Неизвестная история вооружения

Тема в разделе "Военное дело", создана пользователем Stirik, 26 янв 2017.

  1. #1 Stirik, 26 янв 2017
    Последнее редактирование: 30 мар 2017
    Предлагаю публиковать неизвестные или малоизвестные страницы истории вооружения

    Как человек использовал колесницы, стремена, животных, железные дороги и другие безобидные с виду вещи для совершенствования техник убийства
    Во все эпохи война была сложным и затратным предприятием. Исход и особенности противостояния организованных групп вооруженных людей для решения вопроса власти, территории и ресурсов всегда зависел от того, какими средствами и умениями они обладали. Поэтому развитие технологий, а также уровня общественной организации и знаний об окружающем мире всегда шло бок о бок с войной и непосредственно влияло на ее облик.

    Изобретение колесницы

    колесница.jpg

    Со времен начала выплавки бронзы изготовление прочной повозки из дерева и металла, которой было бы легко управлять в бою, было серьезным техническим достижением своего времени и требовало большого объема металла. К тому же содержание этой боевой единицы с лошадью и экипажем из двух человек обходилось дорого. Именно поэтому война в бронзовом веке оказывалась роскошью, которую могли позволить себе только процветающие центры цивилизаций, подобные Египту.
    Колесницы сыграли важную роль в возникновении и падении ранних государственных объединений на Ближнем Востоке: противопоставить что‑то быстро движущимся укрепленным повозкам, с которых на врагов сыпался поток стрел, в те времена было сложно.Правда, в «Илиаде», ставшей подробным описанием войны эпохи бронзы, герои используют колесницы, но еще не в бою, а лишь для того, чтобы быстро прибыть к полю боя или вернуться в лагерь. Как ни странно, но это еще один показатель значения колесницы. Даже там, где по каким-то причинам колесницы не используют в полную силу, она выступает как общепризнанный атрибут власти и престижа. На колеснице отправляются в бой цари и герои.

    Изготовление доспехов

    В той же «Илиаде» «шлемоблещущие» герои, убранные в доспехи и вооруженные тяжелыми копьями с медными наконечниками, — правители отдельных земель. Доспехи — вещь настолько редкая, что изготовление некоторых из них приписывалось богам, а после убийства противника победитель прежде всего старался завладеть доспехами, редким и уникальным изделием. Гектор, предводительствующий войском троянцев, после убийства Патрокла, одетого в доспехи Ахилла, оставляет войско в разгар битвы и возвращается в Трою, чтобы облачиться в уникальные латы. Фактически правители Микенской цивилизации, на эпоху которой приходятся события, описываемые Гомером, во многом обеспечивали власть над своими землями именно владением редким и дорогим, но чрезвычайно эффективным для своего времени оружием и доспехами.

    Постепенное распространение технологии обработки рудного железа по территории Передней Азии и Южной Европы начиная примерно с XIII века до н. э. привело к тому, что конкуренцию бронзе теперь мог составить относительно более дешевый и гораздо более распространенный металл. Вооружить металлическим оружием и доспехами стало возможно гораздо большее число воинов. Удешевление войны вкупе с применением металлических орудий привело к значительным изменениям в «геополитике» Древнего мира: на арену вышли новые племена, сокрушившие железным оружием аристократические государства владельцев колесниц и бронзовых доспехов. Так погибли многие государства на Ближнем Востоке, такая судьба постигла Ахейскую Грецию, которая была завоевана племенами дорийцев. Так происходит возвышение Израильского царства, одновременно наиболее могущественным образованием на Ближнем Востоке в ранний железный век становится Ассирийская держава.

    всадник.jpg

    До изобретения упряжи и седла езда на лошади или иных копытных верхом была делом, требующим постоянного контроля за устойчивостью, и всадник был практически бесполезен для боя. С освоением искусства управления лошадью при помощи упряжных приспособлений кавалерия появляется как род войск в Ассирии в X веке до н. э. и позже получает довольно быстрое распространение. Главным, кто выиграл от освоения нового искусства езды верхом, оказались азиатские кочевники, прежде разводившие лошадей для еды. С освоением верховой езды, позволявшей использовать оружие, и в частности стрелять из лука, в их распоряжении оказался новый источник боевой мощи, к тому же позволявший преодолевать большие расстояния с недоступной прежде скоростью. Примерно c VIII века нашей эры постепенно вырабатывается механизм противостояния кочевой «степи» с оседлыми земледельческими племенами — сменявшие друг друга кочевники получили возможность совершать набеги, собирать дань или поступать на службу к более развитым и богатым земледельческим сообществам, имея в своем распоряжении ресурс конного войска. Механизм сохранился практически неизменным на протяжении многих столетий — вплоть до распада империи Чингисхана.

    Когда доспехами и тяжелым оружием стало возможно обеспечить большое количество боеспособных мужчин, появилась особенная потребность в организации и управлении подобными вооруженными массами. Именно в это время появляются особые типы боевого построения вроде греческойфаланги . Впервые этот тип строя, представлявший собой плотные шеренги тяжеловооруженных воинов, выстраиваемых в несколько рядов, появляется в VII веке до н. э. в Спарте. Поддержание подобного боевого порядка само по себе становилось залогом победы против войска, не имеющего подобной организации. Многие воинские метафоры вроде «чувства локтя», как считается, имеют своим истоком именно построение фалангой (где боец действительно чувствовал локти соседей по шеренге). Победой римские легионы также были обязаны сложной системе построений, позволяющей совершать маневры и перестраивать порядки во время боя, и твердой выучке бойцов, осознающих необходимость поддержания строя.

    Вставая в стременах, лучник становился гораздо более устойчивым и мог точнее целиться. Еще большие изменения стремя привнесло в технику кавалерийского боя, требовавшего соприкосновения с противником. Стремя превращало всадника и лошадь в единый механизм и позволяло передавать общую массу кавалериста и его коня противнику вместе с ударом копья или меча, что сделало кавалерию живыми боевыми машинами своего времени. В Западной Европе в Средние века развили это преимущество, утяжеляя всадника и его вооружение, что привело к появлению тяжелой рыцарской кавалерии. Закованный в доспехи всадник, сидящий в стременах и атакующий тяжелым копьем на полном скаку, концентрировал на острие своего копья в момент атаки невиданную мощь. Это привело к новой аристократизации войны, поскольку носителем такого эффективного и дорогого оружия оказывалась узкая прослойка феодалов, что и определило облик войны в Средневековье.

    Считается, что порох был изобретен в Китае и с XII века начал применяться в боевых действиях, однако там он использовался для метания гигантских стрел. Как, собственно, поначалу и в Европе. Но с XIV века с помощью пороха медные пушки уже стали метать каменные ядра. На каждое из таких орудий уходили тонны металла, и фактически их изготовление могли позволить себе лишь монархи. Позже, с изобретением чугунных ядер, необходимость в громадных пушках, извергавших каменные ядра, отпала, так как металлическое ядро обладало более серьезным разрушающим эффектом при меньшем диаметре. С изобретением колесного лафета , позволяющего перевозить пушки на необходимое расстояние, артиллерия превратилась в практически неодолимую силу, в считаные часы уничтожающую любые каменные укрепления . В каком-то смысле она стала «последним доводом королей» . Обладание осадными пушками в большинстве случаев действительно было привилегией централизованных монархий, способных оплатить их изготовление и содержание. Если же у противника артиллерии не было, судьба противостояния была практически предрешена.

    Переносное огнестрельное оружие, которое могла применять пехота, также изменило представления о боевых возможностях пехотинцев и характер ведения боя. Впрочем, оружие того времени было еще довольно тяжелым и требовало времени для заряжания и применения. Для его эффективного использования в бою требовалась разработка особых методов взаимодействия с другими подразделениями. Одним из успешных экспериментов оказалось построение испанских терций — каре пикинеров, прикрывавшее расположенных в центре мушкетеров. Данная тактика превратила испанскую пехоту в одну из самых грозных сил на европейском поле боя почти на весь XVI век.

    Новым толчком к прогрессу стало распространение винтовки с нарезным стволом . Их массовое применение высадившимися в Крыму в 1854 году французскими и английскими войсками против русской армии, в основном вооруженной мушкетами старого образца, обеспечила войскам антироссийской коалиции победу в открытых столкновениях и вынудила русских запереться в Севастополе. Вообще Крымская война, где небольшое отставание русских вооруженных сил во внедрении лишь только начинавших массово применяться изобретений — таких как паровой флот или нарезные винтовки — стало критическим фактором, фактически подстегнула гонку вооружений.
     
  2. 12 февраля 1955 года началась история космодрома Байконур


    В последнее время в печати появилось немало высказываний авторитетных специалистов о бесперспективности ракетно-космической системы «Энергия» — «Буран».
    «О «Буране» и «Энергии» написано очень много, но веских доказательств их целесообразности так никто и не привел»,— утверждает действительный член Международной академии астронавтики К. Грингауз. Более категорично отзываются о «Буране» академик В. Мишин и доктор технических наук летчик-космонавт СССР К. Феоктистов: первый предпочитает называть его «бурьяном», а второй — «уродцем-инвалидом, который ничего не может, а стоит очень дорого... и перспектив никаких не имеет».
    Есть ли основания для столь резких характеристик? Давайте разберемся. Как следует из официальных данных, при каждом пуске ракеты-носителя «Энергия», выводящей «Буран» в космос, расходуется около 170 миллионов рублей. Много это или мало? Поскольку все познается в сравнении, прислушаемся к оценке американского космического «челнока», данной К. Феоктистовым: «...каждый полет «Шаттла» обходится, как я понимаю, в 300 миллионов долларов. То есть они (американские инженеры.— Л. К.) ошиблись более чем в 10—20 раз. Это крупнейший инженерный провал,., и идти следом нам не стоило».
    Все дело, однако, в том, что мы вовсе и не шли следом, когда создавали свой «челнок». Но об этом речь пойдет ниже, а сначала попытаемся разобраться, могут ли расходы на пуски «Энергии» с «Бураном» быть меньше затрат на полеты «Шаттла»?
    Хотя внешне «Спейс Шаттл» и «Буран» выглядят как близнецы-братья, действительную степень их «родства» можно характеризовать поговоркой — «десятая вода на киселе». Простое сопоставление принципов построения и использования сравниваемых ракетно-космических систем заставляет сильно усомниться в достоверности по крайней мере одной из приведенных выше оценок затрат на пуски «Энергии» и «Шаттла»: соотношения между этими оценками должны быть, по-видимому, изменены на обратные — в пользу «Шаттла». Впрочем, при существующих в нашей стране способах ценообразования, учета расходов и сбора статистической информации (да еще при нынешнем стремительном падении валютного курса рубля!) сопоставимость результатов подобных сравнений вообще сомнительна. Тем не менее вывод, как мне кажется, может быть сделан: пуски системы «Энергия» — «Буран» выглядят не более рациональными, чем забивание гвоздей микроскопом.

