1. Всем пользователям необходимо проверить работоспособность своего электронного почтового адреса. Для этого на, указанный в вашем профиле электронный адрес, в период с 14 по 18 июня, отправлено письмо. Вам необходимо проверить свою почту, возможно папку "спам". Если там есть письмо от нас, то можете не беспокоиться, в противном случае необходимо либо изменить адрес электронной почты в настройках профиля , либо если у вас электронная почта от компании "Интерсвязь" (@is74.ru) вы им долго не пользовались и хотите им пользоваться, позвоните в СТП по телефону 247-9-555 для активации вашего адреса электронной почты.
    Скрыть объявление

Неизвестная история вооружения

Тема в разделе "Военное дело", создана пользователем Stirik, 26 янв 2017.

  1. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.461.506.447.986
    Stirik, 26 янв 2017
    Предлагаю публиковать неизвестные или малоизвестные страницы истории вооружения

    Как человек использовал колесницы, стремена, животных, железные дороги и другие безобидные с виду вещи для совершенствования техник убийства
    Во все эпохи война была сложным и затратным предприятием. Исход и особенности противостояния организованных групп вооруженных людей для решения вопроса власти, территории и ресурсов всегда зависел от того, какими средствами и умениями они обладали. Поэтому развитие технологий, а также уровня общественной организации и знаний об окружающем мире всегда шло бок о бок с войной и непосредственно влияло на ее облик.

    Изобретение колесницы

    колесница.jpg

    Со времен начала выплавки бронзы изготовление прочной повозки из дерева и металла, которой было бы легко управлять в бою, было серьезным техническим достижением своего времени и требовало большого объема металла. К тому же содержание этой боевой единицы с лошадью и экипажем из двух человек обходилось дорого. Именно поэтому война в бронзовом веке оказывалась роскошью, которую могли позволить себе только процветающие центры цивилизаций, подобные Египту.
    Колесницы сыграли важную роль в возникновении и падении ранних государственных объединений на Ближнем Востоке: противопоставить что‑то быстро движущимся укрепленным повозкам, с которых на врагов сыпался поток стрел, в те времена было сложно.Правда, в «Илиаде», ставшей подробным описанием войны эпохи бронзы, герои используют колесницы, но еще не в бою, а лишь для того, чтобы быстро прибыть к полю боя или вернуться в лагерь. Как ни странно, но это еще один показатель значения колесницы. Даже там, где по каким-то причинам колесницы не используют в полную силу, она выступает как общепризнанный атрибут власти и престижа. На колеснице отправляются в бой цари и герои.

    Изготовление доспехов

    В той же «Илиаде» «шлемоблещущие» герои, убранные в доспехи и вооруженные тяжелыми копьями с медными наконечниками, — правители отдельных земель. Доспехи — вещь настолько редкая, что изготовление некоторых из них приписывалось богам, а после убийства противника победитель прежде всего старался завладеть доспехами, редким и уникальным изделием. Гектор, предводительствующий войском троянцев, после убийства Патрокла, одетого в доспехи Ахилла, оставляет войско в разгар битвы и возвращается в Трою, чтобы облачиться в уникальные латы. Фактически правители Микенской цивилизации, на эпоху которой приходятся события, описываемые Гомером, во многом обеспечивали власть над своими землями именно владением редким и дорогим, но чрезвычайно эффективным для своего времени оружием и доспехами.

    Постепенное распространение технологии обработки рудного железа по территории Передней Азии и Южной Европы начиная примерно с XIII века до н. э. привело к тому, что конкуренцию бронзе теперь мог составить относительно более дешевый и гораздо более распространенный металл. Вооружить металлическим оружием и доспехами стало возможно гораздо большее число воинов. Удешевление войны вкупе с применением металлических орудий привело к значительным изменениям в «геополитике» Древнего мира: на арену вышли новые племена, сокрушившие железным оружием аристократические государства владельцев колесниц и бронзовых доспехов. Так погибли многие государства на Ближнем Востоке, такая судьба постигла Ахейскую Грецию, которая была завоевана племенами дорийцев. Так происходит возвышение Израильского царства, одновременно наиболее могущественным образованием на Ближнем Востоке в ранний железный век становится Ассирийская держава.

    всадник.jpg

    До изобретения упряжи и седла езда на лошади или иных копытных верхом была делом, требующим постоянного контроля за устойчивостью, и всадник был практически бесполезен для боя. С освоением искусства управления лошадью при помощи упряжных приспособлений кавалерия появляется как род войск в Ассирии в X веке до н. э. и позже получает довольно быстрое распространение. Главным, кто выиграл от освоения нового искусства езды верхом, оказались азиатские кочевники, прежде разводившие лошадей для еды. С освоением верховой езды, позволявшей использовать оружие, и в частности стрелять из лука, в их распоряжении оказался новый источник боевой мощи, к тому же позволявший преодолевать большие расстояния с недоступной прежде скоростью. Примерно c VIII века нашей эры постепенно вырабатывается механизм противостояния кочевой «степи» с оседлыми земледельческими племенами — сменявшие друг друга кочевники получили возможность совершать набеги, собирать дань или поступать на службу к более развитым и богатым земледельческим сообществам, имея в своем распоряжении ресурс конного войска. Механизм сохранился практически неизменным на протяжении многих столетий — вплоть до распада империи Чингисхана.

    Когда доспехами и тяжелым оружием стало возможно обеспечить большое количество боеспособных мужчин, появилась особенная потребность в организации и управлении подобными вооруженными массами. Именно в это время появляются особые типы боевого построения вроде греческойфаланги . Впервые этот тип строя, представлявший собой плотные шеренги тяжеловооруженных воинов, выстраиваемых в несколько рядов, появляется в VII веке до н. э. в Спарте. Поддержание подобного боевого порядка само по себе становилось залогом победы против войска, не имеющего подобной организации. Многие воинские метафоры вроде «чувства локтя», как считается, имеют своим истоком именно построение фалангой (где боец действительно чувствовал локти соседей по шеренге). Победой римские легионы также были обязаны сложной системе построений, позволяющей совершать маневры и перестраивать порядки во время боя, и твердой выучке бойцов, осознающих необходимость поддержания строя.

    Вставая в стременах, лучник становился гораздо более устойчивым и мог точнее целиться. Еще большие изменения стремя привнесло в технику кавалерийского боя, требовавшего соприкосновения с противником. Стремя превращало всадника и лошадь в единый механизм и позволяло передавать общую массу кавалериста и его коня противнику вместе с ударом копья или меча, что сделало кавалерию живыми боевыми машинами своего времени. В Западной Европе в Средние века развили это преимущество, утяжеляя всадника и его вооружение, что привело к появлению тяжелой рыцарской кавалерии. Закованный в доспехи всадник, сидящий в стременах и атакующий тяжелым копьем на полном скаку, концентрировал на острие своего копья в момент атаки невиданную мощь. Это привело к новой аристократизации войны, поскольку носителем такого эффективного и дорогого оружия оказывалась узкая прослойка феодалов, что и определило облик войны в Средневековье.

    Считается, что порох был изобретен в Китае и с XII века начал применяться в боевых действиях, однако там он использовался для метания гигантских стрел. Как, собственно, поначалу и в Европе. Но с XIV века с помощью пороха медные пушки уже стали метать каменные ядра. На каждое из таких орудий уходили тонны металла, и фактически их изготовление могли позволить себе лишь монархи. Позже, с изобретением чугунных ядер, необходимость в громадных пушках, извергавших каменные ядра, отпала, так как металлическое ядро обладало более серьезным разрушающим эффектом при меньшем диаметре. С изобретением колесного лафета , позволяющего перевозить пушки на необходимое расстояние, артиллерия превратилась в практически неодолимую силу, в считаные часы уничтожающую любые каменные укрепления . В каком-то смысле она стала «последним доводом королей» . Обладание осадными пушками в большинстве случаев действительно было привилегией централизованных монархий, способных оплатить их изготовление и содержание. Если же у противника артиллерии не было, судьба противостояния была практически предрешена.

    Переносное огнестрельное оружие, которое могла применять пехота, также изменило представления о боевых возможностях пехотинцев и характер ведения боя. Впрочем, оружие того времени было еще довольно тяжелым и требовало времени для заряжания и применения. Для его эффективного использования в бою требовалась разработка особых методов взаимодействия с другими подразделениями. Одним из успешных экспериментов оказалось построение испанских терций — каре пикинеров, прикрывавшее расположенных в центре мушкетеров. Данная тактика превратила испанскую пехоту в одну из самых грозных сил на европейском поле боя почти на весь XVI век.

    Новым толчком к прогрессу стало распространение винтовки с нарезным стволом . Их массовое применение высадившимися в Крыму в 1854 году французскими и английскими войсками против русской армии, в основном вооруженной мушкетами старого образца, обеспечила войскам антироссийской коалиции победу в открытых столкновениях и вынудила русских запереться в Севастополе. Вообще Крымская война, где небольшое отставание русских вооруженных сил во внедрении лишь только начинавших массово применяться изобретений — таких как паровой флот или нарезные винтовки — стало критическим фактором, фактически подстегнула гонку вооружений.
     
    Последнее редактирование: 30 мар 2017
    #1
    dok нравится это.
  2. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.461.506.447.986
    Stirik, 27 сен 2017

    16 июня 2017 года исполнилось 112 лет со дня рождения одного из основоположников и руководителей советской научно-технической разведки, активного участника операции «Энормоз» по добыванию американских атомных секретов, почётного сотрудника госбезопасности, полковника Леонида Квасникова. Долгое время это имя было известно лишь узкому кругу профессиональных разведчиков и историков спецслужб. И лишь в 1996 году, спустя полвека после завершения операции «Энормоз», Леонид Романович в числе шести активных её участников был удостоен высокого звания Героя России. А спустя ещё 20 лет, в декабре прошлого года, вышла в свет книга доктора исторических наук директора Дома-музея И.В. Курчатова Раисы Кузнецовой «Гений научно-технической разведки. Л. Квасников на службе Отечеству». Эта книга написана на основе личных бесед Раисы Васильевны и Леонида Романовича в 1983–1993 годах и содержит полный текст интервью Леонида Романовича 1993 года, которое он дал Раисе Васильевне незадолго до своего ухода из жизни. Эти никогда не публиковавшиеся ранее материалы воссоздают подлинную обстановку совместной работы советских учёных и разведчиков над созданием ядерного оружия и тем самым открывают новую главу в историографии Атомного проекта.

    3.-Лейтенант-ГБ-Л.Р.jpg
    Лейтенант ГБ Л.Р. Квасников — сотрудник 5-го (иностранного) отдела ГУГБ НКВД СССР​

    Интервью Квасникова 1993 года уникально в том смысле, что хронологически является первым подробным изложением сути «атомного шпионажа», сделанным одним из его участников. В открытой печати об «атомном шпионаже» впервые рассказал подчинённый Квасникова по нью-йоркской резидентуре, впоследствии также Герой России Александр Феклисов в книге «За океаном и на острове. Записки разведчика» (1994). В том же году в США вышла книга воспоминаний генерал-лейтенанта Павла Судоплатова Special Tasks (переизданная в 1997 году в России). И, наконец, в 1999 году появляется ещё одна книга Феклисова «Признание разведчика».Большая часть полученных разведкой материалов по Манхэттенскому проекту передавалась в зашифрованном виде по радио. В июле 1995 года в США по инициативе сенатора Дэниела Патрика Мойнихена Агентство национальной безопасности (АНБ) начало публикацию расшифрованных сообщений из досье «Венона». Всего было опубликовано 49 сообщений за период 1944–1945 годов, относящихся к истории «атомного шпионажа». Упорядоченные по дате, они выложены на сайтах АНБ и ЦРУ. Кроме того, в нач. 1990-х годов СВР предоставила доступ к архивным материалам по данной теме бывшему сотруднику КГБ Александру Васильеву, который вскоре уехал на Запад, прихватив с собой восемь тетрадей сделанных им выписок. Все они в настоящее время доступны в Интернете.

    С учётом этих и других публикаций можно заключить, что общее руководство операцией «Энормоз» осуществлял начальник 1-го Управления (внешняя разведка) НКВД-НКГБ СССР, комиссар ГБ 3-го ранга Павел Фитин. Разработчиком же самой операции был начальник 3-го (англо-американского) отдела 1-го Управления комиссар ГБ Гайк Овакимян, до 1941 года работавший резидентом в Нью-Йорке и привлёкший к сотрудничеству супругов Розенберг. Ответственным за проведение операции назначили заместителя резидента в Нью-Йорке, в то время майора ГБ Леонида Квасникова, который на посту начальника 3-го отделения 3-го отдела 1-го Управления с 1939 года стоял у истоков организации научно-технической разведки. Важнейшими его источниками, в том числе в национальной лаборатории в Лос-Аламосе, были физики Клаус Фукс, Тед Холл, Мортон Собелл и Дэвид Грингласс, занимавшийся в Лос-Аламосе созданием форм для фокусирующих линз. Связь с ними поддерживали сотрудники нью-йоркской резидентуры Александр Феклисов и Анатолий Яцков, а также граждане США Гарри Голд и супруги Коэн.
    18 января 1942 года из состава 1-го Управления НКВД СССР было выделено 4-е (разведывательно-диверсионное) Управление, которое возглавил старший майор ГБ Павел Судоплатов. В 1944 году именно ему поручили координацию работы спецслужб по атомной разведке, поскольку среди подчинённых Судоплатова были создатели советской нелегальной разведки Яков Серебрянский и Наум Эйтингон, а также знаменитый нелегал Вильям Фишер (Рудольф Абель). С этой целью была образована группа «С» («Судоплатов»).

    Действовавший в Сан-Франциско под при­крытием должности вице-консула СССР резидент Григорий Хейфец установил доверительный контакт с научным руководителем Манхэттенского проекта Робертом Оппенгеймером. Большой агентурной сетью среди американских учёных располагал работавший там с 1938 года выпускник Массачусетского технологического института майор ГБ Семён Семёнов (Таубман). Именно он установил код Манхэттенского проекта и местонахождение его главного научного центра — бывшей колонии для малолетних преступников Лос-Аламос (штат Нью-Мексико). Супруга советского резидента в Нью-Йорке Василия Зарубина майор ГБ Елизавета Зарубина познакомилась с женой Оппенгеймера Кэтрин, которая в прошлом являлась членом Компартии США, и та по просьбе Зарубиной убедила «отцов» атомной бомбы Энрико Ферми и Лео Силарда допустить к участию в Манхэттенском проекте ряд завербованных нашей разведкой специалистов.
    Ещё одним важным источником информации выступала нелегальная сеть агентов, сформированная заместителем Судоплатова Эйтингоном в 1939–1941 годах во время подготовки операции «Утка» по ликвидации Льва Троцкого в Мексике. Тогда Эйтингону предоставили чрезвычайное право вербовать агентов без санкции Центра, используя родственные связи. В частности, на одного из агентов оформили аптеку в Санта-Фе (Нью-Мексико). В 1943 году резидентом в Мехико назначили Льва Василевского, хорошо знавшего этих агентов, так как он сам был участником операции «Утка». Три человека копировали наиболее важные документы в Лос-Аламосе, получая к ним доступ через Роберта Оппенгеймера, Энрико Ферми и Виктора Вайскопфа. Затем, минуя резидентуру в Нью-Йорке, материалы через аптеку в Санта-Фе пересылались с курьером в Мексику.

    Через 12 дней после сборки в Лос-Аламосе первой атомной бомбы «Штучка» (Gadget), работавшей на основе распада плутония-239 и имевшей имплозивную схему подрыва, Центр получил её описание, причём по двум независимым каналам — от агентов Чарльз (Клаус Фукс) и Млад (Тед Холл, он же Персей). Первая телеграмма поступила в Центр 13 июня, вторая — 4 июля 1945 года. Через пять лет эти телеграммы были расшифрованы в ходе проекта «Венона» и использованы для ареста Фукса, но уже в Англии. Это позволило ему избежать электрического стула, на котором казнили участвовавших в передаче этих секретов супругов Розенберг.

    Испытание «Штучки» произвели 16 июля 1945 года на горе Аламогордо (Нью-Мексико). Вскоре Центр получил подробнейшие документы о характеристиках испытательного взрыва. То же самое устройство имели бомба «Толстяк» (Fat Man), сброшенная 9 августа 1945 года на Нагасаки, и, соответственно, первая советская атомная бомба РДС-1. 11 августа 1992 года в газете «Красная звезда» было опубликовано интервью с главным конструктором РДС-1 академиком Юлием Харитоном. Он впервые упомянул о том, что немецкий коммунист, физик-теоретик Клаус Фукс, работавший с 1943 года в Лос-Аламосе, в 1945 году передал нашей разведке «достаточно подробную схему и описание американской атомной бомбы». Харитон, в частности, произнёс такие слова: «…наша первая атомная бомба — копия американской». А в статье «Ядерное оружие СССР: пришло из Америки или создано самостоятельно?», опубликованной в газете «Известия» за 8 декабря 1992 года, Юлий Борисович добавляет: «Это был самый быстрый и самый надёжный способ показать, что у нас тоже есть атомное оружие».
    20 августа 1945 года, сразу после атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки, создаётся Спецкомитет по «проблеме № 1» во главе с Лаврентием Берия, на который возлагается «руководство всеми работами по использованию внутриатомной энергии урана». Комитет получил чрезвычайные полномочия и неограниченное финансирование. Научное руководство проблемой ещё в 1942 году было возложено на академика (тогда профессора) Игоря Курчатова. Исполнительным органом Спецкомитета стало Первое Главное управление (ПГУ). При нём были образованы Научно-технический совет (НТС) и Бюро № 2. Рабочим аппаратом Бюро № 2 стал Отдел «С», образованный на базе группы «С» Судоплатова. Туда же из американского отдела внешней разведки передали наиболее важные оперативные материалы, в том числе 200 страниц из оперативного дела «Энормоз». Заместителями Судоплатова назначили полковника Льва Василевского, который, вернувшись из Мексики, в 1945–1947 годах возглавлял научно-техническую разведку НКГБ-МГБ СССР, и подполковника Якова Терлецкого, доктора физико-математических наук, который обобщал все материалы разведки и докладывал их на заседаниях НТС. Председателем НТС вначале был нарком боеприпасов, один из первых трижды Героев Социалистического Труда, генерал-полковник Борис Ванников, а его заместителем, а затем председателем — академик Игорь Курчатов, возглавлявший НТС до конца своей жизни. Кроме них в НТС входили заместители Берия Василий Махнёв и Авраамий Завенягин, а также академики Абрам Иоффе, Абрам Алиханов, Исаак Кикоин, Виталий Хлопин и Юлий Харитон.

    Квасникова отозвали из Нью-Йорка в конце 1945 года, и после отстранения Василевского в 1947 году он возглавил научно-техническую разведку, оставаясь на этом посту, несмотря на различные реформы и переименования органов, вплоть до своей отставки в 1966 году. В книге историка-архивиста, доктора исторических наук Раисы Кузнецовой, директора Дома-музея Курчатова, приводятся интереснейшие беседы с Леонидом Романовичем, позволяющие заглянуть внутрь таинственного Отдела «С», почувствовать атмосферу заседаний НТС и совместной работы разведчиков и учёных над созданием атомного оружия. «…Когда Яков Петрович докладывал материалы по атомному оружию… они (академики. — А.В.) поднимали руки и говорили: «Просим прислать этот материал». Поняли? Составлялся список желающих. Они приходили и у меня работали… Терлецкий на Совете докладывал все материалы. Пятьсот шестьдесят материалов — это тысячи, тысячи страниц информации, которые обрабатывались мною, когда я был за границей и оттуда передавал материалы в Центр. А в Центре был создан специальный отдел, которым руководили четыре генерала (помимо Судоплатова мне известны ещё двое — Наум Эйтингон и Амаяк Кобулов. — А.В.) и один полковник (Лев Василевский. — А.В.). Он назывался Отдел «С». Полковник работал по научно-технической разведке, а генералы — все приближенные Берии.
    Перед отделом стояли задачи: первое — перевести все эти материалы. Для этого существовало переводческое бюро, которое было в Отделе «С». Потом их обрабатывали физики-теоретики — Терлецкий и Рылов. Все эти материалы в конечном итоге проходили через Терлецкого. Он их докладывал на Совете, а все, собравшиеся там, вставали и говорили: «Этот доклад запишите мне!». Они приезжали ко мне на работу, знакомились с материалами и их использовали. «Нет», — сегодня утверждают. А я говорю: «Ну как же тебе не стыдно, ты же у меня сидел, знакомился с материалами, а теперь говоришь, что ты их не использовал!»».

    Предыстория книги Раисы Васильевны такова. В 1983 году Леонид Романович обратился к руководству Курчатовского института с просьбой ещё раз побывать в доме Курчатова. «Всё, как когда Игорь Васильевич принимал! — воскликнул он, когда Раиса Васильевна открыла ему дверь и провела в кабинет Курчатова. — Вот и тот же кожаный диванчик, на котором я обычно сидел. А Игорь Васильевич сидел напротив, вон в том кресле». Так начались беседы с Леонидом Романовичем, но на просьбу делать записи он неизменно отрицательно качал головой… Наступил 1993 год — приближалось 90-летие Курчатова. После того как Квасников побывал на торжественном заседании учёного совета Курчатовского института, он вечером того же дня позвонил Раисе Васильевне и сообщил, что доклад Харитона и Смирнова смутил его и привёл в недоумение… «И пригласил меня с магнитофоном и видеокамерой к нему домой», — пишет Раиса Васильевна.
    В интервью чувствуется, что Леонид Романович хочет донести до слушателей правду о событиях, участником которых ему довелось быть. Безусловно, нельзя не заметить его особое пристрастие к личности академика Харитона. Например, цитируя слова Харитона «ну что уж там Клаус Фукс, он же этого вообще не мог вам ничего сказать!..», Леонид Романович восклицает: «А вы, Юлий Борисович Харитон, забыли, как знакомились с материалами? И до сих пор используете это дело, благодаря этим материалам подробным! Поняли? А об этом никто не скажет вам теперь. Когда я ездил в Кыштым (на комбинат «Маяк» по производству оружейного плутония. — А.В.), возил с собой одну из работ — специально по плутонию. И спектру нейтронов. И по расширению ТВЭЛов. Это — работа целая! Он что, с ней не знаком? Он же просил, чтобы ему ее дали… Вопрос по литию. Использование лития. Вот он. Записан. Идет под таким-то номером, и есть номер тома, в который собирали, — номер такой-то. Или вот материал — технология производства атомных бомб. Вот технология идет. И по диффузии идет (показывает записи в тетради). Харитон — это руководитель одного из ряда отдельных работ. В этом плане я рассматриваю любого из академиков. Я со многими встречался и их мнения знаю. И когда говорят: «Это все делал я сам!» — я думаю: «А что вы сами делаете-то?» Я же знаю, откуда вы этот материал получили. Этот материал с фирмы такой-то, а вы его хотите воспроизвести».

    Я поинтересовался у Раисы Васильевны, как она пришла к идее спустя столько лет опубликовать эти беседы. «Это связано с моей профессией, — отвечает Раиса Васильевна. — Вернуть из исторической памяти в общественное сознание важнейшую информацию, найти её, сохранить и использовать — это первоочередные задачи музейного работника, историка-архивиста. Одним из основных мотивов при этом является поиск, как мы говорим, источников фондов и коллекций из предметов музейного значения, документальных материалов, поиск людей — исторических деятелей, носителей информации о важнейших событиях, выдающихся личностей. В нашем случае — людей, работавших в Атомном проекте, знавших его научного руководителя — Игоря Васильевича Курчатова. С течением времени эта проблема — получение колоссальной энергии из явления деления атомного ядра — открывает всё большие и большие горизонты своего использования. Она всегда была международной. Об этом же говорил и Леонид Романович, подчёркивая, что его интересовал весь мир. Я сама не искала встречи с ним, но мне кажется, что в нём самом к началу 80-х годов созрело желание несколько приоткрыть завесу тайны над деятельностью научно-технической разведки, которую он создавал и в которой работал с 1938 года. И вот это его желание, видимо, и привело его к мысли снова побывать в том доме, в котором он не раз беседовал с научным руководителем Атомного проекта Игорем Васильевичем Курчатовым.
    Сам Леонид Романович тоже был человек незаурядный — строгий, сдержанный, с высоким чувством гражданственности и патриотизма. Судя по всему, талантливый — начинал учёбу в Московском химико-технологическом институте, окончил Московский институт химического машиностроения, затем поступил в аспирантуру, был изобретателем. Вероятно, мог бы стать учёным. Но когда его вызвали в ЦК, где предложили работать в НКВД по линии научно-технической разведки и сказали: «Сейчас и здесь страна нуждается в вас больше всего» — он сразу почувствовал, что в те годы требовалось Родине. А ведь раньше, когда говорили: «Надо Родине!» — люди понимали.

    Для поколения, которое создавало страну, созидало на своей земле, защищало её, — для наших дедов и отцов понятие «Родина» было святым. И когда они ходили босиком по родной траве и чувствовали под ногами свою землю, то понимали, что «не нужен им берег турецкий…». И хотя Квасников впоследствии несколько лет провёл в США, носил американскую шляпу, видел заокеанский образ жизни, но не упал же он перед ними на колени и не дал поставить на колени свою Родину, потому что считал, чувствовал, знал и верил, что прекраснее нашей земли нет. В этом с Курчатовым они были схожи. Они защитили страну, когда она была ослаблена войной, оккупацией, разрухой, а на США работал весь Запад и лучшие умы со всего мира. Более того, США засекретили все свои разработки по урановой тематике ещё до начала войны, но использовали наши, например, Флёрова и Петржака, которые в 1940 году под руководством Курчатова открыли явление спонтанного деления ядер урана. И, если бы американцы по дну Атлантического океана не получили бы сведения об этом открытии, сколько бы лет они шли к нему? А без него невозможно было осуществить Атомный проект.
    Насколько я помню, США ведь реализовывали английский атомный проект. Воспользовавшись всеми этими разработками, они убили население двух японских городов, чтобы показать: русские, смотрите, что с вами будет! Это как? Так что уж извините, но разведка всегда и везде решает поставленные перед ней задачи, своевременно вскрывает возникающие внешние угрозы, помогая обеспечивать необходимый паритет в ядерном противостоянии великих держав с целью торжества добра, мира и справедливости на Земле».

    5.-Полковник-госбезопасности-Л.Р.-Квасников-июль-1949-г..jpg
    Полковник госбезопасности Л.Р. Квасников (июль 1949 года)​

    Кстати сказать, по словам Раисы Васильевны, довоенные разработки советских учёных, в том числе физиков-ядерщиков из лаборатории Курчатова в ЛФТИ, были на уровне мировых стандартов. Именно они и явились основой советского Атомного проекта, научную программу которого Игорь Васильевич подготовил и представил в правительство и Академию наук СССР в 1940 году.Таким образом, всё в мире развивается взаимообразно, обогащая и дополняя друг друга. Поэтому, говоря о советской атомной бомбе, Квасников подчёркивает: «То, что копия американской, я не собираюсь дискутировать этот вопрос. Потому что она у меня в голове, и я знаю, так сказать, финал… Идет повторение — в точности, и сам монтаж идет в точности — повторение наших данных».
    Говоря об участниках операции «Энормоз», Леонид Романович отмечает: «Кроме тех двух, которых я упоминал — Феклисов и Яцков, — был еще Барковский». И именно Анатолию Яцкову принадлежат слова о том, что бомбу создавала не разведка, а учёные и специалисты, опирающиеся на научно-технический и экономический потенциал страны. Мы все, и разведчики, и учёные, должны поклониться Игорю Курчатову и его сподвижникам за то, что они в невероятно сложных условиях, несравнимых с условиями США, сумели в короткие сроки создать атомное оружие, предотвратив непредсказуемое развитие событий.
     
    dok нравится это.
  3. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.461.506.447.986
    Stirik, 27 сен 2017
    От Второй мировой – к «холодной» войне
    Завершение Второй мировой войны ознаменовалось переходом бывших участников антигитлеровской коалиции от сотрудничества к жесткому противостоянию, что обусловило постановку перед экономической разведкой новых задач. На смену союзу стран с разными политическими системами, объединенных борьбой против фашистского блока, пришла «холодная» война с ее непримиримой конфронтацией, обусловленной коренным различием геополитических интересов и подходов к послевоенному мироустройству.В июне 1945 года Комитет начальников штабов Генерального штаба Великобритании - высший орган военно-стратегического и военно-политического планирования страны - направил правительству доклад, озаглавленный «Безопасность Британской империи», в котором обосновывался тезис о том, что в послевоенный период Советский Союз представляет угрозу безопасности для Британской империи и является главным противником западных стран. Британские военные стратеги рекомендовали руководству страны укреплять отношения с США в целях создания системы военно-политических блоков, направленных против СССР, окружить его сетью военных баз, изолировать путем создания системы региональных организаций, использовать в этих целях ООН и другие международные организации. Это была продуманная на долгое время стратегия и тактика борьбы с Советским Союзом. Разумеется, советская разведка получила изложение этого доклада, а затем и весь документ, доложив руководству страны свои выводы и предложения. Речь Черчилля 5 марта 1946 года в Фултоне, объявившего Советский Союз преемником «фашистского врага», и провозглашенная годом позже так называемая «доктрина Трумэна», обосновывавшая право США на оказание военной и политической помощи третьим странам в борьбе с «советским тоталитаризмом», подтвердили выводы разведки о курсе Запада на конфронтацию.
    В новых условиях возросла значимость добываемой разведкой информации. Для решения поставленных задач требовалось совершенствование разведки, ее структуры, организации управления и методов ведения работы. В этой связи в 1947–1953 гг произошла структурная перестройка военной и политической разведок, направленная на повышение эффективности их деятельности и поиск оптимальных форм управления в условиях нарастания конфронтации с Западом. В марте 1954 года пленум ЦК КПСС принял решение о путях улучшения деятельности органов безопасности и перестройке их работы. Решением правительства в марте 1954 года был образован Комитет государственной безопасности при Совете Министров СССР, внешняя разведка вошла в его состав как Первое главное управление (ПГУ КГБ при СМ СССР).
    К концу Второй мировой войны советская разведка располагала хорошими возможностями по добыванию секретной информации по многим политическим и военным вопросам, а в экономической сфере наибольшее внимание уделялось получению данных о новейших разработках вооружений и военной техники, а также их образцов, что было обусловлено задачами военного времени. В первые послевоенные десятилетия эти задачи не потеряли свою актуальность, но к ним добавились еще и новые. Однако выполнять поставленные руководством страны задачи внешней разведке пришлось в далеко не простой обстановке. С окончанием войны одни источники утратили возможности, другие отошли от сотрудничества, считая, что с разгромом фашизма они выполнили свои задачи. Были и такие, кто не рискнул продолжить сотрудничество с советской разведкой в условиях развернутой с началом холодной войны антисоветской кампании, раздувания шпиономании и запугивания «угрозой коммунизма».
    В этих условиях сотрудниками разведки была проделана масштабная работа по созданию практически нового агентурного аппарата, проникновению в новые объекты и развертыванию своей сети в странах, где ранее наша разведка практически не работала.

