гим стра­нам ОПЕК».Сай­мон, ко­то­рый к тому вре­ме­ни вер­нул­ся на Уо­лл-стрит, при­знал на слу­ша­ни­ях в Кон­грес­се, что «такая раз­бив­ка от­чет­но­сти по ре­ги­о­нам была усло­ви­ем ин­ве­сти­ций со сто­ро­ны Са­у­дов­ской Ара­вии». Сти­вен Мак­С­пэд­ден, быв­ший со­вет­ник под­ко­ми­те­та Кон­грес­са, ко­то­рый пы­тал­ся до­бить­ся от­ве­та на за­про­сы Счет­ной па­ла­ты, го­во­рит: «Было ясно, что чи­нов­ни­ки Каз­на­чей­ства не со­би­ра­ют­ся идти нав­стре­чу.
    Я ра­бо­тал в под­ко­мис­сии в те­че­ние 17 лет, и я ни­ко­гда ни­че­го по­доб­но­го не видел». Се­год­ня Пар­ски го­во­рит, что тайна до­го­во­рен­но­сти с са­уди­та­ми долж­на была всплыть много лет назад, и удив­ля­ет­ся, что со­труд­ни­кам Каз­на­чей­ства уда­ва­лось так долго скры­вать этот сек­рет. Впро­чем, он ни о чем не жа­ле­ет: для Аме­ри­ки эта сдел­ка была бла­гом
     
    Последние данные очков репутации:
    dok: 473.963.839 Очки 6 ноя 2018
    #31
    dok нравится это.
  13. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.702.225.806.493
    Stirik, 15 ноя 2017
    Предыдущей ссылкой-постом мною начата тема о нефти. Сегодняшней статьёй я забегаю несколько вперед С моей точки зрения невозможно сохранить последовательность, так как следующая статья будет состоять из почти десятка частей одной статьи, а только неразрывность её даст полное представление проблемы.


    Российские нефтяные компании, ученые, эксперты отрасли сконцентрируют усилия по разработке отечественных технологий для добычи трудноизвлекаемых запасов (ТРИЗов) углеводородов на специальных площадках при месторождениях. Такие полигоны созданы уже в двух регионах страны – Татарстане и Томской области, вскоре появится техноцентр и в Югре. В настоящее время Минприроды РФ разрабатывает законопроект о специальных условиях лицензирования и упрощенного администрирования для работы на них. Объемы залежей "трудной нефти" могут говорить о грядущем втором рождении Западной Сибири, но главной проблемой остается внедрение новых технологий в условиях санкционной войны с Западом.

    О создании специальных условий для работы на полигонах министр природных ресурсов Сергей Донской рассказал на прошедшем на днях Тюменском нефтегазовом форуме."Россия сталкивается с внутренними и внешними угрозами и вызовами. На фоне падения цен на энергоносители обостряется глобальная конкуренция на традиционных и новых рынках. Создаются искусственные регуляторные, административные барьеры для отечественных нефтяных компаний. С целью активизации трудноизвлекаемых запасов министерством осуществляется работа по созданию полигонов по разработке и внедрению современных технологий поиска, разведки и освоению трудноизвлекаемых запасов углеводородного сырья. Такие полигоны в настоящее время созданы в Томской области, Ханты-Мансийским автономном округе-Югре и Республике Татарстан. Предлагается законодательно установить создание полигонов в качестве нового вида пользования недрами, а также – ввести упрощенный порядок при оформлении лицензий распределенного фонда под технологические полигоны и заменить согласование технологических схем на программу по развитию технологий", – сказал министр.
    По его словам, Минприроды начало разработку необходимых нормативно-правовых актов, большинство из которых находится в процессе согласования с профильными ведомствами.Два полигона из трех – Томский и Югорский – созданы для разработки технологий по освоению Баженовской свиты, месторождения трудноизвлекаемых углеводородов, занимающего около 1 млн кв.км в Западной Сибири. По оценкам геологов, объемы ресурсов в пластах Баженовской свиты могут достигать 100-170 млрд т.

    image_big_129590.jpg
    Расположение Баженовской свиты на карте​

    Технологический центр "Бажен" появится в Югре при поддержке "Газпром нефти": в сентябре правительство округа подписало с компанией соответствующее соглашение."Успешная реализация национального проекта обеспечит в будущем технологическую независимость страны в области поиска и разработки нетрадиционных запасов углеводородов", — заявил председатель правления "Газпром нефти" Александр Дюков.Отметим, что в 2014 г. санкции повлияли на планы компании Shell по разработке месторождений Баженовской свиты. Тогда начали появляться вопросы, а возможно ли в принципе освоение этих недр без привлечения западных технологий.
    Теперь проект является национальным, в нем могут участвовать только российские компании и должны использоваться отечественные технологии и оборудование. И это вполне реально, уверен глава компании."В прошлом году, несмотря на все санкционные ограничения, мы реализовали комплекс мер, который нам позволил добыть баженовскую нефть исключительно за счет применения российских технологий, российского оборудования. Все работы также выполнены российскими подрядчиками. Это означает, что мы при работе с запасами Баженовской свиты больше не зависим от западных технологий и компаний", – подчеркнул генеральный директор "Газпром нефти".

    Идею создания технологического центра поддержал министр энергетики России Александр Новак. По его словам, проект позволит извлекать из Баженовской свиты от 700 млн до 5 млрд т нефти и даст новый стимул для развития нефтяной отрасли.Правительство Югры намерено привлечь нефтегазовые компании и научные институты к работе технологического центра, создав особые условия недропользования и предоставив налоговые льготы.По объемам ресурсов разработка Баженовской свиты сравнима со вторым рождением Западной Сибири, считает академик, председатель научного совета РАН по геологии и разработке нефтяных, газовых и угольных месторождений Алексей Конторович."Нефти в Баженовской свите, по моими оценкам, минимум 12-15 млрд т. А мы за всю историю Западной Сибири, за полвека, добыли 12 млрд. Нефть Баженовской свиты – это "вторая Тюмень", которую нам предстоит открыть. Она есть, но она пока "вещь-в-себе", как говорят философы", – рассказал Алексей Конторович.
    И, все же, технологий для полномасштабной разработки Баженовской свиты еще нет: чтобы были технологии, нужна мощная наука, которую сейчас мы скорее теряем, чем развиваем, считает академик."Баженовская свита требует своих технологий, которых еще нет. Для каждого месторождения нужны свои технологические решения. То обстоятельство, что с начала 90-х годов мы потеряли отраслевую науку, очень большая потеря. Корпоративная наука – это закрытая наука, она не может обеспечить всю экономику страны. Поэтому для каждого месторождения нужны свои технологии, а для того, чтобы они были отечественными, нужна мощная отечественная наука. Пока, благодаря деятельности в том числе нашего Минфина, мы ее скорее теряем, чем усиливаем", – добавил Конторович.
    Между тем, академик вспоминает, что в 1950-60 годы проблемы освоения Западной Сибири тоже казались нерешаемыми, однако в результате все сложности удалось преодолеть.
    "Осваивать Западную Сибирь было очень трудно. Если вы перенесетесь в 50-60-е годы, то для того времени тогдашние проблемы Западной Сибири казались нерешаемыми. Но мы освоили этот регион без западных технологий, без западного оборудования, своими силами, мозгами своих ученых на советском оборудовании и буровом, и геофизическом, и транспортные системы создавались нашими специалистами. Думаю, что это можно делать и сейчас. Это не значит, что если у кого-то есть хорошие технологии, их не надо использовать. Но рассчитывать только на дядю, на то, что нам кто-то сделает технологии, а мы их будем использовать, неправильно. Я надеюсь, что полигоны в Томске и Югре принесут пользу, но, мне кажется, что для того, чтобы работать на этих полигонах, нужна предварительная большая теоретическая работа, которой пока не проведено, поэтому это может оказаться преждевременными и ненужными затратами. В конечном счете, это будет нужно обязательно", – подчеркнул эксперт.​
    Ключевая особенность работы на полигоне – кооперация. В техноцентре будут сосредоточены наработки российских нефтяных компаний и научных институтов. Создавать и тестировать технологии на Пальяновском участке смогут все участники, включая нефтяные компании, производителей оборудования и разработчиков инноваций."До сих пор наши крупные нефтегазовые компании занимались разработкой технологий в одиночку. Платформа технологических полигонов позволит кооперировать усилия, делить финансовые и технологические риски, значительно ускорить в конечном итоге освоение трудноизвлекаемых запасов", – считает управляющий директор VYGON Consulting Григорий Выгон.

    Полигоны нужны не только для освоения ТРИЗов, но и для тестирования оборудования для разработки месторождений на шельфе, уверен бывший первый заместитель министра строительства предприятий нефтяной и газовой промышленности СССР, один из создателей нефтегазового комплекса в Западной Сибири Геннадий Шмаль."Нужно принять закон о создании полигонов в широком смысле этого слова. У нас, помимо ТРИЗов, есть и вопросы, связанные с арктическим шельфом. Полигоны должны быть такими, какие созданы сегодня за рубежом в нефтяной и газовой промышленности – это хозяйствующие субъекты, которые работают за соответствующий вклад и на полном хозрасчете могут оказывать самые разные услуги, в том числе испытания оборудования, материалов, испытания химических реагентов.
    Я считаю, что такие полигоны нужны, но пока у нас только два полигона – в Югре и Томской области. Они еще не работают, нужно оборудование, нужно создать соответствующую инфраструктуру для полигонов. Даже для испытания труб надо иметь полигоны, хотя на заводах есть, конечно, испытательные стенды, но все равно нужен полигон для испытания в полевых условиях, как поведет себя та или иная труба, если температура будет минус 50 градусов и давление 75 атмосфер. Причем надо сделать так, чтобы результаты испытаний были обязательными для всех, в том числе и контролирующих органов. И, наверное, ни одну технологию нельзя принимать, пока они не пройдут испытания на полигоне. Конечно, полигоны нужны для того, чтобы наше оборудование, которое пойдет для эксплуатации на севере, имело надежность 99,9999%, тогда можно выходить и говорить о том, что мы в какой-то мере обезопасились от разливов", – сообщил Накануне.RU Геннадий Шмаль.

    При этом полное освобождение от импортной зависимости эксперты отрасли не предрекают. Так, например, член правления ПАО "Лукойл" Азат Шамсуаров и вовсе считает, что стремление к полному импортозамещению в нефтянке – "бесперспективное занятие"."14% из общего объема инвестиций "Лукойл" направляет на покупку импортных технологических продуктов и оборудования. Стремление к полному импортозамещению имеет право на жизнь, но оно тупиковое. Мы не можем развивать технологии, закрывшись от всего мира. Это бесперспективное занятие, на мой взгляд. То, что локализовать производство надо, – это факт. Это и удешевление производства, и создание рабочих мест, налогооблагаемой базы, сервиса. Но закрываться сегодня стране от всего мира безумно", – заявил вице-президент нефтяной компании.
    "Ничего абсолютного не бывает", – напомнил заместитель министра энергетики Кирилл Молодцов. "Мы будем замещать по возможности по максимуму. Будем и дальше развивать тему, связанную с импортозамещением и мерами, необходимыми для расширения импортозамещения", – сообщил замминистра корреспонденту Накануне.RU.Импортозамещение в нефтяной отрасли, в особенности – в добыче "трудной" нефти – непростая задача. Заместитель губернатора Тюменской области Вадим Шумков предложил свое решение – создать специализированный венчурный фонд, который покупал бы технологии за рубежом с тем, чтобы затем внедрить их в России.
    "Импортозамещение необходимо. Но 100-процентное импортозамещение не является самоцелью. Мир очень велик. Не могут 145 млн человек придумать и воплотить все, что могут придумать и воплотить 7 млрд человек. В данной ситуации необходимо сосредоточиться на наиболее важных направлениях, без которых нефтянка не может работать, и по ним осуществить 100-процентное импортозамещение", – рассказал Вадим Шумков в разговоре с Накануне.RU.​

    Западные санкции не помешают "второму рождению Западной Сибири", уверен Геннадий Шмаль."Западные санкции – это все глупости. Мы уже переживали это и не один раз. Мы в этом году были в Башкирии, там ученые говорят: "Спасибо Обаме за санкции, что наконец-то обратили внимание на нашу промышленность и нашу науку!" Санкции нас затрагивают только в одном – в отсутствии доступа к длинным и недорогим деньгам, тут действительно есть проблемы. То, что мы не пробурили сегодня скважину, мы из нее не добудем через четыре года. А все остальные вопросы текущие", – заключает эксперт.
     
    Последние данные очков репутации:
    dok: 473.963.839 Очки 6 ноя 2018
    Последнее редактирование: 16 ноя 2017
    #32
    dok нравится это.
  14. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.702.225.806.493
    Stirik, 16 ноя 2017

    Нам много говорят о войнах – о Второй и Первой мировой, о «холодной», о войнах во Вьетнаме, Алжире, Анголе, в Ираке, в Ливии… Но еще больше «нам молчат». Молчат о войне, которая началась больше сотни лет тому назад и ни на один день не затихала. О войне, само существование которой от нас стараются скрыть рассказами об отдельных стычках. О войне, которая определяет все развитие нашей цивилизации. О войне, которую ведут все со всеми, потому, что от исхода каждой отдельной ее битвы порой зависят судьбы целых стран и народов. Давайте попробуем увидеть, наконец, эту войну – пусть не всю картину целиком, но хотя бы общие ее черты.

    Вступление
    Все мы, считающие себя частью Русского мира, любим свою Родину. Любим, не смотря на то, что она порой неласкова к нам, что кто-то из нас брошен на произвол судьбы за сузившимися ее границами. И живем мы при этом в разгар информационной войны, когда западные, либеральные и ультра-патриотические СМИ, блогеры без устали льют ушаты помоев на Российскую Федерацию, на ее руководство.

    Вот основные мотивы ведущейся информационно-пропагандистской атаки:
    1) «Россия целиком и полностью зависит от экспорта нефти и газа, ни на что большее она не способна. Как только рухнут мировые цены на углеводороды, Россию ждет неминуемый крах, потому, что ни на что большее, кроме как качать нефть и газ, она не способна. А ресурсов этих у России мало, добывает она их неимоверное количество, потому крах ближе с каждым днем, а потому мы скоро все умрем».
    2) «Руководство России – сплошь коррупционеры, тупорылые временщики, не способные мыслить стратегически, лебезящие перед Западом, делающие все во вред народу. Недра и богатства распроданы, национальные интересы преданы, мы сидим на нефтяной игле, Запад и «пятая колонна» победят нас со дня на день, и скоро мы все умрем».
    3) «Против Запада Россия – никто, и звать ее никак, она не умеет бороться за рынки сбыта, за новые технологии, не умеет вести финансовую политику вне парадигмы подчинения интересам США и сателлитов. Будет рыпаться – растопчут падениями цен на нефть и газ, не будет рыпаться – сделают то же самое, а потому мы скоро все умрем».
    4) «Могучее НАТО во главе с США многократно превосходит по вооружениям и их мощи нищасную Россию, океанские флоты и ПРО способны вмиг все покорить, ядерное оружие России безнадежно устарело, а военных и экономических союзников у России нет и быть не может. Что такое ЕврАзЭС, БРИКС против НАТО и ЕС? Денег на ускоренное вооружение у России нет, воевать мы не умеем, новое вооружение разваленной промышленности и растерявшему квалификацию предпенсионному персоналу не по зубам. Третья Мировая на пороге, мы к ней не готовы, а потому мы скоро все умрем».​
    Эмоционально мы понимаем, что нам – врут. Но противостоять всей изощренной пропаганде только эмоциями – без толку, нужны факты. Факты – есть, причем их много. Но факты эти разбросаны в грудах потока новостей «ни о чем». Такая вот у нас теперь журналистика: хлестать по нашим головам пожарами-наводнениями-авариями, забивать извилины сплетнями из жизни поп-звезд, леденить душу рассказами об убийствах, войнах – это просто, это звонко, это увеличивает тираж и доходы от рекламы. В этой груде гуано жемчужин фактов, говорящих о настоящей подоплеке происходящего – мало. Но они – есть. Давайте попробуем их собрать, коллекционировать и хоть как-то разложить по полочкам. Тогда споры наши станут не эмоциональными, а осмысленными, математически точными: мы сможем увидеть картину целиком, а не разрозненными фрагментами.