    Кролики на орбите...
    Как создавался «Буран»? История эта очень поучительная, если учесть, что у нас не было и нет правительственной организации, подобной американской НАСА, которая могла бы квалифицированно координировать деятельность учреждений и предприятий аэрокосмического комплекса.
    Приступая в 1974 году к разработке космического корабля многоразового использования, мы могли выбрать одно из двух возможных направлений. Первое — «идти следом», то есть строить аналог «Шаттла», концептуальная схема которого была утверждена НАСА в марте 1972 года. Копирование или моделирование в уменьшенном масштабе схемы «Шаттла» позволило бы нам получить свой «челнок» в более короткие сроки и с меньшими затратами. Второе направление — сосредоточить все усилия на осуществлении собственного проекта двухступенчатой воздушно-космической системы «Спираль». Исследовательские работы по этой системе были начаты по инициативе ВВС с середины 60-х годов в конструкторских бюро Микояна и Туполева: в первом разрабатывался орбитальный самолет, а во втором — самолет-разгонщик. Проект «Спираль» уже в то время считался одним из самых перспективных, хотя его реализация и связана со значительными трудностями.
    Ни одно из этих направлений не было принято — наши проектировщики и конструкторы нашли третий, казалось бы, очень простой и заманчивый путь, решив создать гибрид крылатого орбитального корабля с универсальной ракетно-космической транспортной системой (УРКТС). Теперь мы знаем результат такой, с позволения сказать, гибридизации.
    Результат этот вполне закономерен, и объясняется он прежде всего нечеткостью целей и программ наших работ в космосе, неизбежно ведущей к досадным издержкам концептуального проектирования ракетно-космических систем. В случае с «Бураном» такие издержки проявились в том, что сравнительно дешевый (с учетом многоразовости применения) орбитальный корабль, предназначенный исключительно для челночных сообщений в ближнем космосе, «скрестили» с дорогой одноразовой ракетой, основные задачи которой связываются с запусками тяжелых спутников-ретрансляторов на геостационарные орбиты, а также с осуществлением экспедиций на Луну и Марс.
    На примере «Бурана» отчетливо прослеживается и еще одна характерная черта в развитии отечественной космонавтики, а именно: неуклонная тенденция к «сплошной» автоматизации управления полетами пилотируемых кораблей как следствие «синдрома недоверия космонавтам». Генетически эта тенденция восходит к первым лолетам в космос на «Востоках» и «Восходах», и тогда, надо признать, она была вполне оправданной. Но уже при разработке «Союза» стремление полностью «автоматизировать космонавтику» привело к тому, что освоение стыковки в космосе затянулось у нас на долгие годы.
    Еще Сергей Павлович Королев то ли с гордостью, то ли с иронией заметил однажды: «На моих кораблях кролики могут летать...». Четверть века минуло с той поры, как не стало Королева, однако на наших космических кораблях приоритет по-прежнему отдается не человеку, а автоматам. «Системы автоматического управления «Бурана» столь совершенны,— утверждает главный конструктор комплекса Б. Губанов,— что экипаж в будущих полетах рассматривается как звено, дублирующее автоматику».
    В авиации, как известно, действует прямо противоположный принцип: автопилот имитирует функции экипажа, но никак не наоборот. Это же правило успешно используется и в полетах «Шаттла».
    Теперь уже ни для кого не секрет, что заказчиком «Бурана» было Министерство обороны. Существует версия, согласно которой главным виновником «появления на свет» гибрида «Энергия» — «Буран» являются наши военно-воздушные силы. Такой версии придерживается, в частности, К. Феоктистов. На самом деле специалисты ВВС отстаивали (к сожалению, безуспешно) концепцию «Спирали», к реализации которой, кстати говоря, собираются теперь приступить Германия (проект «Зенгер») и Англия (проект «Хотол»).
    В последнее время все чаще делаются и намеки на якобы существующую у нас с 1961 года монополию ВВС на пилотируемые полеты в космос. В этих намеках недвусмысленно звучат отголоски идеи, которая вынашивалась ракетчиками еще при Королеве: самим, без участия ВВС, и на скорую руку готовить «своих» космонавтов (правильнее было бы сказать, пассажиров) для «своих» полностью автоматизированных кораблей. Тридцатилетняя практика подготовки и проведения космических полетов и у нас, и в США убедительно свидетельствует о том, что ведомственность, кустарщина и волюнтаризм в этом сложном и ответственном деле совершенно недопустимы.


    Миф или реальность?
    «Кто? Куда? Зачем?» Что это — название новой телевикторины? Нет, это всего лишь триада элементарных вопросов, возникающих всякий раз, как только речь заходит о предстоящих полетах на «Буране».
    На космодроме Байконур уже идет подготовка к старту «Бурана-2», но вполне определенные ответы даны только на первые два вопроса: 1) никто; 2) к станции «Мир». На самый главный вопрос «Зачем?» четкого ответа пока нет. А может, беспилотный «Буран-2» отправится в космос просто за тем, чтобы рядом со станцией «Мир» на какое-то время появился полустанок «Буранный»? Но не придется ли потом переводить этот полустанок на так называемую дол гожи вущую орбиту, используя сенсационный опыт по увеличению продолжительности существования «Салюта-7»?
    Сейчас, когда время властно диктует необходимость конверсии военно-промышленного комплекса, в том числе и оборонной космонавтики как одной из его составляющих, «Буран» можно и нужно коммерциализировать. Для этого достаточно, например, перенацелить его с военных задач инспектирования и перехвата иностранных спутников на сугубо мирную деятельность, например по сбору и доставке на землю (разумеется, за валюту!) «космического мусора». Работы такому конверсированному «Бурану» хватит на десятилетия, поскольку уже теперь в околоземном космосе насчитывается свыше 60 тысяч объектов искусственного происхождения, затрудняющих выбор безопасных трасс для полетов космонавтов.
    Специалистами предлагаются и другие перспективные направления конверсии «Бурана». К примеру, использование его в качестве аэрокосмической летающей лаборатории. Двадцать первый век уже не за горами, это будет век освоения авиацией полетов с гиперзвуковыми скоростями, и мы рискуем безнадежно отстать в этом деле от наших заокеанских и европейских «друзей-соперников». Достаточно напомнить, что американские астронавты совершили на своих «Шаттлах» более сорока пилотируемых полетов, мы же на своем «Буране» — пока ни одного.
    При проведении экспериментов в аэрокосмической лаборатории вовсе нет необходимости выходить на стационарную орбиту, достаточно подняться до высоты 100—150 километров, а затем с помощью маршевого двигателя «Бурана» направить его в заданный район посадки. Такой подход мог бы существенно снизить затраты на опытно-конструкторские разработки и летные испытания комбинированных двигателей и элементов планера гиперзвукового пассажирского самолета и самолета-разгонщика. Все это, однако, дело будущего, и поэтому стоит вернуться к «нашим баранам», то есть к «Бурану» и «Энергии» в их нынешнем виде.
    Проще простого, разумеется, было бы «похоронить» многострадальный «Буран», выставив его в музее космонавтики в качестве «образца того, как не надо делать». Но все же не хочется думать, что от нашего «челнока» не предвидется никакой отдачи ни для народного хозяйства и обороны страны, ни для фундаментальной науки и самой космонавтики — ведь годовой бюджет на эту разрабатываемую уже в течение 17 лет ракетно-космическую систему составляет ни много ни мало 1,3 миллиарда рублей.
    Научная и инженерная общественность страны должна глубоко задуматься о судьбе комплекса «Энергия» — «Буран». Почему бы, например, не организовать своеобразный «мозговой штурм» — всесоюзный или даже международный конкурс идей под девизом: СПАСИТЕ «БУРАН»! При «мозговом штурме», как известно, допустимо высказывание самых фантастических и абсурдных на первый взгляд предложений. А что если в октябре 1992 года, объявленного Международным годом космоса, отправить «Буран» с экипажем на борту в суборбитальный перелет по маршруту: космодром Байконур, Казахская ССР, — авиабаза Эдварде, штат Калифорния?
    Такой перелет, приуроченный к 500-летию открытия Колумбом Американского континента, мог бы стать событием большого политического звучания, способствующим дальнейшему сближению двух великих держав. А чтобы никто не усомнился в нашем намерении врастать в мировой рынок «всерьез и надолго», на фюзеляже отправляющегося в межконтинентальный рейс «Бурана» написать: «ЛЕТАЙТЕ РАКЕТОПЛАНАМИ ГЛАВКОСМОСА СССР: БЫСТРО – ВЫГОДНО - НАДЕЖНО!»
    Статья написана в 1991 году
     
    dok нравится это.

