1. Всем пользователям необходимо проверить работоспособность своего электронного почтового адреса. Для этого на, указанный в вашем профиле электронный адрес, в период с 14 по 18 июня, отправлено письмо. Вам необходимо проверить свою почту, возможно папку "спам". Если там есть письмо от нас, то можете не беспокоиться, в противном случае необходимо либо изменить адрес электронной почты в настройках профиля , либо если у вас электронная почта от компании "Интерсвязь" (@is74.ru) вы им долго не пользовались и хотите им пользоваться, позвоните в СТП по телефону 247-9-555 для активации вашего адреса электронной почты.
    Скрыть объявление

Неизвестная история вооружения

Тема в разделе "Военное дело", создана пользователем Stirik, 26 янв 2017.

  1. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.386.329.224.728
    Stirik, 26 янв 2017
    Предлагаю публиковать неизвестные или малоизвестные страницы истории вооружения

    Как человек использовал колесницы, стремена, животных, железные дороги и другие безобидные с виду вещи для совершенствования техник убийства
    Во все эпохи война была сложным и затратным предприятием. Исход и особенности противостояния организованных групп вооруженных людей для решения вопроса власти, территории и ресурсов всегда зависел от того, какими средствами и умениями они обладали. Поэтому развитие технологий, а также уровня общественной организации и знаний об окружающем мире всегда шло бок о бок с войной и непосредственно влияло на ее облик.

    Изобретение колесницы

    колесница.jpg

    Со времен начала выплавки бронзы изготовление прочной повозки из дерева и металла, которой было бы легко управлять в бою, было серьезным техническим достижением своего времени и требовало большого объема металла. К тому же содержание этой боевой единицы с лошадью и экипажем из двух человек обходилось дорого. Именно поэтому война в бронзовом веке оказывалась роскошью, которую могли позволить себе только процветающие центры цивилизаций, подобные Египту.
    Колесницы сыграли важную роль в возникновении и падении ранних государственных объединений на Ближнем Востоке: противопоставить что‑то быстро движущимся укрепленным повозкам, с которых на врагов сыпался поток стрел, в те времена было сложно.Правда, в «Илиаде», ставшей подробным описанием войны эпохи бронзы, герои используют колесницы, но еще не в бою, а лишь для того, чтобы быстро прибыть к полю боя или вернуться в лагерь. Как ни странно, но это еще один показатель значения колесницы. Даже там, где по каким-то причинам колесницы не используют в полную силу, она выступает как общепризнанный атрибут власти и престижа. На колеснице отправляются в бой цари и герои.

    Изготовление доспехов

    В той же «Илиаде» «шлемоблещущие» герои, убранные в доспехи и вооруженные тяжелыми копьями с медными наконечниками, — правители отдельных земель. Доспехи — вещь настолько редкая, что изготовление некоторых из них приписывалось богам, а после убийства противника победитель прежде всего старался завладеть доспехами, редким и уникальным изделием. Гектор, предводительствующий войском троянцев, после убийства Патрокла, одетого в доспехи Ахилла, оставляет войско в разгар битвы и возвращается в Трою, чтобы облачиться в уникальные латы. Фактически правители Микенской цивилизации, на эпоху которой приходятся события, описываемые Гомером, во многом обеспечивали власть над своими землями именно владением редким и дорогим, но чрезвычайно эффективным для своего времени оружием и доспехами.

    Постепенное распространение технологии обработки рудного железа по территории Передней Азии и Южной Европы начиная примерно с XIII века до н. э. привело к тому, что конкуренцию бронзе теперь мог составить относительно более дешевый и гораздо более распространенный металл. Вооружить металлическим оружием и доспехами стало возможно гораздо большее число воинов. Удешевление войны вкупе с применением металлических орудий привело к значительным изменениям в «геополитике» Древнего мира: на арену вышли новые племена, сокрушившие железным оружием аристократические государства владельцев колесниц и бронзовых доспехов. Так погибли многие государства на Ближнем Востоке, такая судьба постигла Ахейскую Грецию, которая была завоевана племенами дорийцев. Так происходит возвышение Израильского царства, одновременно наиболее могущественным образованием на Ближнем Востоке в ранний железный век становится Ассирийская держава.

    всадник.jpg

    До изобретения упряжи и седла езда на лошади или иных копытных верхом была делом, требующим постоянного контроля за устойчивостью, и всадник был практически бесполезен для боя. С освоением искусства управления лошадью при помощи упряжных приспособлений кавалерия появляется как род войск в Ассирии в X веке до н. э. и позже получает довольно быстрое распространение. Главным, кто выиграл от освоения нового искусства езды верхом, оказались азиатские кочевники, прежде разводившие лошадей для еды. С освоением верховой езды, позволявшей использовать оружие, и в частности стрелять из лука, в их распоряжении оказался новый источник боевой мощи, к тому же позволявший преодолевать большие расстояния с недоступной прежде скоростью. Примерно c VIII века нашей эры постепенно вырабатывается механизм противостояния кочевой «степи» с оседлыми земледельческими племенами — сменявшие друг друга кочевники получили возможность совершать набеги, собирать дань или поступать на службу к более развитым и богатым земледельческим сообществам, имея в своем распоряжении ресурс конного войска. Механизм сохранился практически неизменным на протяжении многих столетий — вплоть до распада империи Чингисхана.

    Когда доспехами и тяжелым оружием стало возможно обеспечить большое количество боеспособных мужчин, появилась особенная потребность в организации и управлении подобными вооруженными массами. Именно в это время появляются особые типы боевого построения вроде греческойфаланги . Впервые этот тип строя, представлявший собой плотные шеренги тяжеловооруженных воинов, выстраиваемых в несколько рядов, появляется в VII веке до н. э. в Спарте. Поддержание подобного боевого порядка само по себе становилось залогом победы против войска, не имеющего подобной организации. Многие воинские метафоры вроде «чувства локтя», как считается, имеют своим истоком именно построение фалангой (где боец действительно чувствовал локти соседей по шеренге). Победой римские легионы также были обязаны сложной системе построений, позволяющей совершать маневры и перестраивать порядки во время боя, и твердой выучке бойцов, осознающих необходимость поддержания строя.

    Вставая в стременах, лучник становился гораздо более устойчивым и мог точнее целиться. Еще большие изменения стремя привнесло в технику кавалерийского боя, требовавшего соприкосновения с противником. Стремя превращало всадника и лошадь в единый механизм и позволяло передавать общую массу кавалериста и его коня противнику вместе с ударом копья или меча, что сделало кавалерию живыми боевыми машинами своего времени. В Западной Европе в Средние века развили это преимущество, утяжеляя всадника и его вооружение, что привело к появлению тяжелой рыцарской кавалерии. Закованный в доспехи всадник, сидящий в стременах и атакующий тяжелым копьем на полном скаку, концентрировал на острие своего копья в момент атаки невиданную мощь. Это привело к новой аристократизации войны, поскольку носителем такого эффективного и дорогого оружия оказывалась узкая прослойка феодалов, что и определило облик войны в Средневековье.

    Считается, что порох был изобретен в Китае и с XII века начал применяться в боевых действиях, однако там он использовался для метания гигантских стрел. Как, собственно, поначалу и в Европе. Но с XIV века с помощью пороха медные пушки уже стали метать каменные ядра. На каждое из таких орудий уходили тонны металла, и фактически их изготовление могли позволить себе лишь монархи. Позже, с изобретением чугунных ядер, необходимость в громадных пушках, извергавших каменные ядра, отпала, так как металлическое ядро обладало более серьезным разрушающим эффектом при меньшем диаметре. С изобретением колесного лафета , позволяющего перевозить пушки на необходимое расстояние, артиллерия превратилась в практически неодолимую силу, в считаные часы уничтожающую любые каменные укрепления . В каком-то смысле она стала «последним доводом королей» . Обладание осадными пушками в большинстве случаев действительно было привилегией централизованных монархий, способных оплатить их изготовление и содержание. Если же у противника артиллерии не было, судьба противостояния была практически предрешена.

    Переносное огнестрельное оружие, которое могла применять пехота, также изменило представления о боевых возможностях пехотинцев и характер ведения боя. Впрочем, оружие того времени было еще довольно тяжелым и требовало времени для заряжания и применения. Для его эффективного использования в бою требовалась разработка особых методов взаимодействия с другими подразделениями. Одним из успешных экспериментов оказалось построение испанских терций — каре пикинеров, прикрывавшее расположенных в центре мушкетеров. Данная тактика превратила испанскую пехоту в одну из самых грозных сил на европейском поле боя почти на весь XVI век.

    Новым толчком к прогрессу стало распространение винтовки с нарезным стволом . Их массовое применение высадившимися в Крыму в 1854 году французскими и английскими войсками против русской армии, в основном вооруженной мушкетами старого образца, обеспечила войскам антироссийской коалиции победу в открытых столкновениях и вынудила русских запереться в Севастополе. Вообще Крымская война, где небольшое отставание русских вооруженных сил во внедрении лишь только начинавших массово применяться изобретений — таких как паровой флот или нарезные винтовки — стало критическим фактором, фактически подстегнула гонку вооружений.
     
    Последнее редактирование: 30 мар 2017
    #1
    dok нравится это.
  2. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.386.329.224.728
    Stirik, 30 июл 2017

    Думал ли русский учёный Борис Семёнович Якоби, в XIX в. изобретший сугубо мирный линейный электродвигатель, что его изобретение через полторы сотни лет будет рассматриваться как самое перспективное оружие XXI столетия.
    Линейный электродвигатель впервые применить в военном деле решил ещё в 1895 г. австрийский инженер Ф. Гефт, предложивший запускать на Луну «космические корабли» с помощью электромагнитной пушки (рейлгана, как называют такие орудия за границей), которая разгоняла бы «снаряд» до необходимой скорости в стволе-соленоиде. Однако дальше идеи дело не пошло, так как при тогдашнем развитии техники этот проект был невыполним.
    Норвежц К. Брикланд, видимо, первым сообразил, что из такой пушки можно стрелять не только космическими кораблями по Луне, но и по целям на Земле. В 1901 г. он подал патентнуюзаявку на электромагнитную пушку. За скандинавом в 1915 г. последовали русские инженеры Н. Подольский и М. Ямпольский, которые предложили правительству проект сверхдальнобойного электромагнитного орудия, которое могло посылать снаряд на 300 км. Однако Артиллерийский комитет Главного артиллерийского управления русской армии посчитал, что предложение это преждевременно. Да и где найти электростанцию, которая будет всегда рядом с орудием?

    Начальные попытки создания рельсотронов, или рейлганов, приходятся на Первую мировую войну, но и сегодня, сто лет спустя, это экспериментальное оружие имеет неплохие перспективы совершить революцию в конвенциональных вооружениях. Что же мешает электромагнитной пушке воцариться на полях сражений?
    В 1916 г. французским инженерам Фашону и Виллепле удалось сконструировать работающую модель пушки, которая разгоняла модель снаряда массой 50 г до скорости в 200 м/с, однако работы вскоре пришлось свернуть — создание полноразмерного экземпляра оказалось безумно дорогим и сложным мероприятием.
    «Для того чтобы сильнее удлинить тот промежуток, на котором должно производиться ускорение, теоретически существует ещё возможность сооружения кольцеобразного туннеля, состоящего целиком из соленоидов, — писал в 1935 г. немецкий инженер Макс Валье, также взявшийся за конструирование подобного оружия.В таком туннеле можно было бы заставить гранату обращаться до тех пор, пока она не приобрепа бы необходимой скорости с тем, чтобы при последнем обращении перестановкой «стрелки» направить её в отросток туннеля, ведущий по касательной, который в данном случае играл бы роль верхнего конца смотанного в кольцо ствола электромагнитной пушки. Разумеется, в этом случае из кольца соленоидов должен был бы быть выкачан воздух, а расположенный по касательной отросток ствола необходимо было бы закрыть воздухонепроницаемой крышкой. При достаточно большом радиусе кривизны имеется теоретическая возможность осуществить такой круговой полёт гранаты.
    Практически же трудности заключаются, главным образом, в необходимости преодоления получающейся огромной центробежной силы и в неосуществимости «стрелочного перевода», вследствие чего и этот план, приписанный апрельским номером французского журнала «Je sais tout» («Я всё знаю») за 1927 г. видным французским инженерам Масу и Друэ, приходится признать неосуществимым».

    Впрочем, такое заключение не помешало американскому изобретателю Вирджелу Ригсби в начале тридцатых годов построить два работающих электромагнитных пулемёта. Первый получал энергию от обычного автомобильного аккумулятора, и за счёт 17 магнитов разгонял пули по 33-дюймовому стволу. Откуда брал ток второй, неизвестно, но он мог выплёвывать пули 44-го калибра (по другим данным — 22-го калибра) со скоростью 121 м/с. В планах изобретателя в качестве первостепенной задачи значилось повышение этого значения до 914 м/с. Заявленная скорострельность составляла 600 выстр/мин, правда, на демонстрации оружие почему-то стреляло с темпом 7 выстр/мин. Видимо, всё дело было в недостаточной мощности «батареек», потому идея пу-лемёта-рэйлгана ни одной, ни другой конструкции отклика в душах американских военных так и не нашла.

    рельсовый пулемет.jpg

    Вскоре после Октябрьской революции в Советской России было создано магнитофугальное бюро, которое занималось как раз созданием электропушки. При Комитете по изобретениям специалистами Комиссии особых артиллерийских опытов (КОСАРТОП) испытывались сразу два образца: магнитофугальное (электромагнитное) орудие на переменном токе и электрическое орудие на постоянном токе. Вскоре Артиллерийский комитет Главного артиллерийского управления рекомендовал инженерам «заняться проектированием электрического орудия постоянного тока мощности 3-дюймовой полевой пушки. К осуществлению этого имеется много благоприятных обстоятельств». Однако вскоре КОСАРТОП был распущен, и работы по этой теме прекращены.
    Во время Второй мировой войны инженеры Германии и Японии также работали над созданием электромагнитной пушки по принципу линейного электродвигателя, в котором роль якоря отводилась снаряду. Наибольших успехов достиг немецкий учёный И. Хенслер, чья модель смогла сообщить небольшому снаряду начальную скорость 1200 м/с. Впрочем, к счастью для союзников, ни полномасштабный макет, ни, тем более, серийную модель Хенслер создать не успел.

    «Электрические орудия представляют немало выгод: дальнобойность, выражающаяся в сотнях километров; выстрел почти без звука, без дыма и огня; отсутствие поперечных давлений при выстреле даёт возможность конструировать электрическое орудие без стальной толстой трубы, как в современных орудиях, — писал в 1938 г. в своей книге «Русская артиллерия в мировую войну» Е.И. Барсуков. — При выстреле электрическое орудие не подвергается высоким температурам и потому может быть долговечным; живая сила снаряда больше, чем при стрельбе пороховым зарядом, так как электромагнитные силы действуют во всей массе снаряда, а не только на его дно, что происходит при выстреле пороховым зарядом; скорострельность может быть выше, чем у обыкновенных орудий, откат — меньше.

    электромагнитная пушка.jpg

    Высокий показатель рельсотронного разгона обусловлен работой электромагнитных сил Лоренца в механизме пушки. Они возникают и начинают действовать на снаряд при коротком замыкании двух параллельных токонесущих (со знаком минус и со знаком плюс) направляющих рельсов после подачи на них очень мощного, но очень короткого импульса тока. В качестве токозамыкательного элемента используется специальная арматура со встроенным в нее снарядом или сам снаряд, лежащий на рельсах и их замыкающий. Силы Лоренца направлены так, чтобы вытолкнуть снаряд из пушки, и он вылетает из ствола с гиперзвуковой скоростью. Разгону снаряда также способствует давление плазмы, которая образуется за снарядом от действия мощного дугового разряда. Плазма со скоростью 50−100 км/ч действует на снаряд, как своеобразная мощная реактивная струя
    В американских опытах по созданию электромагнитного оружия в качестве арматуры, как правило, используется специальной формы «башмак», в котором закреплен снаряд. Такая конструкция исключает контакт снаряда с рельсами. Направляющие, изготовленные из бескислородной меди с серебряным покрытием, сильно подвержены износу от трения и эрозии. При использовании металлических снарядов, выполняющих замыкание своим «телом», замена рельсов требуется после двух-трех выстрелов.
    Сам снаряд изготавливают из тугоплавкого вольфрама. Высокая плотность этого металла позволяет даже тяжелый снаряд сделать малогабаритным, что решает проблему размещения боеприпасов в ограниченных объемах зарядных отделений или снарядных погребов.
    Однако не только быстрый износ рельсов мешает рельсотрону превратиться в супероружие, есть и другие препятствия. Прежде всего это источники питания. Рельсотрон требует мощной системы электропитания в виде униполярных генераторов, компульсаторов, мегаваттных конденсаторов-ионисторов. Эти устройства позволяют формировать очень мощный короткий электрический импульс, передаваемый на рельсы. В лабораторных условиях можно мириться с солидными по размеру и весу блоками аппаратуры. На флоте фактор веса и объема тоже не столь существен: у корабля вполне хватит водоизмещения, чтобы упаковать 130 т оборудования вдобавок к самим стволам пушек.

    Для наземных же армейских рельсотронов проблема представляется более сложной. Если разместить оборудование на танковых шасси, пришлось бы вести в бой 78-тонного монстра. Выходом стало распределение установки между двумя автомобильными трейлерами (на одном сама пушка, на другом — «энергетика»), этот вариант был реализован в американской армейской пушке Blitzer. Еще один тягач с прицепом отдали станции управления. Для питания корабельных рельсотронов (на напичканных хай-теком эсминцах проекта Zumwalt их предположительно будет два) предусмотрен запас мощности судовой установки (зарезервированный только для рельсотронов) не менее 35−45 МВт. Энергии должно хватить, чтобы обеспечить разгон снаряда до 2000−2500 м/с. Тогда он, получив дульную энергию в 64 МДж, сможет улететь на расстояние до 400 км и, сохранив 20 МДж энергии, поразить цель мощным кинетическим ударом. Уже подсчитано, что попадание такого снаряда весом 18−20 кг в авианосец произведет эффект ядерного удара.

    Всё это действительно так, и у электропушек есть всего один, но очень существенный недостаток — они требуют затрат миллионов киловатт электроэнергии непосредственно перед каждым выстрелом, для накопления которой нужна целая мощная электростанция.Тем не менее электрическим орудиям, в особенности построенным на принципе создания в — стволе магнитной волны, увлекающей снаряд, принадлежит, вероятно, будущее. Дальнобойность этих орудий будет зависеть от мощности источника электричества и потому может увеличиваться до огромнейших размеров, с весьма малым при этом износом орудия. Дальность полёта снаряда придётся регулировать подбором надлежащей силы тока». Ну что ж, необходимо отметить, что Е.И. Барсуков был совершенно прав в далёком 1938 г.
    Серьезными препятствиями на пути широкого использования рейлганов являются резонансные явления в рельсовой системе и эффект расталкивания рельсов от действия сил Лоренца, электромагнитная совместимость с электронными системами пушки, необходимость охлаждения ствола и блоков электроники и др.

    В процессе натурных испытаний была выявлена также необходимость в быстром перезаряжании пушки для увеличения темпа стрельбы по крайней мере до 6−10 выстрелов в минуту. В этом году работающая в кооперации с американским ВПК британская компания BAE Systems провела огневые испытания на полигоне ВМС США в штате Виргиния. Как заявляют британцы, они рассчитывают в ближайшие пару лет увеличить скорострельность своей установки до 10 выстрелов в минуту при весе снаряда 16 кг, так что эта проблема постепенно находит решение.
    Снаряд имеет наиболее приемлемую для гиперзвука коническую удлиненную форму с небольшим затуплением носка — это своего рода заостренный стержень. Стабилизатор в хвостовой части позволяет удерживать снаряд на траектории полета. Создание такого боеприпаса — это еще одна проблемная область рельсотронной программы.
    США с 2012 года ведет разработку унифицированного гиперзвукового снаряда HVP, сегодня он уже проходит испытания стрельбой. Унифицированный он потому, что будет использоваться не только в рельсотронах, но и в обычных корабельных пушках разных калибров, которые хотят оставить в смешанном составе с рельсотронами на эсминцах Zumwalt. Эти же боеприпасы будут применяться и в наземных пушках.Чтобы HVP подходил для пушек разных калибров, его будут изготавливать в вариантах подкалиберных выстрелов со снарядом в поддоне под каждый конкретный калибр. Поддон при вылете сборки из ствола разбивается на части, дальше летит только снаряд. В испытаниях 2015 года стреляли HVP калибром 90 мм и длиной 609 мм. Собственно снаряд весит 12,7 кг, а вся сборка — 18,5 кг. Остальные 5,8 кг — это поддон.
    Снаряды HVP планируют сделать корректируемыми в полете, для чего их оснастят модулем точного наведения, работающим с системой GPS. Американцы заявили, что у них уже имеются работоспособные электронные системы управления, выдерживающие перегрузки 30 000 — 40 000 g при разгоне, воздействие плазмы температурой 20 000 — 25 000 градусов и электромагнитные поля сверхвысокой мощности. Есть данные об успешных испытаниях подобных снарядов в 2016 году. Ожидается, что полная отработка HVP завершится к 2020 году, а в серию они будут переданы к 2025 году. Блок управления приведет к удорожанию снаряда, который и в исходном (без электроники) варианте стоит 25 тысяч долларов. Но все равно это существенно дешевле корабельных управляемых ракет ценой 0,5−1,5 млн.

    В настоящее время конструкторы вплотную подошли к оснащению современных видов боевой техники электромагнитными пушками. Так, в середине 90-х гг. прошлого века фирма General Dynamics Land Systems и автобронетанковое управление армии США предложили несколько вариантов дальнейшего развития основного боевого танка М1 Abrams. Одним из основных новшеств должна была стать установка вместо башни забронированного дистанционно управляемого орудия, в качестве которого, наряду с традиционной гладкоствольной пушкой рассматриваются и автоматические 25-мм и 35-мм электромагнитные пушки, дульная энергия каждой из которых на 30-40% превосходит тот же показатель обычных танковых орудий.

    Особенность американского подхода к разработке рельсотрона состоит в поэтапном наращивании возможностей с последовательным достижением улучшенных параметров: скорости разгона снаряда от 2000 до 3000 м/с, дальности стрельбы с 80−160 до 400−440 км, дульной энергии снаряда от 32 до 124 МДж, веса снаряда от 2−3 до 18−20 кг, скорострельности от 2−3 выстрелов в минуту до 8−12, мощности источников энергии от 15 до более чем 40−45 МВт, ресурса ствола от промежуточных 100 выстрелов к 2018 году до 1000 выстрелов к 2025 году, длины ствола от начальной 6 м до конечной 10 м.

    Подобных сведений официально в России не публикуют, однако в прошлом году первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по обороне Франц Клинцевич за-явил, что в нашей стране активно ведутся работы в области создания электромагнитного оружия.
    Хорошо известны успешные испытания рельсотрона (правда, не боевого, а лабораторного класса) в подмосковной Шатуре, которые провели в филиале Объединенного института высоких температур РАН под руководством академика В. Фортова. Рельсотрон с длиной ствола 2 м стрелял пульками массой в единицы-десятки граммов. Российское ноу-хау — предварительный разгон снаряда перед подачей в ствол — позволяет получать дульные скорости выше американских. Так, в январе 2017 года снаряд из плотного пластика весом 15 г был разогнан до скорости 3000 м/с и пробил мишень из металла толщиной во много сантиметров. Несколько раньше снаряд весом 3 г был разогнан до скорости 6250 м/с (почти первая космическая) и при попадании в стальную мишень попросту ее испарил.

    Китай, по сообщениям прессы, находится на стадии НИР и НИЭР, которые сосредоточены в специально созданной корпорации CASIC в научном центре Ухань (WUHAN). Представители КНР заявили, что разрабатывают наземный рельсотрон наподобие американского Blitzer и обещают по проекту 055А к 2020 году создать орудие калибра 130 мм.

    Несмотря на то, что ведение интенсивной стрельбы (больше шести выстрелов в минуту) из-за энергопотребления грозит потерей скорости в бою, американские эксперты уверены, что за электромагнитным оружием — будущее.
     
    dok нравится это.
  3. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.386.329.224.728
    Stirik, 6 авг 2017

    CША считаются одной из ведущих космических держав. Однако конструктор, сыгравший ключевую роль в американской ракетной программе, — один из самых неоднозначных персонажей в истории мировой науки.

    Весной 1912 года неподалёку от Познани, бывшей тогда немецким городом Позеном, в семье барона фон Брауна родился сын, которого назвали Вернером. Его предки с XVI века были военными, отец — Магнус фон Браун — стал чиновником. В детстве мало что могло подсказать, какое будущее ждёт баронского отпрыска: в гимназии Вернер чуть не остался на второй год из-за плохих отметок по математике и физике. Зато маленький Браун проявлял неплохие способности к музыке. Правда, несмотря на плохую академическую подготовку, он ухитрился попасть в полицейский участок за запуск самодельных ракет из фруктовых ящиков и фейерверков. После этого скандала маленького шалопая упрятали в славившийся строгими порядками интернат Германа Литца. Именно там Вернер наткнулся на книгу, перевернувшую его жизнь.
    Это была небольшая брошюра авторства Германа Оберта "Ракета для межпланетного пространства". Оберт, профессор физики, сосредоточился в своём сочинении на трёх тезисах: 1) космические полёты возможны; 2) такие аппараты могут нести людей и возвращаться назад; 3) в таких полётах может быть практический смысл.Брауна, которому тогда было 13 лет, книга поразила.
    Однако он совершенно не понимал смысла формул, которыми оперировал Оберт. И тогда Вернер впервые показал характер: за два года он стал лучшим учеником по физике и математике. Уже в 1927 году он написал своему кумиру вполне дельное и разумное письмо и опубликовал первую статью о будущем космических полётов в печати. Будущее предопределено: в 1930 году Браун — учащийся Высшей технической школы в Берлине и помощник Оберта, участник его опытов с реактивными двигателями. Диссертацию он защитил уже в 22 года. Теперь предстояло найти желающих выделить средства, необходимые для дальнейших разработок. "Спонсор" вскоре нашёлся — армия.
    После Первой мировой войны Германии было запрещено иметь мощную артиллерию. Однако ракет запреты никак не касались. Поэтому в Вооружённых силах Веймарской республики живо интересовались этим типом оружия. В 1933 году к власти приходят нацисты, и любые перспективные оружейные разработки получают отличные шансы на реализацию.

    Нацист
    В 1934 году Браун испытывает ракеты, способные подняться на двухкилометровую высоту. Это уже безусловный успех. Браун предлагает начать разработку реактивных самолётов и баллистических ракет. В августе 1936 года начинается строительство ракетного центра на северо-востоке Германии, на острове Узедом у деревушки Пенемюнде. Руководителем центра становится Вальтер Дорнбергер, возглавлявший ракетную программу Германии ещё до прихода к власти нацистов, а техническими аспектами программы занимался тогда фон Браун.В 1937 году Браун вступил в нацистскую партию. С одной стороны, не похоже, чтобы он разделял её идеи. С другой, никаких моральных переживаний по поводу своего членства в НСДАП он тоже никогда не испытывал.
    Браун вёл работы с размахом, но и предельно скрупулёзно. Его принцип состоял в том, чтобы собрать в единый комплекс научные учреждения, конструкторские бюро, испытательные площадки и заводы по производству необходимого для работы. Фюрер проявлял живейший интерес к разработкам баллистической ракеты: в период жесточайших боёв Второй мировой, когда под Сталинградом и Курском решалась судьба мира, на ракетные проекты фон Брауна уходило лишь вдвое меньше средств, чем на танкостроение.

    Фон Браун широко известен как аполитичный гений, просто использовавший нацистский режим для того, чтобы спокойно заниматься делом своей мечты. Но Браун не был кабинетным учёным, знакомым с реалиями нацистского государства только по передачам ведомства Геббельса, и звание штурмбаннфюрера СС он носил не для престижа. В его ведении на полигоне Пенемюнде находился обширный научно-производственный комплекс, и он прекрасно знал, чей труд использует и над чем работает. Непосредственными исполнителями воли гениального ракетчика были тысячи заключённых, вынужденных работать в тяжелейших условиях и погибать под союзными бомбами.Пенемюнде — это не только исследовательский центр и завод, это ещё и концлагерь.

    Самым известным заключённым на Узедоме впоследствии стал Михаил Девятаев. Этот советский лётчик получил звезду героя за то, что сумел бежать из плена на угнанном с аэродрома бомбардировщике. Его воспоминания об условиях жизни в лагере не оставляют простора для толкования: "Труд там каторжный, целый день на ветру, дующем с моря, да ещё на голодный желудок". Непосредственно на Узедоме от жестокого обращения и бескормицы погибло сравнительно немного людей, ещё несколько сот человек были убиты бомбардировкой. Но через лагерь Дора, где собирались двигатели для "Фау", прошли 60 000 заключённых, которые жили под землёй при средней температуре около восьми градусов тепла и получали на тяжёлых работах лишь 400 граммов хлеба в день. Из числа этих несчастных погибло около 20 тысяч.
    В 1942 году Гитлер распорядился о начале производства ракет А-4, шире известных как "Фау-2". Однако начать массовый выпуск ракет в короткий срок не удалось, а в ночь на 18 августа 1943 года британцы устроили грандиозный налёт на Пенемюнде, в котором участвовало сразу около 600 бомбардировщиков. Погибло более двухсот заключённых концлагеря и более сотни немцев. При этом было сбито 47 британских самолётов, но это было слабым утешением. Генерал люфтваффе, отвечавший за ПВО Пенемюнде, покончил с собой. Только к январю 1944 года прибыла первая ракета, построенная в лагере Дора, в сентябре "Фау-2" начали обстрел Лондона, а позднее — Антверпена.
    1944 год стал временем личных трудностей и у самого Брауна. Весной его арестовало гестапо по обвинению… в разработке планов космических полётов в ущерб военным программам. Его освобождения добивался лично рейхсминистр вооружений Альберт Шпеер.Надо отметить, что военный эффект от использования "Фау-2" был минимален. Ракеты часто летели мимо цели, причинённый ими ущерб оказался невелик. Армады английских бомбардировщиков привозили на головы немцам на порядок больше взрывчатки, притом что сами самолёты были куда дешевле баллистических ракет. Так что оружия возмездия из "Фау-2" не получилось. А тем временем Рейх катился в пропасть: с востока к Пенемюнде подступала Красная армия.
    Браун вовсе не хотел попадать в руки русских. В апреле его группа эвакуировалась в Баварские Альпы, увезя с собой техническую документацию. 2 мая 1945 года фон Браун вместе с коллегами сдался американцам.

    Американец
    В США фон Брауна первоначально ждал прохладный приём. Американцы провели масштабную операцию "Скрепка" с целью вывоза немецких учёных из Европы за океан. В общей сложности в рамках операции из Германии вывезли более 1600 специалистов, не считая членов их семей. Брауну и его коллегам выправили фальшивые биографии, лишь некоторое время спустя он снова выступил под своим настоящим именем. Однако в Штатах немецкие специалисты оказались поначалу на положении заключённых. Первыми задачами немецких ракетчиков стали восстановление "Фау-2" и разбор архивов Пенемюнде. Постепенно дела немцев приходили в норму. Браун получил официальное рабочее место, женился и начал жизнь сначала.

    форт Блисс.jpg
    Группа из 104 ракетостроителей в Форт Блисс, Техас; 35 из них работало в White Sands Proving Grounds, Нью-Мексико. Вернер фон Браун 7-й справа в 1-м ряду.​

    Немцы несколько лет просто передавали американцам свой опыт. Первоначально американцы без особого энтузиазма отнеслись к ракетной программе. Тем более что первые проекты Брауна и Дорнбергера выглядели как фантазии выживших из ума прусских вояк: военные орбитальные станции с ядерным оружием и экипажами в сотни астронавтов.Однако Браун постепенно понял, что необходимо умерить пыл, а планы покорения космоса приобретали сторонников не только в Пентагоне, но и в обществе. Браун обаял даже Уолта Диснея, который поучаствовал в популяризации идеи космических полётов. Помимо общения с публикой фон Браун бомбардировал начальство проектами запуска искусственного спутника. Однако пока ему пришлось ограничиваться доработкой собственных прежних ракет. Главным детищем Брауна в этот период стала "Редстоун" — ракета, удачно развивавшая идеи "Фау-2". Эта ракета оказалась действительно удачной конструкцией. Сконструированный на её базе носитель Jupiter C на испытаниях запустил боеголовку на дистанцию более пяти тысяч километров. Это был блестящий успех.
    А 4 октября 1957 года с Байконура первый свой искусственный спутник запускает Советский Союз. После эвакуации Брауна и команды в США русские получили только крохи ракетного наследия Рейха, однако добытых сведений в сочетании с собственными усилиями команде Сергея Королёва хватило, чтобы выиграть гонку к орбите.Это был удар.

    Однако даже после этого Брауну не предоставили зелёный свет, чтобы любой ценой вернуть паритет в космосе. Из-за технических неполадок запуск американского сателлита несколько раз откладывали, но 6 декабря 1957 года, всего через месяц после советского спутника, с мыса Канаверал стартовала ракета с первым американским спутником……И немедленно взорвалась. Корреспондент CBS успел произнести эпохальную фразу: "Всё произошло так быстро, что я не увидел момент отлёта". Беда в том, что отлёта и не было.
    После этого программа запуска искусственного спутника США полностью перешла в руки фон Брауна. И через 119 дней после советского "Спутника" на орбиту отправился американский "Эксплорер".В США фон Браун стал национальным героем. Когда в 1960 году был создан Центр космических полётов, не существовало вопроса о том, кто его возглавит. Штаты восстановили положение в космической гонке.Ненадолго. Дата 12 апреля 1961 года навеки впечаталась в мировую историю: в этот день в космос вышла ракета "Восток" с Юрием Гагариным на борту. Алан Шепард поднялся на орбиту уже 5 мая, но США вновь были вторыми.Вскоре президент Кеннеди напрямую задал вопрос: какие остались технически достижимые цели в космической гонке? Где американцы могут стать первыми? Очевидным решением стал лунный проект.
    Кеннеди утвердил эту программу в качестве приоритетной для НАСА. За непосредственную реализацию полёта к Луне отвечал фон Браун. Конструкторов всё время подгоняли. В это время произошло событие огромной важности для советской космонавтики. 14 января 1966 года — всего в 59 лет — умер величайший советский ракетчик и неутомимый энтузиаст программы прорыва к Луне Сергей Королёв. Советская лунная программа, и без того развивавшаяся ни шатко ни валко, окончательно забуксовала.
    Однако это не означало, что американцы во главе с немецким конструктором придут на Луну как по паркету. Нервная обстановка давила, тем более что в 1967 году первый запуск по программе "Аполлон" завершился трагедией. Во время наземных испытаний на борту произошёл пожар, экипаж из трёх астронавтов сгорел заживо.Наконец, 20 июля 1969 года экипаж Нила Армстронга высадился на Луне. Что ни говори, это было впечатляющее достижение — и для США, и для человечества, и для конструктора.

    Для фон Брауна этот успех стал величайшим в жизни — и последним. Он планировал полёт на Марс, но планы так и остались планами. В 1970 году он перешёл на административную работу, а вскоре ушёл на пенсию из-за проблем со здоровьем. Одним из последних посетителей уже смертельно больного конструктора стал Нил Армстронг.Сохранилась фраза Брауна, обращённая к Армстронгу: "Статистически мои перспективы очень плохи, но статистически вы должны были погибнуть в космосе, а я — сидеть в тюрьме на Земле". 16 июня 1976 года Вернер фон Браун умер.
    Фраза Брауна Армстронгу может служить доказательством того, что американцы на Луне никогда не были
     
    dok нравится это.
  4. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.386.329.224.728
    Stirik, 7 авг 2017


    В 1939 году Управление вооружений сухопутных сил Германии (нем. Heereswaffenamt, HWaA, далее – Управление) провело конкурс на создание двух машин, разных по своему функциональному назначению, но сходных по конструкции. Первая являлась радиоуправляемым минным тралом с индексом Sd.Kfz.300 (Sonderkraftfahrzeug – транспортное средство специального назначения). Вторая машина с индексом Sd.Kfz.301 предназначалась для дистанционного подрыва ДОТов и бронетехники противника. Конкурс на проектирование этих машин, шасси которых должны были быть практически идентичными, выиграла компания «Боргвард».
    Существовало три серийные модификации телетанкетки B-IV:Sd.Kfz.301 Ausf.A Главное отличие от остальных машин гусеничные траки с резиновыми подушками, которые на Sd.Kfz.301 Ausf.B-C были заменены другими траками (без подушек). Ведущее колесо имело вместо зубьев цилиндрические ролики и было устроено по тому же типу, что и ведущее колесо на «Ганомаге». На машине был установлен двигатель Borgward 6M мощностью 49 л.с. (по немецким данным, советские испытания в Кубинке показали другую мощность — 50 л. с., в дальнейшем в статье будут фигурировать данные, полученные на НИБТ Полигоне в Кубинке при испытаниях телетанкетки Sd.Kfz.301 Ausf.B, они немного разнятся с некоторыми изданиями). Боевая масса составляла 3,45 тонн. Изготовлено 616 машин, а также 12 прототипов.

