1. Всем пользователям необходимо проверить работоспособность своего электронного почтового адреса. Для этого на, указанный в вашем профиле электронный адрес, в период с 14 по 18 июня, отправлено письмо. Вам необходимо проверить свою почту, возможно папку "спам". Если там есть письмо от нас, то можете не беспокоиться, в противном случае необходимо либо изменить адрес электронной почты в настройках профиля , либо если у вас электронная почта от компании "Интерсвязь" (@is74.ru) вы им долго не пользовались и хотите им пользоваться, позвоните в СТП по телефону 247-9-555 для активации вашего адреса электронной почты.
    Скрыть объявление

Обсуждение Конкурентная экономическая борьба между странами

Тема в разделе "Экономика и предпринимательство", создана пользователем Stirik, 31 июл 2017.

  1. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.971.217.800.925
    Stirik, 31 июл 2017
    Необходимость экономической борьбы возникает из диктата стран с сильной экономикой.
    Каковы перспективы в этом противостоянии?
     
    Последние данные очков репутации:
    dok: 499.781.664 Очки 8 ноя 2018
    #1
    dok нравится это.
  2. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.971.217.800.925
    Stirik, 3 апр 2020
    Россия будет смотреть как Саудовская Аравия и США сокращают добычу нефти. Цены растут на рекордные величины.
    По сложившейся традиции високосных годов, рынки продолжают демонстрировать повышенную волатильность. Не обходит эта тенденция и нефтяной сектор. Котировки WTI и Brent растут на очередные рекордные значения, прибавляя в весе более 20%.
    Фондовые индексы США в плюсе. Dow Jones растет на 2,24%. «Тяжелые» акции нефтяных гигантов Chevron и ExxonMobil, тянувшие индексы, подорожали на 11% и 7,6%, соответственно.
    Инвесторов не смутили даже статистические данные с рынка труда США. Они продемонстрировали, что Америка потеряла почти половину прироста рабочих мест за последнее десятилетие. Первичные заявки на пособие превысили 6,6 млн, и учитывая предыдущие данные (3,3 млн), достигли 10 млн за последние две недели.
    Президент США Дональд Трамп сегодня анонсировал «примирение» между Россией и Саудовской Аравией в нефтяной войне. По словам хозяина Овального кабинета эти страны «ослабят давление на нефтяной рынок», и анонсировал сокращение добычи на 10-15 млн баррелей. Западно-техасская WTI подорожала на рекордные 24,67%, североморская Brent на 21%.
    Ну а теперь немного реальности
    Начнем с того, что Россия не планировала, и не планирует на сегодняшний день сокращение добычи. Это было сказано в Вене. Это было неоднократно подтверждено министром энергетики РФ Александром Новаком. Россия не начинала нефтяную войну, и не ей её заканчивать.
    Нефтяной обвал устроили США и Саудовская Аравия. Эр-Рияд формально, снизив цены и анонсировав увеличение добычи, а США фактически, дав на это согласие ближневосточному вассалу.
    Схема не сработала
    Выяснилось, что Россия единственная страна в мире, которая может выдержать цены в $10, чуть ли не десять лет, без катаклизмов. Быстро осознать это, и начать исправлять ситуацию помогла пандемия, которая со скоростью света загоняет мировую экономику в рецессию. Окончательно отрезвили лидера «лучшей нации», неумолимо приближающиеся, выборы президента США и ехидное потирание рук представителями Демократической партии.
    Раз схема не сработала, значит — отбой! Саудовская Аравия уже заговорила о снижении добычи и экстренном созыве картеля, на котором уточнят квоты «спасения» рынка и экономики от дисбалансов спроса и предложения.
    Россия не вела, и не ведет никаких переговоров с Эр-Риядом. Владимир Путин, на мой взгляд, довольно предметно и жестко обозначил свою позицию.
    Еще совсем недавно, потомок нигерийских переселенцев посчитал Россию страной-бензоколонкой. Что из этого вышло все знают. Теперь Трамп откровенно наступил на эти же грабли. И этот «прокол» будет тем инструментом, которым Путин будет держать его за определенные органы до самых выборов. По-русски, Дональд стал ручным для Москвы.
    Соединенные Штаты уже естественным образом сокращают добычу. Не верите мне, ждите статистические данные из США, и Техаса в частности. Они скоро вас очень сильно удивят. Whiting вчера уже намекнула на это!
    А Саудовская Аравия, как ей и положено по уставу, готовится собирать ОПЕК. Только сдается мне, что нефтяных квот в рамках картеля на всех «не хватит». Саудиты, расширяя «списки сотрудничества», уже пригласили Канаду и Мексику поучаствовать в падении своей доли на рынке на правах союзников.
     
  3. dok

    dok _

    Репутация:
    1.630.020.331.957
    dok, 4 апр 2020
    Энергетическая война.


    Это – сводная таблица от Вritish Рetroleum (BP) по запасам нефти, данные 2011 года, первые 11 стран. Нравится? Правдоподобно?
    [​IMG]
    BP Statistical Rewiew3

    [​IMG]
    Энергетическая война
    «Доклад BP»
    Часть 3.

    Какое-то время и я на все 100% доверял этим цифрам – пока не попытался тщательнее разобраться, откуда они, собственно, берутся. Почему цифры важны? Доклад как бы сугубо геологический, экономический – что тут такого интересного? Да все не так просто: ВР в своем докладе приводит и средние данные ежегодной добычи на территории каждой страны. Даны они, к примеру, и для России – 10,0 Мбд (Мбд – миллионов баррелей в день, некая стандартная единица измерения). Тогда что значит цифра в 88 млрд баррелей для нас? 10.0 Мбд – это 3.65 млрд баррелей в год. Следовательно, за сухонькими цифрами доклада мы видим своеобразный «приговор» от МЭА в адрес России – через 24 года нефти у нас просто не останется. Просто цифра? Да нет – это жесткий совет инвесторам – имеет им смысл вкладываться в российский нефтяной сектор, или задуматься над тем, окупятся их вложения или нет. Сейчас на дворе 2016 год, с момента публикации доклада прошло 4 с лишним года, то есть, если данные точны, потенциальные инвесторы имеют перспективы поработать у нас 20 лет и никак не больше. Если цифры ВР точны – становится грустно. Если НЕ точны – значит, имеем дело с актом качественно подготовленной информационной агрессии. Давайте попробуем разобраться.

    Первое место – у Венесуэлы. Как это она умудрилась обогнать Саудовскую Аравию-то? Секрет спрятан аж на шестой странице доклада: «Venezuela: Orinoco belt – 220,0». Что это такое? В российских источниках – «тяжелая нефть бассейна реки Ориноко». И я решил посмотреть чуточку подробнее…

    Классификация нефти, слава Богу, унифицирована с 1987 года: именно тогда она была принята на XII Мировом нефтяном конгрессе. Вот она:

    легкие нефти – имеющие плотность менее 870,3 кг/м3

    средние нефти – плотность от 870,3 до 920,0 кг/м3

    тяжелые нефти – плотность от 920,0 до 1000,0 кг/м3

    сверхтяжелые нефти – плотность более 1000,0 кг/м3 при вязкости до 10 000 мПа*с

    природные битумы – плотность более 1000,0 кг/м3 при вязкости более 10 000 мПа*с

    Так вот нефть бассейна Ориноко – тяжелая. При всем уровне развития технологий никто толком с ней работать не умеет. В этом бассейне собрались нефтяные компании всех стран мира – Чавес разрешил им войти в состав СП с государством. И вот все вместе эти компании с огромным трудом освоили всего 4 участка – Ayacucho, Junin, Carabobo, Boyaca. И все, что удается добывать на них – 700 тысяч баррелей в день. А это – всего-навсего 25% от всей добычи Венесуэлы! То есть 75% — это «нормальная», легкая нефть, ресурсов которой у Венесуэлы – всего 76,5 млрд баррелей, а это не первое, а восьмое место в мировой табели о рангах. Конечно, можно предположить, что ВР знает о неких секретных на сегодня технологиях, которые позволят Венесуэле резко увеличить добычу. Но ВР сама же и оценивает этот гипотетический рост до 2,2 млн баррелей в день к … 2035 году. При этом об этих загадочных супер-пупер технологиях в докладе – ни единого слова. Верить этим цифрам и этому странному прогнозу роста добычи – личное дело каждого. Я – не верю.

    Но пусть я не прав, давайте согласимся с оценкой ВР – пусть Венесуэла имеет полное право включить запасы своей тяжелой нефти в мировую статистику. Но есть еще одно государство, имеющее запасы нефти, почти на 100% совпадающие по качеству с оринокской – Россия. Такой нефти в месторождениях Татарстана и, к примеру, в месторождении Русском на Ямале – от 40 до 50 млрд баррелей. Но этих миллиардов российских баррелей в докладе ВР – нет!

    Еще раз: 220 млрд тяжелой нефти Венесуэлы в докладе – есть, 40-50 млрд российской нефти – нет. Почему?

    Ничего секретного, достаточно посмотреть, кому, собственно говоря, принадлежит компания ВР. Это ведь давно уже не British Petroleum, от нее только аббревиатура и сохранилась. 39% акций – у английских юридических лиц, 40% — у юрлиц США, 10% — у юрлиц Европы, оставшиеся 11% — мелочь со всего мира. То есть контрольный пакет – у юридических лиц государств, входящих в состав МЭА.

    Заметив «финт ушами» с нефтью Венесуэлы, я куда внимательнее стал относиться к прочим цифрам.

    Канада. Седьмая страница доклада, пометочка: «Сanadian oil sands: 169.2». Нефтеносные пески. Что за чудо? На той же странице доклада сама ВР пишет: «Under active development Canadian oil sands – 25,9 billions» — «разрабатываемые нефтеносные пески – 25,9 млрд баррелей». То есть эти самые пески в той самой долине реки Атабска только начали разрабатывать, исследовать, бурить – а ВР уже вогнала все эти цифры в свою статистику.

    Это месторождение открыто черт-те когда – еще в 1778 году, но первые разработки начались в 1967. И разработка – экскаваторами! Черпают песок с глубины 50-70 метров и из него извлекают ту самую тяжелую нефть. Все, что глубже – вообще непонятно, как добывать и перерабатывать. Это даже не Венесуэла, где эта тяжелая нефть хотя бы теплая в силу климата, это на северо-восток от Эдмонтона, это -35 зимой, температура нефтеносного пласта не поднимается выше +5…

    Как такое можно рассматривать всерьез – вообще непонятно. В 2010 году Канада сумела добыть аж 2,8 Мбд (миллионов баррелей в день), при этом 2,7 скупили США. Ну, кому такое, спрашивается, надо? Рост потребления нефти – это Европа и Китай, которым из таких вот ресурсов Канады ни капли не достается. Но Канада входит в состав МЭА, поэтому анализ ВР – такой, какой он есть.

    [​IMG]
    На этом странности в докладе не заканчиваются. Саудовская Аравия, Иран, Ирак и ОАЭ, 2-е, 4-е, 5-е, 6-е и 7-е места в рейтинге ВР. Это – ОПЕК. Кризис нефти 1972 и исламская революция в Иране 1979 года стали толчком для начала жесткой экономии жидкого топлива странами МЭА – рынок стал стагнировать.

    Напоминаю, что квоты на добычу ОПЕК выдает в процентах от ресурсов. Эта невероятно хитрая арабская хитрость стала причиной так называемой «гонки запасов». За 1982-1988 годы страны ОПЕК взяли, да и нарисовали себе почти 300 млрд баррелей извлекаемых запасов.

    Рапортовали чуть ли не каждый месяц, но при этом… не называли, где же, собственно, находятся их новые и новые месторождения. Веселее всех себя ведут саудиты: они теперь «вечно молоды»: «У нас – 265 млрд баррелей запасов», и все тут! Ребята, на дворе 2015 год, вы уже 27 лет добываете и добываете, качаете и качаете, а цифра – все та же?! Ага – отвечают саудиты, и ВР согласно кивает – «Так и есть». Тоже надо верить, что ли?

    Лондон, 2007 год, конференция Energy Intelligense – то время и то место, когда вице-президент государственной нефтяной компании Саудовской Аравии Aramco Садад Аль-Хуссейни взял, да и выдал реальные цифры. При этом должность, которую Аль-Хуссейни занимал в Aramco – отнюдь не синекура, этот человек руководил именно за геологоразведкой и развитием месторождений. Если учесть данные, оглашенные человеком, который вынужден был сбежать из Саудовской Аравии в Бахрейн и квоты на добычу за 4 года до доклада BP, картина получится совершенно иной. Даю сразу с учетом канадских и венесуэльских реалий:

    [​IMG]
    Итого – 439,7 млрд баррелей. А по данным ВР (приведенным выше), напоминаю, для этих 7 стран – 1230,7 млрд баррелей.

    Цифры по Ливии, Нигерии и США я не перепроверял, про Россию разговор пойдет ниже. Что происходит в Ливии – тема отдельного огромного исследования, поскольку там идет гражданская война, и это всерьез и надолго. Штаты – это еще и пресловутая «сланцевая революция», которая заслуживает отдельного рассмотрения, Нигерия не имеет запасов такого объема, чтобы кардинально изменить ситуацию.

    После такой вот «занимательной арифметики» стало мне как-то грустно, а потому я попробовал самостоятельно понять, каковы реальные запасы нефти у России. Почему самостоятельно? ВР дает цифру в 88,0 млрд баррелей на 2012 год. И в том же году (!) солидный западный аудитор DeGolyer&MacNaughton дает немного иную цифру. Чуть-чуть. 200 млрд! Господа западенцы, как вам верить-то?!

    А кому верить? Российских данных о российских запасах в открытой печати просто нет, и быть не может, ибо такая публикация – уголовное дело. Нормально? Кто-то где-то, наверное, знает все точно, но мне, в Латвии сидючи, это откровенно «не по зубам»: в 1991 году на государственном балансе СССР числилось 2’500 нефтяных, газоконденсантных, газовых и смешанных месторождений. Две тысячи пятьсот! Оценить такое хозяйство персонально я – не в силах. Мне хватило двух месяцев, которые ушли, чтобы поднять информацию по относительно свежим, постсовестким месторождениям. Насчитал я их 81 штуку, но утомлять перечислением каждого и данными по их запасам не думаю, что стоит – проще дать итоговые результаты:

    [​IMG]
    Следовательно, если Россия продолжит сохранять объем добычи на уровне 10,0 Мбд, что соответствует 3,6 млрд баррелей в год, только вот этих, новых месторождений хватает на 13 лет. Отражены они в докладе ВР или нет? Учитывая, какие «нюансы» видны в докладе не особо вооруженным глазом – вызывает сомнения.

    Почему, говоря об уровне добычи нефти в России, мы привычно пользуемся «круглой» цифрой 10,0 Мбд? Ответ мне кажется довольно занимательным.

    Есть такой «русский Садад Аль-Хуссейни» – Рей Леонард, трудившийся вице-президентом «Юкоса» по геологоразведке и развитию. В 2002 году на конференции в Уппселе он сделал очень примечательный доклад. Мало того, что он очень жестко «проехался» по цифрам ресурсов ОПЕК – Леонард дал невероятно точно сбывшийся прогноз по уровню добычи нефти в России. В 2002 этот уровень болтался вокруг 6-7 Мбд, и Леонард стал первым человеком, заявившим, что в 2010 Россия выйдет на цифру в 10,5 Мбд. Ошибка – 0,1 Мбд! Воображение, фантазия, интуиция? Не знаю таких слов в такой отрасли, как нефтедобыча. Такой прогноз – это огромный уровень знаний, отличная аналитика. Вот в силу такого уровня компетенции Леонарда стоит, мне кажется, прислушаться и к прочим данным, приведенным им в том докладе: он оценивал запасы легкой нефти России в 119 млрд баррелей. Это, напоминаю – 2002 год. Если учесть уровень добычи за время, минувшее до публикации доклада ВР, то ресурсы легкой нефти России на 2012 – не менее 93 млрд баррелей, но эта цифра получается БЕЗ учета новых месторождений, открытых за эти 10 лет.

    В 2008 году, когда уже было очевидно, что добыча в 10,5 Мбд, спрогнозированная Леонардом в 2002 – не фантастика, Рей выдал на-горА потрясающую фразу, ставшую «украшением» конференции ASPO-UPSA. Говорил Леонард о политике правительства РФ, процитирую: «Russia has simply decided that they will control production growth at 10 million barrels per day; they may well both be able to and decide to produce close to that level for a decade.» Перевод: «: «Россия просто решила, что она будет контролировать рост производства в 10 Мбд; они вполне могут быть в таком состоянии и решили производить близко к этому уровню в течении 10 лет».

    Вот так – «просто решила», и все тут. Эту фразу Леонард произнес не в 2002, а в 2008. Почему? Потому, что «просто решить» в 2002 году Россия не могла, а в 2008 – вполне, что и подтверждается происходящими событиями: с 2010 года цифра годовой добычи нефти не меняется (если не считать колебаний в десятые доли). В чем дело? В 2002 Рей Леонард – вице-президент ЮКОС, а в 2008 и ЮКОСа нет, и Леонард – просто эксперт. Воленс-ноленс, придется припомнить вкратце события вокруг этой компании, но это отдельная история, а пока давайте попробуем сделать выводы из полученных цифр, не обращая внимания на мои «самоделкинские» подсчеты того, что, судя по всему, в докладе не учтено – те самые почти 14 млрд баррелей в запасах вновь открытых месторождений на территории России. Обращу ваше внимание еще и на то, что в докладе ВР нет данных и по нашему арктическому шельфу – они появились позже.

    Если не принимать во внимание тяжелую нефть, но учесть реальные данные по ОПЕК и России, то мировая табель о рангах по запасам нефти получается следующей:

    [​IMG]
    Что нам дает эта табличка? Повод гордиться тем, что Россия – едва ли не самая богатая в мире страна по запасам нефти? Ну, с одной стороны – почему бы и нет. С другой – эти данные позволяют совсем по-другому взглянуть на один из заунывных либеральных мифов. Помните, наверное: «Вот-вот в России кончится нефть, и вся ее экономика полетит в пропасть, мы будем бедствовать и нищенствовать». Но цифры показывают – одновременно с российскими запасами закончится нефть и во всех остальных странах, разве что с разницей в 2-3 года.

