1. Всем пользователям необходимо проверить работоспособность своего электронного почтового адреса. Для этого на, указанный в вашем профиле электронный адрес, в период с 14 по 18 июня, отправлено письмо. Вам необходимо проверить свою почту, возможно папку "спам". Если там есть письмо от нас, то можете не беспокоиться, в противном случае необходимо либо изменить адрес электронной почты в настройках профиля , либо если у вас электронная почта от компании "Интерсвязь" (@is74.ru) вы им долго не пользовались и хотите им пользоваться, позвоните в СТП по телефону 247-9-555 для активации вашего адреса электронной почты.
    Скрыть объявление

Неизвестная история вооружения

Тема в разделе "Военное дело", создана пользователем Stirik, 26 янв 2017.

  1. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    970.375.824.953
    Stirik, 26 янв 2017
    Предлагаю публиковать неизвестные или малоизвестные страницы истории вооружения

    Как человек использовал колесницы, стремена, животных, железные дороги и другие безобидные с виду вещи для совершенствования техник убийства
    Во все эпохи война была сложным и затратным предприятием. Исход и особенности противостояния организованных групп вооруженных людей для решения вопроса власти, территории и ресурсов всегда зависел от того, какими средствами и умениями они обладали. Поэтому развитие технологий, а также уровня общественной организации и знаний об окружающем мире всегда шло бок о бок с войной и непосредственно влияло на ее облик.

    Изобретение колесницы

    колесница.jpg

    Со времен начала выплавки бронзы изготовление прочной повозки из дерева и металла, которой было бы легко управлять в бою, было серьезным техническим достижением своего времени и требовало большого объема металла. К тому же содержание этой боевой единицы с лошадью и экипажем из двух человек обходилось дорого. Именно поэтому война в бронзовом веке оказывалась роскошью, которую могли позволить себе только процветающие центры цивилизаций, подобные Египту.
    Колесницы сыграли важную роль в возникновении и падении ранних государственных объединений на Ближнем Востоке: противопоставить что‑то быстро движущимся укрепленным повозкам, с которых на врагов сыпался поток стрел, в те времена было сложно.Правда, в «Илиаде», ставшей подробным описанием войны эпохи бронзы, герои используют колесницы, но еще не в бою, а лишь для того, чтобы быстро прибыть к полю боя или вернуться в лагерь. Как ни странно, но это еще один показатель значения колесницы. Даже там, где по каким-то причинам колесницы не используют в полную силу, она выступает как общепризнанный атрибут власти и престижа. На колеснице отправляются в бой цари и герои.

    Изготовление доспехов

    В той же «Илиаде» «шлемоблещущие» герои, убранные в доспехи и вооруженные тяжелыми копьями с медными наконечниками, — правители отдельных земель. Доспехи — вещь настолько редкая, что изготовление некоторых из них приписывалось богам, а после убийства противника победитель прежде всего старался завладеть доспехами, редким и уникальным изделием. Гектор, предводительствующий войском троянцев, после убийства Патрокла, одетого в доспехи Ахилла, оставляет войско в разгар битвы и возвращается в Трою, чтобы облачиться в уникальные латы. Фактически правители Микенской цивилизации, на эпоху которой приходятся события, описываемые Гомером, во многом обеспечивали власть над своими землями именно владением редким и дорогим, но чрезвычайно эффективным для своего времени оружием и доспехами.

    Постепенное распространение технологии обработки рудного железа по территории Передней Азии и Южной Европы начиная примерно с XIII века до н. э. привело к тому, что конкуренцию бронзе теперь мог составить относительно более дешевый и гораздо более распространенный металл. Вооружить металлическим оружием и доспехами стало возможно гораздо большее число воинов. Удешевление войны вкупе с применением металлических орудий привело к значительным изменениям в «геополитике» Древнего мира: на арену вышли новые племена, сокрушившие железным оружием аристократические государства владельцев колесниц и бронзовых доспехов. Так погибли многие государства на Ближнем Востоке, такая судьба постигла Ахейскую Грецию, которая была завоевана племенами дорийцев. Так происходит возвышение Израильского царства, одновременно наиболее могущественным образованием на Ближнем Востоке в ранний железный век становится Ассирийская держава.

    всадник.jpg

    До изобретения упряжи и седла езда на лошади или иных копытных верхом была делом, требующим постоянного контроля за устойчивостью, и всадник был практически бесполезен для боя. С освоением искусства управления лошадью при помощи упряжных приспособлений кавалерия появляется как род войск в Ассирии в X веке до н. э. и позже получает довольно быстрое распространение. Главным, кто выиграл от освоения нового искусства езды верхом, оказались азиатские кочевники, прежде разводившие лошадей для еды. С освоением верховой езды, позволявшей использовать оружие, и в частности стрелять из лука, в их распоряжении оказался новый источник боевой мощи, к тому же позволявший преодолевать большие расстояния с недоступной прежде скоростью. Примерно c VIII века нашей эры постепенно вырабатывается механизм противостояния кочевой «степи» с оседлыми земледельческими племенами — сменявшие друг друга кочевники получили возможность совершать набеги, собирать дань или поступать на службу к более развитым и богатым земледельческим сообществам, имея в своем распоряжении ресурс конного войска. Механизм сохранился практически неизменным на протяжении многих столетий — вплоть до распада империи Чингисхана.

    Когда доспехами и тяжелым оружием стало возможно обеспечить большое количество боеспособных мужчин, появилась особенная потребность в организации и управлении подобными вооруженными массами. Именно в это время появляются особые типы боевого построения вроде греческойфаланги . Впервые этот тип строя, представлявший собой плотные шеренги тяжеловооруженных воинов, выстраиваемых в несколько рядов, появляется в VII веке до н. э. в Спарте. Поддержание подобного боевого порядка само по себе становилось залогом победы против войска, не имеющего подобной организации. Многие воинские метафоры вроде «чувства локтя», как считается, имеют своим истоком именно построение фалангой (где боец действительно чувствовал локти соседей по шеренге). Победой римские легионы также были обязаны сложной системе построений, позволяющей совершать маневры и перестраивать порядки во время боя, и твердой выучке бойцов, осознающих необходимость поддержания строя.

    Вставая в стременах, лучник становился гораздо более устойчивым и мог точнее целиться. Еще большие изменения стремя привнесло в технику кавалерийского боя, требовавшего соприкосновения с противником. Стремя превращало всадника и лошадь в единый механизм и позволяло передавать общую массу кавалериста и его коня противнику вместе с ударом копья или меча, что сделало кавалерию живыми боевыми машинами своего времени. В Западной Европе в Средние века развили это преимущество, утяжеляя всадника и его вооружение, что привело к появлению тяжелой рыцарской кавалерии. Закованный в доспехи всадник, сидящий в стременах и атакующий тяжелым копьем на полном скаку, концентрировал на острие своего копья в момент атаки невиданную мощь. Это привело к новой аристократизации войны, поскольку носителем такого эффективного и дорогого оружия оказывалась узкая прослойка феодалов, что и определило облик войны в Средневековье.

    Считается, что порох был изобретен в Китае и с XII века начал применяться в боевых действиях, однако там он использовался для метания гигантских стрел. Как, собственно, поначалу и в Европе. Но с XIV века с помощью пороха медные пушки уже стали метать каменные ядра. На каждое из таких орудий уходили тонны металла, и фактически их изготовление могли позволить себе лишь монархи. Позже, с изобретением чугунных ядер, необходимость в громадных пушках, извергавших каменные ядра, отпала, так как металлическое ядро обладало более серьезным разрушающим эффектом при меньшем диаметре. С изобретением колесного лафета , позволяющего перевозить пушки на необходимое расстояние, артиллерия превратилась в практически неодолимую силу, в считаные часы уничтожающую любые каменные укрепления . В каком-то смысле она стала «последним доводом королей» . Обладание осадными пушками в большинстве случаев действительно было привилегией централизованных монархий, способных оплатить их изготовление и содержание. Если же у противника артиллерии не было, судьба противостояния была практически предрешена.

    Переносное огнестрельное оружие, которое могла применять пехота, также изменило представления о боевых возможностях пехотинцев и характер ведения боя. Впрочем, оружие того времени было еще довольно тяжелым и требовало времени для заряжания и применения. Для его эффективного использования в бою требовалась разработка особых методов взаимодействия с другими подразделениями. Одним из успешных экспериментов оказалось построение испанских терций — каре пикинеров, прикрывавшее расположенных в центре мушкетеров. Данная тактика превратила испанскую пехоту в одну из самых грозных сил на европейском поле боя почти на весь XVI век.

    Новым толчком к прогрессу стало распространение винтовки с нарезным стволом . Их массовое применение высадившимися в Крыму в 1854 году французскими и английскими войсками против русской армии, в основном вооруженной мушкетами старого образца, обеспечила войскам антироссийской коалиции победу в открытых столкновениях и вынудила русских запереться в Севастополе. Вообще Крымская война, где небольшое отставание русских вооруженных сил во внедрении лишь только начинавших массово применяться изобретений — таких как паровой флот или нарезные винтовки — стало критическим фактором, фактически подстегнула гонку вооружений.
     
    Последнее редактирование: 30 мар 2017
    #1
    dok нравится это.
  2. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    970.375.824.953
    Stirik, 7 авг 2018
    В начале 20 века французские учёные добились впечатляющих успехов, сделав ряд важнейших открытий в области исследования радиоактивных материалов. К концу 30-х годов во Франции имелась лучшая в мире на тот момент научно-техническая база, подкрепляемая щедрым финансированием со стороны государства. В отличие от правительств ряда других промышленно развитых государств, французское руководство серьёзно отнеслось к заявлениям физиков-ядерщиков о возможности выделения колоссального количества энергии в случае получения цепной реакции ядерного распада.
    В связи с этим в 30-е годы правительство Франции выделило средства на покупку урановой руды, добытой на месторождении в Бельгийском Конго. В результате этой сделки в распоряжении французов оказалось более половины мировых запасов уранового сырья. Впрочем, в то время это было мало кому интересно, а соединения урана в основном использовались для изготовления краски. Но именно из этой урановой руды впоследствии была изготовлена начинка для первых американских атомных бомб. В 1940 году, незадолго до падения Франции, всё урановое сырьё было переправлено в США.

    В первые послевоенные годы во Франции не велось масштабных работ в области ядерной энергетики. Сильно пострадавшая от войны страна была просто не в состоянии выделить на дорогостоящие исследования необходимые финансовые ресурсы. Кроме того, Франция как один из ближайших союзников США, в оборонной сфере полностью полагалась на американскую поддержку, и потому речь о создании собственной атомной бомбы не шла. Лишь в 1952 году был принят план по развитию ядерной энергетики, и французы осуществляли исследования в рамках совместной программы «мирного атома» с Италией и Германией. Однако многое изменилось после повторного прихода к власти Шарля де Голля. После начала «Холодной войны» европейские страны НАТО во многом стали заложниками проводимой американцами политики. Французский президент не без оснований беспокоился, что в случае начала полномасштабного конфликта с Советским Союзом территория Западной Европы вообще и его страны в частности может стать полем боя, на котором сторонами будет активно применяться ядерное оружие.
    После того как руководство Франции начало проводить независимую политику, американцы стали открыто демонстрировать своё раздражение и отношения между странами заметно охладели. В этих условиях французы активизировали собственную оружейную ядерную программу, и в июне 1958 года на заседании Национального совета обороны об этом было объявлено официально. Фактически заявление французского президента узаконило выработку оружейного плутония. Из выступления де Голля следовало, что главной целью ядерной программы Франции является создание национальных ударных сил на основе ядерного оружия, которое в случае необходимости могло быть задействовано в любой точке земного шара. «Отцом» французской ядерной бомбы считается физик Бертран Голдшмидт, работавший с Марией Кюри и участвовавший в американском Манхеттенском проекте.

    Первый ядерный реактор типа UNGG (англ. Uranium Naturel Graphite Gaz – газоохлаждаемый реактор на природном уране), где имелась возможность получения расщепляющегося материала, пригодного для создания ядерных зарядов, начал функционировать в 1956 году на юго-востоке Франции, в национальном ядерном исследовательском центре Маркуль. Через два года к первому реактору добавилось ещё два. Реакторы UNGG работали на природном уране и охлаждались углекислым газом. Первоначально тепловая мощность первого реактора, известного как G-1, составляла 38 МВт, и он был способен выработать 12 кг плутония в год. В дальнейшем его мощность довели до 42 МВт. Реакторы G-2 и G-3 имели тепловую мощность 200 МВт каждый (после модернизации увеличена до 260 МВт).
    В дальнейшем Маркуль стал крупным объектом ядерной энергетики, где велась выработка электроэнергии, получение плутония и трития и сборка топливных элементов для АЭС на основе отработанного ядерного топлива. При этом сам ядерный центр находится в весьма густонаселённом районе, неподалёку от Лазурного берега. Однако это не мешало французам производить здесь различные манипуляции с радиоактивными материалами. В 1958 году на радиохимическом заводе UP1 в Маркуле была получена первая партия плутония, пригодного для создания ядерного заряда. В 1965 году в Пьерлатте была запущена линия, где производилось газо-диффузионное обогащение урана. В 1967 году началось получение высоко обогащённого U-235, пригодного для использования в ядерном оружие. В 1967 году в ядерном центре Маркуль начал работать реактор Celestine I, предназначенный для выработки трития и плутония, а в 1968 году в эксплуатацию был введён однотипный Celestine II. Это в свою очередь дало возможность создать и испытать термоядерный заряд.

    Несмотря на международное давление, Франция не присоединялась к мораторию на проведение ядерных испытаний, объявленному США, СССР и Великобританией в период с 1958 по 1961 годы, и не участвовала в Московском договоре 1963 года о запрещении испытаний ядерного оружия в трех средах. При подготовке ядерных испытаний Франция пошла по пути Великобритании, которая создала ядерный полигон за пределами своей территории. В конце 50-х, когда стало ясно, что имеются все условия для создания собственного ядерного оружия, французское правительство выделило 100 млрд. франков для возведения испытательного полигона в Алжире. Объект получил в официальных бумагах наименование «Центр военных экспериментов Сахары». Помимо испытательной станции и опытного поля имелся жилой городок на 10 тыс. человек. Для обеспечения процесса испытаний и доставки грузов по воздуху в 9 км к востоку от оазиса, в пустыне была построена бетонная взлётно-посадочная полоса протяженностью 2,6 км.
    [​IMG]
    Башня, предназначенная для первого французского ядерного испытания​
    Командный бункер, откуда подавалась команда на подрыв заряда, находился в 16 км от эпицентра. Как в США и СССР для проведения первого французского ядерного взрыва была построена металлическая башня высотой 105 метров. Это было сделано исходя из того, что наибольший поражающий эффект от применения ядерного оружия достигается при воздушном подрыве на небольшой высоте. Вокруг башни, на различном удалении были расставлены различные образцы военной техники и вооружения, а также возведены полевые укрепления.
    Операция, носившая кодовое обозначение «Голубой тушканчик», была назначена на 13 февраля 1960 года. Успешный испытательный взрыв состоялся 06.04 по местному времени. Энергия взрыва плутониевого заряда оценивается в 70 кт, то есть примерно в 2,5 раза выше, чем мощность атомной бомбы, сброшенной на японский город Нагасаки. Ни в одной стране, получившей доступ к ядерному оружию, в ходе первого испытания не опробовали заряды такой мощности. После этого события Франция вошла в неформальный «ядерный клуб», в котором к тому моменту состояли: США, СССР и Великобритания.
    Несмотря на высокий уровень радиации, вскоре после ядерного взрыва к эпицентру на бронетехнике и в пешем порядке выдвигались французские военнослужащие. Они исследовали состояние испытуемых образцов, делали различные замеры, брали пробы грунта, а также отрабатывали мероприятия по дезактивации.
    [​IMG]
    Снимок места первого французского ядерного испытания, сделанный с борта самолёта на полигоне Регган на следующий день после взрыва​
    Взрыв получился очень «грязным», и радиоактивное облако накрыло не только часть Алжира, выпадение радиоактивных осадков фиксировали на территориях других африканских государств: Марокко, Мавритании, Мали, Гане и Нигерии. Выпадение радиоактивных осадков фиксировали на большей части Северной Африки и острове Сицилия.
    Пикантности французским ядерным испытаниям, проводимым вблизи оазиса Регган, придавал тот факт, что в это время на территории Алжира вовсю шло антиколониальное восстание. Понимая то, что им скорее всего придётся покинуть Алжир, французы очень спешили. Следующий взрыв, поучивший обозначение «Белый тушканчик», опалил пустыню 1 апреля, но мощность заряда была снижена до 5 кт.
    Еще одно испытание такой же мощности, известное как «Красный тушканчик», состоялось 27 декабря. Последним в серии испытаний, проводимых в этом районе Сахары, стал «Зелёный тушканчик». Мощность этого взрыва оценивается менее чем в 1 кт. Впрочем, первоначально планируемое энерговыделение должно было быть значительно выше. После мятежа французских генералов, для того, чтобы предотвратить попадания подготовленного к испытаниям ядерного заряда в руки мятежников, он был подорван «с неполным циклом деления». Фактически большая часть плутониевого ядра при этом была рассеяна на местности.
    После того как французы спешно покинули «Центр военных экспериментов Сахары», в окрестностях оазиса Регган осталось несколько пятен с высокой радиацией. При этом никто не предупредил местное население об опасности. Вскоре местные жители растащили радиоактивное железо для собственных нужд. Достоверно неизвестно, сколько алжирцев пострадало от ионизирующего излучения, но правительство Алжира неоднократно выступало с требованиями финансовых компенсаций, которые были частично удовлетворены только в 2009 году.
    За прошедшие годы ветры и песок сильно постарались, чтобы стереть следы ядерных взрывов, разнося зараженную почву по Северной Африке. Судя по имеющимся в свободном доступе спутниковым снимкам, лишь относительно недавно на расстоянии около 1 км от эпицентра было установлено ограждение, препятствующее свободному доступу к месту испытаний.
    [​IMG]
    Спёкшийся песок на месте ядерного испытания «Голубой тушканчик»​
    В настоящее время в районе испытаний не сохранилось каких-либо конструкций и сооружений. О том, что здесь вспыхивало адское пламя ядерных взрывов, напоминает только корка спёкшегося песка и радиоактивный фон, значительно отличающийся от естественных значений. Впрочем, за 50 с лишним лет уровень радиации сильно снизился, и как уверяют местные власти, он уже не представляет угрозы здоровью, если конечно не находиться в этом месте в течение длительного времени. После ликвидации полигона построенная неподалёку авиабаза не была закрыта. Сейчас она используется алжирскими военными и для осуществления региональных авиаперевозок.
    После обретения Алжиром независимости французские ядерные испытания в этой стране не прекратились. Одним из условий вывода французских войск стало секретное соглашение, согласно которому ядерные испытания на алжирской территории были продолжены. Франция получила от алжирской стороны возможность проводить ядерные испытания ещё пять лет.
    Местом ядерного полигона французы выбрали безжизненное и уединенное плато Хоггар в южной части страны. В район гранитной горы Таурирт-Тан-Афелла была переброшена горнопроходческая и строительная техника, а саму гору высотой более 2 км и размерами 8х16 км изрыли многочисленными штольнями. К юго-востоку от подножья горы появился «Испытательный комплекс Ин-Эккер».
    Несмотря на формальный вывод французских воинских формирований из Алжира, безопасность испытательного комплекса обеспечивал батальон охраны численностью более 600 человек. Для патрулирования окрестностей широко использовались вооруженные вертолёты Alouette II. Также неподалёку построили грунтовую взлётно-посадочную полосу, на которую могли садиться транспортные самолёты С-47 и С-119. Общая же численность французских военнослужащих и жандармов в этом районе превышала 2500 человек. В окрестностях было разбито несколько базовых лагерей, сооружены объекты водоснабжения, а саму гору опоясали дороги. В строительных работах задействовалось более 6000 французских специалистов и местных рабочих.
    [​IMG]
    Спутниковый снимок Gооglе Еarth: места ядерных испытаний в горе Таурирт-Тан-Афелла​
    В период с 7 ноября 1961 и 19 февраля 1966 года здесь состоялось 13 «горячих» ядерных испытаний и приблизительно четыре десятка «дополнительных» экспериментов. Французы называли эти эксперименты «холодными испытаниями». Все «горячие» ядерные испытания, проводимые в этом районе, получили имена драгоценных и полудрагоценных камней: «Агат», «Берилл», «Изумруд», «Аметист», «Рубин», «Опал», «Бирюза», «Сапфир», «Нефрит», «Корунд», «Турмали», «Гранат». Если первые французские ядерные заряды, опробованные в «Центре военных экспериментов Сахары», не могли использоваться в военных целях и представляли собой чисто экспериментальные стационарные устройства, то бомбы, взорванные в «Испытательном комплексе Ин-Эккер», служили для отработки серийных ядерных боеголовок мощностью от 3 до 127 кт.
    [​IMG]
    Вход в испытательную штольню у подножия горы Таурирт-Тан-Афелла​
    Протяженность штолен, пробиваемых в горной породе для ядерных испытаний, составляла от 800 до 1200 метров. Для того чтобы нейтрализовать действие поражающих факторов ядерного взрыва, заключительная часть штольни выполнялась в виде спирали. После установки заряда штольня запечатывалась «пробкой» из нескольких слоёв бетона, скального грунта и полиуретановой пены. Дополнительную герметизацию обеспечивали несколько дверей из броневой стали.
    Четыре из тринадцати подземных ядерных взрывов, проведенных в штольнях, не были «изолированными». То есть либо в горе образовались трещины, откуда происходил выброс радиоактивных газов и пыли, либо изоляция тоннелей не выдерживала силы взрыва. Но не всегда дело заканчивалось выбросом лишь пыли и газов. Широкую огласку получили события, произошедшие 1 мая 1962 года, когда в ходе операции «Берилл» из-за многократного превышения расчетной силы взрыва из испытательной штольни произошло настоящее извержение расплавленной высоко радиоактивной горной породы. Реальная мощность бомбы до сих пор держится в секрете, по расчетам, она составляла от 20 до 30 килотонн.
    [​IMG]
    Выброс радиоактивных газов после ядерного испытания​
    Сразу после ядерного испытания из штольни, выбив изолирующую преграду, вырвались газово-пылевое облако, которое быстро накрыло окрестности. Облако поднялось на высоту 2600 метров и из-за резко сменившегося ветра двинулось в сторону командного пункта, где помимо военных и гражданских специалистов находился ряд высокопоставленных чиновников, приглашенных на испытания. Среди них были министр обороны Пьер Мессмерр и министр научных исследований Гастон Польюски.
    Это привело к экстренной эвакуации, которая вскоре перешла в паническое беспорядочное бегство. Тем не менее, вовремя эвакуироваться удалось не всем, и значительные дозы радиации получило около 400 человек. Радиационному загрязнению также подверглась дорожно-строительная и горнопроходческая техника, находившаяся неподалёку, а также транспортные средства, на которых происходила эвакуация людей.
    Выпадение радиоактивных осадков, представляющих угрозу для здоровья, было зафиксировано к востоку от горы Таурирт-Тан-Афелла на протяжении более 150 км. Хотя радиоактивное облако прошло над незаселёнными территориями, в нескольких местах зону сильного радиоактивного заражения пересекают традиционные кочевые пути туарегов.
    [​IMG]
    Застывшая радиоактивная лава у подножья горы Таурирт-Тан-Афелла​
    Длина выброшенного взрывом лавового потока составляла 210 метров, объем 740 кубических метров. После того как радиоактивная лава застыла, не принималось никаких мер по дезактивации местности, вход в штольню залили бетоном, а испытания перенесли на другие участки горы.
    После того как в 1966 году французы окончательно покинули этот район, не проводилось серьёзных исследований относительно влияния ядерных испытаний на здоровье местного населения. Лишь в 1985 году после посещения этого района представителями французской Комиссии по атомной энергии, подходы к участкам с наиболее высокой радиацией были обнесены заграждениями с предупреждающими знаками. В 2007 году эксперты МАГАТЭ зафиксировали, что уровень радиации в нескольких местах у подножия Таурирт-Тaн-Афелла достигает 10 милибэр в час. Согласно экспертным оценкам, расплавленные и выброшенные из испытательной штольни горные породы останутся сильно радиоактивными ещё несколько сотен лет.
    По вполне понятным причинам ядерные испытания на территории Франции были невозможны, и после ухода из Алжира полигоны перенесли на атоллы Муруроа и Фангатауфа во Французской Полинезии. В общей сложности с 1966 по 1996 годы на двух атоллах было осуществлено 192 ядерных испытания.