    Sd.Kfz.301 Ausf.B Антенна была перенесена вперёд, также изменения коснулись ходовой части, ведущее колесо в связи с переходом на новые траки стало абсолютного другого вида (как на обычном танке). Изготовлено 260 машин.
    Sd.Kfz.301 Ausf.C В машине был установлен более мощный двигатель Borgward 6B мощностью 78 л. с., благодаря чему её скорость возросла до 40 км/ч, а также было увеличено бронирование. Всё это привело к увеличению массы машины до 4,85 тонн. Сама броня составляла 20 мм (оба борта, корма и лоб), а днище и крыша были забронированы 6-мм бронёй. Кроме того, место механика-водителя (он вёл машину на марше) было перенесено к левому борту. Было изготовлено 305 машин.

    Для движения машины в ходе перемещений (на марше) было предусмотрено ручное управление, которое осуществлял механик-водитель. Управление машиной по радио осуществлялось одним оператором во время боя или проведения разведки. Радиус управления по радио до 1,5 км. В лобовой части машины должен был находиться отсек для помещения туда заряда, который по прибытии транспортера на место дистанционно открывался оператором. Мина скатывалась по наклонной направляющей на грунт, а транспортер задним ходом возвращался в место запуска. Транспортер был способен перевозить до 450 кг взрывчатки.
    Механизмы трансмиссии состояли из гидротрансформатора и автоматической четырёхскоростной коробки передач (две передачи вперёд — две назад). Гусеничная цепь мелкозвенчатая, шириной 205 мм, состоит из 75–76 траков. Ведущие колёса — передние, направляющие — задние. Подвеска торсионная с расположением торсионных валов на одной оси. Опорные катки двойные с резиновыми бандажами.В-IV комплектовалась коротковолновым радиоприемником EP-3, электронным дешифратором и блоком реле системы взрыва. Посредством радиосигнала мог осуществляться пуск и остановка двигателя, движение (вперёд и назад), изменение скорости, повороты и остановка машины, сброс и подрыв заряда. Напряжение бортовой сети составляло 12 Вольт.
    Для недопущения несанкционированного подрыва контейнера со взрывчатым веществом (например, при транспортировке в расположении своих войск) применялся своего рода предохранитель, представлявший из себя блокиратор электрических цепей взрыва, недопускающий подрыв взрывчатого вещества до момента ухода машины на определённое (заблаговременно введённое оператором) расстояние (от 0 до 900 метров). При попадании телетанкетки на мину при действующем блокираторе, взрывчатое вещество, размещённое в контейнере, могло быть подорвано только вследствии воздействия на него детонации (взрывной волны) от мины (устройство автоматического подрыва в этом случае не функционирует).

    Первые транспортеры начали поступать в войска в мае 1942 года. 1-й батальон минного траления был реорганизован в 300-й танковый батальон радиоуправляемых машин, состоявший из трех рот, в каждой из которых было по 10 танков управления (в их роли использовались танки Pz.Kpfw.III, оборудованные соответствующей радиоаппаратурой) и по 24 единицы Sd.Kfz.301. Из десяти танков два был командирскими, а каждый из остальных восьми управлял тремя танкетками. В состав каждой роты входило три бронетранспортера Sd.Kfz.251/1 Hanomag, перевозивших механиков-водителей 24 телетанкеток B-IV. В конце мая батальон поступил в распоряжение командование Группы армий «Юг». Из подробностей участия батальона в боевых действиях известно лишь то, что если на 7 июня 1942 года в его составе числилось 27 боеспособных танков Pz.III, то через месяц, 11 июля – уже 20.
    Вот отрывок из боевого донесения, дающий представление о характере использования телеуправляемых танкеток В-IV 312-й роты, воевавшей в составе 505-го батальона (31 «Тигр» и 15 Pz.Kpfw.III) с 5 по 8 июля 1943 года: «Один B IV был послан с расстояния 800 метров против узла противотанковой обороны из 2 или 3 ПТ пушек. Взорвавшись, машина уничтожила пушки и пехотное охранение пушек. Второй B IV был послан с расстояния в 400 метров против T-34, который столкнувшись с радио машиной, взорвался. Три B IV были посланы с расстояний от 400 до 600 метров против бетонных бункеров и разрушили их. Два B IV были посланы с расстояния 800 метров против противотанковой позиции и позиции пехотных орудий, разрушив обе. Один IV, достигнув русских позиций, был подожжен бутылкой с зажигательной смесью. В результате взрыва русская позиция была уничтожена».
    В Красной армии не могли не заметить новое оружие Вермахта, и советским командованием были разработаны средства противодействия. Красноармейцам рекомендовалось уничтожать танкетки огнем крупнокалиберных пулеметов, противотанковых ружей и артиллерии, а случае возможности ведения флангового огня с дистанции 50–75 метров – стрелковым оружием с использованием бронебойных патронов. Правда, если учитывать, что уничтожать танкетки рекомендовалось на расстоянии двадцати метров от них, становится понятно, что для солдата, ведшего такой фланговый огонь, это занятие было весьма опасным. Указывалось, что уязвимыми зонами поражения являются задняя часть левого борта (там находился двигатель) и средняя часть правого борта (место крепления радиоаппаратуры).

    Боевая машина.jpg
    Уничтоженные советской артиллерией немецкие танки-роботы B-IV и танки управления Pz.Kpfw. III (один из танков имеет номер F23).
    Cеверный фас Курской дуги у деревни Глазуновка​

    Использовавшиеся первоначально в качестве танков управления Pz.Kpfw.III несли большие потери — и были последовательно заменены сначала на самоходки StuG-III, а затем на Пантеры и Тигры. На 1 марта 1945 года на вооружении Вермахта имелось 397 телетанкеток B-IV. Круг функций, выполняемых ими, значительно расширился – они использовались и для транспортировки небольших грузов, для постановки дымовых завес, а часть машин переоборудовали в своеобразные противотанковые установки.

    панцершрек.jpg
    Бойцы Красной армии на трофейной немецкой танкетке «Боргвард» с установкой из шести 88-мм«панцершреков».
    Берлин, май 1945 года​

    Одна такая САУ была захвачена в полной исправности частями Красной армии в центре Берлина, недалеко от Бранденбургских ворот. Эта машина была вооружена тремя гранатометами для постановки дымовой завесы, а для стрельбы по танкам на ней была закреплена импровизированная установка, представлявшая собой шесть «панцершреков», стрелявших 88-мм реактивными снарядами.Также известны фотографии еще одной подобной САУ, вооруженной четырьмя «панцершреками». Эта машина имела собственное имя – «Ванце».Дальнейшим развитием данного типа машин явилась управляемая по радио машина «Springer» («Прыгун») фирмы NSU.

    Дистанционно управляемые машины Sd.Kfz.301 и Sd.Kfz.302/303 немецкой разработки позволяли решать поставленные задачи, однако не отличались высоким совершенством. К ним предъявлялись различные претензии, связанные с теми или иными особенностями. К примеру, более крупный и тяжелый носитель подрывного заряда Sd.Kfz.301 был сравнительно дорог в производстве, а компактный и легкий аппарат Sd.Kfz.302/303 не отличался высокой боевой живучестью. Тем не менее, дистанционно управляемые подрывные машины все еще представляли интерес для заказчика, что привело к появлению нового проекта. В 1944 году немецкая промышленность занялась созданием машины Sonderkraftfahrzeug 304.
    Целью нового проекта, разработка которого была поручена фирме NSU Motorenwerke, было создание новой подрывной машины с возможностью непосредственного управления и дистанционного контроля, которая была бы проще и дешевле существующей Sd.Kfz.301, а также превосходила бы Sd.Kfz.302/303 с точки зрения веса перевозимого заряда. Новый проект получил официальные обозначения Mittlere Ladungsträger («Средний носитель заряда») и Sd.Kfz.304. Кроме того, на определенном этапе проект получил еще одно имя – Springer («Прыгун»).
    Требования, касавшиеся стоимости и характеристик новой техники привели к формированию соответствующего облика. Обеспечить приемлемую грузоподъемность при сравнительно малой стоимости производства можно было только путем широкого использования существующих узлов и агрегатов. Было решено строить новую технику на базе полугусеничного мотоцикла Sd.Kfz.2, также известного под названием Kettenkrad HK 101. Этот образец должен был поделиться с новым своей силовой установкой, ходовой частью и рядом других систем. Одновременно с этим предусматривалась разработка некоторых новых деталей, необходимых для боевой работы в новом качестве.

    Самым крупным новым агрегатом для машины Springer стал броневой корпус. Исходные агрегаты «Кеттенкрада» не устроили авторов нового проекта, из-за чего на имеющемся шасси предлагалось монтировать совершенно новый корпус. Кроме того, его необходимость в некоторой мере была обусловлена отказом от переднего колеса и полным переходом на гусеничный движитель с соответствующими изменениями систем управления. Подрывная машина Sd.Kfz.304 должна была комплектоваться корпусом сложной многоугольной формы, образованной несколькими броневыми листами. Для защиты от атак из передней полусферы предлагалось использовать лобовые листы толщиной 10 мм, борта выполнялись из 9-мм деталей. Крыша и днище должны были иметь толщину 8 мм.
    Лобовая часть машины получила характерную форму, образованную несколькими наклонными деталями разного размера. В центре корпуса предусматривался небольшой горизонтальный участок крыши. Кормовая часть крыши, в свою очередь, располагалась с наклоном назад. Борта устанавливались вертикально. Любопытной особенностью корпуса новой машины была складная рубка в корме. Для управления машиной на марше должен был использоваться встроенный пост управления. Для доступа к нему следовало поднять и закрепить в наклонном положении три листа, образовывавшие небольшую рубку с толщиной стенок 9 мм. При использовании радиоуправления отделение управления следовало закрывать.

    Прыгун.jpg

    Компоновка подрывной машины в некоторой мере основывалась на решениях базового полугусеничного мотоцикла. В передней части корпуса планировалось устанавливать подрывной заряд, рядом с ним размещались двигатель и трансмиссия. Корма отдавалась под отделение управления с радиосистемами и постом управления для механика-водителя. Силовая установка и трансмиссия базового шасси не претерпела никаких изменений. По-прежнему планировалось использовать бензиновый двигатель Opel Olimpia мощностью 37 л.с. Через механическую трансмиссию с двухскоростной коробкой передач крутящий момент должен был поступать на ведущие колеса переднего расположения. Ввиду отсутствия дополнительного переднего колеса, как на Sd.Kfz.2, поворот предлагалось осуществлять при помощи дифференциала и других агрегатов трансмиссии, меняющих скорость вращения ведущих колес.
    Гусеничный движитель заимствовался без доработок, тогда как от переднего колеса полностью отказались. Ходовая часть «Прыгуна» включала в себя по шесть опорных катков с индивидуальной подвеской, расположенных в шахматном порядке. Со значительным превышением над опорными катками устанавливались ведущие колеса. Кормовые направляющие колеса, в свою очередь, были подняты над опорной поверхностью незначительно. Применялась мелкозвенчатая гусеница со стальными траками одногребневой конструкции.
    В передней части корпуса предусматривались крепления для перевозки подрывного заряда. В специальном контейнере помещалось 330 кг взрывчатого вещества и взрыватель подходящей конструкции. По некоторым данным, машина Sd.Kfz.304, как и ее предшественник Sd.Kfz.301, должна была доставлять к цели заряд, сбрасывать его и возвращаться к оператору. Согласно иным источникам, применялся подрыв заряда без предварительного сброса. В базовой конфигурации подрывная машина должна была оснащаться двумя системами управления. На марше предлагалось использовать обычные механические органы управления, установленные в кормовой части корпуса, на месте механика-водителя. Непосредственно во время доставки заряда к цели следовало применять систему радиоуправления типа KE6 mit ULE6. При помощи отдельного пульта водитель-оператор мог управлять движением машины, а также выполнять сброс подрывного заряда.

    Общая длина новой подрывной машины составляла 3,17 м, ширина 1,43 м, высота – 1,45 м. Боевая масса определялась на уровне 2,4 т. Сравнительно высокая удельная мощность (порядка 15,5 л.с. на тонну) позволяла развивать скорость до 42 км/ч. Топливные баки обеспечивали до 200 км пути без дозаправки. Предполагалось, что машина Sd.Kfz.304 будет действовать следующим образом. Под управлением водителя, находящегося в кормовой части корпуса, она должна была добираться до места боевой работы. После этого следовало готовить все необходимые агрегаты, прежде всего радиоуправление и взрыватель, что позволяло приступить к атаке. Задачей водителя было выведение машины на дистанцию прямой видимости с целью, после чего он должен был покинуть свое место и сложить элементы рубки, превратив их в крышу корпуса. Затем управление осуществлялось при помощи команд по радио. С помощью специального пульта машину требовалось подвести к цели и сбросить заряд, либо взорвать его без сброса. В первом случае машина под управлением по радио должна была вернуться к водителю.
    К осени 1944 года фирма-разработчик завершила проектирование и приступила к сборке опытной подрывной машины. В ходе испытаний прототип новой техники показал неплохие показатели подвижности, а также продемонстрировал приемлемую управляемость как со встроенного поста, так и при помощи дистанционной системы. Показанные характеристики доказывали принципиальную возможность применения Sd.Kfz.304 Springer в условиях реального боя для уничтожения укреплений или бронетехники противника.Тем не менее, не обошлось без недостатков. С учетом опыта эксплуатации подрывных машин существующих моделей высказывались претензии к бронированию нового образца. Максимальная его защита представляла собой 10-мм броневые листы, установленные под разными углами к вертикали. Это позволяло защитить водителя и агрегаты машины от некоторого стрелкового оружия и легких осколков, но более серьезные системы с повышенными характеристиками могли без особых проблем поразить технику. По причине наличия большого подрывного заряда вероятность выживания машины при обстреле из крупнокалиберного оружия (ДШК, ПТР) или с применением артиллерии была крайне малой.
    Несмотря на справедливые претензии, подрывная машина Mittlere Ladungsträger Sonderkraftfahrzeug 304 Springer была рекомендована к принятию на вооружение. Уже в октябре 1944 года фирма NSU Motorenwerke начала серийную сборку такой техники. Серийное строительство подрывных машин в определенной мере облегчалось высокой степенью унификации с существующим полугусеничным мотоциклом. Как следствие, предприятие достаточно быстро смогло выйти на сравнительно высокие темпы строительства и выполнить заказ. Производство машин Sd.Kfz.304 продолжалось до января (по другим данным, до февраля) 1945 года. За это время, согласно разным источникам, успели собрать и передать заказчику от 50 до 90 машин с радиоуправлением.
     
  5. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.386.329.224.728
    Stirik, 9 авг 2017

    Когда речь заходит о первопроходцах советского атомного проекта, какие имена всплывают в голове просто автоматически? Игорь Курчатов, Юлий Харитон, кое-кто может вспомнить и главного организатора – Лаврентия Берию. Все правильно, только этого мало – слишком много имен забыто, и забыто незаслуженно.Давайте коротко вспомним, как, кто и когда начал торить дорогу к нашим собственным реакторам, к нашей Бомбе, как родились в головах и воплотились в железе наши первые реакторы. Конечно, краткость статьи вынуждает к крайне беглому обзору, хотя каждый из участников рождения и становления советского атомного проекта заслуживает не отдельных статей, а отдельных книг – настолько интересными и насыщенными были их биографии.
    Абрам Федорович Иоффе
    Говорить о нашей ядерной физике, не вспомнив Абрама Федоровича Иоффе – это просто моветон, если серьезно. Родился он в 1880 году в семье купца второй гильдии на Сумщине, склонность к естественным наукам проявил быстро. В 1897 он закончил Ромненское реальное училище, в 1902 – Петербургский технологический институт. И уже в 1903 Иоффе прибыл в Мюнхен, где стал практикантом у самого Рентгена, первого в истории Нобелевского лауреата по физике. С блеском защитив в 1905 докторскую диссертацию, он отказался от лестного предложения Рентгена продолжить совместную работу и вернулся в Петербург, в альма матер – технологический институт. Новые эксперименты, новые теоретические выкладки, и в 1911 Иоффе уже магистр, с 1913 – экстраординарный профессор, в 1915 последовала защита докторской диссертации и место профессора кафедры общей физики уже в Петербургском университете.

    [​IMG]

    Тогда же Иоффе начал вести знаменитые семинары при технологическом институте, достигнув вершины «карьеры» ученого – он стал родоначальником собственной школы.1К 1917 году, как вы видите, Абрам Иоффе был широко известен как в России, так и за ее пределами, что совершенно не помешало ему принять идеи социалистической революции и практически сразу начать сотрудничать с новой властью Еще бы не сотрудничать! Не смотря на страшное напряжение Гражданской войны, уже в 1918 году в Питере был создан Физико-технический институт, который Иоффе и возглавлял следующие 30 лет. Продолжались и его семинары, участниками которых в разное время были будущие Нобелевские лауреаты П.Л. Капица и Н.П. Семенов, будущие академики и основатели уже своих собственных школ – А.П. Александров, А.И. Алиханов, Л.А. Арцимович, И.К. Кикоин, И.К. Курчатов, Ю.Б. Харитон, А.И. Лейпунский и многие другие.

    Прочтите перечисленные фамилии еще раз – это и есть список людей, основавших наш атомный проект. Но и семинары Иоффе – не единственная его организаторская заслуга перед нашим атомным проектом в частности и перед советской физикой вообще. В 1919 – да-да, в годы Гражданской войны, в годы слома старого порядка – Абрам Федорович организовал при Политехническом институте новый факультет – физико-механический. Факультет стал прообразом вузов такого типа во всей стране.
    По инициативе Иоффе с 1929 года стали основываться наши физтехи – в Харькове и в Днепропетровске, в Томске и в Свердловске. Новаторство в системе высшего образования, привнесенное Иоффе и стало основой стремительного рывка в развитии советской физики. Выпускники физтехов были не только получали максимально широкие знания по уже имеющимся в распоряжении ученых результатов, они были готовы «добывать» знания новые, работать над максимальным приближением к практике результатов, достигнутых в фундаментальных областях знания, на широчайшее распространение этих знаний.
    Несмотря на отнюдь не юный возраст, Абрам Иоффе был очень чуток к новым областям физики, и именно по его инициативе с 1932 в Ленинградском ФТИ появилась новая тема – физика атомного ядра. В институте для интенсивных исследований по этой теме была создана отдельная лаборатория, возглавить которую Иоффе уговорил молодого специалиста по физике диэлектриков, своего бывшего «семинариста», который к тому времени был сотрудником физического отдела Радиевого института.

    Лаборатория ядерной физики Ленинградского физтеха
    Иоффе не ошибся с выбором, к 1935 году было опубликовано 17 оригинальных авторских работ Игоря Курчатова, которые в итоге были объединены в монографию “Расщепление атомного ядра”. Лаборатория Курчатова не ограничивалась теоретическими разработками, уже в 1932 начались работы по созданию собственного циклотрона, что удалось реализовать в 1937 году. Новую лабораторию возглавил опять же Курчатов, но основную часть экспериментов проводил Виталий Григорьевич Хлопин, наш выдающийся химик.

    [​IMG]

    Химики бывают разными, Виталий Хлопин хотел получать для своих исследований новые элементы, и циклотрон дал ему такую возможность. Да, количества полученного плутония были микроскопическими, но этого оказалось вполне достаточно, чтобы В.Г. Хлопин смог приступить к изучению его свойств. Советская ядерная физика, таким образом, развивалась более, чем просто активно, ведь до получения плутония на циклотронах Лоуренса оставалось еще больше года
    Как и Иоффе, Курчатов был не только выдающимся ученым, но и невероятно талантливым организатором, обладавшим отменным чутьем распознания молодых перспективных студентов. В его лаборатории закончили аспирантуру Георгий Флёров и Лев Русинов, которые сразу после появления в научной печати 11 февраля 1939 года статьи Лизы Мейтнер и Отто Фиша подключились к изучению свойств ядер урана. Если вы видели нашу статью “Атомные реакторы — рождение и развитие”, то сможете оценить темп, с которым работали и получали результаты в Ленинградском физтехе наши ученые, сравнив их с коллективными результатами трудов европейских и американских специалистов.
    Флёров, получивший диплом о высшем образовании в 1938 году, 26-летний аспирант, уже в 1939, вместе с Львом Русиновым провел расчеты, показывающие, что при делении ядро урана выделяет больше двух свободных нейтронов. На Западе для такого же результата потребовался гений Нильса Бора. Прошло меньше года, и в 1940 Флёров и еще один аспирант Курчатова, Константин Петржак совершили открытие спонтанного деления ядер урана – открытие мирового уровня, опередившее западную науку, активно включившуюся в урановые исследования. Открытие было сделано при помощи очень чувствительной ионизационной камеры, которую Флёров и Петржак сконструировали собственными руками, наглядно продемонстрировав особенность советской физической школы, в которой разделять ученых-теоретиков от ученых-практиков было практически невозможно.

    Юлий Борисович Харитон и Яков Борисович Зельдович
    Самой важной теоретической работой того времени стали две статьи, вышедшие в 1939 под авторством Ю. Б. Харитона и Я. Б. Зельдовича. Оба они на тот момент были химиками, работали под руководством Николая Николаевича Семенова – нашего единственного Нобелевского лауреата по химии, получившего премию в 1956 году. При этом “магия Иоффе” никуда не делась: сам Николаев был его студентом, Иоффе преподавал и Харитону. А вот Яков Зельдович был исключением, вот только, как говорится – “из ряда вон”, поскольку он вообще не был студентом, став единственным нашим академиком, не имевшим высшего образования. Зельдович просто не стал терять время – в его 20 лет, в 1934 году, он уже поступил в аспирантуру Института физической химии, в 22 года защитил кандидатскую диссертацию, в 25 — докторскую. Но и за его плечами – знаменитые семинары Иоффе в Ленинградском физико-техническом институте

    [​IMG]

    Зельдович и Харитон к концу 30-х были признанными специалистами по химическим цепным взрывным реакциям. Видимо, именно поэтому они оба стали “базовыми” специалистами по созданию нашей первой атомной, а потом и ядерной бомбы. Но этот труд был у них еще впереди, а в 1939 им просто стало интересно, возможна ли цепная реакция физическая в уране-238 под действием быстрых нейтронов. Занимаясь расчетами по вечерам, в свободное от работы время, Зельдович и Харитон теоретически доказали, что цепная реакция на быстрых нейтронах в природном уране невозможна вне зависимости от степени чистоты урана.
    В своей второй статье два молодых ученых сделали выводы, во многом определившие дальнейшее развитие советского атомного проекта. Для осуществления цепной реакции в ядрах урана необходимы два условия: использование замедлителя в виде тяжелой воды или графита очень высокой чистоты и повышение содержания урана-235
    А вот выводы, сделанные более авторитетными советскими физиками, приостановили развитие этого направления. Иоффе и Капица заявили, что практическое использование теоретических результатов ядерной физики просто невозможно – для осуществления цепной реакции потребуется больше энергии, чем будет получено в результате самой реакции. Но, несмотря на давление таких авторитетов, молодежь и не думала останавливаться. Осенью 1939 года Харитон опубликовал новую статью – о проблемах разделения изотопов урана при помощи газовых центрифуг.

    Урановая комиссия
    Если бы не активное вмешательство Владимира Ивановича Вернадского, еще не известно, как бы пошли дела у нашего атомного проекта. Это его доклад на заседании президиума АН в июне 1940 года и сделанная на его основе докладная записка в адрес Совнаркома сделали возможным создание “Урановой комиссии”. Она была организована в июле 1940 года под председательством Виталия Хлопина, который в это время был руководителем Радиевого института. Его первым заместителем стал В.И. Вернадский, вторым – А.Ф. Иоффе, в состав вошли Игорь Курчатов, Сергей Вавилов, Глеб Кржижановский, Юлий Харитон, Александр Виноградов, Петр Капица и другие.
    К сожалению, работа комиссии в самом начале была прервана начавшейся Великой Отечественной.Ученые, физики и химики, приступили к выполнению совсем других задач. Курчатов занимался системой размагничивания корпусов военных кораблей, Харитон и Зельдович вернулись в химию – разрабатывали новые взрывные вещества, в том числе заряды для “Катюш”, Флёров добровольцем ушел в ополчение, Хлопин занимался мобилизацией ресурсов Поволжья. Казалось, что все проблемы урана, ядерной физики, создания новых циклотронов и других видов ускорителей ушли не то что на второй, а на третий, четвертый план.

    Разведка НКВД и советский атомный проект
    Возможно, так бы и произошло, если бы не сыграл свою роль человек, биография которого, ныне основательно забытая, никак не касалась ядерной физики. Павел Михайлович Фитин – его имя вы не найдете в книгах по истории советского атомного проекта, ведь по образованию он был специалистом по механизации сельского хозяйства.

    [​IMG]

    Но в 1939 году именно Павел Фитин возглавил Первое управление НКГБ СССР – нашу внешнюю разведку. После того разгрома, которому подверглась наша разведка в годы “ежовщины”, Фитин смог стать ее реаниматором.К 1941 были восстановлены все иностранные резидентуры, было создано с нуля информационно-аналитическое управление, куда стекались все данные, поступавшие от наших разведчиков, в том числе и научно-технические. В апреле 1940 в Великобритании был создан специальный орган для сосредоточения всех работ по созданию атомного оружия – Комитет МОД. 15 июля 1941 года Комитет МОД подготовил сверхсекретный отчет для правительства Англии, 16 сентября отчет был заслушан на совместном заседании ученых и научно-консультативного комитета правительства.

    “Мы пришли к выводу о возможности создания действующего образца атомной бомбы, в которой будет использовано всего 11 кг активных веществ. Взрыв такой бомбы эквивалентен взрыву примерно 18’000 тонн тротила, кроме того, произойдет выделение большого количества радиоактивного материала…”.

    Уровень секретности и отчета, и этого заседания были запредельными, даже заокеанские партнеры были извещены о них только в начале октября.
    А вот на стол сотрудницы информационно-аналитического управления, офицера Первого управления НКВД Елены Потаповой стенограмма заседания и отчет легли 17 сентября – такой был темп работы у агентов Фитина.
    Информатором сотрудника НКВД в составе посольства СССР в Англии Анатолия Горского был личный секретарь руководителя научно-консультативного совета правительства Великобритании лорда Хэнки – Джон Кернкросс. Сообщил Кернкросс и о том, что 20 сентября 1941 года комитет начальников штабов Англии принял решение о немедленном начале работ по строительству завода по производству атомных бомб. А в конце 1941 года сотрудники Фитина стали получать еще и подробнейшие отчеты о технических деталях всей работы, проводившейся в Англии по атомной теме.
    Именно тогда Клаус Фукс навестил в Лондоне своего старого друга Юргена Кучинского.Как и Фукс, Кучинский был членом коммунистической партии Германии, в связи с чем и вынужден был покинуть родину в 1936 году. Клаус прекрасно знал, что Юрген работает на НКВД, Клаус прекрасно понимал, что намерен сделать. Убежденный коммунист, он считал, что секретный проект, участником которого он стал, может иметь огромную ценность для СССР. Но подробный анализ всего, что смогли сделать для советского атомного проекта наши разведчики и агенты тоже выходит за рамки статьи.
    Достаточно сказать, что с 1939 по 1945 Первое управление НКВД подготовило и внедрило в западные страны 566 своих сотрудников.Что касается обработки поступавшей информации, уровень научной и технической сложности которой порой был за пределами понимания разведчиков, то ею занимался специально созданный в 1939 году отдел научно-технической разведки во главе с Леонидом Романовичем Квасниковым, который и возглавлял ее вплоть до своего ухода на пенсию в 1963 году. Павел Фитин и Леонид Квасников, не единожды награжденные советскими медалями и орденами, только после смерти и рассекречивания архивов удостоены высшей награды РФ – они оба посмертно стали Героями России.
    Таким образом, к концу 1941 года руководство Первого управления НКВД обладало весьма обширным материалом по развитию атомного проекта Великобритании, поступала информация и из США, где одним из ближайших сотрудником Энрико Ферми работал будущий советский академик, а тогда итальянский эмигрант Бруно Понтекорво. Сотрудники Фитина работали не покладая рук, в НКВД стекались данные по урановым работам в Германии, по проблемам, возникшим с тяжелой водой, по планам американцев создания Манхэттенского проекта, по помощи, которую взялась организовать Канада.
    Популярная легенда о том, что решающую роль в восстановлении работ по ядерной физике сыграли письма Флёрова – не более чем легенда.Флёров действительно обнаружил странное исчезновение новых статей по физике уранового ядра во всех зарубежных научных журналах, Флёров действительно писал докладные записки Иоффе, куратору научных работ при Государственном Комитете Обороны Сергею Васильевичу Кафтанову и даже самому Сталину. Действительно, письма были приняты во внимание, но оно не было ни единственным, ни решающим – скорее, они стали той самой «последней соломинкой, переломившей хребет верблюда».

    28 сентября – день работников атомной промышленности
    В результате многократных перепроверок, подтвердивших данные разведчиков, 28 сентября 1942 года было принято постановление ГКО (Государственного Комитета Обороны) № 2352 сс «Об организации работ по урану». Оно обязывало АН СССР и лично Абрама Иоффе до 1 апреля 1943 года предоставить ГКО доклад «о возможности создания урановой бомбы или уранового топлива».
    В это время Ленинградский физтех находился в эвакуации, в городе Казани, и именно там появилась наша первая атомная Лаборатория № 1, в состав которой приказом Иоффе были включены: Игорь Курчатов (руководитель), Абрам Исаакович Алиханов, Леонид Михайлович Неменов, Герман Яковлевич Щепкин, Георгий Николаевич Флёров, Петр Ефимович Спивак, Михаил Силыч Казадаев, Венедикт Джелепов, Марк Иосифович Корнфельд, Петр Яковлевич Глазунов, Сергей Яковлевич Никитин.
    В 2005 году указом президента России в нашем календаре 28 сентября стало днем профессионального праздника сотрудников атомной отрасли – днем атомщиков.В этот же период Игорь Курчатов получил возможность ознакомиться со всеми материалами, полученными разведкой, что сыграло немаловажную роль в становлении и развитии советского атомного проекта (САП). Сейчас уже рассекречен список документов разведки, хранившихся в личном сейфе Курчатова, и по названиям можно судить, какой объем материалов был добыт сотрудниками Павла Фитина.
    “Отчет об исследованиях по котлу и физике ядра” – материалы 301-а, b, с и d за август, сентябрь, октябрь и ноябрь 1942 года;“Теоретические расчеты критических размеров” – материал 448-а, август 1942;“Заметки о работе котла № 1” – материал 311, июнь 1943 и это далеко не все.Как позднее писал в своих мемуарах сам Курчатов, в кабинетах Лубянки ему довелось прочитать не менее 3’000 страниц отчетов разведчиков.

    Пока ученые занимались исследованиями для подготовки доклада, ГКО занялся проблемой, которая уже была очевидна. В СССР поисками урана практически никто систематически не занимался, поэтому появление постановления ГКО от 27 ноября 1942 “О добыче урана” было совершенно логично. Впрочем, о поисках урановой руды рассказ требуется более подробный, а в рамках этой статьи остановимся на том, что разработка технологической схемы получения урановых концентратов и переработка их для получения урановых солей были поручены радиевой лаборатории Гиредмета – Государственного Института РЕДких МЕТаллов во главе со срочно вызванной из казахстанской эвакуации Зинаидой Васильевной Ершовой.

    Зинаида Васильевна Ершова
    Вам ничего не говорит ее имя? “Русская мадам Кюри” – за глаза Зинаиду Васильевну частенько называли именно так. Давайте просто перечислим, что Зинаида Ершова успела сделать за свою жизнь. Это не список, это какой-то гимн научному и трудовому пути этой удивительной женщины.Летом 1930 года 26-летняя выпускница физико-математического факультета МГУ приступила к работе в радиевом цехе Московского завода редких элементов рядовым сотрудником, но через полгода она – уже начальник физической лаборатории, а в 1931 завод получил первую партию радия. В 1936 Зинаиду Ершову отправляют на стажировку в Париж, в Институт Радия, в лабораторию Кюри. Через год Ершова пишет статью, позднее ставшей темой ее кандидатской диссертации: “Отношение урана-235 к урану-238 в природной руде”.Еще наши мужчины-физики не совсем понимали значение изотопа урана-235, а Зинаида Ершова уже самостоятельно вычисляла его процентное содержание в природной руде! С 1937 года Ершова работала уже в Гиредмете, начальницей лаборатории радия.

    [​IMG]

    После вызова в Москву зимой 1943 Ершова получила приказ Курчатова: “Стране нужен карбид урана и металлический уран”. Министр Среднего машиностроения Славский в кругу близких друзей уверял, что Зинаида выполняла эту работу едва ли не голыми руками — и в 1944 году Курчатов получил металлический уран.Мужчины занялись необходимыми экспериментами, занялись вполне удачно, и в августе 1945 наша “мадам Кюри” получила новое задание – обеспечить на заводе в городе Электростали производство металлического урана в слитках по несколько килограмм. К новому 1946 году установка была не только собрана, но уже в промышленном количестве производила ядерное топливо нашего первого атомного реактора. Зинаида Ершова не просила персональных наград за такую работу и за такой темп, она предложила руководству Спецкомитета подумать о создании нового института широкого профиля, который бы взял на себя решение всех проблем, связанных с химическими, металлургическими и прочими свойствами радиоактивных элементов.
    Так в 1949 году в нашей стране появился нынешний ВНИИНМ – Всеройссийский НИИ неорганических материалов. У института имелся директор – Виктор Борисович Шевченко, был отдел металлургии плутония, который возглавил человек, чье имя сейчас носит ВНИИНМ — Андрей Анатольевич Бочвар. Вот только самого плутония еще не было, его только предстояло извлечь из облученного в нашем первом реакторе урана. 18 декабря 1947 Зинаида Ершова и ее девушки из радиохимической лаборатории получили первые 73 микрограмма плутония-239.Через пару месяцев эта работа перестала быть ручным трудом – плутоний выдавала на-гора полупромышленная установка, разработанная Зинаидой Ершовой. В том же году мужчины-физики определили, что запалом для атомной бомбы может быть только полоний — и через год они получают его из рук Зинаиды Ершовой, с нуля создавшей технологию его получения из облученного в реакторе висмута. В 1951 для ядерной бомбы понадобился тритий – в 1952 он был получен в результате работы Зинаиды Ершовой.
    В дальнейшем полоний перестали использовать для атомного оружия, но зато потребовались его твердые соединения в качестве источника тепла и электричества для космических аппаратов.Разработки “русской мадам Кюри” обеспечили тепло и энергию не только несколько наших спутников, но и все наши “Луноходы”. 40 лет работы во ВНИИНМ, три Сталинских премии, орден Трудового Красного Знамени и мемориальная доска на стене ею задуманного института. Конечно, это далеко не полный перечень всего, что успела сделать Зинаида Васильевна за свою долгую жизнь, но для того, чтобы оценить ее вклад в САП – вполне достаточно.

    Рождение Курчатовского института
    С учетом полученных данных разведки отчет о состоянии дел по “урановой проблеме” и план предстоящих работ были предоставлены в ГКО уже в самом начале 1943 года, и 11 февраля Вячеслав Молотов подписал распоряжение ГКО «О дополнительных мероприятиях в организации работ по урану» № 2872-сс, давшее старт созданию в Москве Лаборатории № 2 и старт нашего атомного проекта. Ставка была сделана на создание плутониевой бомбы и, следовательно, на создание “уран-графитового котла”, как тогда называли атомный реактор с графитовым замедлителем. Но за этой простой формулировкой – план огромной, напряженной работы страны, которая в тот момент сражалась на полях самой страшной из войн.
    Ученым, конструкторам, технологам, инженерам и сотням тысяч рабочих предстояло освоить промышленное производство сверхчистого графита, разыскать урановую руду и научиться добывать из нее уран, научиться обогащать его до нужных параметров по содержанию изотопа-235, построить сам “котел”, научиться контролировать цепную реакцию, добывать из облученного материала плутоний, при этом на ходу осваивая способы защиты от радиоактивного облучения всех, кто принимал участие в этой невиданной ранее работе… Научное руководство проекта было возложено на Игоря Курчатова, решение организационных вопросов – на Сергея Васильевича Кафтанова и Михаила Григорьевича Первухина, наркома химической промышленности.