    В годы «холодной» войны особое значение для укрепления обороноспособности и обеспечения безопасности страны приобрело экономическое и научно-техническое направление внешней разведки, главной задачей которого являлось отслеживание возможного появления на Западе принципиально новых решений в области создания и совершенствования ракетно-ядерного оружия и средств защиты от него, разработок по созданию нетрадиционных видов оружия массового поражения, направлений развития военной научно-технической мысли США и их союзников по НАТО. Одновременно с эти велась и работа по народнохозяйственной проблематике – разведчики следили за развитием новых тенденций мировой фундаментальной и прикладной науки; появлением отдельных научно-технических достижений, которые могли изменить технологическую базу экономики; добывали секретную информацию о ведущихся за рубежом исследованиях и разработках по созданию новых технологических процессов, материалов и оборудования и т.п.
    Отдельным направлением работы внешней разведки в послевоенные годы стало получение информации в кредитно-финансовой сфере и области внешней торговли. Восстановление разрушенной в годы войны экономики и ее перевод на «мирные рельсы» (то, что в 90-е годы стали называть конверсией) требовали получения финансовых средств, нового оборудования, технологий и материалов. Соответственно, к решению этих задач также была подключена разведка, поскольку получить доступ к кредитам, технике и т.п. оказалось совсем не просто.Так, советская внешняя разведка уже в 1948 году получила информацию о том, что США, Великобритания и Франции хотят увязать возможность предоставления займов Советскому Союзу с условиями, которые поставят экономику СССР под контроль иностранного капитала либо вынудят Москву пойти на уступки по политическим вопросам.
    В документальной информации о позиции американского руководства по вопросу предоставления займов Советскому Союзу говорилось, например: «…что касается займа на сумму в 6 млрд, то предполагается, что получить такой заем СССР едва ли удастся. Даже в том случае, если правительство США согласится предоставить СССР такой заем, оно предоставит его в рассрочку отдельными ссудами, с таким расчетом, чтобы в обмен за предоставление каждой ссуды правительство США могло бы получать какие-либо политические уступки. При этом не будет никаких гарантий, что, получив одну часть займа, СССР сможет получить и остальные части. Предоставление таких периодических ссуд будет каждый раз предметом переговоров».

    Одним из основных направлений «холодной» войны было свертывание Западом экономических отношений с СССР и странами Восточной Европы, чтобы затормозить их экономическое развитие, ограничить объем поступлений экспортной выручки и увеличить технологическое отставание от западных государств. Вашингтон оказывал постоянное давление на западноевропейские страны, требуя ограничить экономические связи с Советским Союзом и его союзниками. Такое давление осуществлялось, в частности, через созданный в 1949 году Комитет по контролю за экспортом в социалистические страны (КОКОМ), который не только препятствовал расширению торговли Западной Европы с соцстранами, но и в ряде случаев принуждал к аннулированию уже заключенных сделок. В этих условиях перед советской разведкой встала задача всемерно содействовать расширению внешнеэкономических связей, обеспечивать приобретение образцов нового технологического оборудования для разных отраслей промышленности, для чего через возможности разведки в третьих странах создавались коммерческие фирмы, выступавшие покупателями товаров, которые СССР и другие страны соцлагеря не могли приобрести у западных компаний напрямую.
    В послевоенные годы и период «холодной» войны советская экономическая разведка провела немало блестящих операций, однако многие из них до сих пор остаются неизвестными. Действительно, в подавляющем большинстве случаев мы знаем только о тех операциях, информация о которых была раскрыта в результате провала и ареста наших разведчиков либо их возвращения на родину. Но даже в таких известных историях есть интересные и малоизвестные моменты, и о некоторых из них мы постараемся рассказать.

    Манхэттенский проект
    Официально считается, что первые сведения о начале работы по созданию атомной бомбы были получены советской разведкой и доложены Л. П. Берия Сталину 10 марта 1942 года. К концу следующего года, наряду с множеством сообщений о ходе осуществления проекта «Манхэттен», среди которых находился отчет Б. Понтекорво о впервые осуществленной Э. Ферми управляемой ядерной реакции, в Москву было доставлено около 300 секретных отчетов и материалов по проблемам исследования в области атомной энергии.На самом деле внешняя разведка начала информировать Москву о ведущихся в США и Великобритании работах по проектам «Манхэттен» и «Тьюб эллойз» («Трубный сплав») значительно раньше.
    Проблемой расщепления атомного ядра и получения нового источника атомной энергии ученые Германии, Великобритании, США, Франции и других стран вплотную стали заниматься с 1939 года. Подобные работы велись и в Советском Союзе учеными-ядерщиками Я. Зельдовичем, Ю. Харитоном и другими, но начавшаяся война и эвакуация научных институтов в Казань прервали работы по созданию атомного оружия. Однако наличие в Германии сильной школы физики свидетельствовало об опасности появления у нее подобного оружия и о необходимости создания его в других странах.В мае 1941 года, после того, как была доказана теоретическая возможность создания атомного оружия, власти Великобритании учредили первую в истории человечества организацию по конструированию и производству атомной бомбы.

    В эту программу, получившую кодовое название «Тьюб эллойз», вошли четыре независимые исследовательские группы. Одна из них — бирмингемская, где лидирующие позиции занимал физик-теоретик К. Фукс - немец-коммунист, бежавший от гитлеровского режима в Англию. Секретная информация от этого человека стала поступать уже в конце 1941 года, а в 1943 году научный руководитель американского проекта Оппенгеймер пригласил его, вместе с группой английских коллег в США. Таким образом агент советской разведки попал в Лос-Аламос - самое сердце проекта «Манхэттен».На первом этапе «охоты за атомными секретами» лондонская резидентура советской разведки оказалась более результативной. Например, уже в августе 1941 года из Великобритании поступило содержание представленного У. Черчиллю секретного Доклада Уранового комитета, а также информация о том, что идея создания сверхмощного оружия приобрела вполне реальные очертания.
    На совещании британского комитета начальников штабов приняты рекомендации о немедленном начале работ и изготовлении первой атомной бомбы через два-три года. Британские физики определили уже критическую массу урана-235, а также сферическую форму заряда, разделенного на две половины, и установили, что скорость их соударения должна быть не ниже 2—2,5 тыс. метров в секунду.В конце 1941 года из Лондона поступила информация о том, что США и Великобритания решили координировать усилия своих ученых в области атомной энергии. Позднее, 20 июня 1942 года, во время переговоров в Вашингтоне Черчилль и Рузвельт приняли решение строить атомные объекты в США, так как Англия подвергается постоянным бомбардировкам германской авиации.

    Что касается работы на американском направлении, то здесь, несмотря на наличие значительного количества оперработников, научно-техническая разведка НКВД обращала первостепенное внимание на получение технической документации и образцов, в первую очередь, вооружения и боевой техники. Задача добывания атомных секретов не выделялась в числе приоритетов внешней разведки. Да и кому могло прийти в голову заниматься какими-то теоретическими проблемами в тот момент, когда гитлеровские войска готовятся к последнему броску на Москву. На повестке дня стояли другие, более приоритетные задачи укрепления обороноспособности нашей страны.Хотя ориентировка Центра о работе по атомной проблематике была направлена в резидентуру в США еще в 1941 году, добиться ощутимых результатов по сбору информации в области создания атомного оружия резидентуре долго не удавалось еще и потому, что американские спецслужбы создали вокруг ученых, инженеров, техников и рабочих, сосредоточенных в Лос-Аламосе, прочную стену секретности, которую было непросто преодолеть.
    «Манхэттенский проект» представлял собой обособленную организацию, включавшую несколько строго засекреченных и изолированных друг от друга объектов, подчиненных генералу Л. Гровсу, который был подотчетен только военному министру, а через него — президенту США. Главным объектом проекта была научно-исследовательская лаборатория в Лос-Аламосе, где разрабатывались конструкция и технология атомной бомбы (численность личного состава лаборатории с обслуживающим персоналом составляла 45 тысяч человек).В составе «Манхэттенского проекта» была сформирована Служба безопасности, которая действовала независимо от ФБР и военной контрразведки, также опекавших главные объекты. Соблюдение конспирации осуществлялось с особой тщательностью. Все сотрудники, имевшие отношение к проекту, проверялись «до третьего колена», за ними был установлен контроль, как говорится, по полной программе: анкетирование, наблюдение, цензура, прослушивание телефонных переговоров и т. п. К ведущим специалистам были приставлены личные охранники, сопровождавшие их повсюду. Главной особо оберегаемой тайной являлась конечная цель проекта.

    Из 150 тысяч сотрудников, занятых в Манхэттенском проекте, только 10–15 человек были в курсе задач и всего объема работ. Переписка между объектами была сведена к минимуму и тщательно кодировалась. Вот, например, текст телеграммы о пуске в Чикаго ядерного реактора 2 декабря 1942 года, адресованной генералу Гровсу: «Итальянский мореплаватель благополучно высадился в Новом свете. Туземцы настроены дружелюбно». Итальянский мореплаватель — это создатель реактора Энрико Ферми (он — итальянец), туземцы — комиссия по проверке и оценке работы реактора.Следует отметить, что «Манхэттенский проект» долгое время оставался секретом и для руководящего состава администрации США. Даже госдепартамент до начала Ялтинской конференции 1945 года ничего не знал о проекте, а вице-президент Г. Трумэн был полностью проинформирован о нем только после смерти президента Ф. Рузвельта.
    В беседах с окружением генерал Гровс не раз с гордостью подчеркивал, что ему удалось создать непроницаемую завесу, сохранившую секреты «Манхэттенского проекта». Однако для советской разведки эта «завеса» оказалась не такой уж непроницаемой.По мере наращивания усилий и создания агентурных позиций советская разведка создала эффективный механизм получения информации по «Манхэттенскому проекту».

    Стоит отметить, что в военные годы резидентуру советской внешней разведки на калифорнийском побережье США возглавлял Г. Хейфец, вице-консул в Сан-Франциско. В довоенные годы он, будучи заместителем резидента НКВД в Италии, первым заметил и начал осторожную разработку знаменитого физика Э. Ферми и его молодого ученика - будущего советского физика и академика Б. Понтекорво. Позже оба они, спасаясь от фашизма, оказались в Америке. Понтекорво, привлеченный к сотрудничеству с советской разведкой, длительное время передавал ей важнейшую информацию, а в 1950 году по каналам разведки перебрался в СССР и уже здесь продолжил свою научную работу на благо развития атомной сферы Советского Союза.С середины 1943 года внешняя разведка СССР сосредоточила большие усилия на получении конкретных сведений о создании ядерной бомбы в США. Это объяснялось, помимо прочего, тем, что в Германии, по имевшимся достоверным данным, теоретические исследования немецких ученых в ядерной области зашли в тупик, и научные разработки переместились в США и Англию.
    Приоритетным же направлением в области германских вооружений стали работы по созданию «самолетов-снарядов» (так называемого «оружия возмездия»), предназначавшихся для бомбардировок британских островов, где, по данным немецкой разведки, началось сосредоточение англо-американских вооруженных сил для вторжения на континент.

    Главной задачей экономической и научно-технической разведки СССР стало отслеживание работ, ведущихся в рамках Манхэттенского проекта.Иногда у нас звучат недоуменно-критические вопросы – почему США смогли создать атомное оружие раньше, чем СССР? Критики «сталинского режима» склонны объяснять это тем, что множество ученых в нашей стране подверглось репрессиям и было расстреляно или отправлено в лагеря. На самом же деле все объясняется огромной разницей в условиях реализации атомной программы, которые в США были исключительно благоприятными. Помимо наличия в Соединенных Штатах мощного научно-технического потенциала, развитого военно-промышленного комплекса и инфраструктуры, огромных финансовых возможностей, промышленных и материальных ресурсов, были и еще два фактора, которые можно считать главными. В первую очередь, Соединенным Штатам очень повезло с теоретическим и научно-исследовательским обеспечение «Манхэттенского проекта», поскольку там оказалось большое количество крупных ученых, бежавших в конце 1930-х годов из Европы от фашизма, в числе которых были
    Альберт Эйнштейн — автор теории относительности; Лео Сциллард, обосновавший возможность цепной ядерной реакции;
    Нильс Бор — крупнейший теоретик в области ядерных исследований;
    Энрико Ферми — создатель ядерного реактора, и ряд других ученых, в том числе талантливый немецкий физик Клаус Фукс, внесший большой вклад в успех «Манхэттенского проекта». ​
    Одних только лауреатов Нобелевской премии, занятых в реализации проекта, насчитывалось 12 человек.Кроме того, «Манхэттенский проект» реализовывался в условиях стабильной и спокойной обстановки – территория США не подвергалась ни вторжению вражеских войск, ни воздушным бомбардировкам, ни ударам с моря (за исключением разве что японского нападения на Перл-Харбор в конце войны, которое никак не повлияло на ситуацию, но дало повод для испытания атомной бомбы). Все американские промышленные предприятия, учебные и научные заведения, объекты транспорта, связи и энергетики функционировали в нормальном режиме, обслуживая, в том числе, и «Манхэттенский проект».
    В результате, США успешно завершили реализацию «Манхэттенского проекта», и 16 июля 1945 года на полигоне Аламогордо в штате Нью-Мехико был осуществлен взрыв первой в мире атомной бомбы, установленной на специальной башне высотой 33 метра. Мощность бомбы оценивалась эквивалентной взрыву 15-20 тонн тринитротолуола. В докладной записке военному министру Стимсону генерал Гровс отметил: «Успех испытания превзошел самые оптимистические прогнозы… Однако наша основная цель еще не достигнута, только проверка бомбы в боевых условиях может решить исход войны с Японией».

    В целом, оценивая успех реализации «Манхэттенского проекта», следует подчеркнуть, что при всех указанных благоприятных условиях американцам потребовалось четыре года для создания атомной бомбы. В Советском Союзе эта задача была решена практически в такие же сроки, но в условиях подорванной войной экономики, ограниченности научно-технической базы, нехватки людских ресурсов и материальных средств. И немалую роль в этом сыграла советская разведка, добывшая секретные материала «Манхэттенского проекта», а также данные научно-технических исследований в Великобритании.29 августа 1949 года на Семипалатинском полигоне была успешно испытана первая советская атомная бомба, созданная по образцу взорванной в Аламогордо американской бомбы. Но при этом с 1948 года в СССР велась и экспериментальная разработка собственной оригинальной конструкции «ядерного заряда», который был успешно испытан 24 сентября 1951 года и стал вторым испытанием атомного оружия в СССР.
    Испытание атомной бомбы в СССР в августе 1949 года было полной неожиданностью для военно-политического руководства США, поскольку самые смелые американские прогнозы предполагали, что Советскому Союзу потребуется для этого еще не меньше 5-7 лет. Когда президенту Трумэну доложили проверенные данные о том, что «Советский Союз располагает собственной атомной бомбой», он отреагировал на это сообщение вопросом: «Что же нам теперь делать?» И первое, что он сделал, это отправил в отставку директора ЦРУ адмирала Генри Хилленкойтера, утверждавшего, что атомная бомба появится в России скорее всего в 1953 году.

    Похожим образом складывалась ситуация и с разработкой баллистических ракет, способных нести ядерные заряды. В 1955 году США провели успешное испытание первой американской баллистической ракеты с дальностью 3200 километров. Это должно было резко изменить баланс сил, обеспечив США и их союзникам явное преимущество перед Советским Союзом. Однако, благодаря созданным в рамках работы по «Манхэттенскому проекту» и вновь приобретенным разведкой агентурным возможностям, советское руководство было полностью проинформировано о ведущихся в США и других западных странах разработках. Добываемая разведкой информация позволила отечественным специалистам не только не отстать, но и превзойти американцев. События, произошедшие в 1957 году, вновь вызвали панику в военно-политическом руководстве США: в августе в СССР провел успешное испытание межконтинентальной баллистической ракеты, а 4 октября был осуществлен первый вывод на околоземную орбиту искусственного спутника Земли. Как и в 1949 году, некоторые американские военные вновь начала призывать президента США нанести превентивный атомный удар по СССР, «пока США обладают превосходством», однако президент Д. Эйзенхауэр, осознавший, что Соединенные Штаты не обладают информацией о реальной боеспособности и военной мощи Советского Союза, ответил на это: «Мы не пойдем на такой вид войны. У нас недостаточно бульдозеров, чтобы очистить улицы от трупов». Таким образом, дважды за полтора послевоенных десятилетия американские планы превентивной атомной войны против СССР оказались отправленными в архив, хотя и ненадолго.

    Разведка на службе ВПК
    В условиях жесткого противостояния СССР и США в первые послевоенные десятилетия одним из наиболее важных направлений работы экономической разведки являлось добывание документальных материалов о ведущихся за рубежом разработках новейших систем вооружений и технологий двойного назначения, а также образцов техники и вооружений. Одной из интересных операций первого послевоенного десятилетия стала работа с офицером шведских ВВС С. Веннерстремом, работавшего на ГРУ под псевдонимами «Викинг» и «Орел» в период с 1949 по 1960 гг. Этот случай примечателен тем, что шведский офицер, по сути, не предавал свою страну, передавая советской разведке, в основном, материалы по США. Те же документы, которые касались Швеции, как правило, демонстрировали ее миролюбивые планы.
    С 1952 года Веннерстрем был шведским военно-воздушным атташе в Вашингтоне, и в его обязанности входила как закупка военного оборудования для ВВС, так и военно-техническая разведка. Таким образом, действуя в интересах российской разведки, он одновременно работал и на разведку своей страны. Он довольно быстро сориентировался, что получить доступ к необходимой разведке документации на самом деле не так сложно, как кажется.

    Американская практика предполагала, что инструкции с описанием правил обращения и практического использования делались секретными, но при этом техническое описание оборудования редко снабжалось этим грифом. Фактически, такие документы были труднодоступными только из-за их ограниченного распространения.Между тем, ситуация в США в то время создавала весьма благоприятные условия для получения доступа к секретным разработкам. Дело в том, что война в Корее приближалась к концу, что вызвало естественный спад количества военных заказов. Стремясь удержаться на плаву многие компании активно искали новых покупателей на свою продукцию и были готовы спокойно продавать ее иностранцам – тем более, представителям западноевропейских стран.
    Таким образом, в частности, Веннерстрем без всяких проблем купил у представителя небольшой экспортно-импортной компании документацию на миниатюрные фотокамеры для самолетов с подробными тактико-техническими данными, а также образцы сверхчувствительной инфракрасной пленки, рассчитавшись наличными. Таких бизнесменов, готовых торговать чем угодно, было достаточно, их раздражали установленные военными требования секретности, которые рассматривались как неправомерное вторжение в их бизнес.

    По утверждению американских журналистов, за 11 лет, которые Веннерстрем работал на советскую разведку до своего разоблачения в 1960 году, он передал в СССР огромное количество важнейших сведений, среди которых были
    конструкторские разработки шведского всепогодного истребителя-перехватчика Джи-35 «Дракон» (его разработка началась в 1949 году, а в 1954 году он начал поступать на вооружение шведских ВВС);
    сведения о конструкторских разработках шведского бомбардировщика, самолета-разведчика и сверхзвукового истребителя;
    описание новой британской ракеты класса «земля — воздух» «Блад-Хаунд»;
    основы британской системы ПВО, закупленной Швецией; характеристики трех новых американских ракет: две класса «воздух—воздух» — «Сайдвиндер» и «Фалкон», а третья — зенитная управляемая ракета для ЗРК «Хок».​
    Кроме того, как полагают западные специалисты, экономическое направление советской военной разведки может занести в свой актив создание советских «Аваксов» (самолеты дальнего обнаружения и наведения), скопированных с американских; создание отечественного стратегического бомбардировщика Ту-160 («Блэк-Джек»), который считают копией самолета В1-В ВВС США; разработку военно-транспортного самолета Ан-72, очень похожего на «Боинг УС-14».
    Разведка внесла свой весомый вклад и в успешную разработку ракет СС-20, обеспечив получение более половины используемых в них технических узлов и агрегатов, включая систему наведения высокой точности. А разработке отечественных межконтинентальных баллистических ракет в немалой степени помогла добытая военной разведкой секретная формула защитного слоя «Шаттла» (так называемый термический щит). Впрочем, нельзя утверждать, что в ракетной сфере и самолетостроении мы просто копировали зарубежные образцы, добытые разведкой. На самом деле, по техническим параметрам американские самолеты и их российские двойники различаются, поэтому если о чем и можно говорить, так это о том, что нам удалось улучшить западные наработки и превзойти их.
    Внесла свой вклад в экономическую разведку и знаменитая группа под руководством К. Лонсдейла (Конана Молодого), которая пять лет проработала в британском центре военно-морского судостроения. Агенты Лонсдейла работали вольнонаемными служащими в исследовательском отделе адмиралтейства, расположенного в Портленде - основной базе атомных подводных лодок Королевских ВМС, и за период с 1955 по 1961 гг передали ему документы по противолодочной обороне, конструкторские планы британской атомной подводной лодки «Дредноут», материалы испытаний прибора для определения расположения подводных лодок и др. Объем переданных материалов превысил три тысячи страниц.

    Подобных примеров можно было бы привести еще немало, но среди них хотелось бы выделить один, наглядно показывающий, насколько разными и подчас неожиданными могут оказаться источники информации. Осенью 1979 года сотрудник нашей вашингтонской резидентуры завербовал уникального агента «Горцева» - выходца из Перу. После службы в американской армии он работал плотником, а по вечерам убирал офисы в пригороде Вашингтона Кристалл-сити – месте, где располагались организации, связанные с национальной безопасностью США. У этого плотника-уборщика оказалось странное и очень интересное хобби - «мусорология». Он доставал из мусорных корзин наиболее интересные бумаги, приносил их домой и внимательно изучал – в этих бумагах было то, о чем не писали в газетах и не говорили в новостях по телевизору.Примечательно, что причины его сотрудничества с советской разведкой так и остались загадкой - от денег он категорически отказывался, явных идеологических мотивов также не проявлялось. Может быть, причиной было его желание таким образом самореализоваться и поднять собственную самооценку – кто знает? Как бы то ни было, но передававшиеся «Горцевым» материалы оказались действительно важными, о чем наглядно свидетельствует тот факт, что в 1982 году доля его сообщений составила более половины в ежегодной сводке наиболее важных данных, полученных по линии внешней разведки СССР и стран Варшавского договора.
    В числе переданной «Горцевым» информации, в частности, были подробные данные по различным проектам Пентагона: ракеты MX (со стадии разработки до их рабочих чертежей); крылатые ракеты воздушного, морского и наземного базирования, в том числе ракеты «Томогавк»; новейшее поколение американских моноблочных ракет «Миджетмен»; баллистические ракеты «Трайдент», которыми планировалось оснастить новое поколение американских подводных лодок; новейший стратегический бомбардировщик, который сначала обозначался как «проникающий бомбардировщик», а впоследствии получил наименование «Стелс» и др.«Горцев» проработал с советской разведкой всего четыре года и в октябре 1983 года был арестован – вероятно, его выдал предатель В. Ветров. Однако к большому для всех удивлению, после серии интенсивных допросов его отпустили. Что стало причиной этому – неизвестно, но никаких последствий для работы советской резидентуры это не повлекло. Дальнейшая судьба этого агента, по официальной версии, неизвестна.
     
    dok нравится это.
  4. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.461.506.447.986
    Stirik, 29 сен 2017

    Его часто называют Ми-12, однако это не совсем корректно: литера В присваивалась проектам на стадии разработки, а обозначение Ми — только после выхода в серийное производство. В-12 так и не начали производить большими партиями: машина, которая произвела настоящий фурор в 1971 году на Международном авиасалоне в Ле-Бурже и установила не один мировой рекорд, так и не стала частью авиационного парка СССР.

    cfc6f1415c42cd419a666878a8e967d2_ce_1000x667x0x0_cropped_800x427.jpg

    Размер — не блажь, а военная необходимость
    Как и многие грандиозные проекты и изобретения в истории, замысел сверхгрузоподъемного вертолета был продиктован политической необходимостью — точнее, военными нуждами. В 60-е годы прошлого века Холодная война между СССР и США обострилась, а вместе с ней и гонка вооружений. Советский Союз активно наращивал военный потенциал, в том числе сторил мобильные ракетные наземные комплексы, которые легко могли менять дислокацию. Базы для развертывания межконтинентальных баллистических ракет планировалось строить в самых труднодоступных местах страны. Удаленность этих мест от железных дорог, аэродромов и крупных транспортных артерий, с одной стороны, значительно осложняла потенциальному противнику обнаружение советских баз, но, с другой стороны, делала транспортировку техники от завода на стартовую позицию практически невыполнимой задачей. Доставить туда неразборные ракеты весом в десятки тонн и танки порядка 40−50 тонн можно было только на вертолете. Но это должен был быть уникальный, принципиально новый вертолет с невероятной грузоподъемностью. Разработку столь амбициозного проекта доверили конструкторскому бюро под руководством Михаила Миля.
    Вдоль и поперек
    Все началось в далеком 1959 году, когда воедино сошлись интересы народного хозяйства и вооруженных сил, которые нуждались в перевозке неразъемных грузов массой свыше 20 т с помощью летательных аппаратов вертикального взлета и посадки и ОКБ Миля, в котором не считали тогдашний тяжеловоз Ми-6 вершиной прогресса.В те же годы проектирование подобных вертолетов велось и на крупнейших американских фирмах, но там дальше этапа эскизного проекта дело не пошло.В ОКБ Миля наоборот, сумели представить убедительные доводы в реальности постройки сверхтяжелого вертолета, и 3 мая 1962 г. последовало постановление Совета Министров СССР о разработке В-12 с грузовой кабиной, аналогичной грузовой кабине гигантского самолета Ан-22, проектируемого ОКБ О. К. Антонова.
    Вертолет должен был перевозить различные виды боевой техники массой до 25 т, в том числе новейшие баллистические ракеты стратегического назначения 8К67, 8К75 и 8К82 в любые, самые недоступные части нашей страны.Во главе проекта была поставлена группа во главе с заместителем главного конструктора Н. Т. Русановича, в 1968 г. его сменил М. Н. Тищенко. Ведущим конструктором стал Г. В. Ремезов. Ведущими инженерами по летным испытаниям были Д. Т. Мацицкий и В. А. Изаксон-Елизаров.Большинство отечественных и зарубежных авторитетных специалистов считали, что наиболее рационально для вертолета большой грузоподъемности использовать продольную схему. Для изучения особенностей этой схемы Летная станция завода № 329 получила армейский Як-24 и приобретенный в США вертолет Боинг-Вертол V-44. На них исследовались проблемы взаимовлияния винтов и распределения между ними мощности, определения потребной мощности двигателей на режимах полета, оценивались возможности полета со скольжением и т.п.
    Параллельно конструкторы ОКБ М. Л. Миля создавали первый проект В-12, в котором расположены продольно винтомоторные группы Ми-6 были соединены синхронизирующим валом с перекрытием несущих винтов. Из-за опасности схлестывания пятилопастных несущих винтов их расположили с минимальным перекрытием.В связи с этим фюзеляж получился довольно громоздкий и более длинный, чем требовалось по тактико-техническим требованиям. Анализ особенностей продольной схемы показал, что она приводит к низким значениям динамического потолка, скорости и скороподъемности, невозможности продолжать полет при отказе двух двигателей и резкому ухудшению летных характеристик на динамическом потолке и при повышении температуры наружного воздуха, а также к ряду других нежелательных последствий. Поэтому от продольной схемы пришлось отказаться.По решению М. Л. Миля началось исследование других схем. И в 1962 г. специалисты ОКБ решили вернуться к идее «удвоения» винтомоторных групп Ми-6, но уже не по продольной, а по поперечной схеме.