    Гриб первого атмосферного ядерного взрыва поднялся над Муруроа 2 июля 1966 года, когда был подорван заряд мощностью около 30 кт. Взрыв, произведённый в рамках операции «Альдебаран» и вызвавший сильное радиационное загрязнение окрестных территорий, был произведён в центре лагуны атолла. Для этого ядерный заряд поместили на барже. Помимо барж бомбы подвешивались под привязными аэростатами и сбрасывались с самолётов. Несколько свободнопадающих бомб AN-11, AN-21 и AN-52 было сброшено с бомбардировщиков Мirage IV, истребителя-бомбардировщика Jaguar и истребителя Mirage III.
    Для осуществления процесса испытаний во Французской Полинезии был образован «Тихоокеанский экспериментальный центр». Численность его сотрудников превышала 3000 человек. Инфраструктура испытательного центра расположилась на островах Таити и Нао. В восточной части атолла Муруроа, который имеет размеры 28х11 км, были построены аэродром с капитальной взлётно-посадочной полосой и пирсы. Испытания производились в западной части атолла, но даже сейчас эта область закрыта для просмотра на коммерческих спутниковых снимках.
    В частях атолла, примыкающих к району испытаний, в 60-е годы были построены массивные бетонные бункеры, защищавшие персонал, задействованный в испытаниях от ударной волны и проникающего излучения.
    [​IMG]
    29 августа 1968 года на Муруроа состоялось атмосферное испытание первого французского термоядерного заряда. Устройство весом около 3 тонн было подвешено под привязным аэростатом и взорвано на высоте 550 метров. Энерговыделение термоядерной реакции составило 2,6 Мт.
    [​IMG]
    Аэростат, подготовленный для испытания первой французской водородной бомбы​
    Этот взрыв стал самым мощным, произведённым Францией. Атмосферные испытания в Полинезии продолжались до 25 июля 1974 года. Всего в этом регионе Франция осуществила 46 атмосферных испытаний. Большая же часть взрывов была произведена в скважинах, которые бурились в рыхлом известковом основании атоллов.
    В 60-е годы французские военные стремились наверстать отставание от США и СССР в области ядерных вооружений, и взрывы на атоллах гремели часто. Как и в случае с алжирскими ядерными полигонами, испытания на заморских территориях в южной части Тихого океана сопровождались различными инцидентами. Во многом это было связано с пренебрежением мерами безопасности, спешкой и ошибками в расчётах. До середины 1966 года на атолле Фангатауфа успели произвести пять атмосферных и девять подземных испытаний. Во время десятого подземного испытания в сентябре 1966 года ядерный заряд был подорван на малой глубине и продукты взрыва оказались выброшены на поверхность. Произошло сильное радиоактивное заражение местности и после этого испытательные взрывы на Фангатауфа больше не производились.
    С 1975 по 1996 год Франция провела 147 подземных испытаний в Полинезии. Также здесь было осуществлено 12 тестов по разрушению реальных ядерных боеприпасов без запуска цепной реакции. В ходе «холодных» испытаний, предназначенных для отработки мер безопасности и повышения надёжности ядерного оружия на местности, рассеялось значительное количество радиоактивного материала. Согласно экспертным оценкам в ходе испытаний было распылено несколько десятков килограмм радиоактивного материала. Впрочем, радиационное загрязнение местности имело место и при подземных взрывах. Из-за близкого расположения испытательных скважин, после взрыва формировались полости, которые контактировали друг с другом и заполнялись морской водой. Рядом с каждой взрывной полостью образовывалась зона трещин протяженностью 200—500 м. Через трещины радиоактивные вещества просачивались на поверхность и разносились морскими течениями. После испытания, произведённого 25 июля 1979 года, когда взрыв произошел на небольшой глубине, возникла трещина протяжённостью 2 км. В результате появилась реальная опасность раскола атолла и масштабного радиационного загрязнения океанских вод.

    В ходе французских ядерных испытаний был нанесён значительный ущерб окружающей среде и, безусловно, пострадало местное население. Однако атоллы Муруроа и Фангатауфа до сих пор закрыты для посещения независимыми экспертами, и Франция тщательно скрывает ущерб, нанесённый природе этого региона. Всего же с 13 февраля 1960 года по 28 декабря 1995 года на ядерных полигонах в Алжире и Французской Полинезии было взорвано 210 атомных и водородных бомб. К Договору о нераспространении ядерного оружия Франция присоединилась лишь в 1992 году, а Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний был ратифицирован только в 1998 году.
    Вполне естественно, что французские ядерные испытания привлекали большое внимание со стороны США и СССР. Для слежения за ядерными полигонами в Алжире американцы создали в соседней Ливии несколько контрольных станций, которые отслеживали радиационный фон и вели сейсмические измерения. После переноса ядерных испытаний во Французскую Полинезию в этом районе стали часто появляться американские самолёты-разведчики RC-135, а вплотную к запретной зоне практически постоянно дежурили американские разведывательные корабли и советские «рыболовецкие траулеры».
    За реализацией французской ядерной оружейной программы с большим раздражением наблюдали из Вашингтона. В 60-е годы руководство Франции, руководствуясь национальными интересами, проводило независимую от США политику. Отношения с США обострились настолько, что в начале 1966 года де Голь принял решение о выходе из военных структур НАТО, в связи с чем штаб-квартира Североатлантического альянса была перенесена из Парижа в Брюссель.
    [​IMG]
    Французский президент во время посещения полигона Тюра-Там в 1966 году, слева направо сидят: Косыгин, де Голль, Брежнев, Подгорный​
    В середине того же года французский президент посетил с рабочим визитом Советский Союз. Французской делегации во главе с де Голлем на полигоне Тюра-Там была продемонстрирована новейшая на тот момент ракетная техника. В присутствии гостей был запущен спутник «Космос-122» и произведен пуск баллистической ракеты шахтного базирования. По свидетельству очевидцев, это произвело на всю французскую делегацию большое впечатление.
    Шарль де Голь желал избежать втягивания его страны в возможный конфликт между НАТО и странами Варшавского договора, и после появления у Франции ядерного оружия была принята отличающаяся от натовской ядерная доктрина «сдерживания». Суть её заключалась в следующем:
    1. Французские ядерные силы могут быть элементом общей системы ядерного сдерживания НАТО, однако Франция будет самостоятельно принимать все решения, и ее ядерный потенциал должен быть совершенно независимым.
    2. В отличие от американской ядерной стратегии, основывавшейся на точности и ясности угрозы возмездия, французские стратеги считали, что наличие чисто европейского независимого центра принятия решения не ослабит, а наоборот укрепит общую систему сдерживания. Наличие такого центра добавит к уже имеющейся системе элемент неопределенности и тем самым повысит уровень риска для потенциального агрессора. Ситуация неопределенности являлась важным элементом французской ядерной стратегии, по мнению французских стратегов, неопределенность не ослабляет, а усиливает сдерживающий эффект.
    3. Французская ядерная стратегия сдерживания — это «сдерживание сильного слабым», когда задача «слабого» состоит не в том, чтобы угрожать «сильному» полным уничтожением в ответ на его агрессивные действия, а в гарантии нанесения «сильному» ущерба, превышающего выгоды, которые он предполагает получить в результате агрессии.
    4. Основным принципом ядерной стратегии являлся принцип «сдерживания по всем азимутам». Французские ядерные силы должны были быть способны нанести неприемлемый ущерб любому потенциальному агрессору.​
    Формально французская стратегия ядерного сдерживания не имела конкретного противника, и ядерный удар мог быть нанесён по любому агрессору, угрожающему суверенитету и безопасности Пятой республики. В то же время, в реальности в качестве основного противника рассматривался Советский Союз и Организация Варшавского договора. В течение долгого периода времени французское руководство в части стратегической оборонной политики придерживалось принципов, заложенных де Голлем. Однако после окончания «Холодной войны», ликвидации Организации Варшавского договора и развала СССР Франция возобновила членство в военной структуре НАТО, во многом утратила самостоятельность и проводит проамериканскую политику.
     
    Последние данные очков репутации:
    dok: 324.497.944 Очки 24 окт 2018
    PROJEKTOR: 977.087.244 Очки 12 янв 2019
    dok нравится это.
  3. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    970.375.824.953
    Stirik, 8 авг 2018
    Экономика Пятой республики в первой половине 60-х годов находилась на подъеме, что позволило выделить необходимые финансовые ресурсы и одновременно реализовывать несколько очень дорогостоящих программ. Уже через два года после первого тестового ядерного взрыва на вооружение поступила атомная бомба пригодная для практического использования. После того как стало ясно, что французский военно-промышленный комплекс в состоянии самостоятельно создать ядерные взрывные устройства и средства их доставки, был принят долгосрочный план развития ядерных сил «Каэлканш-1» предусматривающий формирование полноценной ядерной триады включающей в себя авиационную, морскую и наземную составляющие.
    Первоначально в роли носителя атомной бомбы рассматривался фронтовой бомбардировщик SO-4050 Vautour II, но этот самолёт имел невысокую скорость полёта и недостаточный для выполнения стратегических задач боевой радиус. Практически одновременно с началом работ по французскому ядерному оружию компания Dassault приступила к проектированию сверхзвукового дальнего бомбардировщика Mirage IV.
    [​IMG]
    Опытный экземпляр бомбардировщика Mirage IV​
    Прототип бомбардировщика поднялся в воздух в июне 1959 года, то есть ещё до начала французских ядерных испытаний. Первый серийный самолёт передали заказчику в 1964 году. Бомбардировщик Mirage IVА с максимальной взлётной массой 33 475 кг, без дозаправки в воздухе имел боевой радиус 1240 км, и развивал на большой высоте скорость 2340 км/ч. В общей сложности было построено 66 бомбардировщиков, часть из них в последствии переделали в разведчики.
    В 80-е годы 18 самолетов модернизировали до уровня Mirage IVР. Именно «четвёрка» от фирмы «Дассо» стала первым французским стратегическим носителем имплозивной плутониевой бомбы AN-11 мощностью 70 кт. Согласно французским СМИ прототип этой ядерной бомбы был испытан в ходе операции «Голубой тушканчик» 13 февраля 1960 года. Всего на девяти авиабазах ВВС Франции было размещено 40 бомб AN-11. Каждый бомбардировщик Mirage IVА мог нести одну такую бомбу массой около 1400 кг в специальном контейнере. Серийная сборка свободнопадающих ядерных бомб AN-11 велась с 1962 по 1967 год. Но этот ядерный боеприпас не удовлетворял военных по критериям безопасности, так как имелась вероятность его непреднамеренной инициализации в аварийной ситуации. В связи с этим в 1968 году началось производство бомбы AN-22, надёжность и безопасность которой была подтверждена в ходе «горячих» и «холодных» испытаний во Французской Полинезии.
    [​IMG]
    Ядерная бомба AN-22​
    В бомбе AN-22 также использовался плутониевый заряд с выходом энергии до 70 кт в тротиловом эквиваленте, но её вес удалось снизить до 700 кг. С учётом того, что в составе французских ядерных сил в постоянной готовности находилось минимум 36 бомбардировщиков Mirage IV, в ядерных погребах имелось 40 ядерных бомб AN-22. Эксплуатация свободнопадающих бомб AN-22 в ВВС Франции продолжалась до 1988 года, после чего они были вытеснены сверхзвуковыми крылатыми ракетами ASMP (франс. Air-Sol Moyenne Portee – Сверхзвуковая крылатая ракета средней дальности). Ракета массой 860 кг имела жидкостный прямоточный воздушно-реактивный двигатель, который разгонял её до скорости 2300 - 3500 км/ч в зависимости от профиля полёта. В зависимости от высоты и скорости дальность пуска находилась в пределах 90-300 км. Ракета оснащалась термоядерной боеголовкой TN-81, с мощностью взрыва регулируемой в пределах 100-300 кт. В период с 1986 по 1991 год было собрано 80 боеголовок TN-81 и 90 ракет. Носителями КР ASMP стали модернизированные Mirage IVР.

    Mirage IVР с КР ASMP
    Помимо ракетного вооружения позволявшего не входить в зону поражения зенитно-ракетных комплексов средней дальности, восемнадцать модернизированных бомбардировщиков получили новую навигационную и связевую аппаратуру, а также станции постановки помех для противодействия советским системам ПВО. Эксплуатация бомбардировщиков Mirage IVР вооруженных крылатыми ракетами ASMP продолжалась до 1996 года.
    С учетом относительно небольшого радиуса действия французских бомбардировщиков, свойственного скорей для тактических носителей, в США были закуплены самолёты-заправщики КС-135. Предполагалось, что они будут осуществлять дозаправку «Миражей» на маршруте, до подхода к рубежам ПВО стран Восточного блока. С учетом небольшой вероятности прорыва бомбардировщиков через воздушное пространство стран Варшавского договора, основными в случае нанесения ударов по территории СССР считались два маршрута – южный и северный. Южный маршрут теоретически давал возможность действовать по территории Крыма и Украины, а при прорыве с севера в зоне досягаемости оказывались Калининград, Ленинград и Прибалтика.
    Однако с самого начала не было особых иллюзий относительно способности одиночного высотного бомбардировщика прорвать советскую эшелонированную систему ПВО, и потому помимо авиационной компоненты во Франции в 60-е годы приступили к созданию баллистических ракет шахтного базирования и атомного подводного ракетоносного флота. Разработка французских средств доставки ядерного оружия велось в основном с опорой на собственные силы.

    Французы лишенные американских ракетных технологий были вынуждены сами проектировать и строить баллистические ракеты наземного и морского базирования. Однако несмотря на отсутствие поддержки, а порой и откровенное противодействие со стороны США, французские учёные и инженеры сумели добиться серьёзных успехов. Разработка собственных баллистических ракет в определённой мере подстегнула развитие французских национальных аэрокосмических технологий, и в отличие от Великобритании у Франции имеется собственный ракетный полигон и космодром.
    Вскоре после окончания Второй мировой войны в Алжире началось возведение французского ракетного испытательного центра, а позже космодрома — «Хаммагир». Он располагался в западной части Алжира, недалеко от города Бешар. На ракетном полигоне велись испытания тактических и исследовательских ракет, в том числе и ракеты-носителя Diamant-А, которая 26 ноября 1965 года вывела на орбиту первый французский спутник Astérix. Хотя трехступенчатые ракеты семейства «Диамант» могли реализовать межконтинентальную дальность для экстренной доставки ядерной боеголовки они не подходили, так как имели большое время предстартовой подготовки, и не могли долго находиться в заправленном состоянии.
    После предоставления независимости Алжиру, испытания французских баллистических ракет были перенесены на ракетный полигон «Бискаросс» расположенный на берегу Бискайского залива. Не смотря на противоречия с США, основными противниками Франции считались государства входящие в Организацию Варшавского договора, и необходимости в создании межконтинентальной баллистической ракеты не было. Это давало возможность создания относительно простой твердотопливной двухступенчатой баллистической ракеты средней дальности.
    Во второй половине 60-х французские аэрокосмические фирмы уже имели опыт создания твердотопливных реактивных двигателей и наработанные рецептуры твёрдого топлива. При этом командование французских стратегических сил для ускорения процесса разработки первой БРСД шахтного базирования, сознательно согласилось с упрощением системы наведения. В заданных тактико-технических характеристиках круговое вероятное отклонение задавалось в пределах 2 км, при дальности пуска не менее 3 000 км. Впрочем, в процессе доводки ракеты, КВО удалось уменьшить в два раза.
    Испытательные пуски прототипов ракеты начались в 1966 году. На доводку ракетного комплекса получившего название S-2, до уровня серийного образца и лeтные испытания потребовалось болеe четырех лет и 13 пусков.

    БРСД S-2
    Баллистическая ракета средней дальности S-2 имела стартовую массу 31,9 т и несла моноблочную ядерную боеголовку MR-31 мощностью 120 кт. Как пишут зарубежные эксперты в области ядерного оружия, мощность ядерной боеголовки MR-31 была фактически придельной для ядерного боеприпаса на основе плутония. С учетом того, что заявленное КВО БРСД S-2 составляло 1 км, эта ракета была эффективна против крупных относительно слабо защищенных, площадных политико-экономических и военных целей на территории стран Варшавского договора и СССР.
    [​IMG]
    Ракетная позиция на авиабазе Сен-Кристоль​
    После начала серийного производства число планируемых к развёртыванию БРСД сократили с 54 до 27. Это было связано с тем, что к моменту принятия S-2 на вооружение, данная ракета уже не в полной мере соответствовала современным требованиям. Сооружение защищённых шахтных пусковых установок в южной части Франции на плато Альбион началось в 1967 году. Всего в окрестностях авиабазы Сен-Кристоль было построено 18 ШПУ. Для доставки баллистических ракет с ракетного арсенала в позиционный район использовались специальные колёсные транспортёры.
    [​IMG]
    Французские баллистические ракеты средней дальности S-2 размещались в шахтных пусковых установках одиночного старта глубинoй около 24 м , на удаление примерно 400 м друг от друга. Каждая шахта, рассчитанная на избыточное давление ударной волны 21 кг/см ². Шахта закрывалась сверху сдвижной железобетонной крышкой толщиной 1,4 м и весом около 140 т. Ракета устанавливалась на пусковой стол, смонтированный на подвесной амортизационной системе в виде кольцевых охватов и тросов, которые были пропущены через блоки и связаны с четырьмя гидравлическими домкратами на полу шахты, предназначенными для выравнивания пускового стола.
    При строительстве ШПУ использовались специальные марки сталей и сорта железобетона. Благодаря применению систем общей и локальной амортизации, размещению ракетных шахт в прочных скальных породах на большом удалении друг от друга, многократного дублирования систем связи и управления, общая устойчивость комплекса к поражающим факторам ядерного взрыва была для того времени очень высокой. ШПУ БРСД S-2 удерживал первое место по уровню защищённости, оставляя позади даже ряд американских и советских комплексов с МБР шахтного базирования. Каждая группа из 9 ШПУ S-2 объединялась в одну эскадрилью.
    Руководство шахтными пусковыми установками осуществлялось из собственного командного пункта, находившегося на большой глубине в скальных породах и снабженного эффективными системами амортизации. В процессе проектирования и строительства ракетных позиций большое внимание уделили повышению боевой устойчивости, для чего были созданы многократно продублированные каналы связи, как с каждой ракетной шахтой, так и с вышестоящими звеньями управления. Во время боевого дежурства ракеты находились в высокой готовности к применению – время пуска из полной боевой готовности не превышало одной минуты. Кoнтроль технического сoстoяния и запуск ракет осуществлялся дистанционнo. Круглосуточное дежурство на командном пункте несла смена из двух офицеров.

    Первая эскадрилья в составе девяти ШПУ с БРСД S-2 приступила к несению боевого в середине 1971 года, а вторая эскадрилья — в начале 1972 года. Однако с учётом того, что в начале 70-х в СССР велись активные работы по созданию противоракетных систем, существовала значительная вероятность, что французские баллистические ракеты S-2 оснащённые только моноблочной боевой частью не смогут выполнить боевую задачу. В связи с этим ещё до начала развёртывания БРСД S-2 французское военно-политическое руководство приняло решение о создании более совершенного ракетного комплекса средней дальности оснащённого средствами преодоления противоракетной обороны и имеющего более высокие тактико-технические и служебно-эксплуатационные характеристики. При этом требовалось увеличить устойчивость к поражающим факторам ядерного взрыва, дальность, точность и забрасываемый вес. Старая и новая ракеты должны были иметь большую степень унификации использовать одинаковые узлы и агрегаты и уже построенные шахтные пусковые установки,. В итоге создаваемая БРСД S-3 стала конгломератом из принятой на вооружение ракеты S-2 и проектируемой баллистической ракетой предназначенной для оснащения подводных лодок М-20. Согласно принятому решению, ракеты S-3 должны были заменить на дежурстве свою предшественницу, ракету S-2, в соотношении один к одному.
    Испытания прототипа БРСД S-3 на полигоне «Бискаросс» начались в декабре 1976 года. С декабря 1976 по март 1979 года было выполнено 8 испытательных запусков, что позволило решить все возникавшие вопросы. В июле 1979 с полигон «Бискаррос» был выполнен испытательный запуск БРСД S-3, произвольно отобранной из серийной партии ракет предназначавшихся для постановки на боевое дежурство.

    В отличие от своей предшественницы ракета S-3 несла новую термоядерную моноблочную боевую часть, прикрытую на активном участке полета головным обтекателем, что существенно уменьшало аэродинамическое сопротивление и уязвимость от поражающих факторов ядерного взрыва. Головной обтекатель был унифицирован с головным обтекателем французской БРПЛ M20. БРСД оснащалась моноблочной термоядерной боеголовкой TN-61 мощностью 1,2 Мт, которая была более устойчива к ПФЯВ, нежели ГЧ MR-31 ракеты S-2, а также имела повышенную безопасность при транспортировке и хранении.
    После ухода Шарля де Голля с поста президента в апреле 1969 год, новое руководство Франции во главе с Жорж-Жан-Раймоном Помпиду взяло курс на восстановление военно-технического и политического сотрудничества с США. Термоядерные боеголовки TN-60 и TN-61 предназначавшиеся для французских БРСД S-3 и БРПЛ М20 создавались при американской консультационной поддержке, и французы сумели получить доступ к некоторым критически важным технологиям и специальному оборудованию. В середине 60-х американские власти наложили эмбарго на экспорт во Францию суперкомпьютера CDC 6600, который Франция планировала использовать для проведения расчетов в ходе разработки термоядерного оружия. В качестве ответной меры 16 июля 1966 года Шарль де Голль объявил о начале разработки собственного суперкомпьютера, дабы обеспечить независимость Франции от импорта компьютерных технологий. Впрочем, вскоре после того как де Голль пересчитал быть президентом, несмотря на формальный экспортный запрет, американское руководство «закрыло глаза» и суперкомпьютер все-таки удалось ввезти во Францию через подставную коммерческую фирму.
    [​IMG]
    Перевозка термоядерной БЧ TN-61​
    Новый боевой блок с термоядерным зарядом TN-61 был более высокоскоростным, и обеспечивал меньшее рассеивание на атмосферном участке траектории и большую устойчивость к воздействию ПФЯВ. В ряде источников говориться, что он был покрыт специальным радиопоглощающим покрытием и содержал в себе аппаратуру РЭБ для создания радиопомех РЛС ПРО. На БРСД S-3 использовалась новая инерциальная система управления, которая имела повышенную стойкость к внешним воздействиям и обеспечивала КВО 700 м, при дальности пуска 3700 км. Ракета получила возможность стрельбы по одной из нескольких целей, чьи координаты были заранее загружены в блок памяти системы наведения. Благодаря использованию новых технических решений, материалов и более энергоёмкого твёрдого топлива при одновременном увеличении дальности пуска и величины забрасываемой полезной нагрузки ракета S-3 стала легче примерно на 5 т и короче почти на метр.
    ШПУ с БРСД S-3

    В 1980 году новые ракеты зачали заменять не удовлетворявшие современным требования БРСД S-2. При этом значительному усилению и усовершенствованию подверглись шахтные пусковые установки. Основной упор делался на повышение защищённости от поражающих факторов ядерного взрыва: сейсмодинамического смещения грунта, избыточного давления во фронте ударной волны, электромагнитного импульса, потока элементарных частиц. Новый комплекс получил наименование S-3D (франц. Durcir - упрочненный).
    В конце 80-х БРСД шахтного базирования S-3 планировали заменить новой ракетой S-4 с дальностью пуска до 6000 км, которая фактически представляла собой сухопутный вариант создававшейся в те годы БРПЛ М45. Однако ликвидация Организации Варшавского договора и развал Советского Союза привели к тому, что угроза глобальной войны упала до минимума, и программу создания первой французской МБР шахтного базирования свернули.
    В 60-е годы во Франции велись работы по созданию тактического ядерного оружия пригодного для использования на поле боя в оперативной глубине обороны противника. Носителями тактических ядерных бомб стали истребители Dassault Mirage IIIЕ, истребители-бомбардировщики SEPECAT Jaguar А и палубные истребители-бомбардировщики Dassault-Breguet Super Еtendard.
    [​IMG]
    Ядерная бомба AN-52 рядом с истребителем Mirage IIIЕ​
    Первой французской тактической ядерной бомбой стала AN-52. Этот «специальный» авиационный боеприпас выпускался в двух вариантах, при массе 455 кг и длине 4,2 м мощность заряда составляла 8 или 25 кт. Бомба оснащалась тормозным парашютом. Стандартная высота подрыва - 150 м. Точное количество авиабомб AN-52 не известно, в различных источниках указывается, что их было собрано от 80 до 100 единиц. Примерно 2/3 из них имели мощность 8 кт. Эти ядерные бомбы состояли на вооружении с 1972 по 1992 год.
    Истребитель Mirage IIIЕ с подвешенной ядерной бомбой AN-52
    Согласно французской ядерной доктрине самолёты-носители ядерных бомб могли решать как тактические, так и стратегические задачи. В начальной стадии эксплуатации «ядерных» истребителей-бомбардировщиков Dassault Mirage 2000N тридцать машин этого типа были приспособлены для доставки свободнопадающих бомб. Однако после списания последних стратегических бомбардировщиков Mirage IVР все имеющиеся Mirage 2000N и часть палубных Super Еtendard были вооружены крылатыми ракетами ASMP. Согласно французским данным «ядерные эскадрильи» ВВС и ВМС получили 80 крылатых ракет.
    [​IMG]
    Палубный истребитель-бомбардировщик Super Еtendard с КР ASMP​
    Рoль этих носителей главным образом состoялa в том, чтобы в случае полномасштабного воeнного конфликта стать средством «последнего предупреждения» агрессорa перед применением стратегичеcкого ядерного оружия. Использование тактических ядерных зарядов предусматривалось в случае невозможности отражения агрессии обычными средствами. Это должно было продемонстрировать решимость Франции защищаться всеми возможными средствами. Если ограниченное использование тактического ядерного оружия не приносило должного результата, предполагалось нанесение массированного ядерного удара всеми имеющимися БРСД и БРПЛ по городам противника. Таким образом, французская ядерная доктрина предусматривала возможность избирательного использования различных ядерных средств поражения и включала в себя элементы концепции «гибкого реагирования».
    Одним из основных приёмов прорыва Mirage 2000N к объекту нанесения ядерного удара является бросок на предельно малой высоте. Для этого на самолёте установлена БPЛC Dаsault Еlectroniquе/Thompson-СSF Аntilopе 5, способная работать в режимах картографирования, навигации, режиме следования рельефу местности. Она обеспечивает автоматический полет с огибанием рельефа местности на высоте около 90 м со скоростью до 1112 км/ч.

