1. Всем пользователям необходимо проверить работоспособность своего электронного почтового адреса. Для этого на, указанный в вашем профиле электронный адрес, в период с 14 по 18 июня, отправлено письмо. Вам необходимо проверить свою почту, возможно папку "спам". Если там есть письмо от нас, то можете не беспокоиться, в противном случае необходимо либо изменить адрес электронной почты в настройках профиля , либо если у вас электронная почта от компании "Интерсвязь" (@is74.ru) вы им долго не пользовались и хотите им пользоваться, позвоните в СТП по телефону 247-9-555 для активации вашего адреса электронной почты.
    Скрыть объявление

Неизвестная история вооружения

Тема в разделе "Военное дело", создана пользователем Stirik, 26 янв 2017.

  1. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.382.034.257.436
    Stirik, 26 янв 2017
    Предлагаю публиковать неизвестные или малоизвестные страницы истории вооружения

    Как человек использовал колесницы, стремена, животных, железные дороги и другие безобидные с виду вещи для совершенствования техник убийства
    Во все эпохи война была сложным и затратным предприятием. Исход и особенности противостояния организованных групп вооруженных людей для решения вопроса власти, территории и ресурсов всегда зависел от того, какими средствами и умениями они обладали. Поэтому развитие технологий, а также уровня общественной организации и знаний об окружающем мире всегда шло бок о бок с войной и непосредственно влияло на ее облик.

    Изобретение колесницы

    колесница.jpg

    Со времен начала выплавки бронзы изготовление прочной повозки из дерева и металла, которой было бы легко управлять в бою, было серьезным техническим достижением своего времени и требовало большого объема металла. К тому же содержание этой боевой единицы с лошадью и экипажем из двух человек обходилось дорого. Именно поэтому война в бронзовом веке оказывалась роскошью, которую могли позволить себе только процветающие центры цивилизаций, подобные Египту.
    Колесницы сыграли важную роль в возникновении и падении ранних государственных объединений на Ближнем Востоке: противопоставить что‑то быстро движущимся укрепленным повозкам, с которых на врагов сыпался поток стрел, в те времена было сложно.Правда, в «Илиаде», ставшей подробным описанием войны эпохи бронзы, герои используют колесницы, но еще не в бою, а лишь для того, чтобы быстро прибыть к полю боя или вернуться в лагерь. Как ни странно, но это еще один показатель значения колесницы. Даже там, где по каким-то причинам колесницы не используют в полную силу, она выступает как общепризнанный атрибут власти и престижа. На колеснице отправляются в бой цари и герои.

    Изготовление доспехов

    В той же «Илиаде» «шлемоблещущие» герои, убранные в доспехи и вооруженные тяжелыми копьями с медными наконечниками, — правители отдельных земель. Доспехи — вещь настолько редкая, что изготовление некоторых из них приписывалось богам, а после убийства противника победитель прежде всего старался завладеть доспехами, редким и уникальным изделием. Гектор, предводительствующий войском троянцев, после убийства Патрокла, одетого в доспехи Ахилла, оставляет войско в разгар битвы и возвращается в Трою, чтобы облачиться в уникальные латы. Фактически правители Микенской цивилизации, на эпоху которой приходятся события, описываемые Гомером, во многом обеспечивали власть над своими землями именно владением редким и дорогим, но чрезвычайно эффективным для своего времени оружием и доспехами.

    Постепенное распространение технологии обработки рудного железа по территории Передней Азии и Южной Европы начиная примерно с XIII века до н. э. привело к тому, что конкуренцию бронзе теперь мог составить относительно более дешевый и гораздо более распространенный металл. Вооружить металлическим оружием и доспехами стало возможно гораздо большее число воинов. Удешевление войны вкупе с применением металлических орудий привело к значительным изменениям в «геополитике» Древнего мира: на арену вышли новые племена, сокрушившие железным оружием аристократические государства владельцев колесниц и бронзовых доспехов. Так погибли многие государства на Ближнем Востоке, такая судьба постигла Ахейскую Грецию, которая была завоевана племенами дорийцев. Так происходит возвышение Израильского царства, одновременно наиболее могущественным образованием на Ближнем Востоке в ранний железный век становится Ассирийская держава.

    всадник.jpg

    До изобретения упряжи и седла езда на лошади или иных копытных верхом была делом, требующим постоянного контроля за устойчивостью, и всадник был практически бесполезен для боя. С освоением искусства управления лошадью при помощи упряжных приспособлений кавалерия появляется как род войск в Ассирии в X веке до н. э. и позже получает довольно быстрое распространение. Главным, кто выиграл от освоения нового искусства езды верхом, оказались азиатские кочевники, прежде разводившие лошадей для еды. С освоением верховой езды, позволявшей использовать оружие, и в частности стрелять из лука, в их распоряжении оказался новый источник боевой мощи, к тому же позволявший преодолевать большие расстояния с недоступной прежде скоростью. Примерно c VIII века нашей эры постепенно вырабатывается механизм противостояния кочевой «степи» с оседлыми земледельческими племенами — сменявшие друг друга кочевники получили возможность совершать набеги, собирать дань или поступать на службу к более развитым и богатым земледельческим сообществам, имея в своем распоряжении ресурс конного войска. Механизм сохранился практически неизменным на протяжении многих столетий — вплоть до распада империи Чингисхана.

    Когда доспехами и тяжелым оружием стало возможно обеспечить большое количество боеспособных мужчин, появилась особенная потребность в организации и управлении подобными вооруженными массами. Именно в это время появляются особые типы боевого построения вроде греческойфаланги . Впервые этот тип строя, представлявший собой плотные шеренги тяжеловооруженных воинов, выстраиваемых в несколько рядов, появляется в VII веке до н. э. в Спарте. Поддержание подобного боевого порядка само по себе становилось залогом победы против войска, не имеющего подобной организации. Многие воинские метафоры вроде «чувства локтя», как считается, имеют своим истоком именно построение фалангой (где боец действительно чувствовал локти соседей по шеренге). Победой римские легионы также были обязаны сложной системе построений, позволяющей совершать маневры и перестраивать порядки во время боя, и твердой выучке бойцов, осознающих необходимость поддержания строя.

    Вставая в стременах, лучник становился гораздо более устойчивым и мог точнее целиться. Еще большие изменения стремя привнесло в технику кавалерийского боя, требовавшего соприкосновения с противником. Стремя превращало всадника и лошадь в единый механизм и позволяло передавать общую массу кавалериста и его коня противнику вместе с ударом копья или меча, что сделало кавалерию живыми боевыми машинами своего времени. В Западной Европе в Средние века развили это преимущество, утяжеляя всадника и его вооружение, что привело к появлению тяжелой рыцарской кавалерии. Закованный в доспехи всадник, сидящий в стременах и атакующий тяжелым копьем на полном скаку, концентрировал на острие своего копья в момент атаки невиданную мощь. Это привело к новой аристократизации войны, поскольку носителем такого эффективного и дорогого оружия оказывалась узкая прослойка феодалов, что и определило облик войны в Средневековье.

    Считается, что порох был изобретен в Китае и с XII века начал применяться в боевых действиях, однако там он использовался для метания гигантских стрел. Как, собственно, поначалу и в Европе. Но с XIV века с помощью пороха медные пушки уже стали метать каменные ядра. На каждое из таких орудий уходили тонны металла, и фактически их изготовление могли позволить себе лишь монархи. Позже, с изобретением чугунных ядер, необходимость в громадных пушках, извергавших каменные ядра, отпала, так как металлическое ядро обладало более серьезным разрушающим эффектом при меньшем диаметре. С изобретением колесного лафета , позволяющего перевозить пушки на необходимое расстояние, артиллерия превратилась в практически неодолимую силу, в считаные часы уничтожающую любые каменные укрепления . В каком-то смысле она стала «последним доводом королей» . Обладание осадными пушками в большинстве случаев действительно было привилегией централизованных монархий, способных оплатить их изготовление и содержание. Если же у противника артиллерии не было, судьба противостояния была практически предрешена.

    Переносное огнестрельное оружие, которое могла применять пехота, также изменило представления о боевых возможностях пехотинцев и характер ведения боя. Впрочем, оружие того времени было еще довольно тяжелым и требовало времени для заряжания и применения. Для его эффективного использования в бою требовалась разработка особых методов взаимодействия с другими подразделениями. Одним из успешных экспериментов оказалось построение испанских терций — каре пикинеров, прикрывавшее расположенных в центре мушкетеров. Данная тактика превратила испанскую пехоту в одну из самых грозных сил на европейском поле боя почти на весь XVI век.

    Новым толчком к прогрессу стало распространение винтовки с нарезным стволом . Их массовое применение высадившимися в Крыму в 1854 году французскими и английскими войсками против русской армии, в основном вооруженной мушкетами старого образца, обеспечила войскам антироссийской коалиции победу в открытых столкновениях и вынудила русских запереться в Севастополе. Вообще Крымская война, где небольшое отставание русских вооруженных сил во внедрении лишь только начинавших массово применяться изобретений — таких как паровой флот или нарезные винтовки — стало критическим фактором, фактически подстегнула гонку вооружений.
     
    Последнее редактирование: 30 мар 2017
    #1
    dok нравится это.
  2. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.382.034.257.436
    Stirik, 30 мар 2017
    Эскизный проект этого одноместного пушечного истребителя с двигателем М-105, снабженным двумя турбокомпрессорами ТК-2, Беляев подготовил в сентябре 1939 г. Судя по тому, что ранее конструктор интереса к истребительной тематике не проявлял, а также учитывая время появления проекта, его готовили в соответствии с необъявленным конкурсом на новый самолет-истребитель. В отношении его использовали обозначение ЭИ (экспериментальный истребитель) или ПИ (перехватчик-истребитель) …

    Данный истребитель Беляева можно считать едва ли не самым оригинальным и необычным среди всех проектов, предъявленных к рассмотрению в 1939 году. ЭИ представлял собой свободнонесущий моноплан смешанной конструкции с высокорасположенным крылом, 3-стоечным шасси с носовым колесом. Он должен был иметь взлетную массу 2640 кг, максимальную скорость 712 км/ч (на высоте 10000 м) и практический потолок 11600 м.

    Пилот размещался впереди в герметичной кабине, снабженной дверью автомобильного типа на правом борту. Сразу за кабиной находился двигатель, вращавший воздушный винт, который как бы разрезал фюзеляж. Сквозь редуктор двигателя проходил стальной вал, который соединял заднюю и переднюю части фюзеляжа. По условиям компоновки лонжерон крыла проходил перед двигателем, поэтому для получения необходимой центровки крылу придали ярко выраженную стреловидность. Примерно на 2/3 размаха оно имело перелом и еще более отгибалось назад, Беляев предлагал использовать в крыле специальный ламинизированный профиль № 2409 с относительной толщиной всего 9%. В пояснительной записке к проекту указывалось, что одним из стремлений конструктора является ламинизация обтекания всего планера самолета с целью получения рекордной максимальной скорости. Конструкция крыла смешанная: лонжерон и силовые узлы стальные, все остальные элементы из дерева в различных комбинациях. Деревянной предполагалась и передняя часть фюзеляжа.


    Хвостовое оперение снабжено тремя небольшими килями, что позволяло достичь компромисса между необходимой путевой устойчивостью, величиной посадочного угла самолета и скручивающим моментом хвостовой части фюзеляжа. Вооружение в основном варианте состояло из двух пушек калибром 20 или 23 мм, размещенных на левом борту фюзеляжа. Предполагалась также установка крупнокалиберных пулеметов Березина или ШКАСов.

    При рассмотрении эскизного проекта ЭИ представитель экспертной комиссии НКАП Степанец указывал: «Сопротивление подсчитано с возможной точностью и большим знанием дела. Это заставляет с полным доверием отнестись к полученным в эскизном проекте результатам. Более того, данные, полученные по расчетам, по всей вероятности будут превзойдены, так как автор проекта пользовался не совсем точной высотной характеристикой мотора М-105ТК-2, не 960 л.с. на 10000 м, а 1000 л.с.». Далее говорилось, что ЭИ в основном удовлетворяет тактико-техническим требованиям (ТТТ) к истребителям на 1940 г. Одновременно указывалось, что автор не учел прогибы фюзеляжа и не обеспечил достаточную его жесткость, чем снизил ценность проекта. При использовании мотор-пушки с валом диаметром 74 мм невозможно проложить проводку управления к хвостовому оперению, а при увеличении диаметра вала до 100 мм потребуется переделка редуктора, что приведет к значительным дополнительным работам. В результате проект не утвердили, однако предлагали построить узел крепления хвостовой части фюзеляжа и провести его всесторонние испытания.

    Расчётные ТТХ : взлётный вес — 2640 кг, размах крыла — 11,5 м, мощность двигателя — 1000 л.с, скорость максимальная — 712 км/ч, потолок — 11600 м, вооружение : 2 пушки 20-м или 23-мм, 2 пулемёта 7,62-мм или 12,7-мм.




    После того, как проект ЭИ не утвердили, Беляев переработал его в двухбалочный вариант с двигателем М-105ПТК в 1000 л.с. на высоте 8500 м и толкающим трехлопастным винтом ЗСМВ-2. Теперь самолет назывался ЭОИ (экспериментальный одномоторный истребитель). По основным ЛТХ он должен был практически соответствовать предшественнику. Профиль крыла был также ламинизированный, но относительная его толщина увеличена до 12%. Первоначально Беляев предполагал для уменьшения посадочной скорости использовать мощную взлетно-посадочную механизацию, в первую очередь предкрылок вдоль всего размаха крыла. Однако специалисты ЦАГИ весьма скептически отнеслись к этой затее, справедливо полагая, что предкрылок нарушит ламинарный характер обтекания профиля.
    Поэтому была разработана совершенно оригинальная, нигде ранее не встречавшаяся система перевода предкрылка в рабочее положение. В убранном положении он заподлицо убирался в нижнюю поверхность крыла в районе его хвостовой части, а на взлете и посадке при помощи шарнирного механизма передвигался на переднюю кромку.Фюзеляж вытянутой, яйцевидной формы предполагалось оснастить герметической кабиной. Сиденье летчика и система управления размещались на консольной металлической ферме, а вся носовая часть в виде колпака могла отделяться при монтаже и ремонте.
    Для посадки в самолет и его покидания служила дверь автомобильного типа. Вооружить ЭОИ планировали двумя 23-мм пушками Таубина.В заключении по самолету от 25 октября 1939 года говорилось, что заявленные данные реальны. Было принято решение машину строить. Предполагали сдать 1-й экземпляр к 15 октября 1940 года, второй — к 1 декабря 1940 года. На практике получилось значительно медленнее.
    Изготовление первого экземпляра началось в феврале 1940 года, до прояснения окончательного облика самолета. 1 мая заложили 2-й экземпляр, а 8 мая макетная комиссия утвердила окончательный вариант вооружения; 2 пушки калибром 23 мм и 1 пулемет ШКАС. Рекомендовали оборудовать складную лестницу для подъема в самолет без использования наземной стремянки и предусмотреть подвеску под крылом 6-8 реактивных снарядов РС-82.
    В начале лета стало ясно, что количество конструкторских коллективов, строящих свои самолеты на заводе № 156, превысило все мыслимые пределы. Поэтому решили с этим вопросом разобраться революционными методами: какие-то работы приостановить, а какие-то закрыть. В этой связи в августе на заводе № 156 работала специальная комиссия под руководством А.А. Сенькова, которая весьма критически рассматривала все строящиеся здесь машины. В отношении ЭОИ в документах комиссии говорилось, что 1-й экземпляр готовится к проведению статических испытаний, а 2-й строится как летная машина. Рабочие чертежи полностью сданы в производство 3 июня, а срок сдачи на испытания 15 октября, что заведомо невыполнимо. Самолет Беляева очень сложный для серийного производства. В отношении предкрылков подчеркивалось: «имеют очень сложный механизм установки в рабочее положение, велика вероятность отказа в работе».
    Положительные стороны ЭОИ также отмечались, тем не менее, его постройку предлагалось прекратить. Понятно, что Беляев защищал свое детище всеми силами. Он сумел доказать необходимость существования ЭОИ, и его строительство продолжилось, хотя и весьма неспешно.В конце марта 1941 года закончилась окончательная сборка самолета «103У», и часть производственников высвободилась. 5 апреля зам. наркома Яковлев направил Ляпидевскому требование «ускорить работы по ЭОИ в связи с окончанием работ по машине «103У». К этому времени ЭОИ «оброс» многочисленными переделками и дополнениями. Например, кок винта оборудовали внутренним вентилятором, увеличили колею шасси, а чтобы в случае экстренного покидания пилот не попал под вращающийся винт, разработали механизм принудительной остановки двигателя. Особое внимание уделили бронированию кабины летчика. Впереди разместили прозрачную броню толщиной 27 мм. Бронированный пол сопрягался сзади с бронеспинкой пилота.
    3Начавшаяся война привела к закрытию очень многих работ в авиапромышленности. Коснулось это и истребителя Беляева. Хотя ЭОИ был практически закончен — готовность его актом от 9 июля 1941 года оценивалась на 90% — в соответствии с приказом НКАП № 753 от 27 июля 1941 года строительство самолета прекратили. При эвакуации из Москвы его и всю техническую документацию уничтожили.
    Расчётные ТТХ : взлётный вес — 2750 кг, размах крыла — 11,4 м, площадь крыла — 19 кв.м, мощность двигателя — 1000 л.с, скорость максимальная — 720 км/ч, потолок — 11500 м, вооружение : 2 пушки 23-мм, 1 пулемёт 7,62-мм, 6-8 реактивных снарядов РС-82.Еще одним вариантом истребителя ЭОИ мог стать ПБИ (пикирующий бомбардировщик-истребитель). На этой машине со взлетной массой 2850 кг планировали установить перспективный двигатель М-107, применить тормозные решетки для обеспечения выхода из пикирования. Вооружение включало пушку Таубина-Бабурина и один пулемет ШKAC, бомбы до 500 кг и реактивные снаряды РС-132. Особо подчеркивалось, что после выполнения бомбометания самолет мог использоваться как истребитель.
    Эскизный проект ПБИ представили для рассмотрения в ноябре 1940 года. При его оценке последовало заключение, что ПБИ не соответствует классификации истребителей в перспективном плане ВВС на 1941 год. Считалось, что для подъема 500 кг бомб требуется увеличить прочность, отчего возрастет полетный вес и летные характеристики самолета снизятся. Предлагалось увеличить площадь горизонтального оперения на 55%. В заключении НИИ ВВС от 5 декабря 1940 года ПБИ не рекомендовали к включению в план опытного строительства, отложив принятие решения до получения результатов испытаний ЭОИ. Работы по ПБИ завершились изготовлением полноразмерного макета.
     