    9cff24933df072d41c7d1d3a085f8a68.jpg

    Но и у поперечной схемы были определенные недостатки. Чтобы винты не мешали друг другу, их надо было расположить на удалении — то есть на концах крыльев, которые нужно было укрепить фермами. Из-за дополнительной нагрузки по бокам возрастали риски нежелательных резонансных колебаний. После долгих поисков и рассмотрения множества возможных вариантов специалистам ОКБ Миля удалось найти уникальное решение — они создали оригинальную схему крыла обратного сужения, которую впоследствии запатентовали в Англии, Франции и Италии. Суть её такова: наибольшую скорость воздушные потоки от несущих винтов набирают у самого фюзеляжа, поэтому на месте крепления к корпусу вертолета крылья были узкими. Расширялись они к концу, где были расположены двигатели, а скорость воздушных потоков минимизировалась. Проще говоря, конструкторы как бы перевернули традиционную схему расположения крыльев, состыковав их с фюзеляжем острой вершиной условного равнобедренного треугольника. Такой расчет позволил не только нивелировать резонансные колебания, но и увеличить подъемную силу сразу на 5 тонн.
    Мне бы в небо
    В апреле 1965 г. последовало постановление Совета Министров о строительстве первого опытного вертолета. На фирме М. Л. Миля значительно усилили производственную и экспериментальную базы, пополнили штат новыми сотрудниками, а на саратовском авиационном заводе была начата подготовка к выпуску первой войсковой серии из пяти вертолетов В-12. В конце того же года на натурном макете В-12 военный заказчик исследовал возможность размещения 36 видов тяжелой боевой техники. В апреле 1966 г. государственная комиссия окончательно одобрила натурный макет, и началась сборка первого опытного образца.
    Опытный образец был готов к июню 1967 года. Он получился действительно колоссальным: диаметр несущих винтов — 35 метров, длина фюзеляжа — 37 метров, суммарная мощность четырех двигателей — 26 тысяч лошадиных сил, а гигантские пятилопастные винты вращались со скоростью 200 оборотов в минуту. Первое испытание прошло неудачно. В-12 весил 105 тонн, поэтому при вертикальном взлете на каждую лопасть приходилось по 10,5 тонн нагрузки. Это и породило автоколебания элементов конструкции (флаттер), из-за чего машина начала опасно раскачиваться, едва оторвавшись от земли. Летчик-испытатель В. П. Колошенко вынужден был экстренно и довольно жестко сажать вертолет с высоты 10 метров.

    Почти два года понадобилось специалистам ОКБ Миля на устранение неполадок, перерасчеты и коррективы. Следующее испытание состоялось только в 1969 году, зато на сей раз все прошло на высшем уровне. В-12 поднялся с грузом весом более 40 тонн на высоту 2255 метров, установив тем самым мировой рекорд грузоподъёмности для вертолётов. Его не удалось побить до сих пор. Следующий триумф ждал В-12 на Международном авиасалоне 1971 года в Ле-Бурже, где вертолёт-гигант вызвал невероятный интерес и восторг у публики. Кстати, сам перелет до Парижа также стал своеобразной проверкой на прочность: из Москвы в столицу Франции В-12 пришлось добираться своим ходом. Кроме того, Американское геликоптерное общество наградило ОКБ М. Миля «Призом И. И. Сикорского» — премией, присуждаемой за выдающиеся достижения в вертолетной технике. Примечательно, что В-12 мог легко поднять в воздух самый тяжелый на тот момент американский CH-53 Сикорского.

    Однако судьба у одного из самых амбициозных проектов советской авиации сложилась печально. Очень скоро политическая напряженность сменилась очередным потеплением в Холодной войне, были подписаны договоры ОСВ-1 и ОСВ-2, и руководство страны сформулировало новые военные задачи. Огромный вертолет оказался невостребован и в серию не пошел. Всего было построено два В-12, но опыт их создания пригодился при последующей разработке Ми-26 (в настоящее время именно он считается самым большим и грузоподъемным серийным вертолетом в мире). Посмотреть же на нелетающего гиганта В-12 можно в музее ВВС в Монино.
     
    dok нравится это.
  5. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.461.506.447.986
    Stirik, 1 окт 2017

    Как бы ни менялись руководители государства и структура спецслужб, принципы экономической и научно-технической разведки, заложенные еще в начале 20-х годов, оставались неизменными. Даже сейчас, в современной России, несмотря на рыночные реформы, которые за несколько лет почти полностью разрушили отечественный военно-промышленный комплекс, многие из них продолжают успешно действовать. К основным принципам можно отнести следующие:
    1 - добывается только та, информация, которую заказало государство. Если в царской России кража чужих технологий носила спонтанный хаотический характер, то после Октябрьской революции этот процесс был упорядочен, что позволило максимально эффективно использовать скудные ресурсы – материальные, людские и временные. Советская разведка с момента своего создания начала привлекать к составлению заданий для своих сотрудников и их агентов специалистов в конкретных сферах экономики, науки и техники, чем и сейчас активно пользуется российская разведка.
    2 – целенаправленная нацеленность на конечный результат. То есть, задание должно быть выполнено любой ценой. Для большинства отечественных разведчиков этот принцип стал главным, в связи с чем изыскивались любые, самые изощренные способы добычи секретной информации.
    3 - многоликость. Профессиональный разведчик может скрываться под личиной дипломата, сотрудника аппарата международной организации (например, ООН), представителя одного из внешнеторговых объединений, журналиста, просто гражданского специалиста или ученого. Это позволяло использовать в качестве добытчиков информации обычных людей, весьма далеких от спецслужб и не подозревающих, чью просьбу они выполняют.
    4 - конспиративность и централизованность. Как правило, представители закрытых предприятий, НИИ или КБ, формирующие тематику, по которой требуется информация и образцы, не знают о тех, кто исполняет их запрос. Это, по сути, просто оптимизация труда. Например, сразу три организации – КГБ, ГРУ и Министерство внешней торговли – занимались добычей оборудования, которое было запрещено к ввозу в страны социализма. Тем самым удавалось сохранить в тайне друг от друга имена потребителей и добытчиков, что позволяло свести к минимуму ущерб при предательстве представителя «заказчика» или разведки.​


    От «застойного» расцвета до «перестроечного» кризиса
    По мере развития государства и его экономики менялись и приоритеты. Если в 40-е годы и в первой половине 50-х годов главным направлением экономической и научно-технической разведки было добывание материалов по атомному оружию, то в 60-е годы появилось сразу семь приоритетных направлений: ядерное, авиакосмическое, электронное, медицинское, химическое, по разной технике, информационно-аналитическое. В 70-е годы внешняя разведка наконец-то вступила в период стабилизации, прекратились постоянные чистки и реорганизации. В этом большая заслуга нового председателя КГБ Ю.В. Андропова. Приоритеты внешней разведки в целом остались прежними, но роль экономической разведки усилилась. В итоге, в 1974 году создано самостоятельное управление «Т» (научно-техническая разведка), в котором к началу 80-х годов работало около тысячи сотрудников, из которых порядка трехсот находились за границей в легальных резидентурах.
    Вскоре после вступления в должность в январе 1981 года Рейган провел секретное совещание, на котором присутствовали вице-президент Джордж Буш-старший, министр обороны Каспар Уайнбергер, государственный секретарь Александр Хейг, помощник президента по вопросам национальной безопасности Ричард Ален и директор ЦРУ Уильям Кейси. По итогам этого заседания была поставлена задача разработать план тайного стратегического наступления на Советский Союз с целью его окончательного уничтожения как геополитического противника. Рабочим аппаратом по разработке и контролю за реализацией этой программы был Совет национальной безопасности (СНБ), а основным генератором идей был директор ЦРУ Кейси.

    В течение 1981–1982 годов план уничтожения главного противника Соединенных Штатов был разработан. В соответствии с ним, всем государственным ведомствам США в связи с этим предписывалось действовать по следующим трем направлениям:
    - сокращение сферы влияния СССР и подрыв его позиций повсюду в мире, оказание на него в необходимых случаях прямого военного давления;
    - расшатывание устоев советской власти изнутри, выявление ее слабостей и использование их в интересах США;
    - ведение беспощадной торгово-экономической войны против СССР, с тем чтобы довести его до полного финансового банкротства и экономического краха.​
    Эти направления нашли свое отражение в разработанных Советом национальной безопасности США и подписанных Р. Рейганом директивных указаниях относительно работы государственных органов США по «фундаментальному изменению советской системы», как это говорилось в основополагающей директиве СНБ-75, подписанной Р. Рейганом в январе 1983 года. В программу, направленную на ослабление советской экономики, входили
    мероприятия по уменьшению поступления твердой валюты в Советский Союз путем снижения мировых цен на нефть;
    создание трудностей в реализации крупномасштабных проектов добычи природного газа и строительства газопроводов в целях ограничения экспорта советского газа на Запад;
    создание препятствий для экспорта советского сырья и оборудования; максимальное ограничение доступа СССР к передовым мировым технологиям;
    создание трудностей, вплоть до полного срыва, в реализации жизненно важных для страны крупных проектов;
    поставки в Советский Союз заведомо устаревших техники и технологий;
    продвижение, с использованием каналов спецслужб, научной и технической дезинформации.​
    Планы подрыва советской политической системы и экономики составлялись не на пустом месте, при их разработке использовались данные американских спецслужб, государственного департамента, Пентагона и различных исследовательских центров. В частности, в ставшем известным советской разведке секретном докладе ЦРУ о проблеме дефицита в СССР твердой валюты, подготовленном американской разведкой в 1986 году, говорилось: «Низкие цены на энергоносители, снижение добычи нефти, падение курса доллара существенно ограничивают возможности СССР на импорт западного оборудования, сельхозпродукции и промышленных материалов до конца десятилетия.
    Резкое снижение импорта товаров за твердую валюту на треть или более пришлось на время, когда Горбачев, вероятно, рассчитывал на увеличение валютной прибыли, за счет чего намеревался финансировать программу оздоровления экономики». Финансовые трудности Советского Союза усугублялись продолжавшейся гонкой вооружений. По подсчетам ЦРУ, приведенным в вышеупомянутом докладе, реальные потери СССР в результате проводимых американцами мероприятий составили на начало 1986 года 13 млрд долл.
    Соответственно, задачи внешней разведки в этот период состояли не только в том, чтобы добывать информацию и вскрывать планы США и их западных союзников по разрушению СССР, но и, действуя своими специфическими средствами, оказывать противодействие этим планам. В частности, используя свои связи с политическими деятелями и лидерами ряда стран, внешняя разведка вела работу по созданию условий, облегчавших получение денежных кредитов Советским Союзом.

    Основная тяжесть по противодействию планам противника по подрыву советской экономики пришлась на экономическое и научно-техническое направление разведки. В условиях организованной США по сути дела экономической блокады СССР, выражавшейся, в частности, в ужесточении запретительных мер на ввоз в Советский Союз передовых технологий, оборудования и материалов, внешняя разведка, в первую очередь ее научно-технические службы, действуя своими специфическими средствами, существенно ослабляли дискриминационные меры Запада, направленные на удушение советской экономики. По организованным разведкой тайным каналам удавалось получать не только документацию на новейшую технологию, но и порой уникальные приборы и оборудование.Чтобы противостоять экономическим диверсиям западных держав, в конце 80-х годов было принято решение выделить работу по экономической проблематике в самостоятельное направление деятельности внешней разведки и создать в этих целях соответствующие структуры.
    Со временем экономическое направление внешней разведки окрепло, создало оперативные позиции в экономических организациях как внутри Союза, так и за рубежом, и наравне с линиями политической разведки (ПР), контрразведки (КР) и научно-технической разведки (НТР) стало одним из ведущих подразделений разведки по добыче секретной информации и проведению оперативных мероприятий в защиту экономических и торгово-финансовых интересов СССР. В его задачи входило получение актуальной секретной информации о происходящих в мировой экономике процессах, затрагивающих безопасность СССР, отслеживание рынков стратегического сырья и ситуаций на валютных рынках, выявление и предотвращение экономических диверсий противника против советских коммерческих организаций, страховых компаний и банков за границей, выявление и пресечение попыток иностранных фирм и банков нанести прямой экономический ущерб советским внешнеэкономическим организациям, оказание содействия успешному осуществлению коммерческой и финансовой деятельности советских организаций и представительств за рубежом.

    Одним из основных направлений работы экономической разведки в 80-е годы стал обход экспортной дискриминации. Проводимая США и их союзниками дискриминационная политика лишила СССР равноправного участия в международном разделении труда, что заставило активизировать деятельность внешней разведки. Система экспортного контроля, запрещающая продавать социалистическим странам новейшие технологии, привела к созданию в СССР с 1963 по 1991 год эффективной системы нелегального получения данных технологий. Во главе системы стояла Военно-промышленная комиссия (ВПК), которая координировала деятельность добывающих органов (распределение заказов) и раздачу добытой информации 9 министерствам, отвечающим за вооружение, и министерствам химической, нефтехимической и электронной промышленности.
    Государственный комитет по науке и технике (ГКНТ) обеспечивал проведение единой государственной политики в области научно-технического прогресса. В его задачи также входила организация поездок советских специалистов за границу и визитов их иностранных коллег в СССР. Несмотря на то, что часть сотрудников ГКНТ были офицерами «действующего резерва» КГБ и ГРУ, в шпионских скандалах времен «холодной войны» название ГКНТ прозвучало лишь один раз – в деле предателя Пеньковского.
    Комитет не занимался вербовкой западных специалистов, он лишь давал наводку на потенциальных кандидатов, а реализацией занимались офицеры разведки. Аналогичная ситуация наблюдалась и с добычей научно-технической и военно-технической информации: сотрудники ГКНТ получали ее только легально – выставки, конференции, посещение западных фирм.О масштабах работы государственной системы экономической и научно-технической разведки можно судить по следующим данным. Так, в отчете ВПК за 1979 год отмечалось, что за год было добыто 196 образцов техники и 3896 документов, а управление «Т» ПГУ завершило 557 разведывательных операций. 57 образцов и 346 документов были эффективно использованы в научно-исследовательской деятельности и разработке новых систем оружия и военных материалов.

    Следует особо подчеркнуть, что реальный размах советской системы экономической и научно-технической разведки, несмотря на действенную систему контрразведки, смогли оценить на Западе только в начале 80-х годов, когда предатель Ветров (в 1981 году он вышел на контакт с французской разведкой, будучи помощником начальника отдела Управления «Т») не только подробно рассказал о системе, но и передал множество интересных для западных спецслужб документов. Это достаточно наглядно свидетельствует о профессионализме советских спецслужб, которые 20 лет масштабно, тотально и эффективно добывали необходимую для повышения обороноспособности и научно-технического прогресса СССР информацию, не привлекая внимания контрразведки западных стран.
    Одной из наиболее эффективных форм добывания необходимых технологий и образцов техники была ее покупка через посреднические зарубежные фирмы, специализировавшиеся на контрабанде. Для этих целей в 30 странах мира использовались более 300 компаний, которые специализировались на импорт в СССР иностранных секретных технологий и оборудования. Некоторые фирмы были созданы при содействии советской разведки, а некоторые работали самостоятельно, сотрудничая на коммерческой основе. Данный бизнес считался сверхприбыльным, поскольку за услуги советская разведка платила, как правило, более 50% от стоимости интересующей продукции.
    По оценкам западных спецслужб, за период с 1976 по 1986 год за «железный занавес» через данные фирмы ушло около 900 тысяч технологических документов и более 75 тысяч образцов и деталей конструкторских разработок, совокупная ценность которых в 10 раз превысила затраченные на их приобретение суммы. По данным ЦРУ, в подобного рода контрабанде в качестве международного «шлюза» технологий особенно широко использовалась территория ФРГ. Так, германский мультимиллионер Р. Мюллер из Естербурга с 1973 по 1983 год занимал лидирующие позиции на рынке нелегального экспорта. Он владел 60 компаниями в разных странах мира. После его бегства в октябре 1983 года за «железный занавес» сотрудники американской, западногерманской, французской, шведской и швейцарской контрразведки в течение нескольких лет пытались разобраться в истинной деятельности этих фирм. Считается, что первым превратил контрабанду отдельных образцов в выгодный бизнес известный американский миллиардер А. Хаммер, который еще с 30-х годов активно сотрудничал с советской разведкой, принимая участие даже в финансировании агентов советской разведки. ФБР вело постоянную оперативную разработку А. Хаммера и членов его семьи еще с середины 20-х годов, но ничего не смогло доказать. Аналогичную работу в 70-е годы проводила внешняя контрразведка ЦРУ, но с тем же результатом.

    Одной из площадок работы советских спецслужб по добыванию экономической и научно-технической информации был Израиль. Самым высокопоставленным из раскрытых информаторов является М. Клинберг, который был директором сверхсекретного Биологического института, занимавшегося работами в области химического и биологического оружия. М. Клинберг в 1982 году был арестован и приговорен к 20 годам тюремного заключения.
    Другой агент, арестованный в 1991 году С. Мактей, работал в авиационной промышленности.В 1988 году закончилась разведывательная карьера Ш. Калмановича – бизнесмена международного уровня, финансовые интересы которого простирались от Монте-Карло до Африки. Его друзья – армейские генералы, министры, депутаты израильского парламента охотно делились с ним сверхсекретной информацией, которую он передавал в Москву. Агентом 3-го управления КГБ (военная контрразведка) Ш. Калманович стал во время срочной службы в Советской Армии, после чего, пройдя специальную подготовку, эмигрировал в Израиль. Рационально используя «инвестиции» КГБ, он становится удачливым предпринимателем и, разъезжая по делам бизнеса, принимает активное участие во многих операциях советской внешней разведки. Он участвовал в закупке и тайном ввозе в СССР многих новейших технологий.

    Хорошим примером того, как работала советская экономическая разведка в те годы, является история создания сверхтонкой фотопленки. Отечественные специалисты по космической сфере длительное время безуспешно пытались решить проблему, как вставить максимальный объем фотопленки в аппаратуру космической фоторазведки «Янтарь» и «Зенит». Оптимальный вариант — уменьшить толщину основы, а еще лучше вообще обойтись почти без нее, частично используя фотоэмульсию с более высокой разрешающей способностью. Вся сложность проблемы заключалась в том, что в то время ни одна страна мира не располагала подобной технологией. Однако у бельгийской компании «Агфа-Геварт» были наработки в этой области - основа требуемой толщины (6 микрон). И отечественная разведка своевременно проинформировала заинтересованные учреждения СССР об этом.

    Было решено найти иностранную компанию, которая сможет решить эту задачу - создать такую пленку, оборудование для ее производства и разработать технологию ее выпуска на промышленной основе. При этом все работы нужно сохранить в тайне не только от конкурентов (в этом в первую очередь заинтересован сам производитель), но и от КОКОМ (это более существенно). В качестве исполнителя решили привлечь японскую компанию, которая имела опыт работ в разработке фотопленок. Выбор фирмы из Японии был обусловлен четырьмя основными причинами:
    1. В этой стране имелась необходимая производственная база: оборудование для изготовления тонких пленок для фотоматериалов, оборудование и отдельные узлы для производства такой аппаратуры и, наконец, опыт по разработке спецэмульсий для авиакосмических пленок.
    2. Возможность использования методов промышленного шпионажа для добычи необходимой информации у различных производителей фотопленок. Понятно, что ни одна компания не обладала необходимым объемом информации. Данные рассредоточены по всему миру и их нужно было аккумулировать в одном месте. А в этом японцам не было равных. Тем более, что промышленный шпионаж в этой стране — один из легальных методов ведения бизнеса (нет закона карающего за это деяние).
    3. Имелся опыт выполнения аналогичных заказов.
    4. Япония, в отличие от США, крайне неохотно соблюдала требования КОКОМ, справедливо полагая, что запреты на экспорт затрудняют развитие ее промышленности и не дают выйти на малоосвоенные рынки Восточной Европы.​
    Через месяц в Москву прибыли трое представителей компании «Конидай фото» - вице-президент, коммерческий директор и главный специалист, которые должны были решить все технические вопросы, связанные с практической реализацией этого контракта. А уже через год в СССР начали выпускать специальную пленку 38-Т.
    Японцы, кстати, тоже должны быть благодарны советской разведке, ведь она таким образом поспособствовала развитию целой отрасли японской промышленности - производству оборудования для изготовления сверхтонких фотопленок.Советская экономическая разведка внесла весомый вклад в развитие и создание систем вооружения, в самолетостроение, ракетостроение, атомную и космическую промышленность, химию и нефтехимию, в наукоемкие отрасли (прежде всего, в электронику). Особенно заметен вклад разведки в развитие микроэлектроники. Следует отметить, что все легальные попытки СССР получить официальный доступ к новейшим технологиям производства электронно-вычислительной техники заканчивались безрезультатно. Поэтому, скооперировавшись с разведками ряда социалистических стран, в 60-е годы внешней разведке удалось не только приобрести подробную техническую документацию на производство отдельных электронных изделий, но даже отдельные технологические линии.

    В 70-е годы СССР снова столкнулся с серьезными трудностями при налаживании производства интегральных микросхем и микрокомпьютеров. Используя полупроводниковые приборы и иную технологию, купленную или нелегально добытую в США, удалось скопировать две модели компьютеров: IBM-360 и IBM-370. Однако для создания технической базы, позволяющей производить перспективные виды вооружения, начиненные микроэлектроникой, СССР должен был наладить массовое изготовление собственных полупроводниковых устройств, надежных и эффективных.Перед органами внешней разведки была поставлена сложнейшая задача: получить все виды новейшего американского оборудования и технологий, необходимые для создания на советской территории современного завода по производству интегральных микросхем и микрокомпьютеров – копии аналогичного американского предприятия.
    По мнению известного американского эксперта по компьютерам Л. Бейкера из Лос-Аламосской национальной лаборатории, благодаря тщательно спланированной и блестяще осуществленной операции СССР предусмотрительно обеспечил себя всеми видами оборудования не в одном экземпляре, а в четырех. В результате в 1977–1978 годах был построен современный завод, который в США назвали «сделан в Америке, доставлен КГБ, смонтирован в СССР».Из отчетов ВПК на начало 80-х годов, 42% продукции советской электронной промышленности было создано с применением западных технологий. Как пишет в своих воспоминаниях предпоследний руководитель ПГУ и последний председатель КГБ В.А. Крючков, «научно-техническая разведка сформировалась как отдельное направление и в последние годы переживала бурное развитие… Результаты ее работы все в большей мере чувствовала наша экономика, действовала обратная связь, количество заявок от министерств и ведомств постоянно увеличивалось… Но, к сожалению, после 1991 года созданный с таким трудом механизм был разрушен».

    Как Феникс из пепла
    В декабре 1991 года СССР Союз прекратил свое существование. Среди западных политологов распространено мнение, что тайные операции ЦРУ и других американских спецслужб в корне изменили характер холодной войны и ускорили неизбежный развал одной из мировых сверхдержав. Другие убеждены, в том, что только стратегия администрации Рейгана была главным инструментом уничтожения Советского Союза и что именно она сделала возможным «умерщвление советского коммунизма» и завершение холодной войны окончательной победой. Третьи же считают, что без наступательной американской политики советская система вряд ли потерпела бы крах.Представляется все же, что тайная война администрации Рейгана против СССР не породила кризис советской системы, а только усугубила существовавшие проблемы, доведя их до критического предела.
    Как отмечает известный советолог Петер Швейцер в вышедшей в 1994 году в Нью-Йорке книге «Победа», сами серьезные американские советологи считали, что Кремлю вполне удалось бы выжить, если бы он не был принужден сопротивляться совокупному эффекту от угрозы «стратегической оборонной инициативы», ускоренному росту военного потенциала США, геополитическим трудностям в Польше и Афганистане и губительному воздействию экономической войны.Разумеется, все эти события не могли не коснуться спецслужб. 28 ноября 1991 года президент СССР Горбачев подписал Указ «Об утверждении временного положения о Межреспубликанской службе безопасности (МСБ)», а 3 декабря Верховный Совет СССР принял закон «О реорганизации органов государственной безопасности». Этот закон окончательно упразднил КГБ СССР. Его место заняла МСБ во главе с В.В. Бакатиным.

    Можно по-разному относиться к КГБ, но как орган госбезопасности он выполнял свою задачу на всех этапах становления новой страны. Оперативные задачи менялись сообразно внутренней и международной обстановке. Менялись и названия: ВЧК — ГПУ — ОГПУ — НКВД — НКГБ — МГБ — КГБ. Всего — 7 раз за 74 года. В новой России тоже было произведено 7 реорганизаций – но это с 1991 года: МСБ — АФБ — МБВД — МФБР — МБ — ФСК — ФСБ. Появилась даже расхожая фраза: «Реформы Лубянки стали любимым занятием Кремля после тенниса».Это череда реорганизаций органов государственной безопасности привела к тому, что Россия потеряла уникальную систему защиты, которая в предыдущие годы, по мнению последнего руководителя ПГУ КГБ Л.В. Шебаршина, позволяла полностью парализовать агентурную работу иностранных разведок на территории СССР; создала высокосовершенную защитную систему от технических средств съема научно-технической, военной и другой информации; обеспечивала спокойствие на границах и исключала возможность крупномасштабной контрабанды.
    Теперь, когда прошло уже много лет после ликвидации КГБ, можно уже спокойно оценить действия реформаторов. Хотя без эмоций обойтись крайне сложно. Как известно, главным орудием в деятельности любой спецслужбы всегда была и есть агентура. А вот главный исполнитель в деле развала КГБ Бакатин в одном из своих интервью назвал агентурную работу «омерзительной» и предложил расшифровать всех агентов. При этом, уже 24 августа 1991 года, то есть, сразу после провала путча ГКЧП, вышел указ Ельцина о передаче архивов КГБ на государственное хранение. Это был нонсенс – всегда и везде архивы спецслужб принято хранить в засекреченном виде по 50, 75 и более лет.
    Господин Бакатин щедрым жестом выдал американскому посольству все «жучки», которые были заложены в их здании в Москве, передал безвозмездно питерской демократке Б. Курковой телеоборудование КГБ на сумму 300 тыс. долларов, а также заключил договор с фирмой «Интурсервис» на платные экскурсии иностранных туристов по зданию КГБ. Посидеть в кресле председателя КГБ стоило всего 30 долларов. Ему под стать был и сугубо штатский человек Савостьянов, который немыслимым образом стал заместителем министра МБ и начальником Управления МБ по Москве и Московской области. Его вполне ясно характеризует фраза, высказанная на праздновании пятилетия ФСНП, где он заявил, что «пока в ФСБ работает хоть один бывший сотрудник КГБ, спецслужбы нельзя считать реформированными…».

    Стоит отметить, что реорганизации и «чистки» спецслужб, начавшиеся после краха Советского Союза, затронули разведку в меньшей степени, чем контрразведку. Прежде всего, они отразились на руководстве. Так, через месяц после назначения Бакатина председателем КГБ СССР 23 сентября 1991 года подал в отставку начальник ПГУ Л.В. Шебаршин. На его место 30 сентября указом президента СССР был назначен академик Е.М. Примаков. А 22 октября 1991 года постановлением Госсовета СССР № ГС-8 внешняя разведка была выведена из состава КГБ СССР и реорганизована в самостоятельное ведомство — Центральную службу разведки СССР (ЦСР СССР).
    Когда же СССР был окончательно ликвидирован, президент России 18 декабря 1991 года подписал указ о преобразовании ЦСР в Службу внешней разведки РФ (СВР РФ).Первым директором СВР стал Примаков, перед которым стояли очень непростые задачи. Дело в том, что после августа 1991 года, распада СССР и последовавших за этим реорганизаций и «чисток» спецслужб у некоторых сотрудников СВР наблюдалась растерянность. Многие профессионалы ушли из разведки как по материальным соображениям, так и видя отношение тогдашнего руководства страны к спецслужбам, агентуре. Для решения возникших проблем было необходимо создать новую разведывательную доктрину России, которая отражала бы современные политические реалии и обозначила место внешней разведки в новых условиях, ее цели и задачи. Все это нашло отражение в принятом 11 августа 1992 года федеральном законе «О внешней разведке», согласно которому «внешняя разведка РФ является составной частью сил обеспечения безопасности Российской Федерации».

    Принятие закона «О внешней разведке» позволило СВР отказаться от проводимой прежде политики глобализма. Если раньше разведка действовала практически во всех регионах мира, то теперь — только в тех странах, где у России есть действительно подлинные интересы. Была изменена организационная структура СВР: прежде всего, произведено сокращение центрального и зарубежного аппарата на 30—40%. В результате численность кадровых сотрудников СВР составила 15 тыс. человек. Кроме того, были закрыты 30 резидентур, преимущественно в странах Африки, Латинской Америки и Юго-Восточной Азии.
    Главной задачей СВР стало активное участие в реализации российской внешней политики, повышение оборонного потенциала и ускорение социального и экономического развития России.10 января 1996 года был принят новый федеральный закон «О внешней разведке», в котором обозначены сферы деятельности каждой из разведок: для СВР — экономическая, военно-стратегическая (политическая) и научно-техническая, для ГРУ — только военно-техническая. Еще важный момент — перечень тех, кому предоставляется добытая разведкой информация: президенту России, палатам Федерального собрания, Правительству и определяемым президентом федеральным органам исполнительной и судебной власти, предприятиям, учреждениям и организациям. Таким образом, руководители предприятий могут получать интересующую их информацию по экономической, научно-технической и военно-технической тематике. Ведь в то время предприятиями страны было востребовано только 20% добываемой СВР экономической и научно-технической информации.
    В новый закон было внесено много дополнений, позволяющих совершенствовать и активизировать деятельность СВР. Это, прежде всего, касается защиты источников информации. В новом законе зафиксировано, что сведения о лицах, оказывающих конфиденциальное содействие органам внешней разведки, составляют государственную тайну и рассекречиванию не подлежат. Благодаря этому агентура внешней разведки стала гораздо защищеннее, что не могло не сказаться на расширении агентурных позиций.