  3. [​IMG]

    Израильтяне считают свою страну великой танковой державой, а лучшим в мире основным боевым танком видят танк «Меркава», построенный на собственных танковых заводах. Оба утверждения имеют под собой основания — действительно танковый парк Армии обороны Израиля (АОИ, на иврите — «Цва хагана́ ле-исраэ́ль», сокращенно ЦАХАЛ), наиболее боеспособной и результативной армии на Ближнем Востоке, насчитывает до 3 тыс. танков, а разработанный специально для ближневосточного театра военных действий танк «Меркава» остается одним из самых передовых среди эксплуатирующихся в настоящее время

    Интересно, что скорейшему появлению танка «Меркава» во многом поспособствовали англичане. «Англичанка гадит» — крылатые слова, приписываемые знаменитому российскому полководцу Александру Суворову и использующиеся при определении различных «козней» Великобритании, вполне соответствуют и данному случаю. Но об этом ниже.
    Надо сказать, что танковые войска Израиля не всегда имели технику, стоявшую на переднем крае технического развития. На протяжении значительной части своей истории израильским силам обороны приходилось обходиться танковым «секонхендом» — обносками от армий других стран. Так, в 1950-х гг. основу танкового парка ЦАХАЛ составляли безнадежно устаревшие ветераны второй мировой — средние американские танки «Шерман», правда, имелось и некоторое количество более современных французских легких танков АМХ-13.
    Надо сказать, что большинство израильских «Шерманов» покупались по цене металлолома (каковым, по сути, и являлись на тот момент), и после доставки в Израиль их приходилось буквально восстанавливать заново. В то же время на вооружение арабских противников Израиля поступала значительно более современная бронетехника, в основном советского производства. В этих условиях израильским военным вынужденно пришлось стать специалистами по модернизации своих боевых машин и их адаптации к местным условиям.
    Так, например, к середине 1960-х гг. силами артиллерийских складов ЦАХАЛ была проведена глубокая модернизация танков «Шерман». Эти старички получили новый двигатель (дизель Cummings 460 л. с.) и подвеску, но главное — модифицированную версию мощной французской 105-мм танковой пушки CN 105 Fl (разрабатывалась для французского танка АМХ-30). Это орудие давало израильским танкам реальный шанс успешно бороться даже с новыми советскими танками Т-55, поступившими на вооружение египетской и сирийской армий.
    Однако были пределы, за которыми устаревшие танки уже не могли быть эффективно модернизированы. ЦАХАЛ отчаянно нуждался в более современной бронетехнике. В начале 1960-х гг. рассматривалась возможность наладить производство корпуса и башни танка собственной конструкции в самом Израиле, а остальные компоненты, необходимые для сборки, закупать за границей. Однако в тот момент данное предложение было сочтено слишком амбициозным и дорогостоящим. Тем более, что «снабженцам» удалось добыть для ЦАХАЛ несколько сотен относительно современных американских танков М48, а также более старых, но надежных британских «Центурионов».

    [​IMG]
    Французский легкий танк АМХ-13​
    С учетом этого Израиль, отказавшись пока от идеи производства собственного танка, начал поиски подходящей машины, которую можно было бы производить по лицензии. В некоторых источниках утверждается, что первым кандидатом на такое лицензионное производство был французский танк АМХ-30. Действительно, израильтяне имели обширные военные контракты с Францией, и генерал Исраэль Таль, в то время командующий танковых войск ЦАХАЛ, посещал Францию, чтобы ознакомиться с новым AMX-30. Тем не менее никаких предварительных переговоров с Францией о совместном производстве AMX-30 не велось, и ЦАХАЛ никогда не собирался его приобретать.
    В действительности основные усилия были сфокусированы на переговорах с Великобританией о приобретении лицензии на производство новейшего британского танка «Чифтен». В начале 1966 г. было достигнуто предварительное согласие — англичане были готовы наладить совместное производство танка при условии, что ЦАХАЛ продолжит закупать из арсеналов британской армии устаревшие и уже не нужные ей «Центурионы». На это Израиль готов был пойти.
    [​IMG]
    Модернизированный в Израиле британский «Центурион» — в данном случае это «Шот Каль Алеф»​
    В ноябре 1966 г. в Великобритании работали уже две израильские делегации — танковых войск и вооружений, задачей которых было всестороннее изучение «Чифтена». В начале следующего 1967 г. два британских танка были доставлены в Израиль, где их подвергли всесторонним испытаниям. Загоняв эти «Чифтены» до полной выработки моторесурса, их отправили назад, получив взамен два новых танка. В общей сложности испытания продолжались два с половиной года, и по их результатам ЦАХАЛ выдвинул свои предложения по изменению конструкции танка, которые сделали бы его более соответствующим местным условиям.
    [​IMG]
    Американский танк М48, прошедший модернизацию в Израиле («Магач 3») с 105-мм пушкой​
    В октябре 1968 г. правительство Израиля официально обратилось к Великобритании с предложением о закупке танка «Чифтен». Однако не все было так просто. После арабо-израильской войны 1967 г. Израиль попал под международные санкции, включавшие эмбарго на поставки вооружения. На этом фоне в английском правительстве развернулась борьба сторонников и противников продажи танков в Израиль. Военные в лице министерства обороны были естественно за, а дипломаты в лице МИД — против. В конце концов, в декабре 1969 г. политики победили, и Великобритания официально отказала Израилю — «англичанка подгадила». В том же месяце два танка «Чифтен», еще находившиеся в Израиле на испытаниях, были отправлены назад.
    [​IMG]
    Танк «Чифтен»​
    В сложившихся обстоятельствах Израилю не оставалось ничего другого, как вернуться к идее производства собственного танка. Это хотя и было связано с большими финансовыми затратами и техническим риском, но сулило независимость от внешних поставок вооружений. Уже 6 июня 1970 г. в министерства обороны и финансов Израиля были направлены результаты экономического исследования по вопросу целесообразности разработки и производства собственного танка. А спустя всего полтора месяца, без обычных проволочек, программе создания израильского танка было дано добро.
    Программа получила название «Программа Меркава» («Тохнит Меркава»), а позднее «Меркавой» стал называться и сам танк. На русский язык слово «Меркава» переводили по-разному. Например, в некоторых источниках использовалось словосочетание «боевая колесница» или «божественная колесница». Однако на иврите «Меркава» означает просто «колесница», причем не «боевая колесница», а, скорее, «карета», которой пользовался египетский фараон, но никак не бог. Называли танк и «Чариот», что связано с эффектом двойного перевода — Chariot на английском языке значит «колесница». В дополнение можно упомянуть, что в 1970-е гг. бытовала версия, что разрабатываемый в Израиле новый танк будет называться «Сабра». Даже когда стало известно, что имя нового танка — «Меркава», в некоторых источниках утверждалось, что в Израиле параллельно разрабатывается два танка — 60-тонный «Меркава» и 40-тонный «Сабра».
    Руководителем программы «Меркава» был назначен генерал Исраэль Таль, который и возглавлял проект вплоть до вступления в строй крайней на сегодняшний день (и по последним сообщениям, возможно, последней) модификации танка — «Меркава» Мк4. Именно Талю, выдающемуся танковому командиру и талантливому инженеру-самоучке, «Меркава» обязана своими наиболее инновационными чертами, в частности необычной конфигурацией.
    Проектированием нового танка занялись специалисты научно-исследовательского центра при государственном объединении IMI (Israel Military Industry). Главным инженером проекта был назначен полковник Исраэль Тилан, занимавший этот пост до 1975 г. Несмотря на то, что первоначально в работах принимали участие всего 35 человек, проектирование велось очень высокими темпами. Все бюрократические проволочки удалось свести к минимуму во многом благодаря авторитету самого Таля и теснейшему сотрудничеству военных и проектировщиков.
    При формировании облика будущего танка генерал Таль настоял на том, что в нем должен быть обеспечен беспрецедентный уровень защиты экипажа. Население Израиля не так велико, поэтому общество крайне чувствительно к потерям на поле боя. К тому же в ЦАХАЛ убедились, что если поврежденные танки могут быть восстановлены довольно быстро, то для обеспечения их новыми подготовленными экипажами требуется значительно больше времени. Вполне естественно, что защите экипажа был отдан высший приоритет.

    В рамках программы было предпринято тщательное исследование поврежденной в ходе боев бронетехники (как собственной, так и противника). Определялись — тип снаряда, поразившего танк, место попадания и нанесенные повреждения. В результате было определено, что чаще всего танки поражались во фронтальную область, в пределах сектора в 60°. Из этих попаданий около 45 % приходилось в башню. В общем-то эта информация не была чем-то неожиданным, еще во время Второй мировой войны при изучении боевых повреждений, полученных советскими танками в ходе Курской битвы, было выяснено, что не все части башни и корпуса танков поражались с одинаковой степенью вероятности. В массовом порядке поражались именно лобовые элементы, при этом число попаданий в башню было наибольшим. Кстати, на основе этой статистики и было разработано дифференциальное бронирование советского тяжелого танка ИС-3.
    Что касается самих снарядов, то арабской стороной широко применялись различные кумулятивные боеприпасы (снаряды танковых пушек, ПТУРС, гранаты РПГ). Их боевая часть представляла собой тонкостенную конусную воронку (обычно изготовленную из меди), запрессованную в массу взрывчатого вещества (ВВ) и обращенную тупым концом вперед. При детонации ВВ металл воронки схлопывался и вытягивался вдоль ее оси в виде кумулятивной струи. Такая струя металла диаметром 3–4 мм приобретала скорость до 10 км/с и оказывала давление на броню танка порядка 1 млн атмосфер. В результате в броне образовывалась пробоина с краями, имеющими оплавленный вид (в свое время именно это привело к неправильному определению кумулятивных снарядов как бронепрожигающих).
    Но и после преодоления броневой преграды у остаточных элементов кумулятивной струи сохранялось достаточно энергии, чтобы вызывать разрушение оборудования, детонацию боеприпасов или поражение людей в заброневом пространстве. Смертельную опасность представляли и недавно появившиеся бронебойные подкалиберные оперенные снаряды (БПС). Их длинный сердечник стреловидной формы, изготовленный из тяжелых металлов (вольфрам, обедненный уран), покидая ствол танковой пушки со скоростью до 1800 м/с, пробивал броню за счет громадной кинетической энергии.