    Последнее редактирование: 30 мар 2017
    #61
    dok нравится это.
  3. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.382.034.257.436
    Stirik, 31 мар 2017

    Идея установки радиолокатора на самолет впервые появилась в Великобритании в конце 30-х годов. После начала массированных ночных налётов немецких бомбардировщиков в Англии началось производство ночных двухмоторных истребителей Blenheim IF с РЛС AI Mk III. Оснащённые радиолокаторами тяжелые истребители «Бленхеймы» очень неплохо проявили себя в ходе ночных перехватов и в дальнейшем были заменены более совершенными "Бофайтер" и "Москито" с радиолокаторами AI Mk.IV.
    Однако ночные истребители не являлись самолётами радиолокационного дозора в современном понимании, имеющийся на борту радиолокатор, как правило, использовался для индивидуального поиска воздушной цели и обмен информацией с другими перехватчиками и наземными пунктами управления не осуществлялся.Первым в истории прототипом самолёта ДРЛО стал экспериментальный Vickers Wellington IС, на котором вращающаяся антенна радиолокатора была размещена над фюзеляжем, а аппаратура на месте бомбового отсека.

    [​IMG]

    Самолет как нельзя лучше подошел для установки первого авиационного радиолокатора AI Mk III. К лету 1940 г. ими уже был оснащен 31 «Бленхейм» Mk IF, а ночью 23 июля ночным истребителем «Бленхейм» Mk IF, оборудованным радаром, впервые был сбит самолет противника, которым оказался бомбардировщик «Дорнье» Do-17.
    Впрочем, после того как из Канады и США начали массовые поставки мобильных радиолокаторов SCR-584 и GL Mk. III, от идеи самолёта радиолокационного контроля с вращающейся антенной РЛС отказались. В то же время массово выпускались «Веллингтоны», оснащённые радиолокаторами с неподвижными антеннами. Эти бомбардировщики с успехом использовались против немецких подводных лодок, всплывавших ночью для зарядки аккумуляторных батарей. В конце 1944 года имели место случаи, когда специально переоборудованные «Веллингтоны» с неподвижными антеннами использовались для наведения перехватчиков «Москито» на немецкие бомбардировщики Хейнкель-111 – носители «летающих бомб» Фау-1. Что стало первым в истории боевым применением связки «воздушный радарный пикет – перехватчик».

    К середине 40-х годов прошлого столетия уровень миниатюризации и рабочих характеристик радиолокаторов достиг такого уровня, когда стало возможно размещение обзорных РЛС с дальностью обнаружения более 100 км не только на крупных двух и четырёхмоторных самолётах, но и на относительно небольших однодвигательных машинах.Первыми серийное строительство самолётов ДРЛО начали американцы.
    После начала боевых действий на Тихом океане ВМС США потребовалось отодвинуть зону радиолокационного контроля от своих баз и кораблей с целью получения запаса времени, необходимого для подъёма в воздух достаточного числа истребителей прикрытия. Кроме того, самолёты радиолокационного дозора могли управлять действиями собственной авиации на удалении от авианосца.
    В августе 1944 года в боях за Окинаву американский флот подвергся интенсивным атакам камикадзе, и американские адмиралы срочно разместили заказ на палубные самолеты ДРЛО ТВМ-3W. Данная машина была создана на базе палубного торпедоносца-бомбардировщика TBM-3 Avenger. Не дожидаясь окончания испытаний, флот заказал 40 самолётов с началом поставок в марте 1945 года.

    [​IMG]

    Впервые «летающий радар» ТВМ-3W поднялся в воздух в августе 1944 года, что совпало с официальным заключением заказа на него. На самолёте под средней частью фюзеляжа был установлен обтекатель с антенной РЛС AN/APS-20, которая создавалась в рамках проекта Cadillac. Mодернизированные варианты этой станции, работавшей в диапазоне 1-3 метра, использовались в США и НАТО до конца 70-х годов, то есть более 30 лет. Первая модификация AN/APS-20 имела очень даже неплохие для своего времени характеристики, станция в условиях отсутствия помех могла видеть цель типа «бомбардировщик» на дальности 120 км.

    В 1953 году в ВМС США имелось 156 самолётов TBM-3W/ W2, к тому моменту они использовались не только для контроля воздушной обстановки, но и для поиска подводных лодок совместно с противолодочными самолётами TBM-3S. Но уже через несколько лет в связи с поступлением более совершенных машин началось списание радиолокационных «Эвенджеров». Помимо США, самолёты TBM-3W2 состояли на вооружении в Канаде, Нидерландах и Морских силах самообороны Японии. Причём везде они использовались исключительно в качестве патрульных машин для контроля морской акватории.
     
    #62
    dok нравится это.
  4. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.382.034.257.436
    Stirik, 31 мар 2017
    Идея использования тракторов в качестве базы для самоходных артиллерийских установок в СССР воплощалась в жизнь ещё в начале 30-х годов. Тогда были созданы САУ СУ-2 и СУ-4, но дальше опытных образцов дело не продвинулось. Совсем другой результат получили в 1940 году немцы. Взяв за основу трофейные французские транспортёры Renault UE, они уже в 1940 году создали самоходные установки с противотанковыми орудиями 3.7 cm Pak. Получилась хотя и не самая совершенная машина, но зато массовая и с минимальными затратами на выпуск. Годом позже в СССР очень похожим образом была создана ЗИС-30, ставшая первой по-настоящему массовой советской САУ военного периода.

    [​IMG]
    Опытный образец самоходной установки ЗИС-30, конец июля 1941 года. Машина ещё не имеет сошников и откидных панелей пола​

    1 июля 1941 года нарком Д. Ф. Устинов издал приказ о проектировании в двухнедельный срок самоходных установок с использованием базы тягачей и грузовиков. Создание самоходной установки 57-мм противотанковой пушки ЗИС-2 возлагалось на разработчиков самого орудия — коллектив КБ завода №92. Работы по этой теме возглавил П. Ф. Муравьёв под общим руководством В. Г. Грабина.
    Выбор возможных шасси для новой САУ оказался небогат. Трактор СТЗ-5 отпадал из-за тихоходности и возможной перегрузки. Оставались грузовые машины и… лёгкий тягач «Комсомолец». В итоге было решено сконцентрироваться на двух платформах: ГАЗ ААА и «Комсомолец». При этом, в отличие от колёсной самоходной установки, переделка «Комсомольца» в ЗИС-30 требовала минимального изменения базовой машины. Вместо сидений расчёта устанавливалась П-образная конструкция, на которую ставилась пушка. По бортам были размещены укладки со снарядами. Согласно описанию КБ завода №92, боекомплект составлял 30 выстрелов (в иных источниках указываются 20). Углы наводки оказались теми же, что и у ЗИС-31: по 28 градусов по горизонтали и от −5 до +15 по вертикали.
    Опытный образец ЗИС-30 был готов к 20 июля 1941 года. В пояснительной записке указывалось, что при необходимости на самоходную установку можно установить 76-мм пушку ЗИС-3, опытный образец который был построен примерно в это же время. Уже 21 июля был подготовлен проект постановления ГКО «О производстве самоходных установок 57 мм противотанковой пушки ЗИС-2 на тракторе «Комсомолец» и производстве 76 мм пушек обр.1939 г. (УСВ) на лафете ЗИС-2».
    Размах замыслов впечатляет: с августа по декабрь 1941 года предполагалось выпустить 3000 ЗИС-30. Проблема была в том, что пожелания Грабина и НКВ не соответствовали сложившимся реалиям. Такого количества «Комсомольцев» найти было невозможно, поскольку с 1 августа их снимали с производства, чтобы освободить мощности завода №37 для выпуска малых танков Т-30. Поэтому постановлением Государственного комитета обороны (ГКО) №252сс от 23 июля 1941 года утверждались куда более скромные планы.

    [​IMG]

    Окончательно же производство партии из 100 самоходных установок было закончено в начале октября 1941 года. Тем не менее именно эта машина стала первой по-настоящему массовой лёгкой самоходной установкой Красной армии военного периода. К слову, все ЗИС-30 покинули завод в трёхцветной камуфляжной окраске.
    О боевых качествах и оценке ЗИС-30 в войсках красноречиво говорит отчёт Южного фронта, составленный в начале апреля 1942 года. Он был подготовлен по итогам применения ЗИС-30 в мотострелковом батальоне 4-й гвардейской танковой бригады (бывшей 132-й ТБр). В качестве положительных качеств машины в этом документе указывались хорошие прицелы, большая дистанция поражения вражеских танков, достигавшая 2–2,5 километров, а также высокая манёвренность. Машина легко маскировалась, а наличие орудийного щита снижало вероятность поражения расчёта осколками вражеских снарядов.Характерным примером боевого применения ЗИС-30 стало отражение вражеской атаки 17 марта 1942 года. Одна ЗИС-30, произведя 13 выстрелов, на дистанции в 2 километра подбила 3 немецких танка, остальные повернули назад. Использовались эти машины и в наступлении, сопровождая советские танки. При этом целью для них становились не только вражеские танки, но и огневые точки.

    [​IMG]
    ЗИС-30 в ходе битвы под Москвой, декабрь 1941 года. Фото явно постановочное, поскольку сошники и панели пола не откинуты​

    Вместе с тем имелись к машине и претензии. Главной проблемой пушки ЗИС-2 были её противооткатные устройства. Что же касается гусеничной базы, то здесь вполне ожидаемо критике подвергся двигатель. В условиях бездорожья, особенно заснеженного, его мощности часто не хватало. Кроме того, среди недостатков указывалось и очень слабое бронирование.
    ЗИС-30 была отнюдь не единственной советской самоходной установкой на шасси артиллерийского тягача, хотя в серию пошла она одна. Большинство остальных из них разрабатывалось различными КБ в инициативном характере, но часть оказалась результатом того самого приказа по НКВ, который привёл к созданию ЗИС-30.

    К таким самоходным установкам относятся разработки завода №183. Согласно приказу Устинова от 1 июля 1941 года, разработка САУ с 85-мм зенитной пушкой 52-К возлагалась на завод №8. Фактически же работой по этой машине занимался коллектив завода №183.

    [​IMG]
    Истребитель танков А-46 на шасси тягача А-42, реконструкция Александра Калашника, г. Омск​

    Тогда же, осенью 1941 года, на ЧТЗ в инициативном порядке начались работы над самоходной установкой, базой для которой послужил тягач «Сталинец С-2». По характеристикам и назначению он примерно соответствовал СТЗ-5, но при этом оказался в два раза тяжелее. Судьба у этого тягача была не самая успешная: на его фоне даже СТЗ-5, к которому в войсках хватало претензий, выглядел выигрышнее.

    [​IMG]
    СУ С2, Челябинск, октябрь 1941 года​

    Прекрасно понимая, что в текущем виде «Сталинец С-2» не годится в качестве базы для САУ, на ЧТЗ разработали удлинённое шасси, в котором от ходовой части С-2 остались только ведущее колесо и поддерживающие катки. Подвеска стала торсионной, а в качестве опорных катков и ленивцев использовались немного уменьшенные в диаметре ленивцы от КВ-1. На шасси конструкторы взгромоздили сварной корпус, причём расположение мест в кабине сохранилось. Члену экипажа на пассажирском месте в качестве нагрузки дали пулемёт ДТ.Основным же вооружением САУ являлась 122-мм гаубица М-30, находившаяся в кормовой части корпуса. Гаубицу поместили на шасси вместе с орудийным щитом. Сзади было организованно боевое отделение, достаточно просторное, чтобы там разместился расчёт орудия и боезапас.
    В октябре 1941 года машина, получившая обозначение СУ С2, прошла заводские испытания. На этом, впрочем, её история и закончилась. Армии требовались не эрзац-САУ с туманными перспективами, а КВ-1. Осенью 1941 года ЧТЗ оказался единственным производителем тяжёлых танков. Ради КВ-1 тягачи ЧТЗ-65 и С-2 были сняты с производства.
     
    #63
    dok нравится это.
  5. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.382.034.257.436
    Stirik, 2 апр 2017
    Штурмовое орудие на трофейной базе

    артштурм.jpg
    Колонна трофейных «Артштурмов», весна 1942 года​

    После начала Великой Отечественной войны работы по самоходным установкам, особенно среднего и тяжёлого класса, в СССР приостановились. Во многом это было связано с тем, что заводы оказались загруженными другими заказами. Кроме того, началась эвакуация многих предприятий на восток. В начальный период войны удалось запустить лишь серийное производство лёгких САУ, да и те были скорее импровизацией.Между тем перепрофилирование ряда заводов с артиллерийских тягачей на танки вынудило военное руководство в конце 1941 года вновь обратить взор на самоходную артиллерию.
    Опыт первых боёв и некоторые другие факторы стали причиной того, что САУ нового поколения, появившиеся в 1942 году, разительно отличались от довоенных задумок. Особенно это касается категории средних САУ, которые вместо истребителей танков стали штурмовыми орудиями. Одной из этих машин стала САУ СГ-122, созданная на базе трофейной немецкой самоходки.

    Сначала был Артштурм
    В начале декабря 1941 года Главным артиллерийским управлением Красной Армии (ГАУ КА) был подготовлен тематический план работ по артиллерийским самоходным установкам. В их число вошёл и 85-мм истребитель танков на базе Т-34, исполнителем для которого указывался завод №8. Этот проект, также известный под обозначением У-20, оказался жертвой заданных к нему тактико-технических требований. Согласно им, завод не имел право вносить изменения в шасси Т-34. Конструкторы смогли создать такую САУ, но она не «вписалась» в другие требования ГАУ КА.

    Между тем уже с конца 1941 года части Красной армии стали получать средние самоходные установки, вооружённые 75-мм короткоствольной пушкой. Речь идёт о трофейных немецких самоходных установках Sturmgeschütz III, которые советские войска начали захватывать ещё летом 1941 года. Эти машины, созданные в качестве средства поддержки пехоты и танков, в Красной армии первоначально получили название «средний немецкий танк Т-3 с неподвижной башней».
    Впрочем, вскоре их стали обозначать как «Артштурм», то есть «артиллерийский штурмовой танк». Именно так немецкие самоходные установки назывались во многих советских документах.Поначалу использование трофейной техники носило скорее стихийный характер. Позже был организован централизованный ремонт таких машин. В конце 1941 года на территории завода «Подъёмник» (ныне ОАО «МоЗАЛ», г. Москва, ул. Подъёмная, д.14) был создан бронетанковый ремонтный завод №82. Благодаря близости железной дороги и большому количеству подъёмного оборудования этот завод стал одним из крупнейших предприятий в Москве, ремонтировавших танки.
    В большом количестве на предприятие поступала трофейная техника, а также танки, поставлявшиеся от союзников. Почти до конца войны ленд-лизовская и в значительной степени трофейная техника стали специализацией БТРЗ №82. Помимо непосредственно ремонта, завод нередко занимался и переделкой бронетехники в спецмашины, например в БРЭМы. Ремонтировали здесь и StuG III.

    Трофейная немецкая самоходная установка была высоко оценена нашими военными. «Артштурмы» довольно массово использовались в Красной армии. Но вооружение этой машины ещё в конце 1941 года у наших специалистов вызвало массу претензий. Прежде всего, связаны они были с тем, что по вполне понятным причинам снабжение боеприпасами было несколько затруднено.Впрочем, имелись и другие вопросы. Например, шасси StuG III вполне подходило и для размещения более мощных и эффективных артиллерийских систем, чем 75-мм короткоствольная пушка. Кроме того, боевое отделение немецкой самоходной установки было слишком низким.

    В условиях нехватки шасси
    Требование Пленума Артиллерийского Комитета ГАУ КА о разработке аналогичной СГ-122 САУ на базе Т-34 имело веские основания. Дело в том, что использование трофейной базы имело массу узких мест. Прежде всего, для получения необходимого числа шасси их следовало захватить в пригодном для дальнейшей эксплуатации виде. Впрочем, даже захват конкретной машины совсем не означал, что её пошлют на переделку. Трофеями восполняли потери матчасти. Только на бронетанковом ремонтном заводе (БТРЗ) №82, который стал основным источником шасси для изготовления СГ-122, из 27 поступивших StuG III 8 штук после ремонта было отправлено на фронт. 15 трофейных немецких самоходных установок поступило за март месяц, что вселило надежду на большие объёмы поступления в будущем. На деле же таких объёмов, как в марте, в 1942 году больше не было.