    Энергетическая война. Введение
    Отказавшись в 1991 году от собственного пути развития, Россия «влилась в семью цивилизованных государств». Не буду делать даже попытки обсуждать, хорошо это или плохо, закономерность сработала или заговор удался, просто констатирую, как медицинский факт. Пофилософствовать и без меня есть кому, слава богу. С этого самого 1991 года все беды и проблемы глобализованного мира стали бедами и проблемами России. Это – не считая того, что у России полным-полно и собственных проблем. Решать одни, не замечая других – не получится. Прежде, чем разбираться «как решать», нужно четко понимать – «ЧТО решать». И танцевать надо, как водится, «от печки» – от главной проблемы, которая и определяет все частные, отдельные. При этом, само собой, на истину в последней инстанции я и не пытаюсь претендовать, это просто мысли вслух человека, убежденного в том, что основа нашей цивилизации – Ее Величество Энергетика. Мне эта гипотеза кажется логически обоснованной, но мнения ведь могут быть самые разные.
    Что такое развитие цивилизации в целом и в отдельных странах с точки зрения любого человека, мыслящего цифрами? Ответ прост – неуклонный, не останавливающийся рост, рост и рост потребления энергии. Наглядно это можно видеть в расчетах Международного Экономического Агентства:

    ТУТ.png
    1 ТУТ (тонна условного топлива) – порядка 700 литров нефти​
    Еще раз: рост цивилизации нашего, послевоенного времени наиболее нагляден именно в этих цифрах. Какими бы ни были политические перипетии, какие бы локальные войны в разных регионах не происходили, какие бы революции и прочие арабские вёсны не трещали, человечество год за годом потребляет энергии все больше, больше и больше. Рост этот и не думает останавливаться: нас самих становится все больше, на севере мы не хотим мерзнуть, возле экватора мы не хотим потеть, и повсеместно нам каждый день хочется кушать. Социализм на дворе или капитализм, Майдан или Рейх, Альенде у власти или Пиночет – нам то жарко, то холодно, нам хочется пить, кушать, и чтобы вода из крана шла.
    Чтобы получать столь нужную нам энергию, человечество во все времена использовали те или иные природные ресурсы. И структура используемых ресурсов — еще один набор цифр, наглядно показывающих, как, за счет чего именно идет развитие нашей цивилизации. Вот эти цифры в изложении того же МЭА: Мы перестали топить печки дровами. Нам негде больше строить громадные плотины ГЭС, затапливая огромные участки земли. Нам не нравится дым и пыль от угольных ТЭЦ. Ветровая, солнечная, приливная, геотермальная энергия по прежнему слишком дорого обходятся, нам все больше нравятся энергия газа и энергия атома — самая дешевая из всех имеющихся в нашем распоряжении.

    38057519.jpg
    Но есть и еще одна закономерность, делающая мир все более напряженным, тревожным, готовым на большие и малые конфликты. По данным все того же МЭА, в 1960 году развивающиеся страны потребляли всего 12% мировой энергии. В 2000 – уже почти 30%. Оценочная цифра на 2020 – более 50%. Азия, Африка, Южная Америка «тянут одеяло на себя» все сильнее и сильнее, отбирая его у Старого Света и США. А у «хозяев мира» — не то, что просто стабилизация, а уже и тенденция к уменьшению потребления. Почему, собственно? Снова — цифры, сухие и точные. 1900 год – коэффициент использования энергии первичных источников — 9%; в развитых странах в 1980 году – 23%, оценка для них же на 2030 — от 36 до 40%. За счет технологического прогресса растет КПД топок ТЭЦ, реакторов АЭС, турбин ГЭС – развитые страны охотно инвестируют в эти направления, благо денежные ресурсы именно в их руках. А у развивающихся стран свободных денег – нет! И работают небольшие ТЭЦ на дешевом местном угле, без всех этих дорогущих «прибамбасов»: дожигание и очистка/конверсия дымовых газов, утилизация/захоронение зольных остатков, замкнутый водный цикл и прочее. Дорого!

    А еще в развивающихся странах стремительно растет население, которое кушать хочет. МЭА умеет считать затраты энергии и в производстве продовольствия. Если учесть все расходы — выпуск и ремонт сельхозтехники, улучшение посевного фонда, разведение племенного скота, производство удобрений и пестицидов и обработка ими полей, полив, сбор, хранение, транспортировка, переработка сельхозпродукции, то для США и ряда стран ЕС на производство 1 пищевой калории тратится 15-20 калорий! Потому совершенно не случайны огромные государственные субсидии в этих странах в сельское хозяйство: как только кончатся такие субсидии, цена на продукты станет абсолютно не конкурентоспособной.
    Любые государственные дотации – это уже не «свободный рынок», про который нам усердно вещают СМИ. Это – не конкуренция. Это – холодная экономическая война с энергетической подоплекой. Война, которая шла, идет и будет идти ВНЕ зависимости от того – социализм в данной стране или капитализм, развеселая демократия или мрачная тирания, монархия или анархия. Прекратить ее может только всемирная победа учения Маркса, то есть срок окончания этой войны — никогда. В нашем мире ни на один день не прекращается уже сотню лет бесконечная мировая энергетическая война всех со всеми. В разное время и в разных регионах битвы становятся то «холодными», то «горячими», а теперь вот еще более изощренный вариант наблюдается – «гибридный».
    Истина проста и груба: острота энергетической ситуации нарастает во всем мире, и агрессивны все (кроме тех, кто окончательно опустил руки и не борется за комфортное существование и развитие своего государства). И в ближайшие десятилетия это будут войны развитых стран с развивающимися, поскольку последние хотят столь мощно расходовать дефицитные энергоресурсы. Это будут войны потребителей энергоресурсов с держателями энергоресурсов. Это будут войны сил и групп, по-разному расходующих эти энергоресурсы. И еще это будут войны держателей неэнергетических жизненно важных ресурсов с держателями ресурсов энергетических. Поясню. Eсли у вас голод и эпидемии, вы отдадите все свои энергоресурсы ради спасения населения вашей страны тому, кто даст продовольствие и медикаменты. И никуда не исчезнут войны вполне традиционные: если у вас слабы армия и ВПК, то чего ж не отобрать у вас энергетические ресурсы, раз ситуация такая острая? Цифры, демонстрирующие неуклонный рост потребления энергии и дефицитность ее источников отображают реальность за окошками наших домов куда как более объективно, чем трескотня любых политиков, журналистов и прочих политтехнологов.

    Войнам – быть! Горячим и холодным, гибридным и примитивным, большим и малым, коротким и долгим. Нам повсеместно разонравился Маркс, «потому что Сталин Троцкого в ГуЛаге топором по башке расстрелял» – значит, мы сделали свой окончательный выбор в пользу креста энергетических войн, которые могут кончиться не раньше, чем исчезнет наша цивилизация. Я не собираюсь обсуждать, почему такой выбор состоялся, я просто констатирую факт: выбор сделан, Рубикон перейден, войнам – быть.
     
    Последние данные очков репутации:
    dok: 485.542.647 Очки 7 ноя 2018
    #33
    dok нравится это.
  15. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.702.225.806.493
    Stirik, 17 ноя 2017
    Продолжение:
    Энергетическая война. Часть 2

    Собственно говоря, предлагаю действовать по классической схеме, которая совсем не хитра: кто гипотезу выдвинул, тот ее и должен обосновать. Гипотеза, если коротко: все, что мы видим в мире политики вне России и в ней самой – отголоски одной большой Энергетической Войны, идущей одновременно на самых разных фронтах. Эксперимент поставить, как самое бесспорное доказательство, слава богу, не получится - объектом для него надобно использовать страны и континенты, потому предстоит собрать факты, цифры, имена-пароли-явки. Будет скучновато, но это только поначалу, пока не разберемся с терминологией и воюющими сторонами.

    ЕС и Штаты упорно пытаются представить Россию как некоего агрессора, якобы пытающегося поставить на колени весь мир. На мой взгляд – откровеннейшее передергивание реальных фактов. Вот так уж распорядилась мать-Природа или Всевышний – тут уж кому что больше по душе, как говорится, что России нет нужды воевать. И дело не только в менталитете, в исторических традициях – это все важно, но не предмет обсуждения в этом цикле. Все просто: энергетических ресурсов у России столько и в таком ассортименте, что ей никакие агрессивные войны не нужны от слова «вообще». Свое отстоять – так это не по собственной воле, а для того, чтобы жаждущие и страждущие чужих ресурсов слишком широко рот не разевали. Но все только что сказанное – мнение в ответ на мнение, эмоции в ответ на эмоции, а это не интересно.
    Давайте сформулируем вопросы. Ведет ли в реальной действительности Россия агрессивную энерговойну? А, может, все наоборот — Россия производит некие несистемные, непоследовательные «энергодвижения», а против нее ведут тонкие, холодные, расчетливые, системные «энерговоенные действия»? Интересует ли руководство России только нефть с газом или все как-то иначе? Да, необходимая оговорка. Я не пользовался ни одним закрытым источником информации — просто попытался по крупицам собрать и привести в систему все, что рассыпано мелкой дробью в источниках открытых.

    С чего начинать? Как всегда – от печки. Если предполагаем, что Энергетическая Война действительно идет, то надо, прежде всего, понять, за какие, собственно, ресурсы, за какое их количество идет энергетическая война. Что у кого есть, сколько стоит, как извлекается и так далее. И, конечно, не стоит даже пытаться проанализировать все энергетические ресурсы разом – не получится, слишком объемен материал. В первой части этого цикла заметок есть замечательная инфографика от МЭА – чего и сколько потребляет человечество. Вот берем самую большую долю в энергобалансе – нефть. С нее и стартуем.
    Но для начала – необходимое отступление, без которого просто никак. Как, собственно говоря, относиться к цифрам о ресурсах в той или иной стране, как и чем «ресурсы» отличаются от «резервов»? Журналисты больших СМИ очень часто путают, смешивают эти два понятия, пытаясь перетащить кашу из своих голов в наши. А нам такой футбол не нужен!.. Если у серьезного специалиста спросить: «А сколько в мире есть нефти, газа, угля, урана?«, честный ответ от него может быть только один: «Никто в мире в точности этого не знает». И причин для такого именно ответа – много.
    Во-первых, человечество умнеет: создаются все новые и новые методы выявления месторождений, добычи и переработки ресурсов. Уже поэтому с каждым годом цифры в ответ на вопрос «Сколько?» меняются и меняются. Тут израсходовали месторождение на ХХХ тонн, а вот там нашли на УУУ…​
    Во-вторых – деньги, которые в наше время так важны. При цене на нефть в 120 долларов за баррель арктическая нефть — извлекаемый ресурс, добыча, переработка и транспортировка которого принесут прибыль. При цене 20 долларов за баррель эта нефть интересна только геологам.​
    В-третьих – на войне как на войне: поскольку имеет место всеобщая схватка всех со всеми, сокрытие точных цифр – дело нужное, оправданное, а уж впарить противникам дезинформацию – дело доблести и чести. Если то или иное месторождение – в собственности того или иного государства, то оно цифры своих запасов может вообще объявить государственным секретом и не раскрывать их (именно такое решение приняла РФ). Если месторождение в частной собственности — еще хуже: достаточно ведь заявить, что в этой вот скважине 100500 миллиардов тонн нефти и столько же кубометров газа – и твои акции на бирже взлетают в цене. Ну, а при громогласном крике о том, что у конкурента скважины практически пусты ты можешь обрушить его акции. Повторяю: Энергетическая Война суть война всех против всех.​

    Опираться приходится только на следующее определение понятия «ресурс»: та часть резервов, которая при существующем уровне технологи добычи и переработки, при нынешней конъюнктуре цен будет добыта с вероятностью в 90%. Сланцевая нефть при цене 100 долларов за баррель – ресурс. Та же нефть при 30 долларах за баррель – уже резерв. При этом переходы из одной ипостаси в другую происходят то и дело, в зависимости от биржевых цен и махинаций с ними. Потому, чтобы понимать происходящее не со слов журналистов, а собственной головой – приходится постоянно следить за каждой фразой. Ну, или не напрягаться и получать удовольствие – тут уж каждый решает сам.

    Но и это еще не все. На вопрос «Сколько?» мгновенно наслаиваются новые вопросы. Сколько есть в резервах и сколько — в ресурсах? Насколько перспективны резервы с точки зрения развития технологий и курса цен? Где и у кого именно есть? Какого качества? Как взять и доставить потребителю? Сколько добывается и сколько уже добыто? Как будут выглядеть завтрашние и послезавтрашние «есть» и «осталось»? Очевидно, что на каждый вопрос – множество оговорок и сомнений, сознательной фальсификации, а потому в Энергетической войне – широчайшие возможности для использования самых разных мифов, самой разной пропаганды, контрпропаганды и просто вранья.
    Чтобы отсечь хотя бы часть дезинформации разных сортов, часто бывает достаточно использовать один эмпирический закон, опровергнуть который пока никто не может. В середине 50-х века минувшего американский геолог Мэрион Кинг Хабберт сформулировал для добычи любых невозобновляемых ресурсов правило, с тех пор носящее его имя. Опровергнуть его пока никто ни разу не смог – ни для нефти, ни для газа, ни для угля, ни для урана, поэтому не знать его нельзя. Оно несложное, никаких формул:
    1) добыча начинается с нуля;
    2) добыча повышается до пика, который никогда не может быть превзойден;
    3) как только пик пройден, наступает падение добычи, пока ресурс не будет исчерпан.
    С той поры, когда было сформулировано правило Хабберта, человечество и спорит о том, пройден ли пик по тому или иному ресурсу, думает о том, что делать, когда ресурс закончится окончательно и бесповоротно. Правило Хабберта стали применять не только в геологии, но и при оценке количества, к примеру, рыбных ресурсов, сельскохозяйственных земель. И, повторюсь – пока ни одного исключения не зафиксировано. Так что, когда нам вещают о супер-пупер месторождениях, надо помнить: как бы хорошо все ни звучало, от Хабберта не уйти. Как относиться к тем или иным публикуемым цифрам по ресурсам и резервам? Предлагаю применять не самый хитрый метод – он срабатывает почти всегда. Чтобы понять, почему оценки ресурсов и резервов такие разные в разных источниках и у разных авторов, надо внимательно присмотреться к «ведомственной» принадлежности авторов оценок и СМИ, которые эти оценки публикуют. Война есть война, дезинформация противника – дело чести. В «углеводородном мире» на сегодня есть всего три крупных международных межгосударственных альянса – ОПЕК, МЭА и развивающийся медленно, но упорно ФСЭГ.

    ОПЕК (OPEC – Organization of the Petroleum Exporting Countries) – межгосударственная организация, зарегистрированная в качестве таковой в 1962 Секретариатом ООН. Хотя мы слышим о делах ОПЕК очень много, она не так уж многочисленна – всего-то 12 государств. Вот они, по латинскому алфавиту: 1) Алжир; 2) Ангола; 3) Эквадор; 4) Иран; 5) Ирак; 6) Кувейт; 7) Ливия; 8)Нигерия; 9) Катар; 10) Саудовская Аравия; 11) Объединенные Арабские Эмираты; 12) Венесуэла. Очевидно, что имеем дело с теми, кто добывает и продает – это страны, официально признающие, что «сидят на нефтяной игле» и ничуть этого не стесняющиеся. Заинтересованы как в высоких ценах на нефть, так и в стабильности продаваемых ими объемов – заботятся о собственных бюджетах, как умеют и как получается. Данные по ресурсам в странах, входящих в ОПЕК, сама ОПЕК привыкла завышать, делает это много лет и с большим удовольствием. Причины просты: квоты на добычу, которые ОПЕК выписывает для той или иной страны, определяются в процентах к общему количеству имеющихся у этой страны ресурсов. Чем больше резервы – тем больше квота в абсолютных цифрах, тем больше денег в казне.
    МЭА – Международное Энергетическое Агентство (IEA — International Energy Agency), автономный международный орган в рамках ОЭСР (Организация Экономического Сотрудничества и Развития). Зарегистрировано в 1974, 29 членов. Заявленная цель – «содействие международному сотрудничеству в сферах совершенствования мировой структуры спроса и предложения энергоресурсов и энергетических услуг». Звучит красиво, НО. Появилось МЭА в 1974, сразу после нефтяного кризиса 1972 года, по инициативе США. Вот состав. 1) Австралия. 2) Австрия. 3) Бельгия. 4) Великобритания. 5) Венгрия. 6) Германия. 7) Греция. 8) Дания. 9) Ирландия. 10) Испания. 11) Италия. 12) Канада. 13) Люксембург. 14) Нидерланды.15) Новая Зеландия. 16) Норвегия. 17) Польша. 18) Португалия. 19) Словакия. 20) США. 21) Турция. 22) Финляндия. 23) Франция. 24) Чехия. 25) Швейцария. 26) Швеция. 27) Эстония. 28) Южная Корея. 29) Япония.
    Вычеркиваем «примкнувшую к ним» Норвегию – получаем список потребителей, импортеров нефти и газа. Удивительно, но уже несколько лет подряд анализ уровня добычи в изложении МЭА содержит одну и ту же фразу: «МЭА прогнозирует снижение роста добычи нефти в России на … %». Цифры – разные, но фраза напоминает заклинание. Занимательно, что ни разу еще «заклинание» не сработало, но многих аналитиков это совершенно не смущает, они по прежнему верят МЭА на все 146%. Стоит ли быть такими доверчивыми?