    Использование новых боеприпасов привело к положению, когда «снаряд победил броню». Бронепробиваемость кумулятивных и подкалиберных снарядов превысила толщину броневой защиты из однородной катаной брони большинства танков, причем дальнейшее наращивание толщины брони было невозможно по практическим соображениям, связанным с ее весом и объемом. Следовательно, необходимо было либо использовать для защиты танков новые материалы, которые были бы более эффективны, чем однородная катаная броня, или искать новые способы организации защиты.
    В ответ на этот вызов на Западе и в СССР была разработана «комбинированная броня», состоящая из чередующихся слоев различных материалов (сталь, керамика), неплохо защищавшая от кумулятивных боеприпасов, но не спасавшая полностью от БПС. К сожалению, на момент проектирования танка «Меркава» секрет такой брони израильским разработчикам был недоступен, и им пришлось искать другие способы обеспечения надежной защиты.
    [​IMG]
    Башня «Меркавы» клиновидной формы в передней части, имела минимальную высоту и поперечное сечение​
    В конструкции «Меркавы» был сделан упор на экранирование обитаемого отсека, а не общий уровень защиты самого танка. В сущности, все основные узлы и агрегаты, такие как трансмиссия, подвеска, топливные баки, аккумуляторы, были спроектированы и расположены так, чтобы обеспечить дополнительную защиту боевого отделения. В комплексе все эти узлы образовывали интегрированный в конструкцию танка дополнительный защитный панцирь — они должны были «пожертвовать собой», не допуская проникновения снаряда в обитаемое отделение.
    Так, в «Меркаве» двигатель вместе с трансмиссией расположили спереди (в отличие от классической танковой компоновки — с двигателем сзади и боевым отделением спереди), чтобы он вносил дополнительный вклад в защиту, если толстая лобовая броня все же будет пробита снарядом. В результате попадания снаряда «Меркава», вероятнее всего, потеряет подвижность, однако экипаж танка избежит травм и увечий.

    Благодаря тому, что двигатель расположили впереди, в задней части корпуса удалось организовать прямоугольный люк с двумя дверцами, откидывающимися вверх и вниз. Люк обеспечивает экипажу более удобное покидание машины, а также облегчает спасение раненых членов экипажа — их эвакуация через заднюю дверь гораздо более простая задача, чем вытаскивание вверх через узкие круглые люки, как на других танках.
    Выбранная компоновка позволила существенно увеличить полезный объем в задней части корпуса, который использовали для хранения боекомплекта. Он у «Меркавы» существенно больше, чем это общепринято, а пополнять его проще (через большой задний люк). При необходимости снаряды и оборудование из кормовой части танка могут быть удалены. Освободившееся пространство используется для эвакуации пострадавших экипажей подбитых танков или даже для перевозки пехотной штурмовой группы из четырех или пяти человек в условиях интенсивного огневого воздействия противника. Таким образом, «Меркава» теоретически способна выполнять функции не только танка, но и высокозащищенных БТР/БМП.

    Конечно, у нетрадиционной компоновки «Меркавы» имелись и свои недостатки. Распределение веса агрегатов при такой компоновке потребовало сделать корпус танка исключительно жестким, а это утяжелило машину. Кроме того, из-за переднего положения силовой установки орудие танка пришлось сместить к корме, в результате угол склонения орудия вперед у «Меркавы» составил только – 8,5° (у типичных западных танков около – 10°). С учетом того, что излюбленные позиции танкистов ЦАХАЛ — были на скатах возвышенностей, это ограничивало возможности ведения огня. Точное прицеливание осложняло и марево нагретого воздуха, поднимающееся над работающим двигателем. Тепловое излучение от него также облегчало обнаружение и захват танка инфракрасными головками самонаведения ПТУР.
    [​IMG]
    Один из первых прототипов «Меркавы» на испытаниях. Хорошо видна пружинная подвеска с большим динамическим ходом катка.​
    Новинки в организации защиты «Меркавы» не ограничивались использованием различных агрегатов в Установленный на джип деревянный макет верхней лобовой детали «Меркавы» с приборами наблюдения Прототип с установленным деревянным макетом родной башни качестве дополнительного щита. Эксперименты, проведенные разработчиками, показали, что при соответствующей конструкции даже топливные баки перестают быть просто потенциальным источником пожарной опасности, нуждающимся в защите, а сами начинают вносить вклад в защищенность.
    В «Меркаве» дизельное топливо разместили между броневыми листами бортов и днища корпуса. Так, например, V-образное днище корпуса (такая форма выбрана для снижения эффективности воздействия противотанковых мин) выполнялось из внешней и внутренней броневых плит, в пространство между которыми было залито топливо. Подобные интегрированные в броневую защиту баки, при толщине слоя топлива в 7 см, при попадании кумулятивного снаряда были эквивалентны 1 см катаной брони, правда, против подкалиберных снарядов такие топливные элементы были менее эффективны.
    Для уменьшения вероятности детонации боезапаса выстрелы к пушке размещались не в башне, а были спущены ниже ее погона, в корпус. Кроме того, выстрелы уложили в специальные закрывающиеся противопожарные укладки (в шести укладках хранилось по два выстрела и в одиннадцати — по четыре). Только шесть выстрелов первой очереди находились рядом с заряжающим. Таким образом, стандартный боекомплект «Меркавы» составлял 62 выстрела, но, как уже упоминалось, он мог быть увеличен до 85 выстрелов при использовании кормового отсека в районе эвакуационного люка.
     
    dok и tOmbovski volk нравится это.
  4. Продолжение:
    Израильский основной боевой танк «Меркава». Часть 2​

    Вооружалась «Меркава» 105-мм нарезной пушкой М68, производящейся по лицензии и представлявшей собой аналог британской пушки L7A1. В значительной мере такой выбор был обусловлен заботой об унификации — таким же орудием оснащались и на израильские «Центурионы» и М60. Однако в конструкцию башни сразу же закладывалась возможность установки 120-мм пушки, возникни вдруг такая необходимость.

    Башня «Меркавы» клиновидной формы имела небольшую высоту и поперечное сечение. Это было сделано, чтобы с передних ракурсов она представляла для противника как можно меньшую цель.
    Из четырех членов экипажа «Меркавы» трое размещались в башне — справа наводчик и командир танка (позади и выше), а слева заряжающий. Место водителя было в корпусе слева, позади силовой установки. Его сиденье могло складываться назад, чем обеспечивался относительно легкий доступ в боевое отделение.
    [​IMG]
    Прототип «Меркавы» («0001») на параде в Иерусалиме, 1978 г. Башня еще без кормовой корзины. Хорошо виден прямоугольный люк в корме корпуса (дверцы откидывались вверх и вниз)​

    На выбор силовой установки для «Меркавы» существенно повлияли соображения стандартизации — большинство танков ЦАХАЛ уже оснащались хорошо освоенными в войсках дизельными двигателями AVDS-1790-6A американской компании Teledyne (ныне General Dynamics Land Systems), сопряженными с полуавтоматической коробкой передач. Такая же силовая установка была принята и для «Меркавы», хотя с этим 900-сильным двигателем 60-тонная машина и имела довольно низкую удельную мощность — всего 15 л. с./т. Однако, по мнению израильских военных, приоритетным было не значение максимальной скорости, а реальная мобильность на поле боя.
    [​IMG]
    Второй прототип танка «Меркава» и танк «Гочкис», стадион, Иерусалим,11 мая 1978 г.​

    С подвеской также не стали экспериментировать, взяв за основу хорошо известную конструкцию, использовавшуюся на британских танках «Центурион» и «Чифтен». В ее надежности и минной стойкости израильтяне уже успели убедиться, к тому же тяжелые блоки подвески, изготовленные из прочной стали давали дополнительную защиту отделению экипажа от поражения бронебойными снарядами. Важным преимуществом была и ее ремонтопригодность — один узел подвески со спиральными пружинами крепился к корпусу всего четырьмя болтами и без особых проблем мог быть заменен в полевых условиях. Отремонтировать торсионную подвеску (более легкую и компактную) было бы гораздо сложнее. Динамический ход катка подвески был принят в 604 мм, что было существенно больше, чем на немецком «Леопард» 2 (526 мм) или британском «Челленжер» (450 мм) и обеспечило тяжелой «Меркаве» плавный ход на пересеченной местности.
    Первым шагом на пути строительства реального танка стало создание его деревянного макета в масштабе 1:1, на котором конструкторы проверяли свои расчеты, компоновку агрегатов и узлов, определяли реальные размеры. Изготавливался он в столярной мастерской инженерных войск в Црифине. Параллельно, с учетом того, что водитель «Меркавы» сидел довольно далеко от носа машины, конструкторы решили проверить обзор с его места (кстати, на раннем этапе планировалось, что двигатель будет расположен слева, а водитель будет сидеть справа). Из фанеры и металлических уголков была собрана конструкция, имитировавшая проектируемую верхнюю лобовую деталь танка, которую и установили на джип. Получившуюся машину отправили на полигон в Негеве, где испытатели в разнообразных условиях определили мертвые зоны обзора водителя.
    Полный деревянный макет был завершен в апреле 1971 г. Все детали и системы, проектировавшиеся для танка, сначала изготавливались из дерева и устанавливались на модель, где и проверялась их совместимость. Также в макете были установлены сиденья для экипажа, и людей усаживали внутрь, чтобы проверить удобство их работы. После завершения деревянный макет продемонстрировали тогдашнему министру обороны Израиля Моше Даяну.
    Параллельно проектировщики изготовили уже из металла ходовой макет танка, на котором проверяли вопросы переднего размещения двигателя, организации его охлаждения, интеграции основных систем и т. д. Для макета подобрали корпус подбитого танка «Центурион». С помощью пантографа для точной плазменной резки корпус разрезали вдоль (от носа до кормы), а затем расширили до нужного размера стальными плитами, приварив их так, чтобы ширина соответствовала запланированной ширине корпуса будущей «Меркавы». В расширенный корпус установили двигатель, который теперь оказался спереди. То, что было задней частью танка, стало его передней частью, и наоборот. Танк как бы ехал назад. Чтобы ходовая часть получила необходимое распределение нагрузок, на машину поставили весовой имитатор башни (использовали башню от Центуриона). По окончании работ ходовой макет отправили на полигон для проведения ходовых испытаний.