    «Нефтяной крах» не будет индивидуально российским, а – общемировым.

    Плохо станет отнюдь не только РФ: ведь на пресловутой «нефтяной игле» сидят все промышленно развитые страны мира! Посмотрите на собственный автомобиль или, за неимением такового – на городской автобус. Резина колес – это продукт нефтехимии, топливо в баке – нефть, кожзаменитель на сиденьях – снова нефть. Мировые гиганты легкой индустрии – рибоки с адидасами и найками – синтетическая ткань для одежды и обуви. Радиоэлектроника – это синтетические корпуса телевизоров, компьютеров и прочих кухонных комбайнов. Перечислять можно бесконечно, но от страшилки о том, что именно Россия первой рухнет в нефтяной кризис, предлагаю просто улыбаться.

    Проблема это не наша, а всеобщая – всего населения планеты Земля. Уйти от необходимости топить нефтью кочегарки и автомобили – задача общая, беспокоиться только и исключительно о России – никакой необходимости.

    Энергетическая война:
    Видна ли рука рынка на рынке нефти.
    Часть 4.

    Вопрос простой и совершенно логичный: если мы говорим о нефтяной войне, то кто, собственно говоря, участник боевых действий? Нефть добывают, продают, транспортируют, накапливают, покупают, перерабатывают. А какие такие предприятия, компании всем этим, собственно говоря, заняты?

    Приверженцы либеральных экономических теорий с времен пресловутой перестройки вещают нам – все решает рынок с его «невидимой рукой», а потому и нефтяной рынок вовсе не исключение. Дорогая нефть – покупателей становится меньше, производители сбрасывают цены, оживляются покупатели, повышаются цены. Вот в ЭТО – можно верить? «Нефть дороговата и мы, государство ХХХ, в этом году ее не будем покупать, подождем, пока подешевеет.» Представили? Страну, в которой вот этот год не работают ТЭЦ, не движутся автомобили, стоят поезда – вообразили? Бред. В нефтяном секторе экономики законы рынка не работают, кто бы и что бы нам не рассказывал, какие бы красивые слова не произносил. Дешево или дорого, но нефть покупать приходится, и никаких гвоздей.

    Теперь то же самое, но чуточку подробнее. «Частный собственник всегда эффективнее государственного» — вещали нам либеральные СМИ в годы приватизации, об этом же они бурчат и сейчас, ратуя за уменьшение государственного сектора экономики. Но слова словами, а факты – упрямая вещь. Давайте по порядку.

    [​IMG]
    Говорим «нефть», подразумеваем – ОПЕК, поскольку ОПЕК контролирует не менее 40% мировой нефти. Вспоминаем список и исследуем по порядку.

    [​IMG]
    [​IMG]
    Какие такие компании в этих государствах ведают нефтью? Кому принадлежат месторождения, кто оборудует скважины, кто добывает, кто торгует?

    Алжир

    Sonatrach – алжирская государственная нефтегазовая компания, государственные доли – 100%. По своим экономическим показателям – крупнейшая компания не только самого Алжира, но и всего Африканского континента. Алжир в 1970-71 национализировал всю нефтегазовую индустрию, отобрав ее у французских компаний и спокойно, не оглядываясь на «священные законы рынка» передал ее – всю! – в собственность государства. Рукопожатные СМИ не кричат, не орут про «диктатуру» и «мордор», все спокойно. А «неэффективная» госкомпания добывает, продает, перерабатывает, транспортирует весь газ и всю нефть Алжира, да еще и инвестирует регулярно и с удовольствием в производство электроэнергии. Владеет долями в самых разных компаниях, трудится в самых разных регионах – в Тунисе, Ливии, Мали, Нигере, Египте, Испании, Италии, Португалии, Великобритании, в Перу и в США… Что такое это неэффективная компания, нам рассказывают рейтинги. У Sonatach: 12-е место в мире среди нефтяных компаний; 13-е среди владельцев ресурсов и производителей нефтепродуктов; 4-е – среди экспортеров сжиженного природного газа; 5-е – среди экспортеров обычного газа и т.д., и т.п. 5 тысяч сотрудников, прибыль в 5-6 млрд в год. Ау, либералы!…

    Ангола

    Ситуация в стране веселенькая – войны, восстания и прочее. Но с нефтью и газом все «по простому»: все они в собственности государственной компании Sonangol. Про достижения этой компании можно рассказывать долго: вложения в часть глубоководных скважин от французской Total в 16 млрд долларов, китайские кредиты в 2-3 млрд в год, строительство завода по сжижению газа, СП со шведами, владеющее и управляющее 23-ю огромными нефтеналивными танкерами, инвестиции в энергетику и в образование, сотрудничество со всеми крупными нефтяными компаниями. Но принцип – тот же: все месторождения, разведанные запасы в которых на день сегодняшний оцениваются в 12,6 млрд баррелей остаются в собственности государственной компании. И международные гиганты нефтеиндустрии (о которых – ниже) работают с ангольцами, не выясняя при этом насчет демократии и прочих прав человека. Некогда – нефть разведывать-добывать-транспортировать надо… Рынок с невидимой рукой и в данном случае – невидим.

    Эквадор

    Госкомпания называется PetroEcuador. 75% добываемых в Эквадоре нефти и газа, единственный в стране НПЗ, все до одного нефтепровода, инвестиции в ТЭЦ, в образование, в новый НПЗ, в сжижение углеводородного газа и т.д. В общем – текст не будет сильно отличаться многообразием…

    [​IMG]
    Иран

    Иран, закончивший в прошлом году V пятилетку… Вчитайтесь, проникнитесь! Iran RussianRadio¸ 20 марта 2015: «В настоящее время производственная мощность отрасли составляет 46 млн. т продукции в год. К концу выполнения 5-ой пятилетней программы развития страны (к концу 2015 года) производственная мощность нефтехимической промышленности Ирана достигнет 100 млн. т продукции в год общей стоимостью около 20 млрд. долларов. В ходе выполнения 4-ой пятилетней программы развития страны было реализовано 26 нефтехимических проектов с объемом капиталовложений в размере 19 млрд. 286 млн. долларов.»

    Нет, это не рапорт к очередному съезду КПСС, это – Иран! Я бы предложил основательно запомнить слова лидера Исламской Революции аятоллы Хуменеи – пригодится, чтобы понять многое в том, что происходило и происходит в путинской России.1

    «Нефть должна быть выведена из доходных статей бюджета страны и превратиться в фактор экономического прогресса и могущества Ирана. Тратить нефтяные доходы на решение бытовых проблем неразумно и крайне ущербно. Нефтяные доходы в их нынешней форме — слабая точка большинства стран-производителей «черного золота», так как страны, продающие свою нефть в соответствии с потребностями и политикой западных нефтяных корпораций и не прилагающие усилий к развитию местной промышленности, только набивают карманы своих правителей, но подлинной прибыли не получают, поскольку промышленность этих стран остается неразвитой. Необходимо предпринять меры, чтобы страна могла сбывать нефть на основании собственных решений и интересов, но для этого надо приложить немало усилий и добиться реального прогресса, который превратит ИРИ в образец для других стран в полном смысле этого слова. Необходимо за счет научно-исследовательских усилий вывести страну в лидеры научных технологий».

    Нефтяная и газовая отрасли Ирана находятся под полным контролем государства. Государственная нефтяная компания: Иранская национальная нефтяная компания (NIOC — National Iranian Oil Company) ведет разведку и разработку нефтяных и газовых месторождений, занимается переработкой и транспортировкой сырья и нефтепродуктов. Национальная иранская газовая компания (NIGC — National Iranian Gas Company) занимается добычей, переработкой, транспортировкой и экспортом газа. Решение вопросов нефтехимического производства возложено на Национальную нефтехимическую компанию (NPC — National Petrochemical Company). А дальше – практически все, что было сказано про прочие страны и их государственные компании.

    Чтобы не отнимать ваше время и не занимать много места, я просто перечислю названия прочих нефтяных компаний от ОПЕК.

    Саудовская Аравия – Saudi Aramco.

    Кувейт – Kuwait Petroleum Corporation.

    Объединенные Арабские Эмираты – Abu Dabi National Oil Company. Вот эмиратов, собственно говоря – семь штук, но вся нефть и весь газ – в руках одной государственной компании.

    Катар – Qatar General Petroleum Corporation, 100% разведки и добычи нефти. Qatar National Oil Distribution Company — а это 100% ее переработки и продажи.

    Petroleum Development Oman, National Oil Corporation of Libya, Petroleos de Venezuela…

    Рынок? Частные собственники? Исключений – нет: если на территории государства есть месторождения нефти, они всегда – в собственности государства, в управлении компаний, принадлежащих государству. Не только в странах ОПЕК, но и в любом другом. Интернет позволяет проверить этот факт без особого напряжения, любуйтесь.

    Индонезия – Petromina. Габон – Societe nationale Petroliere Gabonise, Мексика – Pemex. Боливия – Yaciemientos Petroliferos Fiscales Bolivionos. Норвегия – теперь уже не Statoil, а StatoilHydro, поскольку норвежцы объединили нефтяные и газовые активы. Можно и дальше продолжать – правило не знает исключений. Есть нефть – есть госкомпания, которая ей и занимается.

    Ну, а всем известные транснациональные нефтяные компании, рекламу которых мы видим каждый божий день? Exxon, BP, Total… Изучите на досуге состав акционеров – все они из тех государств, которые составили МЭА. Да, в Северном море у Великобритании все еще 270 месторождений, но дебет скважин уменьшается с 1970 года, а нынешнее падение цен и вовсе поставило нефтяную промышленность Королевства на грань краха. Тут лейтмотив прост: если нет собственной нефти, нужно объединить все возможные финансовые ресурсы и выкупать концессии, организовывать СП с государственными компаниями и добывать нефть по всему миру. Вот там, «на вынос», руководители транснациональных гигантов и пропагандируют либеральный подход к экономике. Вот там, на экспорт, идут слова про «невидимую руку рынка» и про «эффективных частных собственников». «Запевалой», как водится, выступают американцы, но давайте плюнем на приличия и внимательно посмотрим, как обстоят дела с нефтяной отраслью в самом государстве США. Мир стал глобален, тайн не так уж и много…

    [​IMG]
    США

    Изначально минеральные ресурсы в США принадлежат владельцу земельного участка – вполне либерально. И, само собой, нам предлагают верить случайности того, что 85% разведанных запасов нефти в Штатах находятся на землях, являющихся… федеральной собственностью. Ну, вот так сложилось, ребятушки. А потому – запасы нефти в США считаются общенациональным достоянием и рассматриваются как важный рычаг в руках государства для решения стратегических, политических и социальных задач, а также уменьшения зависимости от импорта нефти. Либералы, ау! Государство США разработало действенный и жесткий контроль, регулирование, развитие нефтяного сектора. Не знаю, может, кто-то и способен увидеть тут что-то либеральное…

    Государственное регулирование и управление нефтедобывающим сектором США осуществляют следующие органы:

    Министерство энергетики (Department of Energy – DOE)

    Министерство внутренних дел (Department of Interior – DOI)

    Комиссия по ценным бумагам и биржам (Securities and Exchange Comission – SEC)

    Кроме них, контролем занимаются еще и администрации штатов – через местные ж/д комиссии (Railroad Comission). Мало? За всей этой бандой контролеров надзирает Комиссия при Президенте США! Эта Комиссия, кроме того, занимается выработкой стратегических целей и направления деятельности государства в области рационального использования недр.

    DOE – это:

    увеличение эффективности использования национальных природных ресурсов;

    формирование и реализация федеральных программ (промысловых и научных) освоения и развития наукоемких методов и технических средств увеличения степени использования запасов нефти;

    обеспечение научно-технологической информации и анализа эффективности разработки нефтяных месторождений для принятия решений государственными органами власти по совершенствованию механизма и структуры управления рациональным использованием запасов.

    DOI –в лице службы по управлению минеральными ресурсами (Minerals Management Service — MMS) это:

    обеспечение обоснованной оценки ресурсов нефти на федеральных и индейских территориях;

    контроль за выполнением недропользователями условий аренды и права разработки нефтяных месторождений;

    обеспечение защиты окружающей среды, населения и животных при разработке нефтяных месторождений на федеральных и индейских территориях;

    обеспечение контроля за безопасным ведением работ на морских нефтепромыслах;

    сбор и распределение арендной платы, бонусов, платы за право разработки нефтяных месторождений.

    SEC тоже работает вовсю, на ней:

    защита интересов акционеров на основе регулирования рынка ценных бумаг недропользователей;

    обеспечение прозрачности результатов финансовой и производственной деятельности нефтяных компаний в области разработки нефтяных месторождений;

    контроль за ежегодной независимой экспертизой извлекаемых запасов нефтяных компаний.

    Railroad Comissions:

    текущий контроль основных технологических параметров разработки нефтяных месторождений;

    текущий контроль разведочных работ, добычи нефти и её транспортировки;

    текущий контроль за рациональным использованием недр;

    текущий экологический контроль;

    текущий контроль за безопасным ведением работ.

    Какие уж тут частные инициативы от любителей рассказывать про либеральную экономику! SEC ежегодно требует от всех компаний нефтяного сектора независимую экспертизу извлекаемых запасов. Нет экспертизы – автоматически запрещается размещение акций компании на любых биржах. Экспертизой вот, правда, занимаются 4 частных предприятия, но каждый их шаг обусловлен подробнейшими инструкциями, вырабатываемыми федеральным правительством. Инструкции требуют, обязывают, заставляют использовать достижения научно-технического прогресса в области рационального использования недр. Любая нефтяная компания обязана учитывать новые достижения в области повышения нефтеотдачи пластов. Не соблюдаешь – вылетаешь из нефтяного бизнеса, как пробка из шампанского. Но и пряник имеется: лучшим (угу – капиталистическое соревнование в чистом виде) – прямая финансовая поддержка федерального правительства и налоговые льготы. Внедряешь новый метод, требующий финансовых затрат? Молодец, мы компенсируем до 80%, да еще и налоги уменьшим на 70%. Метод оказался удачным? Со следующего года он будет строго обязателен для всех участников нефтебизнеса. И при всем при этом, повторюсь – участки, на которых стоят вышки, остаются собственностью государства США, добывающие компании получают их в аренду и только в аренду.

    И результаты вот этого отказа от «невидимой руки рынка и прочих благоглупостей давали и дают результаты, причем результаты действительно удивительные. Хронологически вся эта система стала разрабатываться и вводиться с 1973 года – с момента первого нефтяного кризиса. За минувшее с той поры время добыча нефти в США увеличилась в 3 раза, причем огромную долю в этом увеличении играет увеличение нефтеотдачи скважин, которая выросла с 29 до 40% (не буду вдаваться в технические подробности, но это не просто много, а очень много). Цифры я даю, разумеется, без данных «сланцевой революции».

    Ну, и напоследок – о налогах США на нефтедобывающие компании. Налогов – три типа: местный (муниципальный), штатный и федеральный.

    Местный налог или налог на собственность устанавливается владельцем участка в зависимости от ценности земли и ее недр. Этот налог взимается ежегодно в течение всего времени аренды участка. Величина налога в разных районах США изменяется от 0,1 % до 1,5 % от стоимости основных фондов нефтяных компаний. Это обуславливает невыгодность для компании заводить излишнюю собственность на участке с бедными недрами и затягивать работы во времени. Важно подчеркнуть, что это же обстоятельство является побудительным мотивом для повышения нефтеотдачи и, вследствие этого, увеличения уровня добычи нефти и величины дохода предприятия.

    Штатный налог состоит из двух частей – налога на эксплуатацию недр (роялти на добычу) и корпоративного подоходного налога. Величина роялти, обычно объявляемая при торгах участками, изменяется от 0,5% до 12,5% от рыночной стоимости добытой продукции независимо от того, получила компания прибыль или нет. Размер штатных налогов устанавливается властями штатов в зависимости от их политики в стимулировании применения методов увеличения нефтеотдачи.

    Федеральный налог устанавливает конгресс США. Он одинаков по всей стране и составляет 34 % от налогооблагаемой прибыли. Эта прибыль равна остатку от валовых доходов от добычи нефти после вычетов затрат на арендные платежи (земельной ренты), роялти, местные и штатные налоги, эксплуатацию, амортизацию оборудования и других основных фондов. Имеется возможность списывать капитальные вложения в зависимости от кратности запасов. Чем она ниже, тем больше можно списывать. Кроме того, устанавливается минимальная роялти – ее применяют, пока проект не станет рентабельным.

    Гигантский размер бюджета США становится чуточку меньшей загадкой, не так ли?…

    Как уже отмечалось, в США функционирует жесткий контроль недропользователей в отношении рационального использования запасов нефти. Этот контроль сводится к установлению технологических критериев, выполнение которых является обязательным для нефтедобывающих компаний. Главными из них являются следующие:

    необходимость ежегодного пересчета извлекаемых запасов нефти и их аудит;

    необходимость ежегодного представления в Комиссию по ценным бумагам и биржам результатов ежегодного пересчета извлекаемых запасов и их независимой экспертизы;

    обязательное ежемесячное представление в железнодорожные комиссии основных параметров добычи флюидов по скважинам, пластам, объекту (дебит нефти, обводненность, газовый фактор, забойное и пластовое давления, объем закачки вытесняющих агентов и т.п.);

    согласование мест бурения скважин;

    ограничение расстояния между скважинами;

    ограничение верхнего предела дебита скважин;

    ограничение нижнего предела темпа отбора нефти от текущих извлекаемых запасов;

    регламентация качества вскрытия пласта;

    регламентация частоты проведения исследований скважин.

    Невыполнение перечисленных выше требований влечет за собой серьезные штрафные и административные санкции. Кроме того, если нефтедобывающая компания не предоставит к определенному времени в Комиссию по ценным бумагам и биржам результаты пересчета извлекаемых запасов и их независимой экспертизы, акции этой компании не смогут быть размещены на бирже с целью привлечения инвесторов.