    Мне кажется, что МЭА изначально создавалась как некая структура с задачей не дать ценам на нефть и газ расти без их контроля, стараться выполнить задачи, прямо противоположные задачам ОПЕК. В ход идет дезинформация, биржевые спекуляции и даже цветные революции. Как это выглядит, я покажу на совершенно конкретном примере – на докладе компании ВР 2011 года, который почему-то считается «классикой жанра», на который и по нынешнее время любят опираться многие аналитики, делая оценки и прогнозы.
    Да, сразу поясню, почему я связываю ВР и МЭА. ВР - это ведь давно уже не British Petroleum, от нее только аббревиатура и сохранилась. 39% акций – у английских юридических лиц, 40% — у юрлиц США, 10% — у юрлиц Европы, оставшиеся 11% — мелочь со всего мира. То есть контрольный пакет – у юридических лиц государств, входящих в состав МЭА. Потому когда говорят «доклад ВР», читать надо совершенно иначе – «Информация, вброшенная МЭА».
    А какие именно вбросы следует ожидать от МЭА? Да ни разу не бином Ньютона: показать, как много ресурсов, резервов и благостных перспектив в странах, согласных на подчинение своих интересов интересам МЭА и насколько отвратительно и зыбко там, где смеют иметь собственное мнение. На мой взгляд, «BP Statistical Rewiew of World Energy 2011» - классика ведения Энергетической Войны на информационном фронте. Разбор полетов получился достаточно длинным, так что я его вынесу в следующую заметку, чтобы не превращать эту в «простынь».
     
    Последние данные очков репутации:
    dok: 485.542.647 Очки 7 ноя 2018
    Последнее редактирование: 24 ноя 2017
    #34
    dok нравится это.
  16. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.702.225.806.493
    Stirik, 17 ноя 2017
    Продолжение:
    Энергетическая война Часть 3
    «Доклад BP»

    Это – сводная таблица от Вritish Рetroleum (BP) по запасам нефти, данные 2011 года, первые 11 стран. Нравится? Правдоподобно?

    s28897552.png
    Какое-то время и я на все 100% доверял этим цифрам – пока не попытался тщательнее разобраться, откуда они, собственно, берутся. Почему цифры важны? Доклад как бы сугубо геологический, экономический – что тут такого интересного? Да все не так просто: ВР в своем докладе приводит и средние данные ежегодной добычи на территории каждой страны. Даны они, к примеру, и для России – 10,0 Мбд (Мбд – миллионов баррелей в день, некая стандартная единица измерения). Тогда что значит цифра в 88 млрд баррелей для нас? 10.0 Мбд – это 3.65 млрд баррелей в год. Следовательно, за сухонькими цифрами доклада мы видим своеобразный «приговор» от МЭА в адрес России – через 24 года нефти у нас просто не останется. Просто цифра? Да нет – это жесткий совет инвесторам – имеет им смысл вкладываться в российский нефтяной сектор, или задуматься над тем, окупятся их вложения или нет. Сейчас на дворе 2016 год, с момента публикации доклада прошло 4 с лишним года, то есть, если данные точны, потенциальные инвесторы имеют перспективы поработать у нас 20 лет и никак не больше. Если цифры ВР точны – становится грустно. Если НЕ точны – значит, имеем дело с актом качественно подготовленной информационной агрессии. Давайте попробуем разобраться

    Первое место – у Венесуэлы. Как это она умудрилась обогнать Саудовскую Аравию-то? Секрет спрятан аж на шестой странице доклада: «Venezuela: Orinoco belt – 220,0». Что это такое? В российских источниках – «тяжелая нефть бассейна реки Ориноко». И я решил посмотреть чуточку подробнее
    Классификация нефти, слава Богу, унифицирована с 1987 года: именно тогда она была принята на XII Мировом нефтяном конгрессе. Вот она:
    легкие нефти – имеющие плотность менее 870,3 кг/м3​
    средние нефти – плотность от 870,3 до 920,0 кг/м3​
    тяжелые нефти – плотность от 920,0 до 1000,0 кг/м3​
    сверхтяжелые нефти – плотность более 1000,0 кг/м3 при вязкости до 10 000 мПа*с​
    природные битумы – плотность более 1000,0 кг/м3 при вязкости более 10 000 мПа*с​

    Так вот нефть бассейна Ориноко – тяжелая. При всем уровне развития технологий никто толком с ней работать не умеет. В этом бассейне собрались нефтяные компании всех стран мира – Чавес разрешил им войти в состав СП с государством. И вот все вместе эти компании с огромным трудом освоили всего 4 участка – Ayacucho, Junin, Carabobo, Boyaca. И все, что удается добывать на них – 700 тысяч баррелей в день. А это – всего-навсего 25% от всей добычи Венесуэлы! То есть 75% — это «нормальная», легкая нефть, ресурсов которой у Венесуэлы – всего 76,5 млрд баррелей, а это не первое, а восьмое место в мировой табели о рангах. Конечно, можно предположить, что ВР знает о неких секретных на сегодня технологиях, которые позволят Венесуэле резко увеличить добычу. Но ВР сама же и оценивает этот гипотетический рост до 2,2 млн баррелей в день к … 2035 году. При этом об этих загадочных супер-пупер технологиях в докладе – ни единого слова. Верить этим цифрам и этому странному прогнозу роста добычи – личное дело каждого. Я – не верю

    Но пусть я не прав, давайте согласимся с оценкой ВР – пусть Венесуэла имеет полное право включить запасы своей тяжелой нефти в мировую статистику. Но есть еще одно государство, имеющее запасы нефти, почти на 100% совпадающие по качеству с оринокской – Россия. Такой нефти в месторождениях Татарстана и, к примеру, в месторождении Русском на Ямале – от 40 до 50 млрд баррелей. Но этих миллиардов российских баррелей в докладе ВР – нет!Еще раз: 220 млрд тяжелой нефти Венесуэлы в докладе – есть, 40-50 млрд российской нефти – нет. Почему?
    Ничего секретного, достаточно посмотреть, кому, собственно говоря, принадлежит компания ВР. Это ведь давно уже не British Petroleum, от нее только аббревиатура и сохранилась. 39% акций – у английских юридических лиц, 40% — у юрлиц США, 10% — у юрлиц Европы, оставшиеся 11% — мелочь со всего мира. То есть контрольный пакет – у юридических лиц государств, входящих в состав МЭА.Заметив «финт ушами» с нефтью Венесуэлы, я куда внимательнее стал относиться к прочим цифрам.
    Канада. Седьмая страница доклада, пометочка: «Сanadian oil sands: 169.2». Нефтеносные пески. Что за чудо? На той же странице доклада сама ВР пишет: «Under active development Canadian oil sands – 25,9 billions» — «разрабатываемые нефтеносные пески – 25,9 млрд баррелей». То есть эти самые пески в той самой долине реки Атабска только начали разрабатывать, исследовать, бурить – а ВР уже вогнала все эти цифры в свою статистику.Это месторождение открыто черт-те когда – еще в 1778 году, но первые разработки начались в 1967. И разработка – экскаваторами! Черпают песок с глубины 50-70 метров и из него извлекают ту самую тяжелую нефть. Все, что глубже – вообще непонятно, как добывать и перерабатывать. Это даже не Венесуэла, где эта тяжелая нефть хотя бы теплая в силу климата, это на северо-восток от Эдмонтона, это -35 зимой, температура нефтеносного пласта не поднимается выше +5…
    Как такое можно рассматривать всерьез – вообще непонятно. В 2010 году Канада сумела добыть аж 2,8 Мбд (миллионов баррелей в день), при этом 2,7 скупили США. Ну, кому такое, спрашивается, надо? Рост потребления нефти – это Европа и Китай, которым из таких вот ресурсов Канады ни капли не достается. Но Канада входит в состав МЭА, поэтому анализ ВР – такой, какой он есть

    На этом странности в докладе не заканчиваются. Саудовская Аравия, Иран, Ирак и ОАЭ, 2-е, 4-е, 5-е, 6-е и 7-е места в рейтинге ВР. Это – ОПЕК. Кризис нефти 1972 и исламская революция в Иране 1979 года стали толчком для начала жесткой экономии жидкого топлива странами МЭА – рынок стал стагнировать.Напоминаю, что квоты на добычу ОПЕК выдает в процентах от ресурсов. Эта невероятно хитрая арабская хитрость стала причиной так называемой «гонки запасов». За 1982-1988 годы страны ОПЕК взяли, да и нарисовали себе почти 300 млрд баррелей извлекаемых запасов.
    Рапортовали чуть ли не каждый месяц, но при этом… не называли, где же, собственно, находятся их новые и новые месторождения. Веселее всех себя ведут саудиты: они теперь «вечно молоды»: «У нас – 265 млрд баррелей запасов», и все тут! Ребята, на дворе 2015 год, вы уже 27 лет добываете и добываете, качаете и качаете, а цифра – все та же?! Ага – отвечают саудиты, и ВР согласно кивает – «Так и есть». Тоже надо верить, что ли?...
    Лондон, 2007 год, конференция Energy Intelligense – то время и то место, когда вице-президент государственной нефтяной компании Саудовской Аравии Aramco Садад Аль-Хуссейни взял, да и выдал реальные цифры. При этом должность, которую Аль-Хуссейни занимал в Aramco – отнюдь не синекура, этот человек руководил именно за геологоразведкой и развитием месторождений. Если учесть данные, оглашенные человеком, который вынужден был сбежать из Саудовской Аравии в Бахрейн и квоты на добычу за 4 года до доклада BP, картина получится совершенно иной. Даю сразу с учетом канадских и венесуэльских реалий

    Stat2.png

    Итого – 439,7 млрд баррелей. А по данным ВР (приведенным выше), напоминаю, для этих 7 стран – 1230,7 млрд баррелей
    Цифры по Ливии, Нигерии и США я не перепроверял, про Россию разговор пойдет ниже. Что происходит в Ливии – тема отдельного огромного исследования, поскольку там идет гражданская война, и это всерьез и надолго. Штаты – это еще и пресловутая «сланцевая революция», которая заслуживает отдельного рассмотрения, Нигерия не имеет запасов такого объема, чтобы кардинально изменить ситуацию
    После такой вот «занимательной арифметики» стало мне как-то грустно, а потому я попробовал самостоятельно понять, каковы реальные запасы нефти у России. Почему самостоятельно? ВР дает цифру в 88,0 млрд баррелей на 2012 год. И в том же году (!) солидный западный аудитор DeGolyer&MacNaughton дает немного иную цифру. Чуть-чуть. 200 млрд! Господа западенцы, как вам верить-то?

    А кому верить? Российских данных о российских запасах в открытой печати просто нет, и быть не может, ибо такая публикация – уголовное дело. Нормально? Кто-то где-то, наверное, знает все точно, но мне, в Латвии сидючи, это откровенно «не по зубам»: в 1991 году на государственном балансе СССР числилось 2’500 нефтяных, газоконденсантных, газовых и смешанных месторождений. Две тысячи пятьсот! Оценить такое хозяйство персонально я – не в силах. Мне хватило двух месяцев, которые ушли, чтобы поднять информацию по относительно свежим, постсовестким месторождениям. Насчитал я их 81 штуку, но утомлять перечислением каждого и данными по их запасам не думаю, что стоит – проще дать итоговые результаты

    Tab007_final.png

    Следовательно, если Россия продолжит сохранять объем добычи на уровне 10,0 Мбд, что соответствует 3,6 млрд баррелей в год, только вот этих, новых месторождений хватает на 13 лет. Отражены они в докладе ВР или нет? Учитывая, какие «нюансы» видны в докладе не особо вооруженным глазом – вызывает сомнения
    Почему, говоря об уровне добычи нефти в России, мы привычно пользуемся «круглой» цифрой 10,0 Мбд? Ответ мне кажется довольно занимательным
    Есть такой «русский Садад Аль-Хуссейни» – Рей Леонард, трудившийся вице-президентом «Юкоса» по геологоразведке и развитию. В 2002 году на конференции в Уппселе он сделал очень примечательный доклад. Мало того, что он очень жестко «проехался» по цифрам ресурсов ОПЕК – Леонард дал невероятно точно сбывшийся прогноз по уровню добычи нефти в России. В 2002 этот уровень болтался вокруг 6-7 Мбд, и Леонард стал первым человеком, заявившим, что в 2010 Россия выйдет на цифру в 10,5 Мбд. Ошибка – 0,1 Мбд! Воображение, фантазия, интуиция? Не знаю таких слов в такой отрасли, как нефтедобыча. Такой прогноз – это огромный уровень знаний, отличная аналитика. Вот в силу такого уровня компетенции Леонарда стоит, мне кажется, прислушаться и к прочим данным, приведенным им в том докладе: он оценивал запасы легкой нефти России в 119 млрд баррелей. Это, напоминаю – 2002 год. Если учесть уровень добычи за время, минувшее до публикации доклада ВР, то ресурсы легкой нефти России на 2012 – не менее 93 млрд баррелей, но эта цифра получается БЕЗ учета новых месторождений, открытых за эти 10 лет

    В 2008 году, когда уже было очевидно, что добыча в 10,5 Мбд, спрогнозированная Леонардом в 2002 – не фантастика, Рей выдал на-горА потрясающую фразу, ставшую «украшением» конференции ASPO-UPSA. Говорил Леонард о политике правительства РФ, процитирую: «Russia has simply decided that they will control production growth at 10 million barrels per day; they may well both be able to and decide to produce close to that level for a decade.» Перевод: «: «Россия просто решила, что она будет контролировать рост производства в 10 Мбд; они вполне могут быть в таком состоянии и решили производить близко к этому уровню в течении 10 лет»
    Вот так – «просто решила», и все тут. Эту фразу Леонард произнес не в 2002, а в 2008. Почему? Потому, что «просто решить» в 2002 году Россия не могла, а в 2008 – вполне, что и подтверждается происходящими событиями: с 2010 года цифра годовой добычи нефти не меняется (если не считать колебаний в десятые доли). В чем дело? В 2002 Рей Леонард – вице-президент ЮКОС, а в 2008 и ЮКОСа нет, и Леонард – просто эксперт. Воленс-ноленс, придется припомнить вкратце события вокруг этой компании, но это отдельная история, а пока давайте попробуем сделать выводы из полученных цифр, не обращая внимания на мои «самоделкинские» подсчеты того, что, судя по всему, в докладе не учтено – те самые почти 14 млрд баррелей в запасах вновь открытых месторождений на территории России. Обращу ваше внимание еще и на то, что в докладе ВР нет данных и по нашему арктическому шельфу – они появились позже.Если не принимать во внимание тяжелую нефть, но учесть реальные данные по ОПЕК и России, то мировая табель о рангах по запасам нефти получается следующей:

    Stat3_.png

    Что нам дает эта табличка? Повод гордиться тем, что Россия – едва ли не самая богатая в мире страна по запасам нефти? Ну, с одной стороны – почему бы и нет. С другой – эти данные позволяют совсем по-другому взглянуть на один из заунывных либеральных мифов. Помните, наверное: «Вот-вот в России кончится нефть, и вся ее экономика полетит в пропасть, мы будем бедствовать и нищенствовать». Но цифры показывают – одновременно с российскими запасами закончится нефть и во всех остальных странах, разве что с разницей в 2-3 года

    «Нефтяной крах» не будет индивидуально российским, а – общемировым.
    Плохо станет отнюдь не только РФ: ведь на пресловутой «нефтяной игле» сидят все промышленно развитые страны мира! Посмотрите на собственный автомобиль или, за неимением такового – на городской автобус. Резина колес – это продукт нефтехимии, топливо в баке – нефть, кожзаменитель на сиденьях – снова нефть. Мировые гиганты легкой индустрии – рибоки с адидасами и найками – синтетическая ткань для одежды и обуви. Радиоэлектроника – это синтетические корпуса телевизоров, компьютеров и прочих кухонных комбайнов. Перечислять можно бесконечно, но от страшилки о том, что именно Россия первой рухнет в нефтяной кризис, предлагаю просто улыбаться.
    Проблема это не наша, а всеобщая – всего населения планеты Земля. Уйти от необходимости топить нефтью кочегарки и автомобили – задача общая, беспокоиться только и исключительно о России – никакой необходимости
     
    Последние данные очков репутации:
    dok: 485.542.647 Очки 7 ноя 2018
    Последнее редактирование: 24 ноя 2017
    #35
    dok нравится это.
  17. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.702.225.806.493
    Stirik, 18 ноя 2017
    Продолжение:
    Энергетическая война. Часть 4.
    Видна ли рука рынка на рынке нефти

    Вопрос простой и совершенно логичный: если мы говорим о нефтяной войне, то кто, собственно говоря, участник боевых действий? Нефть добывают, продают, транспортируют, накапливают, покупают, перерабатывают. А какие такие предприятия, компании всем этим, собственно говоря, заняты?