    Основываясь на результатах испытаний статического и ходового макетов, конструкторы приступили к изготовлению первого настоящего прототипа танка (получившего обозначение Ц-820001, или просто «0001»). Ходовая часть была заказана на одном из зарубежных заводов. Так как с башней, изготавливавшейся в Израиле, вышла задержка, то на фирме «Нахмани андаса» в Тель-Авиве заказали ее макет, внешняя часть которого была сделана из стальной проволоки. На этом макете пока проверяли различные варианты размещения приборов, эргономику и совместимость различных систем.

    Первый прототип «Меркавы» покинул сборочный цех, так и не дождавшись родной башни, — для весовой компенсации на него установили башню от танка М 48. На организованной по этому случаю в середине 1973 г. импровизированной церемонии генерал-майору Альберту Мандлеру предложили честь «выпустить» машину, но он с улыбкой отказался, заметив: «Это еще не танк...».
    Первый прототип сначала испытали на песчаном рельефе испытательного подразделения в центре страны. В ходе первых же пробегов на «0001» проявился перегрев двигателя. Проблему удалось решить, изменив конфигурацию воздуховодов системы охлаждения, и испытания продолжились. Танк гоняли постоянными маршрутами, проверяя в полевых условиях работу его систем для обнаружения и исправления недостатков.

    Генерал-майор Исраэль Таль - отец «Меркавы»
    [​IMG]

    Исраэль Таль родился в 1924 г. в Палестине. Военную службу начал в 1942 г., когда добровольно пошел в британскую армию. Воевал в Ливии, участвовал в высадке союзников в Италии и окончил войну в Рейнской области в Германии. В ходе израильской войны за независимость 1948 г. служил младшим офицером (начал службу инструктором-пулеметчиком), а затем быстро поднялся по командирским ступенькам, чему весьма способствовало обучение в военной академии в Великобритании.
    В 1954 г. Таль возглавил офицерское училище ЦАХАЛ, а год спустя принял командование 10-й пехотной бригадой, во главе которой сражался в Синайской войне 1956 г. (операция «Кадеш»).
    В 1959 г. Таль перешел в танковые войска, сначала командовал 7-й бронетанковой бригадой, а в 1964–1969 гг. стал командующим танковых войск (в ходе войны 1967 г. одновременно командовал 162-й танковой дивизией). Основываясь на богатом боевом опыте, Таль активно развивал новые тактические приемы ведения танковой войны. Например, ведение прицельного огня из танков на дальних дистанциях — до 5–6 км. Проверку боем этот новый тактический прием прошел в 1964–1966 гг. в ходе так называемой «Битвы за воду» (Сирия попыталась отвести воду реки Иордан, что существенно ограничило бы водные ресурсы Израиля). Когда сирийцы приступили к строительству отводного канала, было принято решение огнем танковых орудий уничтожать землеройные машины и военную технику, прикрывавшую строительство. С этой целью израильское командование укомплектовало танковое подразделение подготовленными экипажами, причем место наводчика в одном из танков занял лично генерал Таль, а заряжающего — командир 7-й танковой бригады полковник Шломо Лахат. В качестве приманки израильтяне пустили на нейтральную полосу трактор. После того как сирийцы открыли огонь, выявленные таким образом цели обстреляли израильские танкисты — уничтожая их на расстоянии до 6 км. Такие танковые огневые удары осуществлялись многократно на протяжении года. Сирийцы понесли тяжелые потери и были вынуждены полностью отказаться от своих планов по отводу воды.
    Кроме тактических талантов, нужно отметить и неподдельный интерес Таля к танковой технике, которую он искренне любил и в которой прекрасно разбирался. Нередко можно было видеть, как он вместе с техниками, перепачканный машинным маслом лично докапывался до причин поломок танковых агрегатов.

    Войну 1973 г. генерал Таль встретил, будучи начальником оперативного управления и заместителем начальника генштаба, а на ее завершающей стадии командовал Южным фронтом. В 1976 г. Исраэль Таль ушел в отставку и стал помощником министра обороны. Занимая эту должность, он долгие годы возглавлял программу по разработке и производству танка «Меркава». Несмотря на то, что в личной жизни Таль был довольно скромным человеком, он обладал жесткостью и огромной энергией, необходимыми для проталкивания проекта израильского танка. Именно он стал автором оригинальной концепции «Меркавы», и роль этого человека в ее создании трудно переоценить. Умер генерал Таль 8 сентября 2010 г.
    Прототип «0001» стал «рабочей лошадкой» — в декабре 1974 г. его передали на полевые испытания (проходили в Бикат А-Яреах), а затем до 1976 г. испытывали в местностях с различным рельефом.
    После арабо-израильской войны 1973 г. министерство обороны Израиля активизировало работы, чтобы как можно быстрее принять танк на вооружение. Параллельно с испытаниями началась подготовка сборочной линии по производству будущей «Меркавы». Специальный сборочный цех (завод 7100) был организован на территории основной ремонтной военной базы ЦАХАЛ в Тель Ха-Шомер, здесь уже был накоплен большой опыт по модернизации иностранной бронетехники. В сентябре 1975 г. разрезали первую бронеплиту для первой серии танков, а собственно серийное производство стартовало в январе 1976 г. В качестве образца для серийной машины послужил второй построенный прототип «0002» (Ц-820001), на котором были учтены изменения и уточнения, сделанные по ходу разработки и испытаний первой машины.
    Портрет Исраэля Таля из галереи «Великих танковых полководцев» в Центре танковых войск США им. генерала Патона
    Надо сказать, что серийное производство началось без «утверждения модели», как это было положено по инструкциям и велось по «административным разрешениям», выданным начальником Управления танковой программы. Параллельно оканчивалась разработка танка и его испытания. В результате удалось поставить первые танки в войска уже в конце апреля 1979 г. Правда, такая гонка привела к тому, что танки первых партий были еще не до конца доведенными, и в обычной практике их можно было бы считать машинами для войсковых испытаний. Окончательное «утверждение модели» состоялось только в 1983 г., когда ЦАХАЛ уже имел десятки танков «Меркава» Мк1, участвовавших в том числе и в первой ливанской войне.
    Серийный выпуск собственного танка стал непростым испытанием для израильской промышленности, потребовавшим от нее полного напряжения сил. Все системы и узлы «Меркавы» должны были быть разработаны и собраны на оборонных предприятиях Израиля. В кооперации было задействовано около 200 различных фирм, которые принимали участие в сборке деталей и подсистем. Компания Israel Military Industries (IMI) отвечала за общую координацию производства и непосредственно занималась выпуском компонентов защиты и пушки. Компании Elbit и EL-OP отвечали за поставки системы управления огнем и прицелов. Компания Urdan изготавливала литые броневые детали и катаную броню. Хотя значительная часть компонентов танка производилась частными компаниями, ответственность за проведение испытаний и окончательную сборку танков была сохранена за военным ведомством.
    Впервые официальное заявление о том, что Израиль производит основной боевой танк под названием «Меркава» сделал тогдашний министр обороны Шимон Перес. В мае 1977 г. он открыл некоторые подробности до этого совершенно секретного проекта. Перес назвал «Меркаву» самым безопасным танком в мире, разработанным на основании уроков недавних войн 1956, 1967 и 1973 гг. Он уточнил: «…танк имеет нетрадиционную компоновку, обычный его экипаж составляет 4 человека, при этом он может нести боекомплект до 92 снарядов, если основной боекомплект составляет 62 снаряда, то танк может перевозить до 10 пехотинцев, в специальном заднем отсеке… «Меркава» успешно прошла полевые испытания в пустынных и горных районах Израиля, пройдя 10 тыс. км. Производство начнется немедленно». Как видим, в последнем он слукавил — производство «Меркавы» началось еще год назад.
    Впервые широкой общественности танк продемонстрировали в 1978 г. на параде в честь Дня независимости на стадионе в Иерусалиме. Это были два первых прототипа — «00001» и «00002».

    В апреле 1979 г. была завершена сборка четырех танков из первой производственной серии. Для их приемки в ЦАХАЛ было организовано специальное подразделение. Руководить им назначили полковника Натанэля Голана (бывший заместитель командира тренировочной базы танковых войск в Цеэлим и будущий командир элитной 7-й танковой бригады). 30 апреля 1979 г. после торжественной церемонии передачи на заводе танки отправились в тренировочный центр в Цеэлим, где сформированная из них рота сразу же приступила к полевым учениям. Сопровождавшие новые танки специалисты и ремонтники оперативно решали возникавшие технические проблемы. К лету 1979 г. в подразделении было уже 11 танков.
    Как вспоминает полковник Голан, «генерал Таль приказал ломать танки. Ездить по базальтовым скалам, сходить с ума, чтобы найти все возможные поломки. Инженеры и работники завода продолжали сопровождать подразделение и решать проблемы. Они меняли детали, которые брали прямо с производственной линии, и улучшали показатели. В тот период мы проводили бригадное учение, и я решил, что моим командным танком будет танк «Меркава». Это был его дебют. Все высшее командование АОИ ехало за танком и смотрело на его выступление».
    т55-меркава.JPG
    На этом фото можно сравнить размеры Т-55 (на первом плане) и «Меркавы»​

    29 октября 1979 г. в Синдиане на Голанских высотах прошла официальная церемония передачи новых танков «Меркава» 7-й танковой бригаде ЦАХАЛ. А первый батальон, оснащенный 30 «Меркавами» достиг боеготовности в 1980 г.
     
    tOmbovski volk и dok нравится это.
  5. Израильский основной боевой танк «Меркава». Часть 3

    Спешка с вводом в строй Армией Обороны Израиля (АОИ) новых танков «Меркава» оказалась вполне оправданной. К моменту начала очередного военного столкновения, получившего название Первой ливанской войны (по израильской терминологии — операция «Мир Галилее», изр. «Шлом а-Галиль»), танковые части АОИ уже располагали примерно двумя сотнями новейших танков «Меркава» Мк.1.