    “В конце 1945 года начали выпускать уран и графит необходимого качества и в необходимых объемах” – фраза, которую не раз приходилось встречать в рассказах о периоде становления советского атомного проекта. Удивительна она тем, что скрывает просто гигантский объем информации. О том, как шла работа над получением металлического урана, мы только что сказали несколько слов, а еще за этой фразой — ишаки, навьюченные урановой рудой в горах близ таджикского Табошара с месторождения, ради которого построили город Чкаловск, семь рудников и пять заводов. Это добыча урана трофейного – в Германии, Чехословакии, в Польше и в Болгарии, это разработка сланцев Эстонии.
    “Графит” в необходимых количествах” – это горно-обогатительный комбинат на Урале близ Кыштыма, это огромная научная работа Владимира Владимировича Гончарова и Николая Федотовича Правдюка, разработавших технологию получения сотен тонн чистейшего графита на московском электродном заводе. Графит и уран — далеко не все, что потребовалось для создания первого физического атомного реактора. Разрабатывались новые конструкционные материалы, десятки новых измерительных приборов, вереницей шли десятки больших и малых изобретений, усовершенствований. В одной фразе — труд и судьбы сотен тысяч людей

    Создание Спецкомитета
    Сразу после взрывов над Хиросимой и Нагасаки урановой и плутониевой бомб развитие САП было многократно ускорено. 20 августа 1945 года в СССР был создан Специальный комитет – сначала при ГКО, а затем при Совете Министров СССР. Неофициально его называли “Спецкомитет по использованию атомной энергии”, и в этом названии скрыто то, что наши ученые изначально, при “родовых муках” первого реактора уже думали о том, что энергия уранового ядра может быть использована и в мирных целях. Да, использование в качестве замедлителя чистого графита позволило основательно сэкономить время, в максимально сжатые сроки начать нарабатывать плутоний-235. Но 1 декабря 1945 года постановлением правительства в составе Спецкомитета была создана и Лаборатория № 3 под руководством Абрама Исааковича Алиханова, коллектив которой приступил к разработке тяжеловодного реактора, на котором планировалось изучить и отработать все, что касалось теории и практики глубокого выгорания уранового топлива — процесса, который не имеет никакого отношения к “военной” теме, зато крайне важен для энергетических реакторов атомных электростанций.
    А уже 31 мая была создана так называемая “Лаборатория В” – секретный объект, который теперь мы знаем, как Физико-энергетический институт, в котором приступили к разработке реактора на быстрых нейтронах с жидкометалиическим теплоносителем. Но к различным типам атомных реакторов мы вернемся в последующем, а пока закончим рассказ о том, как создавался “первенец” — физический уран-графитовый реактор с неброской аббревиатурой Ф-1.

    Первый в СССР и в Евразии
    15 ноября 1946 года в новом здании “К” Лаборатории № 2, нынешнем Курчатовском институте, началось сооружение реактора. Послойно укладывались графитовые брикеты 10х10х60 см, в каждом из которых имелось по три цилиндрических отверстия, в которые вставлялись блочки металлического урана с природным, необогащенным содержанием урана-235. 61 слой, 400 тонн графита и 50 тонн урана были аккуратно уложены 24 декабря, оставался последний слой графитовых брикетов и урановых блочков. 25 декабря к 14 часам был уложен и он, и Курчатов приступил к подъему кадмиевых стержней регулирования – рывками по 10-20 сантиметров, после чего приборы проверяли, что происходит в реакторе.
    Ученых всего мира с той поры мучает один очень серьезный вопрос: знал ли Игорь Курчатов о системе безопасности атомного реактора, собранного в Чикаго Энрико Ферми или же разработал ее самостоятельно? Во всяком случае, “запасной” кадмиевый стержень, подвешенный на самой обычной веревке и топор при ней имелись и в здании “К”. Приборы, аппаратура дело хорошее, но на случай ЧП рубануть с плеча — вот работа настоящего ученого-ядерщика!.. Но – не пригодилось, все расчеты огромного коллектива ученых были выполнены без ошибок. Впрочем, вся эта история вполне может быть одной из многочисленных «шуток физиков» — времени с той поры прошло немало, а умение физиков сочинять всевозможные байки многим хорошо известно. В 18 часов в Ф-1 началась тщательно контролируемая цепная реакция деления ядер урана, этот момент считается пуском первого в Евразии атомного реактора.
     
    dok нравится это.
  6. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.386.329.224.728
    Stirik, 12 авг 2017
    информационное оркжие


    Обычно об истории создания мобильного телефона рассказывают примерно так:
    3 апреля 1973 года глава подразделения мобильной связи Motorola Мартин Купер, прогуливаясь по центру Манхеттена, решил позвонить по мобильнику. Мобильник назывался Dyna-TAC и был похож на кирпич, который весил более килограмма, а работал в режиме разговора всего полчаса. До этого сын основателя компании Motorola Роберт Гелвин, занимавший в те далекие времена пост исполнительного директора этой фирмы, выделил 15 миллионов долларов и дал подчиненным срок 10 лет на то, чтобы создать устройство, которое пользователь сможет носить с собой. Первый работающий образец появился всего через пару месяцев. Успеху Мартина Купера, пришедшего в фирму в 1954 году рядовым инженером, способствовало то, что с 1967 года он занимался разработкой портативных раций. Они-то и привели к идее мобильного телефона.
    Считается, что до этого момента других мобильных телефонных аппаратов, которые человек может носить с собой, как часы или записную книжку, не существовало. Были портативные рации, были "мобильные" телефоны, которыми можно было пользоваться в автомобиле или поезде, а вот такого, чтобы просто ходить по улице - нет. Более того, до начала 1960-х годов многие компании вообще отказывались проводить исследования в области создания сотовой связи, поскольку приходили к выводу, что, в принципе, невозможно создать компактный сотовый телефонный аппарат. И никто из специалистов этих компаний не обратил внимание на то, что по другую сторону "железного занавеса" в научно-популярных журналах стали появляться фотографии, где был изображен… человек, говорящий по мобильному телефону. (Для сомневающихся будут приводиться номера журналов, где опубликованы снимки, чтобы каждый мог убедиться, что это не графический редактор).
    Мистификация? Шутка? Пропаганда? Попытка дезинформировать западных производителей электроники (эта промышленность, как известно, имела стратегическое военное значение)? Может быть, речь идет просто об обыкновенной рации?Однако дальнейшие поиски привели к совершенно неожиданному выводу - Мартин Купер был не первым в истории человеком, позвонившим по мобильному телефону. И даже не вторым.

    ЮНОСТЬ ВЕРИТ В ЧУДЕСА.
    Человека на снимке из журнала "Наука и жизнь" звали Леонид Иванович Куприянович (ударение на "о"), и именно он оказался человеком, сделавшим звонок по мобильному телефону за 15 лет раньше Купера. Но прежде чем речь пойдет об этом, вспомним, что основные принципы мобильной связи имеют очень и очень давнюю историю.

    Куприянович.jpg

    Собственно, попытки придать телефону мобильность появились вскоре после возникновения. Были созданы полевые телефоны с катушками для быстрой прокладки линии, делались попытки оперативно обеспечит связь из автомобиля, набрасывая провода на идущую вдоль шоссе линию или подключаясь к розетке на столбе. Из всего этого сравнительно широкое распространение нашли только полевые телефоны (на одной из мозаик станции метро "Киевская" в Москве современные пассажиры иногда принимают полевой телефон за мобильник и ноутбук).
    Искать розетку было не слишком удобно, так что идея мобильного беспроводного телефона появляется где-то в самом начале 20 столетия. Так, американская газета "Солт Лэйк Телеграм" со ссылкой на агенство "Ассошейтед пресс" 3 марта 1919 года сообщает, что Годфри С. Айзекс (Godfrey C. Isaacs), управляющий директор компании Маркони, сообщил, что проведенные опыты позволяют поверить в идею беспроводного карманного телефона, как повседневной вещи. "Так, лицо, гуляя по улице, может услышать в своем кармане телефонный звонок, и приложив трубку к уху, услышит голос другого, того, кто возможно, летит на самолете со скоростью сотни километров в час из Варшавы в Лондон".
    Однако обеспечить подлинную мобильность телефонной связи стало возможно лишь после появления радиосвязи в УКВ диапазоне. К 30-м годам появились передатчики, которые человек мог без особого труда носить на спине или держать в руках - в частности, они использовались американской радиокомпанией NBC для оперативных репортажей с места событий. Соединения с автоматическими телефонными станциями такие средства связи еще не обеспечивали.

    Однако о возможности замены такими радиоустановками телефонов уже сообщала людям советская фантастика "Ближнего прицела" В опубликованных в первом номере журнала "Техника-молодежи" за 1939 год главах романа "Генератор чудес" писатель Юрий Долгушин устами своего героя, инженера Тунгусова, провозглашал:"- Современный телефон - уже архаизм. Телефонная сеть растет буквально с каждым днем. Вы представляете, каким громоздким станет скоро наше подземное хозяйство, если каждый аппарат мы будем и впредь связывать с районной станцией особым проводом? Это ли передовая техника? Связь на ультракоротких волнах - радиосвязь - поднимает технику телефона на новую, высшую ступень. Подземное хозяйство ликвидируется. Никаких "линий", никаких проводов и кабелей. Освобождается целая армия людей для более производительного труда. Чтобы обзавестись телефоном, нужно только пойти в магазин, купить готовый приемопередающий аппарат и получить в телефонном управлении волну, которая и будет вашим абонентским номером."
    В романе Долгушина радиотелефон можно было носить в портфеле, но он, по сути дела, представлял собой все ту же мобильную рацию: диск служил только для фиксированной настрйки на определенную волну. Не решалась проблема звонка на номер проводного телефона, по сути дела, мобильный телефон противопоставлялся проводному. Не удивительно, что в таком виде радиотелефон проблему связи еще не решал.
    Подобные идеи не оставляли изобретателей и за рубежом. В июньском номере журнала "Modern Mechanics" за тот же 1939 год мы можем найти краткую заметку о том, что South Caliphornia Telephone Company близка к практическому созданию беспроводного телефона, который можно везде носить с собой. Технические детали в заметке не раскрывались. Во всяком случае, можно считать, что намерение создать такой телефон было.

    Следующий шаг, уже во время Великой Отечественной войны, сделал советский ученый и изобретатель Георгий Ильич Бабат в блокадном Ленинграде, предложив так называемый "монофон" - автоматический радиотелефон, работающий в сантиметровом дипазоне 1000-2000 МГц (сейчас для стандарта GSM используются частоты 850, 900, 1800 и 1900 Гц), номер которого кодируется в самом телефоне, снабжен буквенной клавиатурой и имеет также функции диктофона и автоответчика. "Он весит не больше, чем пленочный аппарат "лейка"" - писал Г. Бабат в своей статье "Монофон" в журнале "Техника-Молодежи" № 7-8 за 1943 год: "Где бы ни находился абонент - дома, в гостях или на работе, в фойе театра, на трибуне стадиона, наблюдая состязания - всюду он может включить свой индивидуальный монофон в одно из многочисленных окончаний разветвлений волновой сети. К одному окончанию могут подлючиться несколько абонентов, и сколько бы их ни было, они не помешают друг другу". В связи с тем, что принципы сотовой связи к тому времени еще не были изобретены, Бабат предлагал использовать для связи мобильников с базовой станцией разветвленную сеть СВЧ - волноводов.

    [​IMG]
    Г. Бабат, предложивший идею мобильного телефона​

    Всего через несколько лет, в 1945 году, в СССР появляется книга В.И. Немцова "Незримые пути: записки радиоконструктора", где описывается труд радиоконтсруктора на примере создания мобильного телефона."Говорить из лесу, без проводов, с любым абонентом городской сети - ведь это же почти фантастический телефон в кармане! Правда, телефон килограммов на пятнадцать. Но об этом я старался не думать. Это же опытная модель, случайная конструкция. Зачем омрачать радость первого эксперимента!" "Опять фантастика" - скажет читатель.
    И можно было бы согласиться, если бы не одно "но": известный писатель-фантаст Владимир Немцов в это время был профессиональным конструктором аппаратуры радиосвязи. Он работал в НИИС РККА, где занимался созданием портативных войсковых радиостанций, получив более 20 авторских свидетельств на изобретения. Войну и блокаду он пережил в Ленинграде, где занимался освоением производства радиостанций, потом был отправлен в Баку главным инженером на строящийся радиозавод. Был награжден орденом Красной Звезды. И кому как не ему реалистично оценить возможность создания мобильного телефона!
    Рассказывая о проектировании мобильного телефона, В. Немцов в первую очередь отмечает сложность создания достаточно простых и компактных устройств сопряжения с городской телефонной сетью, подробно описывает процедуру проверки работы мобильного телефона как с городской сетью с ручными коммутаторами, так и с АТС. Отмечены подробности, которые, казалось бы, не нужны ни для популяризации научных знаний, ни для художественного произведения; например, упоминается, что девушка на коммутаторе после ряда проверочных звонков отметила телефонный номер Немцова, как неработающий, при попытке звонить из машины не всегда удавалось правильно набрать номер, а дальность связи скоращалась до двух километров.
    Возникает вопрос: а не описывал ли Немцов реальную работу над созданием мобильного телефона? И не сделал ли он первым исторический звонок еще в 1945 году? Надо сказать, что у Немцова в то время была вполне объективная причина скрывать подобные опыты: возобновить любительскую работу в эфире в СССР было разрешено лишь в марте 1946 года (кстати, менее чем через полгода после того, как это разрешили в США). Впрочем, теперь проверить это чрезвычайно сложно, и, возможно, мы никогда это не узнаем.

    [​IMG]
    В. И. Немцов, конструктор радиостанций и писатель​

    Итак, описанный в книге Немцова мобильный телефон весил 15 килограммов с возможностью дальнейшего снижения веса и габаритов для предсерийных образцов. Напомним, что в то время еще не было даже пальчиковых ламп, только октальные, каждая из которых была примерно с пузырек конторского клея, а вес тогдашних батарей составлял 70-80 процентов веса изделия. Описанный телефон представлял собой радиоудлинитель, для увеличения дальности связи которого использовалась не только антенна, но и противовес (заменитель заземления), без которого дальность связи сокращалась до двух километров. Для создания сети мобильной связи Немцов предлагал в дальнейшем использовать миллиметровые волны, с подвешиванием антенны базовой станции на аэростате. В любом случае книга Немцова подтолкнула отечественных радиолюбителей и конструкторов к попыткам создания мобильного телефона.

    Независимо от Немцова идею телефонного радиоудлинителя реализовал в США 23-летний радиолюбитель Карл Мак Брейнард (Carl Mac Brainard), о чем сообщил журнал Popular Mechanics за июнь 1946 года в статье с броским заголовком "Alladin was a Piker", с. 108-111, 240. Правда, носимый аппарат с большим радиусом действия Брейнарду создать так и не удалось, и он нашел простой выход: разместил ретранслятор в своем автомобиле. При этом носимая часть мобильного телефона Рейнарда представляла собой небольшой ящик, который крепился на сумке для гольфа. Для связи использовался коротковолновой диапазон, радиус связи автомобильного ретранслятора с домом составил 30 миль (около 50 км).
    Дальность связи носимого аппарата с ретранслятором, по данным статьи, была незначительной ("He uses the radio in his car, parked nearby" - "Он пользуется радиостанцией в своем автомобиле, стоящем неподалеку"). В телефоне использовался импульстый набор номера, из описания можно предположить, что для передачи набора использовался отдельный канал (указывается, что для передачи сигналов набора используется "небольшой передатчик в автомобиле"). По сути дела, конструкция Брейнарда, прежде всего, интересна попыткой обойти проблемы, связанные с весом носимого аппарата, за счет использования телефона в автомобиле, как ретранслятора. К идее своего будущего аппарата Карл Брейнард пришел еще студентом, в 1942 году, и запатентовал ряд решений.
    На путь от идеи до работающей конструкции ушло четыре года.Брейнард начал увлекаться радиоделом еще в 12 лет. Получив высшее образование, он работал несколько лет на оборонном предприятии, служил в военно-морских силах. Созданная им цветомузыкальная установка на газоразрядных лампах получила коммерческое применение, и он даже получил контракт на 130 тысяч долларов на создание подобных установок для музыкальных автоматов. В то же время созданный им мобильный радиоудлинитель так не получил развития, несмотря на создание в США сетей автомобильного телефона. Скорее всего, это произошло потому, что для потребителя в большинстве случаев проще подойти к телефону в машине, или носить с собой небольшой пейджер, нежели увесистый чемоданчик.
    В декабре 1947 года сотрудники американской фирмы Bell Дуглас Ринг и Рей Янг предложили принцип шестиугольных ячеек для мобильной телефонии. Это произошло как раз в разгар активных попыток создать телефон, с помощью которого можно звонить из автомобиля. Первый такой сервис был запущен в 1946 году в городе Сент-Луис компания AT&T Bell Laboratories, а в 1947 году была запущена система с промежуточными станциями вдоль шоссе, позволявшая звонить из автомобиля на пути из Нью-Йорка в Бостон. Однако из-за несовершенства и дороговизны эти системы не были коммерчески успешными.
    В 1948 году еще одна амеиканская телефонная компания в Ричмонде сумела наладить сервис автомобильных радиотелефонов с автоматическим набором номера, что уже было лучше. Вес аппаратуры таких систем составлял десятки килограмм и размещалась она в багажнике, так что мысли о карманном варианте о взгляде на нее у неискушенного человека не возникало.

    Тем не менее, как было отмечено в том же 1946 году в журнале "Наука и жизнь", № 10, отечественные инженеры Г. Шапиро и И. Захарченко разработали систему телефонной связи из движущегося автомобиля с городской сетью, мобильный аппарат которой имел мощность всего в 1 ватт и умещался под щитком приборов. Питание было от автомобильного аккумулятора. К радиоприемнику, установленному на городской телефонной станции, был подключен номер телефона, присвоенный автомобилю.
    Для вызова городского абонента надо было включить аппарат в автомобиле, который посылал в эфир свои позывные. Они воспринимались базовой станцией на городской АТС и тотчас же включался телефонный аппарат, который работал, как обычный телефон. При вызове автомобиля городской абонент набирал номер, это приводило в действие базовую станцию, сигнал которой воспринимался аппаратом на автомобиле.Как видно из описания, данная система представляла собой что-то вроде радиотрубки. В ходе проведенных в 1946 году опытов в Москве была достигнута дальность действия аппарата свыше 20 км, а также осуществлен разговор с Одессой при отличной слышимости. В дальнейшем изобретатели работали над увеличением радиуса базовой станции до 150 км.
    Ожидалось, что телефон системы Шапиро и Захарченко будет широко использоваться при работе пожарных команд, подразделений ПВО, милиции, скорой медицинской и технической помощи. Однако в дальнейшем сведений о развитии системы не появлялось. Можно предположить, что для аварийно-спасательных служб было признано более целесообразным использовать свои ведомственные системы связи, нежели использовать ГТС.
    В США первым попытался сделать невозможное изобретатель Алфред Гросс. Он с 1939 года увлекался созданием портативных раций, которые десятилетия спустя получили название "уоки-токи". В 1949 году он создал прибор на базе портативной рации, который назвался "беспроводным дистанционным телефоном". Прибор можно было носить с собой, и он подавал владельцу сигнал подойти к телефону. Считается, что это был первый простейший пейджер. Гросс даже внедрил его в одной из больниц в Нью-Йорке, но телефонные компании не проявили интереса к этой новинке, как и к другим его идеям в этом направлении. Так Америка потеряла шанс стать родиной первого практически действующего мобильного телефона.

    Однако эти идеи получили развитие по другую сторону Атлантического океана, в СССР. Итак, одним из тех, кто продолжил поиски в области мобильной связи в нашей стране, оказался Леонид Куприянович. Родился он 14 июля 1929 года, в 1953 году закончил МВТУ имени Баумана по специальности "Радиоэлектроника" факультета "Приборостроение". По словам журналиста А. Осипова ("Карманная радиостанция", ж-л "Смена", №5, 1955 г, с. 24), еще будучи студентом МВТУ, от сконструировал портативную рацию весом около 2 килограммов, которая помещалась в полевой сумке. По тем временам это считалось удачной конструкцией, подобные радиостанции можно было увидеть на Всесоюзной выставке любителей - радиоконструкторов. Но Куприяновича это не устраивало. По свидетельству того же молодежного журнала "Смена", Леонид Иванович увлекался альпинизмом и даже был спортсменом - разрядником. При восхождении жизненно важна радиосвязь с базой, с товарищами; но каждый грамм снаряжения отнимает силы у человека, покоряющего вершину на пределе физических возможностей. Рация в сумке не годится! Нужно маленькое устройство, которое можно носить в кармане и держать одной рукой.


    [​IMG]
    Карманная рация Куприяновича 1954 года. ("Радио", 12, 1955, с. 32-33)​

    И Куприянович, уже будучи инженером, вновь принимается за работу. Будучи членом центрального радиоклуба ДОСААФ, он мог создавать и испытывать такие устройства по своей инициативе - радиоспорт важен для обороны страны. Вскоре он создает совершенно новую рацию, уже весом 1,2 килограмма, и дальностью связи 3 километра. В 1954 году, на 7-й городской выставке в Москве эта рация завоевывает диплом первой степени. Но килограмм - это тоже много.
    Молодой инженер опять начинает работу с нуля, и вот уже через год появляется рация, которая вместе с батареями весит всего триста граммов, а по размеру лишь немного превышает две спичечные коробки. Необычно для современников и низкое напряжение питания рации - всего 15-18 вольт. На 12 Всесоюзной выставке творчества радиолюбителей в Ленинграде радиостанция получает диплом первой степени, и, как пишут в №24 журнала "Смена" за 1955 год, "передана для массового производства". Согластно статье Н. Казанского "Коротковолновая и ультракоротковолновая аппаратура" в журнале "Радио" № 9 1955 год, с. 31-32, и официальном издании ДОСААФ "Лучшие конструкции 12 радиовыставки", вышедшем в 1957 году, с. 157-158, радиостанция называлась "Карманный УКВ телефон", имела габариты 110*68*30 мм. и весила 350 г, собрана по трансиверной схеме на лампах 0,6П2Б, лампах 2П1П и 1П3Б, работает в диапазоне 38-40 МГц, имеет вмонтированный в корпус микрофон и миниатюрный наушник, и имеет радиус 1 км. Изделия фирмы "Моторола" 1955 года были куда увесистее.

    О личности Куприяновича пресса того времени сообщала очень мало. Было известно, что он жил в Москве, деятельность его пресса скупо характеризовала как "радиоинженер" или "радиолюбитель". Домашние знали, что Леонид Иванович работает институте из числа "ящиков". В то время для предприятий радиоэлектронной промышленности статус "ящика" был обычным делом, целые армии рабочих, инженеров, ученых и управленцев по всей стране ничего не говорили о своей работе, а в прессе или по телеидению их могли назвать "советскими машиностроителями" или что-то в этом роде. И это не удивительно - от безопасности этих людей зависела безопасность всего народа. Известно также, что Куприяновича можно было считать по тому времени весьма успешным человеком - в начале 60-х у него была машина. Созвучность фамилий Куприяновича и Купера - лишь начальное звено в цепи странных совпадений в судьбе этих личностей. Куприянович, как Купер и Гросс, тоже начинал с миниатюрных раций - он делал их с середины 50-х годов, и многие его конструкции поражают даже сейчас - как своими габаритами, так и простотой и оригинальностью решений.


    [​IMG]

    В 1957 году Куприянович демонстрирует еще более удивительную вещь - рацию размером со спичечный коробок и весом всего 50 грамм (вместе с источниками питания), которая может работать без смены питания 50 часов и обеспечивает связь на дальности двух километров - вполне под стать продукции 21 века, которую можно видеть на витринах нынешних салонов связи (снимок из журнала ЮТ, 3, 1957). Как свидетельствовала публикация в ЮТ, 12, 1957 г., в этой радиостанции были использованы ртутные или марганцевые элементы питания. При этом Куприянович не только обошелся без микросхем, которых в то время просто не было, но и вместе с транзисторами использовал миниатюрные лампы. В 1957 и в 1960 годах выходит первое и второе издание его книги для радиолюбителей, с многообещающим названием - "Карманные радиостанции".
    В издании 1960 года описывается простая радиостанция всего на трех транзисторах, которую можно носить на руке - почти как знаменитая рация-часы из фильма "Мертвый сезон". Автор предлагал ее для повторения туристам и грибникам, но в жизни к этой конструкции Куприяновича интерес проявили в основном студенты - для подсказок на экзаменах, что даже вошло в эпизод гайдаевской кинокомедии "Операция Ы".И, так же, как и Купера, карманные рации навели Куприяновича сделать такой радиотелефон, с которого можно было бы позвонить на любой городской телефонный аппарат, и который можно брать с собой куда угодно. Пессимистические настроения зарубежных фирм не могли остановить человека, который умел делать рации со спичечный коробок.

    В 1957 году Л.И. Куприянович получил авторское свидетельство на "Радиофон" - автоматический радиотелефон с прямым набором. Через автоматическую телефонную радиостанцию с этого аппарата можно было соединяться с любым абонентом телефонной сети в пределах действия передатчика "Радиофона". К тому времени был готов и первый действующий комплект аппаратуры, демонстрирующий принцип работы "Радиофона", названный изобретателем ЛК-1 (Леонид Куприянович, первый образец). ЛК-1 по нашим меркам еще было трудно назвать мобильником, но на современников производил большое впечатление. "Телефонный аппарат невелик по габаритам, вес его не превышает трех килограммов" - писала "Наука и жизнь". "Батареи питания размещаются внутри корпуса аппарата; срок непрерывного использования их равен 20-30 часам. ЛК-1 имеет 4 специальные радиолампы, так что отдаваемая антенной мощность достаточна для связи на коротких волнах в роеделах 20-30 километров На аппарате размещены 2 антенны; на передней его панели установлены 4 переключателя вызова, микрофон (снаружи которого подключаются наушники) и диск для набора номера".

    Так же, как и в современном сотовом телефоне, аппарат Куприяновича соединялся с городской телефонной сетью через базовую станцию (автор называл ее АТР - автоматическая телефонная радиостанция), которая принимала сигналы от мобильников в проводную сеть и передавала из проводной сети на мобильники. 50 лет назад принципы работы мобильника описывались для неискушенных чистателей просто и образно: "Соединение АТР с любым абонентом происходит, как и у обычного телефона, только ее работой мы управляем на расстоянии". Для работы мобильника с базовой станцией использовались четыре канала связи на четырех частотах: два канала служили для передачи и приема звука, один для набора номера и один для отбоя. У читателя может возникнуть подозрение, что ЛК-1 был простой радиотрубкой для телефона. Но, оказывается, это не так.
    "Невольно возникает вопрос: не будут ли мешать друг другу несколько одновременно работающих ЛК-1?" - пишет все та же "Наука и жизнь". "Нет, так как в этом случае для аппарата используют разные тональные частоты, заставляющие срабатывать на АТР свои реле (тональные частоты будут передаваться на одной волне). Частоты передач и приема звука для каждого аппарата будут свои, чтобы избежать их взаимного влияния".Таким образом, в ЛК-1 имелось кодирование номера в самом телефонном аппарате, а не в зависимости от проводной линии, что позволяет его с полным основанием рассматривать в качестве первого мобильного телефона. Правда, судя по описанию, это кодирование было весьма примитивным, и количество абонентов, имеющих возможность работы через одну АТР получалось на первых порах весьма ограниченным. Кроме того в первом демонстраторе АТР просто включалась в обычную телефонную параллельно существующей абонентской точке - это позволяло приступить к опытам, не внося изменений в городскую АТС, но затрудняло одновременный "выход в город" с нескольких трубок. Впрочем, в 1957 году ЛК-1 существовал еще только в одном экземпляре.
    Тем не менее, практическая возможность реализации носимого мобильника и организации сервиса такой мобильной связи хотя бы в виде ведомственных коммутаторов была доказана. "Радиус действия аппарата...несколько десятков км."- пишет Леонид Куприянович в заметке для июльского номера журнала "Юный техник" 1957 года. " Если же в этих пределах будет лишь одно приемное устройство, этого будет достаточно, чтобы разговаривать с любым из жителей города, имеющим телефон, и за сколько угодно километров." "Радиотелефоны ...могут быть использованы на автотранспорте, на самолетах и кораблях. Пассажиры смогут приямо из саиолета позвонить домой, на работу, заказать номер в гостинице. Он найдет применение у туристов, строителей, охотников и т.д.".

    Кроме того, Куприянович предвидел, что мобильный телефон сумеет вытеснить и телефоны, встраиваемые в автомобили. При этом молодой изобретатель сразу использовал нечто вроде гарнитуры "hands free", т.е. вместо наушника использовалась громкая связь. В интервью М.Мельгуновой, опубликованной в журнале "За рулем", 12, 1957 г. Куприянович предполагал производить внедрение мобильных телефонов в два этапа.
    "Вначале, пока радиотелефонов немного, дополнительный радиоприбор устанавливается обычно возле домашнего телефона автолюбителя. Но позднее, когда таких аппаратов будут тысячи, АТР уже будет работать не на один радиотелефон, а на сотни и тысячи. Причем все они не помешают друг другу, так как каждый из них будет иметь свою тональную частоту, заставляющую работать свое реле." Таким образом, Куприянович по существу, позиционировал сразу два вида бытовой техники - простые радиотрубки, которые было проще запустить в производство, и сервис мобильных телефонов, при котором одна базовая станция обслуживает тысячи абонентов.Можно удивляться, насколько точно Куприянович более полувека назад представлял себе, как широко войдет мобильный телефон в нашу повседневную жизнь.
    "Взяв такой радиофон с собою, вы берете, по существу, обычный телефонный аппарат, но без проводов" - напишет он спустя пару лет. "Где бы вы не находились, вас всегда можно будет разыскать по телефону, стоит только с любого городского телефона (даже с телефона-автомата) набрать известный номер вашего радиофона. У вас в кармане раздается телефонный звонок, и вы начинаете разговор. В случае необходимости вы можете прямо из трамвая, троллейбуса, автобуса набрать любой городской телефонный номер, вызвать "Скорую помощь", пожарную или аварийную автомашины, связаться с домом..."Трудно поверить, что эти слова написаны человеком, не побывавшем в 21 веке. Впрочем, для Куприяновича не было необходимости путешествовать в будущее. Он его строил.
    В 1958 году Купрянович по просьбам радиолюбителей публикует в февральском номере журнале "Юный техник" упрощенную конструкцию аппарата, АТР которого может работать только с одной радиотрубкой и не имеет функции междугородних вызовов.
    Пользование таким мобильником было несколько сложнее, чем современными. Перед вызовом абонента надо было, помимо приемника, включить на "трубке" также и передатчик. Услышав в наушнике длинный телефонный гудок и сделав соответствующие переключения, можно было переходить к набору номера. Но все равно это было удобнее, чем на радиостанциях того времени, так как не надо было переключаться с приема на передачу и заканчивать каждую фразу словом "Прием!". По окончании разговора передатчик нагрузки отключался сам для экономии батарей. Публикуя описание в журнале для юношества, Куприянович не боялся конкуренции. К этому времени у него уже готова новая модель аппарата, которую по тем временам можно считать революционной.

    …ЗАТО УДОБНО, ДЕШЕВО И ПРАКТИЧНО.
    Модель мобильного телефона 1958 года вместе с источником питания весила всего 500 грамм.
    Этот весовой рубеж был снова взят мировой технической мыслью только… 6 марта 1983 года, т.е. четверть века спустя. Правда, модель Куприяновича была не столь изящна и представляла собой коробку с тумблерами и круглым диском номеронабирателя, к которой на проводе подключалась обычная телефонная трубка. Получалось, что при разговоре были либо заняты обе руки, либо коробку надо было вешать на пояс. С другой стороны, держать в руках легкую пластмассовую трубку от бытового телефона было куда удобнее, нежели устройство с весом армейского пистолета (По признанию Мартина Купера, пользование мобильником помогло ему хорошо накачать мышцы).
    По расчетам Куприяновича, его аппарат должен был стоить 300-400 советских рублей. Как выяснилось по другим публикациям, это была цена до денежной реформы 1961 года, т.е. 30-40 рублей "новыми". В конце 50-х аналогичную розничную цену имели простые транзисторные приемники, поэтому можно предполагать, что это заниженная оценка. С другой стороны, исходя из того, что технически радиофон был вряд ли сложнее полупроводниковых телевизоров, можно предположить, что его цену после отехнологичивания удалось бы удержать в пределах 150-200 рублей "новыми", что равноценно примерно 2,5 средней месячной зарплаты в 1958 году.
    Поскольку в то время в первую очередь перед гражданами стояла цель купить телевизор, стиральную машину и холодильник, то емкость рынка таких аппаратов в частном владении, при продаже в рассрочку в те времена была бы сопоставима с емкостью рынка любительских кинокамер (несколько сот тысяч). Коммерческие мобильники начала 80-х с ценой 3500-4000 долларов США тоже были не всем американцам по карману - миллионнный абонент появился лишь у 1990 году.
    По утверждению Л.И.Куприяновича в его статье, опубликованной в февральском номере журнала "Техника-молодежи" за 1959 год, теперь на одной волне можно было разместить до тысячи каналов связи радиофонов с АТР. Для этого кодирование номера в радиофоне производилось импульсным способом, а при разговоре сигнал сжимался с помощью устройства, который автор радиофона назвал коррелятором. По описанию в той же статье, в основу работы коррелятора был положен принцип вокодера - разделение сигнала речи на несколько диапазонов частот, сжатие каждого диапазона и последующее восстановление в месте приема. Правда, узнаваемость голоса при этом должна была ухудшиться, но при качестве тогдашней проводной связи это не было серьезной проблемой.
    Куприянович предлагал устанавливать АТР на высотном здании в городе (сотрудники Мартина Купера пятнадцать лет спустя установили базовую станцию на вершине 50-этажного здания в Нью-Йорке). А судя по фразе "изготовленные автором этой статьи карманные радиофоны", можно сделать вывод, что в 1959 году Куприяновичем было изготовлено не менее двух опытных мобильников. В 1959 году изобретение Куприяновича попадает на страницы самого престижного в СССР журнала "Огонек". Изобретателя приглашают на заседание творческого клуба при журнале, который так и называется - "На "Огонек"". Вместе с Куприяновичем о своих творческих успехах рассказывает один из популярнейших джазовых композиторов СССР, Анатолий Яковлевич Лепин. Да-да, тот самый, который написал музыку к "Карнавальной ночи", а в тот год вся страна распевала другую его песню - "Если б гармошка умела...". Другой гость знаменитого журнала - иностранец: немецкий кинодокументалист, известный антифашист Андре Торндайк.
    Сейчас бы сказали, что молодой инженер вошел в число "звезд" "Обладая портативным радиотелефоном, которому присвоен номер городской сети, абонент может быть вызван из любого места, где бы он не находился. Использование беспроволочного телефона позволит значительно расширить сеть телефонной связи сначала внутри Советского Союза, а позднее и за его пределами". Именно так и было написано в номере 7 журнала "Огонек" за 1959 год. Советская сеть мобильной связи должна была стать международной.

    Если бы редакция только знала, каким культовым предметом станет мобильный телефон в начале следующего века, фотография и телефона и изобретателя непременно попала бы на обложку. Однако в те дни происходили другие события, которые считались более важными, во всяком случае, для прессы. Закончился XXI Съезд КПСС. Если бы Никита Сергеевич Хрущев знал, что мобильник станет одним из основных доводов за техническое преимущество США, он бы показал телефон Куприяновича с трибуны съезда, и предложил США догонять. Но недавно запущенный третий спутник шокировал тогда американцев гораздо больше. Кроме того, со стапеля сошла одна из самых быстрых в мире китобойных баз "Советская Украина", а в доме моделей Мосгорсовнархоза показали нейлоновые шубки (тоже будущее, но поближе).
    Поэтому о мобильном телефоне пишут на странице 29, после репортажа о том, как делегаты съезда смотрят на ВДНХ чудо-машины "Урал-375" - "этот грузовик не будет знать препятствий на своем пути". В 1960 году мобильный телефон Куприяновича экспонируется на ВДНХ, в только что открывшемся после реконструкции павильоне "Радиоэлектроника и связь". Небольшой аппарат вряд ли мог стать сенсацией - внимание посетителей павильльона привлекали роскошные телерадиокомбайны, которых было выставлено аж пять моделей, чудо современной техники - цветные телевизоры по американскому стандарту NTSC, телевизор в шахматном столике и телевизор для автомобиля, стереосистемы, карманные приемники и даже радиомикрофон, без которого сейчас не обходится ни один концерт.
    В этом фейерверке чудес мобильник было трудно заметить. "Пока имеются лишь опытные образцы нового аппарата, но можно не сомневаться, что он получит в скором времени большое распространение на транспорте, в городской телефонной сети, в промышленности, на стройках и т.д." пишет Куприянович в журнале "Наука и жизнь" в августе 1957 года. Но самая большая сенсация ждала впереди.

    НАЛАДОННИК К ПОЛЕТУ ГАГАРИНА.
    В 1961 году Л.И. Куприянович демонстрирует корреспондентам АПН Юрию Рыбчинскому и В. Щербакову карманный мобильный телефон. Увидев этот аппарат, современный читатель наверняка воскликнет "Не может быть!" В самом деле, создать в 1961 году телефон с размерами наладонника 21 столетия - это выглядит совершенно невероятным. Однако АПН, Агенство печати "Новости" созданное в том же 1961 году на базе бывшего Совинформбюро - организация весьма солидная, в задачах которой - доносить информацию об СССР зарубежным средствам массовой информации. Тут туж никаких непроверенных фактов, грозящих разоблачениями и скандалами, быть не может.
    Полагаю, читатель уже пришел в себя после вида советского наладонника, и может спокойно воспринять другие данные аппарата. Куприянович довел вес мобильного телефона всего до 70 грамм. В начале второго десятиления 21 века этим могут похвастаться далеко не все мобилы. Правда, функций у наладонника 1961 года минимум, дисплея нет и номернабиратель маленький - вертеть, видимо, придется карандашом. Но лучшего нигде в мире пока нет, и еще долго не будет. По описанию Рыбчинского, этот аппарат Куприяновича имел два передатчика и один приемник, был собран на полупроводниках и питался от никель-кадмиевых аккумуляторов, которые использовались в мобильных телефонах и в начале нового столетия. Была заявлена дальность связи с базовой станцией 80 км.
    Ну и наконец, мы подходим к кульминации. Корреспонденты АПН сообщили, что представленный мобильник - "последняя модель нового аппарата, подготовленная к серийному выпуску на одном из советских предприятий". Именно так и написано - "подготовленная к серийному выпуску". В том, что завод не указан, ничего удивительного по тем временам нет. Бывали случаи, когда завод-изготовитель бытовой электроники не указывался даже в инструкции по эксплуатации. "Уже сейчас многие специалисты считают новое средство связи серьезным соперником обычного телефона." - сообщал читателям корреспондент АПН. - "Транспорт, промышленные и сельскохозяйственные предприятия, геологоразведочные партии, строительство — вот далеко не полный перечень возможных областей применения телефонной связи без проводов. Для того, чтобы обслужить радиофонией связью такой город, как Москва, потребуется всего десять автоматических телефонных радиостанций. Первая из таких станций запроектирована в новом столичном районе — Мазилово."Ну и, конечно - планы на будущее. Л.И. Куприянович ставит перед собой задачу создать мобильник размером со спичечный коробок и дальностью действия 200 километров.