    Приверженцы либеральных экономических теорий с времен пресловутой перестройки вещают нам – все решает рынок с его «невидимой рукой», а потому и нефтяной рынок вовсе не исключение. Дорогая нефть – покупателей становится меньше, производители сбрасывают цены, оживляются покупатели, повышаются цены. Вот в ЭТО – можно верить? «Нефть дороговата и мы, государство ХХХ, в этом году ее не будем покупать, подождем, пока подешевеет.» Представили? Страну, в которой вот этот год не работают ТЭЦ, не движутся автомобили, стоят поезда – вообразили? Бред. В нефтяном секторе экономики законы рынка не работают, кто бы и что бы нам не рассказывал, какие бы красивые слова не произносил. Дешево или дорого, но нефть покупать приходится, и никаких гвоздей.
    Теперь то же самое, но чуточку подробнее. «Частный собственник всегда эффективнее государственного» — вещали нам либеральные СМИ в годы приватизации, об этом же они бурчат и сейчас, ратуя за уменьшение государственного сектора экономики. Но слова словами, а факты – упрямая вещь. Давайте по порядку.Говорим «нефть», подразумеваем – ОПЕК, поскольку ОПЕК контролирует не менее 40% мировой нефти. Вспоминаем список и исследуем по порядку.

    Какие такие компании в этих государствах ведают нефтью? Кому принадлежат месторождения, кто оборудует скважины, кто добывает, кто торгует?

    Алжир
    Sonatrach – алжирская государственная нефтегазовая компания, государственные доли – 100%. По своим экономическим показателям – крупнейшая компания не только самого Алжира, но и всего Африканского континента. Алжир в 1970-71 национализировал всю нефтегазовую индустрию, отобрав ее у французских компаний и спокойно, не оглядываясь на «священные законы рынка» передал ее – всю! – в собственность государства. Рукопожатные СМИ не кричат, не орут про «диктатуру» и «мордор», все спокойно. А «неэффективная» госкомпания добывает, продает, перерабатывает, транспортирует весь газ и всю нефть Алжира, да еще и инвестирует регулярно и с удовольствием в производство электроэнергии. Владеет долями в самых разных компаниях, трудится в самых разных регионах – в Тунисе, Ливии, Мали, Нигере, Египте, Испании, Италии, Португалии, Великобритании, в Перу и в США… Что такое это неэффективная компания, нам рассказывают рейтинги. У Sonatach: 12-е место в мире среди нефтяных компаний; 13-е среди владельцев ресурсов и производителей нефтепродуктов; 4-е – среди экспортеров сжиженного природного газа; 5-е – среди экспортеров обычного газа и т.д., и т.п. 5 тысяч сотрудников, прибыль в 5-6 млрд в год. Ау, либералы!…

    Ангола
    Ситуация в стране веселенькая – войны, восстания и прочее. Но с нефтью и газом все «по простому»: все они в собственности государственной компании Sonangol. Про достижения этой компании можно рассказывать долго: вложения в часть глубоководных скважин от французской Total в 16 млрд долларов, китайские кредиты в 2-3 млрд в год, строительство завода по сжижению газа, СП со шведами, владеющее и управляющее 23-ю огромными нефтеналивными танкерами, инвестиции в энергетику и в образование, сотрудничество со всеми крупными нефтяными компаниями. Но принцип – тот же: все месторождения, разведанные запасы в которых на день сегодняшний оцениваются в 12,6 млрд баррелей остаются в собственности государственной компании. И международные гиганты нефтеиндустрии (о которых – ниже) работают с ангольцами, не выясняя при этом насчет демократии и прочих прав человека. Некогда – нефть разведывать-добывать-транспортировать надо… Рынок с невидимой рукой и в данном случае – невидим.

    Эквадор
    Госкомпания называется PetroEcuador. 75% добываемых в Эквадоре нефти и газа, единственный в стране НПЗ, все до одного нефтепровода, инвестиции в ТЭЦ, в образование, в новый НПЗ, в сжижение углеводородного газа и т.д. В общем – текст не будет сильно отличаться многообразием…

    Иран
    Иран, закончивший в прошлом году V пятилетку… Вчитайтесь, проникнитесь! Iran RussianRadio¸ 20 марта 2015: «В настоящее время производственная мощность отрасли составляет 46 млн. т продукции в год. К концу выполнения 5-ой пятилетней программы развития страны (к концу 2015 года) производственная мощность нефтехимической промышленности Ирана достигнет 100 млн. т продукции в год общей стоимостью около 20 млрд. долларов. В ходе выполнения 4-ой пятилетней программы развития страны было реализовано 26 нефтехимических проектов с объемом капиталовложений в размере 19 млрд. 286 млн. долларов.»Нет, это не рапорт к очередному съезду КПСС, это – Иран! Я бы предложил основательно запомнить слова лидера Исламской Революции аятоллы Хуменеи – пригодится, чтобы понять многое в том, что происходило и происходит в путинской России.
    «Нефть должна быть выведена из доходных статей бюджета страны и превратиться в фактор экономического прогресса и могущества Ирана. Тратить нефтяные доходы на решение бытовых проблем неразумно и крайне ущербно. Нефтяные доходы в их нынешней форме — слабая точка большинства стран-производителей «черного золота», так как страны, продающие свою нефть в соответствии с потребностями и политикой западных нефтяных корпораций и не прилагающие усилий к развитию местной промышленности, только набивают карманы своих правителей, но подлинной прибыли не получают, поскольку промышленность этих стран остается неразвитой. Необходимо предпринять меры, чтобы страна могла сбывать нефть на основании собственных решений и интересов, но для этого надо приложить немало усилий и добиться реального прогресса, который превратит ИРИ в образец для других стран в полном смысле этого слова. Необходимо за счет научно-исследовательских усилий вывести страну в лидеры научных технологий».
    Нефтяная и газовая отрасли Ирана находятся под полным контролем государства. Государственная нефтяная компания: Иранская национальная нефтяная компания (NIOC — National Iranian Oil Company) ведет разведку и разработку нефтяных и газовых месторождений, занимается переработкой и транспортировкой сырья и нефтепродуктов. Национальная иранская газовая компания (NIGC — National Iranian Gas Company) занимается добычей, переработкой, транспортировкой и экспортом газа. Решение вопросов нефтехимического производства возложено на Национальную нефтехимическую компанию (NPC — National Petrochemical Company).
    А дальше – практически все, что было сказано про прочие страны и их государственные компании.Чтобы не отнимать ваше время и не занимать много места, я просто перечислю названия прочих нефтяных компаний от ОПЕК.

    Саудовская Аравия – Saudi Aramco.

    Кувейт – Kuwait Petroleum Corporation.

    Объединенные Арабские Эмираты – Abu Dabi National Oil Company. Вот эмиратов, собственно говоря – семь штук, но вся нефть и весь газ – в руках одной государственной компании.

    Катар – Qatar General Petroleum Corporation, 100% разведки и добычи нефти. Qatar National Oil Distribution Company — а это 100% ее переработки и продажи.Petroleum Development Oman, National Oil Corporation of Libya, Petroleos de Venezuela…

    Рынок? Частные собственники? Исключений – нет: если на территории государства есть месторождения нефти, они всегда – в собственности государства, в управлении компаний, принадлежащих государству. Не только в странах ОПЕК, но и в любом другом. Интернет позволяет проверить этот факт без особого напряжения, любуйтесь.
    Индонезия – Petromina. Габон – Societe nationale Petroliere Gabonise, Мексика – Pemex. Боливия – Yaciemientos Petroliferos Fiscales Bolivionos. Норвегия – теперь уже не Statoil, а StatoilHydro, поскольку норвежцы объединили нефтяные и газовые активы. Можно и дальше продолжать – правило не знает исключений. Есть нефть – есть госкомпания, которая ей и занимается.

    Ну, а всем известные транснациональные нефтяные компании, рекламу которых мы видим каждый божий день? Exxon, BP, Total… Изучите на досуге состав акционеров – все они из тех государств, которые составили МЭА. Да, в Северном море у Великобритании все еще 270 месторождений, но дебет скважин уменьшается с 1970 года, а нынешнее падение цен и вовсе поставило нефтяную промышленность Королевства на грань краха. Тут лейтмотив прост: если нет собственной нефти, нужно объединить все возможные финансовые ресурсы и выкупать концессии, организовывать СП с государственными компаниями и добывать нефть по всему миру. Вот там, «на вынос», руководители транснациональных гигантов и пропагандируют либеральный подход к экономике. Вот там, на экспорт, идут слова про «невидимую руку рынка» и про «эффективных частных собственников». «Запевалой», как водится, выступают американцы, но давайте плюнем на приличия и внимательно посмотрим, как обстоят дела с нефтяной отраслью в самом государстве США. Мир стал глобален, тайн не так уж и много…

    США
    Изначально минеральные ресурсы в США принадлежат владельцу земельного участка – вполне либерально. И, само собой, нам предлагают верить случайности того, что 85% разведанных запасов нефти в Штатах находятся на землях, являющихся… федеральной собственностью. Ну, вот так сложилось, ребятушки. А потому – запасы нефти в США считаются общенациональным достоянием и рассматриваются как важный рычаг в руках государства для решения стратегических, политических и социальных задач, а также уменьшения зависимости от импорта нефти. Либералы, ау! Государство США разработало действенный и жесткий контроль, регулирование, развитие нефтяного сектора. Не знаю, может, кто-то и способен увидеть тут что-то либеральное…Государственное регулирование и управление нефтедобывающим сектором США осуществляют следующие органы:
    Министерство энергетики (Department of Energy – DOE)​
    Министерство внутренних дел (Department of Interior – DOI)​
    Комиссия по ценным бумагам и биржам (Securities and Exchange Comission – SEC)​
    Кроме них, контролем занимаются еще и администрации штатов – через местные ж/д комиссии (Railroad Comission). Мало? За всей этой бандой контролеров надзирает Комиссия при Президенте США! Эта Комиссия, кроме того, занимается выработкой стратегических целей и направления деятельности государства в области рационального использования недр.

    DOE – это:
    • увеличение эффективности использования национальных природных ресурсов;
    • формирование и реализация федеральных программ (промысловых и научных) освоения и развития наукоемких методов и технических средств увеличения степени использования запасов нефти;
    • обеспечение научно-технологической информации и анализа эффективности разработки нефтяных месторождений для принятия решений государственными органами власти по совершенствованию механизма и структуры управления рациональным использованием запасов.
    DOI –в лице службы по управлению минеральными ресурсами (Minerals Management Service — MMS) это:
    • обеспечение обоснованной оценки ресурсов нефти на федеральных и индейских территориях;
    • контроль за выполнением недропользователями условий аренды и права разработки нефтяных месторождений;
    • обеспечение защиты окружающей среды, населения и животных при разработке нефтяных месторождений на федеральных и индейских территориях;
    • обеспечение контроля за безопасным ведением работ на морских нефтепромыслах;
    • сбор и распределение арендной платы, бонусов, платы за право разработки нефтяных месторождений.
    SEC тоже работает вовсю, на ней:
    • защита интересов акционеров на основе регулирования рынка ценных бумаг недропользователей;
    • обеспечение прозрачности результатов финансовой и производственной деятельности нефтяных компаний в области разработки нефтяных месторождений;
    • контроль за ежегодной независимой экспертизой извлекаемых запасов нефтяных компаний.
    Railroad Comissions:
    • текущий контроль основных технологических параметров разработки нефтяных месторождений;
    • текущий контроль разведочных работ, добычи нефти и её транспортировки;
    • текущий контроль за рациональным использованием недр;
    • текущий экологический контроль;
    • текущий контроль за безопасным ведением работ.
    Какие уж тут частные инициативы от любителей рассказывать про либеральную экономику! SEC ежегодно требует от всех компаний нефтяного сектора независимую экспертизу извлекаемых запасов. Нет экспертизы – автоматически запрещается размещение акций компании на любых биржах. Экспертизой вот, правда, занимаются 4 частных предприятия, но каждый их шаг обусловлен подробнейшими инструкциями, вырабатываемыми федеральным правительством. Инструкции требуют, обязывают, заставляют использовать достижения научно-технического прогресса в области рационального использования недр. Любая нефтяная компания обязана учитывать новые достижения в области повышения нефтеотдачи пластов. Не соблюдаешь – вылетаешь из нефтяного бизнеса, как пробка из шампанского. Но и пряник имеется: лучшим (угу – капиталистическое соревнование в чистом виде) – прямая финансовая поддержка федерального правительства и налоговые льготы. Внедряешь новый метод, требующий финансовых затрат? Молодец, мы компенсируем до 80%, да еще и налоги уменьшим на 70%. Метод оказался удачным? Со следующего года он будет строго обязателен для всех участников нефтебизнеса. И при всем при этом, повторюсь – участки, на которых стоят вышки, остаются собственностью государства США, добывающие компании получают их в аренду и только в аренду.

    И результаты вот этого отказа от «невидимой руки рынка и прочих благоглупостей давали и дают результаты, причем результаты действительно удивительные. Хронологически вся эта система стала разрабатываться и вводиться с 1973 года – с момента первого нефтяного кризиса. За минувшее с той поры время добыча нефти в США увеличилась в 3 раза, причем огромную долю в этом увеличении играет увеличение нефтеотдачи скважин, которая выросла с 29 до 40% (не буду вдаваться в технические подробности, но это не просто много, а очень много). Цифры я даю, разумеется, без данных «сланцевой революции».
    Ну, и напоследок – о налогах США на нефтедобывающие компании. Налогов – три типа: местный (муниципальный), штатный и федеральный.
    • Местный налог или налог на собственность устанавливается владельцем участка в зависимости от ценности земли и ее недр. Этот налог взимается ежегодно в течение всего времени аренды участка. Величина налога в разных районах США изменяется от 0,1 % до 1,5 % от стоимости основных фондов нефтяных компаний. Это обуславливает невыгодность для компании заводить излишнюю собственность на участке с бедными недрами и затягивать работы во времени. Важно подчеркнуть, что это же обстоятельство является побудительным мотивом для повышения нефтеотдачи и, вследствие этого, увеличения уровня добычи нефти и величины дохода предприятия.
    • Штатный налог состоит из двух частей – налога на эксплуатацию недр (роялти на добычу) и корпоративного подоходного налога. Величина роялти, обычно объявляемая при торгах участками, изменяется от 0,5% до 12,5% от рыночной стоимости добытой продукции независимо от того, получила компания прибыль или нет. Размер штатных налогов устанавливается властями штатов в зависимости от их политики в стимулировании применения методов увеличения нефтеотдачи.
    • Федеральный налог устанавливает конгресс США. Он одинаков по всей стране и составляет 34 % от налогооблагаемой прибыли. Эта прибыль равна остатку от валовых доходов от добычи нефти после вычетов затрат на арендные платежи (земельной ренты), роялти, местные и штатные налоги, эксплуатацию, амортизацию оборудования и других основных фондов. Имеется возможность списывать капитальные вложения в зависимости от кратности запасов. Чем она ниже, тем больше можно списывать. Кроме того, устанавливается минимальная роялти – ее применяют, пока проект не станет рентабельным.
    Гигантский размер бюджета США становится чуточку меньшей загадкой, не так ли?…Как уже отмечалось, в США функционирует жесткий контроль недропользователей в отношении рационального использования запасов нефти. Этот контроль сводится к установлению технологических критериев, выполнение которых является обязательным для нефтедобывающих компаний. Главными из них являются следующие:
    необходимость ежегодного пересчета извлекаемых запасов нефти и их аудит;
    необходимость ежегодного представления в Комиссию по ценным бумагам и биржам результатов ежегодного пересчета извлекаемых запасов и их независимой экспертизы;
    • обязательное ежемесячное представление в железнодорожные комиссии основных параметров добычи флюидов по скважинам, пластам, объекту (дебит нефти, обводненность, газовый фактор, забойное и пластовое давления, объем закачки вытесняющих агентов и т.п.);
    • согласование мест бурения скважин;
    • ограничение расстояния между скважинами;
    • ограничение верхнего предела дебита скважин;
    • ограничение нижнего предела темпа отбора нефти от текущих извлекаемых запасов;
    • регламентация качества вскрытия пласта;
    • регламентация частоты проведения исследований скважин.