    Всего на ливанской границе Израиль сконцентрировал 11 дивизий, объединенных в три армейских корпуса (каждому корпусу была выделена своя зона ответственности или направление — Западное, Центральное и Восточное). Кроме того, на Голанских высотах, в непосредственной близости от Дамаска, были развернуты еще две дивизии. Шесть дивизий были танковыми, по штатам в них должно было насчитываться около 1 800 танков, но реальность была более скромной — в наличии имелось всего около 1 200 единиц.
    Были задействованы практически все из двухсот имевшихся танков «Меркава» Мк.1. Они входили в состав следующих частей и подразделений: 7-я броне-танковая бригада (77-й танковый батальон «Оз», 75-й танковый батальон «Ромах» и 82-й танковый батальон «Гааш»), 211-я бронетанковая бригада (126-й и 429-й танковые батальоны), 460-я бронетанковая бригада (198-й танковый батальон) и 844-я бронетанковая бригада (бригада Бронетанковой Школы), которая имела около двух рот танков «Меркава» Мк.1.
    Основной противник АОИ — сирийская армия и палестинские боевики были оснащены танками гораздо хуже, в их распоряжении в Ливане имелось всего 400–500 танков. Из них около 150 были древними Т-34-85 и Т-54/55, принадлежащими Армии освобождения Палестины (в районе Бейрута) и палестинской организации ФАТХ. Сирийское командование, учитывая недостаточность имеющихся в его распоряжении сил, избрало тактику, позволяющую, по его мнению, максимально замедлить продвижение сил АОИ. Широко практиковались засады и минирование горных дорог, навязывание боев практически за каждую деревню, для чего наряду с пехотой в них размещались небольшие группы сирийских танков.

    [​IMG]
    Колонна танков «Меркава» Мк.1 на улице Бейрута​
    Боевой путь танков «Меркава» в Первой ливанской войне, начавшейся 6 июня 1982 г., выглядел примерно так: 75-й и 82-й танковые батальоны 7-й бронетанковой бригады, приданные 252-й дивизии, сначала действовали в районе северных отрогов горы Хермон (на терри- тории Иудеи и Самарии), а затем вели бои с сирийцами, продвигаясь вдоль хребта Антиливан. Они встретили прекращение огня в районе Янта.
    77-й танковый батальон (один из лучших батальонов бронетанковых войск) 7-й бронетанковой бригады сначала был придан пехотной бригаде «Голани» (т. е. находился в 36-й дивизии) и участвовал в захвате района Бофор, а позже действовал в восточной ча- сти высот Набатия. Затем 77-й батальон был передан другой пехотной бригаде и окончил войну в районе озера Карун.
    211-я бронетанковая бригада действовала вместе с 91-й дивизией на побережье Средиземного моря, поддерживая своими танками пехоту, штурмовавшую горо- да Тир и Сидон. Прекращение огня застало 211-ю бригаду в районе Бейрута.
    198-й танковый батальон 460-й бронетанковой бригады участвовал во взятии Джезина, а потом продвигался в направлении Машгара (к западу от озера Карун).
    844-я бронетанковая бригада в основном действовала вместе со сводной дивизией «Коах Варди», за исключением одного батальона (укомплектованного танками М60), который в ночь с 6 на 7 июня был высажен с моря и принимал участие в боях на Западном направлении.
    [​IMG]
    «Меркава» Мк.1 в гавани Бейрута, 1982 г.​
    Все шесть танковых батальонов, вооруженных танками «Меркава» Мк.1, вели активные боевые действия в течение первого этапа войны — до момента прекращения огня 11 июня 1982 г. Неудивительно, что они сопровождались потерями. Известно, что общие потери танковых экипажей АОИ составляли 71 человека убитыми (причем не только от воздействия противотанковых средств, но также, например, от огня снайперов), из них 9 человек были из экипажей «Меркава». Это не официальные данные, а оценки из некоторых иностранных источников, сами израильтяне официальных данных до сих пор не приводят. В тех же иностранных источниках количество безвозвратно потерянных (уничтоженных) танков «Меркава» Мк.1 оценивается в 7 машин, а всего в первой Ливанской войне АОИ безвозвратно потеряла 52 танка (37 — М60, 8 — «Центурион» и 7 — «Меркава»), свыше 100 танков были серьезно повреждены.
    На сегодняшний день из литературы известны следующие случаи подбития или уничтожения танков «Меркава» (официальных данных до сих пор нет). 8 июня 1982 г. два танка «Меркава» Мк.1 были потеряны по техническим причинам (по-видимому, сорвались с обрыва) во время ночного обхода Эйн-аль-Xильве. На следующий день танк «Меркава» Мк.1 из 198-го танкового батальона, был подбит огнем сирийцев в районе деревни Аин А-Тина, оставлен экипажем и повторно поражен дружественным огнем израильских танков «МАГАХ» (модернизированные в Израиле танки М60) из 198-го танкового батальона, так называемый «инцидент у Аин А-Тина» — перестрелка танков 196-го и 198-го батальонов 460-й бронетанковой бригады.

    10 июня 1982 г. танк «Меркава» Мк.1 из 75-го танкового батальона был поврежден огнем из легкого безоткатного орудия в районе Бейт-Лахия, к югу от городка Рашайя, и подожжен повторным попаданием 115-мм снаряда из танка Т-62. Экипаж покинул машину, погибших не было, но танк был уничтожен безвозвратно — сдетонировала боеукладка. Чуть раньше в том же районе еще два танка «Меркава» Мк.1 получили легкие повреждения в результате попадания ПТУР «Хот», выпущенных с вертолетов «Газель». В тот же день в районе перекрестка Хальде, к югу от Бейрутского аэропорта, была подбита «Меркава» Мк.1 из 211-й бригады. Танк сгорел, но был эвакуирован ночью.
    11 июня 1982 г. три танка «Меркава» Мк.1 из состава 7-й бронетанковой бригады были поражены ПТУР с вертолетов «Газель» на подступах к Янте. Один танк надолго выбыл из строя, получив попадания двумя раке- тами. Одна из них угодила в двигатель, вторая — в борт, смертельно ранив наводчика и заряжающего. Остальные два танка получили легкие повреждения. Спустя месяц, 11 июля 1982 г., в ходе разведки боем, нa взлетно-посадочной полосе Бейрутского аэропорта боевиками просирийской милиции Валида Джумблата огнем из РПГ-7 или ПТУР «Малютка» были подбиты два израильских танка — «Меркава» Мк.1 и «МАГАХ». Подбитая «Меркава» несколько часов находилась в руках боевиков — фотографии боевиков на фоне горящей «Меркавы» были опубликованы многими газетами и получили широкую известность. Хотя несколько часов спустя эта «Меркава» Мк.1 была эвакуирована на территорию, находящуюся под контролем АОИ, скорее всего, танк был потерян безвозвратно.
    Другие случаи подбития танков «Меркава» Мк.1 имели место на западном направлении, где «Меркавы» 211-й бронетанковой бригады использовались при зачистке населенных пунктов. По всей видимости, они были подбиты огнем РПГ-7 и ПТУР.

    В ходе боевых действий подтвердилась высокая защищенность «Меркавы» — усилия конструкторов, отдавших приоритет именно этой боевой характеристике, не пропали даром. По израильским данным, шанс пробития брони в результате вражеского попадания для «Меркавы» составлял 41 %, тогда как для остальных танков АОИ (МАГАХ, «Центурион») — 61 %. Из пораженных израильских танков загоралось около 31 %, но для «Меркавы» эта цифра составила лишь 15 %. Практически ни один из членов экипажа пораженных «Меркав» не получил и серьезных ожогов.
    У сирийцев повреждения различной степени тяжести получили около 400 танков, но какая часть из них была потеряна безвозвратно, установить не представляется возможным. Более или менее известны безвозвратные потери лишь среди сирийских Т-72, которые составили 11–12 машин.

    В литературе можно встретить описания стычек между сирийскими Т-72 и израильскими «Меркавами» в ходе Первой ливанской войны. Например: «…батальон сирийских Т-72, совершая ночной марш, неожиданно «выскочил» на подразделение «Меркав», ждавшее прибытия топливозаправщиков. Завязался ожесточенный ночной бой на короткой дистанции. Сирийские танки, развившие высокий темп огня, быстро расстреливали свой боекомплект в барабанах автоматизи- рованных боеукладок. Однако, к досаде сирийских танкистов, результатов их стрельбы не было видно: танки противника не горели и не взрывались. Решив больше не искушать судьбу, сирийцы, практически не понесшие потерь, отступили. Через некоторое время они выслали разведку, которая обнаружила поистине удивительную картину: на поле боя чернело большое число неприятельских танков, брошенных экипажами.
    Несмотря на зияющие в бортах и башнях пробоины, ни одна «Меркава» действительно не загорелась: сказалась совершенная быстродействующая система автоматического пожаротушения с ИК-датчиками и огнетушащим составом «Талон 1301», а также отличная защита боеукладки, размещенной в задней части боевого отделения с разнесенным бронированием» (В. Ильин, М. Никольский. «Ливан-82. Победил ли Израиль в этой войне?»). Но в действительности между собой танки Т-72 и «Меркава» в бою не встречались и, соответственно, друг друга не подбивали. Как сейчас установлено, десяток упомянутых выше Т-72 был уничтожен 11 июня 1982 г. в районе деревни Амик (на северо-западе долины Бека) израильскими спецназовцами с помощью ПТРК «Тоу», размещенных на джипах.