    сг-122.jpg
    Опытный образец СГ-122 на испытаниях, август 1942 года​

    В конце апреля 1942 года были разработаны тактико-технические требования на СГ-122. Примерно в это же время начались работы по разработке технического проекта самоходной установки. В качестве главного конструктора ряд авторов указывает Г. И. Каштанова, но это не соответствует действительности. Во всех бумагах, включая заводские чертежи, главным конструктором указывается Синильщиков. В июне 1942 года КБ завода №592 было усилено инженерами, ранее работавшими на заводе «Большевик». Много инженеров прибыло и с завода №8.
    Технический проект СГ-122 был закончен к середине июня 1942 года. Тогда же началось и изготовление опытного образца. Стоит отметить, что в ходе разработки КБ завода №592 внесло ряд изменений в изначальный проект. Для начала, высоту боевого отделения ещё больше увеличили, благодаря чему появилась возможность работать, не пригибаясь, для самоходчиков ростом выше 170 см. Было изменено экранирование лобовой части рубки, а от скоса в кормовой части конструкторы отказались, что заметно увеличило объём боевого отделения. Общая высота СГ-122 увеличилась до 2250 мм.15 июня была подготовлена программа испытаний опытного образца СГ-122, которую подписали главный конструктор Синильщиков и главный инженер завода №592 Ломакин.
    Согласно программе, планировалось произвести из орудия самоходки 40 выстрелов, а также проехать на ней 100 километров. В качестве места ходовых испытаний были выбраны окраины Мытищ, а стрельба проводилась на полигоне завода №8, находившимся неподалёку. 25 июня программа испытаний была утверждена в ГАУ КА.
    Как оказалось, сроки испытания опытного образца СГ-122, который построили только в конце июня, оказались чересчур оптимистичными. Сами испытания начались лишь 25 июля, а закончились 16 августа. Вышедшая на них самоходная установка имела массу изменений по сравнению с изначальным проектом.Помимо уже упоминавшейся рубки, переделки коснулись и других узлов. Качающаяся часть 122-мм гаубицы М-30 получила бронировку противооткатных устройств новой конструкции. Для того чтобы уравновесить качающуюся часть гаубицы, в механизм с каждой стороны были установлены дополнительные пружины. Сзади были установлены ограждение и спусковые педали, а также специальный лоток для облегчения досылания снарядов.
    После всех переделок боевая масса машины достигла 23,3 тонн, что было вполне приемлемо. Для сравнения, немецкая САУ StuG 40 Ausf.F, вооружённая пушкой 7.5 cm StuK 40 со стволом длинной 43 калибра, весила 23,2 тонны, а аналогичная по назначению StuH 42–24 тонны.Наибольшая скорость движения машины по шоссе, достигнутая на испытаниях, составила 50 км/ч, а по бездорожью – 30 км/ч. Всего за время испытаний СГ-122 преодолела 50 километров, в основном по бездорожью. Средняя скорость движения составила 15 км/ч, при этом машина расходовала 300 литров топлива на 100 километров. Бездорожье машина преодолело вполне спокойно, но при этом испытатели указывали, что вести СГ-122 тяжело, поскольку центр тяжести оказался смещён к передней части.
    Между тем судьба СГ-122 могла решиться ещё до начала испытаний. В Главном автобронетанковом управлении (ГАБТУ) КА всячески противились перевооружению «Артштурма», мотивируя это тем, что бронетехники и так не хватает. Всё это здорово напоминает историю с перевооружением танков Matilda и Valentine, которые вполне успешно прошли испытания, но по надуманным причинам запуск переделанных машин в серию так и не состоялся.Впрочем, между ситуациями с ленд-лизовскими танками и трофейной самоходкой была существенная разница, которая не позволила ГАБТУ КА «потопить» СГ-122. Дело в том, что самоходная артиллерия тогда находилась в ведении другого управления, ГАУ КА, и спустить проект на тормозах «танкистам» не дали.

    Судьба СГ-122 оказалась во многом несчастливой. Тем не менее, эта самоходная установка оставила заметный след в истории советской самоходной артиллерии. Многие отработанные КБ завода №592 во время её проектирования решения легли в основу средних САУ на базе Т-34, что в итоге увенчалось созданием СУ-122. Идея с лотком для упрощения заряжания позже была использована на тяжёлой САУ СУ-152.
    Для Синильщикова СГ-122 оказалась не последней САУ на трофейной базе. 5 ноября 1942 года постановлением ГКО №2477сс было организовано Центральное Артиллерийское КБ, которое возглавил В. Г. Грабин. Синильщиков влился в его ряды. Первой разработкой ЦАКБ стала самоходная установка С-1, представлявшая собой установку 76-мм пушки Ф-34 на трофейном шасси танка Pz.Kpfw.III. Эта машина, которая была выпущена большой серией, достойна отдельного повествования.
     
    #64
    dok нравится это.
  6. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.382.034.257.436
    Stirik, 3 апр 2017
    "Небельверфер"


    небель.jpg

    В СССР бытовало мнение, что реактивные системы залпового огня (РСЗО) являлись исключительно советским «ноу-хау», а немцы так и не смогли сделать ничего подобного. Это не совсем правда. «Катюша» не была уникальной, на вооружении немецкой армии стояло несколько различных систем РСЗО, хотя они отличались от советских аналогов. Самым известными образцами подобного оружия, созданными в Германии, несомненно, являлись многоствольные реактивные минометы Nebelwerfer 41 и Nebelwerfer 42. Советские солдаты называли их «Ванюшами» (по аналогии с Б-13) или «ишаками» за свой характерный звук.

    Работы в области создания реактивных систем залпового огня стартовали в Германии еще в начале 30-х годов. Казалось бы, зачем заниматься неуправляемыми ракетами, которые значительно проигрывают в точности артиллерийским системам? Однако резон в этом был.Немцы учитывали опыт Первой мировой войны, с массированным применением боевых отравляющих веществ. РСЗО прекрасно подходили для этой цели, к тому же подобное вооружение не попадало под ограничения Версальского договора и немцы могли свободно заниматься его разработкой.

    Впрочем, советские «Катюши» также конструировали для доставки боевых газов. Военные того времени были абсолютно уверены, что без химического оружия следующий конфликт не обойдется.В середине 30-х годов немецкий инженер Небель разработал реактивный снаряд калибра 150-мм и шестиствольную пусковую установку для него. В 1937 году ее начались испытания. Это оружие назвали дымовым минометом типа «d». Он был принят на вооружение немецкой армии в 1940 году, а уже в 1941 получил другое название, которое и является для этого оружия общепринятым: Nebelwerfer 41 (Nb.W 41).В 1940 году в немецкой армии были созданы особые дивизионы, вооруженные Nebelwerfer 41. Затем появились и полки войск задымления. Согласно официальной версии, они были должны заниматься установкой дымовых завес на фронте, но абсолютно ясно, что так Германия готовилась к химической войне. Однако в арсенале этих подразделений находились и осколочно-фугасные боеприпасы.

    Впервые реактивные минометы были использованы немцами во Франции. Также Nebelwerfer 41 немцы применяли во время высадки на Крит. На Восточном фронте это оружие использовалось практически с первых дней: этот миномет обстреливал защитников Брестской крепости, применялся при осаде Севастополя.


    небель1.jpg

    В 1942 году в составе немецкой армии было создано три специальных полка, а также девять отдельных дивизионов, вооруженных реактивными минометами. А начиная с 1943 года шестиствольные минометы Nebelwerfer 41 стали включать в состав артиллерийских полков пехотных дивизий. Обычно каждая дивизия укомплектовывалась двумя (реже тремя) дивизионами минометов.Это оружие очень хорошо зарекомендовало себя на Восточном фронте: легкие и точные минометы обладали высокой огневой мощью.Основным недостатком Nebelwerfer 41 и Nebelwerfer 42 являлся хорошо заметный дымный след, который оставляли ракеты в полёте, а также сильный звук, что служил дополнительным демаскирующим фактором. Учитывая не слишком высокую мобильность комплекса, эти два недостатка часто становились фатальными для минометов и их расчетов.



    небель2.jpg

    В 1942 году чтобы устранить этот недостаток, была создана самоходная РСЗО 15 cm Panzerwerfer 42. Основой для нее послужил полугусеничный автомобиль Opel Maultier. На нем было размещена пусковая установка из десяти стволов, автомобиль получил противоосколочное бронирование и был вооружен пулеметом.Машина получилась довольно удачной и активно использовалась вплоть до конца войны.Также самоходная РСЗО была создана на базе армейского грузовика Opel, но получилась слишком тяжелой и недостаточно маневренной.В 1943 году начала поступать в войска еще одна аналогичная реактивная установка — Nebelwerfer 42, который имел более высокую огневую мощность. Этот миномет имел пять стволов калибра 210 мм и стрелял снарядами весом 113 кг. Nebelwerfer 42 оснащался съемными 150-мм стволами, которые монтировались внутрь основных.

    Также в 1941 году на вооружение вермахта были приняты РСЗО еще большей мощности: 28/32 cm Nebelwerfer 41. Она представляла собой двухъярусную ферму, которая закреплялась на раздвижном лафете. Направляющие имели решетчатую конструкцию и могли вести огонь как 280-мм, так 320-мм реактивными снарядами. Однако увеличенная масса этих боеприпасов сделала дальность стрельбы еще меньше: она составляла примерно два километра. 280-мм ракета содержала 45 кг взрывчатки, и ее попадание могло уничтожить большое строение, а 320-мм заправлялась сырой нефтью и являлась зажигательным боеприпасом.


    небель3.jpg

    Основой для создания минометов Nebelwerfer 41 являлась противотанковая пушка Pak 35/36. На лафет этой пушки было установлено шесть трубчатых направляющих длиной 1,3 метра.Лафет имел раздвижные сошки и передний упор, на них он опирался в боевом положении. На нем имелись поворотные и подъемные механизмы. В полностью снаряженном положении миномет весил 770 кг, а в походном – 515 кг. На небольшие дистанции реактивный миномет перекатывался силами расчета. Лафет был оборудован пневматическими шинами низкого давления и рессорами.Реактивные снаряды заряжались с казенной части установки, после заряжания они фиксировались специальным держателем. Запуск ракет происходил дистанционно, из укрытия. Электродетонатор вкладывался в одно из сопел ракеты. Сначала выпускалось три ракеты, затем еще три. Залп совершался за 10 секунд, на перезарядку требовалось 1,5 минуты. Расчет состоял из четырех человек.

    Одной из главных проблем для РСЗО в то время (да и в наши дни) являлась стабилизация реактивного снаряда в полёте. Способ стабилизации был основным отличием между советской БМ-13 и немецкими установками Nebelwerfer 41 и Nebelwerfer 42.Советские ракеты стабилизировались за счет длины рельсовых направляющих и стабилизаторов ракеты. Реактивные снаряды установок Nebelwerfer 41 и Nebelwerfer 42 стабилизировались за счет вращения вокруг собственной оси. В каждом из способов были свои плюсы и минусы.Стабилизация вращением позволяла сделать реактивный миномет более компактным как по ширине, так и по длине. Немецкому миномету не нужны были слишком длинные направляющие (как на БМ-13), также он обходился без стабилизаторов, что позволило сделать снаряды более компактными.

    Отдельно следует остановиться на порохе, который использовался в минометах. Еще одним советским мифом является тот факт, что немцам не удалось захватить ни одну из советских «Катюш». Это неправда. В 1942 году немцы захватили БМ-13 вместе с боекомплектом. Ничего хитрого в конструкции ракеты, а тем более направляющих «Катюши» не было: скопировать их не составляло особого труда. Проблемой было изготовление пороховых шашек из бездымного пороха, который использовался на БМ-13. Повторить советскую технологию у немцев так и не получилось, им пришлось придумывать свою.

    К концу 1943 года немецкие конструкторы (вернее, чешские, которые работали на немцев) создали аналог советской «Катюши», они даже умудрились его существенно усовершенствовать. Запуск производился с рельсовых направляющих, но при этом ракета вращалась в полёте за счет стабилизаторов, установленных под углом. Точность такого реактивного снаряда была выше, чем БМ-13, а габариты пусковой установки гораздо меньше.Однако запустить свои «Катюши» в производство у немцев просто не хватило времени.В Nebelwerfer 41 в качестве топлива на первых этапах использовался спрессованный черный дымный порох, но горение его было неравномерным, он давал очень много дыма, что являлось демаскирующим фактором. Поэтому позже в качестве топлива стали использовать шашки из бездымного пороха.
     
    #65
    dok нравится это.
  7. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.382.034.257.436
    Stirik, 3 апр 2017
    Штурмовое оруддие на трофейной базе (продолжение)

    [​IMG]
    Единственный сохранившийся до наших дней образец самоходной установки СУ-76И установлен на постаменте в городе Сарны на Украине ​

    В числе трофеев Красной Армии насчитывалось значительное количество исправных и боеспособных танков Т-III и Т-IV. Поэтому в 1942 году было принято решение разработать на их базе самоходно-артиллерийские установки, вооруженные советскими 76,2-мм пушками ЗИС-3 (самоходка СУ-76И) и 122-мм гаубицами М-30 (самоходка СУ-122И). Самоходная установка СУ-76И была разработана на базе немецкого танка Т-III и имела следующую компоновку: моторно-трансмиссионное отделение находилось сзади, а спереди была смонтирована боевая рубка с установленным в ней орудием. Механик-водитель располагался слева от орудия. Для наблюдения за полем боя командир имел башенку со смотровыми приборами. На самоходной установке устанавливались телескопический и панорамный прицелы, радиостанция и танковое переговорное устройство. Всего за время войны было выпущено около 1200 самоходных установок СУ-76И и СУ-122И.

    Самоходная установка СУ-76И была сконструирована и изготовлена в январе-марте 1943 г. на заводе №37 НКТП в Свердловске под руководством Г.И. Каштанова совместно с ЦАКБ НКВ на базе трофейных немецких САУ "Артштурм" и танк T-III. В марте 1943 г. изготовленный опытный образец установки успешно прошел испытания на Софринском полигоне НКВ. Постановлением ГКО от 18 января 1943 г. машина была принята на вооружение и находилась в серийном производстве с мая до конца ноября 1943 г. Всего заводом №37 было выпущено 200 самоходных установок за счет трофеев, захваченных после боев в Сталинграде. Самоходная установка СУ-76И была снята с производства из-за отсутствия трофейных танков T-III и самоходных установок "Артштурм". Войсковая эксплуатация затруднялась сложностью ремонта, отсутствием запасных частей.
    Броневая защита обеспечивала защиту экипажа и внутреннего оборудования от огня крупнокалиберных пулеметов и осколков снарядов. Корпус и рубка сварные, выполненные из броневых катаных листов толщиной 10-мм, 15-мм, 25-мм, 30-мм, 35-мм и 50-мм. Броневая маска амбразуры пушки имела толщину 50-мм. Кроме того, с июля 1943 г. на качающейся бронировке пушки стал устанавливаться броневой щиток, обеспечивавший защиту от пуль и осколков зазора между подвижной бронировкой пушки и броневой маской амбразуры. В бортах корпуса в районе боевого отделения, внутри гусеничного обвода (при использовании базы танка Т-III) имелись два аварийных люка, закрывавшихся броневыми крышками. В кормовом листе корпуса самоходной установки для заводной рукоятки инерционного стартера был сделан специальный лючок, закрывавшийся броневой заслонкой.

    su-76i_05.jpg


    Рубка имела форму усеченной пирамиды с рациональными углами наклона броневых листов и крепилась к корпусу машины с помощью болтов. Стык броневой рубки и корпуса машины был усилен наварными броневыми накладками толщиной 10-мм. Помимо выреза для входного люка, в крыше рубки были сделаны: лючки для установки панорамы Герца, командирской панорамы и флажковой сигнализации, а также был установлен броневой стакан антенного ввода. Для стрельбы из пистолета-пулемета ППШ в левом и правом бортах, а также в левой створке кормового люка рубки были выполнены отверстия, закрывавшиеся броневыми заслонками. Кроме того, в лобовом листе рубки для этой цели также имелось круглое отверстие, закрывавшееся броневой пробкой.
    В зависимости от модификации используемого шасси немецкого трофейного танка T-III на установке применялись коробка передач и главный фрикцион фирмы "Майбах" двух типов: механическая шестиступенчатая коробка передач ZF "Афон" SSG77 (шесть передач переднего хода и одна передача заднего хода) и сухой трехдисковый главный фрикцион с механическим управлением или механическая безвальная десятиступенчатая коробка передач "Майбах Вариорекс" SRG 328145 с синхронизирующим устройством и полуавтоматическим пневмогидравлическим преселекторным управлением (десять передач переднего хода и четыре передачи при движении задним ходом) и двухдисковый главный фрикцион, работавший в масле.

    Первые трофеи Использование трофейных немецких танков частями Красной Армии началось с первых дней Великой Отечественной войны. Во многих публикациях часто упоминается эпизод использования частями 34-й танковой дивизии 8-го механизированного корпуса Юго-Западного фронта трофейных танков для ночной атаки немецких подразделений. Вообще говоря, информация об использовании трофейных танков частями Красной Армии в течение 1941 года довольно скудна, ведь поле боя оставалось за противником. Тем не менее, небезынтересно привести хотя бы один факт использования трофейной техники.

    f45f061b522a88d7b75d81e17d6c05f8.jpg
    Бойцы Красной Армии на трофейных танках Pz.lll и Pz. IV. Западный фронт, сентябрь 1941 года​

    Во время контрудара 7-го механизированного корпуса Западного фронта 7 июля 1941 года воентехник 1 ранга Рязанов (18-я танковая дивизия) в районе Котцы прорвался со своим танком Т-26 в тыл противника, где в течение суток вёл бой. Затем снова вышел к своим, выведя из окружения два Т-26 и один трофейный Pz. III с повреждённым орудием. Через десять дней эта машина была потеряна.