    Безусловно, в последние два с половиной десятилетия своего существования российская внешняя разведка выросла во многих отношениях, стала многофункциональной по направлениям работы, характеру и специфике решаемых задач; создала ряд структур по научному осмыслению разведывательной деятельности; вооружилась новейшими информационными технологиями.Конечно, возникает вопрос: а каких достижений добилась отечественная разведка за этот период? Ответить на этот вопрос очень сложно, поскольку разведка любой страны тщательно оберегает свои секреты, и об успехах разведки зачастую можно судить по ее неудачам, провалам агентуры. Однако тот факт, что в условиях введенных против нашей страны экономических санкций российская экономика не просто смогла выжить, но и благодаря политике импортозамещения начала демонстрировать рост, уже говорит о многом. Сейчас, глядя на последние несколько лет, есть уверенность, что Россия смогла создать эффективную систему обеспечения экономической безопасности. И нет сомнения, что экономическая разведка и впредь будет в полной мере играть роль «локомотива» развития отечественной промышленности.
     
    dok нравится это.
  6. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.461.506.447.986
    Stirik, 2 окт 2017

    Способность немцев преподносить крайне неприятные «сюрпризы» советским танкистам даже в победоносный для Красной Армии период войны – в 1943-45 годах общеизвестна. Грозные «Тигры» и «Пантеры», сожженные немецкими «фаустниками» советские танки – кто из любителей военной истории не имеет представления об этом? А вот о том, как результативно немцы использовали свои штурмовые орудия StuG III, которые у нас традиционно зовут «Артштурмами», в засадах в качестве танкоистребителей известно у нас гораздо меньше.

    .
    Справка
    Sturmgeschutz III (StuG III; Штурмгешютц III, Штуг III) — средняя по массе немецкая самоходно-артиллерийская установка класса штурмовых орудий времен Второй мировой войны на базе танка PzKpfw III. Серийно выпускалась в различных модификациях с 1940 по 1945 год. В советской литературе эту машину сначала именовали «Арт-Штурм», затем – «Артштурм».

    Печальная судьба головных дозоров
    Между тем, такие засады зачастую стоили тяжелых потерь наступающим советским танкистам. Командиру Т-34 Арсению Родькину довелось столкнуться с такими засадами «Артштурмов» летом 1944 года, участвуя в операции «Багратион». Вот как они ему запомнились:«В атаку не ходили. Редко нам приходилось делать классическое наступление на подготовленную оборону. Немцы пользовались засадами, в которых, как правило, использовали «Артштурмы» – самоходные установки с 75-мм пушкой. Они очень тихо двигались, низенькие, легко маскируются – их чрезвычайно трудно обнаружить. Мы шли походной колонной – головной дозор, несколько танков впереди, остальные на расстоянии. Если немцы устроили засаду, как правило, головной дозор накрывается женским детородным органом. Живые выскакивали, оставшиеся танки начинали стрелять. А куда стрелять? Черт его знает! Они уже смотались.
    Постреляли, свернулись в колонну и опять их преследуем. Кого нагоним – уничтожаем».Вот только нагнать и уничтожить немецкие самоходки получалось далеко не всегда: «Вот раз наскочили на засаду. Два танка впереди сожгли, третий включил заднюю скорость и отходил, отстреливаясь. Ему прямо под погон башни болванку влепили, и он загорелся. А мы с дороги свернули и заглохли – кончилось топливо. Благодаря этому мы услышали, как внутри горящего танка кричали люди. Я сел за пушку и бил в направлении противника, а экипаж с огнетушителями побежал помогать. Открыли люк. Командир танка весь израненный выскочил, видимо, в горячке не понял, что ранен, и рядом с танком упал. Вытащили механика-водителя, командира орудия с перебитой ногой, погибли радист и заряжающий. Механик-водитель был без сознания и до госпиталя не доехал – умер по дороге».

    Мы только развернулись, и они нам в борт влепили
    В одной их таких засад был подбит и сгорел танк Родькина: «По дороге мы проехали несколько километров, поднялись на очередной пригорок, и вдруг я вижу, что впереди в метрах пятистах стоит поперек дороги танк и ведет огонь в сторону леса, что располагался слева. Черт возьми, что это? Я остановился. Справа от дороги какое-то строение, за которым спрятались два или три танка. Этот танк, который вел огонь, на моих глазах загорелся. Я подбежал к танкам, что стояли за домом: «Ребята, что происходит?» У них уже и раненые есть, перевязывают друг друга: «Там «тигры» или самоходки какие-то» – «А что за танк на дороге сожгли?» – «А черт его знает». Я вернулся, встал на башню, в бинокль смотрю, увидел эти «Артштурмы» в лесу метрах в восьмистах.
    Иватулин (мехвод – М.К.) потом рассказывал: «Бьют по нашему танку, а у меня командир взобрался на башню и рассматривает их в бинокль!» Мне же надо знать обстановку. Они прекратили стрелять. Чувствую, что я у них уже под прицелом, но они медлят стрелять. Что делать? «Жданов (наводчик – М.К.), как только Иватулин тронет, ты разворачивай пушку и веди огонь. А ты, Иватулин, разворачивайся и за это строение». Мы только развернулись, и они нам в борт влепили. Танк загорелся, все выскочили в правый, дальний от противника, кювет. Жданова нет. Я спрашиваю: «Жданов выскочил?» – «Выскочил». Начали его искать. В нашем кювете его не было. Переползли на другую сторону. Танк наш горит, снаряды в нем рвутся, правда, не детонируют. Начали обследовать кювет. Нашли его мертвым – одежда на нем полностью сгорела. Вернулись, я доложил командиру батальона, что машина сгорела, погиб Жданов».

    Трупы немцев из «Артштурма» выкидывать поленились
    Конечно, не всегда экипажи «Артштурмов» оставались безнаказанными: «Пару дней мы простояли в лесу недалеко от того места, где сожгли нашу машину. У нас уже танка не было и от бомбежки и артобстрелов, которые были довольно частыми, мы спасались под машиной командира роты Чугунова. Вдруг вдалеке показались, по-видимому, те самые три «артштурма», что нас разбили, и стали двигаться по дороге в нашем направлении. Ну а у нас уже три или четыре танка к тому времени было. Две самоходки остались за возвышенностью, а одна пошла вперед. На ней еще было человек пятнадцать немецких десантников. Ей как врезали, так она и остановилась. Потом уже выяснилось, что болванка сорвала крышу рубки, а ее осколками искромсало весь десант и экипаж. Мы с Иватулиным пошли посмотреть, что с «артшрурмом».
    На броне лежат убитые, вокруг искромсанные валяются. Где половина трупа, где чего, ужасно… сверху мы всех мертвяков сбросили. Заглянул внутрь, там сидят мертвые немцы. Радиостанция работает. Я говорю: «Иватулин, давай в машину». Он залез, растолкал убитых немцев (неохота их было доставать), завел и мы поехали к своим. Вот так мы добыли себе танк. А чуть раньше экипаж Чугунова захватил немецкую машину-амфибию. Плавать там негде было, так мы винт включим и на полном газу по пыльной дороге проскочим до ближайшего леса. За нами пылища, как будто колонна идет, и немцы начинают артобстрел. Комбат, правда, предупредил, что мы можем доиграться, ведь с огнем не шутят, но мы продолжали так развлекаться».

    Короткое удовольствие от трофеев
    Но долго наслаждаться трофейным «Артштурмом» Родькину с товарищами не пришлось. Успешно до того наступавшая часть оказалась в окружении: «Приехал комбат, видимо, получив приказ выходить из окружения, в котором мы оказались. Я его спросил, что мне делать, ведь у меня амфибия и «Артштурм». «Ну, тебя к черту с твоими фантазиями. Бросай все, садись на танк». Как же мы амфибию бросим? Мы по дороге гоняли, а поплавать так и не удалось, а очень хотелось, ведь мы же пацаны были.
    «Артштурм» бросили, надо было бы его сжечь, но мы второпях забыли». Амфибию попытались вытащить, но неудачно: «Танки вытянулись в колонну, а мы на машине влезли в ее середину. Они – стволы елочкой и лупят в разные стороны из орудий. Как выстрелит, нас ослепит, мы ничего не видим. А тут еще лес начался, деревья от взрывов снарядов падают на дорогу. Думали, застрянем, но нет. У лодочки обе оси ведущие, нос приподнят, она раз, раз, прижимает дерево и перескакивает. Где-то на повороте танки размесили грязь, получилась трясина, в которую мы, ослепленные выстрелами, заскочили. У нас и тросик был, мы говорим: «Ребята, зацепите». – «Ну тебя к черту. Тут надо из окружения выходить. А ты со своим…» – «Жалко же бросать. Вытяните нас». Пока мы рядились, колонна тронулась. Задние танки наехали и раздавили нашу амфибию. Пришлось забираться на танк. Не удалось нам на амфибии поплавать».
     
    dok нравится это.
  7. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.461.506.447.986
    Stirik, 3 окт 2017
    Правительство США и Великобритании столкнулись c проблемой поднятия духа своих храбрых воинов, в первую очередь служивших в Тихоокеанском регионе. Эту сложную миссию решили возложить на пиво. Но возникали две проблемы: британские и американские сорта, привычные воинам, портились по дороге, а местное пиво солдатам не нравилось. Какие-то другие напитки было тоже достать проблематично: коварные японцы, вместо того, чтобы поить американцев своим саке, переоборудовали все заводы в военные. Оставшуюся продукцию японцы тратили на пилотов-камикадзе.

    Но мы не могли оставить своих солдат в тяжёлом положении, пьющими плохое пиво с целью поднятия боевого духа. Что же мы сделали? Мы построили плавучие пивоварни. Ну, если честно, построили их британцы, но так как мы были союзниками, они с радостью с нами поделились. Проект судов был разработан лично Черчиллем.
    Исходно британцы планировали построить десять таких судов и распределить их Тихоокеанском регионе, дабы снабжать союзников духовной пищей, в которой они нуждались. Для этих целей были переделаны старые корабли-миноукладчики. В 1944 г. "Агамемнон" и "Менесфеус" прибыли в канадский Ванкувер, где началась их перестройка в суда уникального назначения - плавучие базы отдыха и пивоварни (amenity ship and floating brewery) для нужд плавучего тыла формирующегося Британского Тихоокеанского флота. При этом полностью переделывались надстройки, появилась вторая труба. Их приспособили для размещения пивоваренного котла на восемь тысяч 700 литров (55 баррелей).Корабли оборудовались кинотеатром на 350 мест, комнатами отдыха, корабельной церковью с капеллой, просторными столовыми, барами и пивоваренным заводиком производительностью 40 900 литров напитка в неделю. Котёл нагревался углём, который использовался и для движения судна.

    пиво.jpg

    Война закончилась до того, как успели перестроить остальные восемь. Менесфей успел-таки разок сплавать и поварить пивка в конце 1945 года, а вот Агамемнон так и остался на судоверфи.Хотя война и закончилась практически сразу после появления Менисфея, войска союзников оставались в регионе. Вот тогда Менисфей и проявил себя в нелёгком деле поддержания воинского духа. Он заплывал в порты Йокогама, Шанхай и Гонконг, угощая солдат охлаждённым лёгким пивом. По заявлениям солдат, пиво было прекрасным, особенно по сравнению с тем, что они пили раньше. 26.7.1947 "Агамемнон" и "Менесфеус" были возвращены прежнему владельцу, и далее их следы теряются.

    wikispitfirebeer-450x376.jpg

    ВВС Англии решили свои проблемы с доставкой пива на фронт быстро и элегантно. Пиво заправляли в запасные топливные баки, но со временем в нём появлялся металлический привкус. Чтобы не портить вкус, лётчики подвешивали деревянные бочки с пивом вместо бомб. Так как размеры бочек были больше обычных бомб, просвет между бочкой и посадочной полосой при приземлении составлял буквально милиметры. Несмотря на это, за всё время полётов повреждений бочек не было НИ ОДНОГО !
     
    dok нравится это.
  8. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.461.506.447.986
    Stirik, 6 окт 2017

    Шнекоходы или шнекороторные вездеходы — это транспортные средства, движение которых осуществляется с помощью шнекороторного движителя. Конструкция такого движителя представляет собой два винта Архимеда, которые изготовлены из особо прочного материала. Такие движители располагаются по бокам корпуса вездехода. Известно, что патент на шнекоход был получен в США в 1868 году американским изобретателем Якобом Моратом. В России первый патент на шнековые сани был выдан в 1900 году.
    Шнекоходы не нашли широкого применения и практически никогда не производились массово. Это вызвано двумя основными недостатками такого класса техники. Данные вездеходы не приспособлены для движения по твердым поверхностям, таким как асфальт или бетон. При движении по твердым грунтовым дорогам он просто превращает их в перепаханные грядки. К тому же, как только шнек «чувствует» землю, машину начинает сильно трясти и сносить в сторону. Еще одним недостатком является очень низкая скорость движения устройств при довольно высоких энергетических затратах. Но есть у шнекоходов и свои неоспоримые преимущества: такие вездеходы обладают отличной проходимостью в условиях снега, грязи, льда и очень хорошо зарекомендовали себя в роли водоходного движителя (на амфибийных средствах).
    Все это делает шнекоходы нишевым и практически штучным товаром. Именно невозможность применения шнекоходов в качестве самостоятельной транспортной единицы не позволила им получить должного распространения. Однако в своей нише они могут использоваться. Делается это достаточно просто: к месту использования шнекоход доставляют в кузове другой машины, после чего выгружают. Именно узость сегмента привела к тому, что производить такие машины не самое экономически выгодное занятие.

    1419550227_1926_fordson_snowmobile.jpg

    Самым известным (пожалуй, единственным серийным) был снегоболотоход под названием «Снежный дьявол», который был создан на базе трактора Fordson. Он производился компанией Armstead Snow Motor в 20-х годах прошлого века. Стоит отметить, что компания придумала очень хорошую схему: она просто клепала комплекты для переоборудования шасси любых тракторов «Фордзон» в шнекоход. Сколько таких экземпляров было произведено, неизвестно, но до наших дней дошел как минимум один такой экземпляр. Сегодня он хранится в автомобильном музее в Вудленде (Калифорния).
    Сегодня серийным производством этой достаточно специфичной техники занимается австралийская компания Residue Solutions, которая выпускает шнекоходы MudMaster («Специалист по грязи»). Правда, производятся они совсем скромной серией — компания реализует на рынке едва ли пару десятков таких вездеходов ежегодно. Австралийский MudMaster — это достаточно мощная профессиональная машина, которая предназначена для обслуживания сельхозугодий и станций ирригации, требующих постоянного наличия воды (например, иловых полей), а также для осуществления работ в условиях мангровых лесов, болот, береговых линий, отличающихся низкой плотностью почвы и других подобных районах. Проще говоря, машина предназначена для работы в грязевой жиже. При этом шнекоход MudMaster весьма немаленькая машина, его длина составляет 8 метров, а вес около 18,5 тонн. Его приводит в движение шестицилиндровый дизельный двигатель Cummins. Каждый экземпляр собирается только по заказу, а сам процесс сборки занимает обычно 18 недель. При этом на MudMaster можно установить самое разное оборудование — от мелиорационной системы до подъемного крана, по сути, это специальная платформа для различного оборудования.

    [​IMG]

    Естественно, подобная техника, не могла не появиться у нас, стране, обладающей обширными болотами и очень редкой дорожной сетью. Северо-восточные территории СССР казались идеальным местом для использования шнекоходов. Рыхлый снег толщиной до пары метров был подходящей средой для таких вездеходов. Поэтому советские инженеры с определенной регулярностью обращались к данному классу техники. Но даже в стране, в которой приказы партии могли перевесить все экономические выгоды, шнекоходы не смогли прижиться.
    Самым известным и эксплуатирующимся по сей день советским шнекоходом является ЗИЛ-2906 (или его усовершенствованная версия — 29061). В нашей стране его называли шнекороторный снегоболотоход. Всего с 1980 по 1991 годы на заводе имени Лихачева было выпущено 20 таких поисково-спасательных комплексов повышенной проходимости, известных также под названием «Синяя птица». Заказчиком данной техники выступало бюро им. С. П. Королева. Основным назначением шнекоходов должно было стать спасение космонавтов после их приземления. В состав комплекса вошли, помимо собственно снегоболотохода, грузовой вездеход ЗиЛ-4906 и пассажирский автомобиль ЗиЛ-49061.
    Снегоболотоход ЗИЛ-2906 перевозился в кузове грузового автомобиля и выгружался только в случае необходимости. Стоит отметить, что подходящих случаев для использования так и не возникло. При этом шнекоход демонстрировал чудеса проходимости там, где на брюхо могли сесть даже танки, а также служил народному хозяйству страны. К примеру, в рыбхозе данную машину применяли для борьбы с камышом — он был в состоянии добраться в такие дебри, куда ни амфибия, ни лодка попасть были не в состоянии.

    При этом ЗИЛ-2906 нашел себе хоть какое-то применение. А вот другие советские разработки так и остались лишь на стадии прототипов. К примеру, еще в 1972 году в СССР был построен шнекороторный снегоболотоход ЗИЛ-4904, который обладал самой большой в мире грузоподъемностью 2,5 тонны. Машину приводили в движение два двигателя мощностью по 180 л.с. Однако применения данному агрегату не нашлось. Как итог несколько собранных ЗИЛ-4904 отправились на слом, а один чудом сохранился до наших дней. Сегодня его можно увидеть в Государственном военно-техническом музее в Черноголовке.

    Мечты о боевых шнекоходах
    Шнекоходы, благодаря своей проходимости, не могли не привлечь внимание военных. В первой половине XX века военные были заняты поиском альтернативы гусеничному движителю. При всех преимуществах гусеничного хода, он имел ряд недостатков. В частности, гусеничный привод отмечался очень высоким износом трущихся деталей, а значит и небольшим ресурсом. Например, на массовом французском танке Renault FT-17 ресурса ходовой хватало всего на 120-130 км. В 1920-30-е годы велись работы по использованию колесно-гусеничной схемы.
    Еще одним вариантом замены гусениц был шнековый движитель. Его суть заключалась в установке вместо гусениц или колес винтов Архимеда, которые были изобретены еще в III веке до нашей эры. В 1926 году шнековый движитель был успешно установлен на трактор Fordson. Также такой движитель испытывали в США и на автомобиле Chevrolet. Испытания подтвердили отличную проходимость шнекоходов по тяжелому бездорожью и снегу. Помимо этого винт Архимеда пробовали совмещать с полыми барабанами, что обеспечивало шнекоходу еще и амфибийные свойства. Впрочем, такая конструкция обладала массой недостатков, о чем указывалось выше. Главным из них была невозможность применения такой техники на дорогах с твердым покрытием.
    В начале прошлого века во многих странах велась разработка как разведывательных, так и транспортных шнекоходов. Например, шнекоходом была машина для диверсантов, с которой началась история разработки снегоболотохода М29 Weasel. На этом фоне несколько странным выглядело то, что за все время было мало предложений по созданию бронированного шнекохода. Обычно дело не шло дальше рисунков, которые публиковали в научно-популярных журналах. Однако предложения создать такую боевую машину все же выдвигались, главным образом во время Второй мировой войны.

    Так, в годы войны в немецкой прессе достаточно хорошо освещался проект шнекохода, который был сконструирован немецким офицером Иоганном Раделем в 1944 году. Машины планировалось использовать на Восточном фронте, который отличался обилием снежных просторов в зимний период. При этом Радель рассчитывал на капитуляцию Советского Союза. Первые испытания он провел 28 апреля 1944 года. Шнекоход был создан на базе обыкновенного трактора, а испытания проводились в горах Тироля, прошли они успешно. Однако к этому моменту ни о какой капитуляции СССР в войне уже не могло идти и речи, ситуация на фронтах никак не располагала к применению предложенной Раделем машины.
    В СССР также были свои идеи по разработке шнекоходов, появившиеся именно в годы войны. При этом речь шла не только о создании таких машин с нуля, но и об установке подобного двигателя на уже имеющиеся машины. Так в марте 1944 года подобное предложение поступило от техника-лейтенанта Б. К. Григоренко. Его идея заключалась в установке на рабочую поверхность винта Архимеда резиновых роликов. Теоретически ролики должны были обеспечить передвижение шнекохода по твердым поверхностям. Также, подобно иностранным конструкциям, планировалось установить шнековые движители на уже существующие танки и машины, но до практической проверки возможностей изобретения Григоренко дело так и не дошло.
    Куда более радикальный подход к данной проблеме представил инженер-технолог производственной группы Специального экспериментально-производственного бюро Наркомата боеприпасов (СЭПБ НКБ). Еще 29 августа 1942 года в отдел изобретений ГАБТУ КА — Главного бронетанкового управления Красной армии — поступило его предложение по разработке новой боевой машины.

    Бекетов предлагал построить «снежный танк». Автор проекта предлагал создать боевую машину массой около 28 тонн и обще длиной примерно 7 метров. Корпус ее представлял собой 2 соединенных между собой цилиндра, на каждом из которых должны были быть установлены по две башни от танков Т-26. При этом шнековые движители занимали большую часть поверхности корпусов, выступая одновременно и в роли элементов бронезащиты.
    Сам движитель Бекетов решил разделить на несколько сегментов. Он полагал, что такое решение положительным образом скажется на живучести танка, особенно его ходовой части. Приводить данную машину в движение должны были 2 авиационных мотора, развивающих мощность по 250 л.с. каждый, максимальная скорость оценочно составляла 45-50 км/ч.Необходимо отметить, что к проработке своего «снежного танка» автор проект подошел достаточно основательно. Помимо самого чертежа танка и его корпуса, в представленное им предложение входили также эскизы ходовой части и даже кинематическая схема связи движителя с корпусом. Также инженер-технолог выполнил расчеты массы агрегатов «снежного танка». Но вся эта работа была проделана им впустую: в отделе изобретений логично посчитали, что у проекта отсутствуют перспективы.
    Стоит отметить, что проект Бекетова был не самой радикальной идеей постройки боевого шнекохода. Не менее оригинальный проект такой боевой машины предлагал житель города Казани С. М. Кириллов в апреле 1943 года. Даже на фоне описанного выше «снежного танка» изобретение Кириллова казалось достаточно оригинальным. Он предлагал земноводные скоростные танки ЗСТ-К1 и ЗСТ-К2. Однако, как и другие подобные проекты, они остались на бумаге.
    Недостатки шнековых движителей перевешивали их достоинства, к тому же уже в конце 1930-х годов ресурс гусениц превышал несколько тысяч километров пробега. Поэтому шнекоходы ждала не самая лучшая судьба. Помимо вездехода, созданного на базе трактора Fordson, минимальными сериями вышли голландский Amphiroll и советский ЗИЛ-2906. Обе машины создавались исключительно для применения в условиях сильнейшего бездорожья, где они могли продемонстрировать свои самые лучшие качества.
     
    dok нравится это.
  9. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.461.506.447.986
    Stirik, 8 окт 2017

    В 1967 году новейший американский спутник-шпион КН-8 GAMBIT сделал снимки необычного летательного аппарата в акватории Каспийского моря. Эти фотографии давно ждали в Лэнгли (штаб-квартира ЦРУ), так как предыдущие, доставленные другим спутником-шпионом КН-4 (КН – Key Hole — «замочная скважина»), лишь выявили абрис объекта без деталей. Фотографии, сделанные «Гамбитом» с большим разрешением, позволили определить, что объект является самолётом-амфибией, но его необычная компоновка не укладывалась в известные схемы летательных аппаратов такого типа.

    1_ja13.jpg

    Что же увидели на снимках американские специалисты? Самолет-гигант имел в длину около 100 м при удивительно малом для такой махины размахе крыла — около 40 метров. К исследованиям подключили специалистов из НАСА. Те, изучив спутниковые снимки, заявили, что это все блеф русских: «Летающая лодка с крыльями на воде, что за бред? Быть такого не может! Это какой-то монстр, а не самолёт. Ничего подобного с уровнем современных технологий создать нельзя». Таков был их вердикт, и лишь только три инженера НАСА открыто заявили, что в России разработан уникальный вид вооружений, который впоследствии назвали — экраноплан. Вскоре в авторитетном английском военном журнале Jane’s Intelligence Revue была опубликована статья, в которой, в частности говорилось: «Эксперты предполагают, что крылья этого секретного аппарата создают такую подъемную силу, что ее хватает на подъем до высоты крейсирования (9–10 м) над уровнем аэродинамического экрана поверхности».Такое экспертное мнение привело к тому, что акватория Каспийского моря надолго стала зоной пристального наблюдения американских спутников-шпионов, которые регулярно поставляли новые факты о ходе испытаний «Каспийского монстра», так его стали называть во многих зарубежных источниках СМИ.
    Каспий снова привлёк к себе внимание Пентагона в 1989 году, когда над гладью моря совершил свой первый полёт экраноплан с ракетными пусковыми комплексами. К изучению возможной угрозы от неизвестного летательного аппарата были подключены все силы воздушной и космической разведки США. Вскоре были получены первые данные, согласно которым «Utka» (так именовали американцы новый экраноплан «Лунь») мог двигаться со скоростью около 500 км/час и совершать перелёты на расстояние в 2000 километров. Если такие экранопланы появятся в составе эскадр Тихоокеанского или Северного флотов СССР, то авианосные соединения флота США столкнутся с новыми угрозами, поскольку такой аппарат почти не видим для морских радаров при полёте на высотах ниже 10 метров.

    Установленный комплекс противокорабельных ракет «Москит» (ЗМ-80Е), состоящий из шести пусковых установок, мог стать опасным для любого авианосца или крупного корабля.Главнокомандующему ВМС США Фрэнку Кэлсо (Frank B. Kelso II) на стол которому лег доклад ЦРУ о новом сверхсекретном оружии, было над чем поразмышлять. Русские планировали создать восемь таких аппаратов и, скорее всего, они распределят их поровну между Северным и Тихоокеанским флотами. Четыре экраноплана с 24-мя ПКР «Москит» невидимые для радаров и, соответственно, неуязвимые для оружия — это фатальный квартет не только для авианосной ударной группы (АУГ), но и для авианосного ударного соединения (АУС). С учётом того, что русские уже создали 11-ю отдельную авигруппу из четырёх десантных экранопланов «Орленок» (грузоподъемность — до 200 пехотинцев или 2 БТР) и провели с ними военные учения, — возникал классический русский вопрос: что со всем этим делать?Разработка новой тактики по обнаружению и уничтожению экранопланов потребует привлечение сил и средств.
    Не ясно, кто и что будет выступать в качестве «экраноплана русских» для отработки этой тактики на учениях, так как ничего подобного военно-промышленный комплекс (ВПК) США не создавал и не планировал создавать. Держать постоянно в воздухе звено F-15 с ракетами, но с какими? С комплектом из ракет «Sea Sparrow», которые могут сбивать воздушные цели на высотах 6 метров с 40 килограммовой осколочно-фугасной боеголовкой и дальностью полёта в 10 километров? Или все-таки уничтожить экраноплан проверенными «Гарпунами», обстреляв его с кораблей и самолётов? Но вот незадача — экраноплан не медлительный корабль, идущий со скоростью 40–45 км/час, а скоростной ударный ракетный комплекс способный запускать свои ПКР сходу на высотах полёта в 1–5 метров и с дальности 100–150 километров.
    От поиска непростых решений командование ВМС США спас распад СССР и прекращение работ по дальнейшему строительству экранопланов-ракетоносцев проекта 903 «Лунь». Единственный экземпляр экранаплана «Лунь», испытанного с боевыми стрельбами (1990 г.), сейчас доживает свой век на территории завода «ДагДизель» (входит в холдинг «КТРВ»).Есть ли перспективы для данной военной техники в современных боевых операциях армии и флота? Давайте разберемся.

    Попытки реанимировать проект боевых экранопланов периодически предпринимаются с 2001 года. На стол руководству Министерства обороны и командованию ВМФ России регулярно попадают докладные записки с обоснованием необходимости данных изделий для ВМФ России.Вердикт по последней докладной (2011 г.) звучал примерно так: «Экраноплан должен действовать в условиях сильного сопротивления противника, а большие размеры корабля, зенитное вооружение и скорость хода, которые оказались на уровне тихоходного самолёта, делают «Лунь» крайне уязвимым». Сильный аргумент, в переводе на русский звучит как — «у ВМФ и ВКС много других неотложных и приоритетных задач».Чтобы не искать виноватых и некомпетентных, попробуем взвесить все аргументы «за» и «против», то есть достоинства и недостатки экранопланов.К достоинствам экранопланов обычно относят:
    • высокую живучесть: они гораздо безопаснее обычных самолётов, так как в случае обнаружения неисправности в полёте экраноплан может сесть на воду даже при сильном волнении моря или океана. Неисправность одного–двух двигателей зачастую не столь опасна для крупных экранопланов ввиду того, что они имеют несколько двигателей, разделённых на стартовую и маршевую группу, и неисправность двигателя маршевой группы может быть компенсирована запуском одного из двигателей стартовой группы;
    • высокую скорость полёта от 400 до 600 км/ч и более над морскими и океанскими акваториями. Экранопланы по скоростным, боевым и грузоподъёмным характеристикам превосходят боевые корабли на воздушной подушке и на подводных крыльях;
    • малозаметность экраноплана на радарах вследствие полёта на высоте от 1 до 10 метров;
    • многофункциональность и многозадачность. Экранопланы могут быть авианесущими, противолодочными, противоракетными, десантными;
    • невосприимчивость к противокорабельным минам, торпедам и ракетам. Специфического оружия против экранопланов не существует до сих пор;
    • безаэродромность — для взлёта и посадки им нужна не взлётная полоса, а лишь достаточная по размерам акватория. Для экранопланов важен относительно ровный тип подстилающей поверхности, обеспечивающей создание эффекта экрана — они могут перемещаться над водной гладью, льдами, снежной равниной, над равнинным бездорожьем, тундрой и т. д.