    Истребитель-бомбардировщик Mirage 2000N с КР ASMР-A
    В 2009 году на вооружение ВВС Франции была принята ракета ASMP-A с дальностью пуска до 500 км и максимальной скоростью полёта на большой высоте 3М. До 2010 года КР ASMP-A оснащалась той же боевой частью TN-81, что и ракета ASMP, а с 2011 года — боеголовкой нового поколения TNA. Эта термоядерная боевая часть, будучи более легкой, безопасной в эксплуатации и устойчивой к поражающим факторам ядерного взрыва, имеет возможность регулирования мощности взрыва в пределах 20, 90 и 300 кт. Возможность ступенчатого регулирования мощности значительно повышает эффективность и гибкость применения ракеты в случае использования против различных по уровню защищённости и площадным параметрам целей и позволяет снизить побочный ущерб для своих войск.
    [​IMG]
    Макет КР ASMP-A​
    После того как в 2016 году палубные истребители-бомбардировщики Super Еtendard были сняты с вооружения единственными морскими носителями крылатых ракет остались палубные истребители Dassault Rafale М Standart F3. После списания «ядерных» истребителей бомбардировщиков Mirage 2000N они будут заменены двухместными специально модифицированными Rafale B. Всего для подвески на «Миражи» и «Рафали» во Франции имеется примерно 60 крылатых ракет ASMP-A. Стоит сказать, что Франция является единственной европейской страной, где на вооружении состоят крылатые ракеты с термоядерной боевой частью. В середине 90-х произошли структурные изменения в авиационной составляющей ядерных сил, и было сформировано самостоятельное Стратегическое авиационное командование, в состав которого вошли все самолёты-носители ядерного оружия, в том числе и палубные.
    Параллельно с созданием тактических ядерных авиабомб во Франции велись работы по наземным тактическим ракетным комплексам. В 1974 году на вооружение был принят мобильный ракетный комплекс ближнего действия Pluton с твердотопливной ракетой весившей 2423 кг. Ракета оснащалась инерциальной системой наведения, имела дальность пуска от 17 до 120 км и несла ядерную боеголовку АN-51. Эта боеголовка имела много общего с тактической ядерной бомбой AN-52 и также выпускалась в двух вариантах – мощностью 8 и 25 кт. В ряде источников говориться, что КВО ракеты составляло 200-400 м, впрочем не понятно о какой дальности идёт речь.
    [​IMG]
    Мобильный тактический ракетный комплекс Pluton​
    Базой для мобильного комплекса послужило шасси среднего танка AMX-30. Мобильная пусковая установка могла развить скорость по шоссе до 60 км/ч и имела запас хода 500 км. Характеристики подвижности и проходимости ТРК «Плутон» находились примерно на одном уровне с танками и БМП. После прибытия на позицию на подготовку к стрельбе уходило не более 10-15 минут. На сборку и погрузку ракеты с колёсного транспортёра на гусеничную пусковую установку требовалось около 45 минут.
    С 1974 по 1978 год в Сухопутных войсках Франции было сформировано пять ракетных полков. В каждом полку на вооружении состояло 8 самоходных пусковых установок. В составе полка имелось три сотни единиц другой техники и около тысячи человек личного состава.
    [​IMG]
    Разведывательный БПЛА R.20 на мобильной пусковой установке​
    В составе французского ТРК «Плутон» для уточнения координат цели использовался беспилотный летательный аппарат Nord Aviation R.20. Этот БПЛА развивал скорость до 900 км/ч, имел потолок 12 000 м и мог находиться в воздухе 50 минут. Всего французская армия в 70-е годы получила 62 разведывательных беспилотника R.20. Изображение полученное с БПЛА по радиоканалу передавалось на полковой командный пункт. После чего полученная информация обрабатывалась на процессорах Iris 50 и загружалась в блок памяти информация в котором хранилась на ферритовых кольцах.

    Ракетный комплекс "Плутoн" являлся средством поддержки дивизий и корпусов. Боеголовки различной мощности предназначались для разных целей. Ядерный заряд мощностью 8 кт мог применяться по целям на передовой - по колоннам бронетехники и позициям артиллерии. Боеголовка в 25 кт должна была использоваться по целям удалённым от линии фронта - транспортным узлам, складам боеприпасов, техники и вооружения, штабам и пунктам управления войсками. Кроме того на тактический ракетный комплекс как и в случае с авиационными тактическими ядерными бомбами возлагалась задача последнего «предупреждения» агрессора.
    К концу 70-х первый французский тактический ракетный комплекс начал устаревать. В первую очередь военных не устраивала небольшая дальность пуска, не позволявшая поражать цели на территории ГДР. В связи с этим стартовала опытно-конструкторская разработка Super Pluton. Работы в этом направлении продолжались до 1983 года, но в последствии совершенствование ТРК Pluton признали бесперспективным, и было решено разработать новый оперативно-тактический ракетный комплекс с нуля. В отличие от «Плутона» на гусеничной базе, новый ракетный комплекс решили делать на колёсном грузовом шасси. Такой вариант, безусловно, снижал проходимость по слабым грунтам, но повышал подвижность комплекса при движении по шоссе. Кроме того, использование пусковых установок на две ракеты, выполненных в виде буксируемого прицепа снижало стоимость ракетного комплекса, увеличивало готовый к применению боекомплект и затрудняло идентификацию средствами космической и авиационной разведки.

    Лётные испытания ракет для комплекса получившего в последствии обозначение Hadеs (франц. Аид) начались в 1988 году. Первоначально запланированная дальность полёта твердотопливной ракеты массой 1850 кг и длиной 7,5 составляла 250 км. Однако благодаря прогрессу в области твердого топлива и достаточно совершенной инерциальной системе наведения дальность прицельного пуска удалось довести до 480 км. Круговое вероятное отклонение в этом случае составляло 100 м. Также была разработана комбинированная система наведения, использующая для корректировки курса полёта ракеты сигналы американской системы спутникового позиционирования GPS. В этом случае отклонение ракеты от точки прицеливания не превышало 10 метров, что позволяло использовать новый французский ОТРК для эффективного поражения таких крепких целей, как заглублённые и укрепленные железобетоном командные пункты, ядерные погреба и шахтные пусковые установки баллистических ракет. Впрочем, французы не скрывали, что ракетные комплексы «Аид» в первую очередь предназначались для уничтожения целей на территории ГДР. Такой подход вызывал возражения в ФРГ, так как, по мнению немецких военных и политиков снижался психологический барьер для применения ядерного оружия и имелась большая вероятность спровоцировать упреждающий удар со стороны СССР.
    [​IMG]
    Пусковая установка французского ОТРК Hadеs​
    Согласно первоначальному плану в войска планировалось поставить 120 ракет оснащённых термоядерной боеголовкой ТN-90. Как и другие французские термоядерные боеприпасы второго поколения, эта боевая часть имела возможность ступенчатого изменения мощности взрыва. Согласно французским данным максимальное энерговыделение ТN-90 составляло 80 кт. Сборка ТN-90 началась в 1990 году, всего было заказано 180 боеголовок, но уже в 1992 году их производство прекратило. За два года успели поставить три десятка ТN-90. Сокращение заказа на производство термоядерных боеголовок было связано с отказом от полномасштабного производства ОТРК «Аид». Принятие на вооружение нового французского ОТРК совпало с периодом снижения международной напряженности. Благодаря уступчивости «демократического» российского руководства наши воинские контингенты с неоправданной поспешностью были выведены с территории восточно-европейских стран. В этих условиях было признано оправданным поставить в ракетные подразделения французских Сухопутных сил 15 пусковых установок и 30 ракет. Однако уже в 1992 году все имеющиеся пусковые установки «Аид» и ракеты были направлены на базу хранения. С учетом достижений в области электроники, предпринимались попытки придать этому комплексу «не ядерный статус».

    На ракету предполагалось установить более тяжелую и прочную конвенционную боевую часть и снабдить её телевизионной системой наведения. В этом случае дальность пуска ОТРК Hadеs снижалась до 250 км и основным назначением комплекса становилась борьба с важными и хорошо защищёнными в инженерном отношении целями. Однако этот проект не нашел поддержки у правительства и в 1996 году президент Жак Ширак объявил, что в рамках нового формата французских сил ядерного сдерживания все имеющиеся оперативно тактические комплексы и собранные для них термоядерные боеголовки ТN-90 подлежат утилизации. С учётом того, что ещё в 1993 году были сняты с вооружения тактические ракетные комплексы «Плутон» в конце 90-х Франция полностью лишилась баллистических ракет наземного базирования.
    Не смотря на получение доступа к ядерному оружию, у Франция не было шансов на победу в военном противостоянии с Советским Союзом и странами Организации Варшавского договора. Относительно немногочисленные французские бомбардировщики и баллистические ракеты средней дальности с большой долей вероятности могли быть уничтожены внезапным ракетно-ядерным ударом. Дабы придать своим ядерным силам большую боевую устойчивость и гарантировать агрессору неотвратимость возмездия, руководство Франции решило развивать морскую компоненту ядерной триады.

    Официально о намерении сформировать Морские Стратегические Ядерные Силы Париж объявил ещё в 1955 году. При этом французы в серьёз рассчитывали на американскую помощь в деле создания ядерного реактора пригодного для установки на подводную лодку проекта Q244. Главным оружием перспективной французской ПЛАРБ должна была стать баллистическая ракета Marisoult, близкая по своим характеристикам с американской БРПЛ UGM-27B Polaris A-2. Однако после выхода в 1966 году Франции из НАТО военно-техническое сотрудничество с США сократилось до минимума, и речи об оказании помощи в деле создания французских СЯС идти не могло. Более того, на определённом историческом этапе Франция рассматривалась в Вашингтоне как геополитический соперник.
    Попытка создания собственного ядерного реактора работающего на низкообогащённом U-235 оказалась не удачной. Вскоре выяснилось, что такой реактор при весьма низком КПД, просто не поместится в корпус лодки. По этой причине в середине 1958 года постройка лодки Q244 была сначала заморожена, а позже и вовсе отменена. Это был не единственный удар по создаваемым французским МСЯС, в начале 1959 года стало ясно, что проектные массогабаритные характеристики БРПЛ Marisoult чрезмерно превышены и разработку ракеты прекратили. Но неудача не смутила французов. Не смотря на то, что их учёные и конструкторы не имели необходимых ядерных технологий, были лишены поддержки США и должны были в короткий срок решить сразу три главные задачи: разработка корабельной атомной энергоустановки, создание баллистической ракеты подводной лодки и, наконец, проектирование самой ПЛАРБ они в итоге справились с поставленной задачей.

    В марте 1964 года на судостроительной верфи в Шербуре состоялась закладка головной подводной лодки Le Redoutable( рус. Грозный, Устрашающий). Постройка первой французской ПЛАРБ шла с большими трудностями, много времени потребовалось на доводку реактора GEC Alsthom PWR водо-водяного типа с принудительной циркуляцией теплоносителя мощностью 16 000 л.с. Подводное водоизмещение лодки составляло 8 913 т, длина - 128,7 м, ширина корпуса - 10,6 м, скорость – до 25 узлов, максимальная глубина погружения – 250 м. Экипаж – 128 человек. С самого начала разработчики уделяли большое внимание снижению уровня шумности, что повышало выживаемость ПЛАРБ на боевом патрулировании.
    Главным калибром лодки стала твердотопливная двухступентачатая баллистическая ракета М1. При длине 10,67 м и массе около 20 000 кг она имела заявленную дальность пуска 3000 км. Однако в ряде современных источников говориться, что в ходе контрольно-испытательных стартов не все ракеты сумели подтвердить заявленную дальность, и на практике реальная зона поражения ракет первых французских ПЛАРБ немногим превышала 2000 км. БРПЛ М1 оснащалась боеголовкой MR 41. Эта моноблочная термоядерная боевая часть весила 1360 кг и имела мощность 450 кт. Круговое вероятное отклонение при стрельбе на максимальную дальность превышало 1 км. Всего на борту лодки имелось 16 ракет запускаемых из подводного положения.

    Испытательные пуски ракет М1 производились в ракетном центре «Бискаросс» на берегу Бискайского залива. Для этого здесь был сооружен специальный колодец с морской водой глубиной 100 метров, в который погружается стенд, представляющий собой герметичный отсек с ракетой внутри и комплектом соответствующего оборудования предназначенным для отработки запусков ракеты из подводного положения. В дальнейшем именно здесь тестировались все французские баллистические ракеты предназначенные для запуска с подводных лодок.
    Спуск на воду головной стратегической подводной лодки типа «Редутабль» произошел 29 марта 1967 года, а в боевой состав ВМС Франции официально она была введена 1 декабря 1971 года. С момента закладки лодки, до формального введения её в строй прошло почти восемь лет. Из них на верфи - пять лет, в достройке на плаву - полтора года и столько же потребовалось для отработки оборудования и вооружения перед вводом ее в боевой состав флота.
    [​IMG]
    Первая французская ПЛАРБ Le Redoutable (S611)​
    В 1967 году атомную субмарину даже вернули на судоверфь, чтобы на стапеле исправить выявленные недостатки в конструкции. B дальнейшем сроки строительствa последующих ПЛАРБ этого класса были сокращены до пяти - шести лет. Кроме головной французские ВМС получили еще четыре атомных подводных ракетоносца этого проекта. Первый выход на боевое патрулирование Le Redoutable состоялся в январе 1972 года. Уже в январе 1973 года в строй вошла однотипная лодка Le Terrible (S612).
    Как и головная в серии ПЛАРБ она несла 16 ПРПЛ М1. Однако создаваемая в большой спешке ракета по ряду параметров не устраивала французских подводников. В 1974 году на вооружение приняли улучшенную ракету М2. Стартовая масса и длина новой БРПЛ остались такими же как у М1. Также не изменился тип термоядерной боеголовки и забрасываемый вес. По всей видимости, основные изменения были направлены на увеличение дальности пуска и повышение эксплуатационной надёжности. Этого удалось добиться благодаря использованию более энергоёмкой рецептуры ракетного топлива и современной полупроводниковой элементной базы. Согласно французским источникам дальность пуска БРПЛ М2 превысила 3000 км. Дальнейшим вариантом развития ракеты М2 стала М20. Ракета принятая на вооружение в 1977 году сохранила массу и габариты БРПЛ М1/М2, но несла новую термоядерную боеголовку TN 60 мощностью 1,2 Мт и средства прорыва ПРО. Дальность пуска была доведена до 3200 км. БРПЛ М20 находилась на вооружении с 1977 по 1991 год. Всего было построено 100 ракет этого типа.

    По мере ввода в строй новых подводных ракетоносцев стало очевидно, что в связи с усилением советских противолодочных сил они нуждаются в более дальнобойном и точном оружии с большей вероятностью преодоления системы противоракетной обороны Москвы. В начале 80-х на полигоне «Бискаросс» начались испытательные пуски БРПЛ нового поколения М4. Начиная с 1987 года в ходе очередных капитальных ремонтов, все лодки, кроме сильно изношенной "Редутабль", выведенной в 1991 году из боевого состава, подверглись модернизации с целью размещения на них ракетного комплекса с БРПЛ М4А, с дальностью пуска 4000 км. Новая трёхступенчатая ракета со стартовой массой 35 000 кг несла шесть термоядерных боеголовок ТN-70 по 150 Кт каждая. Боеголовки обеспечивали поражение крупных площадных целей находящихся в прямоугольнике размерами 120х150 км. Всего был собрано 90 боеголовок ТN-70, которые состояли на вооружении до 1996 года. В конце 1987 года на вооружение приняли ракету М4В с дальностью пуска увеличенной до 5000 км. Она оснащалась шестью термоядерными TN-71, которая при той же мощности была значительно легче чем ТN-70. Теоретически в головной отсек БРПЛ М4В можно было поместить большее число боевых блоков, но резерв массы был использован для размещения ложных целей и передатчика активных помех.
    С учётом скорого списания выработавшей свой ресурс ПЛАРБ "Редутабль" в июне 1982 года, после пятилетнего перерыва на верфи в Шербуре состоялась закладка ещё одной лодки получившей имя Lе Inflexible (франц. – Несгибаемый), и позывной S615.
    [​IMG]
    ПЛАРБ Lе Inflexible (S615)​
    При проектировании очередной атомной ракетной лодки вошедшей в строй в апреле 1985 года был учтён опыт эксплуатации ранее построенных ПЛАРБ. Субмарина «Эфлексибль» построенная по улучшенному проекту отличалась рядом конструктивных особенностей. В частности был усилен корпус, что в свою очередь позволило увеличить предельную глубину погружения до 300 м, изменена конструкция шахт пусковых установок для размещения ракет М-4В, увеличен срок замены активной зоны реактора. Фактически ПЛАРБ Lе Inflexible стала лодкой второго поколения, которая заполнила пробел и позволила французским кораблестроителям отработать новые технические решения и вооружение до начала строительства лодок третьего поколения.
    В ходе модернизации завершенной в 2001 году на «Несгибаемом» установили новые шахты с БРПЛ М45. Баллистическая ракета М45 внешне практически не отличалась от М4А/В, имела такую же массу и габариты. Но после очередного улучшения двигательной установки, ракета стала способна поражать цели на дальности до 6000 км. В качестве полезной нагрузки использовалось шесть боевых блоков индивидуального наведения с боеголовками TN-75 и средства прорыва ПРО. Мощность термоядерной боеголовки TN-75 не разглашается, но согласно экспертным оценкам она находится в пределах 110 кт. Из сведений опубликованной в журнале Bulletin of the Atomic Scientists следует, что по состоянию на 2005 год во французских МСЯС имелось 288 боеголовок TN-75.

    При относительно небольшой численности французских морских стратегических сил интенсивность боевой службы ракетных субмарин была весьма высокой. В период с 1983 по 1987 год на боевом патрулировании, как правило, находилось три лодки одновременно, одна в несла дежурство у причала в Иль-Лонге, а еще две на различных стадиях капитального ремонта в верфях Бреста или Шербура. На лодках нёсших боевое дежурство в море находилась разрушительная мощь суммарно эквивалентная примерно 44 Мт. Позиционные районы французских ПЛАРБ, в годы «холодной войны» находились в Норвежском и Баренцевом морях, либо в Северной Атлантике. Продолжительность похода составляла примерно 60 суток. В среднем одна французская ПЛАРБ совершала по три патрулирования в год. Предположительно, каждая из лодок совершила 60 патрулирований за весь срок службы. Для всех лодок, входивших в состав Force océanique stratégique (франц. Океанские стратегические силы) были сформированы два экипажа - «синий» и «красный», поочерёдно сменявшие друг – друга в боевых походах.
    Спутниковый снимок Gооgle Earth: ПЛАРБ на стоянке в военно-морской базе Шербур
    Эксплуатация ПЛАРБ «Эфлексибль» продолжалась до января 2008 года. С того момента четыре лодки построенные после "Редутабль" ждут своей очереди на утилизацию в изолированном районе известном как «Бассейн Наполеон III» в окрестностях военно-морской базы Шербур. Головная в серии ПЛАРБ "Редутабль" после списания и вырезки реакторного отсека была превращена в музей и установлена на берегу рядом с морским вокзалом в Шербуре.

    В целом французские ПЛАРБ первого поколения вполне соответствовали своему назначению. Согласно зарубежным источникам французские атомоходы по скрытности превосходили первые советские ракетные подводные крейсеры стратегического назначения пр. 658 и 667А. По уровню демаскирующих физических полей первые пять ПЛАРБ типа «Эфлексибль» примерно соответствовали пр. 667БД.
    В 1982 году былo начато проектирование ракетных подводных лодок следующего поколения предназначенных для замены стареющих лодок типа «Редутабль». В 1986 году былa утверждена программa развития французскиx МCЯC на 1987-2010 годы, согласно которой предполагалось построить шесть ПЛAPБ нового проекта. Однако в дальнейшем, в связи со снижением международной напряженности и в целях финансовой экономии, было решено ограничится постройкой четырёх лодок.
    «Сердцем» субмарин типа Le Triomphant (франц. Триумфатор, Победоносец) стал водо-водяной реактор К-15 мощностью 20 000 л.с. Так как французские реакторы работают на относительно слабо обогащённом топливе, срок службы тепловыделяющих элементов составляет примерно 5 лет. Однако французы не считают это недостатком, так как одновременно с заменой ядерного топлива лодка каждые 5 лет отправляется на ремонт и модернизацию. Особенностью реактора типа К-15 является естественная циркуляция теплоносителя в первом контуре. Достоинствами такого технического решения является снижение шумности паро-производящей установки и повышенная надежность работы реактора. Также скрытность лодки удалось повысить за счёт установки турбогенераторов на единую амортизационную платформу.

    Для крепления к корпусу лодки всех шумовыделяющих механизмов использовались амортизационные прокладки. Каждый насос и двигатель, все силовые кабели и трубы помещены в оболочку из виброгасящего упругого материала. Для потенциальных источников акустических шумов была использована так называемая двухкаскадная виброизоляция. Кроме того, традиционный малошумный винт фиксированного шага был заменен на водометный движитель. Помимо увеличения КПД, воломёт снижает «винтовую» составляющую шума. Направляющая насадка движителя играет роль акустического экрана, препятствующего распространению звука.
    В ходе разработки субмарин нового поколения помимо обеспечения высокого уровня скрытности, большое внимание уделялось способности раннего обнаружения средств противолодочной обороны противника, что давало бы возможность раньше начать маневр уклонения. Повышению выживаемости лодки также служит способность погружаться на глубину до 400 м.

    Закладка ПЛАРБ Le Triomphant (S616) состоялась 9 июня 1986 года. На воду лодку спустили 26 марта 1994 года, а в строй она вошла 21 марта 1997 года. Лодка длиной 138 м и шириной корпуса 12,5 м имеет подводное водоизмещение 14 335 т. Максимальная скорость в подводном положении – 25 узлов. Экипаж -121 человек. Как и в случае с лодками типа "Редутабль", для новых атомных субмарин имеется два сменных экипажа. Согласно французским данным по уровню акустической скрытности лодки типа «Триумфан» превосходят американские подводные ракетоносцы типа «Огайо».

    На первых трех лодках типа «Триумфан» основным оружием являлись 16 БРПЛ М45. Последняя четвёртая лодка этого типа Le Terrible (S 619) сданная флоту 20 сентября 2010 года вооружена шестнадцатью БРПЛ М51.1 с дальностью пуска 8000 км. Трёхступенчатая твердотопливная ракета со стартовой массой около 52 т несёт от 6 до 10 боевых блоков индивидуального наведения с термоядерными боеголовками TN-75 и средства прорыва ПРО. Согласно западным данным используется астро-инерциальная система наведения, которая обеспечивает отклонение от точки прицеливания не более 200 м. По своим боевым возможностям и массогабаритным характеристиками М51.1 сопоставима с ракетой американской системы Trident D5.
    В ходе плановых ремонтов на остальных лодках запланирована замена устаревших ракет М45 на М51.2 с дальностью пуска до 10 000 км. На этом варианте устанавливаются термоядерные боеголовки ТNO мощностью 150 кт в тротиловом эквиваленте. КВО новых боевых блоков в случае стрельбы на максимальную дальность составляет 150-200 м. По сравнению с TN-75 новая боеголовка принятая на вооружение в 2015 году имеет увеличенную надёжность, повышенную стойкость к ионизирующему излучению и больший срок службы. К 2025 году планируется ввести в эксплуатацию ракету модификации M51.3.

    Принятая во Франции система эксплуатации стратегических ракетоносцев позволяет экономить на поставках ракет и термоядерных боеголовок, используя для вооружения находящихся на боевом дежурстве лодок ракеты разоруженной ПЛAРБ, находящейся в ремонте. С учётом того, что в лучшем случае на боевом патрулировании в море находится две французских ПЛАРБ, одна способна отстреляться прямо от пирса, а ещё одна находится в плановом ремонте и модернизации, в составе французских стратегических сил постоянно имеется 48 боеготовых баллистических ракет. Эти БРПЛ способны нести минимум 288 боевых блоков суммарной мощностью более 32 Мт. В период с 1972 по апрель 2014 года французские ПЛАРБ в общей сложности совершили 471 боевое патрулирование. При этом 15 патрулирований было завершено досрочно, или прервано на некоторое время по причине технических неполадок или для эвакуации травмированных или заболевших членов экипажа. Согласно прогнозам в 2018 году подводные ракетоносцы Океанских Стратегических сил Франции должны совершить 500 патрулирований.
    Для управления действиями подводных ракетоносцев находящихся на боевом патрулировании в июле 1971 года был введён в эксплуатацию центр связи в Руне. Команды на борт субмарин находящихся в подводном положении передаются с помощью радиосигналов на ультранизкой частоте. Для строительства бункера, где размещается аппаратура связи и дежурный персонал было израсходовано более 70 000 т бетона. Вход в бункер защищает дверь из броневой стали способная выдержать близкий ядерный взрыв. В центре связи рассчитанном на 40 человек, имеются автономные источники энерго и водоснабжения, а также запасы продовольствия на 15 дней. Антенное поле раскинулось в радиусе 1 км от центральной мачты высотой 357 м. Также для поддержки передающих антенн, имеется шесть мачт высотой 270 м и шесть высотой 210 м. Радиопередатчики центра на частотах на 18,3 кГц , 21,75 кГц и 22,6 кГц передают сигналы синхронизации и точного времени. Частота на которой должны передаваться сигналы боевого управления засекречена. Непосредственное управление передатчиками осуществляется с защищённого центрального командного пункта Океанских стратегических сил расположенного в окрестностях военно-морской базы Брест.