    Параллельно сообщению АПН, в советской прессе прошла информация от еще одного советского кита массовой информации - телеграфного агентства Советского Союза (ТАСС). ТАСС передавал информацию о важнейших, сенсационных событиях в жизни страны, таких, как полеты в космос, и даже был уполномочен делать от своего имени заявления по серьезным вопросам внешней политики, отражавшие точку зрения правительства. Заметка ТАСС в "Орловской правде" была короче и не содержала фотографий, но она подтверждала следующие факты:- Куприяновичем создана новая модель мобильного телефона;- новый образец можно носить в кармане;- телефон содержит приемник и два передатчика;- питание от никель-кадмиевых аккумуляторов.
    В отличие от информации АПН, в сообщении ТАСС была указана дальность связи с базовой станцией 25 километров, но эта дальность зависела от того, для какой базовой станции она указывалась. Если в сообщении АПН имелась в виду проектируемая базовая станция, а в сообщении ТАСС - та, с которой был испытан опытный образец, то противоречия между данными нет. Соответственно, из сообщения ТАСС следует, что микрофон и телефон встроены в аппарат, а базовая станция связана со многими телефонами.О решении создать наладонник Куприянович заявлял, по меньшей мере, в 1960 году. В своей статье "Беспроводной телефонный аппарат", опубликованной в журнале "Научно-технические общества СССР., Том 2,Выпуски 7-12, Профиздат, 1960, C., он писал: "Беспроводной телефонный аппарат — радиофон удобен тем, что им можно пользоваться в любых условиях. Маленькая металлическая коробочка, свободно умещающаяся на ладони..."

    "В настоящее время подготовляется серийный выпуск радиофонов на одном из наших предприятий" - подтверждает Л.И. Куприянович в своей заметке "Радиофон", опубликованной в номере 11 журнала "Изобретатель и рационализатор" за 1961 год. В статье подтверждается, что создано несколько образцов радиофонов. Правда, на приложенной фотографии не наладонник, а образец в корпусе 1958 года, но без трубки и внешней антенны. Приведенные в статье данные этой модели отличаются от опубликованных ранее: вес не 500, а 300 граммов.
    Аппарат собран на полупроводниках, питание от никель-кадмиевых аккумуляторов должно было обеспечить работу аппарата в течение 30-50 часов. Но тех, кто занимался радиолюбительством, это вряд ли удивит - совершенствуя конструкцию, энтузиасты часто ставят новую "начинку" в ранее сделанный корпус. По оценкам Куприяновича, аппарат в серийном производстве должен был стоить всего 30-40 рублей. Такая цена представляется заниженной, и, возможно, Куприянович просто исходил из цен на комплектующие. В той же заметке кратко описывалась и предложенная Куприяновичем система мобильной связи. "Для увеличения числа радиофонов, способных одновременно работать на одной волне, но в различных районах, зона действия АТР по эфиру разбивается на микрорайоны.
    В каждом микрорайоне устанавливаются приставки к АТР, работающие на одной и той же волне, и включенные параллельно в телефонную сеть. Зоны действия приставок АТР перекрываются. Таким образом, при переходе из одного микрорайона в другой связь не прерывается. На одну приставку к АТР может работать до нескольких сотен переносных радиофонов."Из этого описания можно сделать вывод, что Куприянович пытался создать систему с функциями сотовой связи, но действующей на ином принципе. Хотя из описания все же не ясно, что будет, если в один и тот же микрорайон войдет несколько владельцев мобильных телефонов, работающих на одной волне.

    Другое изложение работы подобной системы мобильной связи можно найти в популярной статье Ф. Честнова "АТС в космосе", опубликованной в июльском номере журнала "Знание-сила" за 1961 год, с. 6-7."Карманные радиотелефоны на полупроводниках и микромодулях со временем станут доступны всем и тогда станет возможным осуществить старую и заветную мечту связистов - так называемую всеобщую связь, призванную соединить постоянно действующим карманным телефоном всех людей". Некоторые любят порассуждать о том, что в СССР никогда не разрешили бы мобильных телефонов. Как видите, уже в 1961 году считалось, что мобильный телефон должен быть у каждого советского гражданина и действовать постоянно.
    В статье Ф. Честнова предлагаемая система связи имела не сотовую, а иерархическую структуру, что позволяло обойти проблемы, связанные с переходом от одной базовой станции к другой. Сигнал вызова, принятый одной из районных базовых станций, передавался на центральную базовую станцию, радиус действия которой охватывал все районы, ретранслировался и поступал на мобильный телефон абонента, находящегося в зоне действия любой из районных станций. Получив сигнал вызова, абонент отвечал на звонок. Если абонент находился в другом городе, сигнал передавался на центральную базовую станцию этого города по спутниковому каналу связи. Заметим, что в это время число выводов грузов на орбиту во всем мире можно было по пальцам пересчитать.
    "Разговаривать по телефону можно будет в любое время с каким угодно пунктом земного шара!" - писал Ф. Честнов.Конечно, по сравнению с современными сотовыми системами связи, иерархическая имела и недостатки. Прежде всего, было сложно обеспечить сплошное покрытие местности из-за роста числа центральных базовых станций с большим радиусом действия и каналов связи между ними. В малонаселенной местности, например, на целине, предполагалось, что будут использовать спутниковый телефон. Иерерхическая система была наиболее выгодна для обеспечения мобильной связью больших городов.
    Таким образом, данная система связи хотя и не позволяла на практике полностью обеспечить услугами мобильной связи все население, но, тем не менее, до 90-х годов была реальным конкурентом сотовой. А потом наступила тишина - по крайней мере в ведущих научно-популярных изданиях. По данным, требующим проверки, в 1963 году о мобильнике Куприяновича писал журнал "Огонек".При этом те же издания продолжают публиковать другие статьи изобретателя. В февральском номере "ЮТ" за 1960 г. Куприянович публикует описание радиостанции с автоматическим вызовом и дальностью действия 40-50 км, в январском номере "Техники - молодежи" за 1961 год - популярную статью о технологиях микроэлектроники "Радиоприемник под микроскопом". В ноябрьском номере "ТМ" - еще одна статья: "Европа смотрит на Красную площадь". Все это, конечно, нужно и актуально, но как же мировое достижение нашей, советской науки?

    "МЕНЯ ТЕРЗАЮТ СМУТНЫЕ СОМНЕНИЯ".
    Скептики прежде всего обращают внимание на тот факт, что в публикациях, которые научно-популярные издания посвятили радиофону, не был освещен сенсационный факт первых телефонных звонков. Из фотографий тоже нельзя точно определить, то ли изобретатель звонит по мобильнику, то ли просто позирует. Отсюда возникает версия: да, попытка создания мобильника была, но технически аппарат не удалось довести, поэтому о нем больше и не писали. Однако задумаемся над вопросом: а с какой стати журналисты конца 50-х - начала 60-х должны считать сам по себе звонок отдельным событием, достойным упоминания в прессе? "Так это значит, телефон? Неплохо, неплохо. А по нему, оказывается, еще и звонить можно? Это просто чудо! Никогда бы не поверил!" Здравый смысл подсказывает, что про неработающую конструкцию в 1957-1961 г. ни один советский научно-популярный журнал писать бы не стал. Таким журналам и без того было о чем писать.
    В космосе летают спутники, а затем и человек. Физики установили, что каскадный гиперон распадается на лямбда-нуль-частицу и отрицательный пи-мезон. Звукотехники восстановили первоначальное звучание голоса Ленина. Добраться от Москвы до Хабаровска благодаря ТУ-104 можно за 11 часов 35 минут. Компьютеры переводят с одного языка на другой и играют в шахматы. Начато строительство Братской ГЭС. Школьники со станции "Чкаловская" сделали робота, который видит и говорит. На фоне этих событий создание мобильного телефона - это вообще не сенсация. Читатели ждут видеотелефонов! "Телефонные аппараты с экранами можно строить хоть сегодня, наша техника достаточно сильна" - пишут они в том же "ТМ"
    … в 1956 году. "Миллионы телезрителей ждут, когда же радиотехническая промышленность приступит к выпуску телевизоров с цветным изображением.. Давно пора подумать о телевизионной трансляции по проводам (кабельном ТВ - О.И.)"- читаем в том же номере. А тут, понимаете, мобила какая-то несовременная, даже без видеокамеры и цветного дисплея. Ну кто о ней бы написал хоть полслова, если бы она не работала? Тогда почему же "первый звонок" стали считать сенсацией? Ответ простой: сенсацией он стал только сейчас.
    3 апреля 1973 года Мартин Купер провел пиар-акцию. Чтобы компания Motorola смогла получить разрешение на использование радиочастот для гражданской мобильной связи у Федеральной Комиссия по Коммуникациям (Federal Communications Commissions или FСС), необходимо было как-то показать, что мобильная связь действительно имеет будущее. Тем более, что на те же частоты претендовали конкуренты. И не случайно первый звонок Мартина Купера, по его собственному рассказу журналистам San Francisco Chronicle , был адресован сопернику: "Это был один парень из AT&T, продвигавший телефоны для автомобилей. Его звали Джоэл Энджел. Я позвонил ему, и рассказал, что звоню с улицы, с настоящего "ручного" сотового телефона. Я не помню, что он ответил. Но вы знаете, я слышал, как скрипят его зубы". В американской прессе сведения о судьбоносном звонке удалось найти с трудом. Точнее, не о самом звонке, а о создании телефона. Похоже, читатели Popular Science не видели события в дате и времени первого звонка. Главным событием было применение миникомпьютера для базовой станции. Тогда он занимал целый шкаф.


    [​IMG]
    Слева: 1957 год, Л.И. Куприянович с мобильным телефоном на улицах Москвы, справа: 1973 год, вице-президент "Моторолы" Джон Ф. Митчелл с мобильным телефоном в Нью-Йорке. (снимок слева был опубликован в статье "Юному технику - 40 лет!", ЮТ, 9, 1996, с. 5.)​

    Куприяновичу не требовалось в 1957 - 1961 годах делить частоты с конкурирующей фирмой и выслушивать по мобильнику их скрежет зубовный. Ему не требовалось даже догонять и перегонять Америку, ввиду отсутствия других участников забега. Как и Купер, Куприянович тоже проводил пиар-акции - так, как это было принято в СССР. Он приходил в редакции научно-популярных изданий, демонстрировал аппараты, сам писал статьи о них. Вполне вероятно, что буквы "ЮТ" в названии первого аппарата - прием, чтобы заинтересовать редакцию "Юного техника" разместить его публикацию. По непонятным обстоятельствам тему радиофона обошел только ведущий радиолюбительский журнал страны - "Радио", как, впрочем, и все другие конструкции Куприяновича - кроме карманной рации 1955 года.

    Были ли у самого Куприяновича мотивы показывать создавать и показывать журналистам на протяжении целой пятилетки аж три разных неработающий аппарата - например, чтобы добиться успеха или признания? В публикациях 50-х годов место работы изобретателя не указывается, СМИ представляют его читателям как "радиолюбителя" или "инженера". Однако известно, что Леонид Иванович жил и работал в Москве, ему было присвоена ученая степень кандидата технических наук, впоследствии он работал в Академии медицинских наук СССР и в начале 60-х имел машину (для которой, кстати, сам создал радиотелефон и противоугонную радиосигнализацию). Иными словами, по советским меркам был человекам весьма успешным.
    Два из изобретений Куприяновича в 70-е годы запатентованы в США. Сомневающиеся могут также проверить пару десятков опубликованных любительских конструкций, включая и адаптированный для юных техников ЛК-1. Посмотрим на вопрос с другой стороны. Может быть, в то время в тех же США было много подобных любительских конструкций? Откроем февральский номер журнала "Modern Mechanics" за 1958 год со статьей Джона Робинсона Пирса (J.R.Pierce), директора исследований в области электросвязи компании "Bell Telephone Laboratories", под названием "Телефоны завтрашнего дня". Кому как не ему знать об этом.
    "Убеждает ли это (появление карманных пейджеров - О.И.) нас в возможности телефона в каждом автомобиле, или, может быть, даже в каждом кармане?" - пишет господин Пирс. "Технически, это скоро станет возможым. Мы можем создать миниатюрный приемник на транзисторах, который может работать 24 часа в день без существенной разрядки автомобильного аккумулятора. Вместе с подходящим передатчиком автомобильный телефон можно разместить в "бардачке" или объединить с радио. А в дальнейшем не будут абсурдом и карманные телефоны".
    Если считать, что руководитель исследовательских подразделений фирмы "Белл" говорит абсолютно искренне, то выходит, что в 1958 году он ничего о подобных телефонах в США не слышал. Он всего лишь считает идею не бредовой. Разумеется в будущем. Не надо думать, что американцы вообще не мечтали о подобном телефоне. В сентябре 1956 года тот же журнал публикует захватывающую статью "Ваш телефон завтрашнего дня". О том, как однажды ночью в будущем на Рыночной улице в Сан-Франциско молодой человек звонит по мобиле своему другу в Риме. С видео. С 3-D видео. В Америке будущего телефонный номер будут давать каждому младенцу с рождения. Если до человека не дозвонились, значит он умер. Вот такой оптимистический прогноз.
    Радиофон сыграл, пожалуй, только одну важную роль в жизни Куприяновича - определил выбор жизненного пути. "Несколько лет работал Леонид Куприянович над своим изобретением, сначала как любитель, а затем радиодело стало его профессией." - писал Юрий Рыбчинский. Сомневающиеся могут также проверить пару десятков опубликованных любительских конструкций, включая и адаптированный для юных техников ЛК-1. Что и сделали, например, в 1959 году в Архангельском электротехникуме связи студент-второкурсник Николай Сулаков, Вячеслав Кротов и другие под руководством преподавателдя техникума Константина Петровича Гащенко. Прочитав в журнале "Юный Техник" об изобретениях Куприяновича, они создали свой упрощенный вариант радиотелефона (радиотрубку), работавшую в диапазоне 38 МГц.
    Правда, с деталями у было сложнее (например, в цепи отбоя пришлось поставить термореле). В дальнейшем был создан переносной аппарат, который у Сулакова получился весом 2 килограмма с батареями, стабильность настройки и дальность уступали аппарату Куприяновича, но для студенческой конструкции это было не так уж плохо. В качестве базовой станции Сулаков использовал армейскую радиостанцию 12-РП. Дальнейшая работа над мобильным телефоном была прекращена по совершенно прозаической причине - создателя озадачивал вопрос "А зачем мне такой телефон?". Впрочем, благодаря данной работе Николай Сулаков получил премию за участие в выставке техникумов связи в Одессе и смог перевестись на радиоотделение. Итак, нет сомнений, что радиофон существовал, работал, имелись в каком-то виде решения о его производстве, как и развертывании системы базовых станций в Москве. Тогда почему это все не пришло в нашу жизнь еще тогда?








     
    dok нравится это.
  7. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.386.329.224.728
    Stirik, 15 авг 2017

    Война — грязное дело, в котором преуспевает тот, кто быстрее двигается и стреляет. И пока не были изобретены и построены танки с самолётами, военные люди использовали велосипеды. Десятилетиями они экспериментировали с пулемётами на велосипедах, военными квадрициклами и велопехотными полками. В отличие от большинства технических изобретений, которые изначально создавались для военных целей, а уже потом находили гражданское применение, велосипеды прошли обратный путь.

    [​IMG]

    Впервые велосипед в военном деле был применен в 1870 году, во время франко-прусской войны. Посыльный на велосипеде под вражеским огнем вырвался из осажденного Парижа и доставил депешу. Именно связисты первыми и оценили велосипеды, что не удивительно. "Двухколесные кони" обеспечивали:
    - скорость;
    - мобильность;
    - бесшумность;
    - энергоемкость;​
    И началось. В 1875 году берсальеры (итальянская милиция) на велосипедах доставляли во время маневров донесения со скоростью 20 км/ч. Винтовки, боеприпасы и ранцы милиционеров были закреплены на их двухколесных машинах. В 1885 году в Великобритании, опять-таки во время маневров, бойцы-велосипедисты из подразделения "Винтовки Брайтона" впервые противостояли кавалерии. Бело-кавалерийский учебный бой впечатлил командование, и в 1888 году в британской армии была сформирована 26-я Добровольческая велобригада, укомплектованная велосипедами трех типов: с колесами одинакового размера, "пауками" (переднее колесо гораздо больше заднего) и трехколесными. Примеру британцев в 1891-м последовали Бельгия, Швейцария, США и Россия.
    Появление самостоятельных велосипедных, или, как говорили в России - самокатных подразделений, относится к 1897 году, когда была развернута первая отдельная самокатная команда. В том же году князь Б.Д. Потемкин составил и издал первую в России книгу: «Велосипед и применение его в военном деле». Самокатчики приняли участие и в маневрах Русской армии под Бело­стоком, за которыми наблюдал лично император Николай II, подписавший указ о приеме на вооружение "Дукс боевой". Производились эти железные "кони" на императорском самолетостроительном заводе «Дукс» в Москве, который основал инженер Юлиус Александрович Меллер.

    Давайте вспомним самые яркие моменты военной истории велосипедов.

    [​IMG]
    Первый военный велосипед - «Премьер» (Premier) 1888 год.

    трехколесный.jpg
    Трёхколёсный велосипед на двоих, оснащённый двумя пулемётами Максима и большими сумками для боеприпасов.
    Производство компании Gregory & Co. 1898 год.​

    Первый складной велосипед был изобретен ещё в 1878 году. Это была машина типа "Паук", называлась она "Пенни-фартинг". Названием велосипед обязан размеру английских монет (пенни был намного крупнее фартинга, переднее колесо - больше заднего). Большое колесо складывалось в четыре раза. Весь велосипед, сконструированный Уилльямом Гроутом, упаковывался в компактный чехол.

    [​IMG]

    Идея складного велосипеда пришлась по душе и военным. Большой проходимостью первые веломашины не отличались, поэтому на бездорожье их приходилось переносить на себе, или вести рядом. Понятно, что такая методика переходов не могла называться мобильной и удобной.Положение исправили французы - капитан Жерар и промышленник Шарль Морель. В 1895 они запатентовали и запустили в производство свою модель складного велосипеда для военных нужд.С этими велосипедами, которые стали почти легендарными, связана небольшая путаница. Их по традиции принято называть велосипедами Жерара, хотя капитан Жерар был, по большему счету, только "лицом бренда", тогда как идея и разработка концепции принадлежала Шарлю Морелю. Из-за приоритета на изобретение французы даже судились, но так поссорились в ходе тяжб что суд в итоге отстранил обоих от прав на проект, и они были переданы Peugeot Michelin и французской армии.Так или иначе, но вопрос с мобильностью был решен. Теперь военные легко могли складывать велосипеды пополам и переносить их, в случае необходимости, за спиной. При этом у бойца не были заняты руки, а значит он мог вести стрельбу как из положения стоя, так и с колена. К концу 1890-х годов складные военные велосипеды стали признанным трендом, они выпускались практически во всех странах, от США до Японии.Пожалуй, самыми известными и массовыми складными военными велосипедами стали машины британской компании BSA. За время мировых войн компания выпустила десятки тысяч складных двухколесных велосипедов.

    Противотанковый велосипед - это не бред сумасшедшего, а реальность времен Второй Мировой. Как известно, Германия намеревалась и активно использовала велосипед в армии. Если в начале войны велосипед был вспомогательной техникой, то в конце Второй мировой, велосипед стал дефицитной необходимостью.

    [​IMG]

    Велосипеды в вермахте, в отличии от Красной Армии, использовались широко, в том числе и на восточном фронте. Существовали целые подразделения велосипедистов, в пехотных подразделениях так же имелись велосипеды в качестве связного транспорта. Специальные складные велосипеды были даже у десантников Люфтваффе. Предполагалось что велосипеды придадут диверсионным группам большую мобильность.
    Cтандартным велосипедом в вермахте назывался "Truppenfahrrad", в 1942 году на вооружение была принята модель Truppenfahrrad М42. Кроме этих двух моделей использовались переделанные под военные нужды гражданские модели, захваченные в европейских странах. Больше всего велосипедов у гражданского населения отобрано было в Голландии. По некоторым данным на нужды вермахта было изьято до 2 000 000 велосипедов. Голладские болельщики до сих пор это помнят, и на футбольных матчах с Германией кричат речевки типа "Верните наши велосипеды"

    [​IMG]
    Грузовики с велосипедами​

     
    dok нравится это.
  8. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.386.329.224.728
    Stirik, 17 авг 2017

    Эксперт по вопросам безопасности и военной истории Себастьян Роблин рассказал о революционном для своего времени немецком истребителе Horten Ho 229 - турбореактивном самолете, построенном по аэродинамическая схеме "летающее Крыло". Это название разработка братьев Хортен получило из-за необычной формы, которая напоминает современный американский бомбардировщик B-2 Spirit.
    Идею создать самолет, который мог бы лететь со скоростью тысяча километров в час с тонной бомб на борту, предложил в 1943 году рейхсминистр авиации Герман Геринг, пишет The National Interest. По его задумке воздушное судно должно преодолеть тысячу километров туда и обратно, при этом сохранив треть топлива. Такой самолет должен был поражать цели в Великобритании, обойдя любые истребители, посланные на его перехват. Для того, чтобы самолеты могли выполнять перелеты на огромные расстояния, нужно было создать новые турбореактивные двигатели, так как имеющиеся в Германии реактивные двигатели очень быстро сжигали топливо.
    Братья Хортен предложили использовать летающие конструкции-крыло. Такой планер при наборе высоких скоростей требовал меньших мощностей двигателя, и, следовательно, меньше топлива. Идея создать самолет-крыло не была слишком уж новой. Во время Второй Мировой войны компания Northrop разработала высокоэффективный самолет-крыло ХВ-35 для армии США, но и он он не был запущен в массовое производство.

    [​IMG]

    Реализовывать свою концепцию немецкие конструкторы начали в августе 1943 года. Они сначала построили планер, известный как Х.ІХВ1. У него были длинные и тонкие стреловидные крылья из фанеры. В самолете не было руля или элеронов, а управление осуществялось с помощью гибридов элеронов и руля высоты и двух наборов спойлеров. В конце августа 1943-го пришел приказ Г.Геринга о постройке двух опытных образцов Н IX. Причем первый планер должен был готов к марту 1944-го, вторая машина, укомплектованная ТРД - к июню 1944-го. После получения приказа о постройке Н IX создали специальную «команду 9» (К-9), командиром которой назначили капитана В.Хортена, его заместителем - старшего лейтенанта Р.Хортена. Сборку опытных машин Н IXVI и Н IXV2 осуществляла «команда 9» на базе ремонтного завода в Геттингене. Помимо этого К-9 имела свои филиалы в Херсфельде, Кирторфе, Хорнберге, Аегиденберге, Ораниенбурге и Миндене.
    Н IX был выполнен по схеме классического «летающего крыла». Вертикальное оперение отсутствовало, управление по курсу осуществлялось спойлерами, установленными на крыле. Толщина центроплана позволяла разместить в нем пилота и двигатели, в «бобровом хвосте» на опытных машинах находился отсек тормозного парашюта.Центроплан сварили из стальных труб, консоли крыла - из дерева, обшивка - из фанеры. В дальнейшем, в серийном производстве предусматривалось заменить фанерную обшивку на комбинированную, представлявшую из себя трехслойную композицию: два наружных слоя фанеры толщиной 1,5 мм и внутренний слой смеси опилок и порошка древесного угля, пропитанной клеем, толщиной 12 мм.Добавка древесного угля имела своей целью сделать самолет «невидимым» на экранах локаторов. Вопрос о снижении радиолокационной заметности военной техники возник перед германским военным руководством в середине войны. Для германских подводных лодок, несших с 1943-го большие потери от противолодочных самолетов, оснащенных РЛС, были разработаны радиопоглощающие покрытия, которые наносились на рубки и выдвижные устройства подлодок. Однако авиационная промышленность такие материалы не применяла из-за невысоких механических свойств. (Дело не столько в механических свойствах, но и в довольно большой толщине очень шероховатого покрытия, предназначенного для поглощения радиоволн РЛС тех лет
    После успешных испытаний в Ораниенберге, в марте 1944 года, последующий прототип V2 уже был смонтирован с двумя турбореактивными двигателями, расположенными по обеим сторонам кабины. В нем также имелось катапультное кресло и парашют для пилота.
    Первый испытательный полет V2 состоялся 2 февраля 1945 года и модель хорошо себя показала. Однако, 18 февраля процесс тестирования был прерван, так как один из реактивных двигателей загорелся и остановился в полете. Летчик-испытатель Эрвин Циллер попытался перезапустить двигатель, но самолет упал и летчик погиб.Независимо от неудачных испытаний , Геринг одобрил выпуск сорока "летающих крыльев". Однако они так и не взлетели. В апреле 1945 года американские войска захватили завод в Фридрихроде, где производились самолеты. Уцелевшие фрагменты летательных аппартов были отправлены в США.
     
    dok нравится это.
  9. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.386.329.224.728
    Stirik, 19 авг 2017
    11.jpg

    В истории оружия есть удивительные экземпляры - огромные ружья, один из вариантов их названия это "утятницы" или "гусятницы". Еще такие ружья называют крепостные ружья.
    Гусятницы это мощные ружья больших калибров и с длинными стволами потому что гуси летают выше уток и они не подпускают к себе так же близко как утки, по этому стрелять надо дальше и более крупной дробью! В утку конечно тоже можно шмальнуть и пулей но тогда от утки ни чего не останется, утка не медведь все таки. Вообще-то возникают сомнения на счет того что эти гигантские ружья были предназначены для охоты, к тому же второе название - крепостные, предполагает совсем другое их применение.
    Предполагается, что из таких ружей стреляли закрепив их в лодке, вот так...

    17.jpg


    или стрелков должно быть двое:

    12.jpg


    Приклад нужен для упора в плечо, все ружье сделано эргономично, то есть удобно! Расстояние от цевья до курка всегда такое, что бы зажав его плотно в руке, указательным пальцем легко можно было бы дотянуться до курка! Это очень важно, именно это обеспечивает точность прицеливания, а соответственно и точность стрельбы!

    13.jpg

    Человеку этому очень не удобно, его рука должна быть больше как минимум в два раза, сложно но можно...Хотел бы сразу обратить внимание на одну деталь этого именно этого ружья - замок то фитильный, а вот ствол нарезной (!!!!) для тех кто не понимает в этом деле объясняю... для дроби или круглой свинцовой пули нарезка ствола не нужна!!! По этому охотничьи ружья для стрельбы дробью гладкоствольные!!! А это нарезное, а значит стреляло пулей и пулей не круглой, а современной формы, а это значит что была и гильза, а значит и капсуль!!!!!

    15.jpg


    Этот парадокс нарезных стволов у бронзовых пушек и всяких пищалей и мушкетов требует отдельного разговора! Вернемся к крепостным ружьям.Вот китайцы судя по всему не заморачивались приспособлением этих ружей под человеческие размеры и отбивались от "коалиционных сил" ( какой знакомый термин не правда ли?) тем что осталось под рукой!На некоторых ружьях даже приклад не стали укорачивать, на некоторых фото несколько ружей смотрятся обсалютно гармонично - приклад цевьё, курок - если бы такое ружье было бы просто на фото то и не догадаешься что оно не для человека!

    14.jpg

    Лично у меня возникает естественный вопрос, когда и кем было изобретено огнестрельное оружие?
     
    dok нравится это.
  10. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.386.329.224.728
    Stirik, 25 авг 2017

    Танк "Комета" разработан в 1944 году в результате радикальной модернизации "Кромвелл". Первые машины появились уже в конце 1944 года и приняли участие в последних боях второй мировой войны. Модернизация коснулась прежде всего ходовой части. Были установлены верхние поддерживающие катки гусеничной цепи и усилены направляющие и ведущие колеса. Первый, второй, четвертый и пятый опорные катки снабжены гидравлическими амортизаторами. Увеличена ширина гусеницы. Установлен модернизированный двигатель "Метеор".
    Изменилось и вооружение танка: в башне новой конструкции была установлена пушка калибра 76,2-мм с начальной скоростью бронебойного снаряда 785 м/с, а также два 7,92-мм пулемета. Еще один пулемет установлен на крыше башни в качестве зенитного. В качестве прицельных приспособлений устанавливались телескопические прицелы, а в качестве средств наблюдения - зеркальные перископы. Значительно усилена броня: толщина лобовой брони корпуса повышена до 76-мм, а лобовой брони башни - до 102-мм. Для постановки дымовых завес на башне монтировался гранатомет, стреляющий дымовыми гранатами, а на корме корпуса танка крепились дымовые шашки. Хотя новый танк назывался крейсерским, в нем уже было достигнуто почти оптимальное сочетание огневой мощи, подвижности и броневой защиты.

    [​IMG]

    Хотя головным подрядчиком по производству танков А27 ("Центаур" и "Кромвелл") первоначально была фирма "Бирмингем Кэрриедж энд Вэгон", задержки в производстве и устранение дефектов конструкции привели к тому, что роль "головной" в мае 1943 года перешла к фирме "Лейланд". Вопрос усиления вооружения танка "Кромвелл" заставил разработать "Челленджер" с 17-фунтовой пушкой, который оказался неудачным. Как только "Лейланд" взяла А27 в свои руки, она начала работы по созданию его улучшенной модификации. Конструктивно и по габаритам усовершенствованная машина, получившая обозначение А30, была подобна А27.
    Чтобы избежать увеличения ширины корпуса, которого требовала от А30 установка 17-фунтовой противотанковой пушки, "Виккерс-Армстронг" разработала облегченную модификацию этой пушки с укороченным стволом и уменьшенным казенником. Это орудие, первоначально известное как "Виккерс" НУ 75тт (абравеатура - в английской транскрипции - высокая начальная скорость), но позднее обозначенное как 77-мм, по баллистическим характеристикам и бронепробиваемости незначительно уступала 17-фунтовой пушке и стреляла теми же боеприпасами.
    77-мм пушка хорошо вписывалась в башню, аналогичную по размерам А27, но практика требовала увеличить размеры башни. Опытную модель А30 подготовили к испытаниям в феврале 1944 года, основным изменением после испытаний которой стало усиление подвески с добавлением в ходовую часть поддерживающих роликов. К этому времени А30 представлял собой уже на 60% измененный А27 и был по сути новым танком. Заказ на серийное производство выдали в сентябре 1944 года, и первые А34, получившие имя танк "Комет", поставили в танковые батальоны 11-й бронетанковой дивизии после форсирования Рейна в марте 1945 года, хотя несколько машин поставили еще в декабре 1944 г.

    Танк "Комета" показал себя быстроходным и надежным танком, первым в британской системе бронетанкового вооружения почти равным германским "Пантерам" по подвижности и огневой мощи. Однако он появился слишком поздно, чтобы сыграть существенную роль в боевых действиях британских танкистов во Второй мировой войне. В основном танки "Комет" попали в британские бронетанковые части и соединения уже после войны, и некоторые из них оставались на вооружении до начала 60-х годов. Как и последние модификации "Кромвеля", "Комета" имела полностью сварную конструкцию.

    Внешне отличается от танка "Кромвель" поддерживающими роликами ходовой части. Сварная башня с литой носовой частью имела командирскую башенку и передний скос крыши. Характерная кормовая ниша - противовес. Машины поздних выпусков имели бронированный кожух выхлопной системы на корме и усовершенствованную систему "воздухозабора".
     
    dok нравится это.
  11. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.386.329.224.728
    Stirik, 28 авг 2017

    Начавшаяся 22 июня 1941 года Великая Отечественная война внесла серьезные коррективы не только в советское, но и немецкое танкостроение. Бои лета-зимы 1941 года показали, что время легких танков уходит. В то же время увеличение боевой массы всё более мощных противотанковых орудий заметно ограничило возможности их перемещения по полю боя силами расчётов. Возможности шасси немецкого лёгкого танка Pz.Kpfw.I Ausf.B оказались ограниченными, ничего мощнее Panzerjäger I создать на его базе не получилось. Неудивительно, что у немецкого командования возникла идея создавать самоходную противотанковую артиллерию и на базе других устаревавших легких танков. В этом материале речь пойдет об истребителях танков семейства Marder III, которые строились на базе легких танков Pz.Kpfw.38(t).

    Сложившуюся с Pz.Kpfw.38(t) в 1941 году ситуацию можно назвать критичной. Дело в том, что к категории легких этот танк в немецкой армии относился условно. На практике машины данного типа исполняли роль, аналогичную роли среднего танка Pz.Kpfw.III. Неудивительно, что потери среди них в 1941 году оказались рекордными: на 22 июня 1941 года в войсках числилось 772 танка, а до конца года было потеряно 796 штук. Такими тяжелыми потерями не мог «похвастаться» ни один другой танк немецкой армии. Стало ясно, что карьера Pz.Kpfw.38(t) приближается к концу.
    Вместе с тем, к шасси этого танка особых вопросов со стороны немецких военных не было. Из всех легких танков, выпускавшихся в Германии и на оккупированных ею территориях именно продукция чешского завода BMM (до оккупации – ČKD) выглядела наиболее перспективно. Размеры шасси, а также возможности ходовой части Pz.Kpfw.38(t) позволяли сравнительно легко переделать машину в самоходную установку.

    marder3s01-4a3a00378a261d034b42f90a7e5011b6.jpg

    Решение о разработке истребителя танков с использованием шасси Pz.Kpfw.38(t) было принято 22 декабря 1941 года. In 6 (Inspekteur für Heeresmotorisierung, Инспекция моторизованных войск) выдала задание 6-му отделу Департамента вооружений спустя всего 2 дня после запуска аналогичной программы с использованием шасси La.S.138 (Pz.Kpfw.II Ausf.D и Ausf.E). Подобно самоходной установке 7,62 cm Pak 36(R ) auf Fgst. Pz.Kpfw.II(F) (Sfl.), тактико-технические требования выглядели весьма непростыми. Поскольку самоходная артиллерия требовалась в кратчайшие сроки, наверху посчитали необходимым свести к минимуму переделку шасси. Спецификация на шасси ушла на BMM, который получил задание на изготовление опытного шасси.

    marder3s02-58dfacd6b3af51a420782b03c1c4867a.jpg

    Переделка орудийной части была доверена концерну Rheimetall-Borsig, который как раз в этот момент работал над 7,62 cm Pak 36(R ) auf Fgst. Pz.Kpfw.II(F) (Sfl.). Не стоит удивляться, что установка для новой САУ получилась очень похожей. За основу была взята качающаяся часть 76-мм противотанковой пушки Pak 36(t), в которые переделывались трофейные советские орудия Ф-22. Помимо нового боеприпаса, Pak 36(R ) отличалась переделкой механизмов наводки, установкой телескопического прицела и появлением дульного тормоза. Для защиты расчёта орудийная установка получила щитовое прикрытие. Оно защищало расчёт не только спереди, но и частично с боков. Конструкция щитового прикрытия практически полностью повторяло защиту установки для 7,62 cm Pak 36(R ) auf Fgst. Pz.Kpfw.II(F) (Sfl.), с той разницей, что собирались листы при помощи клепаных соединений. Связано это оказалось с тем, что сварку для сборки бронетанковой техники на BMM еще не освоили.

    С шасси для новой САУ конструкторам BMM пришлось серьезно попотеть. Как и требовало техническое задание, конструкция шасси, получившего обозначение Pz.Sfl.2, не менялась. Сохранялась даже подбашенная коробка (за исключением крыши). Перед конструкторами возникли те же проблемы, что и в случае с переделкой La.S.138 (Pz.Kpfw.II). Компоновка с центральным расположением вала, идущего от мотора к коробке передач, усложняла задачу. Конструкторам пришлось делать массивное основание в форме крестовины, которое крепилось к лобовому листу и бортам подбашенной коробки. Качающаяся часть орудия устанавливалось на эту самую крестовину. В дополнение к листам подбашенной коробки в лобовой части, а также по бортам были установлены дополнительные броневые листы. Как и у истребителя танков на базе La.S.138, боевое отделение частично размещалось на надмоторной плите.