    Характерными недостатками экранопланов являются:
    • низкая маневренность, поскольку экраноплан, как и самолет, для изменения направления движения должен создавать центростремительную силу, единственным источником которой является крыло. При малой высоте полета угол возможного крена очень мал, а радиус поворота слишком велик;
    • слабая защита экраноплана. На экраноплане «Лунь» в качестве комплекса обороны была установлена спаренная авиационная пушка ГШ-23;
    • экраноплан не может лететь над неровной поверхностью;
    • управление экранопланом отличается от управления самолётом и требует специфических навыков (сейчас в России есть всего 4 сертифицированных пилота экранопланов, из которых двое подготовленные в советское время испытатели, подготовка новых пилотов не ведется).полет экраноплана хоть и связан с меньшими энергетическими затратами, но процедура старта требует большей тяговооружённости. Применение дополнительных стартовых двигателей, не задействованных на маршевом режиме, либо особых стартовых режимов для основных двигателей — ведёт к дополнительному расходу топлива.
    Группа экранопланов во время боевых испытаний
    Внимательное изучение «недостатков» позволяет сделать вывод, что основной проблемой являются маломощные и прожорливые двигатели, слабая защита, а также несовершенство систем управления и конструкций экранопланов. Все эти трудности устраняются грамотными инженерно-конструкторскими решениями. Технологии создания летательных аппаратов, системы управления полёта, конструкции двигателей сейчас на порядок стали лучше, чем в 90-х годах прошлого века. Появились новые комплексы ПВО и бортовые комплексы обороны (Президент-С, Хибины и т. д.)
    Единственным неустранимым недостатком пока является полет над неровной поверхностью. Но так ли это?Малоизвестный факт, полученный во время штатных полетов экраноплана С-21 «Орлёнок» говорит об обратном. Во время полетов в 1983–1984 годах экипаж С-21 смог кратковременно (20–30 минут) поднять экраноплан на высоту 450 метров. При этом экипажем было отмечено, что «экраноплан, на такой высоте плохо слушается рулей. Особенно элерон-закрылков совершенно неустойчив в горизонтальном полете, из-за угрозы сваливания на бок или в штопор. Летчику приходится постоянно «бороться» и парировать рулями все отклонения и возмущения»Автоматическое парирование возмущений на режим полёта посредством систем автоматического управления (САУ) уже как 30 лет широко применяется в гражданской и военной авиации.
    Таким образом, установка на экраноплане такой САУ под управлением БЦВМ может сделать кратковременный полет на больших высотах более безопасным и, следовательно, решит проблему «полета над неровной поверхностью». Это же решение частично упростит и сам процесс пилотирования, тем самым уберет «специфичность навыков» управления экранопланом. Если американцы смогли решить подобную задачу на F-117 еще в 80-х годах прошлого века, то наши конструкторы это смогут сделать и сейчас.

    Экранопланы за рубежом
    Еще одним доказательством того, что экранопланы — не «тупиковая ветвь» технического прогресса, является то, что разработки по созданию самолётов с экранным эффектом полёта ведутся более десятком стран, такими как Китай, США, Южная Корея, Германия, Канада, Иран, Новая Зеландия, Австралия, Сингапур.К настоящему времени за рубежом построено более 50 экспериментальных и мелкосерийных образцов экранопланов.
    Множество опытных образцов экранопланов разработано в Китае. Согласно данным Шанхайского Инженерно-строительного университета, в 2016–2018 гг. на регулярные транспортные перевозки в КНР планируется вывести более 200 экранопланов.
    С 2007 года действует программа разработки и запуска серийного производства крупных экранопланов в Южной Корее, на реализацию которой выделено 2,5 млрд долларов. Иран, в отличие от других стран, сосредоточился на производстве экранопланов военного назначения. В 2010 году вооруженные силы страны получили первые три эскадрильи одноместных аппаратов Bavar-2. Иранский экраноплан оснащен пулеметом, прибором ночного видения, а также оборудованием для разведки местности. С борта экраноплана можно вести разведку и пересылать в режиме реального времени снимки местности и другие разведданные.
    В США в начале 1990-х годов специалисты, изучив опыт СССР, пришли к выводу о значительном отставании США в области создания экранопланов. Конгресс США создал специальную комиссию для выработки концепции и рекомендаций по разработке экранопланов. В дальнейшем компания Boeing разработала концепцию экранолета (проект «Пеликан» — Boeing Pelican ULTRA — Ultra Large TRansport Aircraft) для стратегических перебросок воинских контингентов и военной техники к местам конфликтов. В соответствии с проектом длина фюзеляжа экранолета должна составить 152 метра и размах крыла — 106 метров. При движении на высоте 6 метров над поверхностью океана «Пеликан» будет перевозить до 1400 тонн груза (20 танков «Абрамс» или 3000 солдат) на расстояние более 12 000–16 000 километров. Планировалась возможность полёта и на обычных для самолетов высотах (до 6000 метров), а также посадка на бетонную ВВП, для этого запланировали установку шасси с 76 колесами.
    В 2002 году компания Boeing начала готовить технический проект Pelican ULTRA. К концу десятилетия планировалось провести ряд важных предварительных испытаний, а к 2015 году построить опытный образец транспортной машины. Первые серийные «Пеликаны» должны были поступить в эксплуатацию в 2020–2025 годах. Однако в том же 2002 году, после нескольких многообещающих пресс-релизов и хвалебных статей в прессе, сведения о новом смелом проекте перестали поступать.Сегодня в составе одной бронетанковой дивизии США может быть более 300 семидесятитонных танков «Абрамс», но даже огромный транспортник «C-5 Гэлакси» может взять на борт лишь два таких танка. В 2016 году в зарубежных специальных СМИ широко обсуждалась проблема экстренной переброски войск США в Прибалтику, в итоге самолётные перевозки были признаны неприемлемыми, а железнодорожные — медленными. Появление в составе USAF эскадрильи из 14 экранопланов Pelican ULTRA может решить задачу переброски бронетанковой дивизии США в любую точку планеты не более чем за 96 часов.

    Экранопланы в России
    В России работы по созданию экранопланов были начаты в 50-х годах прошлого века по инициативе и под руководством Ростислава Евгеньевича Алексеева. В период с 1960 по 1985 годы было испытано около 10 самоходных моделей, созданы тяжёлые экранопланы «КМ» (корабль-макет, получивший за рубежом наименование «Каспийский Монстр»), ракетный экраноплан «Лунь», построена серия десантных экранопланов «Орлёнок», заложен и практически построен экраноплан «Спасатель».

    Разработчик советских экранопланов Ростислав Алексеев

    alekseev.jpg

    В 1995 году Государственная Дума рассмотрела проблемы экранопланостроения и даже приняла решение о его дальнейшем развитии, но дальше слов дело не пошло. В 2006 году на заседании Морской коллегии при Правительстве РФ, которое состоялось 12 сентября в Нижнем Новгороде, Сергей Иванов охарактеризовал состояние отечественного скоростного водного транспорта, который когда-то был лучшим в мире, как критическое. После этого совещания в проекте Федеральной целевой программы (ФЦП) «Развитие гражданской морской техники» на 2009–2016 годы появилось программное мероприятие, предусматривающее разработку концептуальных проектов высокоскоростных судов и судов-экранопланов.

    В рамках этой ФЦП с 2009 года Департаментом судостроительной промышленности и морской техники проведено 11 НИР и НИОКР по экранопланной тематике, в настоящее время завершён проект по созданию экспериментального образца экраноплана для проверки его возможностей при поисково-спасательных работах на Крайнем Севере.ООО «Экранопланостроительное объединение «Орион» ведётся работы по экспериментальному образцу 14-тонного экраноплана. ООО «Небо+Море» по договору с Правительством Республики Саха (Якутия) испытывает высокоскоростную амфибию «Буревестник-24» на р. Лена. ООО «АТТК-Инвест» разработывает экраноплан «Акваглайд-30» и транспортно-амфибийные платформы различной размерности. Ведутся работы по гражданской тематике экранопланов и в ЦКБ по судам на подводных крыльях им. Р. Е. Алексеева. Есть разработки малых экранопланов в Тобольске, Братске, Казани, Нижнем Новгороде. Всё это говорит о том, что интерес к возрождению экранопланостроения в России растёт.

    Актуальные задачи для экранопланов
    Россия активно осваивает арктические территории, открывает новые газовые месторождения, строит атомные ледоколы и готовится создать транспортную инфраструктуру торгового маршрута в рамках проекта «Новый великий шелковый путь» (НВШП). В 2016 году МО РФ создало за Полярным кругом новую военную базу «Трилистник», которая будет выполнять задачи по охране северных рубежей, а также обеспечивать безопасное судоходство для проекта НВШП. Северный морской путь (СМП) — это тысячи километров водной артерии вдоль малонаселённого побережья. Частично, от Мурманска до Новой Земли, эту акваторию должны контролировать корабли Северного флота, остальную, вдвое большую по протяженности, войска ЦВО. К 2020 году все северное небо будет закрыто сплошным радиолокационным полем. Но как быть с морскими средствами нападения? С подводными лодками типа «Огайо», которые несут по 154 крылатые ракеты «Томагавк», РЛС вряд ли справятся.Организация круглосуточного сплошного мониторинга силами авиации и беспилотных аппаратов дело затратное. К тому же на СМП могут возникнуть и иные задачи, такие как поисково-спасательные, эвакуационные и патрульные.
    Снабжение базы «Трилистник», ротация военнослужащих, обеспечение жизнедеятельности многочисленных пунктов базирования РЛС и комплексов ПВО, специальные операции — все эти задачи могут успешно решать и экранопланы. Кстати, использование экранопланов в условиях низких температур было отработано при создании и эксплуатации экранопланов для ВМФ ещё во времена СССР. Проект создания экранопланов можно сделать прибыльным, если их привлечь к основным грузоперевозкам на СМП. Расчеты показывают, что для перевозки 50 миллионов тонн, а потребность в таких объемах может возникнуть уже к 2020 году, на линии Мурманск — Шанхай необходимо 90–100 судов дедвейтом 65 тысяч тонн. При этом переход по СМП со средней скоростью 13,4 узла занимает около 23 суток. Доставка аналогичного груза тяжелыми экранопланами со скоростью 324 узла (600 километров в час) не превысит 1–2 суток, к тому же экранопланам не нужны ледоколы. Потенциальный спрос на перевозки по этому пути превышает 650 миллионов тонн — столько грузов проходит сейчас по Суэцкому каналу.

    Перспективы
    Основное конструкторское решение проекта будущего экраноплана — это унификация специализированных однотипных грузовых помещений внутри центроплана для гражданских целей, а для военных целей — модульность надстроек систем вооружения, систем связи и бортовых РЛС. Научно-технический потенциал по экранопланам в России пока не утрачен, Ассоциация «Экраноплан» и ЦКБ им. Р. Е. Алексеева — сохранили и даже преумножили его. Поэтому у России есть реальная возможность воссоздать этот вид всесезонного транспортного средства двойного назначения. Обладая амфибийными качествами, то есть возможностью самостоятельного выхода на берег, он позволит высокоэффективно со скоростями, приближающимися к авиационным (до 600 км/ч), и с высоким уровнем безопасности перевозить пассажиров и грузы на малых экранных высотах в условиях водной, земной, ледовой и заснеженной поверхности. Помимо этого боевые экранопланы могут стать составной частью морской обороны просторов Северно-Ледовитого и Тихого океанов. 
     
    dok нравится это.
  10. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.461.506.447.986
    Stirik, 8 окт 2017

    Для создания ядерного щита в СССР не жалели никаких ресурсов. Так в 80-х годах появился огромный 24-колесный МАЗ предназначенный для транспортировки и запуска межконтинентальных ракет, способных поразить США

    К главным техническим особенностям этого монстра можно отнести применение в качестве силовой установки газотурбинного двигателя (специально спроектированного и изготовленного варианта танкового двигателя ГТД-1250 – ГТД-1250А) мощностью 1250 л.с. и довольно сложной, но эффективной электротрансмиссии с 24 мотор-колесами. Шарнирно-сочлененная рама и большой ход подвески колес диаметром почти два метра обеспечивают машине с проектной боевой массой около 200 т хорошую проходимость по грунтовым дорогам сложного профиля и максимальную скорость до 40 км/ч. Феноменальную маневренность обеспечивает автоматическая система дифференциального управления поворотом колес.

    маз.jpg

    Разработка нового шасси для ракетного комплекса началась в Минске в самый разгар Холодной войны, в марте 1983 года. Самих ракет, для которых строилось шасси, на тот момент ещё не было. Правительство СССР выпустило постановление о создании единой ракеты РТ-23 УТТХ «Молодец» для шахтного, железнодорожного и грунтового базирования спустя полгода, в августе 1983. Подвижный ракетный комплекс грунтового базирования получил официальное название «Целина-2» и неофициальное прозвище - «наш ответ Рейгану».

    Первый экспериментальный образец МАЗ-7907 появился в 1985 году. К тому времени уже были известны ТТХ ракеты, которой оснащался комплекс. Снаряд весил без малого 105 тонн, имел длину 22,6 метра и диаметр 2,4 метра. Также конструкторам было необходимо взять в расчёт массу и габариты оборудования, для хранения, перевозки, подготовки и запуска ракеты. В результате, грузоподъёмность МАЗ-7907 составила 150 000 килограммов. Естественно, что габариты у машины были соответствующими: 28 метров в длину, 4,1 метра – в ширину и 4,4 метра – в высоту, клиренс составил 465 миллиметров. МАЗ-7907 стал единственной в мире машиной с 24 ведущими колёсами, каждое из которых имело диаметр 1,66 метра.
    При этом 16 колёс были управляемыми и питались энергией генератора, работавшего с помощью основного силового агрегата. Наименьший радиус разворота достигался благодаря тому, что сами колёса поворачивали в разные стороны: передние четыре пары колёс в сторону разворота, задние четыре пары – в противоположную сторону, четыре пары посередине оставались в прямом положении. Таким образом, при длине шасси в 28 метров радиус поворота составлял 27 метров. В качестве двигателя был использован усовершенствованный газотурбинный силовой агрегат от танка Т-80Б – ГТД-1000ТФМ мощностью 1250 лошадиных сил. До МАЗ-7907 подобные двигатели на машинах такого типа никогда не применялись. Другой впечатляющей инновацией была уникальная трансмиссия.
    Двигатель приводил во вращение генератор переменного тока, который вырабатывал электроэнергию и питал всю электрическую трансмиссию, состоявшую из 24 синхронных электромоторов переменного тока с частотным регулированием, установленных внутри рамы по одному на каждое из колёс. Обладателю такой машины спешить бы явно никуда не пришлось, поэтому максимальная скорость МАЗ-7907 не превышала 25 километров в час.

    МАЗ-7907 испытывали до 1987 года, параллельно дорабатывая гигантский автомобиль. К концу тестирования пробег экспериментального образца составлял 2054 километра. По сравнению с ближайшим аналогом (МАЗ-7906), получившееся шасси обладало рядом очевидных достоинств: меньшая нагрузка на оси, лёгкость в управлении, быстрый разгон (хоть и всего до 25 км/ч), лучшая шумо- и виброизоляция кабины, высокая надёжность, возможность перевозки по железной дороге.

    Но вскоре Холодная война прекратилась, Советский Союз распался, и в вооружении масштаба «Целины-2» больше не было необходимости – так же, как и не было денег, чтобы это вооружение содержать. Проект был закрыт, хотя в 1996 году, пусть и не совсем успешно, пережил ещё один звёздный момент. Один из двух построенных МАЗ-7907 был использован в качестве транспорта для 40-метрового теплохода массой 88 тонн на расстояние 250 километров, от одного водоёма до другого. МАЗ-7907 доблестно справился с заданием, но на обратном пути вышли из строя электромоторы – сказалась разгрузка в условиях водоёма. Так что возвращать МАЗ-7907 на базу пришлось с помощью буксира. Из двух построенных шасси в 2006 году собрали одно, но окончательная реставрация машины так до сих пор и не проведена. Когда это наконец случится, МАЗ-7907 можно будет увидеть в музее Минского завода колёсных тягачей.
    Аналогов данному спецшасси по настоящее время в мире не существует.
     
    dok нравится это.
  11. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.461.506.447.986
    Stirik, 10 окт 2017

    Помещаемый материал предлагает не только вспомнить недавнюю историю страны при разрушительном ельцинском правлении. Не только лишний раз осознать, что перестроечная гайдаровско-чубайсовская власть России подло предала братский славянский народ уничтожаемой Западом Югославии. Но и отдать дань нынешнему Президенту, сравнив описанную в статье ситуацию (былое могущество флота СССР, разгром его ельцинской преступной бандой) с определённым восстановлением российского военного величия Путиным. Кстати, Дрожжин написал статью в июле 1999 году, когда ещё никто не предрекал Путину президентства.


    Геннадий Дрожжин, 20 июля 1999 г.​
    Отрезвляют силой
    Никому не надо доказывать, что никакой натовской агрессии в Югославии не могло бы быть, если б существовал Советский Союз. Это аксиома.Но ни один «Томагавк» не упал бы на славянскую землю и теперь, когда Советского Союза нет, если б наш вконец одуревший президент [имеется в виду президент Б.Н. Ельцин. – Прим. Ред.] не повторял, как попугай, что мы «ни в коем случае не будем втягиваться в войну и никакой военной помощи Югославии не дадим», а российские социал-либералы, подхватывая эти заклинания, не развернули бы кампанию по оправданию этой фашистской акции НАТО и антикоммунистическую истерию довели до уровня 1993 г. и более.Вместо словоблудия о сочувствии жертвам агрессии безотлагательно нужна реальная военная помощь. Для этого даже не нужно известные всему миру противовоздушные комплексы «С-300» туда доставлять (громадные сложности с доставкой и отсутствие полной уверенности, что проблема будет полностью решена).Надо послать в Средиземное море две современные подводные лодки из числа оставшихся ещё в нашем флоте: одну многоцелевую атомную (АПЛ), называемую по американской классификации «Акула», и одну атомную подводную лодку с комплексом крылатых ракет, по американской классификации «Оскар-2».

    При этом руководство нашей страны должно объявить на весь мир: «Любой корабль, надводный или подводный, с которого полетят ракеты или поднимутся самолёты для нанесения ударов по Югославии, будет немедленно уничтожен российскими подводными лодками». Не говоря об отрезвляющей силе такого заявления в чисто политическом смысле, и с оперативно-тактической точки зрения, нанесения скрытного удара по НАТОвской группировке, а, значит, и успешное выполнение стратегической задачи – прекращения бомбёжек Югославии, вполне реально.Посудите сами. Громадный опыт боевой службы советскими подводными лодками во всех морях и океанах в период «холодной войны», а также исторический опыт, связанный с локальными конфликтами в послевоенный период, убедительно свидетельствуют: даже дизельные подводные лодки, а также и атомные первого поколения, несвободные от многих существенных недостатков, зачастую не только успешно преодолевали все противолодочные рубежи наших противников, как в Атлантике, так и в Тихом океане, но только одним своим присутствием вблизи районов конфликтов играли существенную сдерживающую агрессоров роль.
    Блестящим примером, подтверждающим вышесказанное, является несение боевой службы в Средиземном море во время арабо-израильского конфликта в 1973 г. нашей ракетной атомной подводной лодкой (подводная лодка 1-го поколения, 8 крылатых ракет надводного старта с дальностью 500 км). Даже эта «шумящая корова», как её называли сами подводники из-за значительной шумности, скрытно несла боевую службу в районе, буквально кишащем американскими кораблями.
    При этом не только плавала в готовности нанести ракетно-ядерный удар по Израилю, но и, вынужденная часто подвсплывать на перископную глубину для принятия команд из Москвы и передачи информации по обстановке на командный пункт с помощью системы сверхбыстродействующей связи (СБД), ни разу за всё достаточно длительное время не была обнаружена противником. В какофонии гидроакустических шумов, в хаосе радиоизлучений разного рода радиолокационных и связных станций, средств радиоэлектронной борьбы и т.п. никто её не обнаружил.А если бы даже кто-то «засёк» шумы её винтов или радиосистемы, классифицировать, и тем более определить координаты источника излучений, не смог бы. Повторяю: речь идёт об атомной подводной лодке 1-го поколения. А теперь посмотрим на тактико-технические характеристики и боевые возможности вышеназванных проектов ПЛ: «Акула» и «Оскар-2».

    1. «Акула». Глубина погружения рабочая и предельная соответственно 450 и 600 м (примерно вдвое больше, чем у ПЛ 1-го поколения), скорость надводная и подводная соответственно 18 и 35 узлов, автономность – 100 суток, мощность энергоустановки – 43000 л/с., вооружение: ракетный комплекс крылатых ракет подводного старта с 28 ракетами «SSN-21» дальностью 3000 км, скоростью 0,7М, атомной боевой частью по 200 кт. Более 20 самонаводящихся торпед, в том числе реактивные неуправляемые парогазовые торпеды со скоростью до 100 узлов и глубиной поражения цели до 400 м. Одна из самых малошумных АПЛ в мире.
    2. «Оскар-2». Глубина погружения соответственно 420 и 500 м, скорость 15 и 31 узлов, автономность 100 суток, мощность энергоустановки 98000 л/с, вооружение: ракетный комплекс крылатых ракет подводного старта с 24 ракетами «SSN-19» дальностью 555 км, скоростью 1,5М (почти вдвое больше, чем у «Томагавков»), торпедное вооружение примерно такое же, как у ПЛ «Акула».
    Подводные лодки этих проектов оснащены современными навигационными, гидроакустическими, спутниковыми и другими техническими комплексами, в том числе и средствами связи, позволяющими принимать радиосигналы с командного пункта, находясь на рабочей глубине.

    ДВИ-23.jpg

    Как видим, исходя из тактико-технических характеристик (а умения и мастерства использования техники и оружия нашим подводникам не занимать), такая пара подводных атомоходов с высочайшей убедительностью и надёжностью могла бы стать сдерживающим фактором.Одно только осознание штабами НАТО того, что такая пара АПЛ, мощная, мобильная, скрытная, взаимозащищённая, имеющая на вооружении ракетно-торпедное оружие, превосходящее по характеристикам натовское, способна в любой момент не только вспороть «брюхо» («сделать харакири») любому авианосцу, а при необходимости и вообще превратить район нахождения натовской эскадры в кипящий и горящий котёл, в котором с потрохами «сварятся» все их хвалёные корабли, парализовало бы действие этой надводно-подводной натовской армады.Это только сейчас, когда корабли НАТО находятся в полнейшей безопасности, они безнаказанно, спокойно и методично терзают ракетно-бомбовыми ударами мирные города и сёла Югославии.А этот словесный понос всех наших руководителей о необходимости «не допустить», «прекратить», «оказать гуманитарную помощь» – мёртвому припарки. Да и посылка в Средиземное море разведывательного корабля и даже, если Черноморский флот сможет их подготовить, несколько боевых надводных кораблей, ничего не дадут. Наши моряки будут только наблюдать, как вся эта ревущая и гудящая, плавающая и летающая махина наносит удар за ударом по нашим братьям по крови, а ничего реального для их защиты предпринять не смогут.
    Увы, пока в Кремле сидят эти «упыри», югославская земля будет гореть, а славянская кровь будет литься.Теперь по существу заголовка этих заметок. Я не собираюсь подробно писать обо всём флоте, преданном, проданном и без единого сражения «утопленном» и «сданным в плен» нашими «реформаторами». Речь пойдёт только об атомном подводном флоте.
    Кто сказал «застой»?
    Вот несколько сведений, характеризующих подводный флот, который у нас был в период «паритета» с вероятным противником (в 70-е 80-е годы). Этот период можно считать временем величайших достижений в развитии и освоении военно-морской техники и технологий, когда фактически произошёл прорыв, и мы не только выравнялись с США, но и кое в чём превзошли их. С чьей-то подлейшей руки и поганого языка это время стало называться «застойным».В разгар «холодной войны» США постоянно содержали в окружении нас 24 атомных ПЛ с баллистическими ракетами (ПЛАРБ) и 6-7 авианосных ударных групп (АУГ), каждая из которых состояла, кроме ударного авианосца, из нескольких боевых кораблей и вспомогательных судов обеспечения.
    В американской стратегической концепции «массированного возмездия» наличие авианосцев всегда являлось определяющим фактором, а типовая АУГ – достаточно мощным соединением универсального характера. Такая группа обладала противолодочным полем радиусом в 360 км, радиолокационным полем радиусом в 650 км, глубиной удара до 12000 км и мощностью удара в 3400 «хиросимских» атомных бомб.Для противодействия нашим подводным лодкам США и НАТО организовали сеть постоянно действующих противолодочных рубежей, развернули стационарную систему подводного обнаружения «Сосус», вооружили противолодочные самолёты современными системами обнаружения подводных лодок («Джули», «Джезебел», «Сниффер», «Клинкер» и т.д.). Создали системы электронной борьбы и «радиопоглощения» до 50% боевой информации на радиолиниях «ПЛ-берег», серьёзно мешающих использованию оружия.Цель всех этих и других мероприятий: закрыть наши морские силы в базах, не дать прорваться им в Атлантику и Тихий океан, тем более, не допустить наши ПЛ к берегам США на дистанцию использования оружия.

    Частично выполнить эту задачу им удалось. В целом США и НАТО держали под своим контролем почти 40% акватории Атлантики (8 млн. кв. км) и 16,5% – Тихого океана (13 млн. кв. км). К тому же 70% в среднем ежегодно проводимых учений ВМС отводилось борьбе с силами нашей боевой службы.Советское правительство и руководство Министерства обороны и ВМФ приняли соответствующие меры. Благодаря индустриальной базе, заложенной ещё в сталинские времена, колоссальному научно-техническому потенциалу, самоотверженной работе наших учёных, инженеров, рабочих, офицеров и матросов в относительно короткие сроки был не только создан, но освоен и успешно начал действовать мощный океанский подводный флот, вначале отстававший по некоторым тактико-техническим характеристикам, а затем не только сравнявшийся, а по части показателей и превысивший подводные силы вероятного противника.
    В 1962 г. впервые в истории нашего флота вышла на боевую службу к Тихоокеанскому побережью США советская подводная лодка стратегического назначения. Это была дизельная подводная лодка «К-126» проекта 629, вооружённая всего лишь тремя баллистическими ракетами с надводным стартом, но с боевыми головными частями колоссальной мощности, способная с расстояния в несколько сот километров нанести удар по таким, например, объектам США, как Сан-Франциско, Сан-Диего или Бремерток.
    Несмотря на невысокие возможности по скорости, необходимость подвсплывать в перископе, а иногда и в надводное положение для подзарядки аккумуляторных батарей, вынужденность длительное время следовать под РДП (работа дизелей под водой), подводная лодка в течение почти 3-х месяцев плавания в автономном режиме не только успешно преодолела все противолодочные рубежи, но и почти 30 суток несла скрытное боевое дежурство в районе боевого патрулирования в готовности нанести ядерный удар. Автор об этом боевом патрулировании знает не понаслышке, так как был штурманом ПЛ в этом походе.

    Затем регулярно стали нести боевую службу подводные лодки с баллистическими ракетами не только дизельные, но и атомные. Когда же (в 1974 г.) на боевую службу вышли ракетные подводные крейсеры стратегического назначения (РПКСН) проекта «667А» с 16 межконтинентальными баллистическими ракетами, а особенно РПКСН «667Б» (Дельта-1) с ракетами «SSN-21», дальностью 9100 км, стало ясно, что защитного океанского барьера США больше не имеют.С принятием на вооружение РПКСН 3-го поколения «Дельта-4» с 16 ракетами «SSN-23», дальностью 8900 км, 4 разделяющимися боевыми частями и ядерным зарядом по 100 кт каждая, а также «Тайфун» с 20 ракетами «SSN-20», дальностью 8300 км с 10 разделяющимися боевыми частями по 100 кт, наши морские стратегические ядерные силы без захода в зоны противолодочной обороны и без необходимости преодолевать противолодочные рубежи смогли держать под ядерным прицелом более 1200 наземных объектов НАТО и США. К этому времени наш флот имел возможность держать на боевой службе одновременно до 14 РПКСН.
    Начиная с 1964 г., была поставлена под контроль силами боевой службы (многоцелевыми АПЛ, надводными кораблями и авиацией) деятельность и американских авианосных ударных групп. Как в Атлантике и в Тихом океане, так и в Индийском океане и в Средиземном море плавание этих соединений начало постоянно отслеживаться, общее время слежения доходило до 600 суток, время беспрерывного слежения подводными лодками достигало 50 суток, что в среднем составило по всем флотам коэффициент слежения 0,7 (70% времени плавания АУГ в морях и океанах они находились под нашим контролем). С 1967 по 1993 г. только многоцелевые атомные подводные лодки совершили 2133 похода на боевую службу, пройдя неоднократно все океаны (в том числе и Северный Ледовитый) и 49 морей.