    В 1998 году в Сент-Ассизи начал функционировать дублирующий узел связи. Раньше здесь находился передающий центр французской телекоммуникационной компании Globecast. В 1991 году правительство выкупило этот объект для нужд Военно-морских сил. Всего в этом районе имеется 11 металлических мачт высотой 250 м.
    Спутниковый снимок Gооgle Earth: Дублирующий передающий центр в Сент-Ассизи
    До июля 2001 года в эксплуатации находились четыре специально модифицированных самолёта C-160 Transall с УНЧ-радиопередатчиками, транслирующими кодированные радиосигналы с помощью буксируемых антенн. В настоящее время на случай вывода из строя стационарных радиопередающих центров предусмотрено использование мобильных комплексов связи с антеннами, поднимаемыми в воздух при помощи привязных аэростатов.
    В настоящее время Франция обладает развитой ядерной отраслью. Атомные электростанции являются основным источником электроэнергии во Франции и вырабатывают 77% от её производства. По доле электроэнергии выработанной на АЭС в с общем энергобалансе страны Франция занимает первое место, а по количеству реакторов — второе, с 58-ю действующими и одним строящимся реактором, уступив только США с имеющимися у них 100 реакторами. Не секрет, что побочным продуктом переработки отработанного ядерного топлива является плутоний. Кроме собственного отработанного ядерного топлива на предприятиях французской компании «Кожема» осуществляется переработка и обогащение топливных элементов поставляемых с АЭС Германии, Нидерландов, Японии, Бельгии и Швейцарии. Объём отработанного топлива, поступающего на переработку, составляет порядка 1200 тонн в год. Извлечённый из отработанного топлива плутоний складируется, и в будущем его планируется использовать в топливных элементах при выработке электроэнергии в перспективных реакторах нового типа.

    В начале 21 века во Франции имелось более 100 носителей ядерного оружия, на которых могло быть развернуто до 400 термоядерных зарядов. Число боеголовок находящихся на носителях и хранении составляло примерно 430 единиц. В марте 2008 года президент Франции Николя Саркози объявил о значительном сокращении французского стратегического ядерного оружия. По итогам сокращения официально заявленный ядерный арсенал Парижа стал равняться 290 боеголовкам. Впрочем, не ясно, входят ли в это число тактические ядерные заряды размещаемые на авиационных носителях.
    Официально производство расщепляющихся материалов для производства новых ядерных боеголовок во Франции прекращено в конце 90-х. Однако с учётом того что на двух крупных радиохимических предприятий на мысе Ла-Хаг произведено и накоплено огромное количество плутония, а выработка трития не свёрнута до сих пор, имеется возможность за короткое время собрать более 1000 ядерных и термоядерных боеголовок. И в этом отношении Франция даже превосходит США. Следует также признать, что в случае необходимости научно-промышленный потенциал Пятой республики позволяет в обозримом будущем самостоятельно создать баллистические и крылатые ракеты наземного базирования удовлетворяющие самым современным требованиям. В тоже время Франция является активным участником Группы ядерных поставщиков, целью которой является ограничение риска распространения ядерного вооружения путем установления контроля над экспортом ключевых материалов, оборудования и технологий; входит в Режим контроля за ракетными технологиями и является участницей Международного договора по предотвращению распространения баллистических ракет.
     
    Последние данные очков репутации:
    dok: 324.497.944 Очки 24 окт 2018
    dok нравится это.
  4. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    970.375.824.953
    Stirik, 19 авг 2018
    В СССР тракторостроению уделялось пристальное внимание. Сельское хозяйство нуждалось в скорейшей механизации, а собственных заводов в стране не было. Осознавая необходимость повышения производительности труда на селе, В. И. Ленин в 1920 году подписал соответствующий декрет «О едином тракторном хозяйстве». Уже в 1922 году началось мелкосерийное производство отечественных моделей «Коломенец» и «Запорожец». Первые трактора СССР были технически несовершенными и маломощными, но спустя две пятилетки в строительстве профильных предприятий наступил прорыв. Смешные, но реальные факты о туалете 5 основ крепких отношений Что форма носа может сказать о вашей личности?
    «Русский» первенец Россия всегда славилась своими изобретателями, но далеко не все идеи удавалось реализовать на практике. Еще в XVIII веке агроном И. М. Комов поднял тему механизации земледелия. В середине XIX века В. П. Гурьев, а затем Д. А. Загряжский разрабатывали паровые тягачи для пахоты. В 1888 году Ф. А. Блинов сделал и испытал первый паровой тягач на гусеничном ходу. Однако устройство вышло излишне громоздким. Впрочем, официально годом рождения российского тракторостроения считается 1896-й, когда на Нижегородской ярмарке был публично продемонстрирован первый в мире паровой гусеничный трактор.
    На пороге XX века конструктор Я. В. Мамин (ученик Блинова) изобрел бескомпрессорный двигатель высокого сжатия, работающий на тяжелом топливе. Он как никакой другой подходил для использования в колесных гусеничных транспортных средствах. В 1911 году им же был собран первый отечественный трактор с 18-киловаттным мотором внутреннего сгорания, получивший патриотическое название «Русский». После модернизации на нем появился более мощный двигатель - на 33 кВт. Их мелкосерийное производство было налажено на Балаковском заводе – до 1914 года выпущено около ста единиц.
    [​IMG]
    Помимо Балаково, штучные трактора выпускались в Брянске, Коломне, Ростове, Харькове, Барвенкове, Кичкассе и ряде других населенных пунктов. Но суммарное производство всех тракторов на отечественных предприятиях было столь небольшим, что практически не влияло на ситуацию в сельском хозяйстве. В 1913 году общее количество этой техники оценивается в 165 экземпляров. Зато активно закупалась иностранная сельхозтехника: к 1917 году в Российскую империю было импортировано 1500 тракторов.

    История тракторов в СССР
    По инициативе Ленина разработке и производству механизированной сельхозтехники было уделено особое внимание. Принцип единого тракторного хозяйства предполагал не только выпуск «железных коней», как называли трактора, но и комплекс мер по организации научно-исследовательской и испытательной базы, организации снабжения запчастями и ремонта, открытию курсов мастеров, инструкторов и трактористов.
    Первый трактор в СССР выпустил Коломенский завод в 1922 году. Руководителем проекта стал основоположник отечественной школы тракторостроения Е. Д. Львов. Колесная машина получила название «Коломенец-1» и символизировала начало новой эпохи на селе. Ленин, несмотря на тяжелую болезнь, лично поздравил конструкторов с успехом. 35 мудрейших еврейских поговорок Почему надо заниматься сексом как можно чаще? Это состояние сознания пугает людей больше всего
    В этом же году в Кичкассе предприятие «Красный прогресс» произвело трактор «Запорожец». Модель была несовершенной. Ведущим было всего одно заднее колесо. Маломощный двухтактный мотор на 8,8 кВт разгонял «железного коня» до 3,4 км/час. Передача была только одна, передняя. Мощность на крючке – 4,4 кВт. Но и это транспортное средство значительно облегчало труд сельчан.
    [​IMG]
    Не сидел без дела легендарный изобретатель Мамин. Он усовершенствовал свою дореволюционную конструкцию. В 1924 году трактора СССР пополнились моделями семейства «Карлик»:
    Трехколесный «Карлик-1» с одной передачей и скоростью 3-4 км/час.
    Четырехколесный «Карлик-2» с реверсом.

    Перенимая зарубежный опыт
    Пока трактора СССР «наращивали мускулы», а советские конструкторы осваивали новое для себя направление, правительство решило наладить выпуск по лицензии зарубежной техники. В 1923 году на Харьковском заводе пустили в серию гусеничный «Коммунар», являвшийся наследником немецкой модели "Ганомаг Z-50". В основном они использовались в армии для транспортировки артиллерийских орудий вплоть до 1945 года (и позже).
    В 1924 году ленинградский завод «Красный путиловец» (будущий Кировский) освоил производство дешевого и конструктивно простого «американца» фирмы «Фордзон». Старые трактора СССР этой марки зарекомендовали себя совсем неплохо. Они на голову превосходили по характеристикам и «Запорожец», и «Коломенец». Карбюраторный керосиновый двигатель (14,7 кВт) развивал скорость до 10,8 км/час, мощность на крючке – 6,6 кВт. Коробка передач – трехскоростная. Выпускалась модель до 1932 года. Фактически это было первое крупносерийное производство данной техники.

    Строительство тракторных заводов
    Стало очевидным, что для обеспечения колхозов производительными тракторами необходимо строить специализированные заводы, объединяющие науку, конструкторские бюро и производственные мощности. Инициатором проекта стал Ф. Э. Дзержинский. Согласно концепции, новые предприятия планировалось оснастить современным оборудованием и выпускать в массовом порядке дешевые и надежные модели на колесной и гусеничной тяге. Умеете сворачивать язык в трубочку? Узнайте, почему Простой тест: пойдет ли вам короткая стрижка? Очаровательная фотосессия мамы пятерняшек
    Первое крупносерийное производство тракторов в СССР было налажено в Сталинграде. В дальнейшем значительно были расширены мощности Харьковского и Ленинградского заводов. Крупные предприятия появились в Челябинске, Минске, Барнауле и других городах СССР.

    Сталинградский тракторный завод
    Сталинград стал городом, где с нуля построили первый крупный тракторный завод. Благодаря стратегическому положению (на пересечении поставок бакинской нефти, уральского металла и донбасского угля) и наличию армии квалифицированной рабочей силы он выиграл конкуренцию у Харькова, Ростова, Запорожья, Воронежа, Таганрога. В 1925 году было принято постановление о строительстве современного предприятия, а в 1930-м с конвейера сошли легендарные колесные трактора СССР марки СТЗ-1. В дальнейшем здесь выпускалась широкая номенклатура колесных и гусеничных моделей.
    [​IMG]
    К советскому периоду относятся:
    СТЗ-1 (колесный, 1930).
    СХТЗ 15/30 (колесный, 1930).
    СТЗ-3 (гусеничный, 1937).
    СХТЗ-НАТИ (гусеничный, 1937).
    ДТ-54 (гусеничный, 1949).
    ДТ-75 (гусеничный, 1963).
    ДТ-175 (гусеничный, 1986).​
    В 2005 году Волгоградский тракторный (бывший СТЗ) признан банкротом. Его правопреемником стал ВгТЗ.
    ДТ-54
    Гусеничные трактора СССР в середине XX века получили большое распространение, по количеству моделей они превосходили колесные. Великолепным образцом сельскохозяйственной техники общего назначения является выпускавшийся в 1949-1979 годах трактор ДТ-54. Производили его на Сталинградском, Харьковском и Алтайском заводах общим количеством 957 900 единиц. Он «снимался» во многих фильмах («Иван Бровкин на целине», «Дело было в Пенькове», «Калина красная» и других), установлен в качестве памятника в десятках населенных пунктов.
    Двигатель марки Д-54 рядный, четырехцилиндровый, четырехтактный, жидкостного охлаждения, на раме установлен жестко. Число оборотов (мощность) мотора 1300 об/мин (54 л. с.). Пятиступенчатая трехходовая коробка передач с главной муфтой сцепления соединены карданной передачей. Рабочая скорость: 3,59-7,9 км/час, тяговое усилие: 1000-2850 кг.

    Харьковский тракторный завод
    Строительство ХТЗ им. Серго Орджоникидзе началось в 1930 году в 15 километрах к востоку от Харькова. Всего на постройку гиганта ушло 15 месяцев. Первый трактор покинул конвейер 1 октября 1931 года – это была заимствованная модель Сталинградского завода СХТЗ 15/30. Но главной задачей было создание отечественного трактора типа «Катерпиллар» мощностью 50 лошадиных сил. Здесь же коллективом конструктора П. И. Андрусенко разрабатывался перспективный дизельный агрегат, который можно было бы ставить на все гусеничные трактора СССР. В 1937 году завод запустил в серию модернизированную гусеничную модель на базе СХТЗ-НАТИ. Основным новшеством был более экономичный и при этом более производительный дизельный мотор.
    С началом войны предприятие эвакуировали в Барнаул, где на его базе создали Алтайский тракторный завод. После освобождения Харькова в 1944 году производство было возобновлено на прежней площадке – легендарные трактора СССР модели СХТЗ-НАТИ снова пошли в серию. Основные модели ХЗТ советского периода:
    СХТЗ 15/30 (колесный, 1930).
    СХЗТ-НАТИ ИТА (гусеничный, 1937).
    ХТЗ-7 (колесный, 1949).
    ХТЗ-ДТ-54 (гусеничный, 1949).
    ДТ-14 (гусеничный, 1955).
    Т-75 (гусеничный, 1960).
    Т-74 (гусеничный, 1962).
    Т-125 (гусеничный, 1962).​
    [​IMG]
    В 70-е годы на ХТЗ была проведена коренная реконструкция, производство при этом не останавливалось. Упор был сделан на выпуск «трехтонников» Т-150К (колесный) и Т-150 (гусеничный). Энергонасыщенный Т-150К на испытаниях в США (1979) показал лучшие характеристики среди мировых аналогов, доказав, что трактора времен СССР не уступали иностранным. В конце 80-х были разработаны модели ХТЗ-180 и ХТЗ-200: они на 20% более экономичны, чем 150-я серия, и на 50% производительнее.

    Т-150
    Трактора СССР славились своей надежностью. Вот и универсальный скоростной трактор Т-150 (Т-150К) заработал хорошую репутацию. У него обширная область применения: транспортная, дорожно-строительная, сельскохозяйственная сферы. Его до сих пор используют для транспортировки грузов по сложному бездорожью, в работе на полях (вспашка, шелушение, культивация и т. д.), на земляных работах. Способен транспортировать прицепы грузоподъемностью 10-20 тонн. Для Т-150 (К) специально разработан турбонадувной 6-цилиндровый дизельный мотор V-образной конфигурации с жидкостным охлаждением.
    Технические характеристики Т-150К:
    Ширина/длина/высота, м. – 2,4/5,6/3,2.
    Ширина колеи, м. – 1,7/1,8.
    Масса, т. – 7,5/8,1.
    Мощность, л.с. – 150.
    Максимальная скорость, км/час – 31.​

    Минский тракторный завод
    Основан МТЗ 29 мая 1946 года и считается, пожалуй, самым успешным на данный момент предприятием, сохранившим мощности со времен СССР. На конец 2013 года здесь работало свыше 21 000 человек. Завод удерживает 8-10% мирового рынка тракторов и является стратегическим для Беларуси. Выпускает широкий ассортимент транспортных средств под маркой «Беларусь». К моменту развала Советского Союза было выпущено почти 3 млн единиц техники.
    КД-35 (гусеничный, 1950).
    КТ-12 (гусеничный, 1951).
    МТЗ-1, МТЗ-2 (колесный, 1954).
    ТДТ-40 (гусеничный, 1956).
    МТЗ-5 (колесный, 1956).
    МТЗ-7 (колесный, 1957).​
    В 1960 году началась масштабная реконструкция Минского завода. Параллельно с установкой нового оборудования конструкторы работали над внедрением перспективных моделей тракторов: МТЗ-50 и более мощной МТЗ-52 с полным приводом. В серию они пошли, соответственно, в 1961 и 1964 годах. С 1967 года выпускалась гусеничная модификация Т-54В в разных исполнениях. Если говорить про необычные трактора СССР, то таковыми можно считать модификации хлопководческого МТЗ-50Х со спаренными передними колесами и повышенным клиренсом, которые производились с 1969 года, а также крутосклонный МТЗ-82К.
    [​IMG]
    Следующим этапом стала линейка МТЗ-80 (с 1974 года) – самая массовая в мире, и специальные модификации МТЗ-82Р, МТЗ-82Н. С середины 80-х МТЗ освоил технику свыше ста лошадиных сил: МТЗ-102 (100 л.с.), МТЗ-142 (150 л. с.), и маломощные мини-трактора: 5, 6, 8, 12, 22 л. с.

    КД-35
    Гусеничный пропашной трактор отличается компактными размерами, простотой эксплуатации и ремонта. Широко применялся в сельском хозяйстве СССР и в странах Варшавского договора. Назначение – работа с плугом и прочим навесным оборудованием. С 1950 года выпускалась модификация КДП-35, отличавшаяся меньшей шириной траков, более широкой колеей и увеличенным дорожным просветом.
    Достаточно мощный мотор Д-35, соответственно, выдавал 37 л. с., коробка передач имела 5 ступеней (одна назад, пять вперед). Двигатель отличался экономичностью: средний расход дизельного топлива на 1 га составлял 13 литров. Бака горючего хватало на 10 часов работы – этого было достаточно, чтобы вспахать 6 га земли. С 1959 года модель оснастили модернизированным силовым агрегатом Д-40 (45 л. с.) и увеличенным числом оборотов (1600 об/мин). Также повысилась надежность ходовой части.

    Челябинский тракторный завод до войны
    Рассказывая про трактора СССР, невозможно обойти историю Челябинского завода, внесшего весомый вклад в выпуск мирной техники, а во время ВОВ ставшего кузницей танков и «самоходок». Знаменитый ЧТЗ строился в открытом поле вдали от магистралей с помощью кирок, ломов и лопат. Решение о строительстве было принято в мае 1929 года на 14 съезде советов СССР. В июне 1929 года Ленинградский ГИПРОМЕЗ начал работу над проектом завода. Проектирование ЧТЗ велось с учѐтом опыта американских авто- и тракторных предприятий, главным образом Caterpillar.
    С февраля по ноябрь 1930 года был построен и пущен в эксплуатацию опытный завод. Это произошло седьмого ноября 1930 года. Датой основания ЧТЗ считается 10 августа 1930 года, когда произошла закладка первых фундаментов литейного цеха. 1 июня 1933 года на линейку готовности выехал первый гусеничный трактор работников Челябинска – «Сталинец-60». В 1936 году было выпущено более 61 000 тракторов. Сейчас это ретро-трактора СССР, а в 30-е годы модель С-60 превосходила по характеристикам аналоги Сталинградского и Харьковского заводов почти вдвое.
    В 1937 году, попутно освоив производство дизелей С-60, завод перешѐл на выпуск более экономичных тракторов С-65. Год спустя этот трактор был отмечен высшей наградой «Гран-при» на выставке в Париже, а также использовался для съемок культового советского фильма «Трактористы». В 1940 году Челябинскому тракторному заводу было приказано перейти к выпуску военной продукции – танков, самоходных установок, двигателей, запчастей.

    Послевоенная история
    Несмотря на трудности военного времени, тракторостроители не забывали о любимом деле. Возникла мысль: почему бы не использовать опыт американцев? Ведь в США в годы войны производство тракторов не прекращалось. Анализ показал, что лучшей из моделей американских тракторов является Д-7. В 1944 году началась разработка документации и проектирование.
    [​IMG]
    Через 2 года, одновременно с реконструкцией завода, 5 января 1946 года был выпущен первый трактор С-80. К 1948 году перестройка предприятия завершилась, в сутки выпускали 20-25 единиц гусеничной техники. В 1955 году в конструкторских бюро начались работы по созданию нового, более мощного трактора С-100 и продолжались работы по увеличению долговечности работы трактора С-80.
    Модели:
    С-60 (гусеничный, 1933).
    С-65 (гусеничный, 1937).
    С-80 (гусеничный, 1946).
    С-100 (гусеничный, 1956).
    ДЭТ-250 (гусеничный, 1957).
    Т-100М (гусеничный, 1963).
    Т-130 (гусеничный, 1969).
    Т-800 (гусеничный, 1983).
    Т-170 (гусеничный, 1988).
    ДЭТ-250М2 (гусеничный, 1989);.
    Т-10 (гусеничный, 1990).
    ДЭТ-250​
    В конце 50-х была поставлена задача: спроектировать и изготовить для проведения испытаний опытные образцы трактора мощностью 250 лошадиных сил. С первых же шагов авторы новой модели отказались от традиционных и хорошо известных путей. Впервые в практике советского тракторостроения они создали герметическую и комфортабельную кабину с кондиционером. Тяжелой машиной водитель мог управлять одной рукой. В результате получился отличный трактор ДЭТ-250. Комитет Совета ВДНХ СССР наградили завод за эту модель Золотой медалью и Дипломом 1-й степени.

    Другие производители
    Безусловно, в списке представлены не все тракторные заводы. Трактора СССР и России также выпускались и выпускаются на Алтайском (Барнаул), Кировском (Петербург), Онежском (Петрозаводск), Узбекском (Ташкент) ТЗ, в Брянске, Владимире, Коломне, Липецке, Москве, Чебоксарах, Днепропетровске (Украина), Токмаке (Украина), Павлодаре (Казахстан) и других городах.
    15 марта 1878 года волжский пароходный машинист-самоучка Федор Абрамович Блинов обратился в Департамент торговли с ходатайством о выдаче ему патента "на особого устройства вагон с бесконечными рельсами для перевозки грузов по шоссейным и проселочным дорогам". Патент был выдан Блинову 20 сентября 1879 года, и в конце 1880 года его гусеничный "вагон" уже проходил испытания. Но пока это еще не был трактор. Блинов испытывал лишь гусеничный ход. В 1884-1887 годах Блинов строил на базе своей гусеничной платформы паровой трактор. Изобретателю впервые удалось разрешить задачу поворота гусеничного самохода. Его трактор имел две паровые машины, установленные на пятиметровой платформе. Каждая машина приводила во вращение ведущее колесо, которое, в свою очередь, с помощью четырех полукруглых выступов вращало металлическую гусеницу. Трактор поворачивался при неодинаковых скоростях перемещения гусениц, то есть так же, как на всех современных гусеничных машинах. Правда, теперь для этой цели используются не два двигателя, а механизмы поворота, называемые бортовыми фрикционами, но в основе по-прежнему лежит принцип, предложенный Блиновым.
    [​IMG]
    Трактор, построенный Блиновым, успешно прошел испытания и полностью оправдал надежды изобретателя. В 1896 году трактор демонстрировался на Нижегородской промышленной выставке. Но члены жюри не оценили огромного значения изобретения Блинова. Они лишь постановили выдать "крестьянину Федору Блинову похвальный отзыв за паровоз для проселочных дорог с бесконечными рельсами и за трудолюбие по его изготовлению. Изобретением Блинова, в отличие от недальновидных российских чиновников, заинтересовались немцы, которые изъявили желание купить трактор, но Блинов не согласился, чтобы на его детище стояла иностранная марка, и отказался продать его. Последние годы своей жизни талантливый изобретатель успешно работал над проектом трактора с двигателем внутреннего сгорания,однако смерть помешала ему завершить работу. Работы по созданию гусеничных тракторов велись и за пределами России.
    В США патент на паровой гусеничный трактор был выдан в 1888 году Беттеру. В дальнейшем несколько фирм вели работу по созданию полугусеничных тракторов, выпуск которых был начат в 1906-1907 годах. В Англии гусеничный трактор с двигателем внутреннего сгорания системы Горнсби был построен в 1907 году. В 1912 году производство полугусеничных тракторов с двигателями внутреннего сгорания начала американская фирма "Холт".
    [​IMG]
    Помимо металлических гусениц, в России также работали над созданием гусениц других типов. В 1909 году в гаражных мастерских в Царском Селе были изготовлены гибкие гусеничные ленты из слоистой резины, с помощью которых один из легковых автомобилей был переделан в полугусеничный. Эта конструкция была затем доработана на Русско-Балтийском заводе, начавшем в 1913 году выпускать так называемые "автосани" - полугусеничные автомобили.
    [​IMG]
    Самоход Блинова.​
    Зимой 1913-1914 года полугусеничные автомобили Русско-Балтийского завода были испытаны и показали вполне удовлетворительные по тому времени результаты. Так, 21 февраля 1914 года автосани совершили пробег по маршруту Царское Село - Павловск и обратно. Маршрут их движения проходил по обыкновенной дороге с рытвинами, ухабами, местами занесенной глубокими сугробами. Машины успешно преодолевали все препятствия, встречавшиеся на их пути. На хороших участках дороги они развивали скорость до 56 верст в час. В ту же зиму автосани совершили успешный пробег по маршруту Царское Село - Луга и обратно.
     
    Последние данные очков репутации:
    dok: 324.497.944 Очки 24 окт 2018
    Последнее редактирование: 19 авг 2018
    dok нравится это.
  5. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    970.375.824.953
    Stirik, 20 авг 2018
    Жидкая броня – это бронезащитный элемент нового поколения, который уже в скором времени отправит классические свинцовые бронежилеты на заслуженную «пенсию». О разработке инновационного материала можно было слышать и раньше, однако всерьез ученые взялись за работу только сейчас. Бронежилет будущего обещает существенно повысить безопасность военных и расширить зону действия бронированных элементов. Защитить сгибающие части тела с помощью свинца невозможно, ведь крепить сталь на колене или руке – это бессмыслица, снижающая боевую эффективность солдата. С появлением жидкой брони обезопасить можно абсолютно все тело!

    Все началось с обычной курсовой работы кадета Хейли Вейр, которая предлагает полностью модернизировать систему бронежилетов. Жидкая броня – это революция военной промышлености! Задумка заключается в своевременной активации жидкости конкретно в том месте, где оказывается физическое воздействие. Обязательным условием успешной эксплуатации, является надежность материала и его долговечность. Расставив все приоритеты, девушка вместе со своим преподавателем, приступили к созданию инновационной брони.
    Несмотря на отсутствие ранних исследований данной области, сейчас уже есть некоторые результаты. Так был определен состав жидкости, он состоит из углеродного волокна и эпоксидной смолы. Получаемая консистенция и есть жидкая броня, но без какой-либо оболочки эффективность ее равна нулю. Поэтому было придумано помещать нано-вещество в специальную кевларовую оболочку.
    По окончании серии тестов, было установлено, что жидкий бронежилет отлично справляется с крупными калибрами, а вот пули поменьше, могут и проскочить один или даже два слоя инновационного материала. В то время, как всего жидкая броня состоит из трех слоев, пробить их все на данный момент не удалось ни одному патрону. Также было обнаружено бездействие брони в ближнем бою. Соперничать с колюще-режущими предметами кевлару проблематично – это, наверное, главный минус американской разработки.

    Вслед за «янки», жидкую броню решили создать на родине футбола. Так, совсем недавно было подписано соглашение между лидерами военной промышленности Великобритании, компанией Helios Global Technologies и BAE Systems. Сотрудничество предусматривает совместную разработку технологии «Жидкая броня». Британцы не хуже других понимают, что такой жилет намного легче, эффективней и удобней, поэтому отставать от передовых государств планеты никак нельзя!
    По большому счету если сравнивать американскую и английские технологии, то можно сделать вывод – принцип работы не изменился. Все та же кевларовая оболочка с броневой жидкостью, которая моментально затвердевает и рассеивает удар пули по всей площади жилета, тем самым смягчая разрушительную силу. Лаборатории Великобритании, демонстрируют более серьезный подход и скорее всего им удастся опередить армию США в создании жидкой брони. По крайней мере, такими выглядят обстоятельства сейчас.