    Более широкое использование трофейной техники в Красной Армии началось с весны 1942 года, когда после окончания битвы под Москвой, а также контрударов под Ростовом и Тихвином были захвачены сотни германских машин, танков и самоходных установок. Например, войска только 5-й армией Западного фронта с декабря 1941-го по 10 апреля 1942 года отправили в тыл для ремонта 411 единиц трофейной техники (танков средних — 13, танков легких — 12, бронеавтомобилей — 3. тягачей — 24, бронетранспортеров — 2, самоходных орудий — 2, грузовых автомобилей -196, легковых автомобилей — 116, мотоциклов — 43.
    Кроме того, за этот же период части армии собрали на СПАМах (сборных пунктах аварийных машин) 741 единицу трофейной техники (танков средних — 33, танков легких — 26, бронеавтомобилей — 3, тягачей — 17. бронетранспортеров — 2, самоходок — 6. автомобилей грузовых — 462, автомобилей легковых — 140, мотоциклов — 52).Ещё 38 танков: Pz. I — 2, Pz. II — 8, Pz. III — 19. Pz. IV — 1, ЧКД (Pz. 38(t) — 1. арттанков (так в советских документах первого года войны часто именовались штурмовые орудия StuG III — 7 было взято на учёт в местах прошедших боев.
    В течение апреля-мая 1942 года большую часть этой техники вывезли в тыл. Для более организованного сбора трофеев, в конце 1941 года в Автобронетанковом управлении Красной Армии был создан отдел эвакуации и сбора трофеев, а 23 марта 1942 года народный комиссар обороны СССР подписал приказ «Об ускорении работ по эвакуации с поля боя трофейной и отечественной автобронетанковой матчасти».

    Первой ремонтной базой, которой поручили ремонт трофейной бронетехники, стала ремонтная база № 82 в Москве. Созданное в декабре 1941 года это предприятие РЭУ ГАБТУ КА изначально предназначалось для ремонта прибывших по ленд-лизу английских танков и бронетранспортёров. Однако уже в конце марта решением ГАБТУ КА, утверждённым в ГКО, специализация рембазы № 82. На рембазу № 82 стали завозить трофейные танки. Всего по отчёту рембазы № 82 за 1942 год на ней отремонтировали 90 танков всех типов.
    Ещё одним московским предприятием, занимавшимся восстановлением немецкой бронетехники, был филиал завода № 37, созданный на месте эвакуированного в Свердловск производства. Филиал занимался ремонтом машин Т-30/Т-60 и грузовиков. Помимо этого, за 1942 год на него завезли пять танков Pz. I (отремонтировано два), семь Pz. II (отремонтировано три), пять танков Pz.38(t) (отремонтировано три), пять «трофейных самоходных пушек» (не ремонтировались), два легких трофейных броневика (отремонтированы), один средний (отремонтирован), четыре «бронеавтомобиля-рации» (отремонтирован один), а также 89 трофейных автомобилей (отремонтировано 52) и 14 полугусеничных тягачей (отремонтировано 10).
    Помимо ремонтных баз ремонтом трофейной матчасти занимались армейские и фронтовые ремонтные части. Пожалуй, наибольший объём работ проделали ремонтные части Западного фронта в 1942 году. Например, за июнь 22-й армейский ремонтно-восстановительный батальон фронта отремонтировал десять немецких танков, а 132-й отдельный ремонтно-восстановительный батальон за этот же период — 30 трофейных машин Pz. II, Pz. III и Pz. IV Тем не менее, в июле 1942 года в 22-й армейский ремонтно-восстановительный батальон направили 16 трофейных танков, и еще четыре — 132-й отдельный ремонтно-восстановительный батальон. Причём этот батальон занимался и перевооружением немецких танков отечественным вооружением. Правда, масштаб таких работ был невелик, и касался в основном замены немецких пулеметов на отечественные ДТ и установку отечественной оптики.

    Пик применения трофейной техники приходится на 1942–1943 годы. Для облегчения её эксплуатации в войсках в это время были изданы специализированные памятки по использованию наиболее массовых образцов трофейных немецких боевых и транспортных машин. В зависимости от количества исправной матчасти, данная техника сводилась в отдельные роты или батальоны трофейных танков, создаваемых в инициативном порядке, а также включалась в состав штатных танковых подразделений Красной Армии. Захваченные танки эксплуатировались до тех пор, пока хватало горючего, боеприпасов и запасных частей.
    Порой действовали и целые подразделения, оснащенные немецкой матчастью. Один из них сформировали в составе 20-й армии в конце июля 1942 года. По утвержденному для него временному штату он должен был иметь 219 человек, 34 трофейных танка, 3 полугусеничных тягача (трофейных), 10 грузовиков (пять ГАЗ-АА и пять «Опель»), три бензозаправщика и один легковой ГАЗ М-1. Эта часть в документах именовалась особый отдельный танковый батальон или по фамилии командира «батальон Небылова» (командир — майор Небылов, военкомом — батальонный комиссар Лапин). По состоянию на 9 августа 1942 года в его составе числилось 6 Pz. IV, 12 Pz. III, 10 Pz.38(t) и 2 StuG III. Этот батальон участвовал в боевых действиях до октября 1942 года.
     

    Вложения:

    Последнее редактирование: 4 апр 2017
    #66
    dok нравится это.
  8. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.382.034.257.436
    Stirik, 4 апр 2017

    Работы по созданию штурмовика для замены Су-25 были начаты в 1984 году. Первый проект был готов уже к 1989 году. Тема называлась «Штурмовик-90». Один из вариантов, разработанных в КБ Сухого получил индекс Т-12. Это была машина очень необычного вида. Самолёт имел несущий корпус с двумя кабинами между которыми располагались каналы воздухозаборников. Консоли крыла имели отрицательную стреловидность. На концах их размещались контейнеры с аппаратурой РЭП. В левой кабине размещался лётчик и под радиопрозрачным обтекателем находилась РЛС, а в правой кабине размещался оператор вооружения и под обтекателем находилась оптико-электронная система.

    Вооружение в основном размещалось в двух внутренних отсеках. Хотя было возможно размещать дополнительное вооружение и на подкрыльевых пилонах. Работа над Т-12 проходила весьма в серьёзном темпе и гoтовилась сборочная линия на заводе в Иркутске, но события девяностых поставили крест на этом проекте.Расчётный взлётный вес был около 20 тонн (на прототипе 27т), тяга двигателей (рассматривались как одно - так и двухдвигательные варианты) - около 100 kN. Длина самолёта - 16м, размах крыла - 19,5м. Запас топлива - 4500кг, боевая нагрузка - 6500кг. Максимальная скорость - 1000км/ч, крейсерская - 835км/

    Изначально на самолет предполагалось установить один двигатель с изменяемой степенью двухконтурности. В то время идея создания многорежимного самолёта получила большое распространение. ТРДД с изменяемой степенью двухконтурности («двухтрубные») давали такую возможность.ТРДД с плоскими соплами и изменяемой степенью двухконтурности создавался в Рыбинском КБ моторостроения, главный конструктор — П.А.Колесов. Двигатель прошел стендовые испытания, разных источниках указывается тяга от 18500 до 23500 кг. Возможно имеются ввиду разные модификации. Строго говоря, для проекта Т-12 тяга двигателя принималась в 18500-19000 кг. на максимальной тяге и около 11000 кг. на номинале. В КБ «Сухого» этот двигатель получил название «Тромбон».
     
    Последнее редактирование: 4 апр 2017
    #67
    dok нравится это.
  9. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.382.034.257.436
    Stirik, 4 апр 2017
    Беспилотники атакуют!

    [​IMG]
    испытательный полет с шасси и пилотом​

    Еще в 1936 году лейтенант-коммандор флота США Фарни предложил - и даже пробил государственное финансирование программы недорогих беспилотных (радиоуправляемых) бомбардировщиков, которые должны были изготавливаться по принципу "собьют - и черт с ним". Программа, правда, получила самый низкий приоритет, потому что было непонятно как этими самолетами управлять.

    Однако, в 1940 году программа получила резкий импульс. Были созданы два ключевых устройства, необходимых для телеуправления самолетом. Во-первых - достаточно портативная телекамера, а во-вторых - радиовысотомер, позволявший (в отличие от барометрического) получать совершенно объективную информацию о высоте полета летящего "где-то там" беспилотника.
    Interstate TDR-1 был очень простой машиной с двумя массовыми моторами Lycoming O-435-2 по 220л.с. при абсолютном минимуме использования дефицитных материалов. Вооружение машины составляла одна бомба массой 900кг (2000фунтов) или торпеда, стрелкового вооружения не было. Для испытательных целей и перегона боевых машин самолеты получили небольшую кабину с минимальным набором приборов и органов управления, которая перед боевым вылетом закрывалась наглухо (стекло фонаря, разумеется, снималось). В боевом полете отбрасывались после взлета и шасси - все равно посадить машину на телеуправлении было нереально, да и убирающиеся шасси - дорого.

    В апреле 1942 года машины были успешно испытаны (дальность управления составляла примерно 50км., - т.е., самолет управления даже и на горизонте не показывался), и флот тут же заказал сразу 100(!) беспилотников. Потом заказ скорректировали до 2000 машин, но низкий приоритет программы привел к тому, что реально проплатили только 300 дронов и неустановленное количество самолетов управления на базе Эвенджеров.
    Читать полностью: http://yablor.ru/blogs/bespilotniki-atakuyut-v-1944-godu-interstate-tdr-1/866099

    Однако, приоритет программы оказался еще ниже ожидаемого и реально было построено всего 189 дронов, которые отправились в 1944 году на тихоокеанский ТВД. Там плотность воздушных боев была поменьше и медленно плывущие (со скоростью 225км/ч) беспилотники имели хоть какие-то шансы на успех. В небе Европы они и пяти минут бы не продержались.
    В сентябре-октябре 1944 года начались боевые полеты. Было израсходовано 46 беспилотников, 18 из которых успешно атаковали намеченные цели (21 по другим сведениям), что было крайне высоким результатом. При этом немаловажным фактором успеха была малошумность аппаратов, позволяющая им беззвучно подкрадываться к целям.Особенно обалдели японцы, - первая мысль, пришедшая им в голову была традиционна. После атак беспилотников в Токио полетели донесения о том, что гайдзины доросли до использования смертников! Но когда на месте падения дронов не нашли тел и увидели наглухо зашитые кабины - они обалдели еще больше.

    В ходе боевого применения на Соломоновых островах и под Рабаулом было отмечено, что скорость аппаратов крайне мала, что усложняет их подвод к цели. Поэтому в 1945 году испытали продвинутую модель XTD3R-1 с двигателями Wright R-975-13 по 450л.с., - стало гораздо лучше, но беспилотник подорожал.Самое интересное, что нигде неn ответа на вопрос - как беспилотник возвращался назад? Если шасси он отбрасывал, - то его либо разбивали, либо достаточно жестко плюхали "дома", после чего оправляли на запчасти? Странно. Если самолет все равно разбивали, - почему бы вместо бомбы не набить ВВ сам самолет? И аэродинамика получше и тонны полторы бы затолкали ВВ в фюзеляж
    Беспилотники в различных вариациях состояли на вооружении флота до 1946 года включительно, когда место беспилотных бомбардировщиков заняли управляемые ракеты с несравнимо более высокой скоростью полета..
     
    #68
    dok нравится это.
  10. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.382.034.257.436
    Stirik, 5 апр 2017

    Этот танк опоздал на войну. К моменту подписания Акта о капитуляции Германии все танки еще находились на заводе, и в боевых действиях участия не принимали. Не участвовали они и в боях на Дальнем Востоке в августе - сентябре 1945 г. Лишь 7 сентября 1945 г. танковый полк, на вооружении которого состояли эти боевые машины, принял участие в параде частей Красной армии в Берлине. Тем не менее ИС-3 оказал существенное влияние на послевоенную гонку вооружений. Многие страны при проектировании своих истребителей танков ориентировались именно на него.

    Не успели первые серийные танки ИС-2 выйти из заводских цехов, как решением № 5583 от 8 апреля 1944 было начато проектирование нового тяжелого танка. Разработка велась в условиях острой конкуренции между КБ опытного завода №100, организованным в марте 1942 года и возглавляемым Ж. Я. Котиным и А. С. Ермолаевым, и КБ Челябинского Кировского завода, возглавляемым Н. Л. Духовым и М. Ф. Балжи.На 100-м заводе, где ведущими инженерами по танку были Г. Н. Москвин и В. И. Таротько, решили не сильно отходить от освоенной в производстве конструкции ИС-2, но при этом верхнюю лобовую часть корпуса выполнили из двух соединенных и сильно наклоненных к вертикальной плоскости броневых листов, повернутых в плане под большим углом. Сверху эти листы накрывались треугольной крышей, наклоненной к горизонту под углом 7°. В этой крыше прямо над головой механика-водителя имелся люк, через который он мог садиться в танк и покидать его. Впоследствии такое конструктивное решение получило название «щучий нос».
    На ЧКЗ (Челябинский Кировский Завод) пошли чуть более простым путем. Используя наработки по опытным танкам «Объект 244», «Объект 245» и «Объект 248», Ж. Я. Котин перекомпоновал корпус с добавлением в его передней части характерных «скул». В обоих вариантах из экипажа исключался стрелок-радист и курсовой пулемет, что позволяло освободить пространство в отделении управления и улучшить снарядостойкость лобовых бронелистов.Первый прототип танка поступил на заводские испытания 28 октября 1944 г. Уже при первых ходовых тестах на Бродо-Калмакском тракте у опытного образца обнаружилось несколько серьезных недоработок и его пришлось вернуть на завод. В ноябре испытания продолжили, выдвинув танк на 1000-км пробег, но результат остался тот же — больше всего неприятностей доставляла работа двигателя и трансмиссия. На втором опытном образце форсированный двигатель В-11 был заменен на В-2-ИС, при этом ходовая часть танка осталась без изменений.
    Представленная машина первоначально получила заводское обозначение «Кировец-1» и армейское «Образец А». После завершения заводских, а затем и государственных испытаний, проходивших с 18 по 24 декабря 1944 г., высшее руководство танковых сил осталось довольно новым танком, но все же посоветовало доработать его. 30 декабря Верховный Главнокомандующий И.В.Сталин дал "добро" на создание нового тяжелого танка в весовой категории с вооружением ИС-122 и с повышенной в два раза броневой защитой так, что корпус нового танка не пробивался бы самой мощной на тот момент 88-мм противотанковой пушкой обр. 1943 г. на курсовых углах до 60°.
    Однако, несколькими неделями ранее произошли события, окончательно сформировавшие облик будущего танка. В декабре 1944 г. специалистами ЦНИИ-48 была проведена работа по сравнению проектов ЧКЗ и завода №100. Обе машины обладали определенными преимуществами, но ни одно из них не было абсолютным. Тогда появилась идея объединить наработки по обеим конструкциям. По предложению ЦНИИ-48 корпус танка мог иметь носовую часть типа «щучий нос», днище корпуса — по варианту ЧКЗ (корытообразное), в поперечном сечении башни заимствовали принцип предложенный ЧКЗ (куполообразная форма), а в горизонтальных сечениях — башни завода № 100 и ЦНИИ-48 (сечение, приближающееся к эллипсу).
    Рассмотрев оба конкурирующих проекта и учтя выводы, сделанные специалистами из ЦНИИ, в НКТП пришли к выводу, что более приемлемым будет последний вариант. В соответствии с этим, в истории танков СССР за ним закрепилось название «Кировец-1», хотя директор ЧКЗ И.М.Зальцман рассчитывал дать этой машине имя «Победа».

    Перед союзниками тяжелые танки ИС-3 были продемонстрированы 7 сентября 1945 г. во время военного парада в Берлине. Тогда по Шарлоттенбургскому шоссе прошло соединение из 52 машин этого типа, принадлежавших сводному танковому полку, сформированному на базе 71-го гвардейского тяжелого танкового полка 2-й гвардейской танковой армии. В Советском Союзе их публичная демонстрация состоялась 7 ноября 1946 г.Оценка новых «сталинских монстров» со стороны западных специалистов была весьма высока, но на деле ИС-3 обладали целым «букетом» конструктивных недоработок и недостатков. В процессе эксплуатации наиболее часто выходили из строя двигатель и трансмиссия, а также элементы бронекорпуса районе моторно-трансмиссионного отделения. Кроме того, раздельное заряжение орудия и его скромные боекомплект признали неприемлемыми.В итоге выпуск танков ИС-3 был прекращен летом 1946 г., после сборки 2311 машин.
    ИС-3 практически не поставлялись союзникам СССР по Варшавскому договору. Два танка были в 1946 году переданы Польше для ознакомления с конструкцией машины и подготовки инструкторов. Впоследствии танки использовались на парадах и в качестве учебных вплоть до 1970-х годов. Ещё один танк был в 1950 году передан Чехословакии.Наибольшее же количество ИС-3 было поставлено в Египет, получивший в общей сложности 100 машин, как базовой модификации, так и ИС-3М. Первые из них поступили в конце 1950-х годов, основная же часть танков была поставлена в 1962-1967 годах. В составе eгипетской aрмии, ИС-3 применялись в ходе Шестидневной войны 1967 года. Значительных успехов в ходе той войны ИС-3 не достигли, находясь, как правило, в руках малообученных экипажей и действуя в условиях высокоманевренной войны против более подвижных и в целом современных танков противника, обладавшим вдобавок куда более высоким темпом огня, такими как «Центурион» или M48, хотя несколько последних ИС-3 всё же удалось подбить. При отступлении же египетские войска попросту бросили свои танки, включая ИС-3, всего египтяне в той войне потеряли 72 танка этого типа.
    К Войне Судного дня 1973 года, в египетской армии ещё оставался один полк, укомплектованный ИС-3, но сведений об участии его в той войне нет.Некоторое количество подбитых или брошенных египтянами в 1967 году машин было захвачено Армией Израиля и эксплуатировалось в составе собственных бронетанковых сил до начала 1970-х годов, как в качестве боевых машин, так и танковых тягачей. Часть танков при этом получила вместо изношенных собственных двигателей дизели В-54, снятые с танков Т-54/55, часто при этом переносилась и крыша моторно-трансмиссионного отделения[14]. В боевых действиях в качестве танков ИС-3 израильтянами не применялись, но несколько машин, с демонтированными двигателем и трансмиссией, на месте которых размещались дополнительные боеприпасы, использовались в 1969-1970 годах в ходе Войны на истощение в качестве неподвижных огневых точек, причём два из них после израсходования боеприпасов были вновь захвачены египетскими войсками.Значительное количество ИС-3 было передано КНДР, в 1960-х годах на вооружении Корейской Народной Армии имелось по меньшей мере два полка, вооружённых ими.
     