    Конечно, как «ядерный паритет», так и контроль за авианосными ударными соединениями стали возможны не только благодаря достижениям нашей науки и промышленности, но и в результате высокого мастерства, а вернее, искусства штабов, командиров ПЛ и всего личного состава флота, искусства управления кораблями и использования различного рода сложнейших технических комплексов и оружия.Безусловно, всё это было достигнуто неимоверным трудом как создателей подводных сил, так и личного состава флота.К большому сожалению, не обходилось и без всякого рода аварий, в том числе и с трагическими последствиями. Только за 5 лет, с 1987 по 1991 г., произошло 27 аварий на подводных лодках.
    Начиная с 1961 г., в нашем флоте погибло 6 подводных лодок, 3 из которых атомные.Например, в 1968 г. погибла со всем экипажем в 98 человек ПЛ «К-129». Лодка погибла в Тихом океане во время несения боевой службы. (Автор имел честь быть на ней в качестве штурмана на её последнем перед боевой службой т.н. «контрольном» выходе). В 1989 г. в Норвежском море погибла многоцелевая атомная подводная лодка «Комсомолец» с 42 членами экипажа.
    Главная ценность – люди
    Личный состав подводного флота всегда считался «золотым фондом» наших вооружённых сил. В тяжёлых, иногда в неимоверно тяжёлых, условиях как в тропических, так и в полярных районах он с честью выполнял свой долг. Зачастую подводники совершали настоящие подвиги.Например, плавание на боевой службе в Индийском океане на дизельных ПЛ и АПЛ первого поколения: неимоверная жара в отсеках и недостаточность кислорода в подводном положении (использование средств регенерации воздуха только повышает температуру и пожаровзрываемость), отёк ног из-за малой подвижности длительное время, появление на теле членов экипажа различного рода язв, опухание и посинение лиц от угарных газов кипящего электролита, головные боли от повышенной концентрации углекислого газа, опасность пожаров и взрывов от повышенной концентрации водорода, необходимость плавания в штормовых условиях в опаснейшем режиме под РДП (работа дизеля под водой).
    Подводная лодка, находясь в перископном положении, становится не только «слепой», но и «глухой»: использование радиолокационной станции не допускается по соображениям скрытности, а в перископ, поминутно захлёстываемый волной, в ночных условиях мало что увидишь; из-за работы своих дизелей и шума волн в приповерхностном слое воды гидроакустики ничего не слышат, а использование гидроакустических средств в активном режиме (на излучение) опять же из-за необходимости скрытности не разрешается.
    При этом большая опасность существует в случае «провала» ПЛ на глубину более предусмотренной режимом РДП: шахта воздухозаборного отверстия может быть захлёстнута водой в случае малейшей заминки с действиями по «срочному погружению» и переходом к движению под электромоторами. И в таких условиях нередко наши подводники несли службу по несколько месяцев.

    При плавании подо льдами Арктики другого рода опасности: невозможность быстрого всплытия в надводное положение при нахождении ПЛ под паковым льдом в несколько метров толщиной в случае пожара и аварии, опасность столкновения с айсбергами (например, в центре моря Баффина в 1984 г. РПКСН «К-279» проекта 667Б, выполняя задачи боевой службы, столкнулась с айсбергом на глубине 197 м и на скорости 7 узлов провалилась на глубину 287 м. К счастью, всё обошлось благополучно).Особые сложности испытывали все атомные подводные лодки при плавании подо льдами в мелководном Чукотском море. Глубина местами не превышала 50 м, а при наличии т.н. «блуждающих» отмелей с осевшими на них огромными ледовыми массами зачастую проход становится вообще невозможным. Иногда сверху над лодкой был лёд в 11-15 м, между ним и лодкой 3-4 м свободной воды и под килем оставалось 4-5 м.
    Лодка практически «ползла на брюхе», что чрезвычайно опасно из-за потери возможности управления автоматически, а также из-за риска засасывания грунтовой грязи эжекторами, а, значит, возможности загубить систему охлаждения реакторов. Всё это требовало высочайшего напряжения физических и моральных сил.Освоение Арктики – это целая отдельная эпопея, заслуживающая изучения историками. Вот только два факта: за всё это время, начиная с первых подлёдных плаваний в 50-е годы, наши подводники в общей сложности выполнили более 300 арктических походов (у американских – менее 30) и более 30 переходов группами и в одиночку подо льдами Арктики и Северного флота на Тихоокеанский и обратно.

    Убеждён, что когда-нибудь станут достоянием широкого круга читателей, всего нашего народа героические страницы истории нашего подводного флота, связанные с выполнением подводниками своего интернационального долга. События в Венгрии и Египте в 1956 г., в Индийском океане в 1959-1964 гг., Карибском море в 1971-1972 гг., агрессия США во Вьетнаме в 1964-1975 гг., события в Чехословакии в 1968 г., арабо-израильские войны в 1967 г. и в 1973 г., китайско-вьетнамский конфликт в 1979 г. Участие наших ПЛ выражалось не только в развёртывании в районе боевого предназначения и в выполнении роли сдерживающего фактора, а также непосредственного усиления воевавших флотов в рамках оказания военно-технической помощи нашим друзьям.В общей сложности с 1956 г. по 1979 г. участие в этих событиях приняли 112 наших подводных лодок различных проектов. В целом, за послевоенное время за свои выдающиеся подвиги 74 подводника получили звание Героя Советского Союза и Российской Федерации.


    Таким был наш подводный флот ещё несколько лет назад. Весь мир уважал нас и считался с нами (разумеется, не только из-за могучего подводного флота).Увы! Всё это было. А что же теперь? Вот только некоторые сведения из истории создания и уничтожения подводных лодок стратегического назначения.Не каждому, наверное, известно, что 16 сентября 1956 г. является днём рождения морских стратегических сил нашей Родины. В этот день впервые в мире с подводной лодки «Б-67» проекта 611 стартовала баллистическая ракета Р-11ФМ, созданная под руководством С.П. Королёва. Стартовый вес ее – 5,47 т, длина – 10,3 м, диаметр – 0,88 м. Ракета с жидкостным двигателем, одноступенчатая, с моноблочной головной частью, надводным стартом, дальностью стрельбы – 150 км. Это была «первая ласточка».
    К началу развёртывания т.н. «реформ», а вернее началу буржуазной контрреволюции, в нашей стране было разработано и принято на вооружение флота 7 типов комплексов баллистических ракет, последние из которых имеют дальность более 9000 км; головные части некоторых из них состоят из 10 разделяющихся блоков, каждый мощностью по 100 кт. По всем основным показаниям: дальности и точности, количеству и мощности боеголовок, надёжности, залповости и скорострельности, ракеты последнего поколения не только не уступали ракетам наших вероятных противников, но и превосходили их.

    Имея на вооружении флота такие подводные ракетоносцы, как РПКСН «Дельта-4» и «Тайфун», а также для обеспечения боевой устойчивости и безопасности – многоцелевые атомные подводные лодки «Акула», наша страна обладала практически неуязвимыми, мобильными стартовыми комплексами. Будучи развёрнутыми, например, по одному РПКСН в Белом и Охотском морях, надёжно прикрытыми «Акулами», периодически сменяясь однотипными РПКСН, они круглосуточно и круглогодично могли держать под прицелом одновременно до 400 наземных объектов противника.Также ракетоносцы могли успешно выполнить боевую задачу (произвести ракетный залп) из любого района мирового океана, как из морей Арктики, покрытых льдом, так и непосредственно из мест своего базирования, стоя у причалов, как из надводного, так из подводного положения и даже лёжа на грунте, при необходимости.
    Находясь в «закрытых» от противолодочных сил противника районах боевого патрулирования, РПКСН имели абсолютную выживаемость. Посудите сами: например, чтобы уничтожить такой ракетоносец в Охотском море, надо «перепахать» ракетами или глубинными авиационными бомбами примерно 1,5 млн. кв. км площади. Имея средства связи, позволяющие РПКСН в любое время, в независимости от глубины патрулирования, получить сигнал на применение оружия с управляющего командного пункта, они способны через несколько минут после команды произвести пуск ракет.Надёжность получения такого сигнала обеспечивалась ещё и наличием резервной (мобильной) системной связи. Надёжность работы режима комплексов подтверждена пуском в общей сложности нескольких сот ракет подводными лодками за время их боевой подготовки.1990 г. можно назвать годом триумфа и трагедии наших морских стратегических сил. В этом году впервые в мире был произведён залп полным боекомплектом (16 ракет) РПКСН типа «Дельта-4».
    Разгром
    Всё! Больше с 1990 г. ни один РПКСН не вошёл в строй. Единственный стратегический ракетоносец «Юрий Долгорукий», заложенный в 1996 г. на Северном машиностроительном заводе в Северодвинске, со строительством задерживается, разработка ракетного комплекса для него находится в зачаточном состоянии. Более того, даже многоцелевая АПЛ четвёртого поколения «Северодвинск», закладка которой с такой помпой была организована в присутствии высокочтимого прохиндея Чубайса, также задерживается с выходом из завода.Горечи и возмущения нет предела, если вспомнить, что ещё совсем недавно наша промышленность способна была в один год спускать на воду по несколько атомных ПЛ, в том числе по 2-4 РПКСН. Будучи в одной из командировок в Северодвинске, автор своими глазами видел более 20 атомных ПЛ, находящихся одновременно в нескольких цехах в различной стадии постройки.А ведь кроме Северодвинска, заводы, строящие АПЛ, были в Комсомольске, Ленинграде, Горьком. Существовала целая сеть достроечных и ремонтных заводов на всех флотах. Была отработана сложнейшая система постройки, оснащения, доводки, отработки использования систем и оружия, обучения экипажей для этого.
    Разумеется, во всём этом, начиная с самого высокого уровня управления реализацией курса на создание океанского флота, и кончая отсутствием чёткой системы заказов запасных частей, их учёта, складирования и т.д., была масса недостатков. Особенно большой вред, колоссальные неоправданные затраты принесла волюнтаристская, бюрократическая система принятия решений из-за пренебрежения некоторыми высокими лицами, стоящими во главе Министерства обороны и ВМФ, к методам и правилам военной системотехники, искусству организации создания больших организационно-технических систем

    Так, например, было построено неоправданно много проектов атомных лодок (17 серий, без учёта опытных), резко отставало строительство системы базирования, часто не обеспечивалось высокое качество строительства. Тем не менее, океанский атомный ракетно-ядерный флот, полноценная составляющая «триады» – ядерного паритета, был создан.После катастрофы 1991 г. за неполные 6 лет (1991-1997 гг.) списано 73 атомные подводные лодки. Всё логично и объяснимо, когда происходит плановое списывание и замена кораблей, выработавших моторесурс и выслуживших основные сроки, как это было сделано с АПЛ 1-го поколения. Но речь идёт об АПЛ второго поколения, которые могли бы быть в строю ещё лет 10-15, а то и более. Именно после появления АПЛ второго поколения американцы были вынуждены отказаться от патрулирования своих ПЛАРБ в приполюсных районах. Что же говорить об АПЛ 3-го поколения, новейших АПЛ (АПЛ 4-го поколения ещё не построено ни одной и в ближайшие годы не предвидится)?

    В таблице показаны некоторые характеристики списанных АПЛ 3-го поколения.

    таблица.jpg

    Кроме указанного в таблице основного оружия, все эти АПЛ имеют на вооружении мощные, быстрые и дальноходные самонаводящиеся торпеды различных типов, оснащены современными навигационными, гидроакустическими и связными комплексами. Всё это позволяет им скрытно и долго нести боевую службу в любых районах мирового океана, а в случае необходимости, нанести сокрушительный и точный удар, куда потребуется.Практически это одни из лучших в мире атомных подводных флотов. Из 62 ракетных подводных крейсеров стратегического назначения, имевшихся к началу 90-х годов, осталось только около 20, да и то 70% из них нуждаются в серьёзном ремонте.
    С учётом того, что ВМФ, даже и при колоссальной убыли кораблей, на обслуживание оставшихся получает не более 30% средств от предусмотренного планами, в течение ближайших 2-5 лет, а практически к 2000 г. полностью будет израсходован технический ресурс основного оборудования морских ядерных сил, запас активных зон реакторов РПКСН, ресурс основных технических комплексов.А так как работа по продлению сроков эксплуатации ракет и корабельных систем из-за отсутствия средств не ведётся, то можно считать, что точка в развитии морских ядерных сил нашей страны уже поставлена.Гибель всего лишь одного корабля в море считается большой трагедией, а здесь всего за несколько лет с 1991 г. угроблено несколько сот кораблей и вспомогательных судов, в том числе 13 авианесущих и ракетных крейсеров, более 30 больших противолодочных кораблей (по американской классификации – крейсеров) и эсминцев, примерно 135 подводных лодок различных классов. Как это по-другому назвать, если не катастрофой?

    Разбазаривание и развал промышленности дошли до такой степени, что даже такие большие промышленные гиганты, как Ленинградский Балтийский завод, не могут обеспечить своевременный выход одного лишь экспортного заказа (дизельная подводная лодка для Индии или Китая) потому, что, например, нет главного распределительного щита (ГРЩ) для установки на ПЛ. Чтобы не сорвать выполнения заказа, специалисты завода (кстати, прекрасные специалисты, ещё не успевшие разбежаться) вынуждены собирать ГРЩ из останков испытательного стенда, несколько лет назад демонтированного и выброшенного из лаборатории.Самые высокие достижения физики, химии, космонавтики, гидродинамики, металлургии в создании ядерных реакторов и корабельных двигателей, различного рода технических систем и оружия, в использовании гидравлики и оптики, автоматики и вычислительной техники – всё было востребовано и использовалось при создании современного флота. И всё, практически всё «лежит на боку», как выражается один известный политический деятель.

    6.jpg

    Как и почему это случилось?
    На эту тему многое писано-переписано, многое ещё будет написано и сказано. Главная причина, конечно, налицо: беспримерное предательство интересов Родины на самых высших ступенях государственной лестницы, начиная с «общечеловека» – иуды Горбачёва и «борца с привилегиями» Ельцина и кончая «быкомордыми» начальниками всех мастей в Министерстве обороны и руководстве ВМФ. Откровенное предательство за «зелёные» одних, тупость и боязнь потерять комфортные кресла из-под своих задниц других, безалаберности и разгильдяйства третьих, непонимание трагичности происходящего и равнодушие четвёртых.А за всем этим – «руководящая и направляющая» рука т.н. «мирового правительства» во главе с руководством самого бандитского государства за всю историю человечества – Соединёнными Штатами Америки.
    Теперь только идиот не способен понять, что главная цель этой «реформаторской эпопеи» – развалить СССР, а затем уничтожить Россию. И эта цель практически во многом уже достигнута.В результате этого гнусного предательства и бардака, возникшего в связи с ним в стране, наш доблестный подводный флот опущен на такую глухую глубину, с которой он сможет подняться только после того, как поганой метлой будет выметена из Кремля эта руководящая шайка, а из страны – вся эта политическая шпана, её обслуживающая, вместе со всякого рода «олигархами», лакеями и холуями всех мастей и разрядов.
    Да и после ликвидации этого предательского бандитско-воровского режима понадобится минимум лет 20, чтобы флот наш поднялся со дна на «рабочую глубину» («рабочая глубина» – это такая глубина погружения ПЛ, при которой гарантируется устойчивая работа всех технических систем, а личный состав ощущает атмосферу надёжности и безопасности, обеспеченных не только совершенством техники, но и обострённым вниманием, максимальной собранностью и сплочённостью экипажа).
     
    dok нравится это.
  12. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.461.506.447.986
    Stirik, 11 окт 2017

    Исполнилось 60 лет испытаниям на Новой Земле первой советской торпеды с ядерным зарядом Т-5. Взрыв выпущенного подлодкой С-144 боеприпаса уничтожил небольшую эскадру из двух субмарин, двух тральщиков и пары эсминцев. Мощность взрыва составила 10 килотонн. Первое испытание Т-5 прошло двумя годами ранее, 21 сентября 1955 года и стало первым произведенным в СССР подводным атомным взрывом и боевым крещением только что построенного ядерного полигона Новая Земля


    В начале 50-х годов, после испытаний первой советской атомной бомбы конструкторы бредили ядерным оружием. Дальше других в мечтах пошел Андрей Сахаров: помимо водородной Царь-бомбы, испытанной на Новой Земле в 1961 году, он предложил создать гигантскую торпеду Т-15 с термоядерным зарядом мощностью 100 мегатонн, способным в одиночку разрушить значительную часть побережья США вместе со всей инфраструктурой.

    1357962275_t5_01.jpg

    По замыслу Сахарова приводить в движение 24-метровую торпеду должен прямоточный атомный реактивный двигатель. Однако уровень технологий тех лет не позволял создать подобную силовую установку, а запас хода на аккумуляторах составлял 30 километров. Да и моряки, узнав о деталях проекта, энтузиазма не проявили. Гигантский аппарат для запуска Т-15 занимал половину объема подлодки, делая ее "кораблем одного выстрела", а после выхода торпеды существовал риск гибели субмарины из-за потери остойчивости.
    Поэтому проект сократили до обычной парогазовой торпеды калибра 533 мм с ядерным зарядом мощностью три килотонны. Первые испытания выглядели эффектно - о них по секретному постановлению Совмина СССР сняли не менее секретный фильм, - но в плане боевой эффективности оказались не очень.Подводный ядерный взрыв полностью уничтожил стоявший прямо над торпедой тральщик-носитель. Стоявший в 300 метрах от эпицентра эсминец "Реут" затонул от удара поднятого взрывом столба воды. Находившаяся в 500 метрах подлодка С-81 (трофейная U-1057) получила тяжелые повреждения и полностью вышла из строя. Остальные восемь установленных вокруг Т-5 кораблей отделались вмятинами и небольшими протечками.
    Испытания показали, что при правильном построении корабельного ордера - соблюдении максимальной дистанции, - ядерной торпеды недостаточно для его уничтожения. По итогам теста Т-5 была усовершенствована противоатомная защита строящихся кораблей. Улучшили и саму торпеду - да так, что два года спустя она утопила шесть кораблей одним взрывом.

    Вот как вспоминает картину взрыва запущенной с подложки ядерной торпеды старший лейтенант флота в отставке, ветеран подразделений особого риска Иван Боев:
    - За гибелью наших кораблей мы наблюдали с расстояния 18 км. (там везде ровная скальная поверхность). Нам сказали, что подводный взрыв не опасен: излучения-то нет! И мы выстроились и смотрели. Из воды поднялся столб воды, пара, дыма и осколков кораблей и стал расти, вырос километра на три, — из его макушки образовалась «шапка»…Гриб получился! И только потом — ужасный грохот по всей акватории. Затонули все корабли. Подлодкам продували балласт, но они не всплыли: повреждение корпуса. У ученых праздник, — испытания прошли успешно, — старшего качают, аплодируют. А мы стоим — и слезы катятся… Как осиротели… Утром все экипажи построили в одну шеренгу, объявили благодарность и спросили, какое поощрение кто хочет. Давали медали, деньги и отпуска. Я взял 100 рублей: на «дембель» готовился.

    730707_600.png

    В 1958 году Военно-морской флот принял торпеду Т-5 на вооружение. Данные торпеды выпускались малыми сериями для Северного и Тихоокеанского флотов на заводе имени Кирова (Алма-Ата). Производство торпед было прекращено в конце 1960 года. В июне 1960 год на Тихом океане были проведены их контрольные испытания в инертном снаряжении. Причин прекращения производства торпед Т-5 было несколько. Во-первых, сжатые сроки разработки довольно сильно сказались на ходовых качествах и надежности торпеды, поэтому она по многим параметрам уступала уже состоявшим на вооружении торпедам. Во-вторых, и это, наверное, главное, в конце 1960 года на вооружение начали поступать 533-миллиметровые АСБЗО (автономные специальные боевые зарядные отделения) для серийных моделей торпед. Разработку АСБЗО мощностью 20 килотонн начали согласно Постановлению Совета министров СССР от 13 февраля 1957 года в КБ-25 Минсредмаша СССР и НИИ-400 Минсудпрома СССР. Именно принятие на вооружение АСБЗО послужило концом для специальных ядерных торпед.
     
    dok нравится это.
  13. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.461.506.447.986
    Stirik, 21 окт 2017

    В конце 70-х – начале 80-х годов XX века все мировое «демократическое» сообщество грезило под эйфорией голливудских «Звездных войн». В то же самое время за «железным занавесом» под пологом строжайшей секретности советская «империя зла» потихоньку-полегоньку претворяла голливудские мечты в реальность. Советские космонавты летали в космос, вооруженные лазерными пистолетами–«бластерами», проектировались боевые станции и космические истребители, а по матушке-Земле поползли советские «лазерные танки».

    Одной из организаций, занимавшейся разработкой боевых лазерных комплексов, являлось НПО «Астрофизика». Генеральным директором «Астрофизики» был Игорь Викторович Птицын, а Генеральным конструктором – Николай Дмитриевич Устинов, сын того самого всемогущего члена Политбюро ЦК КПСС и, по совместительству, Министра Обороны – Дмитрия Федоровича Устинова. Имея столь мощного покровителя, «Астрофизика» практически не испытывала никаких проблем с ресурсами: финансовыми, материальными, кадровыми. Это не замедлило сказаться – уже в 1982 году, без малого через четыре года после реорганизации ЦКБ в НПО и назначения Н.Д. Устинова генеральным конструктором (до этого он руководил в ЦКБ направлением по лазерной локации) былСЛК 1К11 «Стилет».
    Задачей лазерного комплекса было обеспечение противодействия оптико-электронным системам наблюдения и управления оружием поля боя в жестких климатических и эксплуатационных условиях, предъявляемых к бронетехнике. Соисполнителем темы по шасси выступило конструкторское бюро «Уралтрансмаша» из Свердловска (ныне г. Екатеринбург) – ведущий разработчик практически всей (за редким исключением) советской самоходной артиллерии.

    Под руководством Генерального конструктора «Уралтрансмаша» Юрия Васильевича Томашова (директором завода тогда был Геннадий Андреевич Студенок) лазерная система была смонтирована на хорошо проверенном шасси ГМЗ – изделия 118, которое ведет свою «родословную» от шасси изделия 123 (ЗРК «Круг») и изделия 105 (САУ СУ-100П). На «Уралтрансмаше» было изготовлено две несколько отличающихся между собой машины. Отличия были связаны с тем, что в порядке наработки опыта и экспериментов лазерные системы были не одинаковыми. Боевые характеристики комплекса были по тем временам выдающимися, они и в настоящее время отвечают требованиям ведения оборонно-тактических операций. За создание комплекса разработчикам были присуждены Ленинская и Государственная премии.
    потенциальными целями СЛК 1К11 «Стилет» было оптико-электронное оборудование танков, самоходных артиллерийских установок и низколетящих вертолетов. После обнаружения установка производила лазерное зондирование объекта, пытаясь найти оптические системы по бликующим линзам. Затем СЛК поражал их мощным импульсом, ослепляя или даже выжигая фотоэлемент, светочувствительную матрицу либо сетчатку глаза прицелившегося бойца. Наведение лазера по горизонтали осуществлялось поворотом башни, по вертикали - с помощью системы точно позиционируемых крупногабаритных зеркал.
    Комплекс «Стилет» был принят на вооружение, но по ряду причин серийно не выпускался. Две опытные машины так и остались в единственных экземплярах. Тем не менее, их появление даже в условиях жуткой, тотальной советской секретности не осталось незамеченным американской разведкой. В серии рисунков, изображавших новейшие образцы техники Советской Армии, представленных Конгрессу для «выбивания» дополнительных средств министерству обороны США был и весьма узнаваемый «Стилет».

    Формально этот комплекс находится на вооружении и по сей день. Однако о судьбе опытных машин долгое время ничего не было известно. По завершению испытаний они оказались фактически никому не нужны. Вихрь развала СССР разбросал их по постсоветскому пространству и довел до состояния металлолома. Так, одна из машин в конце 1990-х – начале 2000-х годов была опознана историками-любителями БТТ на утилизации в отстойнике 61-го БТРЗ под Санкт-Петербургом. Вторую, десятилетие спустя, так же ценители истории БТТ обнаружили на танкоремонтном заводе в Харькове
    В обоих случаях лазерные системы с машин были давно демонтированы. У «питерской» машины сохранялся только корпус, «харьковская» «телега» находится в лучшем состоянии. В настоящее время силами энтузиастов при согласовании с руководством завода предпринимаются попытки ее сохранения с целью последующей «музеефикации». К сожалению, «питерская» машина, по всей видимости, к настоящему времени утилизирована: «Что имеем, не храним, а потерявши плачем…».

    Годом позже на вооружение был сдан СЛК "Сангвин", отличающийся от предшественника упрощенной системой наведения на цель, что положительно сказалось на поражающей способности оружия. Однако более важным нововведением стала увеличенная подвижность лазера в вертикальной плоскости, так как этот СЛК предназначался для поражения оптико-электронных систем воздушных целей. Во время испытаний "Сангвин" продемонстрировал способность стабильно определять и поражать оптические системы вертолета на дистанции более 10 километров. На близких расстояниях (до 8 километров) установка полностью выводила из строя прицелы противника, а на предельных дальностях ослеплял их на десятки минут.

    [​IMG]

    Комплекс устанавливался на шасси зенитной самоходной установки "Шилка". На башне также монтировались маломощный зондирующий лазер и приемное устройство системы наведения, фиксирующее отражения луча зондировщика от бликующего объекта.К слову, в 1986 году на наработках "Сангвина" был создан корабельный лазерный комплекс "Аквилон". Он имел преимущество перед наземным СЛК в мощности и скорострельности, поскольку его работу обеспечивала энергетическая система военного корабля. "Аквилон" был предназначен для вывода из строя оптико-электронных систем береговой охраны противника.

    В 1990 году советские конструкторы представили опытный образец самоходного лазерного комплекса (СЛК) 1К17 "Сжатие", который спустя почти два года государственных испытаний был рекомендован к принятию на вооружение.Сверхсекретная машина (многие использованные в ней технологии до сих пор находятся под грифом секретности) была призвана оказывать противодействие оптико-электронным приборам противника. Ее разработкой занимались сотрудники НПО "Астрофизика" и свердловского завода "Уралтрансмаш". Первые отвечали за техническую начинку, перед вторыми стояла задача приспособить платформу новейшей по тем временам самоходки 2С19 "Мста-С" под впечатляющих размеров башню СЛК.

    Лазерная установка "Сжатия" является многодиапазонной - она состоит из 12 оптических каналов, каждый из которых обладает индивидуальной системой наведения. Такая конструкция практически сводит на нет шансы противника защититься от атаки лазера при помощи светофильтра, который может блокировать луч определенной частоты. То есть, если бы излучение осуществлялось из одного или двух каналов, то командир вражеского вертолета или танка, используя светофильтр, мог бы блокировать "ослепление". Противодействовать же 12 лучам разной длины волны почти невозможно.Помимо "боевых" оптических линз, расположенных в верхнем и нижнем рядах модуля, в середине расположены объективы систем прицеливания. Справа находится зондирующий лазер и приемный канал автоматической системы наведения. Слева - дневной и ночной оптические прицелы. Причем для работы в темное время суток установка оснащалась лазерными подсветчиками-дальномерами.
    Для защиты оптики во время марша лобовая часть башни СЛК закрывалась бронированными щитками.Как отмечает издание "Популярная механика", в свое время был распространен слух о 30-килограммовом кристалле рубина, специально выращенном для использования в лазере "Сжатия". В действительности же в 1К17 применялся лазер с твердым рабочим телом с люминесцентными лампами накачки. Они достаточно компактны и доказали свою надежность, в том числе и на зарубежных установках.

    4_21.jpg

    С наибольшей вероятностью рабочим телом в советском СЛК мог служить алюмоиттриевый гранат, легированный ионами неодима - так называемый YAG-лазер.Генерация в нем происходит с длиной волны 1064 нм - излучение инфракрасного диапазона, в сложных погодных условиях менее подверженное рассеиванию по сравнению с видимым светом.YAG-лазер в импульсном режиме может развивать внушительную мощность. Благодаря этому на нелинейном кристалле можно получить импульсы с длиной волны вдвое, втрое, вчетверо короче исходной. Таким образом и формируется многодиапазонное излучение.
    К слову, башня лазерного танка была значительно увеличена по сравнению с основной для САУ 2С19 "Мста-С". Помимо оптико-электронного оборудования в задней ее части размещаются мощные генераторы и автономная вспомогательная силовая установка для их питания. В средней части рубки находятся рабочие места операторов.Скорострельность советского СЛК остается неизвестной, поскольку нет сведений о времени, необходимом для зарядки конденсаторов, обеспечивающих импульсный разряд на лампы.
    К слову, наряду с основной своей задачей - вывод из строя электронной оптики противника - СЛК 1К17 мог применяться для прицельного наведения и обозначения целей в условиях плохой видимости для "своей" техники."Сжатие" стало развитием двух более ранних вариантов самоходных лазерных комплексов, которые разрабатывались в СССР с 1970-х годов.

    1000_d_850.jpg
    .
     
    dok нравится это.
  14. dok

    dok _

    Репутация:
    1.496.676.683.144
    dok, 22 окт 2017
    В 60-х годах прошлого века и в США, и в СССР велись секретные работы по созданию сверхмалых ядерных зарядов. Разрабатывались спецпатроны калибра 14,5 и 12,7 мм для крупнокалиберных пулеметов, а также патроны калибра 7,62 мм. Радикального уменьшения размеров, веса и сложности конструкции удалось достичь благодаря применению экзотического трансуранового элемента калифорния – точнее, его изотопа с атомным весом 252.
    [​IMG]


    [​IMG]
    После обнаружения этого изотопа физиков ошеломило то, что основным каналом распада у него было спонтанное деление, при котором вылетало 5–8 нейтронов (для сравнения: у урана и плутония – 2 или 3). Первые оценки критической массы этого металла дали фантастически малую величину – 1,8 грамма!

    Каждая пуля выделяла при взрыве энергию, равную, в среднем, взрыву 300 кг тротила. Весьма интересен был эффект от попадания атомной пули в танк или здание.

    Даже если активная броня современных танков не позволяла такому боезаряду пробить защиту насквозь, то энергия цепной реакции буквально испаряла кусок брони танка, а остальная часть танка расплавлялась: гусеницы и башня намертво приваривались к корпусу.

    Попав же в кирпичную стену, атомная пуля испаряла около кубометра кладки, и здание обрушивалось. При этом взрывная волна была на порядок слабее, чем у взрывчатки той же мощности.