    Материал активно тестируется и соответственно с каждым днем, ученые узнают новые достоинства. Универсальность – одна из них. Жидкая броня запросто может быть интегрирована в стальной бронежилет или выступать единственной боевой единицей. Не менее важное преимущество в сравнении со стальными аналогами – это толщина. Ровно в дважды новый бронежилет будет тоньше старого, при этом качество защиты возрастает и того больше. Благодаря эластичности материала и его неразрушимости, человек непросто спасается от смерти, он даже не чувствует боли. Дело в том, что при пулевом воздействии броня не прогибается внутрь, как раньше, а намертво блокирует источник вибрации. Тем самым, исключаются любые дискомфортные условия во время спецопераций.

    Российская Федерация также не отстает от самых сильных армий планеты «Земля». Однако, все тонкости процесса тщательно скрываются. Так на данный момент известно не много, собственно все в курсе, что разработка отечественной жидкой брони стартовала еще в 2006 году. Занимается столь важным государственным мероприятием Венчурный Фонд ВПК из Екатеринбурга. По слухам, готовый продукт представят в самое ближайшее время.
    Защитный гель, составляющий основу «жидкой брони» состоит из жидкого наполнителя и твердых наночастиц, которые при попадании пули, или любом другом резком ударе мгновенно схватываются и превращаются в твердый композитный материал. Помимо этого в отличие от стандартных бронежилетов сила от удара пули в «жидкой броне» не сосредотачивается в одном месте, а распределяется по всей поверхности ткани. Это позволяет значительно улучшить защитные характеристики брони, а также избежать синяков и гематом, остающихся на теле от попадания в обычный свинцовый, или кевларовый бронежилет. Следует отметить, что данный гель проявляет свои характеристики лишь на специальной ткани, структуру которой разработчики тщательно скрывают.

    Правда на данный момент у «жидкой брони» существуют и некоторые недостатки. Так имеющеюся образцы способны защитить лишь от попадания пуль мелкого калибра, а выстрел из автомата, или снайперской винтовки практически гарантировано пробьет «жидкую броню». Также при попадании на броню воды, она как минимум на 40 процентов теряет свои защитные свойства, что добавляет дополнительных проблем разработчикам. Впрочем, решение этой проблемы уже найдено. Ткань можно поместить во влагозащитную пленку, либо покрыть специальным водоотталкивающим составом на основе нанотехнологий, созданным нашими учеными еще лет пять назад.
    В завершении хочется сказать, что «жидкая броня» является одной из самых перспективных технологий разработанных российскими специалистами за последние годы. Она не только сможет надежно защитить бойца от пуль и осколков и дать ему возможность свободного передвижения по полю боя без громоздкого бронежилета, но может применяться как для создания новых видов бронированной техники, так и для сугубо гражданских целей.
     
    Последние данные очков репутации:
    dok: 324.497.944 Очки 24 окт 2018
    dok нравится это.
  6. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    970.375.824.953
    Stirik, 26 авг 2018
    Некоторое время назад американское правительство прекратило поставки истребителей F-35 Турции. Американцы опасаются, что из-за покупки этой страной российских систем ПВО С-400 «Триумф» часть секретной информации, связанной с новейшими американскими «стелсами», может попасть в Россию.
    Lockheed Martin F-35 «Лайтнинг» II (англ. Lockheed Martin F-35 Lightning II, рус. «Локхид-Мартин» Ф-35 «Молния» II) — семейство перспективных, малозаметных истребителей-бомбардировщиков пятого поколения, разработанное американской фирмой Lockheed Martin Aeronautics Company (Tactical Aircraft Systems) в трех вариантах:
    — вариант для нужд ВВС США (наземный истребитель — CTOL);
    — для нужд ВМС США и ВМС Великобритании (палубный истребитель — CV);
    — для Корпуса морской пехоты США (истребитель с укороченным взлетом и вертикальной посадкой — STOVL).
    Но многие не знают о том, что прототипом F-35 стал российский истребитель вертикального взлета и посадки Як-141, разработанный ОКБ им. А. С. Яковлева. И если бы программу его создания не закрыли, то нельзя исключать, что именно он мог бы занять нишу, занимаемую ныне американским F-35.
    Как все начиналось
    Если обратиться к истории корабельных самолетов, то она насчитывает более 100 лет. Первый успешный взлет с палубы крейсера «Бирмингем» был осуществлен американским летчиком Ю. Эли в 1910 году. Он же два месяца спустя выполнил первую посадку на корабль.
    Со временем стало ясно, что для корабельных самолетов необходимо строить специальные корабли — авианосцы. Много таких появилось в США, строились они и в Советском Союзе. На них базировались морские разведчики КОР-1 и КОР-2 конструктора Г. Бериева.
    В дальнейшем развитие корабельных самолетов пошло по двум направлениям. Для первого использовались авианосцы с паровыми или воздушными катапультами и трамплинами, для второго — авианесущие корабли, с которых стартовали самолеты вертикального взлета и посадки (СВВП). Одним из первых летательных аппаратов такой схемы был немецкий самолет с четырьмя твердотопливными ускорителями «Наттер-339», который выполнял вертикальный взлет с пусковой вышки и совершал посадку с помощью парашюта.
    В 1950-е годы были созданы несколько типов экспериментальных и опытных самолетов более совершенной конструкции. Среди них СВВП Х-13 американской фирмы «Райан» (1955 год).
    Разрабатывались также самолеты со сдвоенными плоскими устройствами отклонения тяги: XV-4A фирмы «Локхид» (1962 год) и XV-5 фирмы «Райан» (1964 год). Кроме того, предлагались истребители, оснащенные несколькими размещенными в крыле и фюзеляже малогабаритными подъемными и маршевыми двигателями: SC-1 фирмы «Шорт» (Великобритания, 1957 год), «Бальзак» (1963 год) и «Мираж» французской фирмы «Дассо» (1966 год), XV фирмы «Локхид» (1966 год).
    Строились также истребители с комбинированной силовой установкой, в которую входили подъемные и подъемно-маршевые двигатели с управлением вектором тяги: VJ-101C фирмы «EWR» (1963 год), Do-31 фирмы «Дорнье» (1967 год), «191» фирмы VAC (1972 год). Появлялись и самолеты с отклоняемым вектором тяги: Х-14 фирмы «Белл» (1956 год) и Р1127 фирмы «Хоукер» (1960 год).
    [​IMG]
    Предшественники Як-141
    В Советском Союзе были разработаны истребители с комбинированной силовой установкой, в которую входили подъемно-маршевые и подъемные двигатели, например Як-38 ОКБ им. А. С. Яковлева. Як-38 серийно выпускался в двух вариантах компоновок. Первая — это одноместный боевой самолет, предназначенный для атаки небольших кораблей и защиты ВМФ и подводных лодок от разведывательных самолетов и вертолетов береговой авиации. Вторая — двухместный учебно-тренировочный истребитель, который имел вторую дополнительную кабину, расположенную впереди и ниже — основной под общим фонарем.
    Однако к середине 1980-х годов Як-38 из-за малого радиуса действия, который в ударном варианте не превышал радиус вертолета Ка-29, морально устаревшего бортового радиоэлектронного оборудования и недостаточного вооружения перестал удовлетворять требованиям, предъявляемым к палубным СВВП. Поэтому в ОКБ им. А. С. Яковлева разработали принципиально новый истребитель вертикального взлета и посадки Як-141.

    Трудная дорога в небо
    Проектирование этого истребителя началось в 1975 году, но первый летный экземпляр построили только 11 лет спустя. Такая большая задержка во времени постройки объяснялась не техническими, а скорее финансовыми трудностями, которые до сих пор испытывает весь российский авиапром.
    В 1987 году начались первые полеты, а через два года закончились летные испытания Як-141. Истребитель, несмотря на трудности по доводке силовой установки, получился довольно удачным. Летными испытаниями руководил заместитель главного конструктора ОКБ К. Ф. Попович.
    Взлет Як-141, по утверждениям очевидцев, напоминал сюжет из какого-то фантастического фильма. Из-под брюха спокойно стоявшего на полосе самолета под аккомпанемент ревущих двигателей вырвалось желто-красное пламя. В какой-то неуловимый момент окрашенный в защитный цвет истребитель, словно опираясь на этот огонь, стал медленно, совершенно вертикально подниматься в небо. На высоте нескольких десятков метров он завис в воздухе как вертолет, а потом, убрав шасси, стал нехотя разгоняться и, набрав за короткое время огромную скорость, исчез вдали. Сделав размашистый круг, самолет замедлил свое движение, остановился в воздухе и, плавно снижаясь, вертикально приземлился.
    [​IMG]
    Предназначенный для борьбы
    Як-141 был предназначен для перехвата воздушных целей, ведения ближнего боя, нанесения ударов по наземным и надводным целям. Самолет мог эксплуатироваться на взлетно-посадочных площадках ограниченных размеров и в корабельных условиях. Як-141 взлетал вертикально с коротким разбегом с помощью подъемных двигателей и поворотом сопла маршевого двигателя на 65° по мере роста тяги и ускорения движения самолета, с «точечным» взлетом, когда длина разбега не превышает пяти метров, а сопло также отклоняется, но уже при полной тяге на форсаже до начала разбега.
    Интересно отметить, что планер самолета уже тогда состоял на 26% из композитных материалов, включая углепластиковые поверхности хвостового оперения, закрылки, носки и наплывы крыла. Остальная конструкция в основном была выполнена из алюминиево-литиевого сплава. Силовая установка была комбинированная и аналогична СУ Як-38. Она состояла из подъемно-маршевого двигателя Р-79 генерального конструктора В. Кобченко и двух подъемных РД генерального конструктора А. Новикова.
    Летчиком-испытателем этого самолета стал А. Синицын, шеф-пилот фирмы, заместитель главного конструктора по летным испытаниям. Первый полет нового Яка состоялся в начале марта 1987-го. Спустя три года он взлетел и сел вертикально.
    [​IMG]
    Немного о технических характеристиках
    Характеристики нового Яка соответствовали существовавшей тогда военной доктрине. Самолет мог эксплуатироваться с взлетно-посадочных площадок ограниченных размеров (с коротких бетонных и асфальтовых полос) и в корабельных условиях. По сравнению с самолетами обычного взлета Як-141 был способен взлетать без выруливания на ВПП непосредственно из укрытия по рулежной дорожке, мог эксплуатироваться с поврежденных аэродромов.
    Средства катапультирования обеспечивали автоматическое спасение летчика на всех режимах полета. И это было проверено при испытаниях Як-141 на авианосце. Летчик-испытатель В. А. Якимов при посадке, находясь уже над палубой корабля, на малой высоте превысил вертикальную скорость снижения. Як грубо сел, ударился о палубу, основные стойки шасси пробили топливный бак, возник пожар. Пилот был вынужден катапультироваться, и сделал он это вполне благополучно.
    Впервые Як-141 был показан на 39-м авиакосмическом салоне в Ле Бурже, но в виде модели и короткого видеофильма по его летным испытаниям. Полнокровный дебют нового Яка состоялся год спустя на выставке в Фарнборо.
    Даже в то время при вертикальном взлете Як-141 имел вес 15,8 т, что меньше веса МиГ-29 (16,7 т) и почти вдвое меньше взлетного веса Су-27 (30 т), хотя по другим летно-техническим характеристикам он уступал всем обычным истребителям и конкурировал по отдельным параметрам только с СВВП «Харриер», серийный выпуск которого был начат в 1966 году.
    [​IMG]
    Кроме того, радиус боевого применения этого самолета не превышал 300 км. И это не позволяло ему защищать корабль, на котором он базировался, от крылатых ракет «воздух — корабль».
    Большой расход топлива Як-141 при взлете, недостаточный радиус боевого применения, катастрофа одного из летных экземпляров самолета привели к тому, что программа его испытаний была прекращена, а финансирование приостановлено. Также концу 1991 года были остановлены работы по подготовке серийного производства Як-141 на Саратовском авиазаводе. Таким образом, в России на долгое время была прикрыта тематика развития самолетов вертикального взлета и посадки.
    Однако стоит привести цитату, взятую из отчета экспертов ГосНИИАС. Она говорит о том, что, «как показал опыт разработки истребителя Як-141, заявляемый способ (вертикального взлета и посадки) может применяться не только новыми машинами соответствующей конструкции, но и самолетами серийно выпускаемых типов, при этом модернизированный самолет не потеряет ни одной из присущих ему положительных летных и тактико-технических характеристик».
    В ряде западных газет того времени иностранные специалисты утверждали, что русские с разработкой этого Яка обогнали их по крайней мере лет на десять-пятнадцать. И это было действительно так, потому что фирма «Локхид» в 1996 году для своего проекта по программе JSF («Единый ударный истребитель») выбрала схемы двигательной установки, а также отклонения сопла подъемно-маршевого двигателя, аналогичные двигательной установке Як-141.
    И американцы этого не скрывали. Они ссылались на соглашение с ОКБ им. А. С. Яковлева, которое позволило им это сделать. Но позже они отказались от сотрудничества и решили (получив от русских 90% информации), что сделают такой истребитель сами. И сделали. Им стал F-35В.

    Близнецы-братья
    Конструкция F-35B во многом повторяет Як-141. Это объясняется сотрудничеством фирмы Lockheed Martin и КБ Яковлева в 1991—1997 годах. По некоторым данным, в 1995 году яковлевцы с разрешения правительства России продали американцам всю документацию по Як-38 и Як-141.
    Однако F-35B имеет и существенные отличия. На Як-141 для создания вертикальной тяги применялись два ТРД. Применение на F-35B подъемного вентилятора позволило уменьшить потери тяги основного двигателя от попадания продуктов горения в воздухозаборник и уменьшило температурные нагрузки на покрытие посадочной площадки.
    Но конструкции обоих самолетов имеют общие недостатки: во время обычного полета самолет несет «мертвый груз» в виде подъемных агрегатов. Также они забирают под себя значительный объем внутри фюзеляжа, где обычно размещаются топливные баки. Результат таких конструктивных решений — существенное снижение дальности полета (F-35B из всей серии 35-х имеет самую низкую дальность полета).
    [​IMG]

    На разработку самолета было затрачено свыше 56 млрд долларов. Согласно заявлению президента Трампа, полная стоимость проекта составила 400 млрд. Стоимость одной машины в среднем превышала 150 млн.
    После того как в конце 2016 года Трамп подверг критике программу создания новейшего боевого самолета из-за ее стоимости, корпорация Lockheed Martin объявила о снижении стоимости истребителей F-35 до 85 млн долларов в 2019 году. На рубеже производства 200 машин цена за F-35 упадет до 85 млн за штуку.
    Общий план по закупкам F-35 — более чем 2000 самолетов. Они поставляются Израилю, Японии, Норвегии, Великобритании, Италии, Турции. К сожалению, России от этих контрактов ничего не перепадет, несмотря на то, что отцом американского истребителя стал советский самолет Як-141.
     
    Последние данные очков репутации:
    dok: 324.497.944 Очки 24 окт 2018
    dok нравится это.
  7. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    970.375.824.953
    Stirik, 10 сен 2018
    В настоящее время ядерное оружие используется в качестве полезной нагрузки различных бомб и ракет, предназначенных для поражения важных объектов противника. Однако в прошлом развитие ядерной отрасли и поиск новых идей привел к появлению целого ряда предложений, предусматривавших иное применение подобных боезарядов. Так, концепция ядерного оружия направленного действия предлагала отказаться от простого подрыва цели в пользу дистанционного воздействия на нее за счет некоторых поражающих факторов.
    Первые предложения в области ядерного оружия направленного действия, по известным данным, относятся к концу пятидесятых годов. В дальнейшем на уровне теории были проработаны несколько вариантов такого вооружения. При этом оригинальная концепция достаточно быстро заинтересовала военных, что привело к особым последствиям. Все работы по этой тематике были засекречены. В итоге к настоящему времени известность получили только несколько американских проектов. Достоверные сведения о создании подобных систем другими странами, в том числе СССР и Россией, отсутствуют.
    Следует отметить, что и об американских проектах известно не слишком много. В открытых источниках встречается только ограниченный объем информации, в основном самого общего характера. Одновременно с этим известно множество оценок и предположений разного рода. Впрочем, и в такой ситуации можно составить приемлемую картину, пусть даже и без особых технических подробностей.
    [​IMG]
    Космический корабль типа Orion с атомно-импульсным двигателем. ​
    По известным данным, идея ядерного оружия направленного действия появилась в ходе разработки проекта Orion. В течение пятидесятых годов специалисты NASA и ряда смежных организаций занимались поиском перспективных архитектур ракетно-космической техники. Понимая, что существующие системы могут иметь ограниченный потенциал, американские ученые выступали с самыми смелыми предложениями. Одно из них предусматривало отказ от «химического» ракетного двигателя в пользу особой силовой установки на основе ядерных зарядов – т.н. атомно-импульсного двигателя.
    Проект с рабочим названием «Орион» предусматривал строительство особого космического корабля, без маршевых двигателей традиционной конструкции. Головной отсек такого аппарата выделялся под размещение экипажа и полезной нагрузки. Центральный и хвостовой относились к силовой установке и вмещали разные ее компоненты. Вместо традиционных топлив корабль Orion должен был использовать компактные ядерные заряды малой мощности.
    Согласно основной идее проекта, во время разгона атомно-импульсный двигатель «Ориона» должен был поочередно выбрасывать заряды за прочную хвостовую пластину. Ядерный взрыв ограниченной мощности должен был толкать пластину, а вместе с ней и весь корабль. По расчетам, вещество разрушающегося заряда должно было разлетаться со скоростью до 25-30 км/с, что позволяло обеспечить весьма высокую тягу. При этом толчки от взрывов могли быть слишком сильными и опасными для экипажа, вследствие чего корабль оснащался амортизационной системой.
    В предложенном виде двигатель корабля Orion не отличался энергетическим совершенством и экономичностью. Фактически использовалась только небольшая часть энергии ядерного заряда, переданная хвостовой плите корабля. Остальная энергия рассеивалась в окружающее пространство. Для повышения эффективности требовалась переработка двигателя. При этом возникла необходимость в кардинальном изменении имеющейся конструкции.
    По расчетам, более экономичный атомно-импульсный двигатель по своей конструкции должен был походить на существующие системы. Подрывать ядерные заряды следовало внутри прочного корпуса с соплом для выхода вещества и энергии. Таким образом, продукты взрыва в виде плазмы должны были выходить из двигателя только в одном направлении и создавать необходимую тягу. Коэффициент полезного действия такого двигателя мог составлять десятки процентов.

    Ядерная гаубица
    В конце пятидесятых или в начале шестидесятых годов новая концепция двигателя получила неожиданное развитие. Продолжая теоретическую проработку такой системы, ученые нашли возможность ее использования в качестве принципиально нового оружия. Позже подобное вооружение будет названо ядерным оружием направленного действия.
    Было очевидно, что вместе с плазмой из сопла двигателя должен исходить поток светового и рентгеновского излучения. Подобный «выхлоп» представлял особую опасность для различных объектов, в том числе живых организмов, что привело к появлению новой идеи в сфере ядерного вооружения. Вырабатываемую плазму и излучение можно было бы направлять на цель для ее уничтожения. Подобная концепция не могла не заинтересовать военных, и вскоре началась ее проработка.
    По известным данным, проект ядерного орудия направленного действия получил рабочее название Casaba Howitzer – «Гаубица «Касаба». Интересен тот факт, что подобное название никак не раскрывало суть проекта и даже вносило путаницу. Особая ядерная система не имела никакого отношения к гаубичной артиллерии.
    Многообещающий проект ожидаемо засекретили. Более того, информация остается закрытой до сих пор. К сожалению, о реальных особенностях этого проекта известно крайне мало, причем немногочисленные доступные сведения в основной массе не имеют официального подтверждения. Впрочем, это не помешало появлению ряда правдоподобных оценок и предположений.
    Согласно одной из распространенных версий, «Гаубица «Касаба» должна строиться на основе сверхпрочного корпуса, способного выдержать подрыв ядерного заряда и не пропускающего рентгеновские лучи. В частности, его можно изготовить из урана или некоторых других металлов. В таком корпусе следует предусмотреть отверстие, выполняющее функции дула. Его следует перекрыть металлическими плитами – бериллиевыми или вольфрамовыми. Внутри корпуса размещается ядерный заряд требуемой мощности. Также «пушке» необходимы средства транспортировки, наведения и управления.
    Подрыв ядерного заряда должен приводить к образованию облака плазмы и рентгеновского излучения. Общее воздействие высокой температуры, давления и излучения должно мгновенно испарять крышки корпуса, после чего плазма и лучи получают возможность отправиться в сторону цели. Конфигурация «дула» и материал его крышки влияли на угол расхождения плазмы и излучения. При этом можно было получить КПД до 80-90%. Остальная энергия уходила на разрушение корпуса и рассеивалась в пространстве.
    По некоторым данным, поток плазмы мог развивать скорость до 900-1000 км/с; рентгеновские лучи способны двигаться со скоростью света. Таким образом, сначала на указанную цель должно было воздействовать излучение, после чего обеспечивалось ее поражение потоком ионизированного газа.
    Изделие «Касаба», в зависимости от применяемых компонентов и технических характеристик, могло бы показывать дальность стрельбы не менее нескольких десятков километров. В безвоздушном пространстве этот параметр увеличивался в разы. Ядерное орудие направленного действия можно было бы монтировать на самых разных платформах: сухопутных, морских и космических, что в теории позволяло решать широкий круг задач.
    Впрочем, перспективная «гаубица» имела ряд серьезных недостатков технического и боевого характера, резко снижавших ее практическую ценность. В первую очередь, такое оружие оказывалось чрезмерно сложным и дорогим. Более того, некоторые конструкторские задачи нельзя было решить с технологиями середины прошлого века. Вторая проблема затрагивала боевые качества системы. Выброс плазмы происходил не одновременно, и она растягивалась в достаточно длинный поток. В результате этого ограниченная масса ионизированного вещества должна была воздействовать на цель в течение сравнительно большого времени, что снижало фактическое могущество. Рентгеновское излучение тоже не являлось идеальным поражающим фактором.
    По всей видимости, разработка проекта Casaba Howitzer продолжалась не более нескольких лет и остановилась в связи с определением реальных перспектив такого оружия. Оно основывалось на принципиально новых идеях и имело весьма примечательные боевые возможности. В то же время, ядерное орудие оказывалось чрезвычайно сложным в производстве и эксплуатации, а также не гарантировало поражение любой назначенной цели. Вряд ли такое изделие могло найти применение в войсках. Работы были остановлены, но документацию по проекту рассекречивать не стали.

    Кумулятивный ядерный заряд
    Еще в тридцатых годах был предложен т.н. кумулятивный заряд: боеприпас, в котором взрывчатое вещество имело особую форму. Вогнутая воронка на передней части заряда обеспечивала создание высокоскоростной кумулятивной струи, собирающей значительную часть энергии взрыва. Подобный принцип вскоре нашел применение в новых противотанковых боеприпасах.
    Согласно разным источникам, в пятидесятых или шестидесятых годах было предложено создать термоядерный боеприпас, работающий по кумулятивному принципу. Суть этого предложения состояла в изготовлении стандартного термоядерного изделия, в котором заряд из трития и дейтерия должен был иметь особую форму с воронкой в передней части. В качестве взрывателя следовало использовать «обычный» ядерный заряд.
    Расчеты показывали, что при сохранении приемлемых габаритов кумулятивный термоядерный заряд может иметь весьма высокие характеристики. При использовании технологий того времени кумулятивная струя из плазмы могла развить скорость до 8-10 тыс. км/с. Также было определено, что при отсутствии ограничений технологического характера струя способна набирать втрое большую скорость. В отличие от «Касабы», рентгеновское излучение оказывалось лишь дополнительным поражающим фактором.
    Как именно предлагалось использовать потенциал такого заряда – неизвестно. Можно предположить, что компактные и легкие бомбы подобного рода могли бы стать настоящим прорывом в области борьбы с заглубленными защищенными сооружениями. Кроме того, кумулятивный заряд мог бы стать неким подобием сверхмощного артиллерийского орудия – на сухопутных и других платформах.
    Тем не менее, насколько известно, дальше теоретических изысканий проект кумулятивной термоядерной бомбы не пошел. Вероятно, потенциальный заказчик не нашел смысла в этом предложении и предпочел использовать термоядерное оружие «традиционным» способом – в качестве полезной нагрузки бомб и ракет.