    Последнее редактирование: 5 апр 2017
    #69
    dok нравится это.
  11. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.382.034.257.436
    Stirik, 5 апр 2017
    Послевоенная Европа немедленно вступила в новую войну, на этот раз "холодную" с СССР. Самыми упёртыми в этом отношении были Британия и Франция. От них старалась не отставать Швеция, но начнем по порядку


    Ещё до начала войны французы ясно осознавали, что их тяжёлые танки, особенно в плане вооружения, не соответствуют современным требования ведения войны. И в 1938 году они начали разрабатывать новую машину на базе шасси тяжёлого танка В1. По проекту танк предполагалось оснастить башней абсолютно новой конструкции и установить в ней 75-мм длинноствольную пушку. Но, к сожалению, к моменту захвата Франции немецкими войсками этот проект был только в стадии разработки.
    Тем не менее, несмотря на оккупацию Франции, конструкторы продолжали работу в тайне от захватчиков, и в 1944 году, сразу же после освобождения Парижа, новая модель танка была немедленно запущена в производство. Первый серийный танк был выпущен в 1946 году, что являло собой настоящий подвиг французской промышленности, особенно, если принять во внимание ее состояние после четырех лет оккупации. Машина получила обозначение ARL 44 и стала называться переходным танком.
    Проект тяжелого танка "ARL 44" был первой неудачной попыткой разработки и производства современного французского тяжелого танка , потому-что при проектировани включили как старые, так и новые подходы в танкостроении. Эти подходы были очень простыми и устаревшими и поэтому проект ARL 44 можно изначально считать технически отсталым по сравнению с ведущими разработками немецкой и советской техники. Французский военно-промышленный комплекс в лице AMX (Atelier de Construction d'Issy-les-Moulineaux) представили свое виденье тяжелого танка в проекте №141. В качестве вооружения тяжёлого танка с пилотным названием "М4" предлагалось использовать 90мм орудие. Конструкция корпуса АМХ М4 внешне напоминала (в несколько меньшем масштабе) немецкий танк "Королевский Тигр". Французские власти поручили изготовить два прототипа AMX M4.
    Общая идея танка M4 - это вобрать в себя все лучшие качества танков военного времени с немецкой и советской сторон. Танк должен быть хорошо бронированным, хорошо вооруженным, быть маневренным, чтобы противостоять любой танковой угрозе со стороны Советского Союза. Цель программы заключалась в создании тяжелого перспективного танка, который подходит для всех европейских союзников (принеся с собой общность в обслуживании такой техники) и смог бы восстановить доверие к французской военной промышленности на мировой арене.

    138eb251f33c.jpg

    Первоначальная спецификация АМХ М4 была слегка изменена по просьбе французской армии, а именно увеличение броневой защиты (в оригинальной спецификации указывается на броневую защиту всего лишь в 30 мм ). Такое изменение в конструкции естественно добавляет эксплуатационный вес танка, поэтому было необходимо изменить другие элементы компоновки и дизайна танка, чтобы компенсировать дополнительный вес танка. Французский концерн FAMH производит уникальную "качающуюся" башню, которая была меньше и легче башни обычной компоновки и была по-прежнему способна использовать крупнокалиберное вооружение.
    Башни в основе состояли из двух отдельных частей - верхняя половина и нижняя половина. В верхней часть башни крепилось орудие и система его наклона по вертикали . Нижняя часть башни осуществляла поворот орудия как в обычной башне - по горизонтали. В качестве вооружения выбрали орудие калибра 90мм, которое было оборудовано новым устройством - автомат заряжания снарядов. Выбор двигателя был большой проблемой для требуемой подвижности танка и его компоновки. Поэтому среди дизельных и бензиновых двигателей выбрали трофейный немецкий двигатель Maybach HL 295s. Французские инженеры смогли повысить мощность двигателя Maybachs, но, в конце концов, двигатель все равно не удовлетворял требованиям. Если танк M4 был прототипом, то его доведенную до производства модель стали обозначать как «АМХ-50", где «50» обозначает общий вес танка согласно спецификации в 50 тонн.

    AMX-50 был перспективным французским тяжелым танком после Второй мировой войны . Франция, в попытке восстановить свое положение в качестве мировой военной державы, начала быстро проектировать новые танки, почти сразу же после освобождения союзниками от немецкой оккупации Парижа

    [​IMG]

    Два первых отличных друг от друга конструктивно прототипа AMX-50 впервые появились в 1949 году. Первоначальный прототип был вооружен 100мм орудием вместо изначально предполагаемого 90мм орудия; второй прототип был также укомплектован 100 мм орудием, но оно была установлено на другую башню. Оба M4 прототипа использовали сдвоенный 7,5 мм пулемет Reibel установленный на верху башни для борьбе с низколетящими самолетами (в более поздних модификациях он был убран).
    Испытания прототипов успешно проводились в период с 1950 по 1952 год. Использование большего калибра орудия естественно вынудило изменить автоматическую система заряжания снарядов, но и новый механизм оказалось немного надежны по сравнению с первоначальной. Далее было произведено еще три М4 прототипа, которые присоединились к начальной паре - третий имел большую башню, в то время как в четвертом увеличили броневую защиту. Пятый прототип имел закругленный литой корпус передняя часть которого по форме походила на ИС-3 (предполагалось,что ИС-3 будет основным противников при вооруженном конфликте). Прототипы M4 появились на параде во время празднования Дня взятия Бастилии в 1950 году. В 1953 году были предъявлены новые требования к этому танку: использовать 120мм орудие, улучшить броневую защиту и укрепить систему подвески. Эта версия была официально известной как «АМХ-50 120-мм". Испытания этого танка проводились до 1956 года, но проект был заброшен из-за не возможности разработать мощный двигатель для этого танка.

    Несколько экземпляров АМХ-50 были проданы в Швецию, где на их основе был разработан свой перспективный тяжелый танк, который впрочем мало чем отличался от прототипа и в серию не пошел
     
    #70
  12. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.382.034.257.436
    Stirik, 6 апр 2017

    Самый лучший тяжелый танк Первой мировой войны сделали итальянцы. Но было их всего два, поэтому никакой заметной роли в войне они не сыграли. Речь идет о тяжелых машинах «Фиат-2000», которые по сравнению с английскими, французскими и немецкими танками имели наиболее мощный двигатель (240 л. с), самое мощное вооружение (7 пулеметов и 65-мм горное орудие в полусферической башне), а также рессорную подвеску ходовой части и броневые фальшборты гусениц, а для наблюдения механик-водитель вместо щелей имел перископ. Маневренность и проходимость у этого танка были на уровне своего времени, так что если бы этих машин оказалось много, то их применение могло бы существенным образом ускорить развитие мирового танкостроения, чего, однако, из-за бедности Италии так и не произошло.
    Столь же мало востребованным оказался и другой весьма оригинальный итальянский танк, сделанный по типу «Рено» РТ-17 - «Фиат-З000А». От французской модели он отличался, прежде всего, тем, что конструкторы сумели расположить его двигатель поперек корпуса. Танк получился более компактным, был устойчив при движении в горах, что для итальянцев имело особое значение, а его скорость, благодаря двигателю большей мощности, стала достигать 24 км/ч. С этим танком итальянцы пробовали выйти на международные рынки вооружений, но конкуренция с известными французскими машинами у них не удалась: особого интереса к ним другие страны так и не проявили. Одним из существенных недостатков этой машины было ее вооружение пулеметом «Фиат» с вертикальным расположением магазина. Из-за этого оказалось невозможно увеличить угол наклона башенной брони и тем самым повысить его пулестойкость.

    Однако едва ли не самые одиозные танки Первой мировой войны были предложены в России («Вездеход» и «Царь-танк») и в США («танк-скелет»).
    О танке, вернее о гусеничном шасси, А.Пороховщикова в нашей стране в советское время много писали как о выдающемся достижении, опередившем танки англичан. Однако внимательное изучение всех материалов, связанных с этой машиной, позволяет усомниться в его сколько-нибудь серьезной практической целесообразности. Слишком маленький и легкий танк Пороховщикова, получивший от своего создателя имя «Вездеход», был бы не в состоянии рвать заграждения из колючей проволоки, а его водитель не смог бы одновременно им управлять и стрелять из пулемета. Другое дело, если бы изобретатель в самом начале додумался бы до того, чтобы, во-первых - поставить на него две гусеницы, а во-вторых - разместить экипаж из двух человек - водителя спереди, а пулеметчика сзади.

    [​IMG]

    Однако такая конструкция, видимо, просто оказалась ему не по силам, а испытание одноместного и одногусеничного «Вездехода» никаких практических результатов не дало. Другой проект, разработанный капитаном Н.Лебеденко в мае 1915 года, представлял собой совершенно чудовищную боевую машину на гигантских колесах высотой 9 метров. Известно, что расчеты по ней выполнял профессор МВТУ Н.Жуковский, а инженер А.Микулин разработал для нее оригинальный фрикционный привод на оба ее огромных колеса.
     
    #71
    dok нравится это.
  13. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.382.034.257.436
    Stirik, 7 апр 2017
    В связи с тем, что сегодня ночью пиндосы подвергли нападению пятидесятью "томагавками" Сирию выкладываю историю создания управляемых ракет:

    Hs.293

    [​IMG]

    Работы по проектированию УАБ Hs293 начались в 1939 г. Первый прототип Hs293V-1 так и остался на бумаге, но уже к февралю 1940 г, специалисты фирмы "Хеншель" под руководством профессора Герберта Вагнера создали так называемую модель FZ21, иначе Hs293V-2. В июле 1940 г. начались испытания третьего прототипа, а в 1941 г. в производство была запущена предсерийная модель Hs293A-0. В январе 1942 г в серию пошла Hs293A-1, однако на вооружение строевых подразделений Люфтваффе этот боеприпас начал поступать только в 1943 г.

    Новое оружие представляло собой стандартную немецкую фугасную бомбу SC500 с добавленными несущими плоскостями и жидкостным ракетным двигателем "Вальтер" 109-107В. Вследствие этого некоторые западные авторы относят Hs293 к разряду крылатых ракет. Реактивный двигатель начинал работать через 1 - 1,5 секунды после сбрасывания бомбы и действовал в течение 10 секунд. Это давало увеличение скорости на 165 км/ч. Корпус бомбы прекрасно выдерживал трансзвуковые скорости. Однако, в боевых условиях бомбардировщики-носители УАБ наносили удар, как правило, с малых и средних высот, в результате чего конечная скорость бомбы редко превышала величину, соответствующую 0,5 - 0,6 М.

    [​IMG]
    Do217 c подвешенными Hs293​

    Самолет-носитель оснащался радиоприбором наведения FUG203 "Киль". Управление УАБ осуществлялось посредством специальной рукоятки по одному из 18 радиоканалов. Радиосигналы передавались в диапазоне УКВ и принимались смонтированным на Hs293 устройством FuGE230 "Страсбург". От него команды поступали к механизму управления рулем высоты. Руль направления на Hs293 отсутствовал, что налагало серьёзные ограничения на применение и требовало от экипажей определённой точности выхода на цель, причём под возможно более острым курсовым углом.
    В апреле 1943 г. на авиабазе Грац началось формирование первого боевого ракетоносного подразделения - II/KG100. Взамен прежних Не111H группа получила бомбардировщики Do217E-5, предназначенные для подвески двух УАБ Hs293A-1. Отработкой методов применения Hs293 занималось 36-е учебно-испытательное командование, сформированное в июле 1943 г на базе 13-й эскадрильи KG 100.

    К концу лета 1943 г. дислокация групп бомбардировщиков-носителей планирующих бомб была следующей: HI/KG 100 под командованием гауптмана Бернарда Йопе входила в состав 2-й авиадивизии и базировалась на аэродроме Марсель-Истр, и II/KG100 майора Франца Холльвека, временно находились в подчинении авиационного командования "Атлантика" и действовала с аэродрома Коньяк против английских сил ПЛО в Бискайском заливе.В первый же свой боевой вылет 25 августа самолеты II/KG100 повредили близкими разрывами авиабомб Hs293 два английских шлюпа из состава 40-й эскортной группы, осуществлявшей противолодочное патрулирование в районе мыса Финистерре. Двумя днями позже жертвами планирующих бомб стали флагман 1-й группы поддержки британский шлюп "Эгрет", который был потоплен и получивший тяжелейшие повреждения канадский эсминец "Этабаскан". Так англичане впервые столкнулись с губительным воздействием планирующих бомб. Но всего этого оказалось, по-видимому, слишком мало, чтобы в Адмиралтействе всерьез занялись поиском способов борьбы с ними.
    Между тем, всё новые части Люфтваффе оснащались планирующими бомбами. 25 октября 1943 г. на авиабазу Бордо-Мериньяк пришла группа II/KG40 (бывшая I/KG50), вооруженная дальними бомбардировщиками Хейнкель Не177А-5 "Гриф". Первый свой морской вылет II/KG40 совершила 21 ноября, когда 25 машин, каждая которых несла по две УАБ Hs293, вылетели на поиск английского конвоя S" 139/MKS 230, идущего из Англии в порты Северной Африки в Сьера-Леоне. Два самолета из-за неполадок преждевременно вернулись на аэродром, три были сбиты, а оставшиеся 20 сбросили противника 40 планирующих бомб. Результат атаки был довольно скромным: потоплен транспорт "Марса" и поврежден прямым бомбовым попаданием пароход "Делиус".Хуже обстояло дело с использованием УАБ в III/KG40, которой командовал майор Роберт Ковалевски, летавшей на четырехмоторных бомбардировщиках FW200C "Кондор". Эта часть также входила в состав авиакомандования "Атлантика".
    Планирующими бомбами Hs293 оснащались "Кондоры" модификации С-6 и более поздней С-8. Всего произведено 33 машины обеих модификаций. Однако дальше испытательных и учебных полетов дело фактически не пошло. Причиной, по всей видимости, стали недостаточные к тому времени лётные характеристики этой машины. Единственная известная нам попытка боевого применения FW200 в качестве ракетоносца была предпринята 28 декабря 1943 г. и сорвалась из-за того, что английская патрульная летающая лодка "Сандерленд" перехватила четырёхмоторный бомбардировщик с двумя подвешенными Hs293 прежде, чем тот вышел в район цели.

    Кроме названных уже машин в списке носителей УАБ Hs 293A значатся также Не111Н-12, Не177А-3, Do217K-2/K-3, Do217M-11, Do217R, а также гигантские четырёхмоторные Не277В-5 и Ju290A-7. Часть этих самолетов использовалась в различного рода испытательных командованиях, другие служили в строевых частях и предполагались к полетам с планирующими бомбами. Так, самолеты Ju290A-7 стояли на вооружении 5-й дальней разведывательной группы, действовавшей в составе авиационного командования "Атлантика", несколько Do217M и Do217R - в HI/KG 100. Однако сведениями об их боевом использовании в качестве носителей УАБ (кроме Do217K, действовавших в составе HI/KG 100) мы не располагаем.
    Были у Hs293 и недостатки. В частности, в момент отделения бомбы от самолета-носителя наблюдалась яркая вспышка, производимая ракетным ускорителем, что демаскировало "Хеншель" на фоне вечернего неба. На ней тут же сосредотачивался огонь всех зенитных орудий. В одном из конвоев при отражении налета ракетоносцев американский эсминец "Тиллмэн" сбил сразу три Hs293. К тому же, навести планирующую бомбу в маневрирующий корабль было довольно сложно. Если в действиях против десантов, когда большое число целей сосредотачивалось на узких якорных стоянках, где возможность маневрировать и уклоняться от УАБ сводилась к нулю, на долю ракетоносцев выпадал основной успех, то в операциях против конвоев в открытом море им отводилась роль часто только вспомогательная - отвлечь на себя корабли охранения и тем самым создать условия для атаки торпедоносцев.
     
    #72
    dok нравится это.
  14. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.382.034.257.436
    Stirik, 7 апр 2017
    История разработки, создания и дальнейшего полномасштабного развития крылатых ракет напрямую связана с работами и разработками ряда советских ученых. Сама идея возможности использования подъёмной силы крыла для полётов ракет в нижних атмосферных слоях была высказана и обоснована К. Циолковским, Ф. Цандером и Ю. Кондратюком в начале 30-х годов прошлого века. Они сумели подчеркнуть и получить подтверждение ряда преимуществ авиационного принципа движения перед ракетодинамическим, а кроме этого ими была выдвинута идея использования крылатых ракет для срочной доставки грузов на большие расстояния. Таким образом, была сформулирована проблема, поиск оптимальных решений которой привел инженеров-конструкторов Б. Стечкина и В. Ветчинкина к разработке теории воздушно-реактивных двигателей (ВРД) и основных положений динамики полета крылатых ракет.