    В распоряжении ученых были лишь микрограммы этого очень редкого материала. Получать калифорний было очень сложно и очень дорого. К тому же, пуля получилась тяжелой, и для того чтобы сохранить баллистику, пришлось изготовить и специальный порох, который давал пуле правильный разгон в стволе.

    Другая проблема этого боезапаса - тепловыделение. Все радиоактивные элементы выделяют тепло, и чем меньше период полураспада, тем сильнее они разогреваются.

    Пуля с калифорниевым сердечником выделяла около 5 ватт тепла. Из-за разогрева менялись характеристики взрывчатки и взрывателя, а при сильном разогреве пуля могла застрять в патроннике или в стволе, или, что еще хуже, самопроизвольно сдетонировать.

    [​IMG]
    Поэтому патроны хранились в специальном холодильнике, представлявшем собой массивную (толщиной около 15 см) медную плиту с гнездами под 30 патронов. В каналах между гнездами под давлением циркулировал жидкий аммиак, снижая температуру пуль до минус 15 градусов.

    Эта холодильная установка потребляла около 200 ватт электропитания и весила примерно 110 кг, что требовало специального автомобиля для перевозки.

    Однако, даже замороженную до минус 15 пулю нужно было использовать в течение не более чем 30 минут после извлечения из термостата: зарядить в магазин, занять позицию, выбрать нужную цель и выстрелить.

    Если это не происходило вовремя, патрон нужно было вернуть в холодильник и снова охладить. Если же пуля пробыла вне холодильника больше часа, то она подлежала утилизации.

    Другим непреодолимым недостатком стала непредсказуемость результатов. Энергия при взрыве каждого конкретного экземпляра колебалась от 100 до 700 килограммов тротилового эквивалента в зависимости от партии, времени и условий хранения, а главное – материала цели, в которую попадала пуля.

    Ударная волна получалась довольно слабой по сравнению с химической взрывчаткой такой же мощности, а вот радиация, наоборот, получала намного большую долю энергии.

    Из-за этого стрелять нужно было на максимальную прицельную дальность пулемета. Но даже и в этом случае стрелок мог получить большую дозу облучения.

    Срок хранения уникальных калифорниевых пуль не превышал шести лет, так что ни одна из них не дожила до нашего времени. Калифорний из них был изъят и использован для чисто научных целей, таких, например, как получение сверхтяжелых элементов.
    Источник: http://fishki.net/1652578-istorija-sozdanija-atomnoj-puli.html © Fishki.net
     
    Последние данные очков репутации:
    Stirik: 792.580.884 Очки 27 ноя 2018
    Stirik нравится это.
  15. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.461.506.447.986
    Stirik, 23 окт 2017
    В продолжение уже начатой темы

    «Царь-торпеда» и план академика Сахарова

    В разгар холодной войны 12 августа 1953 года были произведены успешные испытания нового советского оружия чудовищной разрушительной силы – термоядерной бомбы. Один из создателей этой бомбы, недавно избранный действительным членом Академии наук СССР, 32-летний Андрей Дмитриевич Сахаров предложил в качестве «средства доставки» использовать разрабатываемые атомные подводные лодки проекта 627, оснастив каждую из них гигантской торпедой под термоядерный 100-мегатонный заряд (примерно в 6000 раз мощнее бомбы, сброшенной на Хиросиму). По замыслу молодого академика взорванные у океанских берегов США эти торпеды должны были вызвать цунами невиданной мощи, высотой 300 метров, которые просто смыли бы американские города, нанеся США невосполнимый ущерб…

    Начались проектные разработки, суперторпеда получила шифр Т-15. Руководство Военно-Морского флота СССР выступило против «людоедского» оружия, однако торпеда Т-15 вошла как в эскизный проект (1953 год), так и в технический проект 627 (1954 год). В соответствии с проектом, огромная торпеда весила 40 тонн, имела длину 23,55 метра и калибр 1550 мм. Продолжающиеся возражения руководства ВМФ возымели действие в 1955 году, когда технический проект 627 был откорректирован: боекомплект подлодки составил 20 торпед, из них восемь – 533-мм торпеды Т-5, несущие тактическое ядерное оружие. После этого работы над торпедой Т-15 были прекращены…Существует версия, что академик Сахаров лишь в конце 1961 года предложил свой план «смытия Америки» и - идею «реанимировать» разработку суперторпеды Т-15. Эта версия представляется маловероятной, так как к тому времени проблема «хорошего носителя» была решена: межконтинентальные баллистические ракеты уже стояли на вооружении отдельного рода войск – Ракетных войск стратегического назначения, созданных 17 декабря 1959 года…

    Обратимся к воспоминаниям очевидцев событий.
    Сам Сахаров вспоминал это так:
    «После испытания "большого" изделия меня беспокоило, что для него не существует хорошего носителя (бомбардировщики не в счет, их легко сбить) - то есть в военном смысле мы работали впустую. Я решил, что таким носителем может явиться большая торпеда, запускаемая с подводной лодки…Одним из первых, с кем я обсуждал этот проект, был контр-адмирал Ф. Фомин (в прошлом - боевой командир, кажется, Герой Советского Союза).Он был шокирован "людоедским" характером проекта, заметил в разговоре со мной, что военные моряки привыкли бороться с вооруженным противником в открытом бою и что для него отвратительна сама мысль о таком массовом убийстве».​
    Сахаров написал: «Я устыдился и больше никогда ни с кем не обсуждал своего проекта». Но здесь уважаемый академик явно лукавит, противореча самому себе: «Одним из первых, с кем я обсуждал этот проект, был…». Ежели были «первые», значит - были и «последующие»…В действительности адмирала звали Пётр Фомич Фомин, он возглавлял 6-е Управление ВМФ СССР и внёс достойный вклад в процесс создания новейшего ядерного вооружения.
    Возникает вопрос:отчего адмирал высказался так категорически резко против планов академика о «смытии Америки гигантской волной цунами»?
    Представляется правильным простой ответ:боевой адмирал Пётр Фомин знал весь ужас человеческой бойни, на его глазах до срока обрывались жизни человеческие, он видел страшные черты войны и никому не желал гибели, тем более он был против массового уничтожения людей; кабинетный же учёный академик Андрей Сахаров ужаса войны не прочувствовал, и, оттого легко создавал план (возможно – успешный) победы над противником, реализация которого неминуемо влекла бы массовые убийства громадного числа ни в чём не повинных людей…

    Главный конструктор СПМБМ «Малахит», разработчик атомных подводных лодок первого и второго поколения Радий Анатольевич Шмаков вспоминает:
    «Первая наша атомная субмарина должна была доставить к берегам США одну-единственную торпеду-монстра - Т-15. Это была машина длиной 25 метров, а диаметром свыше 1,5 метра. В качестве боеголовки использовался ядерный заряд. По замыслу, лодка должна была доставить это оружие в бухту какого-нибудь американского города, например Нью-Йорка. Ее взрыв вызвал бы цунами, которое и разрушило бы его.Самое любопытное, что автором этого проекта был Андрей Сахаров. Человек, который впоследствии стал видным гуманистом XX века. Однако тогда о гуманизме и речи не было. Перед страной реально стояла опасность ядерной войны с США, в которой у нас не было никаких шансов победить без такого оружия. Правда, потом от идеи торпеды-монстра отказались - ее "людоедский характер" не понравился военным морякам».​
    sKE4_tYq-yw]В «You Tube» размещён видео-ролик, где Валентин Михайлович Фалин говорит:«Сахаров предлагал создать n-ное количество 100-мегатонных бомб, разместить их вдоль западного и восточного побережий Соединённых Штатов, в океане - Атлантическом и в Тихом; и если американцы затеют войну – взорвать - поднимется волна 40-60 метров и - смоет Соединённые Штаты. Ему говорили и Капица и Тамм и другие, говорят ему: «Что ты, Андрей, предлагаешь?!», а он говорит: «Зачем же американцы нас разорят гонкой вооружений?!»
    Получается, что не только руководство ВМФ, но и великие советские физики тоже были против проекта Андрея Дмитриевича…

    Академик Игорь Николаевич Острецов рассказывает:
    «Молодой физик-ядерщик из Арзамаса-16 Андрей Сахаров предложил куратору атомных проектов Лаврентию Берии «смыть Америку с лица земли». Что предложил ученый? Напустить на США мощное цунами. Для этого у берегов Америки взорвать суперторпеду с жаркой начинкой. Он рисовал картину за картиной: гигантская волна высотой более 300 м приходит со стороны Атлантики и обрушивается на Нью-Йорк, Филадельфию, Вашингтон. Цунами смывает Белый дом и Пентагон. Другая волна накрывает западное побережье в районе Чарльстона. Еще две волны обрушиваются на Сан-Франциско и Лос-Анджелес. Всего одной волны хватает, чтобы на побережье Мексиканского залива смыло Хьюстон, Новый Орлеан и Пенсаколу. На берег выброшены подводные лодки и авианосцы. Порты и морские базы разрушены…Сахаров считал подобный проект вполне оправданным с моральной точки зрения…»​
    Не следует, конечно же, обвинять академика Сахарова в особой кровожадности (хотя и гуманистом он точно не был, предлагая подобный план), вырывая поступки человека из исторического контекста. Тогда было время величайшей нестабильности и опасности в мире - США и СССР находились в одном шаге от ядерной войны, и, слава Богу, что роковой шаг остался только в планах сторон!..
     
    dok нравится это.
  16. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.461.506.447.986
    Stirik, 24 окт 2017

    Советский тяжелый танк Т-35 являлся символом мощи Красной армии в 1930-е годы. Эти многобашенные боевые машины гордо шествовали во главе колонны боевой техники во время парадов на Красной площади в Москве и Крещатике в Киеве. Более того, танк Т-35 изображен на советской (а сегодня российской) медали «За отвагу» – самой почетной солдатской медали, вручаемой только за боевые заслуги. История создания этого танка довольно малоизвестна

    Практически одновременно с работами по созданию танков Т-26 и Т-28 в Советском Союзе закипела работа над созданием тяжелого танка прорыва. Позднее эти работы закончились созданием самого настоящего монстра — танка Т-35. Однако до этого в СССР был воплощен в металле еще один танк, которому не посчастливилось пойти в серию. Речь идет о танке, который теперь известен как ТГ, или танк Гроте.В 1930 году в СССР по приглашению Москвы прибыла группа инженеров из Германии, возглавлял эту группу Эдвард Гроте. Прибывшим инженерам было выдано задание по разработке боевой машины массой до 30 тонн. Планировалось, что создаваемый танк получит мощное пушечное вооружение — пушки калибра 76,2 и 37 мм. Также планировалось, что новый танк может получить дополнительное вооружение в виде 5 пулеметов.
    Контроль за прибывшей в СССР группой немецких инженеров осуществлял Технический отдел ЭКУ ОГПУ. Именно начальник данного отдела и выдал в 1930 году задание для группы Гроте. Согласно выданному техзаданию, немецкие специалисты должны были создать танк с толщиной брони не менее 20 мм, обладающий скоростью хода 35-40 км/ч, вооруженный двумя орудиями. Вопросы установки и размещения вооружения, запас хода, расположение боекомплекта и другие вопросы были «отданы на откуп» конструкторам.

    1412713098_grote.jpg

    ОГПУ совместно с НКВМ выступили с предложением форсировать работы по выпуску и проведению испытаний танка ТГ, полагая, что эта задача является наиболее важной в области изготовления опытных танков на 1931 год. При этом в Советском Союзе вынашивались просто наполеоновские планы по развертыванию производства этих машин. Для освоения их выпуска уже в 1931 году в стране планировалось изготовить первую партию, состоявшую из 50-75 танков. При этом до окончания производства и испытаний опытных образцов ТГ в СССР планировали начать производство другого опытного танка — Т-24. Серийный выпуск танков Гроте планировалось развернуть на мощностях ХПЗ (Харьковского паровозостроительного завода) после выпуска 80 танков Т-24 и снятия его с производства. Танк Т-24 рассматривался лишь как временная мера. Всего же к 1932 году в СССР рассчитывали произвести 2000 танков ТГ.
    Специально для разработки нового танка в Ленинграде на заводе «Большевик» было создано новое конструкторское бюро АВО-5, в которое были включены группа специалистов Гроте и ряд советских инженеров-конструкторов. При этом разработка нового советского танка велась в обстановке строжайшей секретности. За проведением работ по этому проекту, на который возлагались большие надежды, вели наблюдение представители РВС и правительства страны. К примеру, 17-18 ноября 1930 года завод «Большевик» лично посетил К. Е. Ворошилов, который впоследствии докладывал о нем лично Сталину. По его словам, готовность нового танка составляла 85%, оставалось закончить работы по достройке моторной группы, коробки скоростей и некоторых других узлов и агрегатов. Ворошилов докладывал Сталину о том, что образец танка прорыва собирается в специальной мастерской, в которой было занято порядка 130 человек рабочих и техников. При этом работы по строительству танка задерживались по причине тяжелой болезни Эдварда Гроте. Несмотря на это, советские инженеры рассчитывали сдать опытный образец машины уже к 15-20 декабря 1930 года. Однако танк в эти сроки достроить не удалось.
    Главной причиной задержки работ по опытному образцу стала ненадежная работа специально созданного для этого танка двигателя конструкции самого Гроте. По этой причине в апреле 1931 года было решено отказаться от него и провести цикл испытаний, временно установив на танк ТГ авиационный двигатель М-6. Такое решение потребовало некоторой переработки конструкции танка, так как габариты авиационного М-6 превосходили габариты двигателя Гроте. В итоге опытный образец танка ТГ был готов только к началу июля 1931 года. К этому летнему месяцу машину более или менее удалось подвести к проведению испытаний.

    Вооружение танка для 1931 года было просто выдающимся. Основным вооружением танка было орудие А-19 (ПС-19) калибра 76,2 мм, оно размещалось в главной башне. Орудие обладало полуавтоматической системой заряжания, благодаря такому решению скорострельность орудия доходила до 10-12 выстрелов в минуту. На тот момент это было самое мощное танковое орудие в мире. В полусферической малой башне, которая размещалась над главной башней, устанавливалось 37-мм орудие ПС-1. Эта пушка была в состоянии вести круговой обстрел. Помимо этого, в бортах корпуса танка на шаровых установках были установлены 2 пулемета ДТ, а также 3 пулемета «Максим», все калибра 7,62 мм, все пулеметы имели ограниченные углы наведения. Благодаря этому вооружение танка Гроте было трехуровневым. Такое решение должно было обеспечить эффективный массированный огонь во всех направлениях. В состав экипажа боевой машины должно было входить 5-6 танкистов.
    Особенностями конструкции и компоновки новой советской боевой машины являлся удлиненный до 7,5 метра броневой корпус, высокая подбашенная коробка, смешенная к корме танка башня, экранирование ходовой части и высокий гусеничный обвод, наличие смотровой башенки, а также использование для управления агрегатами трансмиссии пневматических приводов. В танке ТГ воплотилось большое количество технических новинок, которые в те годы еще не использовались ни на одном серийном танке. Такими новинками были: полностью сварной бронекорпус, многоярусная система вооружения, использование подвески на спиральных пружинах.
    То, что о ходе работ по проекту докладывалось лично Сталину, себя полностью оправдывало. Необходимо отметить, что получившийся танк этого стоил. Танк Гроте как минимум на 10 лет опережал подобные танки других государств, при этом он был готов уже в начале 1930-х годов. Боевая машина выгодно отличалась от всех советских и иностранных машин своего времени не только свои внешним видом, но и компоновкой, технологией изготовления. Несомненным новшеством, как уже говорилось выше, был полностью сварной корпус. Установленная на верхнем ярусе 37-мм пушка обладала также возможностью использования в качестве зенитки.

    Расположенная в неподвижной главной башне 76,2-мм пушка конструкции самого Э. Гроте и П. Сячеватова обладала отличной баллистикой. Любопытно, что согласно проекту главная башня должна была быть вращающейся, но при ее производстве подбашенный погон, приваренный к корпусу танка, оказался деформирован, и нижняя главная башня превратилась в неподвижную рубку. В будущем при запуске танка в серийное производство данный дефект должны были устранить.Боевая масса машины составляла 25 тонн. Танк выгодно отличался от предшественников наличием противоснарядного бронирования, лобовая броня корпуса была выполнена трехслойной. В особо опасных местах ее толщина доходила до 44 мм, при этом бронирование бортов танка доходило до 24 мм, а бронирование башни и рубки составляло 30 мм.Ходовая часть танка Гроте применительно к каждому борту состояла из 5-ти катков большого диаметра, а также 4-х поддерживающих катков среднего диаметра и 2-х катков малого диаметра. Использование независимой подвески на спиральных пружинах допускало вертикальное перемещение опорных катков на расстояние до 220 мм, а использование полупневматических шин типа «Эластик» обеспечивало боевой машине очень мягкий ход. В заводском цеху без гусениц многотонную машину могли спокойно перекатывать с места на место всего 2-3 человека.

    1412713093_grote1.jpg

    Используемая на ТГ коробка передач обеспечивала 4 передачи вперед и 4 же передачи назад. Такая особенность КПП позволяла боевой машине двигаться вперед и назад с одинаковыми скоростями, что считалось преимуществом для быстрого вывода танка из зоны обстрела или вывода поврежденной машины с поля боя. В конструкции КПП были применены шестерни с шевронным зацеплением. Очень оригинальным образом был решен вопрос управления боевой машиной — вместо использования привычных рычагов на нем применялась рукоятка-регулятор авиационного типа. Повороты производились соответствующим отклонением этой ручки влево или вправо. Применение пневматических сервоприводов обеспечивало очень легкий процесс управления танком.
    Гусеницы ТГ были оригинальной конструкции, они производились из штампованных деталей и обладали большим сопротивлением на разрыв. Любопытной особенностью было то, что все опорные катки имели тормоза, которые предназначались для экстренной остановке машины при обрыве гусеницы. По патенту Гроте были изготовлены пневматические приводы тормозов и управления. Надо ли говорить о том, что все эти решения взвинтили цену танка до небес.
    Испытания нового советского танка проводились с июля по октябрь 1931 года. Испытания продемонстрировали как очевидные преимущества машины, так и ее недостатки. Применение авиационного двигателя М-6 мощностью 300 л.с. позволило машине показать на испытаниях скорость в 34 км/ч. При этом военные хвалили маневренность танка и плавность работы трансмиссии, легкость управления боевой машиной, сказывалось применение пневматических приводов. Одновременно с этим выяснилось, что узлы трансмиссии перегревались, а проходимость ТГ по мягким грунтам была неудовлетворительной. Также была выявлена низкая эффективность гусениц и тормозов на сыпучих и вязких поверхностях.

    Орудия танка отличались хорошей кучностью стрельбы, 76-мм пушка была очень мощным орудием для своих лет и отличалась высокой начальной скоростью полета снаряда. Но испытания продемонстрировали, что из-за тесноты в боевом отделении вести огонь одновременно из обеих пушек и пулеметов просто невозможно. Помимо этого, танк отличался плохой ремонтопригодностью вне заводских условий. Даже при устранении всех недостатков танк Гроте был бы крайне сложен для запуска в серийное производство. Еще одним гвоздем в крышку гроба танка была его стоимость — один танк Гроте стоил 1,5 миллиона рублей (для сравнения: на эти деньги можно было построить 25 танков БТ-2). В итоге в октябре 1931 года проект был признан экспериментальным и полностью закрыт.
    В итоге от услуг инженера Гроте было решено отказаться и заняться проектированием гораздо более дешевой машины на базе его танка. Работу над этим проектом поручили Н. Барыкову, который в 1932 году и создал знаменитый пятибашенный танк Т-35, который был очень сильно похож на очередного британца — танк «Индепендент», но с еще более сильным пушечным вооружением. Интересно, что сами английские военные смогли получить танк, который был похож на советский ТГ, лишь в 1940 году. Речь идет о танке А.22 «Черчилль», который был запущен в серийное производство в 1941 году под обозначением Мk.IV. Самые первые модели этого танка оснащались 40-мм пушкой в башне и 75-мм орудием в корпусе. Расположение пушки в корпусе танка оказалось очень низким, она обладала недостаточным углом обстрела, а находящийся рядом механик-водитель имел ограниченный обзор.

    Если же говорить о судьбе единственного собранного танка ТГ, то она оказалась безрадостной. До наших дней этот танк не сохранился. После завершения работ по этому проекту танк был отправлен на хранение на полигон в подмосковной Кубинке, а потом и в ВАММ имени Сталина, где машина находилась вплоть до начала Великой Отечественной войны. Скорее всего, в годы войны этот уникальный танк был просто отправлен на переплавку.
     
    dok нравится это.
  17. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.461.506.447.986
    Stirik, 29 окт 2017

    В последнее время все чаще и чаще можно встретить стволы из полимерных композиционных материалов, использующие в своей конструкции кожух на основе углеродных волокон, такие, как, например, стволы американской компании PROOF Research. Какие же преимущества дает стрелку применение столь нетрадиционного ствольного материала?

    Стволы с кожухом из композиционных материалов, вообще говоря, не являются новинкой – примерно полвека назад их стали применять в конструкциях стволов танковых пушек. Длинные стволы танковых орудий оказались очень чувствительными к температурным деформациям, вызванным неравномерным нагревом от солнечных лучей, действием дождя, снега и т. д. Первым танком, оснащенным пушкой с таким кожухом, стал британский Chieftain с 120-мм орудием Royal Ordnance L11. После этого британцы оснастили им 105-мм пушку L7, которая стала фактически стандартным оружием всех танков НАТО.Узнав о применении на Западе теплоизоляционных ствольных кожухов, в СССР решили не отставать и с 1974 года пушка Д-81Т и ее дальнейшие модификации получили также подобную „одежку“. Сегодня в танковых орудиях композиционный теплозащитный кожух стал неотъемлемым элементом конструкции.
    А вот в стрелковом оружии композиционные стволы пока еще являются новинкой и занимаются ими сегодня немногие. Один из пионеров в данной области, фирма PROOF Research является продуктом кооперации двух компаний: Jense Precision, изготовителя штучных охотничьих и тактических винтовок для стрельбы на дальние дистанции и Advanced Barrel Systems (ABS), обладателя патента на технологию изготовления стволов из углепластика. Некоторое время спустя программу фирмы дополнили ложи Lone Wolf Rifle Stocks из композиционных материалов, а затем предприятие из Монтаны выкупило компанию Lawrence Barrels, обладающую 15-летним стажем работы на рынке производства стальных стволов.

    Последним кирпичиком в построенном здании PROOF Research стала фирма P2SI, один из мировых лидеров в области изготовления композиционных материалов. В итоге оформилась бизнес-идея компании: на основе самых передовых материалов, используемых в авиакосмической промышленности, современных методов проектирования и прогрессивных технологий, PROOF Research производит элитное оружие и его компоненты, как оборонного, так и гражданского назначения.
    PROOF Research делает стволы, состоящие из внутренней трубы из нержавеющей стали марки 416R и сплошного наружного кожуха из полимерного композиционного материала на основе углеродных нитей. Такие материалы называют в обиходе углепластиками или карбонами. Они представляют собой матрицу из переплетенных нитей углеродного волокна, заполненную полимерной смолой. Углепластики имеют по сравнению со сталью в 4 раза меньший удельный вес при примерно равной прочности и значительно лучшей жесткости. Более того, данный конструкционный материал обладает еще анизотропностью, то есть, говоря простым языком, его свойства неодинаковы в разных направлениях.
    Поэтому детали из углепластика можно сконструировать так, чтобы она обладала повышенной прочностью в направлении действия эксплуатационных нагрузок, одновременно ослабив и облегчив ее в других, менее ответственных направлениях. Устойчивы углепластики могут быть и к температурным воздействиям – в портфолио PROOF Research имеются подобные материалы, выдерживающие рабочую температуру до 800°С. Кстати, компания является разработчиком композиционных материалов, используемых в конструкциях планеров наиболее современных самолетов ВВС США, истребителе F-35 и бомбардировщике B-2.

    Ствол с композитным кожухом от PROOF Research весит в среднем в два раза меньше, чем обычный ствол такого же профиля. При этом наибольшую выгоду приносит его применение в винтовках среднего и крупного калибра. Например, продемонстрированная на Дне морской пехоты (Modern Day Marine) снайперская винтовка калибра .50 BMG на базе McMillan TAC-50, с прицелом Steiner 5-25×56 и ложей Cadex, оснащенная стволом PROOF Research весит на 10 фунтов (примерно 4,5 кг) меньше в сравнении со штатным вариантом. Данный выигрыш полностью обусловлен применением композитного ствола с уменьшенным на 55% весом. Кожух из композита заметно лучше гасит вибрации, возникающие в стенках ствола в процессе выстрела, в первую очередь гармоническую составляющую его колебаний.
    Это вносит свой вклад в точность стрельбы: PROOF Research гарантирует для своих стволов рассеивание в пределах ½ MOA. Углепластиковый ствол также выгоден при ведении интенсивной стрельбы, так как, по заверению производителя, он отдает тепло значительно быстрее и время охлаждения у него составляет примерно 60% времени, необходимого для остывания полностью металлического ствола. Достигается за счет особой структуры материала, подбора свойств углеволоконной матрицы и характеристик поверхности.Лучшее охлаждение ствола способствует уменьшению температурных деформаций и, следовательно, рассеивания при стрельбе, снижает эффект „миража“ от восходящего разогретого потока воздуха, оберегает руки стрелка от ожога при случайном контакте с нагретой поверхностью, а также увеличивает срок его службы.

    Правда, существует среди скептиков предубеждение, что живучесть углепластиковых стволов меньше, чем у цельнометаллических. Но это утверждение голословное и не подкреплено никакими фактами. А вот с точки зрения коррозионной стойкости, устойчивости к воздействию погодных факторов, агрессивных химикалий, механических повреждений и царапин, выгода ствола с кожухом из углепластика совершенно очевидна. И, наконец, благодаря своеобразному узору на наружной поверхности кожуха, стволы PROOF Research выглядят внешне привлекательно и оригинально. Для тактического оружия, эстетика, конечно, дело десятое, но, согласитесь, стрелять из красивого оружия все же приятнее.
     
    dok нравится это.
  18. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.461.506.447.986
    Stirik, 30 окт 2017
    Тяжелый танк ИС-2

    ИС-2.jpg
    Групповой снимок красноармейцев на тяжелом танке ИС-2 на улице взятого Берлина​

    Тяжелый танк ИС-2 стал одним из символов победы в Великой Отечественной войне. На полях сражений он массово появился в 1944 году, став самым мощным и наиболее тяжелобронированным серийным танком союзников периода Второй мировой войны, одним из сильнейших танков в мире. Хорошее бронирование и мощное 122-мм орудие позволяли данной машине решать на поле боя различные боевые задачи. Тяжелые танки ИС-2 не боялись встреч с хорошо бронированными немецкими «Пантерами» и «Тиграми», а также очень уверенно чувствовали себя при штурме городов и укрепленных позиций противника, чему способствовали мощные 122-мм фугасные снаряды.
    Также не стоит забывать о том, что ИС-2 (расшифровывается как Иосиф Сталин, «2» – соответствует второй модели танка этого семейства) был уникальной боевой машиной. Это едва ли не единственный советский танк, который был построен с нуля в годы Второй мировой войны, а не являлся развитием еще довоенных разработок. Танк ИС был абсолютно новой боевой машиной, которая не имела ничего общего с тяжелыми танками КВ за исключением ряда деталей подвески и торсионных валов. Всего с конца 1943 по 1945 год советская промышленность сумела выпустить 3395 тяжелых танков ИС-2.

    О разработке нового тяжелого танка начали задумываться еще весной 1942 года. К началу 1942 года тяжелый танк КВ-1 по ряду причин перестал устраивать военных. Именно тогда на полях сражений появились модернизированные PzKpfw IV и самоходные установки StuG III с усиленным бронированием и более совершенными орудиями. 76-мм пушек КВ-1 и Т-34 было недостаточно для уверенного поражения новой бронетехники вермахта, а после появления на полях сражений танков «Пантера» и «Тигр I» потребность Красной Армии в новых более совершенных танках стала еще более явной.
    Проект создания нового тяжелого танка курировал Жозеф Котин, являвшийся одним из опытнейших советских конструкторов в области танкостроения. Ранее он уже получил огромный опыт в проектировании тяжелых танков, будучи отцом семейства танков КВ (Клим Ворошилов). КВ стал первым серийным тяжелым танком в мире с противоснарядным бронированием. Но у машины были свои недостатки, к которым относили невысокую надежность и тяжелые условия работы экипажа. Непосредственно работами по созданию танков ИС-2 руководил Николай Шашмурин, которого Котин очень хорошо знал еще с 1930-х годов по совместной работе на Кировском заводе в Ленинграде.Первоначально военные рассчитывали на боевую машину массой в 30 тонн с новым 85-мм орудием. Таким образом, должна была реализоваться попытка создания универсального танка, который отличался бы и хорошей подвижностью на поле боя, и хорошей живучестью. Так на свет появился танк КВ-13, однако на испытаниях данный танк провалился, его ходовая была ненадежной, также необходимо было введение более просторной трехместной башни.