    Идеальным подобное компоновочное решение назвать сложно, поскольку общая высота выросла до 2,5 метров. Тем не менее, на BMM с заданием справились более успешно, чем в случае с 7,62 cm Pak 36® auf Fgst. Pz.Kpfw.II(F) (Sfl.). Для начала, доступ к двигателю получился менее проблемным. При этом, впрочем, демонтаж коробки передач все равно выглядел нетривиальной задачей. Более грамотным оказалось решение с размещением механика-водителя и стрелка-радиста. Здесь у них имелись собственные люки, и чтобы попасть на свои места, им не требовалось пробираться через боевое отделение. Более рационально использовалось пространство под орудием: боекомплект, составлявший 30 патронов, находился в непосредственной близости от наводчика и заряжающего. Боевая масса машины составила 10,8 тонн, то есть почти на тонну меньше, чем у аналогичной машины на базе La.S.138. Наконец, линии огня здесь располагалась ниже на 20 сантиметров, что положительно повлияло на устойчивость при стрельбе.

    marder3s05-14f665ac938bad116add42fcea2a2e19.jpg

    6 марта 1942 года с фирмой BMM был заключен контракт №219/326/42H на изготовление 120 Pz.Slf.2 1-й серии. Был установлен такой темп выпуска: к 24 марта ожидались 24 машины, к 31 марта – ещё 16, к 28 апреля – 70 и к 5 мая – 17. При этом продолжал действовать контракт с заводом на изготовление 500 Pz.Kpfw.38(t). Несмотря на это, на BMM смогли выполнить большую часть мартовского задания – за этот месяц удалось сдать 33 Pz.Sfl.2. Проблема была в том, что при наличии готовых шасси поставка орудийных установок для них задерживалась. Реализация планов серьёзно просела в апреле – вместо 70 машин было сдано 35 штук.
    К слову, официально самоходные установки, включая машины мартовского выпуска, были приняты у производителя в апреле. Тогда же впервые по отношению к ним был использован индекс 7,62 cm Pak 36® auf Fgst. Pz.Kpfw.38(t) (Sfl), то есть «76-мм пушка Pak 36 ® на самоходном шасси Pz.Kpfw.38(t)». Оставшиеся 52 самоходные установки были сданы в мае 1942 года, из них часть была выпущена в тропической комплектации. По доброй немецкой традиции обозначение машины неоднократно менялось. Только в 1942 году использовалось 5 обозначений. Более-менее устоявшимся стоит считать наименование Pz.Sfl.2 für 7,62 cm Pak 36, впервые датированное июлем 1942 года. Тогда же машина получила сквозной индекс Sd.Kfz.132.

    На этом выпуск отнюдь не прекратился. 7 мая 1942 года на совещании Гитлер заявил, что Pz.Kpfw.38(t) морально устарел. Теперь вместо этих машин следовало выпускать на той же базе истребители танков. На совещании 13 мая было решено каждый месяц выпускать минимум по 20 Pz.Sfl.2 für 7,62 cm Pak 36. А окончательное решение по будущему танка Pz.Kpfw.38(t) было принято 4 июня: в этот день был утверждён заказ 2-й серии истребителей танков, а обычные танки с производства снимались, при этом их шасси использовались для выпуска самоходных установок.За июнь было сдано 26 Pz.Kpfw.38(t) и 23 Pz.Sfl.2 für 7,62 cm Pak 36. Машины второй серии несколько отличались: за счет небольшой переделки удалось увеличить на 2 градуса угол склонения орудия. Также был переделан стопор крепления орудия по-походному. Все самоходные установки июньского выпуска были выпущены в тропической комплектации. Еще 50 Pz.Sfl.2 für 7,62 cm Pak 36 было изготовлено в июле, оставшиеся 27 – в августе.

    Начиная с августа 1942 года началось изготовление Pz.Sfl.2 für 7,62 cm Pak 36 третьей серии. Внешне эти САУ немного отличались конструкцией люков отделения управления. Кроме того, часть машин получила более мощные двигатели Praga AC. Благодаря 150-сильному мотору максимальная скорость выросла до 47 км/ч. Всего было выпущено 344 Pz.Sfl.2 für 7,62 cm Pak 36 трех серий, с номерами шасси в интервалах 1360–1479 и 1527–1750. На этом выпуск самоходных установок данного типа не закончился: начиная с февраля 1943 года в них переделывались прибывшие с фронта Pz.Kpfw.38(t). Можно говорить примерно о трёх десятках таких переделанных машин.
    На вооружение Pz.Sfl.2 für 7,62 cm Pak 36 стали поступать с мая 1942 года. В отличие от самоходных установок на базе Pz.Kpfw.II, эти машины направлялись не в батальоны истребителей танков, а в танковые дивизии. Исключение было сделано для 521-го батальона истребителей танков, куда 27 мая 1942 года отправились 12 машин. Обычно в танковые дивизии отправлялась батарея из 6 самоходных установок. Вместе с тем, были случаи, когда направлялось по 9 (18-я тд) и 12 (8-я и 19-я тд) штук. Одними из первых получателей стали 15-я и 21-я танковые дивизии, сражавшиеся в Северной Африке. Позже в Северную Африку отправилось еще 39 истребителей танков данного типа. Тенденция насыщать Pz.Sfl.2 für 7,62 cm Pak 36 именно танковые дивизии продолжилась и далее.

    Впервые в бой самоходные установки данного типа пошли в июле 1942 года. Отзывы о машине оказались в некоторой степени похожими на те, что поступали в отношении 7,62 cm Pak 36® auf Fgst. Pz.Kpfw.II(F) (Sfl.). Прежде всего, это касается орудия, точнее, высоты его расположения. Чрезмерная высота делала машину легкой мишенью, а противопульная броня спасала далеко не всегда. Массу нареканий вызывало и размещение боекомплекта. Дело в том, что при максимальных углах горизонтальной наводки укладки перекрывало орудием и щитовым прикрытием. Множество негативных отзывов поступало и в отношении стопора орудия по-походному.Вместе с тем, само орудие удостаивалось похвалы. С 350 метров бронебойный снаряд уверенно пробивал лобовую броню КВ-1, и это была отнюдь не предельная дистанция. Отрицательной стороной орудия единодушно указывался дульный тормоз, поднимавший при стрельбе облако пыли.
    Существенным отличием отзывов в отношении 7,62 cm Pak 36® auf Fgst. Pz.Kpfw.II(F) (Sfl.) и Pz.Sfl.2 für 7,62 cm Pak 36 было то, что жалоб на надежность шасси второй САУ оказалось немного. Жалобы поступали на слабое крепление рессор, изредка отказывали элементы трансмиссии, также иногда приходили отзывы о недостаточном сцеплении с грунтом. Вместе с тем, отмечалась высокая подвижность машины, хорошая работа подвески и низкий уровень шума. Большие проблемы с шасси отмечались только в Северной Африке. Несмотря на то, что самоходные установки подверглись определенным переделкам для работы в жарком климате, к нему они оказались не очень приспособлены. Больше всего страдали двигатели, которые довольно часто выходили из строя.

    Неоднозначный, мягко говоря, финал кампании 1942 года прямым образом повлиял на численность Pz.Sfl.2 für 7,62 cm Pak 36. К 30 июня 1943 года в вермахте оставались 94 машины данного типа, из них 8 находились на ремонте. С июля 1943 года их переименовали в Panzerjäger 38 7,62 cm Pak 36, поменяв сквозной индекс на Sd.Kfz.139. К концу года осталось всего 38 машин, которые к тому моменту стали называть Marder III. Стоит отметить, что такое обозначение использовалось редко.Провоевали эти машины до конца войны: по состоянию на 22 января 1945 года в войсках всё ещё числились 23 самоходные установки. Из них до наших дней сохранились две: одна находится в Форт Ли (США), а вторая – во Франции, в танковом музее города Сомюр.
     
    dok нравится это.
  12. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.386.329.224.728
    Stirik, 7 сен 2017

    Минные поля. Очень простое и очень эффективное средство защиты своих позиций от вражеских атак. Конечно, они не являются абсолютным средством сдерживания, но борьба с ними отнимает немало сил и времени.
    Самый первый способ создания проходов в минных полях появился вскоре после мин и заключался в ручном обнаружении и обезвреживании вражеских «сюрпризов». Эффективно, но долго и рискованно. К тому же подготовка хорошего специалиста-сапера дело небыстрое и сложное.

    Альтернатива живым саперам – металлические минные тралы. Но этот вид противоминной аппаратуры получит распространение только во времена широкого применения танков. Были попытки использовать для разминирования артиллерию, но это выходило еще сложнее, еще дольше и нецелесообразней: нужно было укладывать снаряды с большой точностью. Да и то, при большом расходе боеприпасов в проходе все равно оставалась пара-тройка работоспособных мин.

    • Первый шаг к современным системам разминирования сделали англичане в 1912 году. Тогда некий капитан Макклинток из бангалорского гарнизона предложил революционное (как потом окажется) средство для борьбы с… нет, не с минами – с колючей проволокой. В те времена это заградительное средство портило армиям не меньше крови, чем пулеметы или другое оружие.
    • Суть предложения Макклинтока заключалась в уничтожении проволочных заграждений взрывом. Для этого пятиметровую трубу «зарядили» 27 килограммами пироксилина. Сей боеприпас предлагалось подсовывать под заграждение и подрывать. Два-три взрыва и пехота может пройти через образовавшиеся «ворота». За удлиненную форму боеприпас прозвали «Бангалорской торпедой».
    • В ходе Первой Мировой войны было замечено, что «Торпеды» могут применяться не только по одной, но и в связке – несколько труб можно было соединять по несколько штук, а для удобства перемещения по полю боя передние секции устанавливались на лыжи или колеса.
    • Между мировыми войнами появилась идея, заключавшаяся в одновременном применении и танковых тралов, и «Бангалорских торпед». Танк тралами проделывал проход для себя и буксировал связку из труб со взрывчаткой. Далее этот «хвост» подрывался, и вслед за танком могла идти пехота. Первой серийной машиной, приспособленной для такой работы, стал Churchill Snake, тащивший за собой последовательно 16 пятиметровых труб.

    [​IMG]

    В Советском Союзе о сухопутных «Торпедах» знали и вели соответствующие работы. Но перед войной в стране были более приоритетные вопросы, поэтому первое подобное средство разминирования инженерные войска получили только после войны. Первый советский удлиненный заряд УЗ представлял собой двухметровую трубу диаметром 7 см, в которую помещалось 5,2 килограмма тротила.
    Немного позже появилась возможность собирать УЗ в треугольные секции УЗ-3 (по три заряда каждая), которые, в свою очередь, можно было соединять в конструкцию до ста метров в длину. Способ применения последовательности УЗ-3 оставался прежним – танк с тралом вытаскивал заряды разминирования, после чего происходил их подрыв. Благодаря треугольной форме секции УЗ-3 на минном поле образовывался проход шириной до шести метров.
    УЗ и УЗ-3 оказались эффективным средством разминирования, но не обошлось без недостатков. Собственно разминирование проходило буквально в мгновение ока. А вот подготовка не могла сравниться с ним по скорости. К тому же танк был хорошей целью для противника, не говоря уже о том, что бронемашине можно найти и более «боевое» применение. Тогда поступило предложение сделать заряд разминирования самоходным – стометровая конструкция из УЗ-3 должна быть оснащена 45 твердотопливными реактивными двигателями. По задумке, двигатели приподнимали всю конструкцию и тащили на минное поле. Там, выбрав тормозной трос, заряд взрывался. Расчетная высота полета составляла один метр. Эта версия удлиненного заряда получила название УЗ-3Р.
    Идея была хорошей, но в реализации были значительные проблемы. Все 45 двигателей требовалось запускать одновременно. Так же одновременно они должны были выходить на максимальный режим работы. Применяемая электросхема не справлялась с одновременным запуском. Разброс по времени старта двигателей, надо заметить, был небольшой – доли секунды. Но и их хватало для нестабильного движения всей конструкции. УР-3Р начинал извиваться, прыгать из стороны в сторону, но через несколько секунд все же переходил в горизонтальный полет. Полет тоже не давался легко. Препятствия выше 50-70 см и уклон поверхности даже в 4° были непроходимыми для заряда. При встрече со слишком высоким препятствием заряд разминирования в прямом смысле взлетал в небо и показывал там программу высшего пилотажа. В результате за такие дурной нрав и пиротехнические шоу УЗ-3Р получил прозвище «Змей Горыныч». Позже так станут называть и более новые системы разминирования.

    В 1968 году на вооружение советских инженерных войск была принята бронемашина УР-67. Она представляла собой шасси бронетранспортера БТР-50ПК с установленной на нем пусковой установкой для удлиненных зарядов. Экипаж из трех человек выводил машину на нужную позицию, производил прицеливание и запускал заряд УЗ-67.
    В отличие от предыдущих средств разминирования заряд УЗ-67 имел не жесткую конструкцию, а мягкую и представлял собой два шланга длиной 83 метра, заполненные взрывчатым веществом. В одном УЗ-67 помещалось 665 кг тротила. Твердотопливная ракета (тем не менее, официально она называется «двигатель ДМ-70»), прикрепляемая к переднему концу заряда, способна доставить взрывной шнур на расстояние до 300-350 метров от машины.
    После того, как производился пуск, экипажу полагалось сдать назад, чтобы выровнять шнур, и произвести его подрыв при помощи электрозапала (соответствующий кабель располагается в тормозном тросе). 665 килограмм тротила проделывали проход шестиметровой ширины длиной до 80 метров. Обезвреживание вражеской мины при взрыве происходит за счет детонации ее взрывателя.

    [​IMG]

    Основной целью УР-67 являются противотанковые мины. Легкие противопехотные мины либо детонируют, либо выбрасываются взрывной волной за пределы прохода, а мины со взрывателем двукратного нажатия после воздействия УЗ-67 могут остаться работоспособными. Аналогично дело обстоит с магнитными минами, хотя их взрыватель может быть серьезно поврежден взрывной волной. Как видно, у УР-67 было достаточно проблем, но оперативность создания прохода (2-3 минуты) и возимый боекомплект из двух зарядов не оставили военных равнодушными. В 1972 году «Змей Горыныч» получил новый заряд разминирования – УЗП-72. Он стал длиннее (93 метра) и тяжелее, ведь в нем было уже 725 килограмм взрывчатого вещества марки ПВВ-7.
    Дальность выстрела УЗП-72 достигала 500 метров, а максимальные размеры проделываемого прохода выросли до 90х6 метров. Как и прежде, УЗП-72 краном или вручную помещался в соответствующий отсек машины (укладывается «змейкой»), откуда при запуске вытягивался при помощи твердотопливной ракеты, сходящей с направляющей. В 1978 году на смену УР-67 пришла установка УР-77 «Метеорит», которая сейчас является основной машиной подобного класса в российской армии. Принцип действия новой установки остался прежним, хотя она получила новый боеприпас. УЗП-77 по своим характеристикам аналогичен УЗП-72 и отличается только некоторыми технологическими моментами. Основой удлиненного заряда «77» являются детонирующие кабели ДКПР-4 длиной 10,3 метра каждый, соединяемые в единый шнур накидными гайками. УР-77 имеет в своей основе легкобронированное шасси 2С1, взятое с самоходной гаубицы «Гвоздика».

    Корни этого шасси идут к тягачу МТ-ЛБ. Пусковая направляющая вытяжных ракет УР-77 и ящики для шнура, в отличие от УР-67, получили защиту в виде колпака-башни. Весьма полезное нововведение, ведь в бронированных ящиках для боекомплекта находится почти полторы тонны взрывчатки. Перед запуском бронеколпак вместе с пусковой направляющей поднимается на нужный угол возвышения. Далее вся боевая работа осуществляется буквально парой кнопок: одна отвечает за пуск твердотопливного двигателя, вторая – за подрыв заряда, а третья – за сброс тормозного каната. После нажатия третьей кнопки «Метеорит» готов к проделыванию нового прохода.
    На перезарядку установки требуется 30-40 минут. Закладка взрывного шнура может производиться как готовым блоком при помощи крана, так и вручную. Шасси 2С1 является плавающим (скорость до 4 км/ч). При этом утверждается, что УР-77 может производить пуск удлиненного заряда даже с воды. Тактическая сторона этого дела выглядит сомнительной, но киноматериалы с подобным пуском имеются.

    Немного позже УР-77, в начале 80-х, инженерные подразделения получили новую переносную установку УР-83П. В отличие от предыдущих «Горынычей» она не имела какого-либо шасси. Сравнительно компактная и мобильная пусковая установка после разборки может переноситься силами расчета или перевозиться на любой авто- или бронетехнике. Принцип действия станковой установки такой же, как и у предшественников, но меньшие габариты потребовали применения удлиненного заряда, состоящего только из одного шнура. Если не считать сборку пусковой направляющей и прочие «смежные» вопросы, процедура проведения выстрела из УР-83П аналогична использованию самоходных установок.

    [​IMG]

    Первое боевое применение советских систем дистанционного разминирования состоялось в ходе Войны Судного дня в 73-м. Это были поставленные Египту установки УР-67. Следующая машина разминирования УР-77 успела поучаствовать почти во всех войнах, в которых участвовали СССР и Россия, начиная с афганской.• Есть информация, что в некоторых конфликтах «Метеорит» использовался не только по своему прямому назначению: несколько раз в условиях небольших населенных пунктов они исполняли роль артиллерии, закладывая заряды на принадлежащих противнику улицах. Можно представить, что было на месте домов после подрыва шнура.• Что касается УР-77 «Метеорит», то замены для нее пока не планируется. Дело в том, что концепция установки оказалась хорошо проработанной уже на стадии УР-67. Египетский опыт применения этой установки помог только окончательно «отшлифовать» конструкцию и способы применения. Таким образом, УР-77 за тридцать с лишним лет своего существования до сих пор не устарела и продолжает использоваться отечественными инженерными войсками.
     
    dok нравится это.
  13. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.386.329.224.728
    Stirik, 10 сен 2017
    С появлением танков на полях сражений Первой Мировой Войны встал вопрос об их роли в армии. Поскольку первые танки были крайне несовершенны и, в частности, обладали низкой подвижностью, то главенствовало представление о танках лишь как о вспомогательном роде войск. Основной же ударной силой по-прежнему оставалась пехота. Такой взгляд на ведение современной войны сохранялся вплоть до начала Второй Мировой Войны. (В СССР этот взгляд был выражен девизом: «Пехота — царица полей».)
    Уже во время гражданской войны в Испании и во время боев на Халхин-Голе стало ясно, что танковые войска постепенно становятся основным ударным родом войск, который обладает совершенно новыми и недостижимыми для пехоты сочетанием броневой защиты, подвижности и огневой мощи. В полной же мере это продемонстрировал германский опыт блицкрига в Польше и Франции. Оказалось, что хорошо спланированное и организованное наступление танковых войск способно прорвать практически любую оборону противника и развить успех на значительную глубину.

    Естественно, что БМП, действующие в одном боевом порядке с танками, но не обладающие танковой броней, являются намного более простой мишенью для противника. А уничтожение сопровождения лишает танки требуемой поддержки. Кроме того, появление на поле боя ручных противотанковых гранатометов и переносных противотанковых ракетных комплексов превратили практически каждого пехотинца противника в крайне опасную для танков боевую единицу. В таких условиях необходимо либо сильно повысить защищённость боевых машин пехоты (что и было сделано в ряде стран: Ахзарит, БМПВ-64), либо заменить пехоту на какое-то другое эффективное средство поддержки танков. Реализацией второй концепции и стала БМПТ.


    За разработку БМПТ в Советском Союзе взялись сразу после завершения войны в Афганистане. К концу 90-х первые образцы «Терминаторов» уже плотно утюжили российские полигоны.
    Оснащенность боевых машин впечатляет: предусмотрены всеракурсная баллистическая защита от средств поражения, высокоэффективные средства обнаружения целей, автоматизированная система управления огнем, высокоточное управляемое оружие со сверхзвуковыми ракетами, мощное автоматическое вооружение с большим боекомплектом.
    Как утверждают военные, по боевой эффективности и огневой мощи даже первые варианты российской БМПТ с экипажем всего в пять человек были равны примерно двум мотострелковым взводам на шести БМП. Для этого на каждом из «Терминаторов-2» поставили по две автоматические 30-мм пушки 2А42 с боекомплектом в 850 снарядов и по 7,62-мм пулемету ПКТМ (2100 патронов). Их отлично дополняет комплекс противотанковых управляемых ракет «Атака» с четырьмя ракетами лазерного полуавтоматического наведения и два 30-мм автоматических гранатомета АГС-17Д. Четыре оптических канала наблюдения и прицеливания, панорама кругового обзора, высокая скорость поворота башни способствуют одновременному обстрелу до трех целей. Фактическая дальность стрельбы пушками — до четырех километров, ракетами — до пяти. Правда, для управления всем этим «Терминатору-2» требуется большой экипаж — пять человек.

    Терминатор-72.jpg

    В 90-х годах, подобные задачи в условиях современного боя, в частности во время антитеррористической операции в Чеченской республике, выполняли грузовики в кузов которых устанавливались "ЗУшки" (ЗУ-23 - советская 23-мм спаренная зенитная установка). Укрепленные позиции террористов-гранатометчиков успешно уничтожали из авиационных пушек, что позволяло развить наступление танкам.
    Самая «свежая» же модификация БМПТ названа «Терминатор-3» и создана на базе танка «Армата». В сравнении с предшественником она ушла далеко вперед благодаря новейшему необитаемому боевому модулю АУ-220М «Байкал». В состав «Байкала» наряду с 7,62-мм пулеметом входит только 57-мм автоматическая пушка. Но она дает просто море огня! Прежде созданная во флотском варианте и предназначенная для стрельбы с корабельных палуб, эта пушка способна поражать цели на дальности до 12 километров с темпом стрельбы пять выстрелов в секунду. Ничего подобного на бронетехнике нет ни у кого в мире.

    Терминатор армата.jpg

    Все это задумано для того, чтобы обезопасить собственные атакующие танки от любых средств поражения вражеской пехоты. И это вполне возможно, если принять во внимание тот факт, что, скажем, хваленные американские ПТРК «Джавелин» имеют максимальную дальность стрельбы всего в 2,5 километра. Наш ПТРК «Корнет» — до 5,5 километра. А недавно созданный на Украине ПТРК «Стугна-П» — 5 километров. Таким образом, «Байкал» с большой долей вероятности снесет их операторов с брустверов и из амбразур раньше, чем те готовы будут вступить в бой с нашими танками.
    - Боевой расчет "Терминатора" призван действовать в едином боевом порядке с танками, выявляя и уничтожая наиболее опасные для этих танков цели: гранатометные расчеты, расчеты противотанковых реактивных комплексов. Важно, чтобы экипаж танка не отвлекался на малозаметные цели от выполнения основных боевых задач. Все это стало особенно важно при появлении у террористических организаций различных современных противотанковых комплексов, - отметил главный редактор журнала "Национальная оборона", член Общественного совета при Минобороны России Игорь Коротченко.

    Появление этого чудо-оружия произошло в результате глубокого анализа советским еще Генштабом уроков войны в Афганистане. В ней наши танки несли огромную нагрузку. Без их сопровождения, как правило, не обходились даже при проводке транспортных колонн в сложной гористой местности. БМП-1 и БМП-2 с такой задачей самостоятельно не справлялись. Но в случае нападения крупных сил моджахедов и танки частенько даже сами себя не могли защитить. Мешала неповоротливость на узких горных дорогах, малая скорострельность танковых пушек и невозможность из-за малых углов возвышения орудийных стволов обстреливать близко расположенные горные вершины.
    Обычно наших солдат выручали шедшие в колоннах «Шилки» — зенитные самоходные четырехствольные установки ЗСУ-23−4 с 23-мм скорострельными пушками. Только и у них в таком виде боя выявились существенные недостатки. Главным из которых стало слабое бронирование. Борта «Шилок» пробивались даже из стрелкового оружия. Кроме того, эти машины неспособны самостоятельно обнаруживать наземные цели.Так, после Афгана и возникла задача: сделать высокозащищенную боевую машину, способную эффективно расчищать путь танкам в любом виде общевойскового боя.

    За дело в середине 80-х годов взялись специалисты КБ Челябинского тракторного завода и Омского конструкторского бюро транспортного машиностроения. На базе танка Т-72А были изготовлены три первых экземпляра БМПТ с различными вооружением. Военным предстояло выбрать самой подходящий вариант. Но помешал развал СССР. Опытные образцы «Терминаторов» отправили в 38-й НИИ Минобороны СССР в подмосковной Кубинке. И надолго о них забыли.
    Забыли бы о «Терминаторах», не исключено, и навсегда, но счастливый жребий выпал этому проекту в 1999 году, когда на должность начальника Главного автобронетанкового управления Министерства обороны РФ был назначен профессиональный танкист генерал-полковник Сергей Маев. Он не просто немало повоевал в Афганистане. Маев с 1985 года в составе нашего «ограниченного контингента» в этой стране долго исполнял обязанности заместителя командующего 40-й армией по вооружению. Поэтому проблемы с обеспечением безопасной проводки колонн и боев в горной местности знал лучше многих. К тому же в те годы у нашей армии за плечами была первая чеченская война. И чадные костры из наших беззащитных на улицах Грозного танков не только у Маева еще не стерлись из памяти. Поэтому он настоял, чтобы работа над созданием мощной БМПТ была продолжена. Под контролем и при активном участии нового начальника ГАБТУ и был создан «Терминатор-2». Его первый открытый показ состоялся в 2002 году под Нижним Тагилом.

    На том показе довелось присутствовать и автору этих строк (Сергей Ищенко). Отлично помню, как под градом пуль и снарядов новой машины снопами падали мишени на полигоне «Старатель». Зрелище было впечатляющим. Но уже тогда в кулуарах поговаривали, что этому успеху радовались не все. На запуск в серию БМПТ требовались серьезные деньги. Однако бюджетное финансирование, выделяемое в те годы армии, было весьма скудным. Закулисная борьба за эти финансовые крохи между заводами и КБ шла отчаянная. Особо острая схватка разгорелась между омскими и нижнетагильскими танкостроителями. Первые, напомню, в те годы массово выпускали танк Т-80У с единой газотурбинной силовой установкой, ставший в последние годы существования СССР основным для нашей армии. Нижнетагильский «Уралвагонзавод» клепал разные варианты более старого дизельного Т-72.
    Увы, все решили не тактико-технические характеристики боевых машин, не военная целесообразность, а география с политикой. «Уралвагонзавод», как известно, стоит на Урале. А президентом России в те годы, если кто позабыл, был бывший первый секретарь Свердловского обкома КПСС и коренной уралец Борис Ельцин. Как поговаривали в ту пору в Минобороны, именно к Ельцину и зачастил в столицу с просьбой все деньги на новые российские танки отдавать исключительно в Нижний Тагил тогдашний губернатор Свердловской области Эдуард Россель. Давняя дружба Росселя с Ельциным, утверждают, судьбу российского танкостроения во многом и решила. Во всяком случае, скоро выпуск танков на «Омсктраснмаше» из-за отсутствия средств был прекращен. Последний Т-80У с его конвейера сошел в 1998 году. Монополистом в отрасли стал ««Уралвагонзавод». А основным танком нашей армии — Т-90, с помощью многих последовательных удачных модификаций «выросший» из Т-72.
    В сентябре 2005 года Россель на пресс-конференции признался: «Я предложил начальнику Генерального штаба Вооруженных сил России генералу армии Юрию Балуевскому передать главное конструкторское бюро Омска на „Уралвагонзавод“. Заказы на танки сейчас увеличиваются, требуются новые технологии. А танки делают только у нас, все остальные предприятия погибли». Кто, как и зачем остановил могучий танковый конвейер в Омске губернатор, естественно, скромно промолчал.

    Спросите: а при чем тут «Терминаторы», которые Нижний Тагил и выпускает? Категорично утверждать не берусь, но возможно на его злую судьбу повлиял тот факт, что в создании этой машины принимали участие инженеры и конструкторы Омского конструкторского бюро, работавшие в тесной связке с попавшим в президентскую опалу «Омсктрансмашем». Ничего более определенного на этот счет все равно сегодня никто не расскажет.Как бы там ни было, далее события вокруг БМПТ развивались так.
    Видимо больше по инерции и под давлением Маева, возглавившего в 2006 году Федеральную службу по оборонному заказу (ФСОЗ), было объявлено, что «Терминатор-2» вот-вот примут на вооружение. А к 2010 году ими укомплектуют первую роту в наших Сухопутных войсках. Но вместо этого именно в 2010 году Минобороны, которое тогда возглавлял печальной памяти Анатолий Сердюков, заявило, что вообще отказывается от закупок БМПТ. Маев, за год до этого уволенный с поста директора ФСОЗ, скорее всего, уже был бессилен повлиять на роковое решение.

    Спустя несколько месяцев выходец из Космических войск первый заместитель министра обороны генерал армии Владимир Поповкин камня на камне не оставил даже от самой идеи создания БМПТ. Он публично усомнился в необходимости боевых машин поддержки танков и заявил, что абсолютно не понимает, зачем их так долго разрабатывали. Мол, никакой поддержки на поле боя танкам не требуется. Они сами кого хочешь поддержат.
    И снова «Терминаторам» повезло. В 2011 году вопреки мнению своего Минобороны России пришлось все же осваивать их серийное производство в Нижнем Тагиле. Поскольку партию из десятка таких машин закупил Казахстан. Для него уральцы все сделали в лучшем виде. Но дальше дело не пошло. Тем не менее, отдельные экземпляры БМПТ-72 по сей день возят по разным зарубежным выставкам вооружений и предлагают на экспорт. Но в очередь как-то долго никто не вставал.

    Все, как мы теперь знаем, круто изменила война в Сирии. Теперь «Терминаторы» бьют террористов на Ближнем Востоке и больше их не нужно дополнительно рекламировать. Рогозин вот тоже внезапно прозрел и, как уже сказано, прилюдно назвал БМПТ-72 уникальной машиной. Только что же сами так долго спали, Дмитрий Олегович? Ведь в итоге о закупке первой партии «Терминаторов» для наших Сухопутных войск объявлено только пару недель назад, в конце августа, на международном форуме «Армия-2017». А когда так понравившихся вам «Терминаторов» реально получат российские танкисты — и вовсе в тумане.
     
    dok нравится это.
  14. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.386.329.224.728
    Stirik, 15 сен 2017

    Многоцелевой механизированный комплекс оперативного развертывания временных дорог, сокращенно КВД. Предназначен для пропуска колесной и гусеничной техники на труднопроходимых и заболоченных участках местности, а также на подходах к переправам и мостам.
    Комплекс состоит их двух комплектов, размещаемых на шасси КамАЗ-63501. Каждый комплект при развертывании укладывает (а потом собирает обратно для дальнейшей транспортировки) 50 метров дорожного полотна. Таким образом, весь комплекс способен создать 100 метров дороги шириной 4,6 метра.
    Время укладки полотна одного комплекта составляет 5 минут.Полотно можно укладывать как на подготовленные участки заболоченной местности (гать), так и на грунты, подверженные оводнению.Комплекс обеспечивает проходимость колесных транспортных средств с нагрузкой на ось до 12 тонн и гусеничной техники весом до 60 тонн. Все работы по укладке и сборке дорожного полотна полностью механизированы.

    Испытания комплекса КВД производились в различных климатических поясах России и на разных грунтах. Государственные испытания полностью завершены, в настоящее время комплекс поступает на вооружение инженерных частей российской армии.Эффективность работы комплекса КВД оценивается весьма высоко, так как КВД способен обеспечить продвижение практически любой техники на любых заболоченных грунтах, от песка до глины и чернозема. Весьма полезен при форсировании водоемов техникой.


    kompleks_kvd_4.jpg
     

    Вложения:

    dok нравится это.
  15. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.386.329.224.728
    Stirik, 20 сен 2017

    Сколько можно писать о немецких “летающих тарелках” 2-й мировой войны? Это тему не трогал разве что ленивый и за последние 20 лет она набила вполне приличную оскомину в умах интересующихся пользователей всемерной сети. Поэтому хватит переливать из пустого в порожнее – есть масса других интересных проектов, известность которых намного ниже. Одним их них является LRV – Lenticular Re-entry Vehicle – разработка американских специалистов времен “Холодной войны”. Далеко не мирной направленности, разумеется.

    Исследования в направлении создания “летающих тарелок” проводились в США ещё в 1940-е гг. и приносили неплохие результаты. Достаточно вспомнить самолёты V-173 и XF5U фирмы Vought, выполненные в виде дископланов. В послевоенный период произошел новый качественный скачок, связанный с бурным развитием ракетной и реактивной техники. Новый проект, условно обозначенный как LRV, разрабатывался фирмой North-American Aviation. Он оказался настолько многообещающим, что его сразу ужасно засекретили. Произошло это в 1959 году.
    Американскими специалистами был предложен аппарат дисковидной формы, которая, как показывали расчеты, в наибольшей степени отвечала требованиям термостойкости. Тактико-технические параметры дископлана впечатляли. При максимальном весе 20411 кг этот аппарат должен был выводить на орбиту полезную нагрузку весом 12681 кг (!) включая вес ракет четырех ракет с ядерными боеголовками равный 3650 кг.

    Внутри дископлана, имевшего длину 12,2 метра и высоту в центре 2,29 метра, располагались: спасательная капсула, жилой отсек, рабочий отсек, отсек вооружения, основная двигательная установка, энергетическая установка, кислородный и гелиевый баки. На задней кромке LRV располагались вертикальные и горизонтальные поверхности управления, при помощи которых после схода с орбиты осуществлялся управляемый спуск в атмосфере. Посадка самолетного типа осуществлялась на выдвижное четырехстоечное лыжное шасси.Использовать LRV предполагалось следующим образом. В случае опасности дископлан выводится на орбиту с помощью ракеты-носителя Saturn C-3. Максимальная продолжительность полёта составляла 7 недель. За это время экипаж LRV должен был находится на боевом дежурстве и нести патрулирование в околоземном пространстве в полной боевой готовности. В момент получения приказа о нанесении удара дископлан переходил на более низкую орбиту и выпускал ракеты. Не исключалось также взаимодействие LRV и космопланов типа Dyna-Soar.

    В задачу последних входила защита орбитального бомбардировщика и перехват вражеских спутников и противоспутниковых систем. После успешного выполнения задания экипаж мог покинуть орбиту в специальной посадочной капсуле (она же служила постом управления), оснащенной твердотопливным двигателем с тягой 23000 кг. Длина капсулы составляла 5,2 м, ширина – 1,8 м, пустой вес – 1322 кг, расчетный вес вместе с экипажем в режиме аварийной посадки – 1776 кг.Время работы аварийного двигателя составляло 10 секунд, этого было достаточно, чтобы отвести капсулу от покинутого аппарата на безопасное расстояние, перегрузка при этом не превышала 8,5 g. Стабилизация капсулы после отделения от основного аппарата осуществлялась при помощи четырех раскрывающихся хвостовых поверхностей. После стабилизации капсулы сбрасывался ее носовой обтекатель и раскрывался расположенный под ним парашют, обеспечивавший скорость снижения капсулы 7,6 м/с.

    Кроме того, в штатный комплект LRV входил также челночный аппарат, рассчитанный на двух человек. Он хранился в отсеке вооружения и предназначался для посещения беспилотного спутника с целью его технического обслуживания и ремонта. Для перемещения в пространстве челнок имел собственный ЖРД тягой 91 кг. В качестве топлива для основного двигателя тягой 907 кг, предназначенного для маневрирования и схода с орбиты, для двигателя челнока и двигателя беспилотного спутника использовались тетроксид азота N2O4 и гидразин N2H4.Кроме того, это же топливо использовалось в двигателях ракет беспилотного спутника. Основной запас топлива (4252 кг) хранился в баках LRV, запас топлива в челноке составлял 862 кг, в беспилотном спутнике – 318 кг, в ракетах – 91 кг. Челнок заправлялся по мере выработки своего запаса топлива от основного аппарата.

    При проектировании LRV предусмотрели сразу две системы энергоснабжения. Первая предназначалась для обеспечения работы потребителей в ходе вывода на орбиту и спуска – здесь применялись серебряно-цинковые батареи, позволявшие поддерживать пиковую нагрузку 12 кВт в течение 10 минут и среднюю нагрузку 7 кВт в течение 2 часов. Вторая должна была обеспечить энергией экипаж и агрегаты дископлана во время орбитального патрулирования. Тут прорабатывалось два варианта: на базе миниатюрного источника атомной энергии и на базе концентратора солнечной энергии типа “Sunflower” (“Подсолнух”).При сходе с орбиты аппарат подвергается интенсивному нагреву. Расчеты показывали, что температура нижней поверхности при этом должна достигнуть 1100°С, а на верхней – 870°С. Поэтому разработчиками LRV были приняты меры по защите его от воздействия высокой температуры. Стенка аппарата представляла собой многослойную конструкцию. Наружная обшивка выполнялась из жаропрочного сплава F-48.
    Далее следовал слой высокотемпературной теплоизоляции, уменьшавший температуру до 538°С, после нее располагалась сотовая панель из никелевого сплава. Затем шла низкотемпературная теплоизоляция, снижающая температуру до 93°С, а затем внутренняя обшивка из алюминиевого сплава. Носовая кромка аппарата с радиусом закругления 15 см была покрыта графитовой теплозащитой.Как видим, проект был проработан весьма детально. Нетрудно представить сколько миллионов долларов было выделено на его развитие, однако в 1963 году проект закрыли. Причин для этого нашлось как минимум две. Прежде всего, не были отработаны требуемые технологии, как например атомный источник энергии и система пилотируемой посадки. Второй причиной стало закрытие программы Dyna-Soar, хотя даже без космопланов-перехватчиков LVR находился вне досягаемости советской системы ПРО, а противокосмическая оборона ещё не была создана.
    О существовании космического бомбардировщика забыли больше чем на 30 лет, и только в 1997 году в печати стали появляться данные о нём. Полностью гриф секретности был снят только в 1999 году, после чего появилась статья в американской версии журнала “Popular Mechanic”. Первое время проект производил определенный фурор, но после объективной оценки возможностей американской промышленности и политической обстановки в мире шансы на реализацию LVR были минимальными.
     
    dok нравится это.
  16. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.386.329.224.728
    Stirik, 22 сен 2017

    Военные паровозы или Кригслокомотивы (нем. Kriegslokomotive), также ещё известные как паровозы-солдаты или паровозы без роскоши, по сравнению с обычными серийными паровозами имели упрощённую конструкцию, что позволяло наладить их крупносерийное производство при сложных экономических условиях военного времени. На военных паровозах вместо дорогих меди и бронзы, а также легированных сталей, использовалась обычная углеродистая сталь, а допуски при сборке были существенно свободнее. Всё это позволяло снизить себестоимость и время производства данных паровозов. Экономичность таких машин отводилась на второй план, а расчётное время работы составляло в среднем 5 лет, однако при этом эти паровозы отличались высокой надёжностью и хорошими тяговыми свойствами, что необходимо для обеспечения бесперебойного движения поездов при сложнейших погодных условиях (в том числе песчаные бури пустынь и суровые морозы Сибири). В основном паровозы без роскоши выпускались в период Второй мировой войны преимущественно на заводах Германии и США.