    Самолет-снаряд 10ХН создавался на базе немецкой Фау-1, но даже в 1950-е годы этот вид оружия настолько опережал свое время, что едва не сломал судьбу Владимира Николаевича Челомея, одного из главных творцов ракетно-ядерного щита СССР. Основанная им военно-промышленная компания «НПО машиностроения» известна в том числе и как ведущий разработчик крылатых ракет для флота.
    13 июня 1944 года в 04:25 утра в районе Майл-Энд, недалеко от центра Лондона, раздался мощный взрыв. Был поврежден железнодорожный мост, разрушено несколько домов, 11 человек убиты, около 30 ранены. Это был первый удар с использованием самолета-снаряда Fi-103, вскоре названного немецкой пропагандой Фау-1 (V1 — от Vergeltungswaffe — оружие возмездия). В последние годы войны сумрачный гений Германии подарил миру немало удивительных творений: первый реактивный самолет Me-262, первую баллистическую ракету Фау-2 и первый беспилотник Фау-1. На улице Гроув-Роуд, где упала первая летающая бомба, как называли это оружие англичане, ныне установлена мемориальная доска.
    Вскоре Лондон атаковали десятки Фау-1 в день. И хотя исход войны изменить было уже невозможно, новое оружие произвело сильное впечатление на союзные державы. Сбить достаточно тихоходные крылатые бомбы, которые летели только по прямой, проблемы не представляло. Иногда английские летчики, чтобы не тратить снаряды, просто поддевали крыло Фау-1 крылом своих истребителей. В перевернутом состоянии автопилот терял ориентацию, и летающая бомба падала на землю. Проблема состояла именно в массированном применении этого оружия. Ведь по сравнению с баллистическими Фау-2 они были дешевы и для них не требовались пилоты. Перехватить все ракеты было невозможно. Всего было запущено около 10 000 крылатых бомб, 2419 из них достигли Лондона, убив 6184 человека. Особенно сильным было психологическое воздействие. В небе появлялся черный крест, издававший характерный треск. Как только звук обрывался, снаряд пикировал вниз. Это оружие порождало ощущение беззащитности перед роком, нависшим над головой в буквальном смысле слова.​

    Любопытно, что первое совещание Государственного комитета обороны СССР по факту применения нового оружия Германией состоялось уже вечером 13 июня 1944 года. Вот с какой скоростью в то время высшее руководство реагировало на события. А через месяц, 13 июля 1944 года, Сталин получил личное послание Черчилля. Премьер-министр Великобритании предупреждал союзника, что в окрестностях польского города Дембице, который вскоре предстояло освободить советским войскам, располагается полигон для испытаний новейшего оружия Германии. При обследовании полигона советские специалисты нашли несколько некомплектных Фау-1. А в сентябре Черчилль прислал Сталину новый подарок: обломки невзорвавшейся ракеты. Выяснилось, что порождения сумрачного немецкого гения оснащаются пульсирующими воздушно-реактивными двигателями (ПуВРД). К тому времени такой двигатель в СССР уже был создан.
    Сообщая Сталину сведения о немецком полигоне, Черчилль руководствовался не только бескорыстным желанием помочь союзнику. В своем письме премьер-министр Великобритании особо просил найти «специфическую часть радиомеханизма, которая выглядит совершенно незначительной деталью». Ведь, пожалуй, главной изюминкой немецкого чудо-оружия был не столько двигатель, сколько система управления.Создателям 10Х так и не удалось скопировать немецкий автопилот, поэтому применялась автоматика на основе советских гироскопических устройств. В результате во время первых испытаний при дальности 240 км из 66 10Х, запущенных с бомбардировщика Пе-8, лишь 20 попали в квадрат 20 × 20 км. Точность Фау-1 составляла 4 × 4 км, что в то время считалось вполне приемлемым для работы по крупным городам. И хотя изделие 10Х было запущено в серию и даже произведено в количестве 300 штук, с окончанием войны оружие с такой низкой эффективностью оказалось ненужным. Началась многолетняя доводка изделия, завершившаяся созданием модификаций 10ХН (наземный старт с катапульты).К 1948 году вероятность попадания в цель увеличилась с 36 до 88% (для Фау-1 она составляла около 70%). Были разработаны новые модификации двигателей, в результате чего скорость возросла с 600 до 900 км/ч. Тем не менее главнокомандующий ВВС К.А. Вершинин оценил характеристики самолета-снаряда как несоответствующие требованиям. Возник конфликт, который завершился совещанием у Сталина в 1952 году.

    Челомей был не только очень грамотным специалистом, поражавшим подчиненных своими знаниями, но и очень находчивым человеком, энергично защищавшим свои разработки перед руководителями всех рангов. Иногда эта находчивость граничила с авантюризмом. К примеру, на одном из стендовых испытаний ПуВРД присутствовало важное начальство. И надо же такому случиться, что в этот раз двигатель сгорел через три минуты после запуска. Никто не успел еще ничего сообразить, как Челомей с довольным видом воскликнул: «Надо же, как хорошо все получилось! Двигатель проработал три минуты, точно как мы и рассчитали».Сталин, видимо, знал об этой черте характера выдающегося конструктора и даже как-то попросил Никиту Хрущева «разобраться с одним фантазером». В результате «разборок» у Челомея завязались теплые отношения с будущим главой советского государства. Однако на совещании у Сталина в 1952 году находчивость едва не сломала Челомею жизнь.
    Вот как описывает это событие Виктор Бугайский, заместитель Челомея: «На совещание были приглашены представители командования ВВС и испытательная бригада с полигона. Владимир Николаевич доложил в оптимистических тонах о результатах испытаний и похвалился, показав фотографии успешных попаданий ракет в цель и схему распределения точек их падения в заданный круг на земле в районе цели. Все это убедительно свидетельствовало о высокой эффективности ракет. Сталин попросил выступить представителей испытательной бригады с полигона. Вышел майор и заявил, что все успехи, о которых говорил В. Н. Челомей, имеют место, но на своей схеме он показал только успешные пуски. А таких пусков немного, основная масса испытанных ракет или не долетела до цели, или точки их падения лежат далеко за пределами заданной окружности. Затем он представил свою схему с совершенно неоптимистической картиной результатов работы. Сталин поинтересовался у присутствующих генералов, так ли все обстоит на самом деле, как доложил майор. Те подтвердили правоту майора. Тогда Сталин подвел итоги совещания: „Мы вам, товарищ Челомей, оказали большое доверие, поручив руководить работами в столь важной для нас области техники. Вы доверие не оправдали. По-моему, вы — авантюрист в технике, и мы не можем вам больше доверять! Вам нельзя быть руководителем!“».
    Челомей оказывается не у дел. Но 5 марта 1953 года умирает Сталин. Главой советского государства становится Маленков, а первым секретарем ЦК КПСС — Хрущев, и уже 19 мая 1954 года вышло решение правительства о принятии 10ХН на снабжение армии в учебно-тренировочном варианте. А в августе 1954 года на территории Реутовского механического завода под руководством Челомея заработало ОКБ-52, будущее «НПО машиностроения», один из ведущих разработчиков крылатых ракет в СССР.Крылатые ракеты, которые сегодня стоят на вооружении России, способны преодолевать тысячи километров и поражать точечные цели. Было создано несколько поколений этого оружия, и на каждом этапе пришлось решать очень сложные задачи. Создание подобных систем всякий раз требовало огромного напряжения сил. И это то, чем можно гордиться.
     
    #73
    dok нравится это.
  15. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.382.034.257.436
    Stirik, 8 апр 2017
    В 1971 году американские адмиралы инспирировали начало работ по созданию стратегических крылатых ракет морского базирования (КРМБ) с возможностью запуска с подводных лодок.

    Изначально предполагалось создать два вида КР: тяжелую ракету с дальностью полета до 5500 км и запуском из ракетных пусковых установок ПЛАРБ (диаметром 55 дюймов) и более легкий вариант, что можно было бы запускать прямо из торпедных аппаратов (21 дюйм). Легкая КР должна была иметь дальность полета 2500 километров.Обе ракеты имели дозвуковую скорость полета.В 1972 году был выбран вариант более легкой ракеты и разработчикам были выданы задания на создание новой ракеты SLCM (Submarine-Launched Cruise Missile).В 1974 году для демонстрационных пусков были выбраны две самые перспективные КР, ими являлись проекты, созданные компаниями General Dynamics и Ling-Temco-Vought (LTV). Проектам были присвоены аббревиатуры ZBGM-109A и ZBGM-110A.
    Оба пуска изделия, созданного в LTV, закончились неудачами, поэтому победителем конкурса была объявлена General Dynamics, работы по ZBGM-110A были остановлены. Началась доработка ракеты. В этот же период руководство военно-морского ведомства США решило, что новая КР должна иметь возможность стартовать и с надводных кораблей, поэтому значение акронима (SLCM) изменили. Теперь разрабатываемый ракетный комплекс стал относиться к Sea-Launched Cruise Missile, то есть к КР морского базирования.

    В 1977 году американским руководством была инициирована новая программа в области ракетного оружия — JCMP (Joint Cruise Missile Project), целью которого было создание единой (для ВВС и ВМС) крылатой ракеты. В этот период активно шли разработки КР воздушного базирования, объединение двух программ в одну стало причиной использование во всех ракетах единого двигателя ТРДД Williams F107 и одной навигационной системы.
    В 1980 году были проведены первые испытание морской модификации КР: в начале года была запущена ракета с эсминца, а чуть позже «Томагавк» стартовал с подлодки. Оба запуска были успешными.
    За три последующих года состоялось более ста запусков «Томагавков» различных модификаций, по результатам этих испытаний была выдана рекомендация о приеме ракетного комплекса на вооружение.
    Помимо Томагавков морского базирования, имеются также наземные Томагавки, обозначаемые как BGM-109G, где G означает Ground. Помимо этого такая ракета имеет собственное имя Gryphon. Считается, что все Грифоны были уничтожены по советско-американскому договору 1988 года, но никто не даст гарантии, что американцы не наделали их снова, и новые Грифоны не взлетят неожиданно с земной поверхности.

    Основную сложность в противодействии крылатым ракетам типа Томагавк представляет задача обнаружения. Малая ЭПР ракеты накладывает ограничения на требуемую мощность РЛС, а маловысотный полёт — на его расположение. Все эти ограничения приводят к тому, что на большой дальности подобные ракеты могут быть обнаружены только с помощью самолётов ДРЛО. На средних дальностях обнаружение также возможно с помощью низковысотных обнаружителей, а также специализированными перехватчиками. На малых дальностях Томагавки могут быть обнаружены большинством современных РЛС. Поскольку Томагавк летит с дозвуковой скоростью, не может маневрировать с большими перегрузками, а также не может использовать ложные цели, то обнаруженная ракета уверенно поражается любыми современными средствами ПВО и ПРО, удовлетворяющими ограничениям по высотности.
     
    #74
  16. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.382.034.257.436
    Stirik, 8 апр 2017

    18 августа 1919 года в 3 часа 45 минут над Кронштадтом появились неопознанные самолеты. На кораблях пробили воздушную тревогу. Собственно, ничего нового для наших моряков не было — английские и финские самолеты базировались в 20−40 км от Кронштадта на Карельском перешейке и почти все лето 1919 года совершали налеты на корабли и город, хотя и без особого успеха.Но в 4 часа 20 минут с эсминца «Гавриил» были замечены два быстроходных катера, и почти сразу раздался взрыв у стенки гавани. Это торпеда с британского катера, прошедшая мимо «Гавриила», взорвалась, попав в причал.В ответ моряки с эсминца первым выстрелом из 100-мм орудия вдребезги разнесли ближайший катер. Тем временем еще два катера, войдя в Среднюю гавань, направились: один — к учебному судну «Память Азова», другой — к Рогатке Усть-Канала (вход к доку Петра I). Выпущенными торпедами первый катер взорвал «Память Азова», второй подорвал линкор «Андрей Первозванный». В то же время катера обстреливали из пулеметов суда у стенки гавани. При выходе из гавани оба катера в 4 часа 25 минут были потоплены огнем эсминца «Гавриил». Так закончился рейд британских торпедных катеров, вошедший в историю Гражданской войны под названием "Кронштадтская побудка".

    Заметим, это было не первое применение британских торпедных катеров в Финском заливе. 17 июня 1919 года крейсер «Олег» стоял на якоре у Толбухина маяка под охраной двух эсминцев и двух сторожевых судов. Катер подошел почти в упор к крейсеру и выпустил торпеду. Крейсер затонул. Откуда же взялись у англичан катера, двигавшиеся с невероятной для того времени скоростью 37 узлов (68,5 км/ч)? Английским инженерам удалось объединить в катере два изобретения: специальный уступ в днище — редан и мощный бензиновый двигатель в 250 л.с. Благодаря редану уменьшалась площадь соприкосновения днища с водой, а значит, и сопротивление ходу корабля. Реданный катер уже не плыл — он как бы вылезал из воды и скользил по ней на огромной скорости, опираясь о водную поверхность лишь реданным уступом и плоской кормовой оконечностью.Таким образом, в 1915 году англичане спроектировали малый скоростной торпедный катер, который иногда называли «плавучий торпедный аппарат».
    С самого начала английское командование рассматривало торпедные катера исключительно как диверсионное оружие. Британские адмиралы предполагали использовать в качестве носителей торпедных катеров легкие крейсеры. Сами же торпедные катера предполагалось применять для атак вражеских кораблей в их базах. Соответственно, катера были очень маленькими: длиной 12,2 м и водоизмещением 4,25 т.Ставить нормальный (трубчатый) торпедный аппарат на такой катер было нереально. Поэтому глиссирующие катера стреляли торпедами… назад. Причем торпеда выбрасывалась из кормового желоба не носом, а хвостом. В момент выброса включался двигатель торпеды, и она начинала нагонять катер. Катер, который в момент залпа должен был идти со скоростью около 20 узлов (37 км/ч), но не меньше 17 узлов (31,5 км/ч), резко отворачивал в сторону, а торпеда сохраняла исходное направление, одновременно принимая заданную глубину и увеличивая ход до полного. Надо ли говорить, что точность стрельбы торпедой из такого аппарата существенно ниже, чем из трубчатого.

    17 сентября 1919 года Реввоенсовет Балтфлота на основании акта осмотра поднятого со дна в Кронштадте английского торпедного катера обратился в Реввоенсовет с просьбой дать распоряжение о срочной постройке на наших заводах быстроходных катеров английского типа.Вопрос был рассмотрен весьма быстро, и уже 25 сентября 1919 года ГУК сообщил в Реввоенсовет, что «ввиду отсутствия механизмов особого типа, до сих пор не изготавливаемых в России, постройка серии подобных катеров в настоящее время, безусловно, неосуществима». Тем дело тогда и кончилось.Но вот в 1922 году глиссирующими катерами заинтересовалось и «Остехбюро» Бекаури. По его настоянию 7 февраля 1923 года Главное морское техническо-хозяйственное управление наркомата по морским делам обратилось с письмом в ЦАГИ «в связи с возникшей потребностью для флота в глиссерах, тактические задания коих: район действия 150 км, скорость 100 км/ч, вооружение один пулемет и две 45-см мины Уайтхеда, длина 5553 мм, вес 802 кг».
    14 марта 1927 года в Севастополе был спущен на воду первый отечественный торпедный катер
    В основу глиссирующего катера АНТ-3 был положен поплавок гидросамолета. Верх этого поплавка, активно влияющий на прочность конструкции, перешел на катера Туполева. Вместо верхней палубы у них была круто изогнутая выпуклая поверхность, на которой человеку трудно удержаться, даже когда катер неподвижен. Когда же катер был на ходу, выйти из его боевой рубки было смертельно опасно — мокрая скользкая поверхность сбрасывала с себя решительно все, что на нее попадало (к сожалению, за исключением льда, в зимних условиях катера обмерзали в надводной части). Когда во время войны на торпедных катерах типа Г-5 приходилось перевозить десант, то людей сажали гуськом в желоба торпедных аппаратов, больше им негде было находиться. Обладая сравнительно большими запасами плавучести, эти катера практически ничего не могли перевозить, поскольку в них не было места для размещения груза.Неудачной оказалась и позаимствованная у английских торпедных катеров конструкция торпедного аппарата. Минимальная скорость катера, при которой он мог выпустить свои торпеды, составляла 17 узлов. На меньшем ходу и на стопе катер не мог дать торпедный залп, так как это означало бы для него самоубийство — неминуемое попадание торпеды.