    Осенью 1942 года в руки советских военных и конструкторов попал новейший немецкий тяжелый танк «Тигр». Машина была практически целой и была захвачена советскими войсками под Ленинградом в сентябре 1942 года, но немцы успели демонтировать с танка часть оборудования. Позднее в январе 1943 года также под Ленинградом в руки советских солдат попал практически неповрежденный танк, с которого немцы не только не сняли/уничтожили приборы/прицелы/орудие, но и оставили вместе с танком технический паспорт. Появление информации о новых немецких тяжелых танках и их захват в качестве трофеев ускорил работы по созданию советских тяжелых боевых машин. Также данные работы подстегивала встреча красноармейцев с новыми образцами полевой фортификации противника. К примеру, к ним относились массово производимые в Германии бронированные пулеметные гнезда типа «Краб». Бронеколпак такого пулеметного гнезда полностью изготавливался из броневой стали и утапливался в специально вырытый заранее котлован.
    Принимая все это во внимание, советским войскам нужен был тяжелый танк, вооруженный пушкой, которая позволяла бы поражать даже самые хорошо защищенные цели. Проведенные полигонные обстрелы захваченных «Тигров» показывали, что необходимо повышать калибр орудий. Правда, использование более мощных пушек неизбежно вело к росту габаритов и массы танка. В результате от идеи создания нового танка с высокой скоростью, огневой мощью и бронезащитой отказались, принеся в жертву скоростные характеристики танка.

    Первоначально конструкторы думали ограничиться 85-мм орудием Д-5Т. Для среднего танка данная пушка была очень хорошим решением, но Котин настаивал на установке на тяжелый танк еще более мощного орудия. На типичной для танкового боя Великой Отечественной войны дистанции среднюю бронетехнику противника можно было бы выбивать и 85-мм орудием, но с тяжелобронированными машинами уже возникали проблемы. На дистанции 500-1000 метров калиберный бронебойный снаряд 85-мм пушки мог пробить лобовую броню танка «Тигр» лишь при попаданиях близких к нормали. В конечном итоге, Котин и команда конструкторов, работавших над созданием нового тяжелого танка, решилась на установку на него 122-мм пушки.
    За базовую модель была взята 122-мм корпусная пушка А-19, которая была хорошо освоена советской промышленностью. Орудие массово выпускалось на Пермском заводе №172. Осенью 1943 года был готов эскизный проект нового тяжелого танка со 122-мм орудием. Он впечатлил сначала наркома танковой промышленности СССР Вячеслава Малышева, а затем и самого Сталина. Еще больший фурор новая боевая машина произвела на участников испытаний на полигоне. Из нового тяжелого танка расстреляли трофейную «Пантеру». С дистанции 1400 метров 122-мм тупоголовый бронебойный снаряд БР-471Б уверенно пробивал броню немецкого «хищника», оставляя в ней серьезные пробоины. Попадание такого снаряд в лоб башни не только образовало в ней пробоину размерами 180 на 240 мм, но и сорвало башню «Пантеры» с погона, она была смещена на 500 мм относительно оси вращения.
    Стоит отметить, что в годы Великой Отечественной войны наряду с обозначением ИС-2 использовалось и название ИС-122, где индекс 122 как раз обозначал калибр основного вооружения тяжелого танка.Но были у танка и недостатки. Во-первых, очень небольшая для танковой пушки скорострельность – всего 1,5-3 выстрела в минуту. У 122-мм танковой пушки Д-25Т было раздельно-гильзовое заряжание. Низкая скорострельность не позволяла вести интенсивный огонь по противнику и ограничивала возможности танка при борьбе с вражеской бронетехникой. Правда, по воспоминаниям воевавших на ИСах танкистов, низкая скорострельность танка в реальных боевых условиях обычно не была проблемой. Другой не менее серьезной проблемой был небольшой боекомплект танка (всего 28 снарядов). По этой причине танкисты очень часто старались помещать в танк снаряды сверх штата. Но даже несмотря на имеющиеся недостатки, куда лучшая по сравнению со всеми средними танками живучесть и главное – очень мощное орудие – искупали недостатки машины и в декабре 1943 года ИС-2 пошел в серию.

    Боевое применение танков ИС-2
    Успеху решающих наступлений Красной Армии в 1944 году в немалой степени способствовало появление на полях сражений новых тяжелых танков ИС-2. Эти грозные боевые машины первоначально были объединены в отдельные тяжелые танковые полки. Учитывая важность решаемых ими задач, данным частям часто «авансом» присваивалось звание гвардейских. При проведении наступательных операций тяжелый танковый полк ИС-2 был своеобразным тузом в рукаве командира танкового корпуса. Каждый такой полк состоял из 4-х рот по 5 боевых машин, а также танка командира полка (всего 21 танк). Позднее в Красной Армии появились и более крупные формирования – тяжелые танковые бригады.В наступлении танки ИС-2 защищали фланги и боролись с контратаками немецких танков. Обычно они двигались позади боевых порядков либо отдельными группами, либо колонной. Часто их использовали для захвата узлов дорог и отдельных опорных пунктов противника. Обычно для этих целей танковой бригаде придавался взвод или рота ИСов, которая занималась поддержкой танков первого эшелона. Тяжелые танки двигались линией в 200-300 метрах от «тридцатьчетверок», которые наступали в первом эшелоне. Для немецких танков, пытавшихся контратаковать Т-34 или обстрелять их из засады, встреча с ИС-2 могла обернуться неприятным смертоносным сюрпризом. Даже осколочно-фугасный снаряд 122-мм танковой пушки Д-25Т при удачном попадании мог вывести из строя немецкий танк или его экипаж.
    В обороне тяжелые танки ИС-2 отражали атаки немецкой бронетехники, подавляли его артиллерию и огневые точки. Обычно танки выдвигались в район вероятной атаки немцев и выстраивались в шахматном порядке – от 1,5 до 2-х километров в ширину и до 3-х километров в глубину. Помимо этого практиковалось размещение небольшого количества тяжелых танков ИС на переднем крае вместе со средними танками Т-34, при этом основные силы держались в тылу, для того чтобы иметь возможность контролировать все возможные пути и направления атаки противника.

    1494240186_is2-des.jpg

    Залогом успешных действий тяжелых танков ИС-2 в боевых условиях была постоянная и тщательная разведка местности. Здесь нужно принимать во внимание, что для танкистов очень важно было иметь не только информацию о противнике, но и о местности, на которой предстояло действовать. Если средние танки могли без особых проблем передвигаться по песчаному грунту, болотистой местности и по легким мостам, то гораздо более тяжелые ИС-2 (боевая масса танка 46 тонн) могли если не застрять, то раньше времени износить ходовую часть и сжечь топливо. Часто прокладкой пути для тяжелых танков занимались саперы и здесь запросто могло не хватить усилий саперного взвода.
    Перед боем танкисты тщательно к нему готовились, все офицеры получали карты, с нанесенной на них известной обстановкой, а экипажи боевых машин, вплоть до каждого механика-водителя, знакомились с передним краем неприятельской обороны и местности. Экипаж каждого танка ИС-2 должен был знать схему действий своей боевой машины и полка во время прорыва обороны. Танкисты отмечали, что новый тяжелый танк был достаточно надежной машиной. При умелом уходе он мог пройти без происшествий до 100 километров в сутки, существенно перекрывая гарантию 520-сильного дизельного двигателя В-2ИС по моточасам.

    Вместе с другой бронетехникой Красной Армии тяжелые танки ИС-2 хорошо показали себя во время городских боев в Европе. Расчистка городских улиц и подавление огневых позиций противника, по словам историков, представляли для обороняющихся гитлеровцев настоящий Армагеддон. ИС-2 мог на полном ходу врезаться в уличные баррикады, давил гусеницами наспех составленные укрепления и позиции, а там где мощности его двигателя было недостаточно, в дело вступал главный аргумент данного танка – его 122-мм пушка. Особенно с расчетами обнаруженных противотанковых орудий противника и ствольной артиллерией советские танкисты не церемонились. А верхние этажи зданий, на которых засели обороняющиеся, могли стать для них братской могилой после попадания 122-мм осколочно-фугасного снаряда. Одного выстрела из пушки Д-25Т обычно хватало, чтобы закрыть вопрос с продвижением вперед небольшой группы из одного-двух танков и пехоты сопровождения вглубь города. Неслучайно именно танки ИС-2 одними из первых начали оказывать огневую поддержку советской пехоте во время штурма здания Рейхстага.
    В целом, по мнению многочисленных военных специалистов и историков, тяжелый танк ИС-2 оказался одним из самых сбалансированных и неприхотливых советских танков периода Великой Отечественной войны.
     
    dok нравится это.
  19. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.461.506.447.986
    Stirik, 30 окт 2017

    Кирзовые сапоги - один из символов прошедших времён. Не только облик обутого в «кирзачи» солдата, со скаткой через плечо и трёхлинейкой, но и работяги, кирзовым сапогом попирающим предназначенные к освоению земли, сложились вместе в устойчивый образ. Образ Победителя и Созидателя. Более того - возникло ощущение будто кирзовые сапоги существовали всегда. Задолго до появления трёхлинейки, целины и «всесоюзных» строек. Поэтому тот факт, что промышленное производство «кирзачей» началось всего семьдесят с небольшим лет назад, многие могут воспринять как злонамеренное искажение истории.

    Наследие кочевников
    Все говорит в пользу того, что сапоги «пришли» с Востока: в них, как в наиболее удобной обуви для верховой езды, были обуты тюркские кочевники. От кочевников сапоги распространились по территориям современной России, попали на Ближний Восток, далее - в Европу. Их распространение не было мирным, но обувь завоевателей вскоре, когда самих завоевателей и дух простыл, стала настолько привычной, что воспринималась как исконно своя. В первую очередь - как обувь военная.Впервые скроенная и пошитая по определённым стандартам военная обувь появилась во времена Римской империи. Она напоминала греческие сандалии, только с толстой подошвой, была подбита гвоздями, шнуровка широкими ремнями шла до самого верха голени, кожаные вставки защищали ногу. Сложилась традиция называть сандалии легионеров «калигами».
    На самом деле «калиги» напоминали невысокие сапоги из мягкой кожи, в которые были обуты немногочисленные, по сравнению с пешими легионерами, кавалеристы из всаднического сословия.«Калига» полностью закрывала пальцы ноги, имела усиленную пятку, что было важно для кавалеристов, а плотные накладки защищали внутреннюю часть голеностопного сустава - в то время у римлян ещё не было шпор, и то, что на языке кавалеристов зовётся «дать шенкеля», было сопряжено для всадника с возможностью травмы.
    Тут уместно вспомнить прозвище Гая Цезаря Калигулы - Гай Цезарь «Сапожок»: именно «калигу», маленький сапожок, пошили для будущего императора, когда он был взят отцом, Германиком, в походы против взбунтовавшихся германских племён.Кочевники принесли в Европу также стремена. Эффект домино, произошедший после поражения гуннов от китайцев, движение этого воинственного племени на Запад, столкнувшее с насиженных мест другие племена, привёл к тому, что Запад не только был «исхлестан» божьим бичом, Аттилой.Обутый в сапоги варварский воин, за счёт стремян способный, бросив повод, вести стрельбу из лука или сражаться мечом, одновременно прикрываясь щитом, определил на долгие века военную экипировку.

    Сапоги кочевников преимущественно шились из козьих шкур, окрашивались соком сумаха, растения, в настоящее время используемого в качестве приправы к мясу. Так они приобретали «богатый» красный цвет и на Руси назывались сафьяновыми. Мягкие, имевшие изящные складки, такие сапоги стали обувью знати.

    94757944.jpg

    Сафьян низших сортов, также пригодный для изготовления сапог, получали из овечьих и телячьих шкур, причём дубили его ивовой или дубовой корой, и сапоги получались чёрными.Главной особенностью сафьяновых сапог, помимо мягкости и прочности, было отсутствие каблука. Это могло привести к застреванию ноги всадника в стремени. При падении с лошади застрявшая в стремени нога почти всегда означала гибель, особенно на поле боя.
    ...Пехотинцы славянского войска были обуты или в лапти, или в поршни, старинную кожаную обувь славян. Исследователи выводят слово «поршни» от старорусского «порхлый», то есть рыхлый или мягкий. Поршни представляли собой выкроенные из куска конской или свиной шкуры «тапочки». Они не шились, а сшивались прямо по ноге, после примерки, и крепились к ноге длинными ремешками.Обувь викингов или варягов, примерно в одно время со степными кочевниками начавшими движение на русские земли, только с Запада, называлась «йорвик». Йорвики шились из двух кусков кожи, подошвы и верхней части, имели острый носок и пятку, и разную форму в зависимости от предназначения.
    С короткой верхней частью, похожие на современные тапки с задником, обували во время плавания на дракка-рах, с высокой верхней частью, которую иногда укрепляли добавочной кожей или металлическими бляхами, обували при высадке на берег, перед военной стычкой.Роскошь сафьяновых сапог соблазнила первых варяжских князей. Вполне возможно, уже сам Рюрик быстренько скинул свои йорвики и натянул сафьяновые сапоги. Во всяком случае, в русских летописях, начиная с X века, сапоги устойчиво противопоставляются всем другим видам обуви (в особенности лаптям) как знак принадлежности к аристократии.

    От сафьяна к юфти
    Сапоги в России стали традиционной обувью по многим причинам. Лапти оставались обувью «подлого» сословия, сословия все прочие, в том числе и далёкие от аристократии, по возможности обувались в сапоги. Практично, безопасно, к тому же - обилие кожи.Сафьяновые продолжали оставаться обувью аристократии высшей, но даже князья, перед тем как сесть в седло, предпочитали переобуться в сапоги яловые, более прочные и значительно более дешёвые. Такие сапоги шили из кожи ещё нерожавших коров, редко - годовалых бычков, а кожа более молодых или старых животных не годилась - она была или недостаточно прочной, или слишком грубой.Если же яловая кожа обрабатывалась особенно тщательно, тюленьим салом или ворванью и берёзовым дёгтем, то получали юфть. Юфть стала одним из главных экспортных товаров не только Древней Руси, но и Руси средневековой.
    Само слово «юфть», по мнению историков пришедшее в древнерусский язык от булгар, жителей восточного берега Волги, проникло и в европейские языки, хотя обычно европейцы говорили просто - «русская кожа». Скорее всего, из «русской кожи» шили и ботфорты, сапоги с широченными раструбами, как с мягкими, для французских мушкетёров, так и с жёсткими, но узкими, как для английской кавалерии.Поставки юфти в Европу оставались прибыльным делом вплоть до начала ХХ века. По статистике ежегодный приплод телят в России составлял более 9 млн голов, что позволяло полностью удовлетворить потребности в годной для обувной промышленности коже и также полностью обеспечить яловыми или юфтьевыми сапогами солдат и офицеров полуторамиллионой Русской императорской армии

    Сапожный кризис
    Тем не менее поиски кожезаменителей, из которых было бы возможным шить военную обувь, шли на протяжении веков. Одной из причин, по которым они стали особенно интенсивными на рубеже XIX – XX веков, стал прогноз размеров армий в военное время, а также прогноз потребности в сапогах.Несмотря на небольшую стоимость одной пары солдатских сапог, армии, передвигавшейся в основном в пешем строю, требовались миллионы и миллионы сапог.В ценах 1914 года солдатские сапоги стоили 1 рубль 15 копеек (ещё 10 копеек на первую смазку гуталином), офицерские были в десять раз дороже. Расходы на гуталин в мирное время превышали полмиллиона рублей, а общие расходы царской казны на солдатские сапоги перед Первой мировой войной превышали три миллиона. Обувь, боеприпасы и стрелковое оружие были самыми расходными материалами, про человеческие жизни статистики и экономисты предпочитали даже не вспоминать.

    s93664638.jpg

    Впервые с «сапожным дефицитом» русская армия столкнулась во время Русско-японской войны. Прогнозы были неутешительными – считалось, что в будущем армии потребуется более 10 млн сапог, но даже при огромном поголовье крупного рогатого скота в России столько кожи взять было не откуда.К тому же армейские подряды, хоть и брались крупными промышленниками, но распределялись между мелкими производителями. Крупного сапожного производства, объединённого единым заказом, стандартами и технологией, не существовало.Немалую роль в возникновении «сапожного» кризиса сыграло и то, что после начала Первой мировой войны многие солдаты продавали вторую пару сапог во время движения к фронту, из-за чего, по свидетельству генерала Брусилова, к 1917 году в солдатских сапогах «…ходило чуть не всё население России».
    Наказания за подобные проступки – даже порка – эффекта не давали.Покупка солдатской обуви у союзников оказывалась тяжёлой для бюджета. Помимо экономических, для неё были противопоказания и так сказать культурного свойства: союзники могли поставлять лишь ботинки, обувь для многих непривычную. Да и поставки армейских ботинок не покрывали потребностей армии. Переобуть же солдат в лапти означало подорвать престиж…

    Технология ацтеков
    Требовалось найти заменитель яловой кожи, а также организовать крупное сапожное производство, полностью подчинённое нуждам армии. Иными словами – надо было найти такую ткань, которую, пропитав определённым составом, можно было использовать для пошива сапог.Задача была упрощена тем, что из этой, ещё не существующей ткани, предполагалось шить только сапожные голенища, сам же сапог должен был остаться яловым: предварительные опыты показывали, что обувь, целиком пошитая из заменителя, была неудобна, натирала ногу, что снижало боеспособность войск.Материалы с пропиткой использовались с древнейших времён. Методом промасливания ткани викинги придавали парусам водоотталкивающие свойства. Индейцы ацтеки ещё в доколумбовы времена пропитывали раствором латекса плащи и обувь.В 1763 году Натан Смит впервые запатентовал технологию производства промасленного полотна, описывая её так: «…на ткани находится покрывающая её масса из смеси живицы (смолы хвойных деревьев), красителя, пчелиного воска и льняного масла, которая наносится в горячем состоянии».
    В России, через 140 лет после Смита, опытами с тканями занялся Михаил Поморцев.Родившийся в 1851 году Михаил Михайлович Поморцев стал тем, кому мы обязаны появлением «кирзы». Однако этот офицер, выпускник Петербургского артиллерийского училища, учёный, окончивший геодезическое отделение Академии Генерального штаба, сотрудник обсерватории в Пулкове и преподаватель Инженерной академии, вовсе не был офицером строевым.Для Поморцева сапоги не были смыслом и сутью жизни, как для знаменитого кавалерийского поручика, соседа Чичикова по гостинице в городе N.
    Поморцев отличался широтой научных интересов и за свою долгую жизнь смог проявиться в самых разных областях.Его конструкции военных дальномеров и аэронавигационных приборов, исследования в области аэродинамики планеров, ракетостроения, попытки построить самолёт с изменяемой геометрией крыла, парашют оригинальной конструкции – всё им сделанное и предложенное несло в себе элемент новаторства.В ходе, к сожалению, неудачных попыток получить синтетический каучук в 1904 году Поморцев получил водонепроницаемый брезент, а вскоре, используя эмульсию из смеси яичного желтка, канифоли и парафина, получил материал непроницаемый для воды, но проницаемый для воздуха – сочетание свойств, характерное для натуральной кожи и определяющее её гигиенические качества. Этот материал Поморцев назвал «кирзой».
    Откуда появилось это слово?Распространённая версия гласит, что это акроним слов «Кировские заводы» – якобы во время Великой Отечественной войны именно там, в Кирове, бывшей Вятке, было налажено массовое производство как самой кирзы, так и кирзовых сапог. Эта версия неверна, как и та, по которой имя ткани произошло от фамилии английского премьер-министра, лорда Керзона. Поморцев экспериментировал с английской многослойной тканью «керси», названной так по имени небольшого городка в графстве Суффолк.Он заменил в слове одну букву, явно основываясь на приведённом в словаре Даля слове из олонецких говоров.
    Кирзой в прилегающих к Онежскому озеру землях называли верхний, плотный слой земли, сквозь который, из-за мхов и органических останков, с трудом просачивалась вода.«Кирза» Поморцева была представлена на международных выставках, отмечена призами и медалями, за разработку способов получения кожезаменителей Поморцев был награждён Малой серебряной медалью на Всероссийской гигиенической выставке в Петербурге в 1913 году.После начала Первой мировой войны Поморцев безвозмездно предлагал «кирзу» для изготовления голенищ солдатских сапог, но подрядчики, поставлявшие в армию сапоги, увидели в «кирзе» серьёзную угрозу своим прибылям, всячески препятствовали формированию заказа на «кирзу», а после кончины Михаила Михайловича в 1916 году его детище было практически забыто.

    Дошли до Берлина
    Принято говорить о преемственности истории. Наверное, это пустое. История не застывшая глыба фактов и событий, а вещь осязаемая, конкретная. Кирза, которая известна нам сейчас – не только тем, кто носил кирзовые сапоги по долгу службы, но и миллионам и миллионам соотечественников, – вовсе не та кирза, которую получил выдающийся русский учёный Михаил Поморцев.Кирза пережила второе рождение, и произошло это благодаря Борису Бызову и Сергею Лебедеву.
    Эти выдающиеся русские учёные вместе работали над проблемой получения синтетического каучука начиная с 1913 года.Добившись выдающихся результатов, оба они, по странному стечению обстоятельств, скончались с разницей в полтора месяца. Вскоре после того, как первые советские заводы искусственного каучука были запущены в эксплуатацию в 1934 году.Производством советской кирзы заведовал Иван Васильевич Плотников, химик и изобретатель, крестьянский сын, одно время преследовавшийся как якобы потомок кулаков. Плотников начал поставлять свою кирзу во время советско-финской войны, однако она на морозе лопалась. По воспоминаниям дочери Плотникова его собирались обвинить во вредительстве.Председатель правительственной комиссии спросил о причинах того, почему его кирза «не дышит», и Плотников ответил: «Бык и корова пока ещё не поделились с нами своими секретами».
    Против ожидания, Плотникову дали продолжить работу, и в 1942 году он получил Сталинскую премию за высококачественную кирзу.Правда, к этому времени проблема с обувью для армии была настолько серьёзной, что армейские ботинки начали получать по ленд-лизу. Всего в СССР было поставлено 15,5 млн пар армейских ботинок, но солдаты при первой возможности старались получить сапоги – в условиях бездорожья и окопной жизни только они давали хотя бы минимальный комфорт.
    К тому же надо учесть и то, что для ботинок требовались носки, а для сапог – портянки, идеальное «исподнее» для этого вида обуви. Поэтому, несмотря на то, что ботинки сыграли немалую роль в Победе, «нашими» были всё-таки кирзовые сапоги. Настолько, что фронтовые корреспонденты-фотографы имели чёткое указание – при съёмке солдат избегать того, чтобы в кадр попали обутые в ботинки.

    42860193.jpg

    Кирзовый сапог стал визитной карточкой Cоветской армии. Кирзачи были прочными, удобными, хорошо держали тепло, не пропускали влагу.Всего в СССР, и позже – в Российской Федерации, было произведено почти 150 миллионов пар кирзовых сапог.
    Миллионы сапог до сих пор хранятся на складах, хотя российские военнослужащие давно переобуты в так называемые берцы. Впрочем, некоторые виды армейских ботинок и по сей день делаются с использованием «кирзы». Видимо, нам от неё никуда не деться. Столько всего связано как с самой «кирзой», так и с «кирзачами». В России это больше чем ткань, а «кирзачи» – больше чем обувь.
     
    dok нравится это.
  20. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.461.506.447.986
    Stirik, 1 ноя 2017

    Глядя на эту машину никогда не догадаешься, что это не самостоятельная разработка, а всего лишь вариант модернизации Т-54/55. Если бы был конкурс на самую красивую переделку (для этой машины даже подойдёт определение – тюнинг) то вероятно, она бы выиграла с явным преимуществом.

    Этот проект подготовили совместно две американские компании Textron Marine и Land Systems. Подрядчиком на производство этого проекта была выбрана компания Cadillac Gage Textron. Этот проект предусматривал модернизацию наших Т-54/55 и китайских танков Тип 59. Которые, что наши что китайцы, успели напродавать по всему миру. Проект был анонсирован ещё в 1997 году, но до сего времени желающих заказать этот танк так и не нашлось. Всего произведено только две машины. Видимо, это связано с ценой подобной модернизации, которая должна будет стоить порядку 2,8 миллионов долларов.
    Итак, какие же изменения, кроме внешности, будут у Т-55.Первое, это двигатель – на машину будут устанавливаться дизельные моторы корпорации Detroit Diesel мощностью 750 л.с. С этим мотором танк развивает скорость 55 км / час.На эту машину должна быть установлена коробка передач компании Allison Transmission которая является частью концерна General Motors. КПП, как не трудно догадаться, автоматическая.На машину предусматривалось устанавливать два варианта подвески. Более дешёвый вариант – это обычная, торсионная. При необходимости, на машину может быть установлена гидропневматическая подвеска Cadil­lac Gage Textron.
    В качестве вооружения на машине должна быть использована НАТОвская 105 мм нарезная пушка. В пулемётном вооружении, ни каких изменений не предусматривается.В системе управления огнём всё довольно стандартно. Пушка стабилизирована во всех плоскостях. Предусматривается лазерный дальномер.В бронировании кроме стандартной брони, появился один непереводимый мной компонент – appliquй. Не знаю что это.Масса машины будет в пределах 42-46 тонн в зависимости от комплектации.
     
    dok нравится это.
  21. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.461.506.447.986
    Stirik, 3 ноя 2017

    История авиации полна примерами того, насколько опасными могут быть последствия небрежности и ошибок летчиков. Причем опасными не только для самих экипажей, но и для множества людей и даже межгосударственных отношений.

    На то и автоматика, чтоб не думать
    Один из таких инцидентов описал в воспоминаниях Герой Советского Союза Василий Решетников, с 1969 по 1980 годы — командующий Дальней авиацией: «Раз есть статистика, нашлась и наука, с порога заявившая о праве на ошибки и неистребимость так называемого человеческого фактора, но еще более — живучесть личностного. Куда ж от них уйдешь, если даже обыкновенная бытовая неряшливость, как следствие невоспитанности характера и неотесанности нравов, проникает не только на аэродромы, в цеха завода, но «забирается» и в самолетные кабины. Пустился же однажды уже налетавшийся штурман, а заодно и сверх меры доверчивый летчик, в дальний путь, забыв при смене старта переориентировать курсовую систему на новые исходные данные, отличавшиеся от первоначальных на 180 градусов. Забыл просто так, элементарно, не превысив, сидя в кабине, того уровня рассеянного внимания, с каким страшно и по земле ходить.
    С наступлением ночи вся полковая группа бомбардировщиков, покинув промежуточный северокавказский аэродром, сначала устремилась на восток, к морскому полигону, а затем легла на прямой курс к очередной точке посадки у западных границ Белоруссии. Был среди взлетевших и тот злосчастный. Управившись со взлетом, экипаж тотчас перешел на полет в автоматическом режиме, и дальше самолет шел сам, только совсем в другую, зеркально противоположную сторону. Ну, что бы разок взглянуть на компас или экран локатора! Куда там, «на то и автоматика, чтоб не думать»! А самолет с запада обогнул Кавказский хребет, подвернул вправо, пересек иранскую границу и помчал прямехонько в сторону Пакистана и Аравийского моря.

    «Сюжетец» над столицей Ирана
    Но и после этого понять, где самолет находится, штурман не сумел: «Теперь вообразите картину: внизу беспечно сверкает огнями городского освещения Тегеран, а над ним, на стратосферной высоте, несется советский сверхзвуковой дальний бомбардировщик с боевой ракетой на борту.И нужно было случиться такому совпадению — именно в эти минуты по штурманскому расчету времени под самолетом, если бы он шел по заданному маршруту, должен был появиться Курск, за который и был принят Тегеран. Увидев крупный город и тем самым «убедившись в правильности пути», штурман не преминул доложить по внутренней связи:— "Командир, проходим Курск. Тут моя теща живет."
    Тегеран был тих и не проявлял ни малейших признаков беспокойства. Вне всякого сомнения, его ПВО (и, как водится, наша) прозевала вход чужого самолета на территорию Ирана и не подозревала, каков сюжетец сотворился над его столицей.Но к тому времени в полковой группе пропажа уже обнаружилась. Спохватились и контрольные средства советской ПВО. Блударя хоть и поздно, но засекли над Ираном. Теперь с ближайших советских аэродромов, отбросив все условности, открытым текстом тянули экипаж, как могли, на себя, уговаривая взять новый курс, кратчайший к нашей территории.Командир корабля не сразу осознал всю драматичность своего положения, а сообразив, был предельно послушен и на последних литрах топлива, промахав над Ираном полтора часа, сумел сесть у пограничных истребителей в Туркмении.
    Это был, конечно, единичный выпад — один на многие годы, — но страшен, как страшны бывают последствия любой оплошности несобранных людей, коим подвластны высокие технические мощности и большие пространства».Можно себе представить «разбор полетов», последовавший за этим. Надо полагать, что не одна офицерская карьера была тогда поломана.

    Иногда лучше не признаваться
    Закончилась эта история советским саморазоблачением: «Иран хранил молчание. Знал ли он что-нибудь о нарушении его границ? Вряд ли. Тем не менее, Советское правительство сочло необходимым, чтоб не напороться на разоблачения, извиниться перед соседом за невольное вероломство. Вот уж теперь Иран вознегодовал и обрушился на Советский Союз бранной и невоздержанной нотой.
    Жизнь между тем катила многими ручьями, сливавшимися в бесконечную реку проблем и забот». Пожалуй, если иранцы молчали, не стоило и извиняться за «невольное вероломство», нарываясь на «бранную и невоздержанную» ноту.Сколько же подобных историй могли бы рассказать летчики разных стран мира! И каждая из них могла бы кончиться, черт знает чем. А что, если бы ПВО Ирана не прозевала чужой сверхзвуковой дальний бомбардировщик с боевой ракетой на борту, запросто так летящий над иранской территорией и приняла бы «надлежащие меры»? Что могло случиться, если бы горючее у злосчастного самолета кончилось пораньше, и он рухнул на чужой территории? По «закону подлости» мог бы бомбардировщик и на населенный пункт упасть. Хотя бы и на «Курск», который Тегеран. Вместе с ракетой…
    Страшно могло все закончиться.
     
    dok нравится это.
Загрузка...