    В конце 1941 года протяженность железных дорог на оккупированной территории СССР достигла максимума. Одновременно с перешивкой путей на западно-европейскую колею шириной 1435 мм немцы восстанавливали разрушенное при отступлении Красной Армией, а партизаны фактически вели уже «рельсовую войну», не без помощи пресловутого «генерала Мороза», столь лютого в первую военную зиму. Немецкий вермахт стоял перед транспортным кризисом.В декабре 1941 года на совещании Гитлер прямо сказал: «Никаких чудес техники, требуются простые машины, которые могут выдержать пятилетнюю эксплуатацию!» То есть нужна дешевая штампованная техника для работы на износ.
    К началу Второй мировой войны локомотивный парк Германии насчитывал достаточно большое количество паровозов серий BR 44 (1,7 тыс.) и BR 50 (около 3 тысяч). Однако в ходе Великой Отечественной войны, немецкое командование столкнулось с неприятным фактом: на оккупированных территориях Белоруссии и Украины ни один из немецких паровозов не был способен проехать расстояние между основными станциями без дополнительной дозаправки (сказалось то обстоятельство, что в 1930-х железнодорожные магистрали на этих территориях были переведены на обслуживание паровозами ФД, которые имели шестиосные тендеры с повышенным объёмом запасов топлива и воды). С учётом развернувшегося в то время партизанского движения, это сильно снижало эффективность снабжения вермахта. Помимо этого, зима 1941—1942 г была весьма суровой, что в сочетании с недостаточно эффективной теплоизоляцией парового котла, приводило к сильному падению мощности паровозов, либо вовсе к их выходу из строя.
    В марте 1942 года выпуск локомотивов отдан под контроль министра вооружения Альберта Шпеера. Первым шагом вновь созданного Главного Комитета по подвижному составу стало сокращение программы выпуска, в которой остались лишь серии 44, 50 и 86 (тяжелый и средний типы и танк-паровоз). Эти типы упрощались в ходе постройки. Поскольку требовался локомотив, который при нагрузке на ось 15 т мог вести по равнине поезд массой 1200 т с постоянной скоростью 65 км/ч, остановились на серии 50 «мирного выпуска» (у нас известна под серией ТЕ). Эта машина прошла несколько стадий упрощений, отказались от водоподогрееателя, больших дымоотбойных щитов, второй песочницы и пр. Окраска стала светло-серой с лакировкой.

    br52-5-fit-700x363.jpg

    Итак, модифицированные паровозы серии 50 шли под обозначением UK - переходный тип. За шесть месяцев «мирная серия» превратилась в «военный» паровоз серии 52. Из 6000 деталей около 1000 были упразднены вообще, а 3000- модифицированы. Общий расход материалов снижен на 26 т. В том числе снижен расход цветных металлов с 2,8т до 150 кг!Металлоемкость сведена к минимуму. Общий вес паровоза могли снизить и далее, но тогда новая машина ездила бы резервом ( из-за ограничения силой тяги по сцеплению). В германской печати тех лет сообщалось, что паровоз изготовлен «целиком из жести!»Время производства было настолько сокращено, что в последствии выпуск паровозов удвоился, при этом стоимость заметно упала.12 сентября 1942г. первый «военный паровоз» 52 001 вышел из ворот завода Борзиг. С новыми вагонами он совершил испытательный пробег свыше 5 тыс. км по «третьему рейху» и оккупированным странам, на заводах которых демонстрировался в пропагандистских целях.
    Паровоз имеет мощный котел, у которого стальная топка с плоским потолком огневой коробки - комбинированная конструкция Крамптона-Бельпера, применявшаяся на старых паровозах, почему ходили разговоры о «медных топках». Регулятор типа Вагнера с большим и малым клапанами. Конус однодырный, диаметром 150 мм, отчего имеет характерный низкий тон выхлопа. Колосниковая решетка неподвижная, с люком для очистки. Опрокидывающаяся внутрь, не совсем удобная, шуровочная дверка системы Маркотти. Двухоборотный пароперегреватель Шмидта. Два предохранительных клапана Аккерман с приводом в будку для выпуска пара вручную. Надежный кран продувки на ухватном листе типа Гестра ( до сих пор встречается). С левой стороны два горизонтальных инжектора типа Фридман производительностью 180 л/мин. Паровозы были оборудованы паровоздушными компаунд-насосами, кранами машиниста и тройными клапанами системы Кнорра. Слабое водомерное стекло из круглой трубки. Свисток однотонный, наподобии отечественных малой громкости. Паровая машина Штумпфа. Круглые золотники типа Карл-Шульц, нераздвижные, поэтому стоит перепускной клапан-байпас беспарного хода системы Винтертур. Внешний механизм парораспределения системы Вальсхарта-Гейзингера. Приварные головки дышел, отчего частый излом. Хорошие регулируемые буксовые подшипники типа Мангольд. Часть паровозов без буксовых клиньев. Буксовые наличники из текстолита. Передняя тележка (бегунковая) типа Краус - Гельмгольца. Скоростемер без регистрации системы Дойта. Будка выполнена закрытой со всех сторон, соединение с тендером - брезентовые мехи, «по-норвежски». Под сиденьями и полом - змеевик парового обогрева. На лобовом листе топки имелся ящик для подогрева пищи. В будке — пресс-масленка системы Бош для централизованной подачи смазки. Турбогенератор мощностью 0,5 кВт. Буферные фонари с затемнением. Тормоз системы Кнорра ( при экстренном торможении краном машиниста автоматически подается песок под движущие колеса).

    У паровозов серии 52 могли быть тендеры четырех типов: К4Т26, К4Т30, К4Т32, К4Т34 (последние две цифры в обозначении соответству¬ют запасу воды в м3). У тендера К4Т32 водяной полуцилиндрический бак заменял раму. Все тендеры были четырехосными, буксы двухосных тележек тендеров имели роликовые подшипники. Некоторые тендеры оборудовались режимным механизмом, регулировавшим тормозное нажатие в зависимости от количества воды в тендере.Общая масса паровоза составляла 86 тонн, сцепная - 77 тонн. Особенностями паровозов серии 52 были относительно небольшая площадь колосниковой решетки - 3,92 кв.м и малый объем топки - 6,9 куб. м. Это техническое решение позволяло работать только на высокосортных углях. При использовании низкосортных смесей данные паровозы резко снижали свои теплотехнические качества.Экипажная часть паровоза серии 52 позволяла ему проходить кривые радиусом 110 м.
    Массовый выпуск 1943-1945 годов отмечен многочисленными изменениями. Паровозы выпускались с листовыми рамами. Утеплять прекратили. С лета 1943 года стали обязательны узкие дымоотбойники типа Витте трех видов: гнутые равномерно, под тупым углом и с двумя изгибами, тяжелые. Тогда же началась поставка тендера типа К2'2'Т32.Названный тендер является самым распространенным типом, так называемым «вандер-бильт». Безрамный «ваннообразный» (по-немецки) бак опирается на обычные вагонные тележки, которые принято называть «центральноевропейскими». Тележки штампованные, с роликовыми подшипниками. Водяной бак имеет сферическую форму: все стороны его, включая палубу, выпуклы, благодаря чему достигнута емкость, при облегчении конструкции (порожний вес 17,1 т), емкость: запас воды 32 м куб. и запас угля 10 тонн. В Германии сегодня такой тип тендера обозначается как К2'2'Т30. Эти тендеры получали некоторые паровозы серии 50 и все — серии 42.В выпуске тендеров участвовало 12 заводов. После войны охотно строили и другие фирмы.Необходимо упомянуть о 26 предприятиях, изготовлявших только котлы для «военных» паровозов. Многие из них ныне связаны с судостроением.За военный период изготовлено незначительное число опытных паровозов с радиальными топками, сварными котлами и рамами, безсвязевыми котлами и клапанным парораспределением. Выпущено было несколько партий паровозов в экспортном исполнении для стран-союзников Германии.
    Около 200 паровозов поставлено с конденсацией пара. Сначала с пяти-, затем с четырехосными тендерами, которые умещались не на всех поворотных кругах, а только на треугольниках или петлях. Конденсационное оборудование идентично тому, что поставлено фирмой Геншель на паровозы серии CO19.«Военные паровозы» поставляли в дирекции «рейха» и на Восток: от Саара до Плескау (немецкое название Пскова). На оккупированной территории СССР действовало пять имперских транспортных дирекций: Рига, Минск, Днепропетровск, Ростов-на-Дону, а также четыре военно-полевых команды. Паровозы пересылались в горячем состоянии в дирекцию приписки Позен/Ост, оттуда на тыловые базы Здолбунов и Знаменка, находящиеся на важнейшем главном ходу Лемберг (Львов) – Узел (Днепропетровск). Там их уже распределяли по депо для обслуживания перевозок «Восточного фронта». Дополнительно к типовым обозначениям на будке писали DR-Ost ( немецкие ж.д.- эксплуатация на востоке) и название основного депо полностью. Название депо в сокращенном виде наносили белой краской на дверку котла и тендер, например: Ka-West (Казатин-Запад), Sm.H. (Смоленск-Главный) и т.д.В полевых командах были настоящие «фронтовые» паровозы с пятнистой окраской-комуфляжем.

    fsf_br52_2-fit-700x230.jpg

    Новенькие 52-е с конца 1942 г. ходили на Восток, например, в направлении Вязьмы. Они успели получить на будку орла, держащего в когтях венок со свастикой, но вскоре эмблема была закрашена.В немецкой литературе их часто называют «военными паровозами» - Kriegslok.Паровозы серии 52 имели номера с 001 до 7794, при этом номера с 1850 по 2027 давались паровозом с тендер конденсаторами постройки завода Геншель.Всего в период с 1942 года по 8 мая 1945 года был построен 6161 паровоз 52-й серии, последний из этой серии получил номер 52 7792. В разных публикациях номер последнего паровоза этой серии значительно расхдится, так как уже после войны было выпущено некоторое число паровозов из подготовленных прежде материалов и заготовок.После окончания войны около 4000 паровозов 52-й серии оставалось в 14 странах Европы. При этом большая часть из них трудились на территории Советского Союза и Польши. На территории Германии к концу 1949 года числилось в наличии 814 локомотивов этой серии. На паровозостроительном заводе Хеншеля до 1951 года было построено ещё 40 паровозов для испытания различных подогревателей (парогенераторов). Создание новых моделей закончилось там в июне 1963 года.Точное число паровозов 52-й серии, оказавшихся в советской оккупационной зоне Германии остается неизвестным. В литературе, часто фигурирует цифра около 1500 локомотивов. 459 работоспособных паровозов 52-й серии использовались после окончания войны в СССР локомотивных депо, они были конфискованы по условиям репарации на территории Польши и Восточной Пруссии. На территории СССР паровозы серии 52 получили обозначение ТЭ. Ещё около 300 локомотивов до середины 50-х годов использовали паровозные бригады на территории Европы, оккупированной СССР после войны (к странах соцлагеря). Болгарским государственным железным дорогам Советским Союзом в начале 60-х годов был продан 61 паровоз 52-й серии. Более 100 локомотивов этой серии было предоставлено взаймы польским государственным железным дорогам. В 1959 году заводом в Рав Стендаль (ГДР) после существенной модернизации модели 52-й серии (так называемый паровоз серии 52-GR) было построено 59 паровозов. Остаеся неясной судьба 25 модернизированных паровозов с пылеуголыюй топкой, построенных между 1953 и 1958 годами.

    Ну а теперь то, ради чего появился этот материал. К военной тематике его отнести трудно, постольку-поскольку действие происходило задолго до использования паровозов в военных целях и отнести его военной теме совершенно нельзя, но у нас к сожалению нет технического форума

    В 1887 году на Нью-Джерсийской железной дороге появилось нечто чудовищное, вызвавшее бурю эмоций среди наблюдателей и не меньшее количество насмешек среди инженеров и механиков. С виду конструкция напоминала обыкновенный паровоз типа 4-4-0, но её колёса не касались рельсов вовсе!..


    Ведущие колёса удивительной машины имели зубчатые обода и располагались на трёх тележках, напоминающих вагонные. Через зубцовую передачу ведущие колёса передавали вращательный момент ведомым колёсам тележек, которые, в свою очередь, уже стояли на рельсах. Стандартной классификации паровоз не поддавался: выходило нечто вроде 6-12-0, если считать именно колёса, стоящие на полотне. Ширина колеи была обычная – 1435 мм.

    паровоз.jpg

    Объяснить такую абсурдную конструкцию логически не мог никто, кроме, разве что, Уильяма Дженнингса Холмана (William Jennings Holman), владельца Holman Locomotive Company, построившей этого уродца. Ведь скорости у паровоза не прибавлялось, да и сопротивление дороги оставалось без изменений: никакой реальной пользы усложнение конструкции не приносило. Тем не менее, Холман запатентовал своё изобретение – гораздо позже, когда заработанные благодаря уродцу деньги уже были потрачены, а паровоз то ли был переделан в нормальный, то ли пошёл на слом. 18 декабря 1894 года Холман подал заявку, а 10 сентября 1895 года получил патент (U. S. Patent No. 546,153).
    А суть была в следующем. В середине 80-х годов XIX века у компании Holman Locomotive Company дела пошли под гору. Паровозостроение развивалось, росла конкуренция, причём конкуренты постоянно совершенствовали свои машины. А Холман решил пойти другим путём. Он взял базу обыкновенного типового паровоза с колёсной схемой 4-4-0, немного её изменил, поставил на тележки, привёл зубчатые зацепления в рабочее состояние – и пустил паровоз по ветке в Нью-Джерси. Конечно, паровоз привлёк внимание.

    Но не совсем ради рекламы был сделан подобный трюк – а ради привлечения крупных инвесторов-техноманов. Холман с совершенно серьёзным лицом несколько раз проводил нечто вроде презентации своего чуда техники и объяснял (употребляя совершенно абсурдные с точки зрения физики утверждения), что данная конструкция приведёт к двукратному (или даже трёхкратному) увеличению скорости при той же мощности паровой установки. Более того, Холман утверждал, что большее количество точек соприкосновения с рельсами позволит избежать проскальзывания колёс, что тоже будет работать на увеличение скорости и уменьшение пустых затрат мощности. Для прессы было официально объявлено, что подобный тип станет локомотивом будущего. Наконец, Холман объявил, что совершенно необязательно строить новые локомотивы с такой схемой: ведь легко и просто его, Холмана, предприятие может «модернизировать» любой существующий локомотив!

    И если любой мало-мальски подкованный в механике человек понимал суть мошенничества, то многочисленные богачи, заинтересованные во вложении денег в перспективное предприятие, просто посыпали мошенника зелёными купюрами. Более того, за счёт этого стремительно росли акции компании Холмана на фондовом рынке – и их активно покупали не только обеспеченные слои населения, но и простые люди, тем самым обогащая Holman Locomotive Company. Энгус Синклер в своей книге «Развитие локомотива» (From Development of the Locomotive Engine, by Angus Sinclair. Railway and Locomotive Engineering—September-December, 1907) рассказывает, что одна его знакомая, некая Марион Френч, вложила в акции Холмана с трудом скопленные 570$, и следующие 20 лет ждала, когда же ей будут выплачивать дивиденды. Это говорит о том, что паровоз Холмана поднял такую шумиху, что она затронула даже небогатые слои населения, вообще ничего не понимающие в играх на фондовой бирже и тем более в технике. Впрочем, не все источники соглашаются с Синклером. Например, в книге «Trains and technology» by Anthony J. Bianculli идея Холмана подаётся как вполне прогрессивная, а мошенничество называется не более чем выдумкой Синклера. Тем не менее, в журналах тех лет появилось множество пародийных рисунков и карикатур.
    Кстати, локомотив был прозван «Абсурдом Холмана» (Holman’s Absurdity) и сегодня широко известен в истории техники именно под этим прозвищем.Общий фонд акций составлял 10 000 000$ (для конца XIX века – совершенно аномальная сумма, хотя вряд ли Холман и в самом деле подписал более 100 000 купюр - скорее всего, этот "фонд" тоже был мошенничеством). Акции были разные – стоимостью от 25$ до 100$. Кстати, не все сразу поверили в абсурд Холмана. Некоторые из газет, куда Холман давал рекламу (а он давал рекламу в сотни разных изданий), обратились к техническим специалистам, способным провести анализ «изобретения». Первым мнением было то, что Холман – банальный самоучка, попросту не понимающий элементарных законов физики. Лишь когда он год спустя исчез с концами, прихватив с собой все заработанные денежки, журналисты поняли, что Холман – не наивный изобретатель, а гений-мошенник.В 1894 году «трюк» был повторён американской локомотивостроительной компанией Baldwin Locomotive Works, сконструировавшей подобный же паровоз по заказу новосозданной Холманом фирмы The Holman Locomotive and Speeding Truck Co..

    паровоз1.jpg

    В отличие от первого паровоза Холмана, у этой машины направляющие колёса стояли непосредственно на рельсах, а на тележках покоились только два ведущих колеса. Патент на новую конструкцию (немного отличную от старой) Холман получил 18 января 1898 года (U. S. Patent No. 597,557), уже после того, как слава удивительного паровоза окончательно отгремела. Обратите внимание, что конструкция тележки – другая.

    Всего компания Baldwin успела построить три локомотива системы Холмана, но лишь один, созданный в 1897 году, вышел за заводские ворота. Во второй раз фокус удался чуть хуже, хотя Холман и здесь успел продать немало акций, прежде чем исчезнуть с деньгами уже навсегда (говорят, он даже не зашёл за полученным в 1898 году патентом). Вот акции второго выпуска №774 и №775 (к сожалению, акций первого выпуска не нашёл):

    акция.jpg

    А паровоз был перестроен в обыкновенный 4-4-0, после чего продан в Канзас, где долгое время работал на Северной железной дороге (Kansas City and Northern Connecting Railroad), искупая своё позорное прошлое. В защиту компании Baldwin стоит сказать, что она была создана Мэттьясом Болдуином (Matthias W. Baldwin) в далёком 1831 году и исправно производила сотни локомотивов вплоть до разорения в 1956 году. Паровозы Baldwin серии E после войны поставлялись даже в Советский Союз.

    А Холман пропал с концами. Никто и сегодня не знает, когда родился этот человек, когда умер. Правда, на вид ему было около 60 лет, то есть юность миновала. В патенте от 1898 года упоминается, что бизнес Холман вёл в Миннеаполисе, а проживал в городе Хеннепин Каунти в Миннесоте (Hennepin County, Minnesota). Надо отметить, что до своего абсурдного паровоза Холман запатентовал ряд вполне нормальных усовершенствований для железной дороги. Более того, кое-какие изобретения он регистрировал уже после успешных афёр с абсурдным паровозом! Полный список патентов Холмана выглядит вот так:
    13 мая 1856 – новая разновидность рельс (U. S. Patent No. 14,870).
    9 декабря 1879 – усовершенствованная конструкция составного рельса (U. S. Patent No. 222,498)
    11 декабря 1883 – новая конструкция железнодорожного моста (U. S. Patent No. 290,054)
    10 сентября 1895 – устройство-тележка для ускорения локомотива (U. S. Patent No. 546,153).
    18 января 1898 – новое устройство-тележка для ускорения локомотива (U. S. Patent No. 597,557)
    3 мая 1904 года – составной трёхчастный ж/д рельс (U. S. Patent No. 758,651)
    2 марта 1926 – усовершенствованный с/х плуг-листер (U. S. Patent No. 1,575,485)
    В некоторых патентах указано, что Холман проживает в Форт Уэйне, штат Индиана. В самом раннем патенте (1856) и самом позднем (1926) – в Хьюготоне, штат Канзас.Из этих документов можно сделать вывод, что на момент первой аферы Холману было около 52 лет (исходя из того, что первый патент он мог получить в возрасте 21 года).
    Соответственно, последний патент получен, когда ему было около 91 года. Долгожитель, однако. Всех обманул.
     
    dok нравится это.
  17. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.386.329.224.728
    Stirik, 23 сен 2017
    Чем дальше, тем больше гибель российских послов за рубежом начинает вызывать подозрения. Похоже, происходит что-то зловещее. Посол Российской Федерации в Судане Миргаяс Ширинский, найденный мёртвым в бассейне служебной виллы 23 августа сего года, стал седьмым (!) за последние девять месяцев российским дипломатом. Ни один из семи погибших не страдал тяжёлыми заболеваниями. Все смерти были неожиданными. По официальным сообщениям, тело М. Ширинского имело признаки острого сердечного приступа, и полиция сразу исключила вариант покушения. То же самое случилось и с В. Чуркиным в феврале в Нью-Йорке. Несколько раньше от сердечного приступа умер посол России в Индии Александр Кадакин. В январе месяце в Афинах был найден мертвым у себя в кабинете российский консул Андрей Маланин.

    Все умерли по одной и той же схеме – после сердечного приступа. Местными властями расследований не проводилось в связи с «очевидностью происшедшего».The Washington Post подводит незамысловатый итог этим смертям: «Посол Ширинский умер в шестидесятилетнем возрасте. Это соответствует демографическому тренду. Средняя продолжительность жизни мужчин в России составляет 65 лет. А главная причина их смерти – сердечно-сосудистые заболевания. То же самое можно сказать и о других погибших послах. Все они находились приблизительно в этом возрасте».Правда, из этого скорбного списка выпадают другие смерти высокопоставленных дипломатов.

    Посол Российской Федерации в Турции Андрей Карлов был убит в декабре 2016 г. исламским террористом выстрелом из пистолета, и расследование этого дела турецкими спецслужбами всё ещё ведётся. Будет ли оно успешно завершено, неизвестно, так как сам убийца был ликвидирован полицией. А ограничиваться выводом о том, что виной всему «заговор исламских фанатиков», слишком непрофессионально.Ещё одна загадка – смерть 63-летнего российского дипломата Сергея Кривова. Он был найден в российском консульстве в Нью-Йорке лежащим на полу без сознания. У дипломата обнаружили травму головы, он скончался ещё до прибытия скорой помощи. Поначалу предполагалось, что Кривов упал с крыши. Позже в российском посольстве изменили версию событий и причиной смерти дипломата назвали сердечный приступ.
    В посольстве России в Вашингтоне Кривов якобы отвечал за контрразведку, «предупреждение саботажа», а также за «отражение вражеских атак с целью прослушки» – в общем, за то, чтобы американские спецслужбы оставались за пределами территории посольства.

    The Washington Post включает в список погибших дипломатов Петра Польшикова, найденного в собственной квартире в Москве с огнестрельным ранением в голову. Ранее он работал в Латинской Америке на средних должностях. Это убийство выпадает из заявленной американским изданием темы так же, как и смерть погибшего от сердечного приступа Олега Еровинкина, руководителя аппарата главы Роснефти Игоря Сечина. Этот бывший генерал ФСБ, по мнению американских авторов, был замешан в подготовке компромата на Трампа; он «мог быть «источником в Кремле», который предоставил сотруднику MI6 Кристоферу Стилу информацию для компрометирующего досье на американского кандидата в президенты. Это затянуло его в смертельный круговорот.

    Таким образом, невинно начавшаяся публикация The Washington Post плавно переходит к выводу о том, что настоящие источники перечисленных смертей находятся в Кремле. Шапка статьи сама по себе примечательна: «Демократия умирает в темноте». В США Кремль назначен сегодня ответственным за все беды человечества, но напрашиваются некоторые размышления.
    Действительно, средняя продолжительность жизни российских мужчин находится в указанных газетой параметрах – до 70 лет. Однако статистика – вещь лукавая. Средняя продолжительность жизни различных профессиональных категорий различна. Кстати, самая высокая – в Российской академии наук. Близок к этому показателю и МИД. Во всяком случае, таких «серийных смертей» российских дипломатов никогда раньше не наблюдалось. Более того, клуб ветеранов посольской службы МИД – организация многочисленная.

    Между тем криминалистике давно известно, что специалист может легко вызвать острый сердечный приступ с применением доступных медицинских препаратов, например гликозидов. С точки зрения организации покушения нужен лишь доступ к питанию жертвы, а ещё лучше к его медицинской терапии – таблеткам и каплям. Это небольшая проблема. Дипломаты часто пользуются местной кухней и местными аптеками.
    Например, гарантированно смертельная доза чистого калия, введенного в организм, составляет 14 миллиграммов. Именно столько в США вкалывают приговоренному к смертной казни. Определить наличие сердечных гликозидов можно сразу после смерти. Если вскрытие проводится через 2-3 дня, обнаружить вещества в крови уже не удаётся.Поэтому нет речи о том, как организовать убийство. Речь идёт о том, с какой целью оно организовано. Ведь если Виталий Чуркин вызывал ненависть русофобски настроенной части американских верхов, то зачем противнику могла понадобиться смерть дипломатов в Греции и Судане? Оставаясь в рамках общепринятой логики человеческих отношений, мы не найдём ответов на эти вопросы.

    Для того чтобы хоть как-то понять происходящее, нужно попытаться ответить на вопрос: почему избирательную кампанию Хиллари Клинтон сопровождали регулярные убийства её критиков, оставшиеся не расследованными? Наблюдатели насчитали шесть (!) убийств журналистов, занимавшихся сбором материалов, которые компрометировали клан Клинтонов. Кроме того, устранялись сотрудники её штаба, допустившие утечку информации. Причинно-следственная связь здесь была очевидной для всех, но только не для полиции и ФБР.Казалось бы, неужели Клинтонам не хватало других способов политической изоляции таких людей? Ведь в стране, где властвуют деньги, возможны любые варианты.

    Однако если вспомнить шапку, под которой опубликована статья в The Washington Post («Демократия умирает в темноте»), то, может быть, его лучше применить к американской действительности? Ведь возиться с нарушителем спокойствия себе дороже. Сплошная морока – успокаивать крикуна. Гораздо проще его уничтожить. А если у вас давние связи с наркобизнесом, то всё совсем упрощается. У наркобаронов лучшие в Америке киллеры. Другую логику в этих событиях нащупать трудно, и эта логика подходит для объяснения смерти В. Чуркина. Он был разящим мечом российской дипломатии.
    Однако чем обидели американцев российские послы в Судане, Индии? Наверное, обидели. Иначе бы спецслужбы не решились себе такое позволить. А сейчас вседозволенность в американских спецслужбах довела до того, что они могут заняться такой забавой, как охота на российских послов. В темноте американской демократии это возможно.
     
    dok нравится это.
  18. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.386.329.224.728
    Stirik, 24 сен 2017
    С чего все начиналось
    Разведка – столь же древнее явление, как и человеческая цивилизация. Неотъемлемой частью разведывательной деятельности является экономическая разведка, которую многие также называют промышленным шпионажем. Сейчас сложно сказать, какое направление разведки появилось первым, но экономическая разведка вполне может претендовать на эту роль. Фактически, первая операция промышленного шпионажа в первобытные времена могла выглядеть следующим образом: племя А изобрело лук и получило возможность не только эффективно охотиться, но и нападать на своих соседей, чтобы изгнать их с удобных охотничьих мест, из пещер, с плодородных земель – как угодно. В этих условиях племя Б предприняло максимум усилий, чтобы заполучить образец этого нового оружия и узнать технологию его изготовления, для чего самая красивая девушка племени Б влюбила в себя члена племени А, знавшего все эти секреты, которые он и рассказал ей по доброте душевной. Именно так могла начаться история промышленного шпионажа. Считается, что теоретическая база разведки была заложена в Китае – еще в 4-м веке до нашей эры Сунь Цзы написал свой бессмертный трактат «Искусство войны», который до сих пор считается одним из основополагающих трудов по теории разведки: «Если просвещенный государь или рассудительный генерал одерживают победу над противниками каждый раз, когда они переходят к действиям, то это достигается благодаря предварительной информации. Так называемая предварительная информация не может быть получена ни от духов, ни от божеств, ни по аналогии с прошлыми событиями, ни путем расчетов. Ее необходимо получить от человека, который знаком с ситуацией противника».

    По мере развития мировой цивилизации развивалась и разведка. При этом, в первую очередь развивалась экономическая разведка, поскольку вся политика, в конечном итоге, служит экономике. Разделение труда и появление торговли и денег стали мощным стимулом для ускоренного развития экономической разведки. Каждый хотел получить то, чего у него не было, и сделать это хотелось с наименьшими затратами. А дешевле всего было украсть. Может, кого-то это определение и покоробит, но давайте называть вещи своими именами, ведь суть промышленного шпионажа состоит именно в этом – незаконно получить чужую технологию или необходимые для ее создания информацию и образцы. Причем иногда бывает так, что за к средствам экономической разведки приходится прибегать лишь потому, что технологии не хотят продавать ни за какие деньги. Достаточно вспомнить историю с созданием атомной бомбы – да кто бы нам продал эту технологию! Пришлось поработать советской разведке, которая с блеском выполнила возложенные на нее задачи. Да и появлением в нашей стране метро мы тоже обязаны разведчикам – сотни агентов фотографировали американские метро и добывали по крупицам сведения об их строительстве. Имен этих людей, рисковавших своей жизнью, мы не знаем, но результаты их работы известны всем.
    Если же вернуться к истории, то можно сказать, что успехи римлян в завоевании разных стран были во многом достигнуты именно благодаря разведке. Рим через многочисленные каналы собирал любую информацию о стране, представлявшей для него интерес – от климата и плодородия до качества дорог и слабостей правителей. Именно на анализе полученной информации и строилась политика Рима и выбор направления главного удара. В одном случае достаточно было подкупить нескольких недовольных царедворцев, а в другом – приходилось вести войну, но заранее зная все слабые места противника. А в отдельных случаях Рим просто игнорировал чужие земли – если они не обладали ресурсами, они были бесполезны. Именно благодаря хорошо поставленной экономической разведке и возникла Римская империя.

    В средние века классический образец операции экономической разведки можно найти в романтической любовной истории 15 века – как китайская принцесса отправляет своему возлюбленному за границу шляпу из живых цветов, в которой спрятаны шелковичные черви. В то время это было громадным прорывом – в результате данной операции Китай лишался эксклюзивной возможности производства шелка, который был основным предметом экспорта. Классический пример экономической разведки можно найти уже в романтической истории, относящейся примерно к XV веку до нашей эры. В ней рассказывается о китайской принцессе, отправляющейся к своему возлюбленному за границу в шляпе из живых цветов, где были спрятаны шелковичные черви.
    Собственно, изначально нельзя было говорить об экономической разведке как государственном инструменте – сначала был частный коммерческий шпионаж. Торговцы стремились узнать, какой товар, какого качества, в каком количестве привезли на интересующий их рынок конкуренты и по какой цене будут продавать. Естественно, они в меру сил не упускали случая подпортить товар конкурентов и распустить слухи об их нечистоплотности и низком качестве продукции, превознося при этом свой собственные товар. Сейчас всем этим приемам подобрали научные названия (диффамация, имидж, конъюнктурный анализ, реклама и т.д.), но суть действий от этого ничуть не изменилась. Толчок развитию экономической разведки был дан в позднее средневековье, когда одновременно в Средиземноморье стала активно развиваться как экономическая разведка со стороны государств, так и частный промышленный шпионаж. Центрами этой деятельности стали Венеция и Генуя – здесь коммерческие тайны ценились выше, чем политические. Благополучие этих городов напрямую зависело от торговли с арабским Востоком и всех связанных с этим рисков. Поэтому Светлейший правитель Венеции через своих слуг вербовал купцов и дипломатов всех стран, дабы получать от них всю информацию по любым вопросам. В результате, Венеция долгие годы занимала ведущие позиции в Европе.

    Опыт Венеции в 14 веке взяли на вооружение флорентийские купцы-банкиры, а развили их дело в 15-16 веках представители банкирского дома Фуггеров во главе с Якобом Фуггером (1459-1525), который создал высокоэффективная разведывательная сеть, основой которой служили многочисленные представительства фирм в различных европейских странах. Но наличие большой разведывательной сети отнюдь не означает, что она будет работать эффективно. Собирая информацию обо всех и обо всем, Фуггеры не удосужились озаботиться сбором данных о своих главных должниках - испанских Габсбургах, которые в конечном итоге обанкротились и повлекли в эту яму и своих кредиторов. В пример германским банкирам Фуггерам можно поставить небезызвестных Ротшильдов. Когда пять братьев-Ротшильдов в конце 18 века основали банки в пяти европейских столицах (Лондоне, Париже, Вене, Франкфурте и Неаполе), он одновременно создали в каждой стране разветвленную сеть сбора информации, которой они обменивались друг с другом. Стремясь к достижению своих экономических целей, Ротшильды манипулировали имеющейся у них информацией, сталкивая людей и страны – ради своего блага. Каждая война приносила им прибыль – они, как обычно, финансировали обе стороны и продавали им информацию о противнике – но дозированную и строго ограниченную. Собственно, капитал Ротшильдов был сделан на европейских войнах, в первую очередь – наполеоновских. Но большой бизнес неотделим от власти.
    Успехи экономической разведки Ротшильдов сподвигли Лондон на создание государственной службы экономической разведки. Начало было положено в текстильной промышленности. По правде говоря, это был вынужденный шаг – в конце 18 века англичане вдруг обнаружили, что представители южных штатов США украли с английских фабрик в Ланкашире чертежи прядильной машины и приступили к созданию хлопчатобумажной промышленности в Соединенных Штатах. Благодаря наличию дешевой, в большинстве своем рабской рабочей силы, американская хлопчатобумажная промышленность представляла реальную угрозу для Англии. Поэтому британская корона решила любой ценой защитить конкурентоспособность своей промышленности. Ей это удалось за счет максимальной эксплуатации пахотных земель и сельскохозяйственных угодий в своих колониальных владениях путем создания огромных хлопковых плантаций в Африке и Вест-Индии. Занимался этим уникальный человек - Генри Уикхем, который уже до этого внес свое имя в историю экономической разведки, нелегально вывезя из Бразилии семена гевеи и разрушив тем самым монополию этой страны в области каучука.

    Экономическая разведка в США
    Термин экономический, промышленный, коммерческий, научно-технический шпионаж (разведка) означает активные действия, направленные на сбор, хищение, накопление и обработку ценной информации, закрытой для доступа посторонних лиц. Для сбора разведданных используются самые различные методы. Многие из них не отличаются особой порядочностью, однако все они являются неизменно эффективными:
    1. Закупка товаров конкурента;
    2. Неизменное присутствие на ярмарках, выставках, конференциях и т.п., при этом собирается вся доступная или оставленная по недосмотру документация и информация, фотографируется все, что возможно;
    3. Посещение предприятий;
    4. Финансирование контрактов на выполнение научно-исследовательских работ за рубежом с целью проникновения в некоторые лаборатории;
    5. Отправка на учебу за рубеж студентов и стажеров;
    6. Бесконечные безрезультатные переговоры, в процессе которых постоянно запрашивается дополнительная информация;
    7. Похищение чертежей и технической информации;
    8. Шпионаж и простое воровство.

    Обычная жизнь разведчиков гораздо прозаичнее, чем это представляется в шпионских романах и фильмах про Джеймса Бонда. Но интриги в жизни не меньше. С завершением холодной войны противоборство систем не закончилось – просто из политической плоскости оно перетекло в экономическую (хотя сейчас и в сфере политики мы наблюдаем признаки реанимации тезисов холодной войны). Теперь возникают уже не политические войны за господство той или иной системы, а сугубо экономические - нефтяные, стальные, автомобильные, зерновые и т.п. И в современных условиях воюют не корпорации, о государства. Это хорошо продемонстрировано фразой «что хорошо для Боинга – хорошо для Америки». Так, в бытность свою директором ЦРУ Роберт М. Гейтс заявлял, что запросы на экономические материалы из ЦРУ превышают по своему количеству все остальные. И почти половина всех заданий разведке, поступающих из 20 главных государственных учреждений, «экономические по своему характеру». Собственно, американская экономическая разведка имеет глубокие исторические корни - ещё в XVIII в. был создан Комитет секретной корреспонденции Континентального конгресса, в ведении которого была как военная разведка, так и сбор экономических данных.
    Но с учетом длительного периода американского внешнеполитического изоляционизма в США вплоть до начала Второй мировой войны не было специфических разведывательных ведомств, эту функцию по необходимости взваливали на себя все правительственные учреждения. Впрочем, некий прообраз появился уже во время Первой мировой войны, когда в составе военной разведки сухопутных сил США появилось специальное подразделение для сбора разведанных по экономическому потенциалу европейских стран. В 1934 г. решением президента Ф. Рузвельта был образован Комитет по экономической безопасности с функциями сбора и анализа данных о развитии промышленного и финансового потенциала Германии, Японии, Италии, СССР и других стран. В годы Второй мировой войны в США для ведения экономической разведки был создан Совет экономической войны, одновременно с которым экономическую разведку осуществляло Управление стратегических служб (УСС) У. Донована. Подразделения УСС собирали информацию о выпуске стратегической промышленной продукции воюющими странами, а также о перспективах восстановления экономики СССР.