    Выпуск танков «Меркава» первой модели (для обозначения моделей «Меркава» на иврите используется слово «Симан» или «знак» — аналог английского «Mark» или «Mk.») был окончен в сентябре 1983 г. Всего с 1979 г. по 1983 г. было изготовлено около 330 единиц танков «Меркава» Мк.1 (по другим данным — 250). В первые два года после запуска в производство ежегодно строилось примерно по 70 машин. После Первой ливанской войны темп производства «Меркавы» Мк.1 снизился, так как предприятия были загружены восстановлением поврежденной боевой техники.
    Хотя танк «Меркава» Мк.1 производился серийно, но его совершенствование продолжалось. Этот процесс ускорился благодаря полученному в Ливане боевому опыту, и к началу 1983 г. конструкторами была подготовлена следующая модификация «Колесницы», получившая обозначение «Меркава» Мк. 2. Такие танки начали покидать цеха с сентября 1983 г. Первой в феврале 1984 г. их получила 7-я бронетанковая бригада. С 1985 г. с завода стали выходить усовершенствованные танки — «Меркава» Мк2В. Производство «двойки» велось до конца 1989 г., всего войска получили около 600 таких машин (по другим данным — 550).
    На «Меркаве» Мк.2 конструкторы в первую очередь провели усиление бронирования. Хотя еще на этапе разработки прототипа фронтальную проекцию башни постарались максимально уменьшить (по статистике, вероятность попадания снарядов в башню была наибольшей), для чего придали ей клиновидную форму, а кроме того, выполнили бронирование ее передней части разнесенным (две броневые плиты толщиной 76 мм разделялись пространством, в котором разместили патронные коробки к пулеметам), однако, несмотря на все эти ухищрения, бои в Ливане показали, что данных мероприятий недостаточно.

    Исходя из этого защищенность башни «Меркавы» Мк.2 повысили, правда, пойдя самым простым путем — установили стальные модули-накладки, крепившиеся к основной броне болтами. Для предохранения прицелов перед ними приварили ребра, которые отклоняли от оптики пули и осколки.
    Дополнительной защитой башни стала и объемная корзина для имущества, установленная в ее задней части (подобные корзины начали устанавливать еще на поздних «Меркавах» Мк.1). Снизу по периметру корзины подвешивался плотный ряд стальных цепей с шарами на концах. Эта завеса служила своеобразным противокумулятивным экраном, предохранявшим заднюю часть башни от реактивных гранат РПГ.

    Учитывая широкое применение в Ливане РПГ и ПТУР, подверглась изменениям конструкция бортовых экранов, которые вызывали преждевременную детонацию кумулятивных боеприпасов. Оказалось, что экраны располагались слишком близко от корпуса, на таком успевала рассеяться, к тому же узкий промежуток между экранами и корпусом часто забивался грязью. На «Меркаве» Мк.2 экраны отнесли от борта немного дальше и изменили конструкцию их крепления (в узлы их крепления включили эллиптические рессоры). Теперь секции экранов не подскакивали при движении танка, открывая для выстрела борта, как на Мк.1. Была предусмотрена также возможность установки на экранах элементов активной брони, а позже экраны начали изготавливать из специальной стали.
    Убедившись в полезности постановки в бою дымвых завес, «Меркаву» Мк.2 оборудовали дымовыми гранатометами (использовавшиеся сирийцами советские танки имели штатную термодымовую аппаратуру). По одному четырехствольному блоку дымовых гранатометов СД-3030 установили в передней части башни с каждого борта. Дымовая завеса возникала спустя 2–3 сек. после подрыва гранаты (калибра 78,5 мм) на расстоянии 40–50 м от танка.

    Живучесть машины повысились и за счет установки усовершенствованной быстродействующей системы пожаротушения Spectronix. По утверждению ее разработчика, эффективность этой системы подтверждалась тем фактом, что «ни один член экипажа танков «Меркава», пораженных средствами противника в боях, вплоть до конфликта в Ливане осенью 1997 г. не получил ожогов». С целью повышения эффективности ведения огня из основного оружия на «Меркаве» Мк.2 установили усовер- шенствованную систему управления огнем (СУО) Матадор Мк.2, разработанную израильскими специалистами фирмы Elbit Systems. Она включала прицелы, лазерный дальномер, электронный баллистический вычислитель (на «Меркаве» Мк.1 стоял аналоговый), двухплоскостной стабилизатор с электрогидравлическим приводом. Для расширения возможностей по борьбе с пехотой и легко бронированными целями (такими, как броне- транспортеры) на «Меркаве» Мк.2 на маске орудия ста- ли открыто устанавливать крупнокалиберный пулемет М2НВ. Перед командирским люком появился 7,62-мм пулемет FN MAG.
    Миномет Soltam калибра 60-мм, который использовался для борьбы с расчетами ПТРК, ведущими огонь из-за укрытий, перенесли внутрь башни, теперь огонь из него вел заряжающий. На Мк.1 он располагался снаружи рядом с командирским люком (огонь вел коман- дир) на правом борту башни. В боекомплект миномета входили как осколочные, так и дымовые мины, максимальная дальность стрельбы — 3,5 км.

    Несмотря на то, что масса «Меркавы» Мк.2 увеличилась, достигнув 61 т, ее двигатель остался прежним с мощностью 900 л. с. К тому же в результате установки новой автоматической трансмиссии (на Мк.1 стояла полуавтоматическая) увеличились потери мощности (примерно на 100 л. с.), передававшейся от двигателя на ведущие колеса. Все это привело к тому, что зачастую новые Меркавы» Мк.2 даже отставали от старых Мк.1. В оправдание нужно отметить, что, во-первых, автоматическая трансмиссия была гораздо более удобной для управления машиной в боевых условиях, чем полуавтоматическая или механическая, а во-вторых, она экономила топливо. В результате такой экономии запас хода «Меркавы» Мк.2 возрос почти до 500 км (при незначительном росте емкости баков — всего на 150 л).

    «Меркава» Мк.2 выпускалась в различных вариантах, совершенствуясь в ходе своего производства. Необходимо подчеркнуть, что в случае израильских танков, в том числе и «Меркавы», отдельные модификации не так четко очерчены, как у других зарубежных танков. Наряду с тем, что в Израиле осуществлялась непрерывная программа модернизации, старые модели подтягивались до современного уровня, бюджетные ограничения зачастую не позволяли проводить модернизационные мероприятия в полном объеме или же они осуществлялись лишь в рамках небольшой партии. При этом усовершенствования, выполненные на более ранних танках, могли также реализовываться и на вновь строящихся машинах, что дополнительно размывает различия между вариантами. Так, зачастую встречаются «Меркавы» одного периода выпуска/модернизации, но с различными усовершенствованиями.

    Имевшиеся танки модификации Мк.1 в большинстве своем прошли модернизацию до уровня Мк.2 — на корзине в корме башни навесили противокумулятивный экран в виде цепей с шарами; заменили бортовые экраны; в передней части башни установили блоки дымовых гранатометов; СУО Матадор Mк.l, заменили более совершенной Матадор Mк 2. В то же время на башне не «Меркава» Мк.2, прошедшая доработку. Рядом с пушкой виден один из блоков дымовых гранатометов СД-3030 устанавливалось дополнительное бронирование, 60-мм миномет остался на ее правом борту снаружи. Такие модернизированные танки обозначались «Меркава» Mk.1B.
    С 1985 г. в производство пошла «Меркава» Мк.2В с системой «Третий глаз» — датчиком определения лазерного облучения машины дальномерами противника. Система предупреждала командира танка о возникновении опасности, при этом на его дисплее высвечивались стрелки направления на цель. Датчик устанавливался на задней части башни. В системе управления огнем Мк.2В прицел наводчика совместили с тепловизором, существенно улучшив «ночное зрение» танка. Кстати, на «Меркаве» Мк.1 конструкторы, в то время не располагая хорошими приборами ночного видения (ПНВ), дабы обеспечить «ночное освещение», установили в задней части башни мощный ксеноновый про- жектор. Для предохранения от поражения осколками и пулями, прожектор расположили горизонтально, с ответственно светил он вверх, а вперед его световой поток направлялся с помощью поднимающегося параболического зеркала. Позже, с появлением нормальных ПНВ, от этой сложной конструкции отказались, заварив отверстие для прожектора крышкой.
    [​IMG]
    Загрузка снарядов в танк «Меркава» Мк.2В, задний люк открыт​

    Небольшое количество танков «Меркава» Мк.2 получили усиленное бронирование. Эта модификация известна как «Меркава» Мк.2 с броней 4-го поколения. Работы над ней начались в 1997 г. после того как в один день сразу три танка «Меркава» Мк.2 были уничтожены ПТУР, выпущенными боевиками «Хэзболлы». Ракеты попали точно между корпусом и башней, погибло три танкиста — командир одной машины и водитель другой. На борта башни танка «Меркава» Мк.2 с броней 4-го поколения были установлены дополнительные броневые модули (прикрывавшие погон), для улучшения защиты водителя была усилена верхняя лобовая деталь корпуса. В результате добронирования масса машины возросла до 65 т.
    Танки «Меркава» Мк.2 с броней 4-го поколения направлялись в основном в районы ливанской границы. Экзамен новая машина успешно прошла в 2005 г., когда боевики «Хэзболлы» атаковали израильский блокпост в районе Хадзар. Одна из двух находившихся здесь «Меркав» Мк.2 с броней 4-го поколения получила семь попаданий из различного оружия, но ни один из членов ее экипажа не пострадал.
     
    dok нравится это.
  6. Продолжение:
    Израильский основной боевой танк «Меркава». Часть 4

    Если танк «Меркава» Мк.2 был, по сути, улучшенным вариантом базового проекта Мк.1, то следующая «Меркава» стала фактически новой машиной. Амбициозный генерал Таль поставил перед конструкторами задачу — создать танк, по боевой эффективности превосходящий лучшие иностранные образцы: германский «Леопард»-2, американский «Абрамс», британский «Челленжер» и советский Т-80.

    Хотя основная концепция танка — максимальная защищенность экипажа, а также его компоновка — с передним расположением двигателя, не подверглись изменению, большинство основных компонентов: вооружение, бронезащита, моторно-трансмиссионная установка были существенно улучшены.
    Одной из изюминок «Меркавы» Мк.3 стало применение в ее конструкции модульного бронирования. Около половины элементов защиты уже не привязывалось намертво к конструкции танка. Такой способ бронирования имел ряд преимуществ. Во-первых, при создании новых модулей на основе более современных материалов или их сочетаний (многослойная броня) броневую защиту танка можно было быстро усилить простой заменой старых блоков новыми. Во-вторых, поврежденные в результате поражения вражескими боеприпасами модули легко заменялись целыми, даже в полевых условиях.
    Было радикально усилено и вооружение — вместо 105-мм нарезной пушки, использовавшейся в «Меркавах» Мк.1 и Мк.2, была установлена более мощная 120-мм гладкоствольная пушка. Новый дизельный двигатель выдавал 1 200 л. с. (на 300 л. с. больше, чем у «Меркавы» Мк.2), что позволило обеспечить потяжелевшей до 63 т машине необходимую подвижность.