    Остается подчеркнуть, что в США в течение длительного времени нефтеотдача растет, хотя структура запасов ухудшается. Рост нефтеотдачи в США является основным фактором стабилизации величины извлекаемых запасов, так как прирост запасов за счет геологоразведочных работ не покрывает добычу нефти.

    Данная схема получилась настолько удачной для реализации стратегических интересов государства, что, чуточку перекраивая под себя, она используется многими и многими. Самый наглядный пример – Великобритания, с удовольствием пользующаяся разработками своей бывшей колонии. При этом бизнес самих добывающих компаний остается частным, но регулируется, контролируется, наказывается и стимулируется он так, что уже мало отличим от планового, социалистического способа ведения хозяйствования. Да, я ничего не говорю о транспортировке нефти, ее хранении, переработке, реализации нефтепродуктов – поверьте на слово: инструкций, ограничений, предписаний и там более, чем достаточно. В них, собственно, и скрыт фокус дешевой цены на бензин-солярку для американского обывателя. В них, а не в мифической эффективности частной формы бизнеса.

    А вот теперь – изюминка. Все эти регламенты, инструкции, требования НЕ используются транснациональными корпорациями, добывающими нефть ВНЕ территории государств-юрисдикций. Чисто по человечески я где-то даже их понимаю: вырвавшись за пределы территории США ТНК ведут себя как звери, вырвавшиеся из тесной клетки… Мораль? Да в ее полном отсутствии, собственно говоря. Американские нефтяники «у себя дома» – корректны, дисциплинированны, соблюдают интересы государства. Вне территории США – это наглые хищники, пытающиеся заставить государства, владеющие запасами нефти, и не думать о столь жесткой регламентации. Вне территории США – шум и крик СМИ, навязывание либеральных догм, попытки уменьшить роль государства до минимума. Вне территории США нефтяные ТНК имеют ровно одно божество – прибыль любой ценой, минимум налогов, минимум соблюдения экологических нормативов. Ограбить дотла и свалить. Где-то что-то горит, где-то что-то разливается – плевать на все, могучие коллективы юристов будут отбиваться от любых попыток оштрафовать, ограничить, запретить. И все это – под заунывный речитатив о «невидимой руке рынка», о частнике как самом эффективном хозяине. На экспорт такое – можно, а дома про такую наглость лучше даже не заикаться.

    Главное, что я старался показать – два момента

    Первое. Все государства, обладающие ресурсами нефти, занимаются нефтью только сами, через свои государственные компании. Исключений нет, если не считать таковым США, в которых нефтяной бизнес, будучи частным, отрегулирован так, что не отличим от государственного. И никто, никакой отчаянный либерал не возмущается, не пытается рассказывать саудитам, персам, норвежцам, что им нужно что-то там срочно приватизировать или отдать в частные руки даром. Нефть – не то поле, по которому либералам позволено бегать. Единственным исключением в 90-е годы стала ельцинская Россия: государство добровольно отказалось от монополии на нефтяные резервы и отдало ресурсы в частные руки. Об этом же либералы пытаются кричать и сейчас, ужасаясь тому, что «Роснефть» собрала под себя более 60% нефтяных запасов страны, проклиная за этот страшный грех команду Путина. Но беглый обзор, который тут приведен, показывает факт простой, незамысловатый: Путин не совершает нечто «немыслимое», он приводит российскую нефтянку в соответствие с мировыми стандартами, и не более того.

    Второе. Контрольные пакеты всех нефтяных ТНК принадлежат юридическим лицам из государств, составляющих МЭА. И вот эти ТНК, действуя ВНЕ территории своих государств, пытаются навязать всему миру либеральные правила игры, чтобы иметь возможность с минимальными затратами выкачивать невозобновляемый ресурс № 1 – Ее Величество Нефть. Зная состав МЭА, мы можем объективно, без нервов увидеть, кому выгодны, кто платит российской либеральной тусовке, чтобы крик об ужасах монополии (далеко не полной при этом) на российскую нефть со стороны российского государства звучал ежедневно, без остановок. Кто платит – тот заказывает музыку, а лейтмотив у этой песни один: отдайте нефть в частные руки, а уж с частниками нефтяные ТНК найдут, как справиться. Российские олигархи, как известно, имеют слабое место – кошелек…

    Вот это вот все я, разумеется к тому, что теперь уже можно посмотреть, что происходило в России в годы правления Ельцина и команды, какое наследство получил Путин и что смог изменить, что изменить не смог и по каким таким причинам. Попробуем спокойно, методично понять истинные причины истовой ненависти к нему пресловутого «цивилизованного мира»? Мы ведь точно знаем, что настоящая подоплека почти всех мировых событий – бесконечные энергетические войны. Все прочие громкие слова, коммюнике и прочее, прочее, прочее – маскировка на поле боя, не более того.
    Энергетическая война: Видна ли рука рынка на рынке нефти
     
    Последние данные очков репутации:
    Stirik: 2.147.483.646 Очки 4 апр 2020
  4. dok

    dok _

    Репутация:
    1.630.020.331.957
    dok, 5 апр 2020
    Что и почему сейчас происходит с нефтью


    [​IMG]

    Если отвечать коротко, мы наблюдаем коллапс нефтяного рынка. Многие считают, что виной тому является распад ОПЕК+, вызвавший войну между ведущими производителями. По одной широко распространенной версии буквально насмерть рубятся Россия и Саудовская Аравия, а отдача больно достается США, пытающимся стоять над схваткой.

    По другой — реализуется некий хитрый план по обрушению американской сланцевой добычи. По третьей, американское глубинное государство, руками саудитов, пытается сокрушить экономику России. По четвертой, коварно гениальным ходом Королевство собиралось подвинуть и Москву, и Вашингтон, с целью восстановления контроля над рынком, но что-то пошло не так.

    А в самый неудачный момент возник COVID-19, решительно спутавший всем карты. И тоже, то ли сам случайно, то ли не без козней подпольного мирового правительства ради избавления от лишних ртов населения планеты и для перезапуска глобального цикла подзастрявшей капиталистической экономики.

    Версий, как всегда, много, и все они неверны, потому что отрицают давно очевидное. Рынок рухнул исключительно по причине утраты цельности. Он только казался единым механизмом, вроде огромных швейцарских часов, только из нефти. В действительности он уже с начала 2010-х превращался в огромный базар, реальное положение в котором толком для себя не представлял никто.

    Простой пример. По данным корпорации British Petroleum, на которые уже почти полвека принято ссылаться как на самый достоверный источник общего состояния рынка, совокупное потребление нефти в мире за 2015 год составило 95 млн баррелей в сутки.

    Крупнейшими потребителями являлись США (19,3 млн бр/сут), Евросоюз (12,7 млн) и Китай (11,9 млн). За ними шли Индия (4,159 млн), Япония (4,15 млн) и Россия (3,89 млн), в сумме составлявшие практически еще один ЕС. В целом на первые 67 стран приходилось 88,8 млн бр/сут, еще 6,17 млн добирали остальные 131 государство планеты.

    В то же время, по данным той же BP, в мире добывалось всего 88,4 млн бр/сут, что, даже с учетом усредненного перевода тонн в баррели, предполагает примерно 7% дефицит предложения. Согласно экономической теории цены за бочку должны были стремительно расти, а потребление падать.

    Однако что мы видим на долгосрочном графике? До Сланцевой революции в США 2014 года оно примерно так и было, а потом… сломалось. Резко растущий объем американского экспорта обвалил цену барреля, скажем, марки Brent со 111,87 долларов в июне 2014 до 48,42 долларов в январе 2015.

    В течение следующего года выяснилось, что Картель стран-производителей нефти охватывает всего 34−37% рынка и влиять на его ценообразование практически не способен. По двум причинам.

    Во-первых, большинство игроков, включая членов ОПЕК, втихаря позволяли себе баловаться разного рода нерыночными сделками. Например, Турция хорошо торговала сирийской нефтью, нелегально поставляемой захватившими промыслы разными зелено-черными бармалеями, по разным оценкам, в объеме до 0,3−0,4 млн барр/сутки.

    А еще были сделки разных ушлых ребят с иранской нефтью. А еще с иракской нефтью прекрасно шельмовали парни из США. Объем этого списка точно назвать не в состоянии никто, однако количество проходившей по нему нефти эксперты оценивают еще до 2,5−3 млн барр/сутки.

    Во-вторых, что не менее важно, планы добывающих стран основывались на очень округленных и достаточно примерных данных, публикуемых «уважаемыми источниками». Та же Саудовская Аравия, стабильно входя в тройку крупнейших добывающих стран, на протяжении десяти последних лет в отчетах приводила неизменный объем имеющихся у нее запасов.

    Хотя никакой серьезной геологоразведки не вела и об открытии новых крупных месторождений не объявляла. Но ее цифры «рынок» спокойно принимал на веру. Ведь лидер ОПЕК как-никак, не может же он врать, да еще столь нагло и публично! «Тут-то, — как говорил в аналогичной ситуации Василий Иванович Петьке, — карта мне и поперла!».

    Или цифры по совокупному мировому потреблению. Кризис 2008—2009 годов обвалил мировую торговлю на 10%, мировое производство — на 7%, и стоил мировому ВВП больше 2,5% совокупного объема. По рыночной теории сокращение продаж должно было существенно сократить спрос на энергоносители.

    И оно как бы так и произошло. Нефть упала со 133,9 долларов за баррель в июле 2008 до 41,58 долл в декабре, но потом опять начала устойчивый рост так, словно на рынке ощущался ее серьезный дефицит. В апреле 2010 она снова стоила 84,93 доллара за бочку.

    Почему? Потому что с этого момента ценообразование окончательно утратило связь с реальностью и перешло на ожидания на основе прогнозов масштаба всепланетарного экономического роста. Разве что определяли его теперь ожидания на увеличение экономики Китая, Индии, других стран БРИКС, и немножечко Африки, также постепенно включавшейся в прогнозы по росту общемирового ВВП.

    А в это время «в замке у шефа», то есть в официально публикуемых «уважаемыми людьми» обобщенных статистических таблицах разрыв между общим объемом добычи и совокупной цифрой потребления начал еще больше расти.

    В ряде источников никого не смущало ожидание потребления нефти в мире до 106,2 млн бр/сут при фактической заявляемой общей ее добыче в 74 млн после ужесточения американских санкций против Ирана, исключения, в результате американской оккупации месторождений, добычи в Сирии, деградации добычи в Ливии и снижения добычи в Венесуэле.

    Да при этих вводных нефть должна была взлететь чуть ли не за 200, но она почему-то продолжала падать. Лишь слегка притормозив после появления ОПЕК+ в середине 2016. То есть рынок уже в открытую вел себя как классическая финансовая пирамида на финальном этапе существования. Внешне она еще огромна, в публичной отчетности она продолжает показывать рост оборотов и другие положительные цифры, но внутри деньги на самом деле уже заканчиваются и дело идет к крушению.

    Эпидемия коронавируса в начале 2020 года лишь чуть-чуть сломала темпы перекладывания «непоняток» между разными карманами. Если длительное время раньше видимость хорошего оборота удавалось поддерживать за счет разницы по времени закрытия спроса одних потребителей и его появления у других, то теперь большинство из них пропали разом, игнорировать несоответствие цифр стало невозможно физически.

    С одной стороны, полностью непонятным наконец оказался объем предложения. Упала добыча в Венесуэле (3% мирового предложения на 2018 год), почти полностью она остановилась в Канаде (4% мирового предложения), вдвое снизил экспорт Иран (с 7 до 4%).

    Оказалось, козыряя добычей в 9,8 млн барр/сутки (якобы 16% мирового экспорта), по факту КСА добывали всего 7,8 млн барр/сутки, из которых 3,2 млн еще и расходовали для внутренних нужд. А ведущие источники, вроде Bloomberg, продолжают писать прогнозы, правда, уже негативные, по-прежнему отталкиваясь от ранее называемой совокупной добычи в 99−100 млн барр/сутки.


    С другой стороны, внезапно и сильно упал объем спроса. Точной цифры пока нет, и появится она не раньше середины года. Но примерные масштабы катастрофы можно оценить уже.

    За первый квартал 2020 Китай потерял не меньше 1,5% ВВП. И потеряет еще из-за крушения двух его основных рынков сбыта — закрывшейся на карантин Европы и захлебывающихся в эпидемии США. Объем морских грузоперевозок к настоящему моменту сократился на 10,2%, а авиационное сообщение снизилось вдвое.

    Значит и спрос на нефть там просядет. Ориентировочно на 1,5−2 млн барр/сутки. Сейчас это маскируется расширением ее закупок по удачным низким ценам в запас, но к настоящему моменту в резервах КНР ее накоплено на 80−85 суток и объемы для хранения приближаются к исчерпанию. Следовательно, при любом движении цен, особенно вверх, Китай практически на квартал выпадет из рынка, что сократит спрос еще сильнее. Вероятно, даже до 4 млн барр/сутки.

    В Европе спрос на нефть уже просел на 20%. Многие заводы остановлены. Самолеты почти не летают. Автомобили не ездят. А это 65% в структуре общего потребления нефти.

    Плюс треть гражданского флота либо просто стоит на приколе, как туристические лайнеры, либо стоит в портах в ожидании разгрузки или погрузки, сильно замедлившейся или вовсе прекратившейся из-за эпидемии, либо, как танкеры, используется в качестве временных хранилищ излишков нефти. Та же Саудовская Аравия под это дело задействовала свыше 22 танкеров.

    Еще сложнее в понимании ситуация в США. С одной стороны, там сохраняется переизбыток нефти. Ею залиты все доступные хранилища. Правительство с апреля разрешило использовать свободные емкости госрезерва. Но, с другой, там тоже вводится карантин и разные прочие ограничения, по смыслу аналогичные европейским. По оценкам американских экспертов, деловая активность в США уже упала на 18% и к середине мая может опуститься до 25−30%.

    Прочие страны, даже не очень существенно затронутые непосредственно эпидемией, вроде Польши, Прибалтики, Ближнего Востока, Южной и Центральной Америки, Мексики и африканского континента, будучи по сути лишь передаточными звеньями останавливающегося глобального экономического механизма, спрос на топливо сокращают тоже. Просто еще не очень понимая, в какие величины снижение выльется в итоге.

    Следовательно, в целом, даже если признавать хоть сколько-нибудь достоверными цифры ВР по потреблению в 88 млн барр/сутки, текущий фактический уровень спроса можно смело принимать за 75−72 млн. По крайней мере до прохождения пика эпидемии в основных регионах и начала восстановления там прежней хозяйственной деятельности.

    Что ожидается не раньше июня-июля, если вообще не августа, а в США так и вообще до весны следующего года. Может получиться так, что в целом по году суточная цифра опустится даже ниже 70 млн барр/сутки.

    Сложно сказать, такие ли цифры и прогнозы были в руках российской делегации на последнем заседании ОПЕК+, но лично я более чем уверен, что общая тенденция происходящего понималась уже тогда.

    Согласие РФ продолжить Соглашение на прежних условиях имело характер оттянуть крушение рынка хоть на сколько-нибудь, чтобы успеть добрать еще чуть-чуть денег, которые очень понадобятся, как это видно сейчас, для борьбы с самой эпидемией и купирования ее негативных последствий для экономики.

    Однако столкнувшись с очевидным нежеланием саудитов «дружно грести в одной лодке» и откровенным стремлением США использовать происходящее только к своей пользе, Россия поступила в соответствии с известными словами Владимира Путина. Если драка неизбежна, бить надо первым. Как сейчас очевидно, даже сохранись ОПЕК+ в прежнем виде, рынок нефти по изложенным выше причинам рухнул бы все равно. Только не в середине марта, а двумя неделями позднее.

    Как события пойдут дальше, сейчас зависит от четырех факторов: от темпов преодоления острой фазы эпидемии, от масштаба крушения основных нефтедобывающих стран, от степени сохранности системы долгосрочных контрактов, и от способности производителей пойти на решительное согласованное снижение добычи, которое они еще и будут потом хотя бы достаточно честно выполнять.

    Первый и третий факторы между собой связаны непосредственно. Эксперт Борис Марцинкевич справедливо указывает, что вся нынешняя свистопляска с котировками связана исключительно с краткосрочной биржевой торговлей мелкими партиями нефти, основанной на слухах и максимально подверженной панике.

    Тогда как примерно 70% объемов поставляются крупным потребителям по долгосрочным контрактам, от мгновенной волатильности зависящим слабо. Это стабилизирует рынок, но в то же время ставит его в зависимость от масштаба экономических последствий карантина из-за COVID-19.

    Если Европа, с нашей, китайской и кубинской помощью, сумеет преодолеть кризис относительно быстро и, хотя бы в начале лета, задавив эпидемию, начнет возвращаться к нормальной жизни, то базовые производства сохранят работоспособность, а значит, и спрос на нефть. Его объем, конечно, просядет, но контрактные цены пострадают незначительно. Да, это будет не по 65 за бочку, но возврат к уровням 40−45 долларов за баррель Brent, скорее всего, вероятен.

    Если эпидемия в Европе затянется дольше, то система долгосрочных контрактов окажется под угрозой из-за ненужности нефти крупным покупателям. Тогда следует ожидать как дальнейшего сокращения объемов спроса, так и сжатия цены к отметкам в 35−36 долларов за баррель Brent.

    Конечно, свое влияние на баланс окажет выбывание крупных производителей из-за финансовых и экономических проблем. Сейчас это не менее туманный фактор, чем сроки победы над коронавирусом. Причем сланцевая добыча в США тут имеет слабое значение.

    Кризис там лишь ускоряет процедуру консолидации рынка в руках трех крупнейших американских нефтяных ТНК: Exxon Mobil, Chevron и Amoco. По мере разорения мелких и средних, вроде Whiting Petroleum, компаний, отрасль утилизирует львиную долю накопленных долгов (коих набралось до 800 млрд долл. прямых и до 2,2 трлн синдицированных) и тем самым снизит уровень безубыточности добычи в сланцах до 30−35 долларов за баррель.