    «Прометей» с шрапнелью
    В определенный момент проект «Касаба» был закрыт за отсутствием реальных перспектив. Однако позже к его идеям вернулись. В восьмидесятых годах Соединенные Штаты вели работы по программе Strategic Defense Initiative («Стратегическая оборонная инициатива») и пытались создавать принципиально новые противоракетные системы. В этом контексте вспомнили о некоторых предложениях прошлых лет.
    Идеи Casaba Howitzer перерабатывались и совершенствовались в рамках проекта с кодовым названием Prometheus. Некоторые особенности этого проекта привели к появлению прозвища «Ядерный дробовик». Как и в случае с предшественником, основная масса информации по этому проекту до сих пор не публиковалась, но часть сведений уже известна. На их основании можно составить примерную картину и понять отличия «Прометея» от «Касабы».
    С точки зрения общей архитектуры изделие Prometheus почти полностью повторяло более старую «Гаубицу». При этом была предложена иная крышка «дула», за счет которой можно было получить новые боевые возможности. Отверстие в корпусе вновь планировалось закрыть прочной вольфрамовой крышкой, однако на этот раз ее следовало покрыть специальным теплозащитным составом на основе графита. За счет механической стойкости либо абляции такое покрытие должно было сократить воздействие ядерного взрыва на крышку, хотя полная защита не предусматривалась.
    Ядерный взрыв в корпусе должен был не испарять вольфрамовую крышку, как это было в предыдущем проекте, а только дробить ее на огромное количество мелких осколков. Взрыв также мог разогнать осколки до высочайших скоростей – вплоть до 80-100 км/с. Облако мелкой вольфрамовой шрапнели, имеющей достаточно большую кинетическую энергию, могло пролететь несколько десятков километров и столкнуться с целью, оказавшейся на его пути. Поскольку изделие Prometheus создавалось в рамках СОИ, в качестве основных его целей рассматривались межконтинентальные баллистические ракеты вероятного противника.
    Впрочем, энергия мелких осколков была недостаточной для гарантированного поражения МБР или ее головной части. В связи с этим «Прометей» следовало использовать в качестве средства селекции ложных целей. Боевой блок и ложная цель отличаются по своим основным параметрам, и по особенностям их взаимодействия с вольфрамовыми осколками можно было выявить приоритетную цель. Ее уничтожение возлагалось на другие средства.
    Как известно, программа Strategic Defense Initiative привела к появлению новых технологий и идей, но целый ряд проектов не дал ожидаемых результатов. Подобно ряду других разработок, система Prometheus не была доведена даже до стендовых испытаний. Такой исход проекта был связан как с его чрезмерной сложностью и ограниченным потенциалом, так и с политическими последствиями размещения ядерных систем в космосе.

    Слишком смелые проекты
    Пятидесятые годы прошлого века, когда появилась идея ядерного оружия направленного действия, были достаточно интересным периодом. В это время ученые и конструкторы смело предлагали новые идеи и концепции, способные самым серьезным образом повлиять на развитие армий. Тем не менее, им приходилось сталкиваться с техническими, технологическими и экономическим ограничениями, что не позволяло в полной мере реализовывать все предложения.
    Именно такая судьба ожидала все известные проекты ядерного оружия направленного действия. Многообещающая идея оказалась слишком сложной для реализации, причем подобная ситуация, похоже, сохраняется до сих пор. Однако, изучив ситуацию со старыми проектами, можно сделать интересный вывод.
    Похоже, что американские военные до сих пор проявляют интерес к концепциям типа Casaba Howitzer или Prometheus. Работы по этим проектам давно остановились, но ответственные лица все еще не торопятся раскрывать всю информацию. Вполне возможно, что такой режим секретности связан с желанием освоить перспективное направление в будущем – после появления требуемых технологий и материалов.
    Выходит, что проекты, создававшиеся с конца пятидесятых годов, на много десятилетий опередили свое время с точки зрения техники. Мало того, они до сих пор выглядят не слишком реалистично в связи с известными ограничениями. Удастся ли справиться с актуальными проблемами в будущем? Пока остается только гадать. А до тех пор ядерное оружие направленного действия будет сохранять неоднозначный статус интереснейшей концепции без реальных перспектив.
     
    Последние данные очков репутации:
    dok: 324.497.944 Очки 24 окт 2018
    dok нравится это.
  8. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    970.375.824.953
    Stirik, 13 сен 2018
    Дело было, как я понимаю. где-то во время Ирано-Иракской. После "исламской революции" Иран оказался довольно жестко отрезанным от мирового рынка оружия, а воевать-то надо. Нет, что-то просачивалось, достаточно припомнить "скандал Иран-контрас", но в целом, конечно, было грустно. А воевать надо - и в ход пошло всякое народное творчество. Вот, к примеру: хочется вам фугануть в сторону противника 500-кг бомбу, а нечем! Ну нету таких двигателей, чтобы взять и запустить, не делают их в Иране. Но на то есть солдатская смекалка.

    К ракете прикрутили сразу целые пучки двигателей!!! Не сумел посчитать, фотографии плохие, но штук по 15 с каждой стороны. Итого, 30 (тридцать!) ТТРД. Не могу сказать, от каких НАР (скорее всего) их открутили, но по шесть сопел на двигатель - 180 сопел. И самое интересное, что это все как-то летает. Не спрашивайте меня "как?", конечно плохо. Понятно, что оно крутилось вдоль продольной оси, раскачивалось - и получалось в результате недалеко и с точностью "в ту сторону", но летело! В принципе, учитывая реалии Ирано-Иракской на определенной стадии конфликта - уже неплохо.
     
  9. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    970.375.824.953
    Stirik, 19 сен 2018
    Характерной проблемой современных пистолетов является ограниченный боекомплект, обусловленный допустимыми размерами магазина. Отъемный магазин в рукоятке может вместить не более пары десятков патронов, а дальнейшее увеличение его емкости невозможно или связано с трудностями. В начале ХХ века норвежский конструктор Харальд Суннгорд предложил оригинальный пистолетный комплекс, включавший собственно пистолет и специальный патрон для него. За счет особых идей и решений в оружии удалось разместить сразу два магазина с 25 патронами в каждом.
    Магазины самозарядных пистолетов начала XX века не отличались большой емкостью и в основном вмещали не более десятка патронов. Однако в условиях боя такой боекомплект мог быть недостаточным, а замена магазина отнимала время и приводила к рискам. Интересное решение такой проблемы предложил норвежский инженер Х. Суннгорд, однако для этого ему пришлось создать с нуля не только пистолет и магазин для него, но и специализированный патрон.
    [​IMG]
    Один из ранних прототипов пистолета Х. Суннгорда. От более поздних изделий он отличается отсутствием затворной задержки​
    По известным данным, новый проект оружия был разработан к 1909 году, и тогда же его автор изготовил несколько опытных образцов и партию новых патронов. В следующем 1910 году Х. Суннгорд занялся защитой своих прав на изобретение и получил необходимые патенты от ведомств разных стран. В частности, новая конструкция оружия была зарегистрирована в США.
    Подобно другим образцам стрелкового оружия, новый пистолет с увеличенным боекомплектом был назван по фамилии конструктора – Sunngard pistol. Вскоре после своего появления проект получил развитие: появилась новая версия под иной патрон. В некоторых зарубежных источников два варианта пистолета под разный боеприпас обозначают как Model 1909 и Model 1910. Впрочем, насколько известно, изначально такие названия не применялись.
    В основе проекта Х. Суннгорда лежало несколько основных идей. Во-первых, конструктор решил использовать наиболее выгодное сочетание большого и емкого магазина с компактным, но достаточно мощным патроном. Также он предложил разместить запасной магазин не в кобуре или подсумке, а прямо в оружии. Более того, второй магазин должен был находиться рядом с используемым, а его перевод в рабочее положение мог занимать минимальное время. В итоге стрелок мог иметь максимально возможный боекомплект, готовый к применению, а пауза между «сменой» магазина оказывалась минимальной.
    Специально для своего пистолета Х. Суннгорд создал особый патрон. Изделие типа 6,5х19 мм имело общую длину 23 мм. Пуля весом 28,5 грана (1,85 г) могла разгоняться до 600 м/с. Позже, вероятно, по результатам испытаний первого пистолета, конструктор создал второй специальный патрон – 8х19 мм. Его пуля весила 29 гран (1,88 г) и развивала скорость на уровне предыдущего образца. За счет нового патрона планировалось получить некоторый прирост боевых качеств, но за них пришлось расплачиваться сокращением боекомплекта.
    [​IMG]
    То же изделие, вид сверху​
    Пистолет, предназначенный для использования нового патрона, отличался простотой конструкции. Х. Суннгорд использовал отработанные решения в виде автоматики со свободным затвором и без запирания ствола. Одновременно с этим оружие должно было иметь характерный внешний вид, в том числе обусловленный наличием шахты сразу под два магазина. Был разработан тонкий и легкий кожух затвора, а рамка отличалась крупной и широкой рукоятью. Некоторые интересные идеи были реализованы в спусковом механизме.
    Компоновка пистолета Sunngard была традиционной. Все основные детали помещались на сравнительно компактной рамке. Ее верхняя часть представляла собой направляющую для подвижного кожуха и занимала около половины общей длины пистолета. Под направляющей спереди помещалась защитная скоба спускового крючка, за ней – особая рукоятка. Последняя имела прямоугольную форму и размещалась почти вертикально. Нижний срез рукоятки выполнили в виде ломаной линии. Стенки рукоятки имели перфорацию, поверх них можно было устанавливать накладки небольшой толщины.
    Кожух затвора конструкции Х. Суннгорда получил цилиндрическую переднюю часть с гайкой-крышкой, через которую проходила дульная часть ствола. Цилиндр занимал около половины его длины. За цилиндром на кожухе имелось утолщение с почти прямоугольным сечением, в полости которого должен был перемещаться патрон. В задней части утолщения помещался затвор без средств запирания. Детали ударно-спускового механизма помещались под задней частью кожуха, имевшей уменьшенное сечение.
    Пистолет первой версии оснащался нарезным стволом калибра 6,5 мм и длиной 158 мм. Ствол жестко закреплялся на рамке и не должен был перемещаться при стрельбе. На ствол при сборке надевалась возвратная пружина, после чего поверх нее устанавливался кожух затвора. Одним торцом пружина контактировала с передней стенкой кожуха, другим – с упором на стволе и рамке.
    Пистолет получил ударно-спусковой механизм куркового типа. В задней части кожуха помещался ударник с боевой пружиной, способный перемещаться назад и вперед. Ударник имел П-образную форму: один его элемент находился на оси затвора и имел боек, другой поместили у левого борта, он предназначался для взаимодействия с шепталом. Боевая пружина находилась в кожухе сзади. Во взведенном положении П-образный ударник затормаживался шепталом, помещенным за спусковой скобой. При нажатии на крючок оно поднималось и толкало соответствующую часть ударника.

    После модернизации изделие оснащалось затворной задержкой, позволявшей остановить кожух в заднем положении. Соответствующий рычажок находился слева, над спусковым крючком. За счет особой формы внутренней оси задержка также отвечала за блокировку ударника до момента полного наката затвора и предотвращала преждевременный выстрел. Также имелся неавтоматический предохранитель, управлявшийся рычажком на левой стороне рукоятки.
    Наибольший интерес в проекте Х. Суннгорда представляла система боепитания, ради которой изобретатель, собственно, и создал весь комплекс. Патроны должны были помещаться в отъемные коробчатые магазины. Первым появился магазин под патрон 6,5х19 мм. Внутри него боеприпасы размещались в два вертикальных ряда по 12 штук в каждом. Еще один патрон находился в губках магазина и был готов к отправке в патронник. Магазин имел традиционный пружинный подаватель.
    С одним пистолетом предлагалось использовать три штатных магазина. Два имели коробчатый корпус с гладкой задней стенкой, тогда как на третьем помещалась скоба с проволочным крючком. Магазины следовало использовать в определенном порядке, и изделие с крючком являлось вторым в очереди.
    В крупную и широкую шахту рукоятки пистолета могли войти сразу два магазина. Сверху между магазинами имелся упор, придерживавший передний в рабочем положении. Снизу он фиксировался защелкой с рычажком. Непосредственно позади первого магазина находился второй. Он опирался на верхний упор и о заднюю стенку шахты. Снизу его поддерживал жесткий упор. Проволочный крючок зацеплялся за специальную ось наверху шахты. Нижняя грань рукоятки имела ломаную форму, из-за чего задний магазин находился чуть ниже переднего и не мешал работе автоматики. Третий магазин следовало держать в кобуре.

    Конструктор оснастил свое оружие простейшими прицельными приспособлениями. В передней части кожуха находилась мушка с небольшой боковой защитой. Сзади на кожухе располагался целик, так же прикрытый сбоку.
    Изделие Sunngard pistol имело общую длину 203 мм при высоте 135 мм. Собственная масса оружия составляла 760 г. Магазин с 25 патронами 6,5х19 мм весил порядка 100 г. Таким образом, пистолет с полным боекомплектом тянул без малого на килограмм. Была заявлена возможность получения сравнительно высокой технической скорострельности. Расчетная дальность эффективной стрельбы не превышала нескольких десятков метров.
    К пистолету прилагалась кобура особой конструкции. Внутри нее предусматривался отдельный карман для переноски одного из магазинов («третьего»). Таким образом, общий боекомплект пистолета мог состоять из 75 патронов, из которых 50 находились в оружии.
    Эксплуатация пистолета Х. Суннгорда была достаточно интересной и необычной. Снарядив два магазина, следовало поместить их в рукоять. Первым вставлялся «второй», оснащенный крючком. Он помещался в задней части шахты, его крючок цеплялся за верхнюю ось, а дно упиралось в нижний упор рукоятки. Только после этого следовало устанавливать магазин №1, который становился «активным» – ему предстояло подавать патроны в оружие. Он располагался чуть выше запасного и фиксировался пружинной защелкой.
    Сделав 25 выстрелов и опустошив первый магазин, следовало выполнить несложную «перезарядку». Для этого стрелок должен был отжать защелку переднего магазина и извлечь его. Затем задний магазин вручную перемещался вперед, немного поднимался и фиксировался в рабочем положении. Проволочный крючок облегчал этот процесс, контролируя траекторию перемещения магазина. Далее можно было взвести оружие (либо снять затвор с задержки) и продолжать стрельбу.

    После следующих 25 выстрелов следовало вернуть «второй» магазин в исходное положение. На его место можно было поместить третий магазин, пока остававшийся в кобуре.
    Таким образом, пистолет Sunngard pistol первой версии мог сделать три серии по 25 выстрелов с минимальным перерывом между ними. В одном пистолете средних размеров удалось разместить рекордный боекомплект. Причем, в отличие от ряда более поздних пистолетов и магазинов, на этот раз речь шла о штатном оснащении оружия.

    Первый вариант пистолета Х. Суннгорда появился в 1909 году и тогда же прошел необходимые проверки. По всей видимости, результат не в полной мере устроил изобретателя, и потому проект получил продолжение. Патрон 6,5х19 мм вряд ли мог показывать высокие характеристики и боевые качества, из-за чего ему требовалась замена. Вскоре конструктор предложил новый боеприпас.
    Патрон нового типа был разработан с учетом особенностей имеющегося и перспективного оружия. Удлинение гильзы не представлялось возможным из-за соображений эргономики, и потому характеристики нарастили, увеличив калибр. При этом увеличился объем гильзы и допустимая навеска пороха. Впрочем, масса и скорость новой 8-мм пули мало отличались от параметров существующей.
    Для использования нового патрона 8х19 мм пистолет Х. Суннгорда претерпел существенные изменения. Был использован новый ствол большего калибра длиной лишь 135 мм. Изменилась форма отдельных деталей и агрегатов, хотя общий экстерьер изделия, в целом сохранился. Наконец, уменьшился боекомплект. Каждый из магазинов вмещал только 18 патронов – в сумме 36. Габариты оружия почти не изменились, а собственная масса выросла всего на 40 г.
    Ориентировочно в 1910 году были изготовлены новые опытные образцы пистолета Sunngård под патрон большего калибра. Они должны были пройти испытания, в ходе которых вряд ли сумели показать заметный прирост технических характеристик и боевых качеств. Впрочем, на этот раз оружейник не стал создавать новый патрон и переделывать оружие под него.
    По разным данным, Харальд Суннгорд на рубеже десятилетий попытался предложить свое оружие нескольким европейским армиям, в первую очередь норвежской. Нетрудно заметить, что потенциальные заказчики не проявили интереса к этой разработке. Ни одного контракта на поставку так и не появилось.

    В 1914 году армия Норвегии проводила конкурс на закупку современных пистолетов. В нем приняли участие несколько зарубежных компаний. Отечественную промышленность представляло изделие Sunngård pistol. Несколько образцов оружия прошли сравнительные испытания, и военные вынесли свое решение. Наиболее удачным посчитали американский пистолет M1911 конструкции Джона Мозеса Браунинга. Армия приняла его на вооружение под обозначением 11,25 mm Automatisk pistol M/1914. Вскоре одна из норвежских фабрик запустила лицензионное производство.
    Приняв во внимание такие результаты конкурса, можно представить, чем именно пистолет Х. Суннгорда не устроил норвежскую армию. Американский M1911 самым серьезным образом превосходил норвежский Sunngard pistol по огневой мощи. Останавливающее и убойное действие патрона .45 ACP было гораздо выше, чем у малогабаритного 6,5х19 мм. Также зарубежный пистолет выгодно отличался большей дальностью эффективного огня. При этом M1911 имел «обычную» рукоятку и был гораздо удобнее в обращении.
    Единственным преимуществом отечественной разработки был уникально большой боекомплект. Однако потенциальный заказчик мог засомневаться в целесообразности этого. Самозарядный пистолет рассматривался в качестве оружия самообороны офицера, и в этой роли ему не требовался боекомплект в виде нескольких десятков патронов, тем более маломощных. Кроме того, пара магазинов увеличила размеры рукоятки и сказалась на удобстве.
    По результатам сравнения норвежские военные выбрали образец, не отличавшийся смелостью конструкции. Изделие, фактически построенное вокруг одной интересной, но не вполне однозначной идеи, их не заинтересовало. Известно, что в тот же период Х. Суннгорд попытался предложить свой пистолет зарубежным армиям, но и они не пожелали закупать такое оружие.
    По некоторым данным, сохранилось лишь несколько пистолетов Sunngard pistol. Один из них имеет калибр 6,5 мм, второй – 8 мм. Согласно некоторым версиям, это были единственные изготовленные опытные образцы, и иные пистолеты изначально отсутствовали. 6,5-мм пистолет Суннгорда сейчас хранится в одном из музеев Норвегии. Второй образец теми или иными путями попал в музей Wehrtechnische Studiensammlung в немецком Кобленце.

    Проект Харальда Суннгорда преследовал вполне конкретную цель – максимально возможное увеличение готового к применению боекомплекта. Для решения такой задачи оружейнику пришлось создать специальный патрон и использовать необычную конструкцию самого пистолета. Основная задача проекта была выполнена, но слишком дорогой ценой. Пистолет показывал недостаточные огневые характеристики, и потому не смог заинтересовать военных. Не самое удачное сочетание боекомплекта и огневой мощи не позволило пистолету поступить на вооружение, но зато обеспечило ему место в списке интересных, хотя и бесполезных разработок.
     
    Последние данные очков репутации:
    dok: 329.286.021 Очки 25 окт 2018
    dok нравится это.
  10. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    970.375.824.953
    Stirik, 20 сен 2018
    Откуда вообще взялась идея создавать атомный реактор или, как изначально называли такие устройства, «урановый котел»? До той поры ученые не встречали в природе цепных реакций деления урана, но выброс огромной энергии был настолько соблазнителен, что они сами себе и поставили задачу – искусственно создать условия, при которых такой процесс станет возможен. Если реакция будет именно цепной – надо только суметь: а) начать ее и б) создать условия, при которой она станет неизбежна. Всего-то делов!..
    Коротко, но в достаточном объеме разобравшись с процессами, происходящими в ядрах атома урана после того, как «к ним в гости» заявляется хорошо разогнанный нейтрон, мы теперь вполне способны рассмотреть и понять, как рождались первые атомные реакторы, как эволюционировало их развитие и как мы дошли до атомной жизни такой, какой ее видим сейчас.
    После того, как Нильс Бор доказал, что деление урана идет именно в изотопе уран-235, ребром встал вопрос о замедлителе. Нейтроны «второго» и последующих поколений должны быть медленными – быстрые «съест» уран-238, цепная реакция из-за этого просто затухнет. Есть всего два вида материала, оптимально исполняющие роль такого замедлителя – чистый графит и так называемая «тяжелая вода».

    Что такое тяжелая вода и чем она отличается от легкой?
    Атомы многих химических элементов позволяют себе всякие вольности с количеством нейтронов, входящих в состав их ядер, выходя из рамок стандарта: то «выгонят» несколько прочь, то затащат в гости «лишних». Любимый всеми нами уран (правда ведь?..) – классический пример такого поведения. Наиболее стабилен уран-238, в ядре которого 92 протона и 146 нейтронов, такая теплая компания способна жить в мире и согласии друг с другом тысячи лет. Но в природном уране всегда имеется 0,7% «диссидентов» – атомов урана-235, в ядрах которых на 3 нейтрона меньше при том же количестве протонов.
    Протоны, содержащиеся в ядре атома, определяют его химические свойства, количество нейтронов на это никак не влияет. Именно по этой причине ученые-химики в деле обогащения урана по его изотопу-235 помочь ничем не могут. Изотопы отличаются друг от друга только с точки зрения физики, причем не только ядерной или там физики элементарных частиц, все брутальнее. Больше нейтронов – больше вес, больше нейтронов – больше размер, и именно на этом построены такие непростые методы, как диффузионное обогащение и обогащение при помощи центрифуг.

    Впрочем, отвлеклись. Давайте снова припомним школьные годы чудесные. Помните, как выглядит атом водорода, элемента №1 в таблице Менделеева? До предела просто: вокруг одного-единственного протона по орбите носится не менее одинокий электрон. Унылая картина, сто лет одиночества… Но самые предприимчивые протоны, чтобы не скучать, умудряются найти себе компанию – нейтрон, а особо изощренные протоны умудряются даже соображать на троих, присоседивая к себе сразу два нейтрона. Для таких неугомонных деятелей физики придумали даже отдельные названия – дейтерий и тритий соответственно.
    Свободного, ни с чем не соединенного водорода на Земле практически нет, так что, когда мы говорим о нем, волей не волей мы начинаем рассуждать о воде – самом распространенном соединении водорода в условиях, сложившихся на нашей планете. Химическую формулу воды наверняка могут сказать наизусть даже самые закоренелые лирики – «ащ два о», Н2О. Протон и нейтрон весят примерно одинаково, потому молекула воды, в которой вместо водорода находится дейтерий – чуточку тяжелее, отсюда и название. Таких изотопов чрезвычайно мало, но они имеются в ничтожных количествах в любой воде – даже в той, которую мы с вами пьем из бутылок или кипятим в чайнике. Но собрать этот мизер во что-то существенное по количеству технически очень непростая задача, а уж при технологиях, существовавших в конце 30-х годов минувшего века и подавно. Собственно говоря, на тот момент в Европе существовал ровно один завод, производивший такую экзотику. Располагался он в Норвегии и объем продукции был просто колоссален – 10 литров в месяц. Чтобы была понятна ирония: даже для экспериментальных реакторов тяжелой воды нужны тонны.

    Лиза Мейтнер
    [​IMG]
    Почему мы так подробно рассказываем о тяжелой воде? Как только Лиза Мейтнер и Отто Фриш провели и опубликовали свои расчеты о делении ядер урана под действием удара нейтрона, стало очевидно, что при этом процессе выделяется какое-то просто ураганное количество энергии, в тысячи раз большее, чем при любой химической реакции. Если научиться делать реакцию деления цепной, да еще и происходящей в приличном количестве урана, можно получить бомбу невиданной, фантастической мощности. Журналистов, имевших не самое плохое физическое образование, в те времена было достаточно, чтобы превратить расчеты Мейтнер и Фиша, да еще и тут же подтвержденные экспериментами, в научно-техническую сенсацию всемирного масштаба. Сенсация была вполне себе «жареной», поскольку несколько «технических проблемок», которые предстояло решить для овладения энергией ядра урана, были невероятно сложны. Но уже тогда находились те, кто легко закрывал глаза на такие «пустяки». Лизу Мейтнер стали называть «матерью атомной бомбы», Голливуд забабахал фильм, в котором Лиза чуть ли не в дамской сумочке убегала из Берлина в неведомые дали… Та самая Лиза Мейтнер, которая в реальной жизни отказалась от участия в разработке атомной бомбы, послав всех зазывал со словами:
    «Я ни при каких условиях не буду принимать участия в потенциальном убийстве миллионов людей» / Лиза Мейтнер
    Но зерно в журналисткой сенсации имелось: страна, первой покорившая ядро урана, становилась самой могущественной в мире в военном отношении. Приз для того предвоенного, грозового времени – сами понимаете, поистине уникальный. Урановая бомба могла стать оружием, позволяющим выиграть любую войну с любым противником.