    Ситуация изменилась после создания в 1947 году в соответствии с законом «О национальной безопасности» Центрального разведывательного управления (ЦРУ), но в его структуре экономическая и научно-техническая разведка была конкретно оформлена лишь в 1949 году, когда по рекомендации тогдашнего заместителя директора ЦРУ А. Даллеса в составе ведомства было создано Управление по подготовке исследовательских отчётов. В последующие годы ведение экономической разведки попеременно возлагалась то на ЦРУ, то на госдепартамент в зависимости от роли, какую они играли в тот или иной период. Во время холодной войны изучение советской экономики стало одним из главных направлений в работе всех разведывательных ведомств США.С начала 60-х гг., когда бюджет Бюро разведки и исследований госдепартамента был резко сокращён, подготовку разведывательных оценок по СССР, социалистическим и развивающимся странам полностью взяло на себя ЦРУ.
    С этого момента оно стало контролировать ситуацию на международных валютных и торговых рынках, в особенности на рынках нефти, золота, цветных металлов и сельскохозяйственной продукции, а Управление по подготовке исследовательских отчётов было реорганизовано в Управление экономических исследований. Нефтяное эмбарго, введённое ОПЕК в 70-е гг. и вызванный этим рост цен на нефть привели к необходимости сбора разведданных об энергетическом потенциале различных государств. Директивой Р. Никсона в 1972 г. для координации такой работы создается Совет по экономической политике. Главным поставщиком данных для этого органа стало ЦРУ. Это направление разведки в увязке с тем, что принято называть промышленным шпионажем», проводимым частными компаниями, с тех пор стало неотъемлемой частью обеспечения национальной безопасности США.

    Собственно, работа ЦРУ по «обеспечению экономических интересов США» включала не только сбор информации и её передачу заинтересованным структурам, но и проведение специальных операций, которые имели весьма серьезные последствия для некоторых стран, которым «не повезло» попасть в орбиту американских интересов. Почти всегда это осуществлялось не только в интересах собственно государства США, но и в интересах крупных компаний, деятельность которых признавалась отвечающей государственным приоритетам (что хорошо для Боинга – хорошо для Америки!).Усилия американской разведки в интересах крупного бизнеса США влияли не только на экономику, но и на политическую жизнь других государств. Уже к 1953 г. тайные операции (пропагандистские, полувоенные и политические) проводились в 48 странах. Нередко, деятельность спецслужб, преследовавшая экономические интересы, приводила к смене политических режимов. Так произошло в Иране, Гватемале, Саудовской Аравии и ряде других стран. В частности, в 1953 году под руководством ведущего специалиста ЦРУ по Ближнему Востоку Кермита Рузвельта была осуществлена операция «Аякс», направленная на свержение иранского премьера М. Мосаддыка, который национализировал иранские нефтяные активы, эксплуатировавшиеся британской компанией АИНК.
    В результате проведенной операции американцам удалось вернуть на трон иранского шаха. Казалось бы, почему этим занималось ЦРУ, а не английская разведка? Помимо обычных объяснений, что американцы помогли союзникам вернуть контроль над нефтяными ресурсами Ирана и добились выгодной для себя смены политической власти, есть и абсолютно тривиальная причина - директор ЦРУ А. Даллес имел во всей этой истории и личный интерес, поскольку он по-прежнему поддерживал связи с юридической фирмой, в которой работал до ЦРУ, и именно эта компания, по странному стечению обстоятельств, вела дела АИНК. Другим примером «помощи» ЦРУ национальному бизнесу в те годы является проведенная в 1954 году операция по свержению президента Гватемалы Х. Арбенса, который осмелился посягнуть на собственность американской «Юнайтед фрут компани». В целом, в результате операций спецслужб США в Колумбии, Панаме, Эквадоре, Гватемале, Панаме и ряде других стран американские корпорации приобрели значительные дивиденды от эксплуатации природных ресурсов и новых коммуникаций и прочно обосновались в этих регионах мира.

    Экономическая разведка и частный бизнес
    В 1980-е гг. экономической разведкой помимо ЦРУ стали активно заниматься и другие ведомства - Федеральная резервная система, а также министерства финансов и торговли США, которые создали у себя структуры, занимавшиеся сбором информации и анализом развития отдельных государств, разрушив тем самым монополию ЦРУ на ведение данного вида разведдеятельности. В итоге, к началу 1990-х гг. в американской экономической разведке сформировались следующие уровни:
    1– макроэкономическая разведка, закреплена исполнительным приказом президента США Р. Рейгана № 12333 «О разведывательной деятельности Соединённых Штатов» от 4 декабря 1981 г.): деятельность по сбору разведывательной информации о тенденциях развития экономики иностранных государств, включая сведения о сырьевых ресурсах, развитии критических технологий, финансовых системах, а также международных валютных, сырьевых рынках и др.;​
    2 – экономическая контрразведка: деятельность по пресечению попыток иностранных конкурентов и спецслужб по добыванию торгово-экономической, научной и технологической информации американского бизнеса;3 – микроэкономическая разведка сбор коммерческих и промышленных секретов иностранных конкурентов. Микроэкономический шпионаж в рамках работы спецслужб во многих случаях был и остаётся неподконтролен руководству в условиях иерархической структуры ведомств. Почти невозможно отследить, в пользу кого повседневно трудится конкретный оперативный работник.​
    Начало перестройки в Советском Союзе, сделавшее реальностью окончание «холодной войны», привело к сокращению расходов бюджета на разведку на 14 %. Стремясь компенсировать потери и найти способы дополнительного финансирования, с конца 1980-х гг. ЦРУ стало рассматривать в качестве перспективного нового источника финансовых поступлений тесное взаимодействие с частным бизнесом и передачу коммерческим фирмам полученной в ходе разведдятельности информации. Такой подход позволял убить сразу двух зайцев – во-первых, он соответствовал национальным интересам, а во-вторых, давал возможность дополнительного весьма ощутимого заработка. По словам бывшего директора ЦРУ Дж. Вулси, вопрос о том, разрешить или нет официально взаимодействие государственных спецслужб с бизнесом стал в 1990-е гг. «самой жаркой темой повестки дня в развитии стратегии разведки». Бизнес, в свою очередь, тоже колебался - с одной стороны, получение информации от ЦРУ позволяет американским корпорациям упрочить свои позиции на мировом рынке, но с другой – появляется угроза попадания в зависимость от спецслужб и повышается риск потери партнеров в случае оглашения информации о связях компании с ЦРУ. И тогда появилась новая схема, позволяющая крупным фирмам беспрепятственно получать нужную им информацию, а сотрудникам ЦРУ – получать деньги. Схема заключалась в следующем: агент ЦРУ подавал в отставку и нанимался на работу в ожидавшую его корпорацию на должность уровня «консультанта» с неприлично большой зарплатой. На следующий же день он, по договоренности с руководством, возвращался в ЦРУ и продолжал работать, но уже на двух хозяев. Соответственно, в ЦРУ резко обострились проблему коррупции и утечки кадров. А утечка специалистов была колоссальной, ведь далеко не все возвращались в Лэнгли, многие оседали на новых местах работы и создавали для частных корпораций собственные разведслужбы и агентурные сети, задействуя свои контакты по всему миру.

    Гораздо более прозрачной была и остается экономическая контрразведки и разведка на макроэкономическом уровне. Контрразведка в экономической сфере является важнейшим приоритетом обеспечения национальной безопасности. В Стратегии национальной контрразведки США 2005 года говорилось о необходимости защиты экономических преимуществ страны, коммерческих тайн и ноу-хау от попыток проникновения противника. Согласно исследованиям, проведенным Американским обществом промышленной безопасности, наивысшую активность в сфере экономического шпионажа против США проявляют Израиль, Китай, Россия и Тайвань. Представители ФБР убеждены, что соблазн пересечь границу между легальной деятельностью и незаконной добычей информации был, есть и будет сохраняться, методы будут совершенствоваться, а масштабы промышленного шпионажа и экономической разведки на макроуровне будут расти при все большем сращивании государства и бизнеса. Доказательством этому служит и то, что в данный процесс всё более активно вовлекаются государственные чиновники высокого уровня. Это размывает грань между чиновником как частным лицом и как представителем власти и позволяет говорить о сращивании государства и бизнеса, в том числе, как мы видели, с привлечением сил разведсообщества.

    Обеспечение экономической безопасности стало едва ли не главным направлений деятельности разведсообщества США после распада СССР и окончания «холодной» войны. В 1990 г. президент Дж. Буш-старший объявил экономическую разведку новым приоритетом в деятельности спецслужб. Этой же точки зрения придерживалась и администрация Клинтона. Как отмечалось в Стратегии национальной безопасности США 1995 г., «сбор и анализ разведывательной информации, касающейся экономического развития, будет играть всё более важную роль для понимания мировых экономических тенденций, поможет повысить конкурентоспособность американской экономики, выявив угрозы национальным компаниям со стороны иностранных разведок и нечестной торговой практики. Видя в частном секторе основной источник экономического роста, правительство должно обеспечивать защиту его интересов, способствовать расширению его участия на мировом рынке». При Клинтоне был создан Национальный экономический совет – правительственный орган по координации деятельности федеральных ведомств, так или иначе задействованных в обеспечении американских экономических интересов во всем мире. Естественно, важнейшую роль в работе этого органа должны были играть как старые (ЦРУ), так и вновь созданные подразделения экономической разведки министерств финансов и торговли.

    Именно с администрацией Клинтона связывают активизацию деятельности спецслужб на экономическом направлении. Считается, что с созданием Национального экономического совета Белый дом начал осуществлять государственную поддержку отдельных отраслей в целях усиления конкурентоспособности американских компаний. По словам Х. Мэйера (бывшего специального помощника директора ЦРУ У. Кейси, а позднее вице-председателя Совета национальной разведки), «даже в отсутствие формального распоряжения существовал неофициальный обмен: нам всегда удавалось предоставить разведданные бизнес-сообществу. Между бизнесом и разведсообществом существует связь, информация проходит в двух направлениях, неофициально». По свидетельству бывшего директора Совета по анализу и оценке разведывательной информации в администрации Клинтона Д. Бурка, для обеспечения частных компаний информацией по международным торговым сделкам в министерстве торговли был создан Отдел координации разведки и связи, который получал от спецслужб США доклады с разведданными о предстоящих международных сделках и передавал их корпорациям, которые запрашивали данную информацию или могли быть в ней заинтересованы.
    Классическими примерами использования разведки в интересах бизнеса за последние два десятилетия можно считать следующие. В 1992–1993 гг. АНБ предотвратило попытку одного из топ-менеджеров «Дженерал моторс» передать немецкому концерну «Фольксваген» производственные секреты корпорации. В 1993 году АНБ и ФБР по указанию президента Клинтона осуществляли прослушивание отеля в Сиэтле, где проходила конференция АТЭС, чтобы получить информацию по будущим контрактам на строительство ТЭС и ГЭС во Вьетнаме. Эти данные направлялись напрямую руководству компаний, участвовавших в тендере и при этом одновременно являвшихся спонсорами Демократической партии США.

    В 1994 году возможности АНБ задействовались для получения контракт на 6 млрд. долл. с национальной авиакомпанией Саудовской Аравии. Благодаря перехвату факсов и прослушиванию телефонных звонков, были установлены случаи взяток, полученных представителями саудовского правительства от европейского консорциума «Эйрбас». Получив эти сведения, американские корпорации «Боинг» и «Макдоннелл-Дуглас» сумели использовать их для получения этого контракта. Аналогичным образом в 1994 году американская корпорация «Рэйтон» сумела получить контракт на 1,4 млрд. долл. под проект по мониторингу тропических лесов в районе бассейна Амазонки в Бразилии. В этом случае, благодаря совместной работе ЦРУ, АНБ и министерства торговли были получены данные о переговорах бразильской стороны с французской компанией «Томсон-Алкатель» и получении членами бразильской отборочной комиссии взятки от французов. Но и конкуренты США совсем не стояли на месте, также наращивая масштабы экономического шпионажа.
    Дошло до того, что компания IBM, обеспокоенная деятельностью японских промышленных шпионов, обратилась за помощью в ФБР. В результате совместной работы, ФБР и ЦРУ разработали специальную общенациональную программу для бизнесменов, дающую представление о целях и методах промышленного шпионажа, способах оценки угрозы и методике обеспечения защиты информации, составляющей коммерческую тайну. Национальный центр контрразведки (НЦКР) США начиная с 1994 года собирает все, что известно об акциях и операциях иностранного промышленного шпионажа в отношении американских компаний или отдельных технологий. НЦКР издает специальные сводки по этому вопросу и распространяет их среди избранных американских корпораций, проводя линию на «усиление сотрудничества» между разведывательным сообществом США и частными американскими предприятиями.

    Следует отметить, что расходы на государственную экономическую разведку в США составляют почти 40% всех расходов спецслужб. Как отметил в апреле 1993 года в интервью журналу «Fortune» представитель штаб-квартиры ЦРУ Л. Кристчен, американская разведка переносит основной акцент своей деятельности из сферы военно-политической в сферу глобального бизнеса. При этом американским спецслужбам вменяется в обязанность не только проникновение в макроэкономические секреты (передовые технологии, состояние энергетических и сырьевых ресурсов иностранных государств), но и сбор сведений в интересах американских корпораций, которые обеспечивают им преимущества в борьбе с иностранными конкурентами. Сообразно этим задачам возникла и потребность в новой категории сотрудников, обладающих опытом работы в мире бизнеса и финансов, а также в новой категории агентуры. То есть, акценты в подборе сотрудников и вербовке агентов сместились, теперь в обоих случаях ставка делается на бизнесменов и менеджеров среднего уровня. Кстати, говоря об отборе кадров для будущей работы в разведке, следует отметить, что в американских и европейских высших учебных заведениях уже более 30 лет в учебные планы подготовки ученых, стажеров, аспирантов и студентов включено более ста развернутых курсов по различным аспектам разведки и контрразведки.

    Осуществление транснациональными корпорациями экономической разведки привело к текучести кадров в спецслужбах и связанной с этим потере потенциала. Так, состав сотрудников разведки (не только ЦРУ, но и других ведомств сообщества), работающих на экономическом направлении, ежегодно обновляется примерно на 20%, поскольку многие профессионалы переходят на более высокооплачиваемую работу в частные компании. В то же время, ведя работу в интересах частных компаний, разведслужбы зачастую ведут ее независимо от государства, что означает частичную утрату государственного контроля над спецслужбами. Если в двадцатом веке ЦРУ конкурировало за приоритетное право вести экономическую разведку с другими государственными структурами, то сейчас уже частный бизнес, имеющий большие финансовые возможности, оспаривает это право у спецслужб. Таковы уж реалии эпохи глобализации: транснациональный характер капитала крупных корпораций обусловливает направленность их интересов, которые далеко не всегда совпадают с национальными интересами и пытаются даже подменять их, следуя известной логике – «что хорошо для Боинга, хорошо для Америки».


     
    dok нравится это.
  19. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.386.329.224.728
    Stirik, 25 сен 2017

    Частные военные компании очень удобны для стран, не желающих посылать своих солдат на сомнительные предприятия, которые могут запятнать репутацию государства. Наемники обладают особым иммунитетом и неподсудны законам страны, их называют «неприкасаемыми».

    К тому же потери в частной военной компании (ЧВК) скрыть легче, чем в регулярной армии, поэтому, например, американцам куда удобнее использовать наемников в Ираке, Афганистане и других государствах. Похожие мотивы и у российских властей, использующих в Сирии так называемую ЧВК «Группа Вагнера».Но не стоит думать, что ЧВК заняты только военными операциями, прибыль им приносит тыловая логистика, построение маршрутов поставок ресурсов, авиаперевозки солдат и грузов, разминирование территорий, охрана объектов или персон и тренировки солдат правительственных войск.

    Academi
    Сегодня это самая известная и одна из самых многочисленных частных военных компаний, которая располагает собственным производством оружия и небольшими военно-воздушными силами. Настоящая армия профессионалов, готовая выиграть небольшую войну в любой точке земного шара за значительное вознаграждение.
    Численность Academi составляет около 21 тыс. человек, в основном это ветераны различных армейских подразделений, в том числе и спецназа, специалисты в области разведки, кибершпионажа, оружейники и многие другие

    Броневики.jpg
    Броневики Blackwater Grizzly​

    ЧВК располагает собственным центром подготовки в Северной Каролине площадью 28 кв км, кстати, крупнейшим в США. Здесь учат тактике городского боя, проведению штурма, вождению транспорта под настоящим огнем и многим другим навыкам, которые могут сохранить жизнь в бою.Об отличной подготовке бойцов ЧВК говорит бой в Наджафе, когда восемь сотрудников Blackwater, охранявших местный военный штаб и закрепившихся на крыше здания вместе с четырьмя американскими полицейскими и пулеметчиком морской пехоты США, почти сутки отражали атаки нескольких сотен шиитских боевиков.Никакой огневой поддержки армия США наемникам не оказала, а расположенные рядом испанский и сальвадорский контингенты отказались вступить в бой. Выручили осажденных летчики ЧВК, которые доставили боеприпасы и забрали раненого морпеха.После скандала с перестрелкой в центре Багдада в 2007 году, которая закончилась гибелью семнадцати и ранением восемнадцати мирных иракцев, за ЧВК закрепилась дурная слава.
    Но зарабатывать им это не мешало. Например, в 2008 году доход компании превысил триллион долларов. Blackwater располагал сотнями единиц легкой бронированной техники и около 20 вертолетами и самолетами. Большая часть доходов компании — 90 процентов — правительственные заказы.Подразделение компании Blackwater Armored Vehicle выпускает собственный бронетранспортер, адаптированный для боя в городских условиях, — Blackwater Grizzly, а Blackwater Airships занимается конструированием беспилотников.В 2009 году компания претерпела преобразование и стала называться Xe Services, спустя год название новь было изменено на Academi.

    G4S (Group 4 Securicor)
    Если Academi — самая известная, то британская ЧВК Group 4 Securicor — самая многочисленная. Число ее сотрудников достигает 585 тысяч, а офисы компании есть в 125 странах мира.
    Основная деятельность компании связана с перевозкой ценностей, денег, обеспечением безопасности как частных лиц, так и крупных мероприятий, например, лондонской Олимпиады.Сотрудников G4S можно увидеть в аэропортах Хитроу, Осло, Брюсселя и многих других.Специалисты G4S работают над внедрением электронных систем безопасности и обеспечивают управление денежной наличностью, предоставление логистических услуг для банков.
    Компания способна с нуля создать систему безопасности в районе с самой неблагоприятной обстановкой. Ее сотрудники заняты также разминированием, обучением персонала и даже его управлением, а если понадобится, заняты и в береговой охране.Примечательно, что британское правительство поручило компании строительство частного полицейского участка. Сотрудники частной компании возьмут на себя большинство функций: от сопровождения преступников в камеры до проведения тестирования на наркотики. Арестовывать же бандитов по-прежнему будут настоящие полицейские.

    ЧВК грязных дел. DynCorp
    Это одна из старейших частных военных компаний в мире. Датой ее основания считается 1946 год. Хотя штаб-квартира корпорации находится в штате Вирджиния, все оперативное управление осуществляется из офиса в Техасе. Численность компании составляет примерно 14 тыс. человек.
    Сотрудники этой компании были замешены в многочисленных преступлениях: торговлей людьми, наркотиками, изнасилованиях, убийствах, отмывании денег и многом другом, но каждый раз руководству DynCorp все сходило с рук.
    Дело в том, что ЧВК тесно связана с ЦРУ, а почти 96% ее дохода — правительственные контракты, сумма которых составляет более трех миллиардов долларов.Сотрудники DynCorp отметились во все значимых конфликтах прошлого века и современности. Они были в Боснии, Колумбии, Сомали, Анголе, Косово и других странах.
    ЧВК предоставляет услуги по проведению воздушных операций, а также обеспечивает техническую поддержку вертолетов ВВС, ВМС и армии США.Еще DynCorp занимается восстановлением разрушенной инфраструктуры, обучением разведывательных органов, предоставляет охранные услуги. Например, ее сотрудники защищали президента Афганистана Хамида Карзая и проводили обучение большей части полицейских сил Ирака и Афганистана.DynCorp вошла в число 8 частных военных компаний, специально отобранных Госдепартаментом США, чтобы оставить в Ираке после вывода из него американских войск.

    Лучшие бойцы Африки.
    Executive OutcomesЭто крупнейшая частная военная компания в Африке, без сотрудников которой не обходился не один местный конфликт. Она состояла из самых опытных бойцов на африканском континенте и боевой эффективностью превосходила любую местную армию.
    Одно время на вооружении Executive Outcomes состояли вертолеты Ми-17 и Ми-24, а также истребители МиГ-23, компания активно использовала танки Т-72 и бронетранспортеры.ЧВК была замечена в теневых сделках, начиная с вмешательства в дела нефтяной компании из Сьерра-Леоне до контрактов с крупнейшей компанией по добыче и обработке алмазов De Beers, а также такими грандами, как Rio Tinto Zinc, Texaco и другими.
    Случалось так, что наемники захватывали богатые месторождения, а потом «забывали» вернуть их стране, на чьей земле они располагаись. Считается, что Executive Outcomes занималась добычей золота в Уганде, нефти в Эфиопии и обладала множеством коммерческих предприятий в других странах, в которых воевала.Под давлением американцев Executive Outcomes была ликвидирована как ЧВК в 1998 году. Впрочем, это не помешала ей возродиться под именем SRC (Strategic Resource Corporation) и действовать до сих пор.

    Из России с любовью. «Группа Вагнера»
    Небольшое количество сведений об этой ЧВК стало просачиваться в СМИ с началом боевых действий в Украине и Сирии. Как пишет РБК со ссылкой на свои собственные источники, группа Вагнера получила свое название по позывному руководителя.
    «Группа Вагнера» тренируется на базе в Молькино в Краснодарском крае, где также располагаются силы 10-й отдельной бригады спецназа ГРУ Минобороны.Вагнер — позывной руководителя отряда, на самом же деле его зовут Дмитрий Уткин, и раньше он служил в псковской бригаде ГРУ.Эта компания появилась в Сирии незадолго до начала развертывания Россией своих военных баз в 2015 году. По данным РБК, в 2016 году в Сирии находились от 1 до 1,6 тыс. сотрудников ЧВК в зависимости от напряженности обстановки.
    Находясь на базе в России, сотрудник «Группы Вагнера» получал до 80 тыс. рублей в месяц (1345 долларов), непосредственно в Сирии зарплата возрастала до 500 тыс. рублей (8 406 долларов).На снаряжение каждого бойца тратилось порядка тысячи долларов. Бойцы «Группы Вагнера» сыграли большую роль при освобождении Пальмиры и в боях под Дейр-эз-Зора.
     
    dok нравится это.
  20. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.386.329.224.728
    Stirik, 25 сен 2017

    Продолжая начатый в предыдущей статье разговор об экономическом шпионаже, хотелось бы отметить, что он сыграл большую роль в развитии Китая, став одним из факторов, обусловивших успехи китайской модернизации экономики.В этом году в США стартовал примечательный судебный процесс по обвинению гражданина Китая в шпионаже в пользу КНР. Пользуясь законным служебным доступом, обвиняемый, работавший старшим инженером в компании United Technologies Research Center и занимавшийся проектами, связанными с двигателями для истребителей, копировал и отправлял на родину техническую документацию. В американском Министерстве юстиции подчеркнули, что подсудимый кроме всего прочего нарушил действующее в отношении Китая эмбарго на технологии и вооружение.

    Хотя подобные случаи нельзя назвать редкими и исключительными, этот все же привлек к себе особое внимание в силу ряда интересных нюансов. Во-первых, вызывает недоумение тот факт, что гражданин КНР на протяжении семи лет работал в американской компании, занимающейся военными разработками, причем не уборщиком помещений и даже не механиком, а старшим инженером. Во-вторых, в ходе следствия выяснилось, что этот китаец в общении с коллегами не скрывал, что собирается вернуться на родину и продолжить там работу над аналогичными проектами, используя навыки и материалы, «заимствованные» в американской компании. Более того, он смог спокойно скопировать на казенный внешний жесткий диск массу документов и чертежей, вынес этот диск с работы и спокойно вывез его в Китай. То есть, в компании, участвующей в разработке оборонных технологий, не было не то что системы проверки персонала, но даже элементарных мер по защите информации. Разумеется, такие возможности не могли быть не использованы китайской разведкой, тем более, что своим бурным развитием Китай во многом обязан экономическому шпионажу.

    Экономический шпионаж – драйвер китайской модернизации
    Вот уже несколько десятилетий весь мир поражается темпам экономического роста Китая, который, будучи к началу 80-х годов прошлого века закрытой экономически неразвитой страной, в 2010 году стал второй (после США) экономикой мира, и теперь все только гадают, когда он выйдет на первое место. Разумеется, факторов, которые привели к этому результату, довольно много. Начать можно с того, что сначала было принято политическое решение, когда Дэн Сяопин, именуемый «патриархом китайских реформ», объявил о начале программы модернизаций. И они действительно были необходимы, иначе страна могла скатиться в пропасть. Но один нюанс обычно остается вне поля зрения: когда в середине 80-х годов прошлого века Дэн Сяопин выбирал стратегию китайских реформ, Министерство государственной безопасности (МГБ) КНР представило ему на рассмотрение программу добывания финансовых ресурсов и передовых технологий средствами внешней разведки.
    Детально изучив предложения, Дэн не просто одобрил их, но и принял стратегическое решение о приоритетном финансировании и укреплении МГБ как инструмента обеспечения радикальных реформ в Китае. И результаты не заставили себя ждать.На нужды развития экономики были брошены все имеющиеся ресурсы. Экономической и научно технической разведкой занимались (и занимаются) как подразделения МГБ, так и структуры Разведывательного управления Генерального штаба Народно-освободительной армии Китая, а также спецотделы КПК. На них работали не только штатные сотрудники и иностранная агентура, но практически все частные компании, ведущие бизнес с иностранными партнерами. И, с течением времени, главенствующую роль в подъеме китайской экономики стала играть не классическая экономическая разведка, осуществляемая уполномоченными на это государственными структурами, а промышленный шпионаж – разведка, осуществляемая частными компаниями и пользующаяся поддержкой тех самых госструктур.

    Начинался китайский промышленный шпионаж практически с нуля. До начала реформ в нем не было особой необходимости, поскольку выход на внешние рынки был сильно ограничен, а такие понятия, как конкуренция, маркетинг, продажи, стратегическое планирование, финансы, бухгалтерия и т.п., для большинства руководителей предприятий были, по сути, абсолютно незнакомыми. В этих условиях и пришлось работать новоявленным «промышленным шпионам» из КНР. Разумеется, инициаторами развертывания тотального промышленного шпионажа стали спецслужбы, чьи сотрудники обучали свою агентуру из числа коммерсантов методам получения информации и элементарного воровства промышленных секретов и технологий.
    Сначала приходилось довольствоваться даже тем, что члены китайских делегаций, посещавших офисы иностранных компаний, лепили липкую ленту на подошвы ботинок и не гнушались «случайно» наступить в урну с бумагами в надежде, что прилипнет что-нибудь интересное. Попутно члены китайской делегации пытались делать максимальное количество фотографии в офисе зарубежного партнера (на память!), причем во многих случаях объективы направлялись не только и не столько на людей, сколько но и на все вокруг – а вдруг в кадр попадут документы, чертежи, схемы и т.п.? Потом все это детально изучалось, сопоставлялось и анализировалось, после и чего делались выводы и рекомендации по возможному практическому применению полученных данных.

    Легкая промышленность КНР своим развитием тоже обязана не только дешевой рабочей силе, но и промышленному шпионажу. Начиналось все с того, что китайцы стали заказывать все каталоги модной одежды, пытаясь скопировать эти образцы и выпустить в массовое производство. Далее они стали отправлять своих людей на показы новейших коллекций и, учитывая, что на первой демонстрации зачастую запрещено фотографировать, китайские шпионы зарисовывали новинки, причем роли делились: кто-то обращал внимание на шляпку, кто-то – на платье, а кто-то – на туфли или сумочку. Над каждым аспектом работали по 2-3 человека, и в итоге, уже буквально через неделю китайские швейники, обувщики и галантерейщики могли представить на рынок аналогичный, но гораздо более дешевый товар, причем у китайцев нередко получалось сделать это даже раньше правообладателей. Здесь, впрочем, следует сделать оговорку – если сначала китайские производители тупо копировали оригинал, безбожно экономя на качестве, то с течением времени ситуация изменилась и развились два направления работы: одни стали использовать украденные наработки для создания якобы своих вещей с внесением небольших изменений, а другие просто начали готовить полные копии для их будущей продажи под видом известных марок (по оценкам экспертов, более половины брэндовых вещей, продающихся в российских бутиках, являются китайскими подделками, хотя и были закуплены владельцами бутиков в Милане, Париже или Лондоне).
    Но легкая промышленность – она, как видно из названия, всего лишь легкая. Гораздо большего экономического эффекта китайцы смогли добиться в других сферах. Когда Китай стал активно привлекать зарубежных инвесторов и предоставлять им немыслимые льготы, мировые компании едва не встали в очередь. Мысль о том, насколько можно поднять прибыли за счет использования дешевой китайской рабсилы и беспрецедентных налоговых льгот заставляла многих иностранцев не обращать внимание на большие требования китайской стороны, которая нередко запрашивала образцы продукции, предполагаемой к производству и техническую документацию на нее. И нередко случалось так, что впоследствии без какого-либо объяснения причин, китайцы отказывались от сотрудничества, а через какое-то время вдруг выпускали на рынок свою продукцию, удивительно похожую на ту, которую производят их несостоявшиеся партнеры.

    Показательным примером является история с несостоявшейся покупкой китайцами французских скоростных поездов на магнитной подушке «Маглев». Когда Китай заявил о желании их приобрести, французы пригласили китайских инженеров к себе на шестимесячную практику. Ответа французы не дождались, а китайцы менее чем через год представили миру собственный поезд на магнитной подушке, который лишь мелкими деталями отличался от французского.Наибольшего же успеха (по крайней мере, видимого) Китай добился в промышленном шпионаже в области ВПК и в сфере автомобильной промышленности.
    Копирование китайцами образцов иностранных вооружений и боевой техники поставлено на поток, и Россия уже сейчас начинает пожинать плоды этого процесса – Китай планомерно сокращает закупку российских вооружения, а вскоре сможет даже потягаться с нами на мировом рынке за счет выпуска своих образцов, созданных на основе скопированных и украденных технологий. Что же касается автопрома, то последним скандальным случаем в этой сфере является увольнение трех сотрудников компании Рено, обвиненных в передаче китайцам закрытой информации о разработке нового электромобиля, после чего французские спецслужбы представили правительству страны специальный секретный доклад, обвиняющий КНР в ведении промышленного шпионажа против Франции. Собственно, китайцы на него особо и не отреагировали – это французские проблемы, а совсем не китайские.

    Однако стоит признать, что сейчас китайский автопром начинает потихоньку завоевывать иностранные рынки, в том числе российский. И совсем нелишне вспомнить, что поднялась автомобильная промышленность Поднебесной благодаря, в первую очередь, промышленному шпионажу. В условиях крайне высоких пошлин на импорт автомобилей иностранные автоконцерны, пытаясь откусить кусочек от лакомого пирога китайского авторынка, были вынуждены открывать здесь свои заводы и предоставлять массу информации о своей продукции, чем и пользовались китайцы. Однако в данном случае не шла речь о тупом копировании известных марок – это не прошло бы даже на внутреннем рынке. Китайцы поступили гораздо мудрее – они копировали отдельные узлы и детали, создавая из всего этого свои собственные конструкции, причем сейчас все их конструктивные элементы можно уже считать оригинальными – по мере копирования чужих образцов инженерная мысль КНР не стояла на месте, внося новые элементы и изменения.
    В итоге, сейчас китайский автопром, правдами и неправдами впитавший в себя наработки мирового опыта, готов претендовать на мировой рынок.Говорить о том, какие отрасли китайской промышленности продвинулись вперед за счет промышленного шпионажа можно еще долго, но рассказать хотелось не об этом, а о том, за счет чего китайцам удается столь эффективно воровать чужие технологии. И здесь, прежде всего, надо обратить внимание на многочисленную китайскую диаспору, существующую во многих странах мира.

    Китайская диаспора была и остается главным орудием спецслужб КНР – именно в этой среде МГБ и военная разведка вербуют основной массив своей агентуры. Этому способствует то обстоятельство, что китайцы, проживающие за рубежом, полностью никогда не ассимилируются в чужое общество, не просто сохраняя язык и культурные традиции, но, что самое главное, продолжая осознавать себя представителями Поднебесной. Каких бы успехов они не добивались на чужбине, своей родиной они по-прежнему считают Китай и всегда готовы помочь своей стране, пусть даже им (применительно к родившимся за границей) не доводилось там побывать. Это чувство исторической национальной общности является мощнейшим стимулом и в большинстве случаев лежит в основе сотрудничества иностранных китайцев (так называемых хуацяо) с разведслужбами КНР, тем более, что зачастую само это сотрудничество на практике осуществляется не с разведчиками как таковыми, а с китайскими бизнесменами. По сути, выглядит это как помощь (причем небезвозмездная) китайской фирме в получении секретов иностранной компании – и никаких спецслужб, зато осознание того, что ты помогаешь родным предприятиям развиваться и этим вносишь вклад в развитие исторической родины (да еще и деньги за это получаешь).

    Китайская специфика
    Спецслужбы США утверждают, что достигать высоких темпов экономического роста Китаю помогает «программа 863», которая финансирует деятельность в области кибершпионажа, направленную на кражу американских технологий. «Программа 863» была запущена бывшим китайским лидером Дэн Сяопином в марте 1986 года и первоначально была направлена на семь отраслей: биотехнологии, космос, информационные технологии, лазерные технологии, новые материалы и энергетика. В 1992 году программу обновили: в неё включили телекоммуникации, а в 1996 году — морские технологии. В рамках «программы 863» была создана библиотека из 38 миллионов статей из открытых источников и порядка 80 баз данных, содержащих терабайты информации, по крупицам собранной из американских, японских, российских и британских публикаций и военных докладов.Кроме нее, существуют также программа Torch, предназначенная для создания высокотехнологичных коммерческих предприятий; «Программа 973» для научных исследований; «Программа 211» по «реформированию» университетов и многочисленные программы, направленные на возвращение домой китайских учёных, которые получили образование за рубежом, указывают авторы книги «Промышленный шпионаж Китая». Каждая из этих программ подчёркивает важность зарубежного сотрудничества для заполнения технологических пробелов. Китайские власти стремятся вернуть обученных за границей китайцев, чтобы они помогали развивать технологии в Китае или работали на Китай за границей, передавая информацию, полученную во время работы в западных компаниях.

    В отчёте аналитического центра Project 2049 Institute также говорится о могущественной организации, занимающейся экономическим шпионажем, ― Исследовательском институте № 61, который замыкается на третье отделение Генерального штаба НОАК. Примечательно, что с индексом 61 связаны многие китайские хакерские группы, в том числе 11 групп, которые также курируются 3-м отделением ГШ НОАК. Так, пять хакеров, которые были привлечены к суду в США в 2014 году, принадлежали к «подразделению 61398».Помимо тесной связи с государственными ведомствами, экономический шпионаж в Китае имеет ряд своих особенностей. Как отмечают специалисты, важную роль здесь играет система обратного проектирования, которая была позаимствована у Советского Союза, но изменена и приспособлена к нуждам технологически отстающего Китая. Особенность китайской системы в том, что если бы китайский шпион украл какую-нибудь американскую технологию (например, камеру для спецслужб), на ее основе китайцы не станут сразу пытаться сделать такую же, как это сделали бы советские инженеры. Китайцы нашли бы первые модели этой камеры и попробовали изготовить их, потом купили бы образцы следующих поколений и направили студентов за рубеж для обучения и практики в соответствующей отрасли промышленности. Такая система дает возможность получить базовые знания и технологии. Поэтому, когда китайцы после начинают воссоздавать иностранное устройство при помощи обратного проектирования, они сразу могут увидеть, какие улучшения и изменения были произведены по сравнению с предыдущими аналогами.