    Другой вопрос, что консолидация еще сопряжена с выкупом лишь самых подходящих под этот уровень участков, количество которых оценивается в 5−9% от их общего количества. Так что начиная с зимы совокупный объем сланцевой добычи в США неизбежно начнет сокращаться примерно на те самые 4−6 млн барр/сутки, на которые он вырос в результате «сланцевой революции».

    Стало быть, в ближайшие 5−6 месяцев определяющим окажется масштаб выбытия Канады (вероятно, полное), Бразилии (частичное), Кувейта (частичное) и Ирака (пока слабо прогнозируемое). Но в первую очередь — саудитов, по факту выдающих на рынок около 5 млн барр/сутки. Эр-Рияд потому и сменил риторику с агрессивной самостоятельной на клич о восстановлении ОПЕК+, что ему сейчас приходится хуже всех.

    Они объявляли о неизбежности урезания бюджета страны на 20% при цене в 65 долларов. Насколько его придется урезать еще при нынешней котировке Brent в 34,8 доллара — можно лишь предполагать. Но, думаю, не сильно ошибусь, если еще, как минимум, на 30%.

    И это в условиях, когда за прошедшие три года в Королевстве были подавлены три крупные попытки государственного переворота. Сумеет ли Эр-Рияд в таких условиях хотя бы сохранить нынешний объем добычи — вопрос более чем интересный. А уж в свете продолжающейся, дорогой и неудачной, войны в Йемене — особенно.

    В этом контексте планы США на Новый Ближний Восток, когда КСА распадается на несколько стран, что отвечает и интересам России, — вполне можно считать реализуемыми.

    Как бы это ни показалось странным, но последний фактор — готовность мировых производителей пересобрать новый Картель, так сказать, расширенного состава — на данном этапе имеет наименьшее значение.

    Хотя бы потому, что итоговый размер совокупного сокращения добычи останется непонятным еще минимум три месяца. Если не все пять.

    Пока все выглядит так, что осетра надо урезать сразу минимум на треть, а это для большинства добывающих стран чрезвычайно болезненно и местами фатально. Ну не желают те же саудиты с прочими монархиями Залива из дорогих золоченых спорткаров опять пересаживаться на верблюдов и перебираться жить в шерстяные шатры.

    Да и в США центральная власть банально не располагает действенными инструментами для директивного сокращения объемов добычи у совершенно частных рыночных компаний. Особенно у таких монстров, как Exxon Mobil или Chevron. И уж точно не за 9 месяцев до президентских выборов в США. А без них с кем и о чем сейчас можно договариваться вообще?

    Тогда зачем президент России Владимир Путин на днях сказал про необходимость снижения добычи всеми на 10 барр/сутки? Затем, что любые процессы сначала должны дозреть, а дозреваемым нужно хотя бы вчерне понимать — к чему готовиться.

    Объективно, по естественным причинам в ближайшие три месяца объем экспорта нефти у России, если изменится, то не сильно. Кризис даже способствует расширению поставок в Китай, где российская нефть, вместе с логистикой, оказывается выгоднее ближневосточной или американской.

    Сейчас мы в основном теряем только из-за низкой цены, да и то, не вообще, а лишь за пределами объемов долгосрочных контрактов. Это неприятно, особенно в свете роста масштаба эпидемии в стране, но в системном смысле на короткой дистанции терпимо. А с возвратом цен выше отметки в 38−40 долларов положение так и вообще окажется почти комфортным.

    Тогда как у остальных этот период имеет все шансы оказаться заметно ужаснее наших 90-ых.

    Особенно в свете инициативы американской нефтянки добиться от правительства введения жестких санкций против России и Саудовской Аравии (!) для защиты нефтедобывающей отрасли США. И ведь, в свете специфики предвыборного момента, у них это очень даже может прокатить.

    Что еще нагляднее покажет некоторым «серьезным игрокам» и большинству прочих участников очевидность простой мысли. Если не собраться в кучу под знаменем кого-то достаточно сильного для противостояния с Америкой, то очень скоро можно будет начинать искать место на кладбище.

    Но для прохождения пяти стадий неизбежного требуется время. Пока все они едва подошли к этапу торга. А потом, к концу лета, у них еще будет депрессия. И только осенью начнется принятие новых правил, которые, в сущности, достаточно просты. Ближайший относительно стабильный баланс спроса и предложения находится в районе 70 или возможно даже 60 млн баррелей в сутки. Даже если фактическое нынешнее предложение составляет не 99 млн бр/сут, а меньше, скажем, около 90, то все равно нужно будем скинуть треть.

    Да, это много. И, да, это не на всех равномерно. Благодаря доминированию в структуре сбыта доли долгосрочных контрактов в этой части Россия согласится сократить немного. А вот заигравшемуся в рыночную стихию большинству придется заплатить больше прочих. Но это все равно без вариантов.

    И даже потом, от равновесного уровня, чтобы исчерпать накопленный в хранилищах избыток запасов, потребуется продолжительное время выставлять на прилавок нефти примерно на 10 млн барр/сутки ниже спроса. Но эту цифру в новом Картеле уже будут делить по справедливости на всех.

    А все ради того, чтобы потом, после перезагрузки рынка, нефть долгое время была по 42−45, а не по 32−36 долларов за бочку.

    Понятно, что все сказанное пока по большей части носит характер допущений и предположений. Даже масштабы фактических сокращений можно будет начинать внятно оценивать не раньше выхода полной статистики хотя бы за первый квартал 2020 года, что случится не раньше конца апреля — середины мая. А ожидать осязаемые результаты усилий по борьбе с эпидемией раньше конца мая так вообще наивно. Однако в целом общая картина на данный момент выглядит именно так.
    Что и почему сейчас происходит с нефтью
     
    Последние данные очков репутации:
    Agasfar: 2.147.483.646 Очки 28 апр 2020
    Stirik: 2.147.483.646 Очки 11 июн 2020
  5. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.971.217.800.925
    Последние данные очков репутации:
    МиРоТВоРеЦ: 2.147.483.646 Очки (Любопытно...) 27 апр 2020
    dok: 2.147.483.646 Очки (наглядно, и у КСА весьма диверсифицированно) 27 апр 2020
    Agasfar: 2.147.483.646 Очки 28 апр 2020
    dok нравится это.
  6. dok

    dok _

    Репутация:
    1.630.020.331.957
    dok, 27 апр 2020
    С 1 мая 2020 года вступает в силу сделка ОПЕК++: Как Россия будет «сжигать» свою лишнюю нефть
    27.04.2020 14:01
    [​IMG]
    Не перестаю удивляться просто запредельной энергии моих «уважаемых оппонентов» в вопросе большой нефтяной войны. Любой. Даже самый идиотский тезис они подбирают, раскручивают, получают щелчок по носу и берутся за новый. Ну да, они живут в парадигме разорванного на клочки мира. И соединить его воедино они не могут по … причине отсутствия соответствующего интеллектуального аппарата.

    Сегодня мы будем говорить об очередном их тезисе «сжигании Россией лишней нефти», который позволяет мне раскрыть еще один интересный аспект большой нефтяной войны 2020 года.


    ОПЕК++ не устранил перекосов

    Уже первые же торговые сессии на биржах показали, что сделка ОПЕК++ не решила главной проблемы нефтедобычи – устранения излишков нефти на рынке и это продолжает давить на цены. А значит, никаких поблажек по поводу добычи и снятие искусственных барьеров ожидать еще долго не приходится. А отсюда вывод – сокращать придется всем всерьез и надолго. При этом, главная проблема нефтяников на сегодня – как сократить так, чтобы при этом понести как можно меньше потерь.

    А в случае России, как мы выяснили в прошлые разы, стоит и еще другая проблема, как сократить так, чтобы через пару месяцев безболезненно можно было вернуть в оборот 500 тыс. барр добычи в сутки, а спустя полгода еще столько же.

    Сократить нельзя сохранить (как правильно поставить запятую?)

    Конечно, самый просто способ, о котором написали вчера буквально все со ссылкой на неизвестного работника российской нефтедобывающей отрасли – это сжигать. Ясно, что если такое и было сказано, то фигурально, но кого это интересует. Ведь как красиво звучит, а главное, как легко это можно скормить читательской и зрительской массе…

    Между тем у Москвы есть масса возможностей этого не делать, при этом не только сохранить свою добычу на будущее, но и при этом никак не засветиться перед «международным сообществом».

    Итак, для начала ставим входные условия задачи.

    На сегодня имеется добыча 10,6 млн. барр. Ее надо ужать до 8,5 млн. барр. в официальных отчетах на 2 месяца, затем вернуть в строй 0,5 млн. барр, а затем спустя 6 месяцев вернуть еще 0,5 млн. барр в сутки.

    При этом нужно свести финансовые потери к минимуму, а желательно к нулю. А это достигается, если плавно, на протяжении 8 месяцев сократить (во многом естественным образом) нефтедобычу в стране с 10,6 до 9,5 млн. барр. нефти в сутки.

    Согласитесь, в таком виде проблема для России выглядит куда менее серьезной, нежели для ее конкурентов. И самое интересное, что у России есть все возможности добиться поставленной задачи.

    Как Россия будет сокращать добычу?

    Часть, на тех месторождениях, где это возможно технологически, путем перекрытия вентиля. Но это будет меньшая часть. С учетом того, как Москва это делала ранее – плюс-минус 300 тыс. барр. в сутки.

    Это то сокращение, которое наименее болезненно и не требует никаких особых затрат.

    А вот остальным придется повозиться.

    Любой военный не даст мне соврать, что маскировка всегда помогает свести собственные потери к минимуму, а возможность нанести поражение противнику к максимуму. Если враг не может заметить вас, а вы контролируете все его действия, то при прочих равных условиях выиграть он не может по определению. А вы выигрываете с почти 100% вероятностью.

    В чем проблемы «партнеров». Саудовская Аравия никак не сможет скрыть ничего. Ее поставки, это поставки танкерами. Все они прозрачны и легко отслеживаются. Даже закачивать лишнюю нефть в хранилища они незаметно не могут, так как у них «плавающие крыши», и даже со спутника легко примерно прикинуть сколько у них там нефти.

    Да и в других странах проблема ровно та же. Скрыть поставки невозможно. Максимум, что можно сделать, это поиграть на внутреннем потреблении. Но «как на грех», практически все серьезные игроки на рынке не имеют этого самого «серьезного внутреннего потребления». Все, кроме России.

    Причем, внутреннее потребление у России имеет свои особенности. Никто не обращал внимания почему не только объемы нефтерезервов, но даже сами возможности по хранению этих самых объемов России никогда не фигурируют в прессе? Дело в том, что со времен СССР это государственная тайна, и любые оценки в этой области весьма и весьма условны. Можно только предполагать, по косвенным признакам (с использованием данных по аналогичным мощностям бывших советских республик).

    Но ведь и после развала СССР новые мощности по хранению в России создавались. Тем более, что минимум два раза в 2000-х этот вопрос поднимался на государственном уровне (при аналогичных ситуациях). А с учетом уже очевидной подготовки России к нефтяной войне, да и вообще к глобальному противостоянию с США, трудно предположить, что этот вопрос не был решен.

    А с учетом того, что основную нефть в стране добывают по сути госкомпании, а нефть в хранилища поставляется по системе трубопроводов «Транснефти», данные по которой также идут во многом под соответствующим грифом и абсолютно закрыты для внешнего глаза, то легко предположить, что лишнюю нефть российские кампании просто закачают в госрезерв. В т.ч. и в виде бензинов и ДТ.

    Какие это могут быть объемы? Давайте прикинем. Транснефть имеет свои официальные резервы (для обеспечения прокачки) 40-45 млн. барр. Да, не все они пусты, но кто же проверит? Военные смогут поглотить еще минимум столько же. И это только если брать в расчет часть тех хранилищ (на основе данных, например, Украины), которые были построены до распада Союза.

    Еще одним важным резервом для неучтенного хранения нефти является ЖД цистерны. Особенно с учетом резкого сокращения перевозок жидких грузов в условиях падения спроса. В России есть на сегодня примерно 270 тыс. цистерн. Если использовать для хранения хотя бы 100 000 из них, то с учетом емкости в примерно 400 барр. в каждой, имеем еще 40 млн. барр.

    Итого суммарно 100-120 млн. барр. минимум.

    Если предположить, что нефтедобыча в России реально будет падать линейно и на протяжении 8 месяцев с 10,3 (10,6 – 0,3 – это те мощности которые закроют вентилем сразу после 1 мая) до заданных объемов, то этих резервов хватит до середины сентября.

    А ведь, как показывают предыдущие сокращения… в свои квоты Россия всегда заходит последняя и растягивает это на 1-2 месяца. А потому, все это можно затянуть и до конца октября.

    А значит, нужно найти еще всего 10-20 млн. барр. «резервов».

    И здесь на помощь России могут прийти внешние рынки и система трубопроводов. Китай, как и Россия – страна не сильно открытая для посторонних глаз. Особенно, когда дело касается стратегических интересов. А проконтролировать сколько нефти Россия прокачала в Китай по трубе ВСТО (которая, кончено «чисто случайно» вышла на полную мощность, как раз 1 января 2020 года) можно только с доброй воли и тех и других.

    А если ее, этой «доброй воли», не будет? Если в Пекине будет принято решение негласно помочь союзнику? Неужели Китай при своих объемах потребления не сможет порешать вопросы сокрытия 10-20 млн. барр. российской нефти? Не смешно. Он и в разы больше проглотит, главное, чтобы все были не в накладе.

    А с этим, как раз проблем, думаю, и не будет. Ведь гораздо проще продать нефть пусть и с небольшим наваром, нежели тратить массу денег на уменьшение добычи, а затем думать, а как ее после Нового года быстро, а главное задешево нарастить снова. Как говорят американцы – ничего личного…

    Вот такая вот картина получается, господа «сжигатели». Зачем жечь, если все можно решить гораздо проще, а главное выгоднее.

    Юрий Подоляка
    С 1 мая 2020 года вступает в силу сделка ОПЕК++: Как Россия будет «сжигать» свою лишнюю нефть | Украина и мир
     
    Последние данные очков репутации:
    Stirik: 2.147.483.646 Очки 11 июн 2020
  7. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.971.217.800.925
    Stirik, 22 май 2020
    Чем полезен взгляд из прошлого для реалистичного понимания настоящего, и, немножко, - будущего Сатаны ? Постараемся разобраться в этом вопросе на примере героя данного материала, - гениального человека, не единожды обманутого и ограбленного «изобретателями-миллионерами», на которых многие на Западе (и не на Западе) до сих пор молятся, как на иконы:
    --- Никола Тесла: Выгода – кумир Эдисона. Именно поэтому как ученый он – пустое место. Думая только о личной выгоде невозможно делать открытия...
    ... В Соединенных Штатах привыкли к изобретателям-миллионерам вроде Эдисона и Вестингауза. То, что среди их патентов 50 % купленных и 40 % украденных, никого не интересует...
    --- shed: Это не «советская/российская пропаганда», - это пишет человек, чьи патенты «изобретатели-миллионеры» воровали и покупали. То есть, сказанное им по этому и другим фактам жизни в «сияющем граде на холме», - не выдумки, не клевета. Тесла испытал «прелести» этой жизни на своей шкуре. ..
    --- Никола Тесла: ... Как мне объяснил Паркер, воровство идей было поставлено на поток и осуществлялось весьма простым способом. Патент, сулящий большие прибыли, срочно копировался с кое-какими изменениями. Для этого при патентном бюро был неофициальный штат "бэджеров" [badger – барсук] – инженеров, делавших копии. Скопированный патент регистрировался раньше подлинного. Паркер подробно рассказал мне про фокус с подстановкой номеров, но я не вникал в детали, а только возмущался – как так можно?...
    Уберечься от кражи можно было единственным способом – иметь в бюро своего человека, который станет "приглядывать" за документами. Паркер выражался откровенно и цинично: "Или они (сотрудники бюро) получают деньги от нас за то, чтобы наш патент не был скопирован, или же получают от других за копирование его, но они в любом случае должны что-то получить" ...
    https://dom-knig.com/read_190865-19#
    --- shed: Так это же почти полтора века назад было, возмутятся амерофилы и потребуют не клеветать на нынешний «сияющий град на холме». Но вот что было сказано, например, по этому же поводу одним ехидным немцем в конце не XIX, а ХХ века:
    --- Иоахим Фернау: Телефон изобрел не Белл, а Филипп Райт; за 15 лет до того, как Эдисон изобрел свою электрическую лампочку, свет уже горел в мастерской механика Генриха Гёбеля; за полвека до того, как американцы сконструировали пишущую машинку, она уже стучала в доме мистера Милля в Англии…
    … колыбель величайших духовных свершений находилась в старой Европе. Творческий акт почти всегда происходил вдали от американской суеты. Европа рождала идеи, а затем, подобно Фаусту, откладывала их в сторону и обращалась к новым идеям…
    И постоянно именно в этот момент заявлялась Америка и забирала достижения себе – покупала, брала взаймы или воровала
    Фернау, Иоахим, «Аллилуйя! История Америки» (написана в 1993 г.), - М.: Издательство «Эвидентис», 2007
    https://aftershock.news/?q=node/199087&full 30/11/2013

    А вот конец первого десятилетия века XXI, - говорит российский ученый и предприниматель, познавший американскую действительность на своей шкуре:
    ... Мы вошли сейчас в пятерку крупнейших лазерных компаний мира. Другие компании — это американские, немецкие в основном — живут по 40-50 лет, они создавались и развивались за счет поглощений, не за счет органического роста. Изначально ученые создали, разработали, а получив деньги с рынка, скупили массу других компаний. Если взять историю каждой из них за последние двадцать лет, то это двадцать, а то и пятьдесят поглощений каждой из них. То есть, доля собственных идей у них ничтожна уже...
    ... Что касается вопроса интеллектуальной собственности... Патентная система только для этих шакалов, адвокатов, которые собирают, скупают патентики и начинают шантажировать тех, кто сделал, действительно, дело. Тратятся в защиту миллионы долларов, подавляющая часть — это плагиат, десять раз повторено одно и то же. Но доказать, аннулировать патент, защитить — десятки миллионов долларов на все многолетние процессы.
    ... Представьте, американское патентное ведомство в год получает заявок на патенты минимум десятки, если не сотни тысяч. Сидит в них тысяча экспертов. Они в состоянии проверить, что там действительно инновация, а что — повторение? Они не в состоянии ничего делать. Знаете, за сколько можно купить в «Бритиш Телеком», допустим, пакет из 200-300 патентов? За 1300-1400 долларов...
    ... Можно наблюдать историю любой крупной американской компании — звезды первой величины. Как только финансисты приходят к руководству, компания начинает деградировать, а через пять-десять лет исчезает. А были многие миллиарды долларов. Вот такая ситуация. Конечно, инженеры должны стоять во главе, ученые [настоящие ученые, а не особи, под ученых косящие - shed]...
    Рейтинговое агентство «Эксперт РА» 28 мая 2009 г.
    --- Валентин Гапонцев продолжает: [Финансисты] жадные, хотят доходы сегодня получать, а что будет завтра, подавляющему большинству начхать. ... для них главное — сегодня получить доход. Такой человек идет работать в компанию и уже планирует, каким будет его следующее место работы. Ему надо выбрать что-то такое, что даст краткосрочный эффект, поможет решить какую-то проблемку. Он ее решит, отрапортует про гигантские успехи, а то, что он создал десять других проблем, это уже следующий будет разбираться. А сам он уже занял другую позицию [чем не портрет Дэвида Кэлхуна, недавно назначенного боссом «Боинга», а в своё время приложившего руку к краху «Дженерал Электрик»: https://aftershock.news/?q=node/855023]. Это кошмар какой-то. Такие люди сейчас гробят экономику многих компаний. Особенно это актуально для публичных компаний, куда приходят спекулянты-инвесторы и начинают все разрушать...​
    Скорость русского фотона - ВОЙНА и МИР «Эксперт» №27 (616), 2008
    То есть, Гапонцев говорит о том же, по поводу чего 150 лет назад возмущался великий серб.