    Тридцатые годы, Германия
    Говорим «война» – подразумеваем Германию. Так и было. Немецкие физики первыми поняли, какие открываются перспективы. Немецкие физики первыми поняли, кто способен обеспечит им любые объемы финансирования исследовательской работы. Соответствующий доклад лег на стол министерства обороны, и военные взяли проект под свое крыло. Весьма быстро было основано “Урановое сообщество” – объединение физиков-атомщиков, неформальное главенство в котором сразу перешло к Вернеру Гейзенбергу. Лучший из остававшихся на тот момент в фатерлянде физиков выразил готовность потрудиться на благо обновленной родины. Молодой, невероятно одаренный ученый, к тому времени обретший заслуженную всемирную славу как один из основоположников квантовой физики, Нобелевский лауреат возглавил немецкий урановый проект. Ученые в других странах отчетливо поняли – мир реально встал на грань планетарной катастрофы. Если работа под руководством Гейзенберга будет успешной – режим Адольфа Гитлера станет несокрушим. Не было ни малейшего сомнения в том, что Гитлер, не дрогнув, применит атомную бомбу против любого противника, ни на секунду не задумавшись о сотнях тысяч жертв среди мирного населения. Даже сейчас страшно думать, во что могла бы превратиться Великая Отечественная война, будь успехи людей Гейзенберга достаточно стремительными…

    Вернер Гейзенберг
    [​IMG]
    Не простая, во многом противоречивая фигура. За его согласие работать на гитлеровский режим его, скажем мягко, подвергли самому жесткому остракизму физики всего мира. Слов по этому поводу сказано огромное количество, но они остаются словами. Хотел ли Гейзенберг на самом деле создать супер-бомбу для Гитлера? В искренности такого намерения Гейзенберга на все 100% был убежден его бывший учитель Нильс Бор, в этом были уверены многие ученые, которые вынуждены были покинуть ставшую нацистской Германию. Сам же Гейзенберг в своих мемуарах писал нечто совсем иное: по его словам, он сознательно использовал атомный проект для того, чтобы добиться максимально большого благоприятствования большой науке со стороны режима, чтобы обеспечить ученых достойным финансированием, помочь избежать мобилизации. По словам Гейзенберга, атомный проект стал всего лишь некой операцией прикрытия, имитацией – и не более того. Кому верить?
    Нам кажется – только фактам. В мемуарах полно эмоций, а факты им не подвержены. Фактов этих настолько большое количество, что их полный анализ потребует отдельной статьи, потому в этот раз предлагаем остановиться на главных из них. Гейзенберг в качестве замедлителя сделал ставку на тяжелую воду. Сделал – и проиграл, едва не погибнув сам при очередном испытании очередного экспериментального реактора. Это был реактор L-IV – металлическая сфера диаметром 80 см и весом почти в тонну, содержащая в себе два концентрических слоя порошкообразного урана, разделенных равным по весу слоем тяжелой воды. Даже из описания видно: ну, просто неудобно, намного комфортнее работать с твердым графитом!.. Но, по расчетам Гейзенберга, оставалось только вставить внутрь этой сферы радиево-бериллиевый инициатор нейтронов – и внутри сферы должна была начаться вожделенная цепная реакция деления ядер урана. Ну, или на языке цифр: вторичных нейтронов должно было стать на 13% больше, чем нейтронов «пусковых».
    Реакция и началась. Химическая – порошка урана и воды. Сферу хранили в бассейне, потому струйки водорода, вырывавшиеся из нее, заметили сразу. Сферу быстренько вытащили из воды и не придумали ничего лучше, как открыть впускной клапан – надо было ведь восстановить орднунг. В сферу попал воздух, мгновенно доказав научные изыскания химиков – они говорили о том, что порошкообразный уран пирофорен, склонен к самовозгоранию при контакте с кислородом. Химики – умнички! Уран горел просто замечательно, пламенными струйками вырываясь из корпуса сферы, поджигая внешний ее слой, сделанный из алюминия. Старший ассистент Гейзенберга, герр Депель, тем не менее, изощрился прекратить пожар и опустить сферу обратно в бассейн. Прибывший по его вызову Гейзенберг, осмотрев поле сражения, заявил, что ситуация полностью взята под контроль, можно продолжать готовиться к решающему опыту. Как раз в этот момент сфера стала лихорадочно вибрировать, раздуваясь прямо на глазах. Гейзенберг и Допель успели выскочить из лаборатории только чудом. После осмотра ее руин начальник местной пожарной команды в своем рапорте написал замечательную фразу:
    «Профессор Гейзенберг достиг успехов в области атомного распада»​
    За несколько месяцев до этого происшествия Гейзенберг делал доклад на очередном заседании Уранового сообщества, в котором сделал вывод о том, что создание урановой бомбы – решаемая задача. Тот самый Гейзенберг, который одобрил конструкцию реактора и саму схему опыта, грешившую ошибками по технике безопасности на уровне студента-первокурсника. Но и это не все. Перепроверив выводы Нильса Бора о том, что главный участник цепной реакции деления – изотоп урана-235, Гейзенберг практически не приложил никаких усилий по разработке технологии обогащения. Подчиненные попытались реализовать метод термодиффузии, но успеха не добились. Гейзенберг просто принял это к сведению, не только не предложив ничего взамен, но даже не создав рабочую группу, которая занялась бы конкретно этой проблемой. В результате к началу 1943 года военные Германии практически перестали обращать внимание на урановый проект, сделав ставку на ракеты фон Брауна.
    Одна ошибка даже у такого выдающегося ученого, каким, без сомнения, был Гейзенберг, конечно, возможна. Но можно ли приписать нелепой случайности буквально нагромождение ошибок во всем немецком атомном проекте? Делайте выводы самостоятельно, уважаемые читатели. Если интересно – мы с удовольствием вернемся к этой теме, чтобы изложить ее более подробно. Пока остановимся на основном: не смотря (или – благодаря, это кому как нравится) на наличие в атомном проекте нацистов Вернера Гейзенберга, не смотря на отдельные успехи, этот проект не состоялся. Атомный реактор с тяжелой водой в качестве замедлителя оказался тупиком для немецких физиков.

    Манхэттенский проект, США
    Первый реактор был создан в США, это общеизвестный факт. Причин для этого было более, чем предостаточно. Проект S1, который привычнее звучит как «Манхэттенский» имел колоссальное финансирование – не менее 500 миллионов долларов из бюджета Пентагона, не считая «гражданских» расходов на оборудование для многочисленных опытов и экспериментов. Это – довоенные доллары, когда тройская унция золота стоила 35 американских денежных знаков, сейчас эта унция стоит около 1’100 долларов. К «прочим» расходам относились земельные участки, переданные в распоряжение военных и ученых, финансирование исследовательских работ частных компаний из государственного бюджета и многое другое, исследователи этого вопроса склоняются к тому, что общие расходы составили не менее 2 миллиардов тех самых, довоенных долларов. Но финансирование, при всей его важности, было не самым главным критерием.
    Появление атомного проекта и его стремительное развитие в Америке – во многом заслуга десятков физиков, вынужденных перебраться за океан из Европы, оказавшейся едва не полностью под контролем нацистской Германии. Альберт Эйнштейн, Энрико Ферми, Лео Сцилард, Эдвард Теллер, Ханс Бете, Георг Плачек, Фредерик Вайскопф, фон Нейман, Станислав Улам, Феликс Блох – для физиков каждое имя значимо и весомо. Если бы не эти эмигранты, на собственном опыте узнавшие звериную суть нацизма – как знать, как бы пошли дела.

    Лео Сциллард
    Часто его фамилию пишут как Силард – разные транскрипции венгерского написания Szilard – ученый из Венгрии, живший в Штатах с 1938 года, вместе с Ферми в 1939 проводил опыты по расщеплению ядер урана, подтвердивших осуществимость цепной реакции, стал инициатором всего атомного проекта Америки. Именно он летом 1939 года, скооперировавшись еще с двумя бывшими венграми – Юджином Вигнером и Эдвардом Теллером, обратился за помощью к Альберту Эйнштейну.
    [​IMG]
    Альберт Эйнштейн (слева) и Лео Сциллард (справа)​
    Помочь он просил в важном и срочном деле: достучаться до Франклина Рузвельта с опасениями о том, что Германия может первой создать атомную бомбу, а потому все новые научные открытия ученых-атомщиков должны перестать появляться в открытой прессе, поставить президента в известность о том, что немцы добрались до чешского урана. Основной посыл письма заключался в том, что, по мнению авторов, США должны приложить максимум усилия для того, чтобы опередить группу Гейзенберга в покорении энергии урана, не дать гитлеровцам первыми получить абсолютное оружие. Эйнштейн согласился помочь, и в октябре 1939 года письмо ученых добралось до адресата. Не сказать, что Рузвельт отреагировал уж очень стремительно, но жернова государственной машины пришли в движение.
    Что предлагал держать в строгой тайне Лео Сцилард? Бывшие европейцы, которые прекрасно понимали, насколько опасное развитие могут получить труды Гейзенберга, и без Сцилларда понимали, что далеко не все их изыскания должны попадать в прессу. Опасения венгерского иммигранта вызывали сами янки. Да, давайте определимся с терминологией. Для журнала «Геоэнергетика» граждане США периода до вьетнамской войны – это именно янки, те самые, со страниц Жюля Верна. Предприимчивые, энергичные, сообразительные, не чурающиеся физического труда, не боящиеся временных трудностей и отсутствия комфорта. А вот дальше – да, дальше это уже американцы. Так вот, когда мы говорим о времени зарождения атомного проекта США, мы говорим именно о янки. Да, присутствие в США физиков-эмигрантов имело очень большое значение для успешного развития атомного проекта, но основная роль все равно оставалась за янки. Без их работы не были бы получены в самые сжатые сроки очень важные результаты: не был бы открыт плутоний-239, не удвоилась бы потребность в создании атомного реактора, не был бы разработан диффузионный способ обогащения урана.

    Эрнест Лоуренс
    [​IMG]
    Если мы говорим о физике атомного ядра, мы не можем обойти вниманием такого замечательного человека, как Эрнест Лоуренс. Изобретатель циклотрона, получивший Нобелевскую премию за создание этой «рабочей лошадки» физиков-ядерщиков, принимал самое активное участие не только в создании все более мощных приборов, но и в исследованиях атомных ядер – на практике, своими опытами подтверждая и опровергая труды теоретиков, подбрасывая им новые, неожиданные, не предсказанные ими результаты. В 1939 году, как раз вскоре после открытия деления ядер урана, Лоуренс завершил монтаж 152-х сантиметрового циклотрона. Что такое циклотрон? Ускоритель заряженных частиц. Ничего не говорит? Давайте снова без научных сложностей, наглядно. Электрически заряженная частица создает при своем движении вокруг себя магнитное поле – несется по прямой вот такой малюсенький магнитик. Если он попадет в поле магнита большого, мощного, то этот большой магнит может изменить траекторию движения. В циклотроне большой магнит устроен так, что заставляет заряженные частицы носиться по кругу. В определенном месте на этой траектории по частице «стреляет» еще и электрическое поле, заставляя ее двигаться чуточку быстрее. Круг – толчок, еще круг – еще толчок, скорость все выше и выше. Когда экспериментаторы считают, что набранная скорость им нравится – они размыкают круг и частица несется уже по прямой, навстречу заранее подготовленной мишени. Зачем нужен большой диаметр циклотрона? Чем больше радиус – тем большую скорость можно придать частицам без опасения того, что она начнет задевать стенки корпуса. Но тем больше требуется размер и вес большого магнита. Магнит 152-х сантиметрового циклотрона весит 200 тонн, но Лоуренс и не думал останавливаться: сразу после сооружения этого устройства он приступил к проектированию циклотронов диаметрами 300 см (для него нужен магнит массой 2’000 тонн) и 467 см (магнит – 5’000 тонн). Но и 152-см циклотрона было достаточно, чтобы на практике перепроверить расчеты Мейнтнер и Фирша, а заодно посмотреть, не таит ли в себе уран еще какие-то интересные особенности. Эту работу взял на себя еще один янки – Эдвин Макмиллан, который к тому времени уже несколько лет работал на различных моделях циклотронов

    Эдвин Макмиллан
    [​IMG]
    Разгоняя нейтроны и направляя их на ядра урана-239, Макмиллан получил не один, а два разных результата. Основная масса ядер принимала в себя нейтрон, превращаясь в изотоп урана-239, в ядре которого все те же 92 протона и 147 нейтронов. Изотоп получался нестабильным – через примерно 23 минуты он распадался, но куда интереснее оказалось то, что в результате бомбардировки получалось и еще одно вещество, период полураспада которого равнялся приблизительно двум дням. Что это за чудо? Научное образование, которое получил Эдвин, было великолепным – он сам, без поддержки теоретиков догадался, что имеет дело с новым химическим элементом, с результатом бета-распада урана-239. Снова непонятный термин, но, вроде бы, уже последний. Бета-распад ядра урана-239 – это некое сумасшествие одного из его нейтронов. С криком «Хочу быть дворянкой столбовою!!!» нейтрон исторгает из себя … электрон, превращаясь в протон. То ли скука от необходимости сохранять нейтралитет, то ли зависть к важности роли протона – слабо понятно, хотя и неслабо изучено (надеюсь, что те из читателей, кто имеет приличное физическое образование, понимают, что слово «слабо» тут оказалось не случайно). В результате – таки да, таки действительно новый химический элемент, в ядрe которого 93 протона и 146 нейтронов. Макмиллан как ученый был весьма корректен: он не стал кричать об открытии первого в истории искусственного элемента, не стал придумывать ему название, а пригласил проверить свои результаты химика из группы Энрико Ферми – Эмилио Сегре. Но Сегре почему-то решил, что полученный Макмилланом элемент должен обладать теми же химически свойствами, что и рений и – не обнаружил этому доказательств, о чем и опубликовал в журнале Physical Rewiev статью с говорящим названием «Поиск трансурановых элементов не увенчался успехом»
    Но Макмиллан, повторим, был не американцем, а янки и поверить, что он ошибся, не захотел. Договорившись с Лоуренсом и взяв в помощники на этот раз Филиппа Абельсона, Макмиллан начал серию экспериментов уже на циклотроне-152. Раз за разом повторяя опыт, Макмиллан обеспечил Абельсону достаточное количество «вещества №2», чтобы тот смог досконально проверить его химические свойста. Нет, у янки ошибок не было – это был действительно «элемент-93», и вот только теперь Макмиллан с чистой совестью дал ему заранее уже придуманное название – нептуний.

    15 июля 1940 года результаты экспериментов Макмиллана и Абельсона были опубликованы все в том же Physical Rewiev. И Макмиллан тут же получил закономерные вопросы от коллег: если период полураспада нептуния составляет 2,3 дня, то во что он, любезный, превращается? Гипотеза у него уже имелась: он предполагал, что и у нептуния один из нейтронов слабенько сходит с ума, снова происходит бета-распад, результатом которого становится элемент-94, в ядре которого уже 94 протона и 145 нейтронов. Но гипотеза – это всего лишь предположение, и Макмиллан стал, как и полагается настоящему янки, не говорить, а действовать. Однако новая серия экспериментов не была им завершена: в ноябре 1940 года его откомандировали в Массачусетский технологический институт: срочно потребовалась его помощь в разработке бортовой РЛС для бомбардировщиков. Эксперименты были осуществлены ассистентом Макмиллана Гленом Сиборгом в феврале 1941 года, но их результаты в научной литературе появились только спустя пять лет, в 1946 году Сцилард сумел добиться своего: все новые работы физиков-атомщиков получили гриф «секретно». Именно по этой причине открытие плутония-239 было «отложено» на целых пять лет. Макмиллан оказался совершенно прав со своей гипотезой:
    [​IMG]
    Узнаете? Да, это именно он – оружейный плутоний.
    Оружейный плутоний, изотоп 239, 94 протона и 145 нейтронов. Давайте самостоятельно сравним его с изотопом урана-235 – тем самым, который так легко расщепляется и обеспечивает цепную реакцию деления. Уран-235 – это 92 протона и 143 нейтрона. Протонов там и там – четное количество, нейтронов там и там – нечетное. При этом число одноименно заряженных частиц у плутония-239 еще больше – значит, расщепляться он будет даже проще, чем уран-235. Первым физиком-теоретиком, сделавшим такое предположение, подкрепив его серьезными физическими выкладками, стал опять же американец, янки – Льюис Тернер. Подготовленная им статья заканчивалась совершенно логичным выводом:
    плутоний-239 является идеальным ядерным топливом, которое можно использовать для получения цепной реакции деления
    При этом плутоний-239 – самостоятельный химический элемент, отделить который от исходного урана-238 значительно проще, чем изотоп урана-235. Вот только статья эта появилась в печати несколько лет спустя – Тернеру хватило осторожности для того, чтобы посоветоваться с Сцилардом. Венгерский иммигрант сумел добиться своей цели: все работы по новейшим направлениям ядерной физики, производимые в США, с лета 1940 года стали секретными, отчеты о них больше не попадали в открытые источники. Ирония судьбы заключается в том, что именно этот факт стал одной из причин резкой активизации работ по ядерной физике в далеком СССР. Но об этом будет отдельная статья – тема того явно заслуживает.
    Итогом работ Макмиллана и Тернера стало то, что у янки наметился некий план работы. Необходимо было создать ядерный реактор, в котором можно было синтезировать достаточное количество плутония-239, который химическими методами отделить от исходного урана-238. В качестве замедлителя янки сделали ставку на графит, поскольку имели хороший опыт работы с ним, ведь в Штатах было достаточно предприятий, выпускавших его для нужд электротехники. Да, конечно, нужно было обеспечить очень высокую чистоту этого элемента, но это было быстрее, проще и менее затратно, нежели создание «с нуля» завода по производству тяжелой воды. Американский практицизм стал залогом успеха группы Энрико Ферми, которой была поручена практическая работа по созданию реактора. Но синхронно с этими событиями произошло и еще одно, тихое и незаметное, поскольку это было «всего лишь» теория, не подтвержденная ни одним экспериментом.

    Отто Фриш
    [​IMG]
    Над вопросом «возможно ли создание урановой бомбы» продолжал размышлять и один из открывателей реакции деления ядра урана – Отто Фриш, перебравшийся из Дании в Англию. Ответ на этот вопрос зависел во многом от того, сколько же нужно урана, чтобы в нем началась цепная реакция деления? Если речь идет о десятках тонн – ни о какой бомбе и речи быть не может. Но разве могло быть иначе – ведь быстрые вторичные нейтроны «глотал» уран-238, реакция должна была затухать! Чтобы этого избежать, нужны действительно тонны природного урана, никак иначе.
    Именно Фриш оказался человеком, который увидел, в чем ошибка всех его коллег: они рассматривали работу с ураном природным, в котором изотопа урана-235, как известно, всего 0,7%. Но уже было выяснено, что уран-235 начинает делиться как от медленных, так и от быстрых нейтронов. Следующий шаг был совершенно логичным: если из урана убрать весь уран-238, оставить только уран-235 – цепная реакция обеспечивается легко и непринужденно, поскольку тогда “срабатывают” все нейтроны второго и последующих поколений. Возможно, эта идея осталась бы только идеей, но судьба Фриша как эмигранта, свела его в Бирмингеме с земляком, который покинул Германию еще в 1933 году. К моменту знакомства с Фришем Рудольф Пайерлс был профессором математики в Бирмингенском университете и уже несколько лет плотно занимался новинками ядерной физики. Вот он-то и помог Фришу с расчетами, результаты которых потрясли обоих ученых: критическая масса урана-235, которой было достаточно для создания атомной бомбы, составляла всего несколько килограммов!
    Для тех, кого интересуют дела не военные, а гражданские, кому интересно появление и развитие АЭС, эти расчеты и результаты тоже важны. Если бы не Фриш и Пайерлс, работы по обогащению урана могли быть и прекращены, вариант с плутонием-239, экспериментально подтвержденный янки, мог оказаться единственным. Проверить гипотезу двух эмигрантов технически было не так уж сложно, поскольку урана-235 требовалось действительно весьма небольшое количество. Корпоративная помощь английских ученых пришла на выручку: летом 1940 начались соответствующие эксперименты. Ошибка была: урана-235 требовалось почти 100 кг, но тут же Пайлерс смог найти выход из ситуации. Образец урана-235 надлежало “обернуть” эффективным отражателем нейтронов, который не даст свободным нейтронам покидать активную зону, тем самым заставив их делить ядра. Да, технически и практически создание урановой бомбы – реализуемо! Таким был окончательный вывод англичан, что впоследствии подстегнуло усилия янки по разработке технологии обогащения природного урана изотопом 235.

    Впрочем, англичане и сами не стали сидеть, сложа руки. Несмотря на интенсивные бомбардировки острова, которые в то время активно вели люфтваффе, англичане нашли возможность провести серию экспериментов, показавших, что наиболее перспективным способом обогащения урана является газодиффузионный метод. Мало того, весной 1941 года компания Metropolitan-Vickers получила заказ от министерства обороны Великобритании на строительство опытно-промышленной установки из 20 «сеточек». Поскольку журнал «Геоэнергетика» в ближайшее время намерена рассказать и о том, как шли работы над созданием реактора в СССР, предлагаем сделать небольшую «зарубочку в памяти»: именно в это время к работе над газодиффузионным методом обогащения англичане допустили еще одного физика, эмигрировавшего из Германии. Выпускник Лейпцигского университета, специалист по квантовой механике, доктор физики, прошедший в Англии через лагерь для интернированных лиц как гражданин враждебного государства, но сумевший доказать свою лояльность приютившей его стране. Его знания и таланты оказались весьма востребованы, и он не единожды доказал, что способен справляться с самыми сложными научными проблемами. Звали этого человека Клаус Фукс.
    Воевавшая страна находила финансирование и на эксперименты по строительству реактора, при этом английские физики в качестве замедлителя сделали ставку на тяжелую воду. Успехи были, но становилось очевидно, что усилий только министерства обороны не хватит, нужна поддержка правительства. 15 июля 1941 года ученые выступили с докладом перед правительственными сотрудниками, в котором уверяли, что способны создать атомную бомбу уже к 1943 году, но для этого нужна государственная поддержка, финансирование и активное сотрудничество с янки. Заседание было настолько секретным, что копию доклада на Лубянке смогли прочитать только в сентябре 1941 – настолько серьезным был подход со стороны спецслужб Великобритании!.
    А по ту сторону океана активно приступили к изучению свойств плутония-239, и к лету 1941 однозначно установили, что этот элемент делится в два раза активнее ядер урана-235. Если бы не англичане, американцы могли бы сосредоточиться только на получении плутония, и будущая атомная энергетика родилась бы значительно позже. Только получив сведения о том, что критическая масса урана-235 для создания атомной бомбы составляет всего 11 кг, янки стали вкладываться в газовую диффузию. После получения официальной копии доклада британских ученых, которое состоялось на пару недель позже, чем неофициальная копия добралась до Москвы, янки действовали стремительно. Комитет S-1 одновременно начал работы по нескольким направлениям, прямо-таки наполеоновскими методами. Газовая диффузия и сепарация на циклотроне Лоуренса, попытки работать с центрифугами, работы по получению химически чистого графита в промышленных масштабах и начало строительства завода по производству тяжелой воды в Канаде, работы по получению металлического урана и производству его оксидов, группа Ферми приступила к конструированию первого реактора – и все это одновременно. Тогда же произошло еще одно знаковое событие: в состав комитета S-1 получил допуск Роберт Оппенгеймер. Да, именно допуск, ФБР проверяло благонадежность Оппенгеймера более полугода, выясняя, насколько тесно он связан с коммунистической партией США. Еще раз, связи не с нацистами или фашистами, с которыми США находились в состоянии войны, а связи с партией, единомышленники которой руководили государством-союзником.
    Организаторские способности Оппенгеймера можно описывать только в восхитительной форме. К примеру, уже в 1941 году, когда еще не успели научиться обогащать уран, когда плутоний-239 получали на циклотроне в количестве сотых долей грамма, когда еще не работал ни один реактор, Оппенгеймер «дал добро» на начало работ группы Эдварда Теллера, приступившей к обоснованию возможности создания термоядерной бомбы. Но Оппенгеймер был именно научным руководителем, а непосредственно всей организацией стремительно развивавшейся структуры американского атомного проекта 23 сентября 1941 года было поручено заниматься бригадному генералу Лесли Гровсу. Человек, которого явно недоставало слишком вольно чувствовавшим себя физиком. Человек, которого много позже Оппенгеймер вспоминал следующими словами:
    «Последняя сволочь, но одновременно и один из наиболее умелых людей, которых я встречал в жизни».
    Проект S-1 организационно подчинили вновь сформированному Манхэттенскому инженерному округу армии США, и постепенно янки, и мы вслед за ними, привыкли называть этот проект именно Манхэттенским.

    Наступил 1942 год, США
    Манхэттенкий проект разворачивался с каждым днем, сосредоточившись на обеспечении работы группы Энрико Ферми, трудившийся в Чикагском университете. Сюда, на бывшее поле для сквоша, везли уран. 33 тонны UO2 и 3,7 тонны U3O8, 350 тонн химически чистого графита. Физики, конструировавшие реактор, по вечерам смахивали на шахтеров, возвращающихся со смены. Графит пилили на блоки на деревообрабатывающих станках в помещениях стадиона, деревом укрепляли слои уложенных графитовых блоков. Черный цвет имела еще и руда урана, которую пока не обогащали – потому лучевой болезнью никто и не страдал, включая не только самих физиков, но и студентов из состава бейсбольной команды, которые подрабатывали на перетаскивании и укладке всех этих тяжестей. Блоки графита каждого второго слоя имели полости, куда вставлялось ядерное топливо, образуя кубическую решетку с шагом в 21 см. На заводе GoodYear, который в то время изготавливал оболочки для аэростатов, сделали защитную пленку, чтобы уменьшить доступ к активной зоне реактора кислорода в составе обычного воздуха, который теоретически мог поглощать свободные нейтроны. Заказ был секретным и долгое время служил темой для анекдотов: кубическая, квадратная форма оболочки не могла ею не быть.
    [​IMG]
    Первый в мире ядерный реактор был «медленным»: он был построен Энрико Ферми под западными трибунами футбольного поля Чикагского университета из графитовых и урановых блоков​
    Да, конечно, Энрико Ферми, руководивший строительством первого в мире реактора, отнюдь не американец, но американцами-янки были все остальные участники этой работы. Графит – на станке, уран – гидравлическим прессом из порошка превращали в бруски, таскали все просто руками. Вот описание системы управления. Три вида стержней из кадмия и бористой стали, поглощавшие нейтроны:
    регулирующие, управляемые вручную – лебедкой!;
    стержень-zip – контрольный, после извлечения которого, по расчетам Ферми, должна была начаться цепная реакция деления;
    и стержень аварийной защиты, который висел над этой поленницей на веревке, чтобы в случае ЧП ее можно было … перерубить топором.​
    Высота Чикагской поленницы составила почти 6 метров, вот там и болтался этот стержень, возле которого в течение всего эксперимента дежурил сотрудник с топором наперевес. Степень риска, степень азарта и увлеченности всех участников эксперимента оцените сами. На наш взгляд, тогда американцы были янки, рисковавшими здоровьем и жизнями ради проекта государственной важности. Давно это было…
    В 2 часа дня 2 декабря 1942 года Ферми приказал извлечь из реактора все регулирующие стержни. Лебедки скрипнули, 42 наблюдателя впились глазами в счетчики нейтронов. Новый приказ – и стержень-зип вытащили на 2,5 метра, мужик с топором нервно плюнул на ладони. Счетчики показали, что реакция стала самоподдерживающейся: нейтронов второго поколения стало ровно столько же, сколько нейтронов-инициаторов. Еще один приказ, и стержень-зип подняли еще на 30 см. Щелканье счетчиков превратилось в равномерный гул. Кроме него, в огромном помещении – никаких звуков. Через пять минут Ферми поднял руку: «Реактор стал критическим». Интенсивность высвобождения нейтронов удваивалась каждые две минуты. Полчаса в таком режиме – и реактор успел бы выработать около 1’000’000 киловатт энергии, успев бы убить радиацией всех собравшихся, прежде чем расплавиться. Ферми остановил эксперимент через 4,5 минуты.
    Таким был день рождения первого в мире реактора. Графитового, на необогащенном уране, без системы охлаждения, зато в комплекте с мужиком с топором. Но уже строились обогатительные комплексы на «сеточках», в Канаде продолжалось строительство завода по производству тяжелой воды, геологи уже приступили к поиску новых месторождений, а в далеком СССР 28 сентября 1942 года было подписано распоряжение Государственного Комитета Обороны № 2352 «Об организации работ по урану». Медленно, но верно цивилизация подходила к началу эры атомной энергетики.
     