    Невыполнение перечисленных выше требований влечет за собой серьезные штрафные и административные санкции. Кроме того, если нефтедобывающая компания не предоставит к определенному времени в Комиссию по ценным бумагам и биржам результаты пересчета извлекаемых запасов и их независимой экспертизы, акции этой компании не смогут быть размещены на бирже с целью привлечения инвесторов.Остается подчеркнуть, что в США в течение длительного времени нефтеотдача растет, хотя структура запасов ухудшается. Рост нефтеотдачи в США является основным фактором стабилизации величины извлекаемых запасов, так как прирост запасов за счет геологоразведочных работ не покрывает добычу нефти.
    Данная схема получилась настолько удачной для реализации стратегических интересов государства, что, чуточку перекраивая под себя, она используется многими и многими. Самый наглядный пример – Великобритания, с удовольствием пользующаяся разработками своей бывшей колонии. При этом бизнес самих добывающих компаний остается частным, но регулируется, контролируется, наказывается и стимулируется он так, что уже мало отличим от планового, социалистического способа ведения хозяйствования. Да, я ничего не говорю о транспортировке нефти, ее хранении, переработке, реализации нефтепродуктов – поверьте на слово: инструкций, ограничений, предписаний и там более, чем достаточно. В них, собственно, и скрыт фокус дешевой цены на бензин-солярку для американского обывателя. В них, а не в мифической эффективности частной формы бизнеса.

    А вот теперь – изюминка. Все эти регламенты, инструкции, требования НЕ используются транснациональными корпорациями, добывающими нефть ВНЕ территории государств-юрисдикций. Чисто по человечески я где-то даже их понимаю: вырвавшись за пределы территории США ТНК ведут себя как звери, вырвавшиеся из тесной клетки… Мораль? Да в ее полном отсутствии, собственно говоря. Американские нефтяники «у себя дома» – корректны, дисциплинированны, соблюдают интересы государства. Вне территории США – это наглые хищники, пытающиеся заставить государства, владеющие запасами нефти, и не думать о столь жесткой регламентации. Вне территории США – шум и крик СМИ, навязывание либеральных догм, попытки уменьшить роль государства до минимума. Вне территории США нефтяные ТНК имеют ровно одно божество – прибыль любой ценой, минимум налогов, минимум соблюдения экологических нормативов. Ограбить дотла и свалить. Где-то что-то горит, где-то что-то разливается – плевать на все, могучие коллективы юристов будут отбиваться от любых попыток оштрафовать, ограничить, запретить. И все это – под заунывный речитатив о «невидимой руке рынка», о частнике как самом эффективном хозяине. На экспорт такое – можно, а дома про такую наглость лучше даже не заикаться.

    Главное, что я старался показать – два момента
    Первое. Все государства, обладающие ресурсами нефти, занимаются нефтью только сами, через свои государственные компании. Исключений нет, если не считать таковым США, в которых нефтяной бизнес, будучи частным, отрегулирован так, что не отличим от государственного. И никто, никакой отчаянный либерал не возмущается, не пытается рассказывать саудитам, персам, норвежцам, что им нужно что-то там срочно приватизировать или отдать в частные руки даром. Нефть – не то поле, по которому либералам позволено бегать. Единственным исключением в 90-е годы стала ельцинская Россия: государство добровольно отказалось от монополии на нефтяные резервы и отдало ресурсы в частные руки. Об этом же либералы пытаются кричать и сейчас, ужасаясь тому, что «Роснефть» собрала под себя более 60% нефтяных запасов страны, проклиная за этот страшный грех команду Путина. Но беглый обзор, который тут приведен, показывает факт простой, незамысловатый: Путин не совершает нечто «немыслимое», он приводит российскую нефтянку в соответствие с мировыми стандартами, и не более того.
    Второе. Контрольные пакеты всех нефтяных ТНК принадлежат юридическим лицам из государств, составляющих МЭА. И вот эти ТНК, действуя ВНЕ территории своих государств, пытаются навязать всему миру либеральные правила игры, чтобы иметь возможность с минимальными затратами выкачивать невозобновляемый ресурс № 1 – Ее Величество Нефть. Зная состав МЭА, мы можем объективно, без нервов увидеть, кому выгодны, кто платит российской либеральной тусовке, чтобы крик об ужасах монополии (далеко не полной при этом) на российскую нефть со стороны российского государства звучал ежедневно, без остановок. Кто платит – тот заказывает музыку, а лейтмотив у этой песни один: отдайте нефть в частные руки, а уж с частниками нефтяные ТНК найдут, как справиться. Российские олигархи, как известно, имеют слабое место – кошелек…

    Вот это вот все я, разумеется к тому, что теперь уже можно посмотреть, что происходило в России в годы правления Ельцина и команды, какое наследство получил Путин и что смог изменить, что изменить не смог и по каким таким причинам. Попробуем спокойно, методично понять истинные причины истовой ненависти к нему пресловутого «цивилизованного мира»? Мы ведь точно знаем, что настоящая подоплека почти всех мировых событий – бесконечные энергетические войны. Все прочие громкие слова, коммюнике и прочее, прочее, прочее – маскировка на поле боя, не более того.
     
    Последние данные очков репутации:
    dok: 485.542.647 Очки 7 ноя 2018
    Последнее редактирование: 24 ноя 2017
    #36
    dok нравится это.
  18. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.702.225.806.493
    Stirik, 19 ноя 2017
    Продолжение:
    Энергетическая война. Часть 5.
    Вселенная по имени "Нефть"
    Самый правильный подход к любой проблеме – суметь поставить «детские вопросы». Вот слово «нефть» мы слышим со всех сторон, а что такое эта самая «нефтянка», если на пальцах?

    Нефть нужно уметь искать и найти – значит, геологоразведка нужна. Нефть надо добыть, пробурив скважину – значит, добыча нужна. Добыв нефть, ее надо транспортировать либо к месту переработки, либо к месту хранения – значит, нужны нефтепроводы, танкеры, ж/д цистерны, нужно уметь строить заводы, хранилища. Переработав нефть, нужно уметь хранить нефтепродукты, нужно уметь доставить их конечным потребителям, уметь хранить – вот тут нужны уже другие хранилища, нужны нефтепродуктопроводы, нужны уже другие виды транспорта. А еще неплохо уметь переработать то, что остается от нефти, после того, как из нее «вытащили» керосин, бензин, солярку и мазут – и это уже нефтехимические предприятия, третий вид хранилищ, третий сорт транспортных средств.
    Кто-то когда-то где-то на белом свете тоже задавал такие вопросы и давал на них ответы. Вот как-то так и появилась международная классификация секторов нефтяной промышленности – удобная и логичная, но «перевернутая вверх тормашками»: дети они есть дети, шалят.
    Upstream – все, что связано с разведкой нефтяных залежей и добычей нефти из них.​
    Midstream – транспортировка нефти и нефтепродуктов​
    Downstream – переработка, распределение и продажа конечных продуктов.​

    Кажется, что логика отсутствует напрочь? На самом деле эти вот Up, Middle, Down относятся не к этапам нефтепоиска, нефтедобычи и проч., а к степени риска и размерам прибылей. Upstream – самый рискованный и самый доходный, Downstreanm – самый спокойный, но и наименее доходный, Midstream болтается посередине.
    Upsteam компании стараются поддерживать себя в виде ВИНК – вертикально-интегрированных компаний и, я уверен, теперь вы понимаете значение слова «вертикальный» в их названии: от down до up, от разведки до пистолета на АЗС. Усреднить риск и «поймать» всю прибыль – и большую, и маленькую. Самый близкий и понятный пример для нас – Роснефть, классическая ВИНК. ВИНКами являются практически все национальные компании, которые мы рассматривали в предыдущей заметке. В виде ВИНКов стараются действовать и крупные частные компании – что Лукойл, что ВР с Shell в придачу. Цель все та же: усреднить риски, собрать всю прибыль. Разумеется, существует множество нефтяных компаний меньшего масштаба, которые занимаются только одним из видов деятельности апстрима. А еще к апстриму относят все нефтесервисные компании: у них своих скважин нет, зато они умеют делать буровые установки, обеспечивают транспортом, охраной, готовы отремонтировать или заменить любое нефтепромысловое оборудование, обеспечить выполнение геологоразведочных работ на самом высоком уровне. Про них мы слышим куда реже, они больше на слуху у ВИНК компаний, которым, случается, чего-то не хватает. Hallybarton, Schlumberger, BJ Servises… Не, не слышали? Назовите эти компании приятелям-нефтяникам – они вам часами примутся рассказывать, ху из ху. У большой галактики апстрим – масса спутников.
    Midstream – это все виды транспортировки. Редкая ВИНК имеет свою транспортировку, даже в России без отдельной Транснефти редкий Сургутнефтегаз долетит до центра Уральского хребта. Да и нефтепродукты удобно и дешево гнать по трубам, в России этим занята компания Транснефтепродукт. Нефть – отдельно, нефтепродукты – отдельно. Вот только во всем мире это сложилось естественным путем, а у нас наоборот: в советские времена всеми трубами занималось одно ведомство. Взяли и поделили – так вот получилось. А еще мидстрим – это танкеры для нефти и нефтепродуктов. Для Запада и Ближнего Востока это актуально, а для нас такие звонкие имена, как Teekay Shipping, Frontline, OMI и прочие мало что значат. В мидстриме, разумеется, и весь ж/д транспорт – дорогой, с жесткими маршрутами, но без него никак. Битум с мазутом ведь по трубе не прокачаешь, не говоря уж о всякой нефтехимии. И автомобильный транспорт тоже тут, в мидстриме – бензин с соляркой машинками с НПЗ на АЗС. Дорого, но очень оперативно и гибко.
    Downstream – тоже ничего себе такая галактика во вселенной нефти. В мире сейчас работают около 720 НПЗ в 120 странах, чтобы мало не было. И – хранилища нефти, хранилища нефтепродуктов. Про количество АЗС я лучше вообще промолчу – их учет сродни пересчитыванию астероидов астрономами. Они тут и там, они открываются, перепродаются, закрываются, но все они – в даунстриме. Впрочем, и с НПЗ тоже весело: каждый из них настроен на тот или иной сорт нефти (легкие и тяжелые, с тем или иным количеством примесей и пр.), каждый из них дает немножко «свой» набор нефтепродуктов. Хранилища – подземные и надземные, под разные нефтепродукты и под разные сорта нефти.

    Вот, пробежались коротенько. Не просто, согласитесь. Так что, когда человек называет себя нефтяником – относитесь к этому званию с уважением. Нефтяник может оказаться маститым академиком геологоразведки, а не только пацаном с заправки, который блондинкам помогает бак в машине обнаружить. Как относиться к особо креативным дамам с джентльменами, которые относятся к «нефтянке» пренебрежительно – решайте сами. «Ткнул трубу и сиди считай капусту», «страна-бензоколонка» – это словарный запас из лексикона современных Эллочек-Людоедок, честное слово. Ты сначала найди, куды тыкать, придумай, чем тыкать, сооруди буры, трубу, насос, проложи дороги, умудрись не дать дуба зимой, не допусти пожара и разлива, а потом попробуй что-нибудь вякнуть про «страну-бензоколонку», умник!.. Заодно прикинь, если извилин хватит, какое количество людей обеспечено работой вне «нефтянки» – металлургов, шахтеров, железнодорожников, машиностроителей, инженеров и конструкторов. «Экспроприируй экспроприаторов» давно уже не в тренде, а вот лозунг «Услышал «страна-бензоколонка» – дай в морду!» был бы весьма кстати.
    Раз уж язык, который, как известно, без костей, сам заговорил о России, предлагаю с нее и начать. Давайте попробуем хотя бы немного разобраться, что из себя представляют нефтедобывающая, нефтеперерабатывающая отрасли экономики России и чуточку обратим внимание на то, как решается вопрос с транспортировкой нефти и нефтепродуктов по стране и за ее пределы. И попытаемся ответить на «простой» вопрос: почему во времена правления Ельцина объем золотовалютных ресурсов РФ болтался на уровне 18-20 млрд долларов, а в настоящее время совокупные цифры (резервы ЦБ, правительства и разделенного на 2 части Стабилизационного фонда) приближаются к половине триллиона?Начнем с общих цифр за рассматриваемый период (2001 – 2014). Поскольку мы привыкли к баррелям, данные – в них, хотя статистика РФ дается в тоннах (в среднем 1 тонна российской нефти = 7,3 барреля).

    s32248144.png

    s75897425.png

    В статистике 1991 года учтены данные только тех нефтедобывающих предприятий, которые географически располагались на территории РСФСР.Слева – 1991 год как стартовый и время правления Ельцина, справа – годы руководства Путина. Напрашиваются три цифры: 1) при Ельцине Россия дошла до 66% от советского уровня; 2) за годы руководства Путина добыча нефти по сравнению с советским периодом выросла на 15%. 3) за «путинские» годы нефтедобыча от ЕБНовского уровня поднялась на 74%.
    Вот тут приношу свои извинения за то, что просто вынужден вспоминать политические события минувших лет. К сожалению, они имеют прямое отношение к нефти – так что просто приходится. Иначе как понять – с чего начали и как дошли до жизни такой? Заодно припомним и знаковые фигуры того времени, в том числе и те, кто благополучно живет и трудится в наше время. Разваливался СССР – рвалась на куски единая до того экономика. Рвалась для того, чтобы куски медленно, но верно сложились в ту картину, которую мы наблюдаем воочию.
    Да, заранее предупреждаю – никакой конспирологии, только открытые источники и факты из них. Я же не политолог ни разу, чтобы гипотезы и версии строить, только то, что вижу, то и пою. Когда господа политики и журналисты сообщают нам, что развал СССР состоялся в декабре 1991 года – они либо искренне заблуждаются, либо целенаправленно лгут. Господин Ельцин Борис Николаевич и люди, стоявшие за его спиной, к заседанию в Беловежской Пуще готовились заранее, готовя страну к разрыву, прежде всего, экономических связей между республиками. Да, для краткости первого президента РСФСР и РФ буду обозначать аббревиатурой – ЕБН. И вам понятно, и мне слух ласкает.

    Почему я говорю о неких «людях, стоявших за его спиной»? Давайте вместе и прикинем.Откатываемся в прошлый век и даже в прошлое тысячелетие… На дворе стоял 1990 год, в марте которого в жизни СССР произошло нечто невероятное: были введены все необходимые изменения в законах для того, чтобы был учрежден невиданный доселе пост Президента СССР. Верховный Совет (высший законодательный орган СССР, если кто-то забыл) принял и эти законы и – что важнее всего – новую редакцию Конституции – 14 марта 1990 года. Какой был шум, сколько копий сломано по поводу того, как и кто будет выбирать Президента!… В этом ажиотаже совершенно незаметно проскользнуло изменение статьи № 11, которая не имела никакого отношения к затее с постом президента. Давайте присмотримся – это очень интересно.
    Смотрите – вот статья 11 в том виде, который она имела при принятии последней советской Конституции, в 1977 году.
    «Государственная собственность — общее достояние всего советского народа, основная форма социалистической собственности.В исключительной собственности государства находятся: земля, ее недра, воды, леса. Государству принадлежат основные средства производства в промышленности, строительстве и сельском хозяйстве, средства транспорта и связи, банки, имущество организованных государством торговых, коммунальных и иных предприятий, основной городской жилищный фонд, а также другое имущество, необходимое для осуществления задач государства.»​
    Подчеркивания – мои. Скажите, при наличии такой статьи раздел СССР на 15 кусков юридически возможен? А за какой срок 15 «наследниц» смогут поделить государственную собственность? 100 лет или 200? Вот работает ГЭС – плотина, турбина, подстанция, уйма ЛЭП. Обеспечивает, для примера, столицу советской Латвии город Ригу. Народный Фронт Латвии желает отделения республики от СССР? Нет проблем, вот только рассчитайтесь с Таджикистаном, который обеспечил молибден, с Украиной, которая дала железную руду, с Россией, которая подогнала бетон, с Эстонией, проектный институт которой все это продумал. А вот БАМ, которая на территории РСФСР, но на которую поставляли материалы из Туркмении, отапливали мазутом из Азербайджана, а вот на том участке работал мостоотряд из Литвы. Ну, и так далее. Кто бы что бы ни говорил про Брежнева и старцев из Политбюро, но предохранительные механизмы от попыток развала СССР они просчитали достаточно уверенно.

    Ну, а теперь смотрим, что изменилось в марте 1990.Конституция СССР 1977 года, редакция от 14.03.1990, статьи 10 и 11:

    Глава 2. Экономическая системаСтатья 10.
    Экономическая система СССР развивается на основе собственности советских граждан, коллективной и государственной собственности.Государство создает условия, необходимые для развития разнообразных форм собственности, и обеспечивает равную их защиту.Земля, ее недра, воды, растительный и животный мир в их естественном состоянии являются неотъемлемым достоянием народов, проживающих на данной территории, находятся в ведении Советов народных депутатов и предоставляются для использования гражданам, предприятиям, учреждениям и организациям.
    Статья 11. Собственность гражданина СССР является его личным достоянием и используется для удовлетворения материальных и духовных потребностей, самостоятельного ведения хозяйственной и иной не запрещенной законом деятельности.
    Подчеркивания – мои. В новой редакции СССР был готов к распилу по границам союзных республик, не так ли? Следовательно – то, что произошло в декабре 1991 года в Беловежской Пуще, было подготовлено законодательно в марте 1990. При этом ЕБН никакого отношения к этой подготовке не имел – в марте 90-го он был, что называется, не того полета птица.