    --- Никола Тесла: Еще во время работы у Эдисона я обратил внимание на его стремление доводить до конца любые проекты и делать это как можно быстрее. Даже если в ходе работы над созданием какого-либо устройства выяснялось, что в таком виде оно никуда не годится и лучше пойти другим путем (с большей затратой времени), Эдисон требовал дать ему результат как можно скорее. А затем полученное устройство многократно усовершенствовалось.
    То есть, вместо того чтобы сделать работу один раз как следует, ее делали как придется, лишь бы скорее, а потом переделывали несколько раз. При этом тратилось больше времени, усилий и денег. Казалось бы, Эдисон поступал нелогично. Я так и думал, до тех пор, пока мне не объяснили, в чем дело.
    90 % работ Эдисона финансировалось со стороны. Заказчики большей частью ничего не понимали в электротехнике. Они знали, что это выгодное вложение и больше ничего знать не желали. Они не могли понять тонкостей, им нужен был только результат. Чем скорее будет результат, тем прочнее деловая репутация Эдисона и всей его компании [и тем больше будут их доходы за счёт выполнения работ по «многократному усовершенствованию - shed ]. Деловая, подчеркиваю, а не личностная. Здесь, в Соединенных Штатах, деловая репутация важнее всего...
    https://dom-knig.com/read_190865-38#
    ... середина 2010-х. Впечатление о западных «изобретателях» одного из руководителей российской компании, работавшей в Канаде:
    – Неужели то, что вы предлагаете канадским партнерам, они не могут найти у себя в стране?
    --- Никита Агеев: Они, конечно, лидеры по производству колтюбинговых установок (у них есть завод и в США - shed ). Столько заводов по выпуску таких установок, как в Канаде, нет ни в одной стране мира. Тем не менее они готовы вкладывать в нас деньги. Почему? - Их колтюбинг традиционно очень тяжелый. В прямом смысле.
    Канадские установки – монстры: громадные неповоротливые махины, для перемещения которых по дорогам нужны специальные разрешения и предварительное согласование маршрутов. Перевезти их из одной точки в другую – большая проблема. Это парк машин, каждая из которых способна выполнять лишь одну операцию, их забрасывают на выбранное месторождение, и там они остаются. Канадские машины не универсальны. Требуется провести определенную операцию – ждите, когда пришлют соответствующий агрегат. А операции с колтюбингами безумно дороги. В Северной Америке это полмиллиона долларов за один вид работ.
    Наша установка представляет собой автономный мобильный комплекс, который состоит из мини-колтюбинговой машины, генератора плазменно-импульсного воздействия и всего сопутствующего оборудования, а также геофизических датчиков. Все это – одна машина, способная выполнять функции трех тяжелых колтюбинговых установок
    ...
    https://4science.ru/successStories/...e-neftyaniki-tak-lubyat-rossiiskuu-tehnologiu Плазмой по нефти 31 мая 2016
    По этому принципу, - «Чем скорее будет результат, тем прочнее деловая репутация...» [и, - «зачем усовершенствовать то, что и так пользуется спросом», тем более, что такой подход приносит и дополнительные деньги производителям оборудования, - ведь нужно три тяжеленных и дорогих машины вместо одной простой и недорогой от глупых русских - shed ] - дельцы царства Сатаны работают сейчас, работали и во времена Теслы:
    --- Никола Тесла: [для наших дельцов] привычное и малоэффективное дороже непривычного и высокоэффективного...
    Причем, дороже как руководителям компаний вроде Эдисона и Вестингауса, так и их сотрудникам. Которые таких изобретателей, как Тесла, способных привносить «непривычное», просто затоптать толпой готовы.
    ... Никола Тесла: Инженеры, работавшие у Вестингауза, невзлюбили меня. Я был консультантом и акционером компании (Вестингауз дал мне 200 акций), что ставило меня над ними, и мне благоволил Вестингауз. О том, сколько я получил за патенты и сколько буду получать с каждой машины, все тоже очень скоро узнали. Сотрудники Вестингауза завидовали моему особому положению и считали, что компания могла прекрасно обойтись без меня и без моей машины. Мне не было дела до того, что они обо мне думают. Я привык к неприязненному отношению со стороны окружающих.
    Если ты выделяешься из толпы, тебе станут завидовать, а зависть рождает неприязнь. Инженеры Вестингауза были на голову выше сотрудников Эдисона, умевших лишь ставить эксперименты. У Вестингауза работали знающие, опытные инженеры, многие из них имели патенты на изобретения. Как я уже написал, мне не было дела до того, что обо мне думают инженеры, но мне приходилось сотрудничать с ними по работе, поэтому я попытался растопить лед в наших отношениях похвалами. Но чем больше я расточал комплименты, тем хуже становилось отношение ко мне. Сотрудники Вестингауза принимали мои комплименты за тонкие издевки
    .
    Первоочередной моей задачей в Питсбурге было приспособление моего двигателя переменного тока к высоким частотам, которые использовались у Вестингауза [133 периода в секунду, то есть, герца – shed]. Поняв, что без понижения частоты до используемых мною 60 периодов ничего сделать не удастся, я обратился к инженерам с просьбой понизить их и столкнулся с откровенным саботажем.
    Ежедневно находилось несколько причин, препятствующих понижению частоты тока. Причины не высасывались из пальца профанами, а искусно придумывались разбирающимися в электрике людьми, поэтому мне всякий раз приходилось вникать в суть и опровергать. Вместо работы мы тратили время на пререкания.
    Главным козырем инженеров была "экономия" – высокая частота позволяла сэкономить немного металла на проводах, и они держались за это обстоятельство так, как малое дитя держится за юбку матери. Я устал объяснять им, что только глупые люди, выбросив на ветер десять долларов, радуются сэкономленному центу.
    [ как в случае, - уже в начале XXIвека - «гения» Готэма Джоэля Гринблатта и Майкла Бэрри из «Большой игры на понижение»: - shed]: ​
    https://dom-knig.com/read_190865-20#
    --- shed: В январе 2006 года, Джоэль Гринблатт, глава «Готэм» появился на ТВ с рекламой своей новой книги. Когда его попросили назвать наиболее успешных «стоимостных инвесторов», он принялся расхваливать редкого таланта по имени Майкл Бэрри. Спустя 10 месяцев тот же Гринблатт проделал путь в 3000 миль, чтобы обозвать Бэрри лжецом и заставить его отказаться от сделки, которую тот считал самым удачным решением за всю свою карьеру [«заставить», кстати не удалось :), фрики – ребята упорные - shed]...
    ... Тот, кто инвестировал в фонд Бэрри с самого начала, получил за прошедшие 6 лет прибыль в размере 186%, тогда как прибыль по индексу S&P 500 за это время составила лишь 10,13%. Однако долгосрочный успех Бэрри уже никого не убеждал. Его оценивали по результатам за месяц...
    В тот момент, когда Голдман проявил такой интерес к сделке Бэрри, рынок испытал мощное потрясение (середина 2007 года)... Именно об этом Бэрри говорил своим инвесторам еще летом 2005 года, когда просил их просто проявить выдержку [но люди, заточенные на получение прибыли «здесь и сейчас», выдержку проявлять просто не могут, - это противоречит настройке того, что у них осталось от мозга - shed ].
    Потому что Бэрри, благодаря проделанной аналитической работе, чётко видел, что у сомнительных ипотечных кредитов на три четверти триллиона долларов наступал срок перехода от завлекающих ставок к новым, более высоким ... Трейдеры по мусорным ипотечным облигациям играли на их повышение и ошиблись, - и поэтому отчаянно пытались продать свои позиции, или купить страховку.: дефолтные свопы [которые были заблаговременно куплены Майклом у тех же «гениев» - shed].
    Льюис, Майкл, «Большая игра на понижение: Тайные пружины финансовой катастрофы».
    https://aftershock.news/?q=node/841554 00609_ Святая Троица и Сатана-86. Сатана теряет чемпионов – атом (3). Почему ? И, - что дальше ? 03 06 20
    --- shed: Перечень подобных сравнений, свидетельствующих о том, что пакостная натура амерзких «гениев», подмеченная Великим сербом ещё 150 лет тому назад, продолжала становиться только пакостнее, можно длить до бесконечности. Но и так ясно, что эта пакостность привела, например, практически к краху детища Эдисона, созданного им в конце XIX века. Я имею в виду «Дженерал Электрик».

    И ничего удивительного в этом нет: «Дерьмо на входе, - дерьмо на выходе»...

    Посты до-того:
    Святая Троица и Сатана-110. Будущее Сатаны глазами советского моряка из Америки... https://aftershock.news/?q=node/869308
    Святая Троица и Сатана-109. Будущее Сатаны глазами Сокола (2) https://aftershock.news/?q=node/868599
    Святая Троица и Сатана-108. Будущее Сатаны глазами Сокола... https://aftershock.news/?q=node/867997
    Святая Троица и Сатана-107. Будущее Сатаны глазами из прошлого: Диккенс, Гюго... https://aftershock.news/?q=node/867301
    Святая Троица и Сатана-106. Будущее Сатаны глазами обрусевшего финна (4)... https://aftershock.news/?q=node/867099
    Святая Троица и Сатана-105. Будущее Сатаны глазами обрусевшего финна (3)... https://aftershock.news/?q=node/866626
    Святая Троица и Сатана-104. Будущее Сатаны глазами гробовщиков из Нью-Йорка... https://aftershock.news/?q=node/866212
    Святая Троица и Сатана-103. Будущее Сатаны глазами «левого джона» (4)... https://aftershock.news/?q=node/865882
    Святая Троица и Сатана-102. Будущее Сатаны глазами «левого джона» (3)... https://aftershock.news/?q=node/864840
    Святая Троица и Сатана-101. Будущее Сатаны глазами короля джинсов из России... https://aftershock.news/?q=node/864430
    Святая Троица и Сатана-100. Будущее Сатаны глазами «левого джона» (2)... https://aftershock.news/?q=node/863613
    Святая Троица и Сатана-99. Будущее Сатаны глазами «левого джона»... https://aftershock.news/?q=node/862870
    Святая Троица и Сатана-98. Будущее Сатаны глазами парижского перса (2)... https://aftershock.news/?q=node/862319
    Святая Троица и Сатана-97. Будущее Сатаны глазами парижского перса... https://aftershock.news/?q=node/861903
    Святая Троица и Сатана-96. Будущее Сатаны глазами обрусевшего финна (2)... https://aftershock.news/?q=node/861203
    Святая Троица и Сатана-95. Будущее Сатаны глазами обрусевшего финна... https://aftershock.news/?q=node/860773

    Продолжение следует...
     
  8. dok

    dok _

    Репутация:
    1.630.020.331.957
    dok, 22 май 2020
    Удивительное рядом...


    [​IMG]

    1. Долгие годы Россия импортировала сахар - динамика на заставке. Но всему свое время и вот

    С начала текущего сельхозгода (по сахару сельхозгод с августа по июль) по 10 мая экспортировала 1,005 млн тонн сахара, что в 7,7 раза больше, чем годом ранее, сообщает Центр агроаналитики при Минсельхозе.
    И самое удивительное, что Украина, которая ранее экспортировала сахар в Россию, ныне является импортером - за указанный период объем импорта сахара из России составил 67 тыс. тонн


    2. Не менее удивительным является и то, что Россия становится одним из крупнейших экспортеров подсолнечного масла

    Поставки продукта с начала 2019/20 МГ (с 1 сентября) по состоянию 5 апреля достигли почти 1,9 млн тонн, что на 33% превышает показатель аналогичного периода сезоном ранее. Такие оценки 17 апреля обнародовало подведомственное Минсельхозу России ФГБУ «Центр агроаналитики».
    [​IMG]
    По итогам сезона эксперты прогнозируют рекордный объем экспорта масла в 3,2-3,4 млн т. Предыдущий рекорд Россия поставила в прошлом году - 2,2 млн т.


    3. Ну и "вишенка на торте".

    За первые четыре месяца 2020 года Россия экспортировала 137 тыс. тонн мяса и субпродуктов стоимостью 229 млн долл. (без учета данных по ЕАЭС за март-апрель). По сравнению с аналогичным периодом прошлого года объем в денежном выражении увеличился в 2,1 раза, в физическом — в 1,8 раза.
    [​IMG]
    И самое смешное, что главным покупателем российской свинины стала Украина - в феврале в Украину была поставлено 2,7 тыс. тонн свинины на $4,5 млн [сводных данных за январь-апрель не нашел]

    Того и гляди, что вскоре Россия станет не только самым крупным экспортером пшеницы в мире, как уже сложилось, но и по сахару с подсолнечным маслом выйдет на первые места...
    Удивительное рядом... - vem — КОНТ
     
    Последние данные очков репутации:
    Stirik: 2.147.483.646 Очки 11 июн 2020
  9. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.971.217.800.925
    Stirik, 11 июн 2020
    Саудовская Аравия отменила почти все скидки, обещанные Европе и Азии после начала ценовой войны с Россией. Июльские поставки саудовской сырой нефти резко подорожали. Аналитики указывают: Эр-Рияд пытается любым способом добиться роста котировок до приемлемого для себя уровня, чтобы восстановить экономику, подорванную противостоянием с Москвой.
    Не рассчитали силы
    На мартовском заседании ОПЕК+ Россия отказалась выполнить ультимативное требование Эр-Рияда о резком сокращении добычи, и саудиты пообещали залить мир дешевой нефтью. Госкомпания Saudi Aramco снизила стоимость сырья для США на семь долларов за баррель, для Северной Европы — на восемь, Восточной и Юго-Восточной Азии — на шесть.
    Эр-Рияд перешел к «политике максимальной добычи»: правительство поручило Saudi Aramco увеличить экспорт на треть — с 9,7 до 12,3 миллиона баррелей в сутки. Одновременно саудиты жестко демпинговали на европейском рынке, стремясь подорвать позиции России: предлагали поставки на 10,25 доллара ниже цены сорта Brent. В результате котировки обрушились с 51 доллара в феврале до 32 в марте и 27 в апреле.
    Дорого обошлось
    Уже через месяц стало ясно: ввязавшись в ценовую войну с Россией, саудиты не рассчитали силы.
    Демпинг подкосил бюджет королевства, сверстанный из расчета 80 долларов за баррель (для сравнения: у России — 42,4). В первом квартале нефтяные доходы Саудовской Аравии рухнули на 24%, а бюджетный дефицит подскочил до девяти миллиардов долларов. По итогам года аналитики прогнозируют 50 миллиардов, или почти десять процентов ВВП.
    Пришлось залезть в долги. Эр-Рияд привлек на финансовом рынке семь миллиардов долларов, выпустив еврооблигации со сроком погашения через пять с половиной, десять с половиной и 40 лет. Активно тратили и резервы. В марте — апреле ЗВР страны сократились почти на 48,6 миллиарда долларов, максимально за два десятка лет. У королевства осталось 448,6 миллиарда — минимум с 2011-го.
    С 2014 года, когда нефтяные котировки тоже обрушились, резервы Эр-Рияда снизились более чем на 200 миллиардов долларов. Сейчас экономика страны гораздо слабее. В итоге правительство решилось на непопулярные меры: троекратно повысило НДС, отказалось от выплаты прожиточного минимума.
    «Мы переживаем серьезный кризис, какого еще не видели в современной истории, — заявил в мае саудовский министр финансов Мохаммед аль-Джадаан. — Проблемы на нефтяном рынке привели к сокращению доходов и такому давлению на государственные финансы, что с этим трудно справиться без ущерба макроэкономике в среднесрочной и долгосрочной перспективе».
    Большая ошибка
    В субботу, 6 июня, переговоры ОПЕК+ успешно завершились, ценовое ралли, которое продолжалось весь май (Brent отыграла 70% потерь), продолжилось. Экспортеры условились продлить режим максимального сокращения добычи — на 9,7 миллиона баррелей в день — до августа.
    Госкомпания Saudi Aramco отменила с июля почти все скидки, предоставленные европейским и азиатским клиентам после начала ценовой войны с Россией. Больше всего придется платить покупателям из Азии — на ключевом для саудитов рынке. Как сообщает Platts со ссылкой на прайс-лист компании, опубликованный в воскресенье, для Азии самый популярный сорт Arab Light подорожает на 6,1 доллара, Arab Super Light — на 7,3, Arab Extra Light — на 6,7. Тяжелые сорта Arab Medium и Arab Heavy — на 5,9 и 5,6 доллара соответственно. Для Европы, где саудовская нефть конкурирует с российской Urals, в стоимости прибавит вся линейка.
    Этот скачок отгрузочных цен на саудовскую нефть — рекордный за 20 лет, отметили в Rystad Energy.
    Как указывают аналитики, Эр-Рияд явно пытается любым способом добиться повышения котировок до приемлемых для себя уровней. Госкомпания Saudi Aramco — де-факто регулятор цен на Ближнем Востоке, поэтому власти рассчитывают на то, что ее примеру последуют и другие производители в регионе.
    По данным Bloomberg, эксперты ждали более умеренного подорожания — на четыре доллара за баррель при скидках 0,80-1,90 доллара. Но Саудовская Аравия поступила иначе.
    Ближневосточные соседи между тем признали: политика Эр-Рияда оказалась большой ошибкой.
    «Саудовская Аравия совершила крупный просчет, когда инициировала ценовую войну с Россией, наводнив дешевым сырьем и без того перенасыщенный мировой рынок, который испытал потрясение от падения спроса на нефть из-за пандемии коронавируса», — указал министр энергетики Катара и глава Qatar Petroleum Саад аль-Кааби.
     