    Китайская система обратной инженерии, изначально имевшая сугубо военное назначение, сейчас проникла во все сферы. Сами по себе украденные промышленные секреты не приносят пользы, пока они не использованы путём обратной инженерии. Этой работой занимается обширная сеть «центров трансфера технологий». Как отмечается в вышедшей в 2013 году книге «Промышленный шпионаж Китая» Уильяма Ханнаса, Джеймса Малвенонан и Анны Пуглиси, в Китае действуют 202 подобных центра, которые отслеживают иностранные технологии, пытаются их достать и использовать для производства оружия и конкурентоспособных товаров. В этой системе задействовано больше людей, чем в китайских научных центрах по разработке собственных технологий. В частности, в эту систему входят государственная администрация по связям с иностранными экспертами, отдел по науке и технологиям при офисе по связям с зарубежными китайцами и центр трансфера технологий при Восточно-китайском научном и технологическом университете. Эти организации выполняют несколько задач: обработка полученных данных, создание совместных исследовательских проектов с зарубежными учёными, создание программ для китайских студентов, которые учатся за рубежом.
    Авторы книги отмечают, что китайские власти не смогли бы осуществить экономическое преобразование «без дешёвого и неограниченного доступа к технологиям других стран». Такой же вывод сделан и Агентством по предотвращению угроз национальной безопасности США в специальном докладе 2010 года, где говорится, что модернизация китайской армии «сильно зависит от инвестиций в китайскую науку и технологическую инфраструктуру и от получения новейшего оружия из-за рубежа». Так же отмечается, что китайская система кражи технологий уникальна тем, что она даёт свободу действий «исследовательским институтам, корпорациям и другим организациям, которые разрабатывают собственные схемы по сбору информации, исходя из своих нужд».
    Специфика сегодняшнего дня китайского экономического шпионажа заключается в том, что государство поощряет индивидуальную инициативу в краже технологий и осуществляет стратегическое руководство, а основная часть промышленных секретов и образцов добывается китайскими частными фирмами, тогда как спецслужбы работают по отдельным направлениям, куда коммерсантам не дотянуться (в первую очередь, по разработкам военно-промышленного комплекса), а также осуществляют сбор данных техническим путем.

    «Деловая разведка» по-китайски
    Надо сказать, что успехи китайских компаний на ниве промышленного шпионажа не случайны – в КНР к настоящему времени создана, по сути, целая система подготовки кадров в этой области. Только здесь принято говорить не о промышленном шпионаже (понятие какое-то некрасивое, плохо пахнущее), а о так называемой деловой разведке (в России ее принято называть конкурентной разведкой). Однако сути это никоим образом не меняет.
    Собственно, понятие «деловая разведка» появилось в КНР практически сразу после начала экономических реформ в середине 80-х годов. И китайцы ринулись перенимать иностранный опыт, благо за рубежом система деловой разведки к тому времени была уже достаточно развита. В период 1991-1994 гг. Северный научно-исследовательский институт научно-технической информации, расположенный в Пекине, даже провел специальное масштабное исследование того, что происходит в мире в сфере информационных исследований и разведки. По результатам этой работы был подготовлен доклад для руководства страны, в котором делался вывод о необходимости создания в КНР системы деловой разведки. Первым шагом к этому стало приглашение в Китай президента Общества профессионалов деловой разведки (SCIP) Японии Дзуро Накагавы, который выступил здесь с лекциями об основах сбора и анализа информации и организации деловой разведки.
    За дело китайцы взялись основательно. Первые исследования в области деловой разведки провел научно-исследовательский институт научно-технической информации Шанхая, который при финансовой поддержке властей взялся за мониторинг конкурентной среды для шанхайской автомобильной промышленности Шанхая. Полученные выводы и рекомендации легли в основу последующих конкретных действий, результаты которых мы можем наблюдать сейчас – китайский автопром постепенно завоевывает позиции на национальном, региональном и мировом рынках. С этого момента деловая разведка в КНР стала развиваться ускоренными темпами, а в 1995 году в стране было создано Общество деловой разведки Китая (SCIP), в которое вошли консалтинговые фирмы, видные ученые, коммерческие и производственные компании, а также исследовательские институты.

    Серьезность подхода китайцев к ведению разведки в экономической сфере наглядно подтверждает тот факт, что одним из наиболее важных ее компонентов являются информационно-консалтинговые структуры. Это совсем неудивительно, поскольку во главу угла китайской системы деловой разведки положен принцип «цинбао», который Китайская государственная комиссия по науке и технологиям определяет как «обработка информации вглубь», которую делают люди с «накопительным мышлением». По сути, если обратиться к оригинальному толкованию, «цинбао» означает как информацию, так и разведку – это очень по-китайски, поскольку разведка как раз и занимается сбором информации.
    На государственном уровне анализ информации осуществляется в рамках двух систем: Системы научно-технической информации (управляется Государственной комиссией по науке и технологиям) и Системы экономической информации, которая замыкается на Госкомиссию по планированию. Первая была создана еще в 1956 году, но основное развитие получила после начала реформ. Сейчас СНТИ имеет несколько подразделений, в которых работают более 80 тысяч человек, чьей главной задачей является анализ информации, поступающей из различных источников для информационного обеспечения государственных научно-технических исследований, инженерных проектов и перспективного госпланирования. Вторая система - СЭИ – возникла уже на ниве модернизаций в 1986 году и имеет в своем распоряжении порядка 10 тысяч сотрудников. Суть работы практически та же, что и у СНТИ, отличие лишь в проблематике – СЭИ занимается сугубо экономическим анализом и прогнозированием для нужд государственных структур.

    Выходцы из этих систем, вкупе с представителями юридических и консалтинговых фирм, а также бывшими (и действующими) сотрудники спецслужб и создали основу для развития в Китае деловой разведки, потребность в которой с каждым годом возрастает. Основной структурой, готовящей кадры для этой деятельности, является Общество деловой разведки Китая, которое уже упоминалось выше. ОДРК – это профессиональная государственная (!) ассоциация практиков и исследователей в сфере деловой разведки, официальными целями которой являются:
    защита законных прав практиков и исследователей в сфере деловой разведки; ​
    организация общения и обмена опытом среди исследователей теории деловой разведки и практиков; ​
    распространение знаний в области деловой разведки внутри общества; ​
    развитие международного сотрудничества и коммуникаций по специальности; ​
    придание консалтинговым услугам деловой разведки профессионального статуса.​
    В Общество деловой разведки Китая входят как индивидуальные члены (их порядка 350), так и более 100 организаций, в том числе НИИ научно-технической информации КНР, Государственный информационный центр, Всекитайская Ассоциация предпринимательства и менеджмента, Китайский международный совет содействия торговле, Всекитайское агентство новостей, Пекинский Университет, Северный научно-исследовательский институт научно-технической информации, Китайская международная инженерно-консалтинговая корпорация, Китайская консалтинговая корпорация международной торговли, Шанхайский НИИ научно-технической информации и т.д.С 1996 года Общество деловой разведки КНР регулярно проводит свои независимые конференции, на которых профессионалы обсуждают стратегии развития деловой разведки, новые методы, законодательные аспекты, а также в закрытом формате обсуждают примеры конкретных успешных операций. Особое внимание уделяется использованию современных технологий создания информационных сетей и их защиты.

    Самым проблемным звеном китайские специалисты считают подготовку кадров – без высококвалифицированных профессионалов успех невозможен. Поэтому сейчас в Китае возникают официальные методы обучения деловой разведке. Весьма примечательно, что готовят будущих «промышленных шпионов» абсолютно официально. Первые методические материалы по обучению специалистов в сфере деловой разведки были разработаны в 1992 году Шанхайским НИИ научно-технической информации, а первый учебный курс по этой дисциплине был создан в 1995 году в Научно-техническом университете Нанкина на факультете управления и информации. Сейчас более 30 китайских университетов планируют ввести специальность «Деловая разведка» в свои учебные планы как отдельное направление.
    Думается, российским вузам стоило бы обратить на эту практику пристальное внимание.Следует отметить, что в последнее время китайцы уделяют особое внимание изучению технологий функционирования и защиты компьютерных систем. И совсем не случайно в последние годы регулярно возникают скандалы, связанные с обвинениями в адрес Китая в нелегальном проникновении в информационные системы западных корпораций и государственных структур. В условиях тотального распространения интернета возникли новые возможности для ведения деловой разведки – достаточно взломать сеть конкурента или внедрить в нее вирус-шпион, который будет скрытно рассылать своему хозяину всю информацию.Что же касается обучения, то необходимо отметить, что официальные учебные курсы ограничиваются, как правило, обучением методам изучения и анализа официально доступной информации.
    Сейчас в программу обучения входят такие аспекты, как мониторинг конкурентной среды, анализ конкурента, формулировка стратегии, руководство программами деловой разведки, защита коммерческой тайны, и т.д. А вот такие неотъемлемые части деловой (и не только) разведки как вербовка источников, нелегальный съем информации техническими средствами и т.п. преподаются исключительно в рамках отдельных платных курсов, к проведению которых привлекаются бывшие сотрудники спецслужб, ныне работающие в сфере деловой разведки.

    Обратная сторона: как вор у вора технологию украл
    Переход китайской экономики на рыночные рельсы и развитие конкуренции на внутреннем рынке между китайскими предприятиями привело к тому, что методы деловой разведки стали очень активно использоваться китайскими бизнесменами против своих конкурентов в КНР. Китайцы воруют технологии не только у иностранных предприятий, но и у отечественных. Сейчас вербовка сотрудников конкурирующих фирм поставлена в КНР практически на поток – шпионажу со стороны конкурентов подвержены порядка 70% частных предприятий.
    В подтверждение этому можно привести пару фактов, которые излагала на своих страницах китайская газета «Душикуайбао», обнародовавшая сведения о нескольких десятках сотрудниках руководящего состава разных компаний, которые были завербованы конкурентами и воровали для них информацию.Так, когда химическая компания «Аофуто» разработала новый способ производства клопиралида, эта технология сразу утекла к конкурентам - один из руководящих сотрудников компании оказался шпионом и передал всю информацию конкурирующей фирме, располагавшей более сильными производственными мощностями для ее внедрения. В результате, именно конкуренты первыми смогли организовать производство, причем с меньшими затратами и, соответственно, более низкими ценами. В результате, компании «Аофуто» пришлось отказаться от этого проекта из-за нерентабельности.
    В качестве еще одного примера можно привести случай в городе Вэньлин. Там технический директор информационного отдела компании по производству водяных наносов неожиданно обнаружил в компьютерной сети компании вирусную программу, которая собирала данные о клиентах, все чертежи, письма, факсы и т.п. и отправляла их по определённому адресу. В результате внутренней проверки выяснилось, что электронный адрес, на который поступала похищенная информация, принадлежит заместителю директора данной фирмы, который в конце концов признался, что работал на конкурентов.

    Собственно, именно поэтому и разделяются понятия. Если речь идет о деятельности спецслужб и государственных структур на внешнем рынке – это экономическая разведка. Когда воровством технологий за рубежом занимаются частные фирмы – это промышленный шпионаж. А в случае, когда воруют друг у друга компании одной страны, принято говорить о деловой разведке, которая может использовать как незаконные способы промышленного шпионажа, так и легальные методы конкурентной разведки.

    Вместо заключения
    Тональность высказываний иностранцев о системе китайской экономической разведки во всех ее проявлениях (то есть, включая промышленный шпионаж и деловую разведку) с годами претерпела значительные изменения. Раньше бросалось в глаза несколько высокомерное отношение к китайской системе со стороны так называемых «асов делового шпионажа», в том числе российских, которые утверждали, что китайцам до нас «как до Луны пешком». Однако в последние годы специалисты оценивают китайскую систему экономического шпионажа уже совсем иначе, и это неудивительно - достаточно просто оценить экономический эффект, который КНР смогла получить благодаря ему. Это стало возможным потому, что добыча чужих технологий, вне зависимости от того, кто этим занимался – частные или государственные структуры – осуществлялась с одно целью – развития отечественной промышленности. И китайцы, надо отдать им должное, эту задачу решили. А российским специалистам и государственным структурам надо бы все-таки обратить внимание на китайский опыт, у них есть чему поучиться – хотя бы тому же внедрению учебных программ по деловой разведке в вузах и, особенно, государственной поддержке этого процесса.
     
    dok нравится это.
  21. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.386.329.224.728
    Stirik, 26 сен 2017

    Этим материалом мы продолжаем тему об экономической разведке и промышленном шпионаже, начатую в предыдущих публикациях
    Так уж сложилось, что нашей стране на разных этапах своей истории часто приходилось догонять другие более развитые в экономическом отношении страны, что диктовало необходимость постоянного добывания необходимой информации, материалов и образцов. Разумеется, для решения этой задачи нужна была организация эффективной экономической разведки.

    «Грозное» начало и «Великое» продолжение
    Начало отечественной разведке, в том числе экономической, положил Иван Грозный, который в 1549 году учредил Посольский приказ — первую российскую спецслужбу. Дальнейшее развитие российская разведка получила при Алексее Михайловиче Романове, который в 1654 году создал Приказ тайных дел. Именно два этих царя заложили основы того, что мы сегодня называем экономической безопасностью. И именно благодаря им российская экономическая разведка приобрела свои характерные особенности, главной из которых на протяжении многих веков являлось активное использование знаний и навыков иностранных специалистов, которым создавались настолько комфортные условия для работы в России, что они охотно делились секретами своей страны.
    Громадный вклад в развитие экономической разведки и обеспечение экономической безопасности страны в целом внес Петр Первый, который активно способствовал развитию и становлению спецслужб. Именно он впервые в воинском уставе 1716 года подвел правовую базу под разведывательную работу. И именно при нем возникла новая форма представительства России за рубежом — двойное представительство, официальное и тайное. То есть официальные российские посольства продолжали добывать политическую, военную и экономическую информацию за рубежом, но кроме этого стали целенаправленно создаваться и другие структуры (в современной терминологии — действующие «под глубоким прикрытием»), которые также занимались шпионажем в пользу России.В петровские времена резко расширилась практика приглашения в нашу страну иностранных специалистов, которые рассматривались как необходимый и важный элемент развития отечественной промышленности. Наряду с этим Петр активно посылал на учебу и стажировку за границу офицеров армии и флота, боярских и дворянских недорослей, которые кроме непосредственного обучения выполняли разведывательные задания.

    В 1697 году Петр учредил Преображенский приказ, функции которого со временем сосредоточились на разведке, контрразведке, а также пресечении преступлений против царя и государства. Руководил приказом лично Ф. Ю. Ромодановский — очень неординарный, крайне талантливый, без меры жестокий и безгранично преданный Петру и России человек, личность которого заслуживает серьезного исторического исследования — не меньшего, чем личность Петра, поскольку без Ромодановского Петр не смог бы стать тем, кем он вошел в историю.Екатерина Великая успешно продолжила дело Петра. Именно Екатерина II в июле 1763 года издала Указ об учреждении Канцелярии опекунства иностранных переселенцев, который полностью соответствовал курсу внутренней политики — привлекать иностранцев для процветания Российской империи. Немцы внесли немалый вклад в развитие сельского хозяйства, французы — торговли.
    С октября 1764 года по начало 1766 года в Поволжье было организовано 104 колонии с 23 тысячами немецких переселенцев, после чего их переезд в Россию был прекращен.За 34 года правления Екатерины поступления в казну увеличились в четыре раза, вдвое возросло население страны, в том числе за счет завоевания новых территорий, было добыто право свободного судоходства по Черному морю, а также через проливы Босфор и Дарданеллы, завоеван Крым, что расширяло возможности торговли южных районов России с сопредельными и более дальними странами (сухопутная доставка товаров обходилась в 50 раз дороже транспортировки водным путем).
    Екатерина Великая успешно покровительствовала промышленникам и купцам, которые, в свою очередь, радели за государственные интересы. Так, в 1823–1824 годах заводчик Демидов нанял огромное количество высококвалифицированных механиков и рабочих для своих металлургических заводов, чем вызвал крайнее недовольство и беспокойство в Европе — французы даже умудрились арестовать несколько нанятых Демидовым специалистов, но так и не смогли доказать их вины. Российские ткацкие фабрики в это же время успешно переманивали французских ткачей и даже заводчиков, в результате чего к нам отправлялись и специалисты, и современные ткацкие станки.

    Одной из особенностей экономической разведки России в XIX веке было то, что ей занимались по линии Министерства иностранных дел, Военного министерства, Министерства финансов, ведущих российских промышленных компаний, но не только они. Необходимые для страны данные добывали великие князья, министры, военные агенты (позднее — атташе), заводчики и банкиры, известные ученые, писатели и даже простолюдины.Как бы странно это ни звучало, но известные сейчас на весь мир отец и сын Черепановы ранее были обычными механиками нижнетагильских горных заводов Демидовых. Папаша Черепанов, будучи в 1821 году в командировке в Англии, добыл не только техническую документацию о первой водоотливной машине, но и усовершенствовал ее, а его сын во время поездки в Англию сумел собрать максимум информации по технологиям создания первых паровозов и железнодорожных путей. Из всего этого опыта они извлекли максимум возможного, сделав паровозы и построив железнодорожные колеи, которые намного превосходили иностранные аналоги. Казалось бы, что в этом уникального — получили информацию, обработали и внедрили? Но здесь речь идет именно об особом (но не единственном в истории российской разведки) случае — отец и сын Черепановы были неграмотными, они просто запоминали все, что видели и слышали.
    Мощный стимул развитию экономической и тесно связанной с ней научно-технической разведки был дан в 30-е годы XIX века, когда правительство России поставило задачу ликвидировать отставание Российской армии в сфере технического оснащения. В ноябре 1830 года Николай I дал указание постоянно и целенаправленно собирать сведения обо всех открытиях, изобретениях, усовершенствованиях и технологиях, «как по части военной, так и вообще по части мануфактур и промышленности» и немедленно «доставлять об оных подробные сведения». Начиная с этого момента и до краха Российской империи военное министерство стало основным источником получения экономической и научно-технической информации.

    Институт военных агентов был введен в европейскую дипломатическую практику постановлением Венского конгресса в 1815 году, но в России он был развит слабо, получив развитие в 30-е годы XIX века при военном министре А. Чернышеве, который в 1810–1811 годах, будучи личным представителем Александра I при императоре Наполеоне, проявил себя искусным разведчиком, постоянно снабжавшим Петербург секретнейшими сведениями о положении дел во Франции и Европе, о состоянии армии и промышленности, о планах и намерениях французского правительства. В деятельности военных агентов органично сочетались легальная разведка, где основными источниками получения сведений были личные наблюдения, пресса, опубликованные официальные отчеты, статистические сборники, уставы, инструкции и т. п., и агентурная, которая давала в тот период существенную часть информации.

    Всё — для России, все — в разведку
    18 февраля 1855 года скончался император Николай I. В предсмертном обращении к своему сыну Александру он сказал: «Сдаю тебе мою команду, к сожалению, не в таком порядке, как желал, оставляю тебе много трудов и забот». На плечи нового императора Александра II легла тяжелейшая задача по восстановлению экономики страны и укреплению ее военной мощи. И уже 10 июня 1856 года в утвержденной Александром II первой инструкции о работе военных агентов были поставлены новые задачи военной разведке. В частности, указывалось, о каких «предметах» агент должен стремиться получить «наивозможно точные и положительные сведения»: «…5. Об опытах правительства над изобретениями и усовершенствованиями оружия и других военных потребностей, имеющих влияние на военное искусство» (в то время, как и в последующие годы, главным стимулом развития промышленности, технологий, техники и науки были армия и флот, поэтому данная задача касалась в целом промышленности). Для решения поставленных задачи также были предприняты меры по значительному увеличению числа военных агентов.
    В 1863 году в России создаются первые централизованные органы военной разведки, она выделяется в особый вид деятельности, и Министерство иностранных дел перестало быть основным организатором сбора развединформации военного характера за границей, но МИД продолжил активно использовать «политические сношения» с иностранными государствами для добывания секретной информации. Всем российским посольствам при европейских дворах было предписано в обязательном порядке обращать особое внимание на все появившиеся в странах их пребывания изобретения, открытия и усовершенствования «как по части военной, так и вообще по части мануфактур и промышленности» и немедленно «доставлять об оных подробные сведения».

    Примечательно, что экономической и научно-технической разведкой занимались известные всему миру российские писатели и ученые. Мало кому известно, что главной причиной длительного пребывания во Франции Ивана Тургенева была не любовь к Полине Виардо (эта связь являлась хорошей легендой), а служба своей стране в качестве резидента российской разведки во Франции. И до сих пор остаются актуальными слова Тургенева о том, что без каждого из нас Родина может прожить, но любой из нас без Родины прожить не может. Конечно, это не относится к калугиным - гордиенко - носенко и подобным им предателям, для которых Родина — пустое понятие.Напомнить бы им, что даже величайший русский ученый Д. И. Менделеев в ходе своей поездки в США в июне 1876 года на празднование 100-летнего юбилея принятия Декларации независимости США выполнял важные разведзадания.
    Дело в том, что в России в это время очень актуальной проблемой было удешевление процесса добычи нефти, поскольку российские нефтедобывающие компании не выдерживали конкуренции с поставщиками американской дешевой нефти. В связи с этим перед Менделеевым была поставлена задача выяснить, за счет чего нефтяные компании США смогли резко снизить себестоимость нефтедобычи. И наш ученый с блеском справился: смог добыть необходимую информацию и представил свои рекомендации по удешевлению добычи нефти в России. Другой разведзадачей, которую предстояло выполнить Менделееву, было получение технологии производства бездымного пороха. И здесь он также добился блестящих результатов: не только смог получить секретные формулы, но и разработал на их основе более эффективный порох.

    Работа экономической разведки вносила серьезный вклад в развитие российской экономики в XVIII–XIX веках. За период 1765–1896 годов число фабрик выросло в 146,5 раза, производительность труда — в 549 раз. В результате к концу XIX века Российская империя занимала первое место в мире по размеру государственного бюджета, что позволяло финансировать на достаточном уровне армию и флот, образование и науку, строить железные дороги.На рубеже XIX–XX веков в России все более широкое распространение получило ведение разведдеятельности отдельными министерствами и ведомствами. В частности, активно работало на разведывательной ниве Министерство финансов, которое имело в Париже своего представителя А. Раффоловича — крупного банковского воротилу. Он, используя свои связи во французской прессе, добивался крупных кредитов для России на максимально выгодных для нее условиях.
    Хорошее расположение французской прессы обходилось российской казне в 200 тысяч золотых франков ежемесячно, но при этом Российская империя получала миллионы. Таким образом, разведка способствовала более быстрому росту экономики страны за счет создания привлекательного инвестиционного климата, а значит — и укреплению ее экономической безопасности.Однако в период между двумя революциями, который характеризовался небывалой коррупцией, продажностью и активизацией враждебных для Российской империи сил, началось ослабление системы обеспечения экономической безопасности страны. В 1906 году на специальном совещании, организованном Генеральным штабом и посвященном «составлению программы для военных агентов», выяснилось, что экономическая и научно-техническая разведка работает крайне неэффективно. Представители всех главных управлений Генерального штаба высказали резко отрицательное мнение об эффективности работы военных разведчиков — дипломатов. Если Александр II и Александр III укрепляли и совершенствовали спецслужбы, понимая их место и роль в обеспечении экономической безопасности Российской империи, то Николай II в данной сфере не сделал ничего позитивного.
    Между тем, многие все же понимали, насколько велико значение экономической разведки для развития страны, в связи с чем в начале 1917 года был поставлен вопрос об организации межведомственного особого центрального органа для сбора всех получаемых различными ведомствами сведений об экономической жизни противников - Центрального бюро экономической разведки, или Бюро экономической войны. Однако этот орган так и не был создан. Более того, в первые недели своего правления Временное правительство фактически ликвидировало разведку и контрразведку, сохранило их только де-юре и сделав страну совершенно беспомощной против подрывной работы иностранных спецслужб (чем и воспользовался немецкий Генеральный штаб). В итоге система экономической безопасности России, создаваемая веками, рухнула.

    Восставшая из прахаСоветской власти в наследство от Временного правительства достались полностью разрушенные системы экономической безопасности России, как, впрочем, и вся доведенная до коллапса экономика страны — неработающие заводы, фабрики, научные институты. Все пришлось буквально создавать заново.На протяжении всех лет существования СССР одним из важнейших направлений разведдеятельности являлась экономическая и научно-техническая разведка. 20 декабря 1920 года был создан Иностранный отдел (ИНО) ВЧК — первое самостоятельное разведывательное подразделение, штат которого составил 70 человек.
    В соответствии с инструкцией ВЧК для ИНО при каждой дипломатической и торговой миссии РСФСР создавалась резидентура. В 1921 году в органах госбезопасности было организовано Экономическое управление, которое функционировало с небольшими перерывами (февраль-июль 1941 года и т. д.) до 1960 года. Структура Экономического управления изменялась в соответствии с развитием советской экономики. Так, в 1931 году были созданы подразделения по оперативному обслуживанию основных отраслей народного хозяйства, прежде всего оборонных отраслей промышленности. В 1960–1970-е годы этими вопросами занимались промышленные отделы (отделения), которые структурно входили во 2-е службы (отделы), т. е. контрразведку, территориальных управлений КГБ и которые надежно защищали промышленные и научные секреты страны. В 1983 году по инициативе Ю. А. Андропова, который прекрасно осознавал необходимость обеспечения экономической безопасности страны, было создано Шестое управление КГБ (и, соответственно, службы и отделы в территориальных органах), которое занималось экономической контрразведкой.
    В начале 1920-х годов экономической и научно-технической разведкой занимались три разведоргана: ИНО ГПУ, Разведуправление РККА и Отдел международных связей (ОМС) Коминтерна. Кроме того, этим же занимались многочисленные внешнеторговые организации, среди которых наиболее известны три: «Аркос» (работа по Англии), «Амторг» (США) и «Востваг» (Германия). С момента своего создания в 1920 году и до ликвидации в 1943 году ОМС Коминтерна был координирующим органом и связующим звеном между внешней разведкой, Разведуправлением РККА и подразделениями Коминтерна в различных странах.
    В середине 1920-х годов руководство страны поставило перед разведкой важнейшую задачу - добывание на Западе разнообразных технических секретов, жизненно необходимых для модернизации советской экономики. С этой целью 26 октября 1925 года Ф. Э. Дзержинский предложил организовать при ИНО особый орган по добыванию информации о технических достижениях за границей (официально принято считать эту дату днем рождения советской научно-технической разведки). Вскоре такое подразделение было создано, и уже со второй половины 1920-х годов по каналам научно-технической разведки в центр начала поступать информация об испытаниях новой авиационной техники, артиллерийских систем, о радиоаппаратуре военного применения, новых отравляющих веществах, переработке нефти и использовании ее побочных продуктов и т. п.

    Французские «разведкоры» на службе советской разведке
    Стоит отметить, что на руку советской разведке играло то обстоятельство, что контрразведка Запада всерьез не воспринимала Советскую Россию, спецслужбы которой испытывали катастрофический кадровый, агентурный и финансовый голод. В этих условиях советская разведка использовала в разведывательной деятельности не профессиональных разведчиков, а рядовых иностранных граждан — коммунистов или просто симпатизирующих нашей стране, которые в подавляющем большинстве случаев даже не подозревали, чьи поручения они выполняют. Обоснование помощи с позиции пролетарской солидарности или партийного долга делало такой способ разведки доступным, дешевым и массовым. Это позволяло создавать огромные агентурные сети (100 и более человек), работой которых руководили функционеры местных органов коммунистической партии и отраслевых профсоюзов.Особенностью советской экономической и научно-технической разведки того периода была ее массовость и, как правило, бескорыстность. Именно в это время были заложены истоки могущества отечественной экономической и научно-технической разведки в XX веке. Для реализации этого советской разведке приходилось активно использовать Коминтерн, точнее, его специальную службу.

    Особенных успехов удалось добиться во Франции, которая после Первой мировой войны превратилась в наиболее могущественную державу в Европе. Ее военная промышленность набирала силу, развивалось самолетостроение, появились химическое оружие и новые виды артиллерийского вооружения, со стапелей сходили новые военные корабли. Поэтому Франция стала главной целью советской разведки. Сначала была создана агентурная сеть во французской авиационной промышленности, организатором и руководителем которой был Ж. Томмази, член ЦК Французской коммунистической партии и один из руководителей профсоюза рабочих авиационной промышленности, который был привлечен к сотрудничеству с советской разведкой благодаря представителю Коминтерна во Франции С. Минаеву. В 1924 году на смену Томмази пришел Ж. Креме, член ЦК ФКП, а с 1926 года — член политбюро. Кроме того, он был одним из секретарей Союза рабочих металлургической промышленности и секретарем профсоюза судостроителей. Креме значительно расширил агентурную сеть, которая практически накрыла всю Францию: авиастроительные и пороховые заводы, авиационные исследовательские центры, артиллерийские парки, предприятия по производству танков, военно-морские верфи, сталелитейные заводы.
    Для агентурной сети был специально разработан вопросник. Метод работы был достаточно простым, но опасным. Так, агент обращался к коммунисту или сочувствующему с просьбой предоставить конфиденциальную или секретную информацию, которая якобы необходима для защиты рабочего класса. Естественно, что при такой массовости информаторов неизбежны были проколы. Так, в октябре 1925 года механик из арсенала в Версале и секретарь ассоциации профсоюзов сообщил дирекции арсенала о своих подозрениях и странных вопросах со стороны отдельных лиц. После длительной проверки в феврале 1927 года военная контрразведка Франции приняла решение о разгроме агентурной сети Креме.
    В результате было арестовано более 100 человек. Но вот что удивительно — суд признал виновными лишь восемь человек, среди которых двое — граждане СССР, один из них кадровый военный разведчик Узданский-Еленский, который с 1925 года под именем Бернштейна работал во Франции и руководил работой Креме (советская военная разведка было организована 4 апреля 1921 года). При этом приговоры, по нынешним меркам, были смехотворными: французские агенты получили от 3-х до 16 месяцев тюрьмы. Просто в то время европейское законодательство еще не готово было к адекватной оценке степени ущерба от экономической разведки и относилось к этому снисходительно.
    Период с 1928-го по 1933 год был расцветом деятельности советской разведки во Франции, где активно работали как сотрудники ИНО, так и военной разведки. К концу 1920-х годов советская разведка стала использовать рабкоровское движение в интересах экономической и научно-технической разведки, финансируя его и создав таким образом сеть «разведкоров». При газете «Юманите» была создана специальная комиссия из шести человек, которая должна была читать и классифицировать сообщения рабкоров, которые приходили со всех концов страны. Заметки сортировались, после чего часть из них попадала на полосы газеты, а та часть, которая содержали факты и цифры, интересовавшие советскую разведку, направлялась советскому военному атташе (точнее — сотруднику военной разведки, работавшему в посольстве под дипломатическим прикрытием, так как до 1938 года официальных военных атташе не было). Он изучал корреспонденцию и, если она представляла интерес, пытался встретиться с рабкором и получить дополнительную информацию. Рабкоры никогда не догадывались, что их использует в своих интересах советская разведка. Координацию взаимодействия советской военной разведки и рабкоров осуществлял двадцатипятилетний И. Бир, который также регулярно переправлял в Москву образцы новой военной техники.
    Известен случай, когда под видом агента по торговле бельем он сумел провезти в чемодане среди кружевных панталон мину, недавно принятую на вооружение во французской армии.Рабкоровский сектор советской экономической и научно-технической разведки во Франции так и остался бы нераскрытым, если бы в 1932 году один из членов специальной комиссии Рикье не донес обо всем в полицию, которой потребовалось пять месяцев на проведение расследования, во время которого на военном заводе в Туре исчезли чертежи нового авиационного пулемета. Суд приговорил Бира к трем годам тюрьмы, французские агенты получили сроки от 13-ти до 15 месяцев.

    От Берлина до Нью-Йорка
    Необходимо отметить, что плодотворной работе советской разведки во Франции в тот период способствовало и то, что немецкая разведка в это же время создавала свою агентурную сеть в этой стране, что существенно затрудняло деятельность французской контрразведки. Однако и в Германии советская разведка работала весьма успешно.Вообще, место Германии в системе советской разведки несколько отличалось от других стран. Для нашей страны в 1920-е годы немецкая армия не представляла угрозы, а военно-морской флот и военная авиация в то время практически не существовали. Но при этом в Германии стремительно развивались аэронавтика, химия и оптика, поэтому она очень интересовала советскую разведку по экономической и научно-технической линии. Как и во Франции, советская разведка активно использовала возможности компартии Германии.
    Хотя отношения между советской разведкой и КПГ по форме были такими же, что и во Франции, тем не менее в Германии они существенно отклонились от французского варианта. Дело в том, что немецкие ученики советской разведки оказались подготовлены гораздо лучше, чем многие другие представители компартий. С их вошедшей в поговорку аккуратностью, дисциплиной и техническими навыками немецкие агенты быстро усваивали методы конспирации, более того, совершенствовали их и в некоторых случаях даже превзошли своих учителей.В 1926 году в структуре подпольной КПГ появилась новая секция ББ-Аппарат (рабкоры, экономическая разведка).
    Как и их французские коллеги, немецкие рабкоры, внедренные на заводы, снабжали специалистов подробной информацией о промышленных проектах и их технических характеристиках. Правда, сеть в Германии была довольно скромной — несколько сотен человек, в то время как во Франции насчитывалось более 2 тысяч собкоров. С успешными операциями отечественной научно-технической разведки в Германии связано воплощение в жизнь плана ГОЭЛРО. Об этом не принято говорить, но производство электрических лампочек в СССР наладили с активным использованием немецкого и частично американского опыта.

    С 1928 года, когда началась эра пятилетних планов, наша страна вступила на путь индустриализации. Германия оказалась самой близкой и наиболее интересной страной для наблюдения за методами перевооружения промышленности. Все, что можно было сделать легальным путем - пригласить немецких инженеров для работы на советских заводах, предоставить Германии некоторые концессии, - было сделано. Однако отдача от них была слишком ничтожной по сравнению со сталинскими проектами. Поэтому радикальным решением стало наращивание разведывательных операций, причем главное внимание уделялось химической индустрии, металлургической промышленности, электротехнической отрасли и самолетостроению.
    Особый интерес вызывали научные исследования, прежде всего в Институте кайзера Вильгельма и авиационном исследовательском институте. Там нашлось много людей, которые симпатизировали советской власти и были согласны помочь ей. Нередко Москва узнавала о новых немецких изобретениях еще до того, как они шли в серийное производство в Германии.Успех работы советской разведки в Германии был связан с тем, что общественное мнение в стране формировалось Министерством иностранных дел, которое было склонно рассматривать советские шпионские дела как отдельные эпизоды, не обязательно связанные с политическим курсом СССР, который с 1926 года считался дружественной страной. Кроме того, немецкий уголовный кодекс признавал шпионаж только тогда, когда дело касалось военных секретов. В случае промышленного шпионажа могло быть применено максимальное наказание в виде одного года заключения, что облегчало работу разведки. Однако участившиеся случаи активной деятельности советской разведки, регистрируемые немецкими правоохранительными органами, привели к ужесточению законодательства.
    1 марта 1932 года президент Гинденбург подписал Декрет о защите национальной экономики, который увеличил до трех лет максимальное наказание за кражу промышленных секретов, а в случае их передачи за границу — до пяти лет. Нацистское правительство еще больше ужесточило наказание и ввело смертную казнь за промышленный шпионаж.Интересная оценка деятельности легальных структур дипломатических и торговых представительств СССР по добыванию экономической и научно-технической информации дана в справке гестапо от 3 декабря 1941 года «Об организации и деятельности советской разведки»: «Как неоднократно было установлено, советские торговые представительства, как и дипломатические представительства, втянуты в разведслужбу. Письменные материалы, захваченные после начала германо-русской войны в здешних торговых представительствах, дали многочисленные доказательства того, что торговые представительства занимались главным образом шпионажем»

    В конце 1920-х годов ИНО стал активно работать в США. Однако активная работа началась только в 1930-е годы, когда были получены ценные материалы по химической промышленности (по оценке, экономия составила 1 миллион долларов). Источники советской разведки смогли добыть документальную информацию о технологии переработки сернистой нефти, производстве смазочных масел и авиабензина, синтетического каучука и полиэтилена, о новейшем химическом оборудовании, последних достижениях радиотехники и многом другом. В 1939–1940 годы только в США было добыто более 450 важных информационных документов (около 30 тысяч листов), 955 чертежей и 163 образца различных технических новинок. Наиболее важными являлись сведения о технологии производства синтетического бензина, чертежи станка для нарезки стволов артиллерийских орудий и нового эсминца.
    В годы войны получение научно-технической информации по-прежнему оставалось одним из приоритетных направлений деятельности внешней разведки. Были получены данные по радиолокации, реактивным двигателям, гидроакустическим средствам обнаружения кораблей, высотным и специальным самолетам и приборам для них, новейшим технологиям переработки нефти, получения высокооктанового бензина, синтетического каучука и т. д. Полученные по линии научно-технической разведки сведения сыграли большую роль в развитии науки и техники в СССР и укреплении обороноспособности страны.Необходимо отметить, что в 1941 году возникло новое направление в экономической и научно-технической разведке: атомная разведка. По признанию академиков А. П. Александрова, Ю. Б. Харитона и других, именно благодаря информации внешней разведки И.В. Курчатов смог избежать больших ошибок, а ученые не растрачивали усилия на работу по тупиковым направлениям, сумев создать атомную бомбу в СССР всего за три года с минимальными затратами, тогда как в США на это потратили четыре года, израсходовав 5 миллиардов долларов.
     
    dok нравится это.
Загрузка...