    Под законом о внесении изменений в Конституцию стоит подпись только Михаила Горбачева – как председателя ВС. Но это отнюдь не говорит о том, что текст был сочинен лично им. Опять же – для тех, кто забыл, напоминаю: Верховный Совет СССР состоял из двух равноправных палат – Совета Национальностей и Совета Союза. Изменения Конституции должны были быть и были одобрены решениями этих палат простым большинством голосов, что, разумеется, закреплено письменно. Председателем Совета Национальностей в феврале 1990 года был Рафик Нишанов, председателем Совета Союза – Евгений Примаков. После декабря 1991 года Нишанов спокойно ушел на пенсию, а вот биография Примакова была куда как более интересной. Если есть желание – каждый может поискать в Википедии официальную информацию. Правда, толком из нее вычитать ничего нельзя, но уровень связей, знаний, компетенция Примакова позволяют предполагать, что фамилия настоящего автора этой новой и последней редакции Конституции СССР – именно Примаков. Иных объяснений, по каким причинам один из самых доверенных людей Горбачева не оказался в опале при Ельцине, а сделал новую карьеру, лично у меня нет.

    Отчего так подробно и с явным пристрастием? Так этими изменениями была подготовлена дележка не только территориальная – были подготовлены к предстоящему «распилу» и единый нефтегазовый комплекс СССР, и наш общий атомный проект, и вся наша единая энергосистема, и единая система подготовки специалистов, и единая научная школа. И так я за это «благодарен» этим творцам – прям вот обнял бы разок за шейку-то… Извините, вырвалось. ЕБНа я при это оправдать не пытаюсь – знал, что делал. Но он, на мой взгляд – фигура прикрытия. Фигура крупная, большая, пляшущая и дирижирующая оркестром, но – не первостепенная. А были фигуры маленькие, но ловкие и умные. Про них и продолжим в следующий раз.
     
    Последние данные очков репутации:
    dok: 485.542.647 Очки 7 ноя 2018
    Последнее редактирование: 24 ноя 2017
    #37
    dok нравится это.
  19. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.702.225.806.493
    Stirik, 23 ноя 2017
    Продолжение:
    Энергетическая война. Часть 6.
    Третий путь

    Продолжаю «политический пост». Не из-за большой любви к грязному белью политиков, а чтобы еще раз попробовать отстоять свой же тезис: подлинной причиной многих и многих политических событий являются старательно укрываемые от глаз публики энергетические войны.
    О чем думали господа-товарищи, сделавшие ставку на развал СССР? Правильно – о власти и о деньгах, причем о деньгах в их собственных карманах. Ведь власть без денег – это интересно далеко не каждому, да и нет уверенности, что власть можно передать наследникам. А вот деньги – если, конечно, отменить советские законы – запросто.

    Давайте мысленно представим себя на месте вот этих самых господ-товарищей. Что им хотелось делать, получив власть? Правильно – набивать карманы. А каким, простите, способом? Ловить откаты у пресловутых «западных партнеров» за развал армии, системы вооружения и ее воспроизводства ? Да, неплохой вариант, только – одноразовый. Предстояло что-то продавать – хорошо и долго. Господа-товарищи людьми были грамотными, возможности советской экономики и ее экспортный потенциал знали не понаслышке. Западу не нужны были наши промышленные или какие-то высокотехнологичные товары – платя нам деньги, они бы этими деньгами поддерживали своих конкурентов. Тем более Западу не требовалось и наши продукты питания, изделия легкой промышленности – своего полно. Простая, незатейливая логика приводит к единственному выводу: господа-товарищи еще где-то так в 1990 году делали ставку на торговлю сырьем. И, прежде всего – энергетическим. Чтобы торговать, допустим, металлом – надо содержать горнорудные и угольные шахты, транспорт и логистику – а там эти, как их, блин… ну, эти… А! Люди. Зарплаты просят, что-то там кушать хотят, жилья какого-то. Хлопотно. Нефть, если ее не перерабатывать, а сразу по трубе «западным партнерам» – самое то: и спрос всегда есть, и кормить народу куда меньше придется. Нет, какие еще, к черту, новые месторождения – нам и старых вполне хватит. И, уж тем более – газ. Никакой переработки, тысячи километров трубопроводов, систем хранилищ уже работают.
    Чем можно подтвердить все эти логические построения? Да фактами, чем же еще-то. Итак, я берусь утверждать, что первая атака приватизаторов всех мастей и волостей была направлена именно в энергетический, добывающий сектор. Смотрим.
    Официально пресловутый августовский путч ГКЧП потерпел фиаско 21 августа 1991 года, а до этого момента, как нас уверяют уже много лет, все было зыбко, ненадежно и рискованно. И только после того, как пан Горбачев прибыл из Фороса – все и начало вертеться. Хорошая гипотеза, но факты утверждают нечто иное. Уже 20 августа 1991 года еще не победившая сторона выдала на-горА указ президента тогда еще РСФСР № 66. Я понимаю, что длинновато, но без знания некоторых частей этого указа понять, что дальше происходило в прежде едином нефтегазовом комплексе СССР, практически невозможно. Потому, уж извините – привожу этот документ в части, касающейся непосредственно «нефтянки».
    «В интересах многонационального народа РФ, руководствуясь решениями Съездов народных депутатов РСФСР, Верховного Совета РСФСР и законами РСФСР по обеспечению экономической основы суверенитета республики постановляю:
    Указ Президента РСФСР от 20.08.1991 N 66
    Об обеспечении экономической основы суверенитета РСФСР
    1) Совету Министров РСФСР:
    до 1 января 1992 г. обеспечить передачу и принятие в ведение органов государственного управления РСФСР и республик в составе РСФСР предприятий и организаций союзного подчинения, находящихся на территории Российской Федерации, за исключением тех, управление которыми передано согласно законодательству РСФСР соответствующим органам СССР. Указанные предприятия и организации обязаны обеспечить безусловное выполнение в 1991 году государственных заказов и договорных обязательств;
    2) Предприятия и организации, расположенные либо осуществляющие деятельность на территории РСФСР (в том числе союзного подчинения), руководствуются законодательством РСФСР и применяют законы и иные акты органов Союза ССР в порядке, установленном Законом РСФСР «О действии актов органов Союза ССР на территории РСФСР».
    ...
    5) Установить, что на территории РСФСР (включая континентальный шельф) разведка и добыча полезных ископаемых, промысловый лов рыбы, добыча водных животных и растений осуществляются только на основании специального разрешения (лицензии). Предприятия, организации и граждане, занимающиеся этими видами деятельности, обязаны до 1 июля 1992 г. получить соответствующие лицензии.
    ...
    7) Совету Министров РСФСР, исполнительным органам власти республик в составе РСФСР до 1 января 1992 г. обеспечить проведение регистрации всех хозяйствующих субъектов, передаваемых в ведение органов государственного управления РСФСР и республик в составе РСФСР в соответствии с настоящим Указом.
    8) Главной государственной налоговой инспекции при Министерстве финансов РСФСР подготовить и внести до 1 ноября 1991 г. предложения о порядке ведения налоговыми органами учета предпринимательской деятельности и выдачи свидетельств (лицензий) на право ее осуществления.
    9) Совету Министров РСФСР осуществлять в ходе реализации настоящего Указа взаимодействие с союзными республиками и республиками в составе РСФСР по вопросам, затрагивающим их интересы.
    10) Для обеспечения контроля за соблюдением экономических интересов РСФСР создать при Президенте РСФСР Комитет по защите экономических интересов РСФСР.
    11) Контроль за исполнением настоящего Указа возложить на Совет Министров РСФСР и Комитет по защите экономических интересов РСФСР.
    Совету Министров РСФСР регулярно информировать Президента РСФСР о ходе выполнения настоящего Указа.
    12) Настоящий Указ вступает в силу с момента его опубликования.

    Вот так. СССР вроде как еще жив, но хищники уже все спланировали. Отодрать свою долю, наплевав на межреспубликанскую хозяйственную кооперацию. Еще все нефтегазовые предприятия – в государственной собственности, а сочинители указа уже готовятся выдавать лицензии на разведку и добычу «организациям и гражданам». Что э за «граждане» такие в августе 1991, которые готовы бороться за получение такого рода лицензий?..
    Еще был жив СССР, но группа ЕБНа уже приступила к дележу всего имущества, имеющего мало-мальское отношение к энергетическому сектору. Премьер-министром РСФСР на тот момент был Иван Степанович Силаев, но «командовал» он лишь номинально, практическую работу «тянул» человек из славного города Свердловска – Олег Иванович Лобов, занимавший пост его первого зама. Работы у Лобова, несомненно, было много, но в октябре дошли руки и до нефтегазового комплекса. Постановление Совмина даже сейчас потрясает уровнем цинизма и демагогии, но из песни слова не выкинешь.

    Постановление Совмина РСФСР от 18.10.1991 N 555
    Об образовании Российской государственной нефтегазовой корпорации «Роснефтегаз»
    В соответствии с Указом Президента РСФСР от 20 августа 1991 г. N 66, а также учитывая особенности функционирования нефтегазодобывающей промышленности и необходимость перевода нефтегазового комплекса на рыночные отношения, Совет Министров РСФСР постановляет:
    1) Согласиться с предложениями трудовых коллективов производственных нефтегазодобывающих объединений и других организаций Министерства нефтяной и газовой промышленности СССР (согласно Приложению), Министерства топлива и энергетики РСФСР и Министерства экономики РСФСР об образовании на добровольной основе Российской государственной нефтегазовой корпорации «Роснефтегаз».
    В состав корпорации «Роснефтегаз» могут входить предприятия и организации, заинтересованные в развитии нефтегазового комплекса.
    Корпорация «Роснефтегаз» является хозяйственным комплексом по добыче нефти и газа, магистральному транспорту нефти, отраслевому машиностроению, научным и проектным работам в нефтегазовом комплексе на территории и континентальном шельфе РСФСР, пользуется правами юридического лица и действует на основании своего устава в пределах полномочий, переданных добровольно участниками корпорации.

    5) В целях демонополизации нефтяной и газовой промышленности и развития конкуренции:
    Установить, что основной организационной формой хозяйственной деятельности в нефтегазовом комплексе являются, как правило, нефтегазовые компании, осуществляющие разведку, разработку нефтяных и газовых месторождений, добычу нефти и газа, их транспорт, переработку и сбыт продуктов переработки. В нефтегазовые компании могут входить объединения, предприятия и организации независимо от форм собственности и их организационно-правового статуса.
    Корпорации «Роснефтегаз» с участием объединений, предприятий и организаций, вошедших в корпорацию, подготовить по согласованию с Министерством топлива и энергетики РСФСР, Министерством экономики РСФСР и Государственным комитетом РСФСР по антимонопольной политике и поддержке новых экономических структур и внести до 1 марта 1992 г. в Правительство РСФСР предложения по преодолению монополизма и развитию конкуренции на рынке нефти в РСФСР, созданию нефтегазовых компаний.
    Поручить корпорации «Роснефтегаз» осуществить начиная с 1992 года оплату услуг за магистральный транспорт нефти по тарифам и выход нефтегазодобывающих объединений на заключение прямых договоров с потребителями нефти и газа.
    Министерству экономики РСФСР в срок до 1 декабря 1991 г. рассмотреть предложения корпорации «Роснефтегаз» по оплате услуг за магистральный транспорт нефти на 1992 год и принять решение.

    7) Корпорация «Роснефтегаз» обеспечивает на конкурсной основе распределение экспортных квот, устанавливаемых Министерством экономики РСФСР и Министерством топлива и энергетики РСФСР при условии прямого государственного квотирования продукции собственной хозяйственной деятельности корпорации.
    8) Министерству топлива и энергетики РСФСР для размещения корпорации «Роснефтегаз», ее сервисных и других организаций предоставить ей в аренду здания и производственные площади, занимаемые Министерством нефтяной и газовой промышленности СССР.
    9) Установить, что корпорация «Роснефтегаз» является правопреемником договорных прав и обязательств Министерства нефтяной и газовой промышленности СССР на 1991 год в части объединений, предприятий и организаций, вошедших в состав корпорации.

    Прикрываясь словами про добровольность, про трудовые коллективы и прочая, группа ЕБНа вырывала из единого механизма куски, заодно утаскивая из союзного ведения международные контракты – ведь СССР поставлял нефть во многие страны, контракты продолжали действовать. Уж не знаю, как к таким действиям отнеслись зарубежные клиенты. С одной стороны – шла настоящая революция, на глазах менявшая экономическую парадигму Империи, с другой – смена поставщика была замечательным поводом говорить о стоимости нефти…
    Это вот постановление №555 имело и приложение, в котором были перечислены все предприятия нефтегазового комплекса, которые группа Ельцина уводила под собственное управление. Список немаленький, но очень интересный.
    Производственные объединения:

    [​IMG]
    Производственные объединения магистральных нефтепроводов:

    [​IMG]

    Научно-производственные объединения:
    1) по термическим методам добычи нефти «Союзтермнефть»
    2) по геолого-физическим методам повышения отдачи пластов «Союзнефтеотдача»
    Иные:
    1) Производственное объединение по переработке нефтяного газа в Западной Сибири (Сибнефтегазпереработка)
    2) Производственное специализированное строительно — монтажное объединение «Запсибнефтестрой»
    3) Машиностроительный концерн «Нефтегазмаш»
    4) Хозяйственная ассоциация «Нефтегазгеофизика»
    5) МНТК «Нефтеотдача»

    Прежде, чем разбираться с судьбой этих предприятий, давайте еще раз внимательно прочтем пункт № 1. «В состав корпорации «Роснефтегаз» могут входить предприятия и организации, заинтересованные в развитии нефтегазового комплекса … Корпорация «Роснефтегаз» … действует на основании своего устава в пределах полномочий, переданных добровольно участниками корпорации.» То есть могут добровольно входить – а могут и не входить. Полномочия могут передать, а могут и не передавать… При этом министерство – уничтожено, ликвидировано. Что значит устранение такого министерства? Больше нет структуры, распределяющей снабжение, планирующей развитие и вложения в геологоразведку, занимающейся централизованно технологиями, повышающими отдачу пластов, обязывающей следить за экологией и за «социалкой» – за жильем, медицинским обслуживанием. Результат нам известен в баррелях добычи, снижавшихся год за годом.
    [​IMG]

    «Красные директора», стоявшие во главе территориальных и прочих подразделений нефтянки, получили карт-бланш – творите, что хотите, ничего вам за это не будет. Не желаете тратить деньги на разведку? Ну, и не надо. Хотите насиловать имеющиеся скважины? Да с дорогой душой! Не хотите платить зарплату, желаете сокращать управленцев, инженеров, экологов? Да нам-то какое дело! На внешний рынок желаете сами идти и торговать с кем и как сможете? Да вон вам Сергей Глазьев во главе Министерства внешнеэкономических связей, лицензии у него недорого стоят. Этот завлаб в 1991 лихо перепрыгнул в МВЭС в качестве заместителя Петра Авена, своего старинного знакомца по Московскому университету. Авен ушел вместе с Егором Гайдаром, а Глазьев остался – теперь уже министром. Завлаб, самый молодой доктор экономики СССР – во главе такого ведомства. Блистательная карьера, а цифры из таблички – мелочь… Впрочем, в топливно-энергетическом комплексе вклад этого профессионального предателя минимален, там действовали совсем другого масштаба лица. Могло быть иначе? Конечно же, нет. Ведь мировой опыт показывает всего два варианта: либо углеводородные ресурсы целиком и полностью в руках государства, на территории которого они расположены, либо вариант США. На США я постарался остановиться достаточно подробно: нефть как бы в частных руках, но предельно жестко контролируется многочисленными государственными службами. Россия под руководством ЕБНа решила двигаться по некоему третьему пути…
    Курс на приватизацию всего и вся Ельциным и Гайдаром был провозглашен, а в исполнителях, если кто вдруг забыл, трудился Анатолий Чубайс, возглавивший в ноябре 1991 Госкомимущество. Именно к этому времени Чубайсу удалось победить в аппаратной борьбе первого главу этого ведомства – Михаила Дмитриевича Малея. Идея Малея о приватизации через именные приватизационные счета была благополучно похоронена, в дело вступил его величество ваучер.
    29.12.1991 ЕБН подписал указ №341 – «Основные положения программы приватизации государственных и муниципальных предприятий на 1992 год». Задания, планы поступления денег – много-много планов и мечтаний о пополнении бюджета. Однако статья 1-11 этого указа прямо запрещала приватизацию трубопроводов, и это просто удивительно.