  10. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.971.217.800.925
    Stirik, 12 июн 2020
    Интереснейшее историческое исследование по истории взаимоотношений в сфере углеводородов
    Кризис в мировой энергетической отрасли, начавшийся в марте 2020 года все еще далек от завершения. Несмотря на то, что постепенно многие страны начинают снижать жесткость карантинных мер против пандемии COVID-19, никто не берется предсказать темпы восстановления экономики и, следовательно, темпы восстановления спроса на энергетические ресурсы.
    Нефтедобывающие, газодобывающие и угледобывающие компании не только снижают объемы добычи – друг за другом они снижают свои инвестиционные планы по всему спектру проектов, от геологоразведки до строительства и расширения заводов по переработке, по сжижению природного газа. По оценкам Международного Энергетического Агентства, только в этом году отрасль лишится 400 млрд долларов ранее планировавшихся инвестиций, что становится предвестником грядущего кризиса противоположной направленности – недостатка объемов углеводородов, который может начаться через несколько лет.

    Ряд экспертов, отталкиваясь от этого факта, заговорили о том, что необходимо увеличивать инвестиции в развитие ВИЭ – генерирующие мощности, использующие энергию ветра и солнца, не зависят от топлива, а потому «зеленая энергетика» это не только модно и современно, но еще и способ увеличить стабильность экономики. То, что при этом новостей о прорывных достижениях в развитии технологий накопления энергии, что ВИЭ-энергетика все так же остается принципиально не диспетчиризуемой, адептов «зеленой энергетики» нисколько не смущает. Анализ ситуации в мировой энергетике, опубликованный фондом «Сколково», к примеру, вообще не содержит понятия «атомная энергетика», хотя одна из основных заявленных тем этого доклада именно стабильность развития энергетики.
    ...В Германии совершенно серьезно обсуждаются перспективы масштабного развития водородной энергетики, причем возможным вариантом транспортировки рассматривается имеющаяся газотранспортная и газораспределительная системы — без оглядки на то, что химическая активность водорода настолько высока, что требует использования совершенно других методов защиты внутренних поверхностей газовых труб, которые не были рассчитаны на такую нагрузку. Но подобного рода «экзотика» — следствие всеобщей растерянности, в настоящее время никто не способен дать точный ответ, какой будет посткарантинная энергетика. Как будет выглядеть структура спроса, восстановится ли его объем полностью, все ли из добывающих компаний смогут остаться на рынке, сохранятся ли у крупных компаний и нефтедобывающих стран их сегменты рынка? Десятки вопросов, никакой определенности, нервы на пределе у многих.
    Пожалуй, апофеозом всеобщего напряжения можно считать прозвучавшее предложение одного из чиновником министерства энергетики США, который заявил о том, что правительство этой страны может рассмотреть возможность долевого участия в капитале сланцевых компаний, оказавшихся в затруднительном положении. Это напрямую противоречит действующему законодательству США, а заявлять подобное, когда до выборов президента в этой стране остается менее полугода можно действительно только от растерянности, от непонимания путей выхода из сложившейся ситуации.

    Нефть для Штатов – две стороны одной медали
    Нефть это не только самый продаваемый в мире товар, определяющий стоимость остальных энергоресурсов – это товар еще и «политический». С первых лет становления мирового рынка нефти она была инструментом международной политики, предметом бесконечного спора, о том, какой из двух подходов окажется сильнее: «Кто имеет ресурсы, тот имеет власть» или же «Кто имеет власть – тот всегда решит вопрос с ресурсами». Но кризис, при всем негативе, его сопровождающим, хорош тем, что помогает получить точные ответы на самые сложные вопросы.
    Если все нефтедобывающие страны в настоящее время ведут борьбу не за некую мифическую «победу», то КНР, государство с однопартийной системой и пятилетними планами комплексного развития уже выиграл все, что возможно. «Внезапно» выяснилось, что на территории Китая объем резервуаров для хранения нефти не уступает парку резервуаров в США, что у китайского правительства имелись финансовые резервы для закупки сотен миллионов баррелей нефти, которые с хирургической точностью были задействованы в тот момент, когда нефтяные котировки достигли минимума. Прямо противоположный пример – те самые Штаты, в которых сланцевая отрасль находится на грани полного коллапса, что стало прямым следствием торжества либеральной экономики в этой стране. Антимонопольное законодательство Штатов настолько жестко, что Дональд Трамп не имел и не имеет никаких возможностей присоединиться к соглашению ОПЕК+, США, как государство, имеет крайне скудный арсенал средств для серьезного вмешательства в добычу нефти частными компаниями. Мифы о том, что нефтяная отрасль занимает крошечную долю ВВП Штатов, мы уже разбирали – реально эта отрасль обеспечивает около 10% ВВП и не менее 10 млн рабочих мест в этой стране. Но и это – еще не вся значимость нефтяной отрасли для США, политический аспект имеется, и он весьма важен.
    С момента начала так называемой «сланцевой революции» добыча нефти в Штатах выросла с 7,9 млн баррелей в сутки в 2012 году до 12,24 млн баррелей в сутки – такую рекордную отметку нефтяники США достигли в 2019 году. Несмотря на то, что по объемам импорта нефти Штаты уступают только Китаю, в 2019 году они стали нетто-экспортером – «чистый» экспорт составил 2,2 млн баррелей в сутки. Обычно максимум внимания обращают именно на этот результат – США снова стали участником мирового рынка нефти, начали борьбу за собственные сегмента на нем и так далее. Но есть и совсем другая сторона вопроса.
    Дональд Трамп выиграл президентские выборы в ноябре 2016 года, по итогам следующего, 2017 года объем добычи нефти в Штатах составил 9,6 млн баррелей в сутки, объемы экспорта и импорта сравнялись друг с другом. Именно 2017 год стал знаковым для США – они вышли на самообеспечение нефтью, и это обеспечило Трампу возможность начала санкционной политики в отношении нефтедобывающих стран. Первым под дискриминационные меры со стороны США попал Иран, для чего Трамп вышел из СВПД, Совместного Всеобъемлющего Плана Действий по ядерной программе Ирана, которое его предшественник Барак Обама считал своим едва ли не высшим достижением на международной арене. Иран занимает четвертую строчку в мировом табеле о рангах по запасам нефти – ее здесь не менее 155 млрд баррелей, основные сорта – Iranian Light и Iranian Heavy.

    В январе 2019 года санкции США против окружения президента Венесуэлы Николаса Мадуры были расширены на нефтяной сектор этой страны, которая является «главной нефтяной кладовой планеты» — запасы оцениваются в фантастические 300 млрд баррелей. Тотальный крах сланцевой отрасли Штатов – это угроза их санкционной политики, это угроза «потери лица». Еще одна ирония судьбы – химические свойства нефти сорта Urals являются причиной того, что Штаты не вводят полномасштабные санкции против нефтяной отрасли России. Матушка-природа распорядилась так, что на территории США преобладают месторождения нефти легких сортов, для обеспечения своих потребителей полным ассортиментом нефтепродуктов Штаты вынуждены импортировать нефть тяжелых сортов. Если НПЗ, расположенные на севере этой страны традиционно используют тяжелую нефть Канады, то южные НПЗ не менее традиционно использовали тяжелую нефть Венесуэлы. Санкции Штатов против нефтяной отрасли Боливарианской Республики Венесуэла отрезали американские НПЗ от этого сырья. Наиболее близкая по химическому составу к венесуэльскому сорту Merey 16 – нефть сорта Iranian Heavy, доступ которой на американский внутренний рынок закрыт санкционным режимом, введенным Трампом.
    Единственным сортом нефти, который НПЗ южных штатов Америки могут перерабатывать без существенных изменений в технологических цепочках, оказалась нефть марки Urals. Физический объем поставок Urals в США за 2019 год вырос втрое – это, собственно говоря, и является основной причиной того, что Трамп отказывается идти на поводу у американских «ястребов», требующих ужесточить дискриминационные меры по отношению к России. Поставки Urals в Штаты растут и в 2020 году, несмотря на все проблемы с резко упавшим спросом на нефтепродукты, с дефицитом свободных резервуаров для хранения нефти. Под диктовку Трампа США без малейшего стеснения выходят из одного международного договора за другим – из Парижского соглашения по климату, из договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, из договора «Об открытом небе». А вот полномасштабных дискриминационных мер против Роснефти и Газпрома как не было, так и нет – американцы понимают, что для России эти компании являются «единым комплексом», их «атака» на газовом направлении может получить асимметричный ответ на нефтяном фронте, срыв на открытое противостояние Штатам попросту не выгоден.

    При всей сложности международных отношений внутри России руководители государства и ведущих нефтегазовых компаний подвергаются постоянной и ожесточенной критики, причем как со стороны представителей либерально-ориентированной части политического сектора, так и со стороны тех, кто декларирует свою приверженность левым взглядам. Если господа либералы критикуют Путина, Сечина и Миллера за излишнюю, по их мнению, государственную монополию в нефтегазовом секторе, то на противоположном фланге исключительно недовольны тем, что Россия «при Путине села на нефтяную иглу и социально-экономическая ситуация целиком и полностью зависит только от нефти». Истина, на наш взгляд, как и обычно, находится где-то посередине. Пресловутая «нефтяная игла», диаметр которой явно преувеличен, появилась далеко не сегодня, а что бывает при отсутствии государственного регулирования нефтяного сектора, мы можем наблюдать в режиме «онлайн» на примере США. Если при кризисе перепроизводства, произошедшем в 2015-2016 годах банкротства сланцевых компаний начались через полгода после его начала, то по состоянию на конец мая 2020 года в Штатах успели обанкротиться уже 17 таких компаний и, по оценке МЭА, к концу года их число может вырасти до 73-х. Конечно, у нас и своих проблем в нефтяном секторе предостаточно, но сокращения сотен тысяч рабочих мест точно не наблюдается.

    Этапы развития советского экспорта нефти
    Для того, чтобы здраво оценить «фактор нефтяной иглы», стоит припомнить, как развивался экспорт сырой нефти и нефтепродуктов на протяжении предыдущего этапа развития России – в годы Советской власти. Конечно, рассказ об этом не может поместиться в рамки одной публикации, но беглый анализ вполне возможен.
    В развитии советского экспорта нефти можно условно выделить четыре этапа. После Гражданской войны у Советской России проблем было много – нужно было не только в сжатые сроки суметь восстановить разрушенное войной, но идти в развитии вперед. Нефтяная отрасль в царской России была достаточно развита, но основным экспортным товаром был керосин, спрос на который в начале 20-х упал в несколько раз – миру был нужен бензин, эпоха керосина как главного продукта нефтепереработки ушла в прошлое. Бензин нужен был и юному Советскому Союзу, но для строительства современных НПЗ не было ни средств, ни технологий, ни квалифицированных кадров. Знакомая ситуация, не так ли? Вот только есть коренное отличие от сегодняшней ситуации: в 1932 году из Союза на экспорт было поставлено около 500 тысяч тонн сырой нефти, а нефтепродуктов – 5,5 млн тонн, в 11 раз больше. Экспортировали … мазут, куда как менее «технологичный» продукт, чем керосин. Но ничего другого НПЗ, доставшиеся от Империи, производить были не способны, они были «заточены» под производство керосина, мазут был товаром «второго сорта». Зато мазут охотно покупали в Европе – в 1932 году доля нефти и нефтепродуктов в советском экспорте составила почти 20%. Но это был государственный экспорт — внешняя торговля была монополизирована государством, поскольку Советская власть не верила в «эффективного частного собственника» и действовала по принципу «Хочешь сделать хорошо – сделай сам». И этот метод сработал – практически все полученные валютные средства были вброшены в скупку технологий, в скупку иностранных специалистов, в строительство современных НПЗ, которые производили уже авиационный керосин, бензин, дизельное топливо.


    В 1933 партия сказала экспорту нефти «Стоп» — и он стал стремительно сокращаться. В 1939 году на экспорт было поставлено 244 тонны (без тысяч, просто 244 тонны) нефти и 450 тысяч тонн нефтепродуктов. Это составляло 2% от союзной добычи, вся остальная нефть уходила на удовлетворение стремительно росшего спроса в стране, проходившей стремительную индустриализацию и одновременно — механизацию сельского хозяйства. Доля нефти в советском экспорте снизилась до 6,5%, в три раза. Еще раз: до 1932 СССР наращивал экспорт нефти, цинично пользуясь тем, что на Западе как раз в это время разразилась Великая депрессия, в результате технологии и специалисты а) подешевели и б) то и другое охотно продавали даже идеологическим противникам, поскольку платежеспособных покупателей физически не существовало.
    На вот таких примерах и нужно рассказывать про «эффективных частных собственников» – за океаном они в это время жгли и топили продовольствие, а государственный собственник в СССР получил несколько иные результаты. Добыча нефти увеличилась в три раза по сравнению с 1923 годом, производство тракторов с 1929 по 1939 годы увеличилось в 14,6 раза, производство автомобилей – в 118 раз, про военную технику говорить вообще не получается – количество танков, самолетов, грузовиков выросло в невероятное количество раз, калькулятор с такими числами справляется с трудом. А в 1940 году экспорт нефтепродуктов внезапно вырос – в Германию за год было поставлено 657 тысяч тонн. Так выглядели условия Договора о ненападении между СССР и Германией от 23 августа 1939 года. Но при этом СССР не был главным поставщиком нефти в Третий рейх – скромная Румыния экспортировала в Германию в 2,5 раза большие объемы. 1940 год – окончание второго этапа развития нефтяного экспорта в СССР. Но тема советских поставок в Германию по договору 1939 года обширна настолько, что в подробности погружаться в рамках одной статьи нет никакого смысла.

    Третий этап советского экспорта нефти наступил в 1945 году, когда СССР снова вынужден был восстанавливать эту промышленность – добыча нефти в 1945 году составила 60% от довоенного уровня, менее 20 млн тонн. Экспорт, тем не менее, рос – странам Восточной Европы нужны были нефтепродукты, это был, так сказать, наш ответ на американский план Маршалла. Но восстанавливалась нефтедобыча быстро – привели в порядок кавказские промыслы, а с средины 50-х максимум сил бросили на «второй Баку» — нефть Волго-Уральской нефтяной провинции. 1955-й: добыча – 70 млн тонн, экспорт нефти – 3 млн тонн, экспорт нефтепродуктов – 5 млн тонн. 1965: добыча – 242 млн тонн, экспорт нефти – 43 млн тонн, нефтепродуктов – 21 млн тонн. Проценты считать опять невозможно. 10 лет – рост добычи в 3,5 раза, рост экспорта нефти – в 15 раз, рост экспорта нефтепродуктов – в 4 раза. Экспорт нефти рос быстрее, чем экспорт нефтепродуктов – мы просто не успевали строить еще больше НПЗ, за 20 послевоенных лет только крупных было построено 16 штук по всей стране. Куда шел экспорт?
    В 1959 году началось строительство магистрального нефтепровода «Дружба», протяженность которого на том этапе составила 4’700 км, мощность – 8,3 млн тонн или 60 млн баррелей нефти в год. Завершили строительство «Дружбы» в 1964 году, нефть из Альметьевска пришла в ВНР (Венгерскую Народную Республику), ЧССР (Чехословацкую Социалистическую Республику), ПНР (Польскую Народную Республику) и в ГДР (Германскую Демократическую Республику), где на советской нефти стали планомерно строить один НПЗ за другим. Нефть пошла и дальше, в Западную Европу, хотя Штаты и пытались остановить своих подчиненных – опасались, что из-за дешевой нефти НАТО может треснуть по швам. И эти опасения не были химерой – СССР убедительно показывал, что умеет пользоваться нефтью как политическим оружием. Октябрь 1956 года – Суэцкий кризис, как это принято называть, а по факту – тройственная агрессия Англии, Франции и Израиля против Египта, президентом которого в то время был Герой Советского Союза Абдель Насер. Штаты … выступили против агрессии и не поддержали союзников – им категорически не нравились две европейские колониальные державы, которые имели слишком большое влияние на Ближнем Востоке. Ответом Англии и Франции стало нефтяное эмбарго против Египта, на что тут же последовал ответ со стороны СССР: поставки нефти в Египет в 1955 году составляли 400 тысяч тонн, а в 1956 году – 1,5 млн тонн. В этом случае цели СССР и США совпали – бывало и так. Но всего через пять лет интересы разошлись: Фидель Кастро национализировал все НПЗ Кубы, в ответ Джон Кеннеди в том же 1961 году ввел эмбарго против Острова Свободы. Объем поставок советской нефти на Кубу в 1962 году (год Карибского кризиса) составил 4,8 млн тонн, хотя за год до этого поставок просто не было.