    13 июня 1929 года Туполев в ЦАГИ приступил к строительству нового глиссирующего дюралевого катера АНТ-5, вооруженного двумя 533-мм торпедами. С апреля по ноябрь 1933 года катер прошел заводские испытания в Севастополе, а с 22 ноября по декабрь — государственные испытания. Испытания АНТ-5 привели начальство буквально в восторг — катер с торпедами развивал скорость 58 узлов (107,3 км/ч), а без торпед — 65,3 узла (120,3 км/ч). О таких скоростях не могли и мечтать катера других стран.Завод им. Марти, начиная с V серии (первые четыре серии — это катера Ш-4), перешел на производство Г-5 (так назывались серийные катера АНТ-5). Позже Г-5 стали строить и на заводе № 532 в Керчи, а с началом войны завод № 532 эвакуировали в Тюмень, и там на заводе № 639 также приступили к строительству катеров типа Г-5. Всего был построен 321 серийный катер Г-5 девяти серий (с VI по XII, включая XI-бис).Торпедное вооружение у всех серий было одинаково: две 533-мм торпеды в желобковых аппаратах. А вот пулеметное вооружение постоянно менялось. Так, катера VI-IX серий имели по два 7,62-мм авиационных пулемета ДА. Следующие серии имели по два 7,62-мм авиационных пулеметов ШКАС, отличавшихся большей скорострельностью. С 1941 года катера стали оснащать одним-двумя 12,7-мм пулеметами ДШК.
    Туполевские катера могли действовать торпедами при волнении до 2 баллов, а держаться в море — до 3 баллов. Плохая мореходность проявилась прежде всего в заливании мостика катера даже при самом незначительном волнении и, в частности, сильном забрызгивании открытой сверху очень низкой ходовой рубки, затрудняющем работу команды катера. Производной от мореходности была и автономность туполевских катеров — их проектная дальность никогда не могла быть гарантирована, так как зависела не столько даже от запаса топлива, сколько от погоды. Штормовые условия в море бывают сравнительно редко, но свежий ветер, сопровождающийся волнением 3−4 балла, явление, можно сказать, нормальное. Поэтому каждый выход туполевских торпедных катеров в море граничил со смертельным риском вне всякой связи с боевой деятельностью катеров.

    Стоит заметить, что в Германии, буквально связанной по рукам и ногам Версальским договором и охваченной экономическим кризисом, сумели в 1920-х годах провести испытания реданных и килевых катеров. По результатам испытаний был сделан однозначный вывод — делать только килевые катера. Монополистом в области производства торпедных катеров стала фирма «Люрсен».В годы войны немецкие катера свободно действовали в свежую погоду на всем Северном море. Базируясь в Севастополе и в Двуякорной бухте (близ Феодосии), германские торпедные катера действовали во всем Черном море. Поначалу наши адмиралы даже не верили донесениям, что германские торпедные катера действуют в районе Поти. Встречи наших и германских торпедных катеров неизменно заканчивались в пользу последних. В ходе боевых действий Черноморского флота в 1942—1944 годах ни один германский торпедный катер не был потоплен в море.
     
    Последнее редактирование: 8 апр 2017
    #75
    dok нравится это.
  17. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.382.034.257.436
    Stirik, 11 апр 2017
    Информация- это тоже оружие


    Для чего начинаются войны? Этот вопрос выглядит несколько странным: конечно же, чтобы добыть победу и одолеть супостата. Но что есть победа? Полное и тотальное уничтожение врага? Так тоже не раз бывало в истории человечества, но жесткий геноцид – это, скорее, исключение, чем правило. Как правило, войну начинают для того, чтобы навязать противнику свою волю, заставить его отказаться от собственной идеологии, части своей свободы и принудить делать то, что необходимо вам. Любой военный конфликт – это акт вооруженного насилия, который преследует чисто политические цели.
    Поражение в войне – это такое состояние одной из сторон, когда она уже не в силах оказывать сопротивление и отказывается от борьбы. История знает массу примеров, когда побежденный противник обладал всеми необходимыми материальными ресурсами для продолжения боевых действий, но не имел моральных сил и сдавался на милость победителя. Это и есть настоящая виктория. Добиться ее можно не только с помощью танков, ружей или ковровых бомбардировок, но и используя более тонкие инструменты, которые направлены на разум противника. Сегодня подобные действия называют информационной войной. Она может быть направлена не только на вооруженные силы противника и население вражеской страны, но и на солдат своей армии и собственных граждан

    Понятие информационной войны появилось всего лишь несколько десятилетий назад, но на самом деле, она стара как наш мир. Человечество научилось вести ее много тысяч лет назад. Иногда такую войну еще называют психологической, и в широком смысле – это комплекс действий, направленных на изменение сознания вашего противника, внедрения в него нужных вам установок. Информационная война (ИВ) может вестись или непосредственно в ходе боевых действий, или же предшествовать им. Основная задача ИВ в военное время – это деморализовать армию противника, сломить ее волю к сопротивлению, склонить к капитуляции. Информационная война неразрывно связана с таким термином, как пропаганда.

    Ведение информационной войны часто входит в круг обязанностей различных разведывательных структур, хотя существуют и специальные подразделения и организации, которые занимаются этим вопросом. В СССР это было 7-е управление ГлавПУР РККА, в Третьем Рейхе – Министерство народного просвещения и пропаганды, а в США – «Бюро информации». Профессиональные пропагандисты впервые появились во время Первой мировой войны.Методы информационной войны различны и многообразны.
    Самым старым из известных является запугивание противника. Например, персидский царь Ксеркс I перед тем как вторгнуться в Грецию, через своих агентов распространял слухи о непобедимости своего войска: «… если все персидские воины выстрелят из луков, то стрелы затмят солнце». Неплохо работала дезинформация о секретном оружии, от которого нет спасения. Так поступали Чингисхан и Ганнибал. Чтобы добиться покорности населения захваченных территорий, против него нередко устраивали тотальный террор, граничащий с геноцидом. Любая попытка сопротивления захватчикам подавлялась максимально кроваво и демонстративно. С помощью таких действий в сердца людей вселяли ужас и заставляли их отказаться от дальнейшей борьбы. Так обычно поступали монголы.

    Главным методом ИВ является дезинформация. В разные времена ее доносили до врага самыми причудливыми способами – у кого насколько хватало таланта и фантазии. Типичный способ – это заброска лазутчика в стан противника. Но иногда использовали и более интересные варианты. В очередной раз разбив венгров, монголы захватили личную печать венгерского короля и начали от его имени печатать указы о прекращении сопротивления захватчикам. Затем их рассылали во все концы Венгрии.
    Излюбленной технологией информационной войны в Средневековье было подстрекательство к мятежу части феодальной знати государства-противника.Учитывая высокий авторитет, к ведению информационной войны в прошлом нередко подключали церковь. Так, например, во время войны 1812 году католик Наполеон был дважды предан анафеме московской православной церковью, о чем было объявлено российским подданным. Правда, между отлучениями он был награжден высшей наградой империи – орденом Андрея Первозванного.
    С появлением книгопечатания и постепенного проникновения грамотности в широкие массы в информационной войне все чаще стали использовать печатное слово. Так началась информационная война в СМИ. Типичным носителем пропаганды и дезинформации стала листовка, их разными способами доставляли до вражеских солдат или населения. В «промышленных» масштабах использование листовок началось во время Первой мировой войны. В этот же период основные участники конфликта создали специальные службы, которые занимались пропагандой.
    Вообще, следует сказать, что именно Первая мировая война дала небывалый толчок развитию информационных средств ведения войны. После окончания этого конфликта значительное число исследователей занялось разработкой теоретической базы психологической войны. Впервые появилось определение, что целью войны является не уничтожение армии противника, а подрыв морального состояния всего населения государства-противника до такой степени, чтобы оно заставило свое правительство капитулировать.Удивительно, но Первая мировая война четко показала, что пропаганда в первую очередь должна быть направлена против собственного населения и армии. Лучшими пропагандистами ПМВ были англичане. Кроме всего прочего, они первыми додумались до создания агитснарядов, агитмин и даже винтовочных агитгранат.

    Одной из блестящих технологий информационной войны, которую вероломные англосаксы применяли против немцев, стала так называемая пропаганда ужасов. В самых известных газетах печатали полностью фейковые материалы о жестокостях и зверствах германских войск: насилии над монашками, казнях священников, жестоких убийствах пленных британских солдат. Типичным примером фейка того времени является история распятого канадского солдата, так что сюжет Первого российского канала о «распятом славянском мальчике» — это унылый плагиат с некоторой добавкой треша.
    Самой гнусной выдуманной историей того времени является английский фейк о том, что немцы перерабатывают трупы своих и чужих солдат для корма свиней. Она вызвала целую бурю негодования во всем мире: после этой новости Китай присоединился к Антанте, а в самой Англии и в Америке материал вызвал небывалый наплыв добровольцев, желающих отправиться на фронт. Мол, как же это так, братцы? Кормить павшими джентльменами свиней? Давайте-ка надерем задницы этим гнусным тевтонам.
    Следует отметить, что материалы были отлично сфабрикованы – все факты подтверждали подготовленные свидетели, и люди действительно верили в них.Немцы также пытались провернуть что-то подобное: они рассказывали своему населению, что русские казаки едят младенцев (им опять же верили). Это заставляло германских солдат на фронте сражаться еще более героически, дабы защитить Фатерлянд от диких азиатских людоедов.Здесь следует сделать одно небольшое отступление.
    Для психически здорового человека не является нормальным лишать жизни себе подобных во имя непонятных политических интересов или абстрактных идей. Поэтому основная задача любого пропагандиста – «расчеловечить» противника. Мол, смотри, они едят младенцев или детей распинают на досках объявлений, ну какие же они люди? Ату их, ребята! Бей-убивай!

    Еще одним направлением английской пропаганды ПМВ было преуменьшение собственных потерь и преувеличение военных достижений. Естественно, что солдаты Антанты изображались в газетах в качестве благородных и бесстрашных рыцарей.Руководил британской пропагандой во время Первой мировой войны лорд Нортклифф. Можно сказать, что этот человек поднял информационную войну на совершенно новый уровень.
    Сегодня каждый грамотный человек знает фамилию гитлеровского министра пропаганды Геббельса. Однако, не вызывает сомнения, что этот злой гений Гитлера имел очень хороших учителей и уже проверенные методики по превращению среднестатистического гражданина в убийцу и чудовище.Нельзя сказать, что лорд Нортклифф открыл что-то совсем новое: во все времена собственных солдат изображали героями, а вражеских — убийцами и злодеями. Однако пропагандисты ПМВ получили в свои руки новый мощный инструмент – средства массовой информации, – которые могли донести идеи пропагандистов до основной массы к тому времени уже грамотного населения. Англичанам оставалось доработать всего лишь «незначительные» детали: решиться на создание абсолютно трешевых и полностью выдуманных материалов, научиться готовить подставных свидетелей и фабриковать фотографии своих ужасов. И поставить все вышеперечисленное на конвейер.
    Кстати, немцы во время ПМВ так и не решились на такое (зато они по полной отыгрались во время следующей мировой бойни). Позже будущий фюрер Третьего Рейха Адольф Гитлер в своей книге Mein Kampf написал следующее: «Чем чудовищнее солжёшь, тем скорее тебе поверят. Рядовые люди скорее верят большой лжи, чем маленькой… Большая ложь даже просто не придёт им в голову. Вот почему масса не может себе представить, чтобы и другие были способны на слишком уж чудовищную ложь…»Во время Второй мировой войны все участники конфликта уделяли информационной войне огромное значение.
    Этим вопросом занимались специальные структуры, пропаганда велась как среди собственного населения и армии, так и среди войск и населения противника. Особенностью этого конфликта стала еще большая роль средств массовой информации, появилось радио и кинематограф. Для продвижения дезинформации на территории Британии немцы умудрились создать даже несколько фейковых радиостанций, которые, якобы, находились в Англии, и имели стиль вещания похожий на английские ресурсы. Через них регулярно «вбрасывалась» дезинформация, направленная на деморализацию английского общества.Похожими вещами занимались и англичане.
    Не забывали и более традиционные методы воздействия: над вражеской территорией и позициями войск разбрасывались листовки или пропуски для сдачи в плен. Советские пропагандисты на фронте активно использовали громкоговорители, через которые к немецким солдатам часто обращались пленные, призывая своих товарищей сдаться.

    Американцы весьма активно и довольно успешно использовали методы психологической войны во Вьетнаме. Основной упор делался на деморализацию и запугивание местного населения и бойцов партизанских отрядов. За время боевых действий им удалось добиться перехода на свою сторону более 250 тыс. вьетнамцев.
     
    #76
    dok нравится это.
  18. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.382.034.257.436
    Stirik, 11 апр 2017
    [FONT=&quot]Информация- это тоже оружие[/FONT]

    В настоящее время современные информационные технологии вывели психологическую войну на абсолютно новый уровень. Компьютерные технологии практически стерли государственные границы, превратив планету в единое информационное поле. Современные средства массовой информации имеют такие возможности, что великие пропагандисты прошлого просто зеленеют в аду от зависти.

    Начиная с первой войны в Персидском заливе, западные страны (а сейчас и Россия) могут вести боевые действия просто в прямом эфире, в режиме онлайн. При этом современное телевидение не только способно давать искаженную информацию, оно может создавать новую реальность, весьма далекую от действительности. Действия собственных войск подаются с максимально позитивных ракурсов, противник всячески демонизируется. Подход мало изменился со времен Первой мировой войны, но инструментарий пропагандистов просто сказочно обогатился.
    В ход идет все: «абсолютно правдивые репортажи» с места чудовищных и массовых злодеяний противника (с привлечением тщательно подобранных свидетелей, конечно), сокрытие важных фактов или погружение их в информационную шелуху. При этом само качество репортажей настолько реалистично, что не вызывает у зрителя никаких вопросов.Одна из основных целей информационной войны – достижение полного доминирования в информационном пространстве. Противник просто не должен иметь возможность донести альтернативную точку зрения. Достигается этот результат разными средствами: полным контролем над СМИ, которые работают в зоне боевых действий, или военными методами. Ретранслятор или телецентр можно просто разбомбить, как это делали американцы в Югославии.

    Если говорить про информационные войны США, то хорошим примером того, как работают янки, будет первая война в Персидском заливе. Информация, которая поступала с места боевых действий, четко контролировалась. На телеэкране полностью отсутствовали кадры раненых и убитых американских солдат или мирных жителей. Зато много внимания уделялось военным победам коалиции: журналисты с удовольствием показывали колонны сожженной иракской бронетехники и вереницы пленных солдат противника.
    По аналогичным лекалам сегодня работает российская пропаганда в Сирии. Война? Да какая же это война – это так себе, учения летчиков. Обыватель видит красивые и мощные боевые самолеты, которые из заоблачной выси уничтожают фанатиков-террористов. Благо, что ИГИЛ и «расчеловечивать» особо не нужно. И каждая бомба, сброшенная с российского самолета, обязательно попадает в штаб террористов, ну или, на худой конец, уничтожает их склад. Мирные жители, убитые в ходе авианалетов, после смерти автоматически превращаются в исламских фанатиков, и их также становится не жалко.
    Участие российских солдат и «ихтамнетов» в наземных операциях тщательно скрывается, потери среди них уже законодательно причислены к государственной тайне. Если же западные СМИ показывают убитых сирийских детей в Алеппо, то наши пропагандисты заявляют, что это информационная война против России.
    Хорошим примером, на котором можно показать роль информационной войны в современном мире, являются первая и вторая чеченские кампании. Первую войну на Северном Кавказе в информационном плане Россия проиграла, что называется «в одни ворота». Именно поэтому этот конфликт для большинства россиян является символом позора, предательства, абсолютно бессмысленных жертв и страданий, слабости страны и армии.
    Вторая чеченская война освещалась в российских СМИ совсем по-другому. Доступ журналистов в зону конфликта был предельно ограничен, информация контролировалась. Под жесткий бан попали любые интервью с сепаратистами, теперь основные российские СМИ транслировали только точку зрения федерального центра. Что до визуального компонента репортажей, то из него полностью пропали кадры раненых и убитых российских солдат и сожженной бронетехники.
    Пример чеченских войн четко показывает самую суть информационной войны: не важно, что происходит на самом деле, главное, какую картинку видит обыватель на телеэкране.

    С не меньшим успехом современные СМИ можно использовать для манипулирования собственным населением, чем с удовольствием пользуются все существующие ныне режимы. Сегодня не нужно организовывать концлагеря для оппозиции, проводить аресты несогласных или жечь книги на площадях. Для обеспечения власти достаточно просто контролировать основные средства массовой информации. Как показывает практика, этого хватает, чтобы внушить обществу практически любые установки.Современные информационные войны ведутся не только государствами, но и крупными корпорациями, общественными организациями, религиозными сектами и даже частными лицами.В последние десятилетия в информационную войну активно включились и различные террористические организации, прежде всего мусульманские. ИГИЛ (запрещенный в России) очень грамотно использует интернет для ведения пропаганды и вербовки новых членов. Кроме обычной агитации (статьи, видеоролики, подача новостей в нужном для себя ключе), игиловцы весьма умело работают в социальных сетях, привлекая для этой работы профессиональных психологов.
     
    #77
    dok нравится это.
  19. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.382.034.257.436
    Stirik, 11 апр 2017
    Информация- это тоже оружие

    Информационные войны в современном мире могут вестись и без непосредственных боевых действий. Зачастую население страны, на которую направлена информационная атака, даже и не догадывается об этом. В этом случае цели информационной войны очень просты: привести к смене политического режима в стране или максимально ослабить его. Современная «традиционная» война очень дорога, а информационные способы воздействия – прекрасная ей альтернатива, довольно эффективная и не требующая от агрессора жертв. Повсеместное распространение интернета позволяет современным пропагандистам проникнуть практически в каждый дом.