    На том, что из списков на приватизацию были вычеркнуты все трубопроводы, стоит, мне кажется, остановиться отдельно. Не знаю, кто, какая группа добилась этого вычеркивания. Может быть, некие государственники, которых команде ЕБНа не удалось устранить?.. Вы можете себе представить, что бы происходило с Россией, начнись приватизация всей нашей системы трубопроводов? Это был бы прямой путь к полнейшей анархии, к жуткому «параду суверенитетов» в исполнении национальных и автономных республик, в исполнении краев и областей. Россия связана нитками трубопроводов, системами нефтяных и газовых хранилищ, линиями электропередач в единое целое – конечно, «поверх» транспортной системы. Пока «трубы» – в государственной собственности, остается цела и Россия. Это на Западе трубопровод может быть частным – там на нем держится только коммерция, бизнес. У нас на нем – целостность государства. Труба «едина» – и у западносибирских областей нет соблазна «скинуть нахлебников» из регионов, где нет в земле ни нефти, ни газа. Труба «едина» – и западные, южные области, по территории которых энергетическое сырье уходит на внешние рынки, не выдумывают тарифы за транзит, чтобы «нагнуть» нефтяные регионы.
    А уж если бы «труба» попала в руки публики, подобной Михаилу Ходорковскому… Нет, даже думать отказываюсь. Кто или что толкало руку ЕБНа, когда он подписывал документ, запрещающий приватизацию «трубы» – можно гадать. А можно – просто констатировать факт: даже в такую лихую годину Россия прошла по лезвию, отделяющему от неизбежного развала на удельные княжества. Присматривает за ней кто-то, что ли?.. А, может, не всегда мы правы, когда костерим ЕБНа? Да, грабительские денежные реформы. Да, приватизация самыми идиотскими способами. Но железные дороги – государственные. Но «труба» – государственная. Но Единая Энергетическая Система при нем тоже оставалась государственной. Но уцелели все предприятия Минатома, не были тронуты наши ГЭС. Не смотря на весь ужас тех лет, Россия сохранила в государственной собственности дороги и энергетику. И – осталась единым государством. Больным, тяжело израненным, облепленным откровенными хищниками на всех уровнях, истекающим кровью чеченских войн, с полуживой армией, но – единым государством.
     
    Последние данные очков репутации:
    dok: 499.781.664 Очки 8 ноя 2018
    Последнее редактирование: 24 ноя 2017
    #38
    dok нравится это.
  20. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.702.225.806.493
    Stirik, 24 ноя 2017
    Продолжение:
    Энергетическая война. Часть 7.
    Нефть в новой России

    От вынужденных отсылок к делам политическим хочется отбежать куда подальше, но ведь во всем мире не понятно, где начинается нефть, а где заканчивается политика и наоборот. Так что не обессудьте – придется отвлекаться. Но давайте сначала просто о нефти.

    Что такое «вертикально интегрированная нефтяная компания», в форме которой существуют что «Лукойл», что «Роснефть», что существовал ныне покойный «ЮКОС»? Есть простое определение: ВИНК – это нефтяная компания, в которой организационно объединены добыча и переработка нефти и реализация нефтепродуктов. В составе ВИНК – не только скважины и НПЗ, но и территориальные управления по реализации нефтепродуктов, которые занимаются как оптовыми поставками, так и сетями розничных заправок. Но наши ВИНКи – они сугубо наши, это чисто российское явление, отличающееся от ВИНКов тех же США. Отличие – в трубах. В Штатах и они – собственность частных компаний, а у нас трубы были и остаются делом государственным. Трубы газовые – это «Газпром», трубы нефтяные – это «Транснефть», трубы с нефтепродуктами – это «Транснефтепродукт». И мне бы очень не хотелось, чтобы это когда-то было изменено или реформировано. Россия – это не Штаты, у нас все просто и до предела жестко: есть единая государственная «труба» – есть единое экономическое пространство, станет «труба» частной – будет ворох удельных княжеств. Можно долго рассуждать и спорить, хорошо это или так себе, но я бы предложил просто констатировать такое положение дел, как факт.

    ВИНК как идея в 1991 была абсолютно нова для России. Напомню, что во времена СССР дела с нефтью обстояли следующим образом. Все, что было связано с разведкой, добычей и транспортировкой самой нефти, находилось в ведении министерства нефтегазовой промышленности СССР. За переработку нефти отвечало министерство химической промышленности – все НПЗ и нефтехимические заводы. А нефтебазы и все заправки – это был уже Госснаб. При социализме, с его двухконтурной банковской системой, с госпланом, с единым бюджетом это было вполне нормально. Но в 1991 над страной поднималась заря капитализма, народ бредил приватизацией…
    Если бы не придумка Вагита Алекперова, которую он сумел протолкнуть в жизнь – о нефти как источнике благосостояния государства мы бы уже успели забыть. Без ВИНКов приватизация нефтяной отрасли пошла бы кусками, по отраслевым министерствам, добыча оказалась бы организационно оторвана от переработки, та, в свою очередь, была бы оторвана от реализации. Вместо мощных компаний была бы россыпь чего-то мелкого, неспособного толком стоять на ногах. Россия пошла бы по пути западных стран – от конкуренции мелких фирм к цепи слияний и поглощений, к появлению мощных лидерских компаний. Вот только Западу на такую дорогу понадобилось сотня лет, которых в запасе у России точно не было – нашу «нефтянку» просто растоптали бы в пыль.

    Когда говорят о становлении новой России, норовят перебирать имена политиков, названий партий и прочее. Но, если вы заглянули в раздел «О проекте», то знаете, что наш коллектив убежден, что в основе любой политики лежит энергетика. Мысленный эксперимент провести просто: оставьте на месте все привычные имена политиков, только «выдерните» из общей картины наши ВИНКи с их отчислениями в бюджет, с их перебойным обеспечением внутреннего рынка топливом для ТЭЦ, ТЭС и АЗС. Представляется эдакий вот вариант России – без энергетического фундамента? Если к подобной мысленной (слава богу, что только мысленной) картинке добавить приватизированные куски нашего атомного проекта, то картинка и вовсе становится похожей на вариант апокалипсиса. Так что, если следовать логике – все политики стоят ногами на энергетическом фундаменте, без которого – хаос. Ведя разговор о нефти, газе и атоме, мы и стараемся разглядеть именно энергетический фундамент и отчетливо увидеть его «архитекторов», создавших облик новой России. Но без экскурсов в политику никак не обойтись, ведь эти «архитекторы» – живые люди, сумевшие реализовать свои планы где-то благодаря, а где-то вопреки действиям и планам политиков.
    Хотим мы того или не хотим, но когда мы говорим «Алекперов», мы подразумеваем «нефть», когда мы говорим «нефть», мы подразумеваем «Алекперов». И это логично: кто бы что ни говорил об этом человеке, как бы к нему кто ни относился, но нефть в новой России теперь уже навсегда связана именно с ним. Алекперов – один из тех самых архитекторов энергетического фундамента, стараниями которого Россия стала такой, какой мы ее видим сейчас. Он противоречив и многогранен, как и сама Россия: советский организатор и удачливый бизнесмен, предприниматель международного масштаба, неустанно заботящийся о прибыли и развитии своей частной компании и одновременно – тот, без действий которого не было бы у России ее Резервного фонда.

    Вагит Юсуфович Алекперов
    Алекперова можно не любить, но нельзя не уважать. Он определил «лицо» нефтяной отрасли новой России (а, значит, и самой России), и этому человеку нельзя не отдать должного. На дворе 2016 год, а валютное пополнение бюджета РФ по прежнему во многом – заслуга нефтяных компаний, ВИНКов.
    Вагит родился там, где начиналась русская нефть – в Баку. Младший ребенок в семье с пятью детьми, в три года он остался без отца – ветерана войны доконали раны и контузии страшной поры. Семья выдержала это испытание: в 1969 году, в 19 лет, Вагит поступил в Азербайджанский институт нефти, на специальность «горный инженер по технологии и комплексной механизации нефтяных и газовых месторождений». В 1972 он впервые появился на нефтедобывающей скважине. Его первый мастер, Рахман Курбанов, был уверен, что этот высокий, стройный мальчишка «не потянет», но уже через пару месяцев с удовольствием исполнил традиционный обряд нефтяников: умыл студента нефтью из скважины, которую сам Алекперов и пробурил. Отзыв Курбанова был лаконичен: «Бурит, как бог!»

    Этот талант нельзя было не заметить. Всего за пять лет после получения диплома о высшем образовании Алекперов прошел путь, которого многим хватает на всю трудовую жизнь: начав оператором бурения, вскоре он стал инженером-технологом, затем – мастером, начальником смены, старшим инженером. В 28 лет Алекперов – заместитель начальника нефтепромысла. Невероятная по темпу карьера, кстати, привела к появлению сплетни о том, что родным отцом Вагита был вовсе не Юсуф, а … Гейдар Алиев. Впрочем, сплетен, слухов и мифов вокруг Вагита столько, что хватит на десяток романов.
    Кто знает, как бы сложилась биография Алекперова и судьба России, останься он трудиться в родном Баку. Но в 1979 партия отправила его на освоение Западной Сибири. Пять лет Алекперов работал в Башнефти, в Сургутнефтегазе, пока в 1984 не прозвучало судьбоносное – Когалым…
    Звонкое слово – Когалым, а, если залезть в Гугл и посмотреть современные фотографии города, то становится ясно, что это еще и красивое слово. Дворцы и театры из итальянского мрамора, едва ли не лучшие в стране дороги и больницы, цены на недвижимость, мало отличимые от московских. А в 1984 Когалым – горстка вагонов-теплушек да армейские палатки посреди тундры и болот. Алекперов оказался «неправильным» начальником – зимовал вместе с работягами. Все было – и кипяток по утрам, чтобы отморозить волосы от стенки вагончика, и обморожения, авралы, пожары, аварии оборудования…

    Как руководитель, Алекперов вырос именно там – в поселках бурильщиков. В тех самых, где он запретил продажу не то что алкоголя, но даже одеколона. Когалым – единственный поселок нефтяников, в котором не было временных бараков: не смотря на окрики партийных начальников, Алекперов сразу стал строить капитальные здания. За то, что уже в 1985 в Когалыме появились три настоящих магазина (продовольствие, промтовары и хозтовары), финансирование на которые Алекперов умыкнул из бюджета Центральной базы обслуживания промыслов, ему влепили выговор по партийной линии, но магазины и капитальное жилье – остались и продолжали расти. Именно в те годы Вагит получил свою кличку – Алик Первый. В ней столько уважения, что, по слухам, Вагит Юсуфович и не думает на нее обижаться.
    Старожилы Когалыма отзываются о нем с невероятной теплотой – есть за что. Алекперов сумел добиться того, что нефтяники при нем стали получать зарплату живыми деньгами, а не бартером – тогда, в конце 80-х, это дорогого стоило. А для тех, кто стоял у буровых, кто тащил трубы в мороз, от которого разлетались, как стекло, гаечные ключи, на слуху другая история. От мороза лопнула труба нефтепровода, сварщики боялись начать работу – до той поры, пока Алекперов не уселся верхом на трубу и не просидел на ней все два часа, пока не лег последний шов…

    С его подходом к дисциплине успехи не могли не прийти. А бакинский опыт помог Алекперову сделать то, чем не «баловались» сибирские нефтяники той поры: его скважины стали увеличивать добычу. Пошло перевыполнение плана, переходящие красные знамена, победы в соцсоревнованиях, премии. Когалым рос – рос и его хозяин. Да, именно хозяин – власть Алекперова была посерьезнее, чем партийного и прочего начальства. В те же годы сложились доверительные отношения с ближайшими коллегами-соседями – Шафраником, Путиловым. Что такое сибирская дружба, можно увидеть на примере самого Алекперова: в 1989 году новым министром нефтегазовой промышленности СССР стал Леонид Филимонов, до того работавший начальником компании «Нижневартовскнефтегаз». А в 1990 в Москву переехал и его новый заместитель – Вагит Юсуфович Алекперов. Ему не было еще и 40 лет – невероятная карьера для позднесоветстких времен!
    Да, только что упомянутые «соседи» тут не просто так, все сделано с умыслом. Не помните? Юрий Шафраник во времена СССР – руководитель «Лангепаснефтегаз». Александр Путилов до 1993 командовал «Урайнефтегазом». Вспомнили или все еще нет?

    Шафраник, Путилов, Алекперов
    «Лангепаснефтегаз», «Урайнефтегаз», «Когалымнефтегаз» = «Лукойл»
    Но о Шафранике и Путилове – позже, давайте вернемся к Алекперову.
    Кто из них двоих – Алекперов или Филимонов – «родил» идею ВИНК? Пусть выясняют сами – идея родилась, выросла, окрепла, стала основой нефтяного хозяйства современной России. К началу 91-го разваливать советскую экономику уже и не требовалось – она откровенно трещала по швам. Обвал цен на мировом рынке нефти диктовал необходимость увеличения добычи, но наступившее безденежье не позволяло финансировать это увеличение. И, даже если удавалось добиться роста добычи, на состоянии самой отрасли, благополучии нефтяников это не сказывалось никак – вся валюта мгновенно уходила на латание бесконечного количества дыр госбюджета.

    Идея, предложенная Алекперовым, для советской нефтянки была абсолютно нова. Окончательно замысел вертикального интегрирования нефтяных компаний был сформирован на совещании в кабинете Алекперова, который на тот момент исполнял обязанности министра, осенью 1991 года. Имена участников совещания – еще одно свидетельство крепости «сибирского братства нефтяников»: Алекперов, директор «Урайнефтегаза» Путилов (которому предстояло стать начальником «Роснефти»), будущий вице-президент Лукойла Равиль Ваганов, будущий вице-президент Лукойла Виталий Шмидт. Тюменцы!.. Вместе тонувшие в болотах, гревшиеся у огня в вагончиках, горевшие в нефтяных пожарах.
    Однако, справедливости ради нельзя не вспомнить и такого человека, как Леонид Иванович Филимонов, союзный министр топлива и энергетики до конца 1990 года, который и привел на пост своего первого зама Вагита Алекперова. Леонид Филимонов, прежде, чем стать министром, был не только создателем вахтового метода работы нефтяников и газовиков – еще в 1980-84, когда он руководил Томскнефтью, поселок нефтяников Стрежевой был «большим Когалымом». Чуть ли не воруя бюджетные деньги, будущий министр строил дороги, дома, больницы, его усилиями были созданы новые колхозы, обеспечивавшие работников нефтянки питанием. Так что – как знать, как знать, кто был главным «родителем» идеи ВИНК Достоверно известно, что именно Филимонов в 1990 выступал с докладом на Совете безопасности страны с предложениями о реорганизации нефтяной отрасли. Филимонов говорил о необходимости объединения всего, что связано с нефтью в замкнутые технологические цепочки вплоть до хранения и реализации. Реакция на доклад со стороны Совбеза была ровно такой же, как у Горбачева на попытки говорить о том же, предпринятые Алекперовым – нулевой. В 1991 Леонид Филимонов вернулся в родной Томск, командовал «Томскнефтью», а потом и «Восточной нефтяной компанией», а вот Алекперов остался, чтобы, в числе прочего, пробивать идею ВИНК теперь уже через команду ЕБН. И у него – получилось.

    Впрочем, говоря «у него», я сильно упрощаю. Алекперов был главным «двигателем», но без команды единомышленников, проехавшейся катком по завлабам Гайдара со товарищи, в одиночку, он бы не справился. Так что и без этих имен – никак. Юрий Шафраник, до того, как стать главой Тюменской области, руководил «Лангепаснефтегазом», с января 1993 по 1996 трудился министром топлива и энергетики России. Александр Путилов, который до 1993 командовал «Урайнефтегазом», а после этого стал первым президентом сначала государственной компании «Роснефтегаз», сохранил этот пост при всех реорганизациях. В том же 1993 ГК «Роснефтегаз» стала госпредприятием «Роснефть», в 1995 – ОАО «Роснефть», а Путилов командовал и командовал – аж до 1998 года. Не было бы в 1991 хоть одного из них в едином строю – Алекперов не справился бы с завлабами, инефтяной сектор России наверняка был бы совершенно иным.
    Но у любой медали – две стороны. На идею ВИНКов как единственную дельную перспективу нефтяной отрасли, наложилась обуревавшая команду ЕБНа и Гайдара идея тотальной приватизации всего и вся (за исключением, в который раз повторяю и радуюсь, «трубы»). В результате командовать «нефтянкой» стали те, кто в ней понимал куда больше, чем все завлабы Гайдара, вместе взятые. В 90-е годы этих людей называли «красными баронами» – это те, кто принял идею о ВИНКах, но использовал ее не для всей государственной нефтяной отрасли, а для того, чтобы создавать собственные «нефтяные империи». Так что, с одной стороны, стараниями Алекперова, нефтяная отрасль была сохранена, с другой – в 90-е она перестала быть государственной. Тот самый «третий путь» нефтяной России…

    Когда нам рассказывают, что все проблемы российской «нефтянки» – результат разрушительной работы участников залоговых аукционов 1996 года, мы слышим только часть правды. Никакие банкиры не смогли бы провернуть операции такого масштаба, если не была бы проделана огромная подготовительная работа. И даже когда мы вспоминаем, как много трудилась команда Чубайса – это тоже только часть правды. Работа по выдиранию частей единого топливного комплекса и формирование отдельных, обособленных, негосударственных компаний была проделана именно «красными баронами». Чубайс мог придумывать какие угодно хитрые схемы с ваучерами, но ни он, ни его подручные понятия не имели о деталях взаимоотношений внутри отрасли. Банкиры могли успеть украсть какие угодно деньги, но они не могли бы выкупить нефтяные компании, в которых не было финансовых проблем, возникших у некоторых ВИНК. Там, где проблем не было – никакие банкиры и не появились, собственно говоря. Лукойл и Сургутнефтегаз, к примеру, как были в руках красных баронов, так в них и остаются – и прекрасно себя чувствуют.