    «Золотой век» советской нефтянки
    Четвертый этап развития советского экспорта нефти начался в 1974 году, однако этому предшествовал мощнейший подготовительный период. В 1965 году было открыто гигантское нефтяное месторождение в Самотлоре (7 млрд тонн доказанных запасов) и Заполярное нефтегазоконденсатное, в 1969-м – Ямбургское нефтегазоконденсатное. Перечислять можно долго – Федоровское, Мамонтовское, Уренгойское газовое, а общее число открытий месторождений нефти и газа на территории Западной Сибири к 1970 году составило более 80. Добыча нефти в Западной Сибири: 1965 год – 953 тысячи тонн, 1970 – 28 млн тонн, 1975 год – 141 млн тонн. Конец 60-х – начало 70-х – годы, когда в Сибири в невероятном темпе росли новые и новые города и поселки: Сургут, Нижневартовск, Мегион, Уренгой и Новый Уренгой, Когалым, Лангепас, Нягань. Так что экономисты и политики могут относиться к Советскому Союзу начала 70-х по-разному, а для нефтяной, газовой отрасли это был самый настоящий «золотой век». Именно начало 70-х годов прошлого века – то время, когда были не только разведаны новые углеводородные месторождения, но и проведена масштабная подготовка к их промышленному освоению.
    У нефтегазовой отрасли Советского Союза, а теперь и у России была и есть проблема, которая никуда и никогда не исчезнет, и которой нет ни у одной другой страны – огромные расстояния от месторождений до потенциальных рынков сбыта. Кроме того, эта проблема накладывается на другую, которую Россия не может решить вот уже полтысячи лет – неравномерность нашего пространственного развития. Из 150 млн населения современной России за Уральским хребтом, в нашей азиатской части проживает всего 20 млн человек, менее 15% населения. Месторождения углеводородов в Сибири и в Арктике, а промышленные центры большей своей частью – на нашей европейской территории. Единственный способ, который можно было использовать 50 лет тому назад – строительство новых и новых магистральных трубопроводов, при этом технология производства труб большого диаметра окончательно освоена в 2018 году. И этот факт – еще один из числа тех, которые старательно «не видят» многочисленные даже не критики, а критиканы руководства нашей страны, которые предпочитают уводить в тень то, что многие проблемы в нашей стране существовали на протяжении десятилетий. Вероятно, отсутствие свободы слова в ее современном понимании в СССР, действительно было отрицательным фактором, но можно с чистой совестью констатировать – на рубеже 60-70-х годов огромной стране было не до дискуссий, страна «просто» работала для того, чтобы углеводородные богатства наших недр помогли поднять уровень жизни.

    Да, и в наше время есть примеры того, как крошечные поселки постепенно превращаются в небольшие города, но эти примеры – штучные, а 50 лет назад таких примеров было в десятки раз больше. При этом в СССР тех лет хватало знаковых событий и без нефтегазовой отрасли – на великих сибирских реках строились мощные ГЭС, новые «фабрики электричества», строилась новая промышленность. Одновременно со всеми гигантскими стройками именно к концу 60-х годов советский атомный и ракетный проекты достигли того уровня, при котором не только Советский Союз, но и США вынуждены были зафиксировать – военный потенциал двух сверхдержав сравнялся, шансы возможности военного успеха в войне против нашей страны стали равны нулю – любая агрессия имела только один возможный исход, называемый крайне неприятно звучащим словом «взаимоуничтожение».
    Сейчас об американском президенте США Ричарде Никсоне если и вспоминают, то только в связи с знаменитым «Уотергейтом», шпионском скандале, закончившемся его досрочной отставке. А вот о том, что в 1972 году он на встречах с генеральным секретарем ЦК КПСС Леонидом Ильичем Брежневым обсуждал вопросы возможных поставок сжиженного природного газа, вспоминают только специалисты по государственным архивам. До эпохи «сланцевой революции» на тот момент оставалось более 40 лет, и руководители двух государств рассматривали проект строительства не только магистральных газопроводов от сибирских месторождений до атлантического побережья, но и заводов по сжижению газа, и строительства флота специализированных танкеров-газовозов. Впрочем, проекту этому было не суждено сбыться не только из-за внутренних проблем в США, среди высших политиков которых во все времена хватало влиятельных «ястребов» и не только из-за «Уотергейта» — основной причиной стал всемирный нефтяной кризис 1973 года. Как и у любого другого кризиса, у нефтяного-73 имелся целый ряд причин, и только позднее возник повод.

    Нефтяной кризис 1973 – причины и повод
    Если коротко, списком, то причин нефтяного кризиса-73 было три. После Второй мировой войны шло постепенное разрушение колониальной системы мира, одновременно рос страх коллективного Запада перед успехами СССР — перед тем, что социализм окажется слишком привлекателен для бывших колоний. Третья причина не так очевидна, но доказуема: крупному капиталу Штатов и Великобритании требовался резкий рост мировых цен на нефть. Занимательно, что оба первых фактора стартовали практически синхронно: в 1917 году в тогда уже бывшей Российской Империи произошла Великая Октябрьская социалистическая революция, а на другой стороне планеты, в Мексике, в декабре 1916-го была утверждена новая конституция с ее статьей №27:
    «Подземные недра принадлежат не владельцу расположенной на поверхности собственности, а мексиканскому государству».
    До этого момента во многих нефтеносных странах мира картинка была совершенно однообразной: англосаксонские компании искали и находили на их территории нефть и добывали ее, получая сверхприбыли, при этом не обращая никакого внимания на местные национальные правительства и их интересы. Так что гражданская война в Мексике, череда восстаний и переворотов, закончившаяся в декабре 1916 года принятием до сих пор действующей конституции – начало новой эры в Западном полушарии. Равенство всех граждан, недра – народу, земли латифундий – крестьянам, отделение церкви от государства и национализация ее имущества, легализация профсоюзов и так далее. Все очень знакомо, вот только не было в Мексике партии большевиков, которая могла бы свои лозунги превратить в реальность жестко, решительно и быстро, потому в этой стране все шло по алгоритму «шаг вперед и два назад». Но сколь веревочке не вейся, как говорится. Конечно, на руку Мексике играло то, что доминировали на ее территории не американские, а европейские компании – Royal Dutch Shell контролировала 65% объемов добычи, американская Standard Оil of New Jersey добывала менее 30%. Потому Штаты и не стали вмешиваться в события 1938 года, когда президент Мексики Карденас подписал закон о национализации имущества всех иностранных нефтяных компаний.
    В 1939 году началась Вторая мировая, и Рузвельт окончательно решил, что государственные интересы Штатов важнее интересов Стандарт Ойл – наследникам Рокфеллера была выплачена грошовая компенсация, а Мексика решила, что быть союзницей Японии и Германии ей не нравится. Итог – Petroleos Mexicanos стала крупнейшей государственной нефтяной компанией, а произошедшее в Мексике стало созданием модели будущего. Следующий шаг в том же направлении сделала Венесуэла принятием «Закона о нефти» в 1943 году, который называют законом «50 на 50» — иностранные нефтяные компании по нему были обязаны отдавать государству Венесуэла 50% прибыли. И уже через пять лет доходы Венесуэлы от нефти выросли в 6 раз по сравнению с 1942 годом – пример оказался крайне заразительным не только для Латинской Америки, но и для Ближнего Востока. Еще через семь лет настало время фиксировать появление фактора №2 – советского социализма.
    Интересы Штатов в Венесуэле представляла все та же Standard Оil of New Jersey, Штаты по окончании Второй мировой вполне могли бы и вмешаться в сложившуюся в этой стране ситуацию. Однако на два стула седалища им в тот раз не хватило – в июне 1950 году началась Корейская война. Этот момент посчитали крайне удачным сразу несколько бывших колоний на Ближнем Востоке. 30 декабря того же 1950 года – дата подписания договора о разделе прибыли от добычи нефти по принципу 50/50 между США и Саудовской Аравией, и еще до конца зимы 1951 года Штаты подписали такие же соглашения с Кувейтом, Ираном и Ираком. Росли доходы нефтеносных стран, росли и крепли их амбиции, желания соглашаться на доминирование иностранцев на месторождениях становилось все меньше, однако господа иностранцы не хотели этого понимать. В 50-е годы добыча нефти росла быстрее спроса, а торговля шла на основании одинакового для всех алгоритма: нефтеносное государство объявляло цену нефти для покупателей, половину которой добывающие компании должны были платить в бюджет этого государства. Но ответ на превышение предложения над спросом во все времена был один и тот же: «Не получается продать – объявляем скидку», что и делали компании, которые вели добычу на территории Мексики, Венесуэлы, Саудовской Аравии, Ирана, Ирака и Кувейта.

    Но нефтеносные страны плевать на это хотели и продолжали забирать 50% именно от объявленной их правительствами цены. Такая наглость и пренебрежение интересами «старших товарищей» не могла не вызывать растущего раздражения у владельцев крупных нефтяных западных кампаний, которые на тот момент были уверены, что им вполне хватит сил, чтобы поставить «зарвавшихся наглецов» на место. 9 августа 1960 года все та же Standard Оil of New Jersey, без всяких переговоров заявила об одностороннем снижении объявленной цены ближневосточной нефти на 7%. Реакция была жесткая и неожиданная для белых сахибов: возмущенные таким хамством Саудовская Аравия, Иран, Ирак, Кувейт и Венесуэла 14 сентября того же 1960 года объявили о создании ОПЕК, Организации стран-экспортеров нефти. Новая организация и не думала стесняться, сразу объявив своей главной целью обеспечение роста цены нефти и недопущение ее снижения.
    ОПЕК – рождение и становление
    Запад этот «бунт», который он сам и спровоцировал своей неземной мудростью, откровенно прозевал, а возможности для военного ответа отсутствовали напрочь – и без Ближнего Востока проблем хватало. Вьетнамская война, алжирские события и последовавшая за ними студенческая весна в Париже и так далее, про что намного профессиональнее могут рассказать специалисты-политологи. В 1961 году в ОПЕК вступил Катар, в 1962 году – Индонезия и Ливия, в 1967 году – ОАЭ, в 1969 – Ливия. В ночь с 31 августа на 1 сентября 1969 в результате госпереворота к власти в Ливии пришел полковник Кадаффи, который сходу пошел в дальнейшее наступление на иностранные компании: повысил объявленную цену нефти на 30 центов за баррель (для понимания масштабов трагедии – цена барреля тогда не превышала 2,50 – 2,70 доллара за баррель) и тут же затребовал повышения доли Ливии с 50 до 55%. Не успели англосаксы прийти в себя от наглости молодого выскочки, как раздался голос шаха Ирана – «И мне 55%», а по ту сторону океана Венесуэла затребовала и вовсе 60% и права самостоятельно объявлять цену, без согласования с добывающими компаниями. Конференция ОПЕК на своей конференции 1961 года объявила 55% единым требованием, и Запад «скушал» это требование, поскольку полковник Каддафи на той конференции заявил, что надо бы задуматься об опыте Мексики с ее полной национализацией имущества нефтяных компаний.
    55% было компромиссным решением – глава ОПЕК того времени министр нефти Саудовской Аравии Ямами понимал, что нефть это не только политика, но и реальный бизнес. Национализация имущества нефтяных компаний могла привести к проблемам с торговлей – основными покупателями тогда, как и сейчас, были европейские страны, потому к следующим шагам нужно было готовиться, и готовиться основательно. Но восток – дело тонкое, к страны-члены ОПЕК к мнению Ямами прислушивались, но действовали порой куда как более самостоятельно. В 1971 году Англия окончательно ушла из Персидского залива, и Иран, воспользовавшись этим моментом, тут же захватил несколько небольших островов в Ормузском проливе. То же самое другими словами: неарабская страна отхватила арабскую территорию, Ливия и Ирак тут же заявили, что виновата в этом … Англия. Ливия национализировала участки British Petroleum на своей территории, Ирак национализировал месторождение Киркук. Ямами, который устал делать вид, что очень недоволен происходящим, в октябре 1972 года навязал западным компаниям новое соглашение: немедленная передача арабским государствам 25% капитала и поэтапное увеличение их доли до 51% к 1983 году.
    В 1971 к этой разгуляй-компании под названием ОПЕК присоединилась Нигерия, в конце 1972 года Каддафи национализировал всю нефтедобычу итальянской Eni, и, чуть отдышавшись, продолжил те же действия по отношению к компаниям США. Ямами такой прыти не ожидал, и вполне может быть, придумал бы способ договориться с Каддафи, если бы не события 10 октября 1973 года. В ночь наступления иудейского праздника Йом-Киппур авиация и артиллерия Египта на юге Израиля и Сирии на севере одновременно начали артобстрел и бомбардировку еврейского государства. Это был уже конфликт не арабов с персами, а война мусульман и иудеев, что автоматически сняло все противоречия внутри ОПЕК. Поскольку США, Канада, Япония, Великобритания и Нидерланды поддержали поставками вооружения Израиль, ОПЕК решилась на использование невиданного в истории оружия – нефти

    Аналитический онлайн-журнал Геоэнергетика.ru никогда не специализировался на истории специальных операций и всевозможных политических интриг, выводов делать мы не намерены. Насколько мы в курсе (можем и ошибаться, конечно), никогда и нигде убедительных доказательств того, что СССР каким-то образом способствовал началу четвертой по счету арабо-израильской войны никто предоставить не смог. Мы всего лишь перечислим факты: к тому времени, когда стремительно стартовало промышленное освоение нефти Западной Сибири, сами по себе резко обострились отношения Египта, Сирии и Израиля — как вы понимаете, мы глубоко убеждены, что совпадение было совершенно случайным. Еще более случайно то, что 27 января 1973 года Штаты после целого ряда обидных и оскорбительных поражений вынуждены были подписать Парижское соглашение с Вьетнамом, по которому американские войска были выведены из этой страны 29 марта того же года. Про уровень пацифистских настроений в США мы знаем исключительно понаслышке – народ США отчего-то и почему-то был настроен резко против любых широкомасштабных военных авантюр своего правительства. Досужие языки уверяют, что СССР имел какое-то отношение к войне во Вьетнаме, но это, само собой, клевета и наветы. Просто вот такой получился 1973-ий год – целый ряд случайностей случайно случился именно тогда, вероятно, в это время телец находился в козероге, а Сатурн ввалился в гости в дом Марса или что-то в этом роде. Никаких фактов, доказывающих причастность Советского Союза к началу арабо-израильской войны 1973 года не было и нет, нефть Самотлора никакого отношения к событиям того года не имела.

    Четвертая арабо-израильская война
    16 октября 1973 года представители Саудовской Аравии, Ирака, Ирана, Кувейта, Катара и ОАЭ на конференции ОПЕК в Эль-Кувейте применили оружие массового поражения, приняв следующее решение: поднять объявленную цену на нефть Персидского залива на 70%, с 2,90 доллара за баррель до 5,11 доллара. Решение было принято в одностороннем порядке, даже без намека на переговоры с западными добывающими компаниями. Ямами это решение прокомментировал коротко: «Это момент, которого я долго ждал. Теперь он наступил – мы полные хозяева своего товара». Вторая часть решения этой конференции: сократить добычу и экспорт нефти на 5% и понижать ежемесячно на 5% до той поры, пока союзники Израиля не перестанут его поддерживать, при этом поставки дружественным странам оставить на прежнем уровне. То есть эмбарго не было тотальным, и это был очень мощный ход – на мировом рынке нефти возникла полнейшая неопределенность, между странами-импортерами началось соперничество за нефть Персидского залива. ОПЕК еще и усилила эту неопределенность: несколько стран заявили, что будут сокращать добычу и экспорт не на 5, а на 10%, а Ямами – удивительное дело — оказался не в силах привести эти страны к порядку.
    1973-й год – год сплошных случайностей, ничего не поделаешь. 19 октября мистер Никсон объявил, что Штаты увеличат военную помощь Израилю до 2,2 млрд долларов. В ответ в тот же день Каддафи объявил о том, что он вводит полное эмбарго на поставки нефти в Штаты. В 2 часа ночи 20 октября мистер Никсон вылетел на переговоры о перемирии между воюющими сторонами, которые чисто случайно проходили в городе Москве – еще одно удивительное и, конечно, тоже случайное совпадение. И вот в тот момент, когда мистер Никсон думал о чем-то случайном, сидя в кресле самолета, поступила новость: Саудовская Аравия присоединилась к эмбарго, объявленному Ливией. К тому моменту, когда самолет приземлился в Москве, к эмбарго присоединились все остальные арабские страны ОПЕК и Иран. Страны, попавшие 100%-но под нефтяное эмбарго: Штаты, Британия, Канада, Япония, Нидерланды.
    Дальше все просто. Объявленная цена в 5,11 доллара за баррель на аукционе, который организовала Нигерия, была несколько превышена, достигнув 16 долларов. В середине декабря на аукционе в Тегеране цена перевалила за 17 долларов, то есть рост цены с октября по декабрь был чуть-чуть выше 600%. Изменение в процентах нагляднее всего, чтобы не высчитывать стоимость доллара наших дней со стоимостью доллара в 1973-м. Вот на сегодня цена фьючерсов на нефть около 35 долларов, для аналогичной картинки надо предположить, что в конце июля эти цены выросли до 210 долларов за баррель. Что бы в таком случае творилось в нашем лучшем из миров, можно только вообразить – у кого на сколько фантазии хватит. Но ОПЕК не стала додавливать ситуацию до полного абсурда – на конференции в конце 1973 года была объявлена цена 11,65 доллара за баррель. В октябре – 2,90, в конце года – 11,65, то есть ровно в 4 раза, под красивый комментарий в исполнении шаха Ирана:
    «Эта цена назначена исключительно из любезности и благородства».
    Согласитесь, современные «мастера троллинга» на этом фоне – желторотые птенцы. Суммарные доходы стран ОПЕК от продажи нефти в 1972 году – 23 млрд долларов, в 1977 – 140 млрд. Без комментариев, как говорится.