    Основной удар наносится по руководству страны, дискредитируется работа государственных органов, подрывается авторитет власти. Населению демонстрируются факты коррупции (реальные или вымышленные), уголовных преступлений, чем провоцируется рост протестных настроений. Среди граждан государства-жертвы информационной атаки создается атмосфера конфликта, безысходности, происходит активная манипуляция общественным мнением. Еще лучше, если к работе на агрессора удается склонить ряд местных СМИ, в этом случае они становятся «рупором» протестного движения.
    Китайский стратег, философ и мыслитель Сунь-Цзы советовал завоевателям следующее: «Разлагайте все хорошее, что имеется в стране противника. Разжигайте ссоры и столкновения среди граждан вражеской стороны».
    Обычно подобные атаки сопровождаются работой с частью политической элиты страны, которая начинает сотрудничать с агрессором. Через СМИ и интернет транслируются призывы к демонстрациям, забастовкам и другим акциям неповиновения, которые еще больше расшатывают ситуацию. При этом уличные акции, опять же, правильным образом освещаются в СМИ, прославляя протестантов и показывая в негативном свете проправительственные силы и органы правопорядка.Проведение такого комплекса действий (в случае его успеха, конечно) приводит к потере управляемости в стране, экономическому спаду, а нередко и к гражданской войне.Тут есть еще один, более глубокий аспект.
    Современные СМИ не просто могут приводить к хаосу в государстве и вызывать гражданские конфликты. Сегодня они практически формируют устои современного общества, донося до людей определенные ценности и вызывая отрицание других. Человеку говорится, что правильно, а что нет, что следует считать нормой, а что грубым отклонением от нее. Причем все это делается в настолько легкой и ненавязчивой манере, что пропагандистских приемов просто не видно.
    Несут ли информационные технологии угрозу для РФ? Или, говоря другими словами, ведется ли сегодня информационная война против России? В той или иной степени – это, безусловно, так. Однако другой вопрос, насколько она является эффективной. Сегодня основные российские СМИ полностью или частично находятся под контролем государства, спецслужбы жестко контролируют интернет, не задумываясь, снося неугодные ресурсы. Обычные пользователи соцсетей уже начали получать реальные тюремные сроки за виртуальные репосты и лайки.
    Так что сегодня Россия – это скорее информационный хищник с очень мощными информационными челюстями, чем жертва. Слава богу мы таки научились воевать в информационном поле
     
    #78
    dok нравится это.
  20. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.382.034.257.436
    Stirik, 12 апр 2017

    Проектирование противокорабельного снаряда 14Х К-1 Комета III было начато в ОКБ-51 в 1947 году. Для создания системы наведения с радиолокационной ГСН было образовано Специальное Бюро 1, подчинявшееся Третьему ГУ при СМ СССР. Директором СБ-1 стал П.Н. Куксеенко, а Главным конструктором - С. Л. Гегечкори (С. Л. Берия). Основой проекта снаряда первоначально стала компоновка изделия ИХ, на которую установили два ПуВРД Д-7, аппаратуру наведения по трем точкам "Комета I" и активную радиолокационную ГСН "Комета II", работающую на конечном участке. Планировалось первую партию "Комет" испытать с борта Пе-8 только с автопилотом "Аскания", чтобы не ждать поставок аппаратуры наведения. Но вскоре Спецбюро Министерства вооружения изменило задание, потребовав повысить скорость и дальность за счет применения турбореактивного двигателя. Работы были переданы в ОКБ-155, где за основу была принята схема самолета И-300 (МиГ-9) с одним двигателем РД-20. В 1948 г. этом КБ была открыта "тематика Б", работы по которой возглавил М.И. Гуревич

    Предусматривалось создание «Кометы-3» на базе самолетов-снарядов 10Х и 14Х, дальность которых значительно превышала установленную для противокорабельной системы. Трудно было обеспечить требуемую скорость, в 1,5 раза большую, чем у V-1. Поэтому для "Кометы-3" был создан (весной 1947-года прошел испытания) новый двигатель Д-7, который имел тягу в три раза большую, чем двигатель самолета-снаряда 10Х. Для пусков с Пе-8 изготовили опытное изделие 14Х К-1. На нем, в отличие от штатной «Кометы-3» установили менее мощный пульсирующий воздушно-реактивный двигатель (ПуВРД) Д-6. Кроме того, опытная ракета отличалась аппаратурой СБ-1, автопилотом фирмы «Аскания», а от обычного 14Х — крылом большей площади. Однако использование ПуВРД принципиально ограничивало скоростные характеристики "Кометы-3".
    В ходе эскизного проектирования компоновка была изменена по типу более нового самолета И-310 (МиГ-15). По расчету дальность пуска получалась 200 км при массе 2000 кг, но в ходе дальнейшего проектирования летные характеристики снаряда ухудшились, а вес возрос. Пришлось изменить компоновку носовой части и применить более мощный двигатель РД-500. Носителем был выбран дальний бомбардировщик Ту-4 с РЛС "Комета К-1" (К-1) и двумя держателями БД-КС.С целью постройки опытной серии самолетов-снарядов и проведения их доводки в процессе испытаний в 1951 г. при заводе " 1 союзного подчинения в поселке Иваньково Калининской области (ныне - г. Дубна) был организован филиал " 2 ОКБ-155 (ОКБ2-155). Руководителем филиала и заместителем Главного конструктора 0КБ-155 был назначен Я.И. Березняк.
    Постановление правительства о разработке пилотируемого варианта КС — самолета "К" появилось в марте 1949 года. Вместо боевой части смонтировали тесную кабину летчика-испытателя, установили убирающееся шасси велосипедной схемы, поставили полноценный двигатель РД- 500 с регулировкой тяги. Разумеется, такое преобразование носило сугубо экспериментальный характер — применение "Кометы" управляемой "камикадзе" вместо бортовой аппаратуры в принципе исключалось, так как на машине для боевой части не оставалось места.
    Цель была проще, по выражению С.Л. Берии, "мы смогли сэкономить и время, и сотню ракет".Амет-Хан Султан осуществил первый взлет на самолете-аналоге 4 января 1951 года. Параллельно доработали носитель, заменили РЛС "Кобальт", созданной на ее базе специальной станцией "Комета-2" и установив на крыле пилоны для подвески самолетов-снарядов.

    В 1952 г. был проведен первый пуск самолета-снаряда с наведением. Он оказался неудачным, но систему удалось довести, и в том же году после успешного завершения СГИ начался серийный выпуск нового оружия. За создание системы "Комета" коллектив ОКБ-155 был отмечен Сталинской премией.Серийный выпуск самолетов-снарядов КС-1 был развернут на заводе " 1 в Иваньково. Второго июня 1953 г. завод получил номер 256 и был переподчинен МАП, 2 мая 1958 г. пос. Иваньково включен в состав Московской области, а 13 декабря I960 г. объединен с городом Дубна. Все это повысило привлекательность этого места работы для прибывавших молодых специалистов - выпускников авиационных вузов, и обеспечить кадрами расширяющееся производство.Серийные изделия КС-1 оснащались двигателями РД-500К. Это были обычные "самолетные" ТРД РД-500, прошедшие капремонт после того, как их назначенный ресурс был израсходован. Но по мере наращивания выпуска на снаряды начали ставить новые двигатели РД-500К, отличавшиеся от самолетной модификации применением по возможности более дешевых материалов.
    Первые ракетоносцы планировалось применить против кораблей США, ведущих боевые действия в Корее, но к тому моменту еще не было достаточного количества боеготовых экипажей и самолетов. Только в июне 1953 г. в составе ВВС Черноморского Флота была сформирована учебная эскадрилья №27, а осенью 1955 г. на ее базе был создан 124-й ТБАП ДЦ (позже - МТАП ДД), в составе которого было 12 Ту-4КС, 8 Ту-4 и другая техника. Затем перевооружился на ракетоносцы 5-й МТАП ЧФ. В сумме в эти части поступило около 30 носителей Ту-4К.

    10х.jpg
    Самолет-снаряд 10Х​

    В 1954 г. система ракетного оружия "Комета-М" была принята на вооружение Авиации ВМФ СССР. 124-й ТБАП стал учебным, в нем же велись войсковые испытания системы и создавались тактические приемы. В этом процессе участвовали самолеты-аналоги "К". Часть из них была доработана в 1953 г. в вариант КСК (колесное шасси заменили лыжей с деревянным покрытием), а с двух демонтировали кабины и использовали для обучения предпусковым операциям. Кроме того, поступили самолеты-дублеры "Кометы" МиГ-15СДК, на которых отрабатывалось наведение.В 1954 г. начались испытания реактивного ракетоносца Ту-16КС. От базового варианта он отличался подкрыльевыми держателями БД-187 и РЛС "Комета-Н", установленной в бомбоотсеке. Для отработки новой ракетной системы был создан самолет-дублер МиГ-17СДК. В декабре 1957 г. первый строевой экипаж командира 88-го МТАП ЧФ произвел пуск ракеты с борта Ту-16КС. Самолеты этого типа первыми поступили в части авиации Черноморского, а затем Северного и Тихоокеанского Флотов.

    кс.jpg

    В ходе выпуска снаряд КС-1 модернизировался с участием ОКБ-155, его филиала в Дубне и завода " 256. Так появился вариант с радиолокационным высотомером вместо анероидного. В 1958 г. на изделиях с доработанной системой управления и ГСН дальность пуска благодаря повышению устойчивости захвата возросла с 90 до 130 км. В дальнейшем удалось опустить нижнюю границу пуска до 2 км, а верхнюю поднять до 7 км, но на практике использовался только пуск с малых высот.
    Одним из недостатков системы "Комета" была ее подверженность действию радиопомех, как наведенных противником, так и возникающих от взаимодействия каналов наведения при одновременном пуске нескольких снарядов. В 1961 г. появилась помехозащищенная аппаратура, которая ставилась как на вновь поставляемые, так и на ремонтирующиеся снаряды КС-1. Ракета КС-1 оказалась чрезвычайно удачной и состояла на вооружении Авиации ВМФ СССР до семидесятых годов, когда последние самолеты Ту-16КС были оснащены новым комплексом ракетного вооружения К11-16. Часть машин этого типа получили переходные балки под БД-187, на которые можно было подвешивать авиабомбы. Вероятность попадания в цель УР КС-1 в отдельные периоды достигала 80% в простой и 60% в сложной помеховой обстановке. На базе самолета-снаряда КС-1 были созданы система береговой обороны "Сопка", фронтовая крылатая ракета ФКР-1 (КС-7) и система ракетного оружия для боевых кораблей КСС "Стрела" (С-2). На базе самолета-дублера СДК-5 была построена опытная "летающая бомба" наземного старта СДК-7. Кроме того, в интересах ПВО и ВМФ до восьмидесятых годов использовалась ракета-мишень КРМ-1. Ее носителем стал самолет Ту-16КРМ.

    В середине 1961 г. 25 самолетов Ту-16КС были поставлены в Индонезию, где они поступили в 41-ю и 42-ю эскадрильи национальных ВВС. Они широко использовались в войне с Малайзией, их видели даже у берегов Сингапура, но особых успехов их экипажи не достигли. После разрыва отношений с СССР эксплуатация индонезийских Ту-16КС прекратилась из-за отсутствия запчастей.К началу "шестидневной" войны 19б7 г. 20 Ту-16КС имелось у Египта. Атака израильтян застала их на аэродроме, где все они были уничтожены.
    К концу 1960-х КС сняли с вооружения, а оставшиеся 65 носителей модернизировали под использование более совершенных комплексов. Подводя итоги, отметим, что система "Комета" стала первым в истории советским комплексом управляемого ракетного оружия, поступившим на вооружение, и обеспечила зарождение и формирование морской ракетоносной авиации — одного из наиболее эффективных компонентов боевой мощи отечественного флота.
     
    #79
    dok нравится это.
  21. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.382.034.257.436
    Stirik, 12 апр 2017

    22 марта 1957 года на вооружение ВВС СССР приняли комплекс «Метеор», ставший одним из главных героев спецоперации «Анадырь»
    ФКР-1 Метеор – это ракетный комплекс с тактической крылатой ракетой наземного базирования ФКР-1 (аббревиатура «фронтовая крылатая ракета», другое название «изделие КС-7») предназначенный для нанесения удара по наземным целям на дальностях до 125 км. К 1953 году на вооружение ВВС США приняли первую за океаном оперативно-тактическую крылатую ракету MGM-1 «Матадор» класса «земля-земля». Она была способна доставить 50-килотонный ядерный заряд на дальность до тысячи километров. Всего фирма «Мартин Эркрафт» выпустила 1200 «Матадоров» модификаций A и С, из которых 150 развернули в Западной Германии (1954 год) и 50 – в Южной Корее (1958). Первоначально «Матадор» официально классифицировался командованием ВВС США как бомбардировщик B-61, и оснащенные этими ракетами части именовались эскадрильями беспилотных бомбардировщиков (в последующем – тактические ракетные эскадрильи). В начале 60-х годов дозвуковые (0,9 Маха) «Матадоры» списали, поскольку их способность преодолевать советскую систему ПВО, ощетинившуюся ЗРС С-25, С-75 и С-125, оказалась под большим сомнением.

    Разработка ракеты ФКР-1 инициирована постановлением Совета Министров СССР № 864-372 от 11 мая 1954 года. Над созданием крылатой ракеты работал коллектив ОКБ-155 во главе с А.И.Микояном. На вооружение ВВС СССР крылатая ракета ФКР-1 была принята в 1957 году. Генеральным конструктором комплекса ФКР-1 Метеор являлся А.Я. Березняк.
    Сейчас уже трудно сказать, у кого именно, когда именно и почему именно родилась идея, что КС-1 можно доработать и приспособить для запусков с других носителей. Скорее всего, все дело было в стремлении как можно скорее вооружить Советскую Армию новейшим оружием, обеспечивающим стратегический паритет с главным «вероятным противником» — США. А там уже вовсю шли работы по созданию собственных крылатых ракет различного базирования. В итоге КС-1 стал «отцом» целого семейства крылатых снарядов.Первым крылатый снаряд КСС, работы над которым начались в апреле 1954 года. Эту аббревиатуру расшифровывают то как «Комета — самолет-снаряд», то как «корабельный снаряд «Стрела», хотя, вероятнее всего, точной расшифровкой будет «крылатый снаряд специальный», ведь КС-1 расшифровывается как «крылатый снаряд», а «Кометой» назывался весь комплекс с его использованием.
    КСС, он же С-2, стал вооружением берегового стационарного ракетного комплекса «Стрела». В 1957 году комплекс был принят на вооружение. Первым его получил специально сформированный 362-й отдельный береговой ракетный полк, состоявший из двух дивизионов и располагавшийся на Черном море в районе Балаклавы и села Резервное. Он вступил в строй 30 августа 1957 года, а всего через четыре с половиной месяца, 6 января 1958 года на боевое дежурство встало второе подобное подразделение — 616-й отдельный береговой ракетный полк, тоже двухдивизионный, базировавшийся на острове Кильдин в Баренцевом море. Подземный комплекс в Крыму получил индекс «объект 100», на Севере — «объект 101». Примечательно, что береговой стационарный ракетный комплекс «Стрела» простоял на вооружении до 1965 года, пока его не сменил гораздо более современный «Утес».

    Ракета ФКР-1 создана на базе противокорабельной крылатой ракеты С-2 Сопка. Также, как и предыдущая ракета, ФКР-1 практически повторяла компоновку и силуэт истребителя МиГ-15. Вместо кабины летчика располагалась аппаратура системы управления и фугасно-кумулятивная боевая часть, которая устанавливалась через большой люк в верхней части фюзеляжа по вертикальным направляющим. За боевой частью находился топливный бак на 330 л керосина. Ракета снабжалась реактивным двигателем РД-500К. Крыло имело большую на то время стреловидность, а рули управления располагались аналогично схеме МиГ-15.
    Система самонаведения была изменена на инерциальную систему «Метеор» с автопилотом АП-М. Крылатая ракета ФКР-1 стартовала с пусковой установки имеющей направляющую балку под углом 10°. Пуск происходил при помощи порохового ускорителя ПРД-15М. Ускоритель имел 15 топливных шашек РСИ-12К.Ракета ФКР-1 могла снабжаться фугасно-кумулятивной и ядерной боевыми частями.Карибский кризис разгорелся осенью 1962 года, когда на Кубу были доставлены Советским Союзом два полка ракетных комплексов ФКР-1 Метеор с фронтовыми крылатыми ракетами ФКР-1, по 8 пусковых установок в каждом, а также 80 ядерных боеголовок к ним.На боевом дежурстве ракетный комплекс ФКР-1 Метеор состояла до конца 1960-х годо

    кр-1.jpg
    Крылатая ракета ФКР-1 на пусковой установке с тягачом занимание позицию на Кубе.​

    К лету 1959 года в составе Военно-воздушных сил СССР насчитывалось семь отдельных авиационных инженерных полков — ОАИП, вооруженных комплексами «Метеор». Каждый такой полк состоял из четырех дивизионов, на вооружении которых находились по две пусковые установки Х-10 для крылатых ракет КС-7. Два из семи отдельных авиационных инженерных полков — 584-й под командованием полковника Алексея Фролова и 561-й под командованием полковника Дмитрия Мальцева, — были отправлены в конце августа 1962 года на «учения на отдаленной территории», которые на практике едва не превратились в ограниченную ядерную войну. На Кубе каждому полку отвели отдельную зону ответственности. 584-й, согласно меморандуму командующему ГСВК от 8 сентября 1962 года, был переименован в 231-й ОАИП и переброшен в Западный регион — прикрывать от высадки американского десанта Гавану. А 561-й полк, ставший 222-м, отправили в район Сантьяго-де-Куба, нацелив на американскую базу Гуантанамо, которая, по воспоминаниям очевидцев, имела причальный фронт, два аэродрома, склады, плавучий док, штаб, узел связи, мастерские и подразделения, обеспечивающие одновременную стоянку 37 кораблей, в том числе двух авианосцев.

    кра.jpg
    Комплексы «Метеор» во время военного парада в Гаване.​

    Пребывание отдельных авиационных инженерных полков, вооруженных ФКР-1, на Кубе растянулось на два года. После этого, оставив кубинцам оборудование одного ОАИПа, советские специалисты вернулись на Родину. Вернулись, чтобы очень быстро попасть под расформирование части или заняться переучиванием на новые системы наземных крылатых ракет оперативно-тактического назначения.
     
    #80
    dok нравится это.
Загрузка...