    «Красные бароны» — люди, которые знали все о месторождениях, о буровых, о специалистах на местах, о транспортировке, о переработке, о поставках конечным пользователям. «Красные бароны» — люди, которые решили «капитализировать» свои знания и связи. «Красные бароны» — люди, которые вырвали свои «куски» и, зачастую, люди, которые не справились с управлением, что и обеспечило приход в нефтяную отрасль всевозможных банкиров середины 90-х. Ходорковские-березовские-абрамовичи на фоне «красных баронов – уже вторичны. Вот потому и предлагаю присмотреться к биографиям этих людей, к тому, каким было их влияние на общее положение дел в нефтяной отрасли в частности и в России вообще.
     
    Последние данные очков репутации:
    dok: 499.781.664 Очки 8 ноя 2018
    #39
    dok нравится это.
  21. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.702.225.806.493
    Stirik, 25 ноя 2017
    Энергетическая война. Часть 8.
    Младореформаторы в руках "нефтяных красных баронов"

    Опять немножко «политики» – просто хочется посмотреть, как «красные бароны» вертели младореформаторами гайдаро-чубайсовской когорты, выстраивая свои вотчины. Интересно это еще и потому, что «нефтянка» так и не ушла в руки «западных партнеров», хотя, согласитесь, вся обстановка 90-х располагала именно к этому.

    Очередное сочетание несочетаемого, как в истории России и СССР бывало не раз. Жажда личной наживы в комплекте с искренней любовью к отрасли, которой отданы десятки лет жизни и труда – как причина отсутствия в нефтяной отрасли доминирования транснациональных корпораций. «Выпилить» из государственной собственности куски «под себя», умудриться эти куски организационно перестроить, но даже в годы кризисов и нехватки финансирования не отдать их иностранным инвесторам – это кусочек истории новой России, который вот лично мне кажется достаточно не тривиальным.
    То, что грядут совсем иные времена, в 1990 лучше всего понимали не в самом СССР, а за его пределами. Не будем перечислять причины, отметим только, что были совершенно конкретные люди, решившие заранее обеспечить свои конкретные интересы. В том самом 1990 «British Petroleum» приглашает группу советских нефтяников в Великобританию, для ознакомления с работой ВР – таким был способ приобрести нужные связи. Филимонов поручает собрать группу Алекперову, и тот назначает руководителем группы самого себя. По воспоминаниям руководителя проекта с английской стороны Рондо Фелберга (Rondo Fehlberg), Алекперов едва ли не с блокнотом в руках «допрашивал» сотрудников ВР не столько о работе с нефтью, сколько об организации работы концерна. The New York Times вообще отстаивает версию о том, что сама идея ВИНК Алекперовым была «украдена» именно во время этой поездки, но мне вот эта версия верной не кажется. Одно дело – методы работы англичан, и совсем другое – то, каким образом нужно было эти методы изменить, чтобы они были применимы в СССР. Думаю, что отнюдь не только деньги в кармане помогли Алекперову в 1999 защитить докторскую диссертацию именно по этой теме.

    Вагит Алекперов ушел с поста в министерстве в самом конце 1992-го, и эта дата не случайна: раньше было нельзя, позже – тоже. Этот год, судя по всему, ушел именно на подковерные интриги, результатом которых стал широко известный в узких кругах указ президента РФ № 1403 от 17.11.1992. Название у этого указа – невероятной длины: «Об особенностях приватизации и преобразования в акционерные общества государственных предприятий, производственных и научно-производственных объединений нефтяной, нефтеперерабатывающей промышленности и нефтепродуктообеспечения». Текст указа умышленно сложен – внутренние перекрестные ссылки, ссылки на предыдущие указы, на постановления правительства, перечисление структурных подразделений правительства и так далее.
    Если же не растекаться мыслью по древу, суть указа 1403 была проста: идея ВИНК победила окончательно и бесповоротно, механизм десоветизации в нефтяной отрасли был создан и приведен в действие. Но при этом границы новых «владений» пролегли там, где их проложили именно «красные бароны» – никто другой в окружении ЕБНа в этом просто не разбирался.
    Из общего комплекса нефтяного хозяйства страны было выделено три больших «куска», организационно оформляемых как ОАО:
    Роснефть;
    Лукойл, ЮКОС, Сургутнефтегаз;
    Транснефть и Транснефтепродукт.​

    При этом 45% акций Лукойла, Юкоса и Сургутнефтегаза на три года оставались в распоряжении государства. 40% акций этих компаний должны были быть проданы на инвестиционных торгах, причем половина – до конца 1993 года за приватизационные сертификаты по номиналу, вторая половина – до конца 1994 года. Оставшиеся 15% должны были быть проданы за ваучеры, но уже не по номиналу, а на аукционах. Были введены и ограничения на приобретение акций иностранцами – не более 15%, четко оговорена доля акций, которые предстояло продать на ваучерных аукционах населению районов добычи – 5%. Порядок и условия проведения всех торгов предстояло разработать Государственному комитету Российской Федерации по управлению государственным имуществом и Министерству топлива и энергетики Российской Федерации.

    Господин президент «умывал руки», перекидывая дальнейшую судьбу трех ОАО в руки правительства. Правительство должно было определить не только правила проведения предстоящей приватизации, но и назначить руководство всех трех компаний. Мало того: в указе имеется и такой вот пункт. Цитирую – «Условия деятельности компаний, создаваемых в соответствии с пунктом 4 настоящего Указа, связанные с обеспечением государственных интересов Российской Федерации, определяются производственными контрактами, заключаемыми ими с органами, уполномоченными Правительством Российской Федерации» (пункт 4 перечисляет эти компании – «Лукойл», «ЮКОС» и «Сургутнефтегаз»).
    Почему, спрашивается, я заостряю внимание именно на «Лукойле», хотя в указе 1403 он не один, а в компании с ЮКОСом и «СНГ»? Да все дело в том, что это была не первая инициатива Алекперова, а вторая. Еще 25 ноября 1991 Геннадий Бурбулис подписал постановление правительства РФ №18. Название постановления говорит само за себя: «Об образовании нефтяного концерна «ЛАНГЕПАСУРАЙКОГАЛЫМНЕФТЬ» («ЛУКОИЛ»). Первый, что называется, пошел – из всего комплекса предприятий, институтов, системы снабжения был выделен, вырван весьма основательный кусок. Вагит Алекперов, последний в истории СССР министр топлива и энергетики, и Геннадий Бурбулис – люди удивительно скромные, потому в тексте постановления, приложений к которому просто не было, забыли перечислить все предприятия, вошедшие в состав «Лукойла». Кроме «Лангепаснефтегаза», «Урайнефтегаза» и «Когалымнефтегаза» в состав зарождавшейся империи вошли («на добровольных началах», как с юморком писал Бурбулис в постановлении) «Пермнефтеоргсинтез» и три НПЗ – Волгоградский, Новоуфимский и Мажейкяйский. Однако 1991 год – время смутное: вскоре Литва «отжала» свой завод. Распад СССР, ЕБНовское «Берите полномочий, сколько сможете» сказались и на нефтяной отрасли. Потому Алекперову и пришлось поработать в министерских коридорах еще год – уже потому, что двух НПЗ при наверняка планировавшемся им заранее уровне добычи нефти, было откровенно маловато. Видимо, помощь с решением этой проблемы и стала причиной того, что в указе 1403 появились еще две будущие «империи» – СНГ и ЮКОС.
    Алекперова предоставленные ЕБНом широчайшие полномочия правительства вообще и министерства топлива и энергетики в частности устраивали полностью: в ноябре 1992, когда был опубликован указ № 1403, фигура нового министра наверняка была уже согласована. Им предстояло стать Юрию Шафранику, коллеге Алекперова по тюменской нефти – бывшему начальнику «Лангепаснефтегаза».

    Вот список предприятий, которые по указу № 1403 тоже становились ОАО, но передавали блокирующий пакет акций (38%) в собственность Лукойла.
    1. Производственное объединение «Когалымнефтегаз», в том числе:
    Повховское управление буровых работ;
    Мирненское управление буровых работ;
    Бирское управление буровых работ;
    трест «Когалымнефтеспецстрой»​
    2. Специализированное монтажно-наладочное управление «Когалымнефтеавтоматика»
    3. Производственное объединение «Лангепаснефтегаз», в том числе трест «Лангепаснефтестрой»
    4. Производственное объединение «Урайнефтегаз», в том числе Урайское управление буровых работ № 1.
    5. Государственное предприятие «Пермнефтеоргсинтез»
    6. Волгоградский НПЗ
    7. Новоуфимский НПЗ
    8. Адыгейское предприятие по обеспечению нефтепродуктами «Адыгейнефтепродукт»
    9. Вологодское предприятие по обеспечению нефтепродуктами «Вологданефтепродукт»
    10. Волгоградское предприятие по обеспечению нефтепродуктами «Волгограднефтепродукт»
    11. Челябинское предприятие по обеспечению нефтепродуктами «Челябинскнефтепродукт»
    12. Кировское предприятие по обеспечению нефтепродуктами «Кировнефтепродукт»
    13. Пермское предприятие по обеспечению нефтепродуктами «Пермьнефтепродукт»
    14. ТОО «Россияне» г. Ставрополь (такая же сеть заправок, только с «модным» названием)
    15. ОРС объединения «Урайнефтегаз»
    16. Государственное промышленно-торговое предприятие рабочего снабжения «Когалымторгнефтегаз»
    17. Производственное управление по торговле и общественному питанию ПО «Лангепаснефтегаз»
    18. Торгово-производственное предприятие рабочего снабжения «Покачевторгнефть».

    Мажейкяй, как видим, «компенсировали» НПЗ в Волгограде, добавили снабжение и организацию торговли и питания в районах нефтедобычи и сети заправок в семи регионах России. Итого: Алекперов четко реализовал то, что сам и задумал: добыча, переработка и реализация, причем по всей России. В «собственность» Лукойла уходили новоявленные крепостные ХХ века – штат работников на всех предприятиях составлял более 50 000 человек. В руки компании намечено было – при помощи ваучеров! – передать буровые установки, дававшие в год 65 млн тонн нефти (или 475 млн баррелей, если «бочки» привычнее). Разве не стоил такой результат годичного пребывания в министерских коридорах?…
    Конечно, победа была не абсолютной – появились конкуренты в лице «ЮКОСа» и «Сургутнефтегаза», «прошли мимо» все трубопроводы, в собственности «Роснефти» осталось не менее 60% нефтяного комплекса страны. Но Алекперов и не стремился к монополии – он всегда считал, что крупных ВИНКов в России должно быть около десятка. Зато уж то, что он предназначил для своей компании, он взял в свои руки весьма плотно и основательно.
    «Чисто для истории» предлагаю еще и списки предприятий, вошедших в состав двух других ВИНК – так будет интереснее наблюдать, во что со временем превратились эти «вотчины красных баронов», как сложилась судьба самих новоявленных олигархов. Да, именно «новоявленных»: их не было, но они появились в режиме «вдруг и сразу»…

    Все тот же указ № 1403 определял то, что на момент рождения было скромной компанией ЮКОС. Вот список предприятий, которые уходили в состав компании на тех же условиях, что и предприятия «Лукойла» (блокирующий пакет акций в 38% в них становился собственностью ЮКОСа).
    1. Производственное объединение «Юганскнефтегаз», в том числе:
    Нефтеюганское управление буровых работ № 1;
    Нефтеюганское управление буровых работ № 2;
    Мамонтовское управление буровых работ;
    Салымское управление буровых работ;
    Нефтеюганское управление разведочного бурения;
    Нефтеюганское управление технологического транспорта № 1;
    Мамонтовское управление технологического транспорта № 1;
    Пойковское управление технологического транспорта № 1;
    трест «Юганскнефтеспецстрой»;
    трест «Юганскремстрой»;
    трест «Юганскнефтедорстройремонт»;
    центральная база производственного обслуживания бурового оборудования.​
    2. Производственное объединение «Куйбышевнефтеоргсинтез», в том числе:
    Куйбышевский НПЗ;
    Сызранский НПЗ;
    Самарский институт «Самаранефтехимпроект»;
    трест «Куйбышевнефтехимремстрой»;​
    3. Предприятие по обеспечению нефтепродуктами «Брянскнефтепродукт».
    4. Предприятие по обеспечению нефтепродуктами «Воронежнефтепродукт»
    5. Предприятие по обеспечению нефтепродуктами «Самаранефтепродукт»
    6. Предприятие по обеспечению нефтепродуктами «Тамбовнефтепродукт;
    7. Предприятие по обеспечению нефтепродуктами «Липецкнефтепродукт»
    8. Предприятие по обеспечению нефтепродуктами «Пензанефтепродукт»
    9. Предприятие по обеспечению нефтепродуктами «Ульяновскнефтепродукт»
    10. Нефтеюганский коммерческий центр ПО «Юганскнефтегаз»
    11. Новокуйбышевский НПЗ.
    Нефтедобыча вокруг Нефтеюганска, 3 НПЗ, сеть заправок в 7 регионах. По количеству НПЗ, объему нефтедобычи, по сбытовым сетям – просто таки «брат-близнец» Лукойла, как видим.

    Третий «новорожденный» – Сургутнефтегаз, СНГ.
    1. Производственное объединение «Сургутнефтегаз»
    2. Киришское ПО «Киришинефтеоргсинтез»
    3. Предприятие по обеспечению нефтепродуктами «Карелнефтепродукт»
    4. Предприятие по обеспечению нефтепродуктами «Новгороднефтепродукт»
    5. Предприятие по обеспечению нефтепродуктами «Псковнефтепродукт»
    6. Предприятие по обеспечению нефтепродуктами «Тверьнефтепродукт»
    7. Предприятие по обеспечению нефтепродуктами «Калининграднефтепродукт»
    8. Государственное предприятие нефтебаза «Ручьи»
    9. Петербургский производственный комбинат автообслуживания
    10. Государственное предприятие – нефтебаза «Красный нефтяник»
    11. Государственное предприятие «Петербургнефтеснаб»
    12. Киришское предприятие по обеспечению нефтепродуктами.

    Самая скромная из трех ВИНКов, как видите. Сургут, Кириши, северо-западный регион и Калининград. Не так много, но со вкусом: Кириши имеют прямое ж/д сообщение с Новоталлинским морским портом, что обеспечивает максимальный комфорт для экспорта нефтепродуктов. Это я с учетом того, что проектов строительства новых российских портов вокруг Питера тогда, в начале 90-х, и в помине не было. Зато маленькая, но весьма приметная деталь: интересы владельца СНГ основательно пересеклись с вотчиной тогда практически всемогущего питерского градоначальника Анатолия Собчака. Ну, и, соответственно, столкнула Владимира Богданова нос к носу с самыми разными питерскими чиновниками – тогда, когда последние были всего лишь питерскими чиновниками. Нет, никакой конспирологии в дальнейшем не будет, я просто констатирую факт, не более того.
    После этого указа 1403 судьба трех частных ВИНК сложилась очень по-разному: государство «умыло руки», и теперь все зависело от личных качеств тех, кто встал у руля. Вот и предлагаю присмотреться к «биографии и творчеству» двух скромных персон: Владимира Леонидовича Богданова и Сергея Викторовича Муравленко. Первый из них как командовал СНГ, так и командует, а вот второй уже много лет трудится депутатом Государственной Думы во фракции КП РФ. Оба – очень не тривиальные люди, а уж партия, которая привлекла в свои ряды обычного нефтяного миллиардера – не тривиально вдвойне.
     
    Последние данные очков репутации:
    dok: 499.781.664 Очки 8 ноя 2018
    #40
    dok нравится это.
Загрузка...