    Проектные работы над «тройкой» стартовали в августе 1983 г., примерно в то же время, когда началось серийное производство «Меркавы» Мк.2. В апреле 1990 г. с завода вышли первые 14 серийных танков «Меркава» Мк.3. С лета 1990 г., в связи с вторжением Ирака в Кувейт, сборка новых танков на некоторое время была свернута, а все силы брошены на ремонт имеющейся техники. Серийное производство возобновилось в начале 1991 г., а в 1994 г. началось производство модификации «Меркава» Мк.3В (с усовершенствованной защитой крыши башни). В 1996 г. ее сменила «Меркава» Мк.3В Баз (с новой СУО «Баз»), а с 1999 г. началось производство «Меркавы» Мк.3В Баз с броней «четвертого поколения» (подразумевается, что «Меркава» Мк.1 имела броню 1-го поколения, Мк.2 — второго, а базовая Мк.3 — третьего). До этого уровня позже модернизировались и ранее выпущенные «тройки»).
    В отличие от танков «Меркава» Мк.1 и Мк.2, на которых применялась сплошная катаная или литая броня, в броневой защите «тройки» широко и использовалась новая многослойная защита, объединяющая разнородные слои керамического материала, специальных сплавов и высокопрочной броневой стали. Керамические и специальные сплавы лучше противостоят воздействию кумулятивной струи, образующейся в результате подрыва кумулятивного снаряда, чем сплошная броневая сталь. Кроме того, многослойная броня эффективна и против кинетических бронебойных боеприпасов — чередующиеся слои материалов с различной плотностью и твердостью лучше отклоняют и разрушают бронебойные сердечники, чем однородная сталь. По своим свойствам многослойная броня «Меркавы» Мк.3 аналогична широко известной западной броне типа «чобхем», разработанной в Великобритании

    Что же представляет собой многослойная броня, использованная для защиты «Меркавы» Мк.3? Конечно, детали — количество слоев, их толщина и материал — хранятся в тайне, но общая схема брони известна. Внешний слой брони сделан из твердого материала (броня), он частично разрушает кумулятивную струю при попадании кумулятивного боеприпаса или же снижает энергию кинетического снаряда. За внешним твердым слоем брони имеется воздушное пространство, которое обеспечивает опрокидывание или рыскание бронебойных сердечников, пробивших первый слой брони, а также «размытие» кумулятивной струи. За воздушной прослойкой имеется так называемый амортизатор, состоящий из керамики и специальных сплавов. Амортизатор предназначен для поглощения остаточной проникающей энергии уже частично разрушенного бронебойного сердечника кинетического снаряда или возмущенной кумулятивной струи. И наконец, имеется еще слой брони, являющийся основанием амортизатора.
    Как уже упоминалось, «тройка» получила модульную конструкцию броневой защиты корпуса и башни — часть броневой защиты в виде отдельных модулей крепилась к базовой конструкции корпуса и башни при помощи болтовых соединений. Применяя значительно более стойкую комбинированную броню, конструкторы не отказались и от принятого на более ранних «Меркавах» размещения узлов и агрегатов таким образом, чтобы они давали дополнительную защиту экипажу. Башня «Меркавы» Мк.3 была полностью перепроектирована с целью повышения ее защищенности. Толщину лобовой детали увеличили на 230 мм, была увеличена и толщина бронирования крыши башни, чтобы противостоять современным боеприпасам, поражающим танк сверху.

    Для повышения противоминной стойкости днища топливо, ранее заливавшееся между его двойными стенками, перенесли в накладные бронированные топливные баки, установленные на корме корпуса, по бокам от эвакуационного люка. Дело в том, что воздушная прослойка между днищем и полом боевого отделения значительно лучше поглощает энергию ударной волны при подрыве танка на фугасе или мине, чем слой практически несжимаемого топлива. Накладные баки дополнительно прикрыли корзинами для ЗИП и личных вещей экипажа, обшитыми снаружи перфорированным алюминиевыми листом.
    Заново были сконструированы и бортовые экраны, они закрывали ходовую часть по всей длине и изготавливались из специальной броневой стали.

    Основное вооружение «Меркавы» Мк.3 — 120-мм гладкоствольная пушка MG251. Она разрабатывалась израильской фирмой IMI, но по баллистическим характеристикам была аналогична немецкой пушке «Рейнметалл» Rh-120, устанавливавшейся на танки «Леопард-2» (американский аналог пушки М256 использовался для вооружения «Абрамс»). Благодаря модернизированному малогабаритному противооткатному устройству с концентрическим замедлителем и пневматическим накатником пушка MG251 имела размеры, близкие к 105-мм пушке М68. Это было сделано специально, с прицелом на возможность усиления вооружения старых танков «Меркава» Мк.2. Правда, такая замена пушек так и не осуществилась по финансовым причинам. Пушку MG251 можно было демонтировать со стороны передней части башни (т. е. без необходимости снимать башню танка с корпуса).
    Боекомплект пушки включал 48 выстрелов, уложенных в огнеупорные контейнеры по две или по четыре штуки. Пять выстрелов первой очереди размещались в барабане устройства, облегчающего процесс заряжания. Нажатием ножной педали заряжающий поднимал выстрел на уровень казенника и затем вручную досылал его в казенник.
    Система управления огнем «Матадор» Мк.3 включала стабилизированный в двух плоскостях прицел наводчика с ночным и дневным каналом повышенной кратности (12х) и встроенным лазерным дальномером. Баллистический вычислитель — электронный. СУО была объединена с двухплоскостным стабилизатором и приводами наведения башни и пушки. Максимальная скорость поворота башни «Меркавы» Мк3 составляла 34 град/с, что несколько меньше, чем у Мк.2 (для сравнения, у американского танка «Абрамс» скорость поворота башни составляет 42 град/с). Это было обусловлено использованием более безопасного электрического привода поворота башни. На предыдущих моделях «Меркавы» использовался электрогидравлический привод, более скоростной, но и более пожароопасный.
    Кроме пушки, в башне установливался спаренный 7,62-мм пулемет FN MAG, оснащенный электроспуском. Снаружи на турелях перед люками командира и заряжающего находилось еще два таких же пулемета. В комплект вооружения входил и 60-мм миномет. Все операции с ним — заряжание, наведение, стрельба — производились из боевого отделения. Боекомплект миномета (размещен в нише башни) включал 30 мин (осветительные, осколочно-фугасные и дымовые). По бортам передней части башни смонтированы шестиствольные блоки дымовых гранатометов CL-3030 для постановки маскировочных дымовых завес.

    С целью улучшения маневренности и подвижности потяжелевшего танка на «тройке» установили 1 200-сильный двигатель AVDS-1790-9AR V-12, работавший совместно с автоматической трансмиссией Ashot. Новый двигатель обеспечил «Меркаве» Мк.З удельную мощность в 18,5 л. с./т. Правда, специалисты все же считают разгонные характеристики «тройки» недостаточно высокими, относя это к ее тактическим недостаткам.
    На «тройках» устанавливалась и система предупреждения о лазерном облучении LWS-2, разработанная израильской фирмой Amcoram. Три установленных на бортах кормовой части башни и на маске пушки широкоугольных оптических лазерных датчика обеспечивают круговой обзор, оповещая сигналом экипаж о захвате машины лучом лазера противотанковых комплексов или передовых авианаводчиков противника. Азимут источника облучения выводится на дисплей командира.
    Танки «Меркава» Мк.ЗВ Баз получали новую СУО «Баз» («сокол» на иврите), разработанную израильской фирмой Elbit. В этой СУО реализована функция «hunter-killer» — автоматическое сопровождение цели, когда система автоматически наводит прицельную марку точно на цель без воздействия наводчика. Автомат сопровождения цели обеспечивает удержание прицельной марки на цели после того, как она была отмечена наводчиком, даже если цель в течение короткого времени была затенена каким-либо препятствием. Благодаря высокому быстродействию СУО «Баз» позволяет эффективно поражать не только движущиеся наземные, но и воздушные цели (боевые вертолеты, беспилотные летательные аппараты). Прицелы системы стабилизированы в двух плоскостях. В распоряжение командира предоставили панорамный прицел (дневной канал — 14х), обеспечивающий круговой поиск целей и наблюдение за полем боя. Командир имел возможность выдавать наводчику целеуказание при стрельбе, а также при необходимости сам дублировать стрельбу.

    Наиболее совершенным вариантом «тройки» стала «Меркава» Мк.3В с броней «четвертого поколения». По сравнению с обычной «тройкой» «Меркава» Мк.3В с броней «четвертого поколения» получила новые дополнительные модули брони, более эффективные как против кинетических БПС, так и против кумулятивных снарядов. Основная часть этих модулей устанавливалась на башне (по бортам); в результате она лишилась своей узкой клиновидной формы, делавшей ее малозаметной целью при ведении огня по фронтальной проекции, тем не менее защищенность ее повысилась. Еще одним характерным внешним отличием Баз дор Далет стали опорные катки новой конструкции. Эти катки не имеют резиновых бандажей, которые на старых катках часто разрушались от избыточных тепловых и весовых нагрузок. Новые катки выполнены из баллистической стали, они более прочные и легкие (за счет их применения удалось снизить массу танка на четверть тонны).
    Производство танков «Меркава» Мк.3В Баз дор Далет продолжалось до конца 2002 г. Официальная церемония передачи последнего построенного танка этой модели и закрытие линии по ее производству прошли в начале января 2003 г. Всего было построено около 650 машин третьей модификации.
     
    dok нравится это.
Загрузка...