    Посткризисный этап 1973
    Описаниям того, что происходило «по ту строну нефтяной границы», посвящены десятки книг. Талоны на бензин – это Англия, Германия — это чрезвычайный запрет на вождение легковых автомобилей по воскресеньям. Спрос на велосипеды в Европе действительно вырос кратно, а премьер-министр Голландии демонстративно ездил на двухколесной машине на работу, в Италии пару лет и вовсе просуществовал черный рынок велосипедов. Автомобильное топливо на АЗС Штатов в считанные дни поднялись на 70%, что стало закатом эры огромных «Кадиллаков» и «Бьюиков» — западная автомобилестроительная промышленность стала стремительно осваивать производство экономичных малолитражек. Однако попытки рисовать картины «американского апокалипсиса» мрачными красками разбиваются вдребезги в связи с рядом особенностей законодательства США, действовавшего в те времена: по настоянию нефтепромышленников Эйзенхауэр еще в 1959 году ввел квоты на импорт нефти – именно для защиты внутреннего рынка от ближневосточной нефти, так что в Штатах проблем не было. А еще имеются вот такие статистические данные: в 1973 в Штатах было добыто 515 млн тонн нефти, в Саудовской Аравии – 380 млн тонн. Вывод прост – не было никаких объективных рыночных причин для столь значительного и стремительного роста цен на нефтепродукты в США. Но рост – был.
    В 2008 году на русском языке была издана замечательная книга французского специалиста по истории нефтяной отрасли Эрика Лорана – «Нефть: ложь, тайны и махинации». Прекрасная книга, в которой собрано множество чрезвычайно интересных фактов. К примеру, там приведена фраза Дэвида Рокфеллера, внука «того самого» Джона Рокфеллера, основателя Standard Oil, и владельца пакетов акций множества крупнейших нефтяных компаний, сказанная в первой половине все того же 1973 года:
    «Три триллиона долларов нужны нефтяной индустрии в грядущие годы в том, что касается инвестиций».
    Было начато сразу несколько крупных проектов, окупаемость которых при ценах начала 1973 года была крайне туманна: нефтепровод на Аляске, разработка глубоководных месторождений в Северном море и в Мексиканском заливе и т.д. По данным Лорана, 30 ведущих нефтяных компаний мира, в основном на тот момент именно американских, за 1974 год увеличили свою прибыль на 71%, хотя их добыча нефти выросла только на 10%. Но дело было не только в нефтяных компаниях. Напомним, что в 1971 году США официально отказались от Бреттон-Вудской системы, то есть от обязательств обмена долларов на золото. С 1972 года объем денежной массы под названием «доллар» стал стремительно расти, инфляции можно было избежать только за счет обеспечения высочайшего спроса на эту денежную единицу за пределами Соединенных Штатов. Давайте еще раз вспомним, какие страны участвовали в конференции ОПЕК в октябре 1973 года: Саудовская Аравия, Иран, Ирак, Кувейт, Катар, ОАЭ. В военном отношении – полные ничтожества, режимы в этих странах едва ли не в буквальном смысле слова держались на американских штыках.

    В феврале 1975 года было подписано секретное на тот момент соглашение между министерством финансов США и Валютным Агентством Саудовской Аравии, которое на сегодняшнее время давно является секретом Полишинеля. По нему Королевство Саудовская Аравия (КСА), согласовав это со всем ОПЕК, обязалось вести торговлю нефтью только за доллары США, а для того, чтобы правильно, безошибочно размещать эти активы, Эр-Рияд принял в свой госбанк на пост старшего советника по инвестициям Дэвида Малфорда из лондонской White Weld & Co. Малфор и присоветовал – саудовские нефтедоллары легли на счета в Чейз Манхэттен Банк, Ситибанк, Банк оф Америка, Барклай, Ллойд, Мидлэнд Банк и так далее. Экономика США в принципе не могла пострадать от нефтяного шока 1973 года, вот только нефтяные компании самих Штатов не преминули задрать цены для своих же потребителей: что делать, кому сейчас легко…
    В Штатах собственники недр по закону – владельцы земельных участков над ними, а это несколько миллионов человек, доходы которых резко подскочили – и американские нефтяники и банкиры получили мощную политическую поддержку. Рост цен сделал рентабельной добычу на Аляске, строительство нефтепровода и нескольких крупных НПЗ, позволил англосаксонским компаниям начать прибыльную добычу в Северном море. А это – сотни тысяч рабочих мест, это усиление поддержки авторов этой фантастический комбинации. Саудовские доллары в американских банках – это дешевые кредиты американскому бизнесу, рост экономики. Так что да, кризис 1973 года повлиял на американскую экономику, причем очень и очень сильно. Кратно вырос спрос на доллары, ФРС получила возможность печатать их практически в любом количестве, обогатились владельцы нефтеносных участков, вырос объем добычи и переработки нефти, более высокооплачиваемыми стали рабочие места. Поток денег с Ближнего Востока стал настолько велик, что американские банки приступили к массированному кредитованию многих и многих стран – долларами, которые им были нужны для импорта ставшей такой дорогой нефти. Именно с момента нефтяного кризиса-73 страны, которые тогда было принято называть «развивающимися», перешли в разряд «стран третьего мира» — выросшие в 4-5 раз расходы на импорт необходимой им нефти сделал их государственные бюджеты дефицитными, эту проблему руководители этих государств вынуждены были решать при помощи государственных займов. Займов у государства, которое имело для этого возможности – у США. Бывшие колонии Великобритании без всяких войн и агрессий перешли из состояния подчинения бывшей метрополии в состояние зависимости от крупнейших банков США – без единого выстрела или акта агрессии. Впрочем, вопрос о том, где заканчиваются британские банки и начинаются американские однозначного ответа никогда не имел.
    Несколько особняком в истории с последствиями нефтяного кризиса-73 стоит Федеративная Республика Германия. После отказа Штатов от золотого обмена доллара в 1971 году немецкая марка значительно укрепилась – целый ряд стран предпочитал марку ставшему необеспеченному доллару. ФРГ в те годы руководил Вилли Брандт, проводивший политику сближения с СССР. Могли Штаты мириться с ростом авторитета вот такой страны, которая вдруг попыталась проводить самостоятельную экономическую политику? 1973 и 1974 год для ФРГ – это инфляция в 8%, полмиллиона безработных как следствие того, что стоимость импортируемой нефти за год выросла на 17 млрд долларов, крах ведущего банка страны Gerstadt, кризис в промышленности, в сельском хозяйстве, в транспортной отрасли и – отставка Брандта в 1974 году, поскольку он действительно не справился с 400%-ным ростом нефтяных цен, причем рост был в долларах, интерес к немецкой марке исчез, как с белых яблонь дым. Социал-демократ Вилли Брандт, при котором была подписана знаменита сделка «Газ в обмен на трубы», который настоял на нейтралитете ФРГ в арабо-израильском конфликте и запретил американцам использовать их базы в Германии для переброски оружия Израилю, стал политическим пенсионером. Отношения ФРГ с СССР, ФРГ с США пошли по совсем иному пути, чем это могло бы быть без нефтяного кризиса-73.
    Доля советской нефти была очень невелика – экспорт шел в страны СЭВ и на Кубу, про эпизод с Египтом мы уже рассказали. А вот после скачка цен в 4 раза ситуация, конечно, изменилась, особенно с учетом того, что происходило в Западно-Сибирской нефтяной провинции. Фантастический рост объемов добычи в комплекте с не менее фантастическим ростом цены – это не могло не оказать влияния на советский нефтяной сектор, чудес ведь на свете не бывает. Давайте как положено – по пятилеткам.

    1970 год: экспорт нефти – 67 млн тонн, нефтепродуктов – 29 млн тонн;
    1975 год: экспорт нефти – 93 млн тонн, нефтепродуктов – 37,4 млн тонн;
    1980 год экспорт нефти – 119 млн тонн, нефтепродуктов – 50 млн тонн.​

    Итого за 10 лет экспорт нефти вырос на 52 млн тонн, экспорт нефтепродуктов – только на 21 млн тонн. Экспорт нефти рос куда как быстрее экспорта нефтепродуктов, и именно это и называется той самой «нефтяной иглой». Еще убедительнее доказательство того, что именно в 70-е годы прошлого века наша страна добровольно пошла на это «иглоукалывание» — данные об экспорте нефти и нефтепродуктов не в миллионах тонн, а в долларах.
    1970 год: доходы от экспорта нефти и продуктов – 1,87 млрд долларов,
    1975 год – 3 млрд долларов, 1980 год – 12,3 млрд долларов.​
    Всего нефтедолларов с 1976 по 1985 года в Союз поступило 107 млрд, в то время как за предыдущие 10 лет – 16 млрд. Вот только руководство СССР 70-х годов – это было уже другое поколение советской элиты, маневр «нефть в обмен на технологии и оборудование» сталинской поры был повторен только на половину: 50% валютной выручки от торговли нефтью и нефтепродуктами уходило на закупку четырех товарных позиций – зерно, мясо, одежда, обувь. Финские сапоги и мужские костюмы, французская женская одежда, американские джинсы в советской торговле появлялись в минимальных количествах, мгновенно перекочевывая на росший, как на дрожжах, черный рынок. Импортные обувь и одежда стали потрясающей силы рекламой западной модели экономики в нашей социалистической стране, во что это вылилось, как сказалось на качестве советской элиты всего через десяток-полтора лет – известно.
    Разумеется, все изложенное о нефтяном кризисе-73 – дела давно минувших дней, о параллелях с нынешними событиями каждый может сделать выводы самостоятельно. Мы же хотели обратить внимание всего на несколько фактов. Понятие «нефтяная игла» для нашей страны возникло вовсе не после 1991 года, а намного раньше. Нефть, мировой рынок нефти с самого начала своего существования оказывал мощное влияние на мировую политику, как и международная политика изначально значительно влияла на развитие мирового рынка нефти, нефть и политику невозможно рассматривать отдельно друг от друга. И все так же, как и сто лет тому назад, очень многое зависит от человеческого фактора. И в двадцатые-тридцатые годы, и в семидесятые годы прошлого века нефтяной сектор в СССР целиком и полностью находился в руках государства, внешняя торговля оставалась государственной монополией на протяжении всего этого времени. Вот только в первые годы Советской власти прибыль от нефтяного экспорта стала базой для создания новых отраслей промышленности, для развития новых технологий, а в 70-е прибыль от экспорта уходила на приобретение, как тогда было принято говорить, «товаров повседневного спроса» и на помощь режимам, заявлявшим о своем стремлении «построить социализм». Результат применения первого из описанных подходов – готовность СССР к грянувшей «войне моторов», какой была Великая Отечественная война. Результат использования второго метода – перестройка, гласность и прочая демократия, закончившаяся распадом СССР. Потому очень хочется, чтобы в наше время наши руководители хорошо помнили об этих полученных уроках и сумели сделать правильные выводы
     
  11. macribre

    macribre

    Репутация:
    0
    macribre, 16 июн 2020
    when reopen?
     
  12. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.971.217.800.925
    Stirik, 24 июн 2020
    Немного из истории денег
    Сизиф, коварно обманувший богов, потому был приговорён ими на постоянный каторжный труд без конца. Он катил на вершину огромный обломок скалы, однако, незадолго до цели, тот выскальзывал из рук и падал вниз. Всё приходилось начинать сначала. Снова и снова, вечно и бесконечно.
    [​IMG]
    Были времена, когда в окрестностях святой горы с Акрополем и в Дельфах верили в Сизифа, богов и оракула, а развитие страны было путеводным для всей Европы не только из-за философов и поэтов, но и, безусловно, из-за кредитно-финансовой системы и банков.
    Драхма - старейшая валюте мира, пожалуй даже самая первая мировая валюта, которая когда-то имела хождение на трёх континентах.
    Любая другая монета, попавшая в четвёртом тысячилетии в руки полководца Александра переплавлялась и чеканилась в греческую монету.
    В Вавилоне он не только завоевал город, как новый центр империи, но и захватил огромное количество драгоценного металла, который попал в экономику.
    В городе-государстве Афинах первые монеты, уже тогда называемые "драхма", появились в 600-х годах до н.э. Слово "драхма" происходит от греческого "хватать", "брать".
    Это был Солон - греческий поэт и государственный деятель, тот, кто в 594 г. до н.э. определил точную расчётную величину драхмы. На монете уже тогда была изображена сова, которая сейчас украшает греческие евро-монеты, придавая сегодня, спустя два тысячелетия, новый смысл старинной поговорке "приносить в Афины сов".
    Поскольку тогда жители Афин вели оживлённую торговлю по всему Средиземноморью, то уже в пятом столетии до н.э. драхма попала в Египет, Сирию и Персию. Сначала, в доэллинский период, все города-государства Греции чеканили свою собственную монету из драгоценных металлов. Только спартанцы отклонились от курса, и, абсолютно по-спартански, отливали свою валюту из железа.
    Когда спартанцы захватили полуостров с рудниками, то не перешли к серебру, а просто отпустили всех рабов на свободу. Таким образом греческие монеточеканщики оказались отрезанными от поставок серебра и обратились, в виде исключения, к золотым запасам Акрополя.
    [​IMG]
    30.000 рабов трудились там на открытых выработках и в штольнях. Первые рабы денег. Граждане занимались политикой, культурой и войной.
    Чеканить продолжали дальше, неудержимо. Историки удивляются тому, сколько денег было тогда создано греками - масса, далеко превосходившая местное производство.
    "Страна расходовала гораздо больше товаров, чем производила,- пишет Рихард Майшс в "Греческой древней истории",- а потому при сильном превышении импорта над экспортом, большая часть народного достояния утекала за границу".
    Один только ввоз зерна стоил, по расчётам Майшса, 1,5 миллиона драхм ежегодно, в пересчёте на серебро - 9 тонн.
    Постоянной чеканкой монет Греция финансировала содержании армий за границами и страны всё больше оказывались у неё в долгу; так же поступили США во время Второй Мировой войны. Разница лишь в том, что афиняне снова возвращали задолженности путём принудительных выплат от задолжавших и зависимых от них государств.
    Только постоянный огромный импорт товаров препятствовал тому, что необузданная чеканка денег превратилась в такую же необузданную инфляцию. Причём соответствующие высокие ввозные пошлины также обогащали казну города-государства. Тем не менее, за 200 лет, в период между шестым и четвёртым столетием до н.э., товары всё же подорожали в 10-20 раз.
    Экономика Афин и Аттики отличалась разнообразием отраслей: гончарное производство и текстильные изделия, судостроение и строительство домов, работы по металлу, прежде всего изготовление оружия, особенно распространено было производство железных щитов - это был один из немногих видов экспорта. Однако в стране не было прогресса в том, что касалось самих производственных процессов. Историки экономики приписывают этот застой тому, что практически все виды работ выполнялись рабами, сами же афиняне предавались приятному досугу.
    Труд не стоил ничего, что уже придало определённую направленность первым денежно-хозяйственным системам на европейской земле. Тот, кто хотел производить больше, покупал себе большее количество рабов; в рационализации не было необходимости. А те, кто жил собственным трудом, считались "недостойными". Из 300.000 человек, живших в Афинах во времена расцвета города в середине пятого столетия до н.э., 120.000 были рабами.
    [​IMG]
    Богом торговцев был Гермес, которого римляне называли Меркурием. Кстати, он был также ответственным за воров
    Рабами были и те, кто составлял круг первых профессиональных банкиров в Афинах. Освобождённые рабы жили на тех же правовых условиях, что и иностранцы, осевшие в городе, "метеки": они не имели права приобретать землю и недвижимость, заниматься сельским хозяйством, и должны были, в противоположность другим гражданам, платить прямые налоги.
    Для трудолюбивых метеков, которые не боялись риска, очевидно было выгодно входить в финансовые дела и они составляли существенную часть этого профессионального слоя. Самым знаменитым представителем которого был Пасион - раб, рождённый примерно в 430 г. до н.э., умерший в 370 г. до н.э., половину жизни проживший вольноотпущенным. Был весьма состоятельным афинянином, чьё имущество оценивалось в 20 талантов, в пересчёте на драхмы - 120.000 (прославившись своей неподкупностью и честностью, получил права гражданства за особые заслуги перед государством. Некоторые специалисты считают его первым банкиром Европы, а возможно и всего мира.
    Господин и владелец Пасиона Антистен был афинским менялой, таким образом, он стал и его первым учителем. Меняльные столы "трапеции", были в то время важнейшим и прибыльным делом, поскольку у каждого из многочисленных городов-государств была своя валюта - от блестящего золота до ржавых железных монеток спартанцев. Когда Антистен отпустил Пасиона на свободу, то передал ему во владение и свою "меняльню".
    Этот был очень умный ход Пасиона, перенести свою контору в Пирей, международный порт, где он начал вести свои дела и завязал важные знакомства, которые посодействовали его банковским сделкам. Он хранил депозиты и инвестировал их, по соглашению, дальше, что в то время ещё не было так широко распространено. О процентах, в размере от 10 до 12, он договаривался со своими должниками.
    Иногда, правда, происходили и неприятности. Известность получил случай, который произошёл между Пасионом и его коллегой Сосиномом. Последний ссудил множество драхм одному философу, политику и оратору Ахинесу, который вбил себе в голову идею открыть парфюмерный магазин. Весьма рискованное предприятие, за которое установили процентную ставку в размере 36%. Философ прогорел, дело лопнуло, возможно даже из-за высоких процентов, при этом Ахинес подтолкнул к банкротству и своего банкира Сосинома, который был вынужден оставить дела.
    "Также весьма рискованным, хотя и очень доходным предприятием были для античных банкиров, так называемые морские займы, выдававшиеся владельцам судов",
    - пишет историк Хольгер Зонабенд.
    Авансировалось и корабельное оборудование и товары, которые уплывали за море. Процентная ставка 33% - требование банкиров, таких как Пасион, не делала вклады более надёжными. "Ветренные" инвестиции существовали уже тогда. Всё, как видно, уже было, даже если с более высоким риском.
    В 372 г. до н.э., за два года до смерти, Пасион оставил дела - свой банк и свою мастерскую по производству щитов; естественно, и у него была одна. Все дела он передал, соответственно своему положению, Формиону, своему вольноотпущенному рабу. Согласно завещания, было предусмотрено также, что после смерти Пасиона, Формион женится на его вдове. Может ли она, по своему положению, считаться первой банкиршей в мире, источники умалчивают.
    источник Antike: Die Griechen erfanden den Kredit – mit 36 Prozent - WELT
     
Загрузка...