    Последние данные очков репутации:
    dok: 329.286.021 Очки 25 окт 2018
    Последнее редактирование: 20 сен 2018
    dok нравится это.
  11. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    970.375.824.953
    Stirik, 23 сен 2018
    Ровно 75 лет назад завершилось одно из крупнейших сражений в мировой истории - Курская дуга. Кроме того, битва под Курском стала и крупнейшей танковой баталией. В связи с этим все крупнейшие российские СМИ посвятили приуроченные к этой знаменательной дате статьи именно танковой составляющей той битвы.
    Но я постараюсь проявить оригинальность и рассказать, о летающих танках Ил-2, которые именно на Курской дуге превратились из среднестатистических штурмовиков в грозу Вермахта и получили от немцев прозвище «Чёрная смерть».
    [​IMG]
    К 1943 году Ил-2 мало чем выделялся среди одноклассников. Благодаря удачной конструкции планера, он мог выдерживать серьёзный огонь с земли, но на этом ярко выраженные плюсы заканчивались. Вооружение штурмовика состояло из двух 20-мм пушек ШВАК. Их боеприпасы лего поражали грузовики, бронеавтомобили, но с более серьёзными целями тягаться не могли.
    Первая попытка решить этот недостаток заключалась в установке ракет, оснащённых кумулятивной боевой частью. Шума они делали знатно, но эффективность стремилась к нулю. В ходе испытаний выяснилось, что лишь 4% ракет поражают цели. Да и то в том случаем, если штурмовики атакуют колонну. Куда эффективнее было использование осколочно-фугасных снарядов. Благодаря мощности и широкому разлёту они поражали большую площадь, но, опять же, годились лишь для борьбы с живой силой и автомобилями.
    Ещё весомый аргумент - простой советский чугуний ФАБ-100 и ФАБ-250. Последние вполне годились для борьбы с немецкими танками начального периода войны. В отличии от противотанковых ракет фугасным бомбам прямого попадания не требовалось. Но всё же, попасть нужно было достаточно близко, а с этим были проблемы - бомбовый прицел на Ил-2 отсутствовал в принципе.
    Метание из пике конструкторами не предусматривалось. Поэтому бомбы скидывались с минимальной высоты, но это требовало от пилотов огромного мастерства - нужно было не только высчитать траекторию падения чугуния, но и учесть радиус взрыва, в противном случае самолёт мог подорваться на собственной бомбе.
    Как видно, будущая легенда войны практически не имела оружия для поражения танков врага и командование армии очень хотело исправить эту ситуацию. Дело осложнилось появлением на Восточном фронте таких стальных монстров, как «Тигр» и «Пантера».
    Ответ сумрачному немецкому гению дал Ларионов Иван Александрович, выходец из простой белорусской крестьянской семьи, трудившийся в Ленинградском ЦКБ-22. Он предложил вооружить штурмовики миниатюрными кумулятивными бомбами, которые должны были своим количеством нивелировать низкую меткость.
    Но смелая идея не нашла поддержки среди коллег. Более того, они выступили резко против, заявив, что нужно наоборот создать промежуточную ФАБ весом 300-350 килограмм. Однако Ларионов не спешил сдаваться и, в конце концов, дело дошло до Сталина. Тот, в свою очередь, разработкой заинтересовался и распорядился выделить ресурсы на испытания.
    На практике оказалось, что даже вес в 10 килограмм оказался чрезвычайно избыточным. Броня немецких танков, даже тяжёлых, не превышала 30-мм. Этого хватало для защиты от автопушек, но в автопушках не было кумулятивных снарядов. В итоге, 10-килограммовый прототип похудел до 2,5 килограмма (1,5 килограмма взрывчатки) - даже такого боеприпаса хватало для пробития 75-мм стали. Полученное оружие получило обозначение ПТАБ 2,5-1,5.
    [​IMG]
    Бомбы получились настолько миниатюрные, что специально для несколько модернизировали штурмовики, после чего появилась возможность подвешивать четыре специальных контейнера для новых ПТАБ. В каждый контейнер помещалось 78 бомб, в общей сложности один Ил-2 вёз 300 штук. Такое количество обеспечивало гарантированное поражение цели на участке 15х200 метров.
    Вся система была готова к отправке в войска к концу апреля 1943 года, но в дело опять вмешался Сталин, было приказано хранить все данные о новом оружии под секретом. Параллельно наркому Ванникову поручили наладить массовое производство новых бомб - 800 тысяч за полгода.
    [​IMG]
    Решение Сталина сохранить новое оружие в секрете, хотя на фронте дела шли не лучшим образом, было продиктовано тем фактом, что 12 апреля советской разведке стало известно о подготовке немцами плана «Цитадель». Именно он и привёл в итоге к началу Курской битвы.
    Наступательная операция «Цитадель» началась 5 июля 1943 года, именно в этот день крещение боем прошла бомба Ларионова. Первые же вылеты штурмовиков с новым оружием привели пилотов в восторг. За один захд поражалось 3-5 единиц техники врага. При этом бомбам было без разницы что в низу - машины, бронетранспортёры или танки, горело всё.
    [​IMG]
    Особенно на руку советским штурмовикам играл фактор внезапности. Немецкие части не были готовы к такому повороту событий и шли к передовой довольно плотными колоннами. Так вспоминает одно из первых применений новых ПТАБ боец 183-й стрелковой дивизии Чернышев С.И.:
    «Колонна танков, возглавляемая «Тиграми», медленно двигалась в нашу сторону, ведя огонь из пушек. Снаряды с воем проносились в воздухе. На душе стало тревожно: уж очень много было танков. Невольно возникал вопрос: удержим ли рубеж? Но вот в воздухе появились наши самолеты. Все вздохнули с облегчением. На бреющем полете штурмовики стремительно ринулись в атаку. Сразу загорелось пять головных танков. Самолеты продолжали снова и снова заходить на цель. Все поле перед нами покрылось клубами черного дыма. Мне впервые на таком близком расстоянии пришлось наблюдать замечательное мастерство наших летчиков».
    Стоит обратить особое внимание на упоминание клубов чёрного дыма. Бомбы Ларионова были очень малы и не могли взрывать технику противника, но они поджигали под собой абсолютно всё. Взрыватели были установлены настолько чувствительные, что срабатывали даже при соприкосновении с тентованными грузовиками и палатками. При попадании в танк расплавленный металл капал на промасленный пол, двигатель и другие детали, поджигая машину противника. В итоге, после захода Ил-2 с ПТАБами на колонну врага её всю охватывал огонь, чадящий тяжёлым чёрным дымом - именно тогда немцы и прозвали Ил-2 «Чёрной смертью».
    Однако уже через пару недель немцы начали менять тактику. Колонны растянулись, что замедляло их и мешало управлению, но помогало избежать полного уничтожения. Кроме того, чувствительность взрывателей враг тоже учёл и немецкие танкисты начали укрывать танки под деревьями - ПТАБы реагировали даже на ветки.
    Благодаря такой тактике потери от «Чёрной смерти» были снижены в четыре раза. Но советским войскам удалось сорвать стремительное летнее наступление врага. А главное, у штурмовиков появилось реальное оружие для уничтожения танков.
    [​IMG]
    Тем не менее, из 240 «Пантер» 150 будут уничтожены советской авиацией, в большинстве своём штурмовиками. Также 80% потерь «Тигров» придётся на «Чёрную смерть». Со временем советская авиация начнёт вооружать ПТАБами все доступные для штурмовки самолеты.
    Интересно, что в 1946 году Ларионов получит за свои ПТАБ 2,5-1,5 Сталинскую премию. Дабы оценить значимость награды нужно учесть, что за всю историю существования этой награды, персонально её удостоятся только три инженера, остальные будут награждены в группах. И тут ещё один интересный момент, наградят Ларионова за создание нового авиационного двигателя, именно так обозначался ПТАБ 2,5-1,5 в документах на момент разработки.
     
  12. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    970.375.824.953
    Stirik, 24 сен 2018
    Разработка баллистической ракеты среднего радиуса действия, способной доставить ядерный заряд на расстояние до 1600 км, была начата Редстоунским ракетным арсеналом Армии США по инициативе Вернера фон Брауна в 1954 году. Ракета рассматривалась как дальнейшее развитие баллистической ракеты малого радиуса действия PGM-11 Redstone в линейке армейских баллистических ракет и предназначалась для применения в масштабах театра военных действий с целью поражения стратегических тылов противника.
    Армия, опасаясь, что все ракеты дальнего действия будут в итоге организационно переподчинены ВВС, объединила свою ракетную программу с флотом. В рамках проекта «Юпитер» предполагалось создать единую баллистическую ракету для корабельных и наземных пусковых установок. В результате, были установлены жёсткие требования по габаритам будущей ракеты.
    В ноябре 1956 года, ВМФ США принял решение отказаться от совместной программы «Юпитер». Жидкостные ракеты, после тщательного анализа, были сочтены слишком неудобными и опасными для базирования на кораблях. Вместо них, ВМФ инициировал работы по программе «Jupiter S» (создания твердотопливной ракеты на основе «Jupiter»), впоследствии ставшей БРПЛ «Поларис».

    В марте 1956 года, корпорация «Крайслер» получила официальный контракт на всю линию ракет «Jupiter». Первый прототип «Jupiter-A» — поднялся в воздух в марте 1956 года. Её быстро сменила новая, более совершенная экспериментальная ракета «Юпитер-С» На ней отрабатывались такие элементы конструкции, как отделяемая головная часть и тепловая защита входящей в атмосферу боеголовки. В октябре 1957 года состоялся первый пуск прототипа боевой ракеты с обозначением Chrysler SM-78. Испытания ракеты прошли сравнительно удачно, с малым числом аварий, что контрастировало с не слишком удачными первыми испытаниями «Тора».
    «Юпитер» была одноступенчатой жидкостной ракетой, с единственным двигателем, работающим на керосине и жидком кислороде. Управление ракетой осуществлялось с помощью инерциальной системы ST-90, разработанной фирмой «Ford». Боевой блок Mk 3 снаряжённый термоядерным зарядом типа W49 мощностью 1,44 Мт, был первой американской боеголовкой с абляционной тепловой защитой. За счёт этого, ракета могла входить в атмосферу под большим углом, что существенно улучшало её точность.
    Важным преимуществом ракеты «Юпитер» была её, по крайней мере относительная, мобильность. В отличие от «Тора», стартовавшего только с заранее подготовленных позиций, «Юпитер» запускался с мобильной пусковой установки. Батарея ракет «Юпитер» включала три боевые ракеты и состояла из примерно 20 тяжёлых грузовиков, включая цистерны с керосином и жидким кислородом.Ракета транспортировалась горизонтально, на специальной машине. Прибыв на место развёртывания, батарея устанавливала ракеты вертикально и возводила вокруг основания каждой ракеты «навес» из алюминиевых листов, укрывавший работающий над подготовкой к старту персонал и позволяющий обслуживать ракеты при любых погодных условиях. После установки, ракета требовала приблизительно 15 минут для заправки после чего была готова к запуску.
    [​IMG]
    Фон Браун довольно быстро долвел дальность стрельбы этой ракеты до 2410 км.В апреле 1958 года, после успешного завершения испытаний, Министерство обороны
    США объявило о намерении расположить три эскадрильи новых баллистических ракет во Франции. Предполагалось, что ракеты дополнят уже развёртываемый в Великобритании арсенал из 60 баллистических ракет «Тор». Ухудшение отношений между США и Францией в июне 1958 года привели к тому, что президент де Голль отказался рассматривать вопрос о размещении американских баллистических ракет во Франции.
    Планировавшееся развёртывание ракет пришлось отложить. В поисках альтернативы ВВС США обратили внимание на южных союзников по НАТО — Италию и Турцию. С военной точки зрения обе эти страны представляли собой даже более удобные позиции для передового развёртывания ракет, чем Франция: базируясь в Италии, «Юпитеры», с их 2400-километровой дальностью, могли бы держать под прицелом стратегические объекты не только на территории союзников СССР по Варшавскому договору, но и в СССР.
    Два эскадрона, каждый в составе 15 ракет, были направлены в Италию в 1959 году. Позиция для последней, третьей эскадрильи была выбрана лишь в октябре 1959 года. Правительство Турции, опасаясь советских претензий на проливы, поддержало американскую инициативу по размещению ядерного оружия США в стране. 15 ракет были расположены на 5 позициях вокруг Измира в 1961 году. Так же, как и в Италии, турецкий персонал осуществлял обслуживание ракет, но ядерные заряды контролировались и снаряжались офицерами США.

    Развёртывание ракет в Турции вызвало сильное беспокойство правительства СССР. Имея сравнительно небольшое время подготовки к пуску (порядка 15 минут) и высокую по тем временам мобильность, ракеты могли нанести тяжелейший удар по стратегическому тылу СССР в случае начала военных действий. Стремление СССР парировать развёртывание американских ракет в итоге привело к идее размещения ракет на Кубе и началу событий, известных как Карибский кризис.
    В 1963 году, спустя очень короткое время после постановки на боевое дежурство, ракеты были сняты с вооружения в ответ на демонтаж советских ракет на Кубе. ВВС США не возражали против списания БРСД, так как к этому моменту ВМФ США уже развернул намного более подходящие для передового базирования БРПЛ «Поларис», сделавшие «Юпитер» устаревшим.
    На самом деле, конечно, ракета PGM-19A «Jupiter» является натуральным произведением искусства — из стартовой массы в 49 353 кг топливо и окислитель составляют 45 тонн, то есть на конструкцию ракеты и боеголовку остается всего 4 с небольшим тонны. Именно столько весит пустая ракета — и это хорошо видно по довольно смешным колесикам транспортного полуприцепа. Массовое совершенство этой ракеты — просто невероятно, и понятно, что ее ТТХ это был предел для одноступенчатой конструкции, наследницы Фау-2.
    Максимальная Высота траектории: 660 км
    Максимальная скорость: 5140 м/с
    Двигательная установка: ЖРД Rocketdyne S-3D
    Тяга ДУ на уровне моря: 67,5 т
    Время работы основного двигателя: 2 мин 38 с​
    Довольно очевидно, что ракета с единственным двигателем на качающемся подвесе может управляться по всем координатам, кроме крена (вращения). Поэтому Фон Браун применил отдельный маленький верньерный двигатель, которым вместо контроля вращения ракета сразу после старта принудительно приводится во вращение — и летит, вращаясь, а система управления отслеживает это вращение и динамически перевычисляет необходимые отклонения основного двигателя для следования запрограммированной траектории полета. Такой приём обеспечивает гироскопическую стабилизацию ориентации корпуса ракеты после прекращения работы двигателя и выхода ракеты в космос.

    На базе этой ракеты была сделана первая космическая ракета-носитель США Jupiter C. Хитрый Фон Браун приделал на обычную PGM-19A «Jupiter» вместо боеголовки батарею из 11 пороховых реактивных двигателей BabySergeant (уменьшенный в 5 раз вариант твердотопливной ракеты Sergeant, каждый длиной 1,2 м, диаметром 15,2 см, развивал в течение шести секунд среднюю тягу 0,68 тс). Внутри этой связки размещались еще три аналогичных РДТТ третьей ступени. В варианте «спутниковой» РН сверху монтировалась еще и четвертая ступень — один такой же двигатель. И уже на нем — сам спутник. Вот здесь эту конструкцию хорошо видно:
    [​IMG]
    Признавая, что искать «инертную» 20-дюймовую сферу в безбрежных просторах космоса исключительно с помощью оптического оборудования после триумфа советских ИСЗ, мягко говоря, несолидно, на спутник решили установить легкие приборы и маломощный передатчик типа того, что создавала NRL для проекта Vanguard. Как вспоминают участники этой работы, КА накладывал «чудовищные» ограничения на аппаратуру. Поскольку обтекателя не было, все элементы, установленные на поверхности ИСЗ, подвергались аэродинамическому нагреву. Максимальное ускорение, задаваемое последней твердотопливной ступенью РН, составляло ~70 единиц.
    Наконец, приборы должны были вращаться вместе со спутником и сборкой верхних ступеней с частотой до 750 об/мин.
    Однако американско-фашистские инженеры тогда были не то что теперь, и успешно решили все задачи. Научная аппаратура ИСЗ была разработана и изготовлена доктором Джеймсом Ван Алленом из Университета штата Айова. Она включала блок обнаружения космических лучей, датчик внутренней температуры, три датчика внешней температуры, датчик температуры носового конуса, микрофон для регистрации ударов микрометеоров и датчик микрометеорной эрозии. Данные с этих приборов передавались на Землю передатчиком мощностью 60 мВт, работающим на частоте 108,03 МГц, и передатчиком 10 мВт на частоте 108,00 МГц. Передающие антенны — две щелевые, непосредственно на корпусе аппарата, и четыре гибких штыря длиной 55,9 см, формирующих турникетную антенну.
    Вращение спутника вокруг продольной оси позволяло сохранить штыри в разложенном положении. Электропитание обеспечивали никель-кадмиевые химические батареи, которые составляли примерно 40% массы полезного груза. От них передатчик «большой» мощности должен был работать в течение 31 дня, а передатчик «малой» мощности — в течение 105 дней.Первый американский спутник вышел на орбиту с параметрами:— перигей — 360 км (224 мили);
    — апогей — 2534 км (1575 миль);
    — наклонение — 33,3°;
    — период обращения 114,9 мин.В JPL спутник в рабочем порядке именовали RTV-7 или Deal 1, но он стал известен миру как Explorer 1. Общая масса ИСЗ составила 13,9 кг.В Вашингтоне ликующий В. фон Браун объявил: «Мы создали собственный плацдарм в космосе. Никогда больше мы не сдадимся!»
    [​IMG]
    На фото У.Пикеринг, Дж.Ван Ален и В.фон Браун с макетом «Эксплорера-1» радуются. Макет в масштабе 1:1.​
    Последний оставшийся экземпляр РН Jupiter С предназначался для ИСЗ, который можно было бы наблюдать невооруженным глазом, как советский — до этого все американские спутники являлись оптическими «невидимками». «Зеркальный» надувной Beacon («Маяк») диаметром 3,66 м (12 футов) первоначально определили на РН Vanguard. Но эта ракета терпела одну аварию за другой, и в апреле 1958 г. было решено «пересесть» на последний оставшийся Jupiter C. К счастью для СССР, при запуске 23 октября нештатно отделилась вторая ступень РН. Американское надувательство так и не вышло на орбиту.
     
    Последние данные очков репутации:
    dok: 329.286.021 Очки 25 окт 2018
    dok нравится это.
  13. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    970.375.824.953
    Stirik, 26 сен 2018
    Не долгим, как известно, оказался «производственный» век СУ-152 тяжелой самоходно-артиллерийской установки. В феврале 1943 года начался серийный выпуск этих машин, в январе 1944 года были выпущены последние две Су-152, всего - 670 единиц.
    Хотя по своему боевому предназначению СУ-152 являлась тяжелым штурмовым орудием, уже летом 1943 года на Курской дуге она смогла проявить себя в качестве истребителя новых немецких тяжелых танков, Одним из тех, кому довелось поучаствовать в качестве механика водителя в «охоте» СУ-152 на Т-VI «Тигр» был Электрон Приклонский.
    В своих мемуарах «Дневник самоходчика» он описал следующий боевой эпизод. Наши самоходчики преследовали отступающих немцев, но неожиданно были остановлены. «Тигр», расположившись в отдалении на возвышенности, взял под контроль железнодорожную насыпь. Как только в его секторе обстрела появлялась достойная цель, он открывал огонь с 1000-1500 метров. Попытки 3 СУ-152 «решить вопрос» оказались безрезультатными.
    Помпотех батареи (помощник командира по технической части) Иван Конев, полный тезка знаменитого советского полководца, решил продолжить борьбу с надоевшим «Тигром». Высадив мехвода, он сел на его место и повел машину к насыпи и под ее прикрытием развернул машину так, чтобы орудие было направлено в сторону места вероятного расположения немецкого танка. Пушку заранее зарядили бронебойным снарядом и с заведенным двигателем стали ждать.
    Еще одна самоходка должна была сыграть роль приманки. Ей предстояло «дразнить» «Тигра», демонстрируя то верх башни, то край ствола. Не сразу, но экипаж «Тигра» все-таки клюнул на приманку. Раздался выстрел, но самоходка – приманка осталась невредимой. Су-152 Конева рванула вверх и почти вылезла на полотно железной дороги. Но… немцы успели перезарядить орудие и «Тигр» выстрелил первым в самоходку, еще не успевшую принять горизонтальное положение.
    «Болванка» угодила в маску, левее орудия, машина поползла под откос. Почти весь экипаж выскочил из нее, остался только помпотех батареи, головой в танкошлеме упершись в триплекс…
    Оглушенные ударом самоходчики начали приходить в себя и осматривать машину. Болванка, как выяснилось, не смогла пробить лобовую броню. Лишь головка снаряда немного выставилась из броневого листа, приблизительно на полметра выше головы Конева. Его окликнули, но он не отвечал.
    С трудом рослого и тяжелого помпотеха смогли вытащить из машины. Медиков, хотя бы санинструктора, рядом не оказалось. Самоходчики пытались помочь Коневу сами, в меру своих весьма скромных медицинских познаний. Сняли с него танкошлем, комбинезон и гимнастерку, но не смогли найти даже царапины.
    Но и признаков жизни тоже не было. Пробовали делать искусственное дыхание, растирать грудь, но безрезультатно. Потом в танкошлеме нашли сквозную дырку, совсем небольшую. Запекшаяся ранка на темени Конева, оказавшаяся смертельной, казалось совсем крошечной… Смелый и инициативный офицер Иван Конев заплатил жизнью за попытку расправиться с «Тигром».
    Самоходчики решили отомстить за товарища и наконец-то расправиться с обнаглевшим «Тигром», видоизменив идею Конева из-за наступившей темноты. Теперь одна машина должна была двигаться вдоль насыпи, не поднимаясь на нее, часто увеличивая обороты, чтобы слышнее было.
    А две Су-152, на самом малом газу удалялись от насыпи в сторону находящейся на бугре деревни, чтобы насыпь стрелять не мешала. Поднявшись, экипажи выключили двигатели. Они старались расслышать шум «тигриного» мотора. «Перепелка! Спать пора!» - по рации был передан условный сигнал. Это означало, что на отвлекающей машине (ее вел Приклонский) надо заглушить двигатель. Пока он работал, услышать «Тигра» было практически невозможно.
    Все три экипажа принялись вслушиваться, пытаясь определить местонахождение немецкого танка. Прозвучал новый условный сигнал: «Нет, не спится». Приклонский запустил двигатель, пока два других экипажа производили грубую наводку. Теперь ему предстояло спровоцировать немца на выстрел, при движении «добросовестно рассыпая снопы красноватых искр». Наконец «Тигр» выстрелил, на миг подсветив себя. Через секунду раздались выстрелы двух «засадных» СУ-152, затем машины Приклонского.
    Эта ночная дуэль бронированных тяжеловесов оказалась безрезультатной, попаданий не было ни у кого. Но после этого «Тигр» исчез в темноте.
    [​IMG]
    Электрон Приклонский сразу после неудачной попытки расправиться с немецким танковым «тяжеловесом» проанализировал сильные и слабые стороны СУ-152 и «Тигра в бою друг с другом («Дуэли СУ-152 с «Тиграми»: Победы и неудачи. Часть первая», ВПК, 31.08.2018).
    «Тигр» – танк, и ему достаточно только довернуть башню для того, чтобы увидеть противника в прицеле. Су-152 для этого должна крутиться всем корпусом. Боеприпасы к «Тигру» представляли собой унитарный патрон - снаряд был соединен с гильзой в единое целое. Это повышало скорость заряжания орудия. А у СУ-152 – выстрелы раздельного заряжания. Совершенно закономерно, что «Тигр» опережал СУ-152 в скорости стрельбы.
    Но зато СУ-152 мощью орудия превосходила «Тигра», который, получив попадание 152 - мм бронебойного снаряда, вряд ли мог сохранить боеспособность.
    Удачно использовать эту мощь против «Тигра» довелось уже на следующий день после безрезультатной ночной дуэли. Успехом во многом обязаны были самоходчики полка, где служил Приклонский, учительнице в освобожденном ими селе. Молодая женщина провела тяжелые машины по доступным местам в заболоченной низине, в результате удалось обстрелять «хвост» отступающей немецкой колонны. Подбили несколько немецких машин, самоходку и «Тигр».
    В конце этого боя с СУ-152 Приклонского случился досадный казус – пушку «накормили» песком. Преодолевая широкую канаву самоходка «клюнула», и пушка при этом задела дульным тормозом противоположный край канавы. Наводчик после выстрела забыл «подвысить» ствол. Хорошо еще, что командир Су-152 быстро среагировал и дал команду «Стоп». Пока чистили ствол, немецкая колонна исчезла из вида…
    Следующая встреча самоходчиков с «Тиграми» произошла у Старого Люботина (так указано в мемуарах название города). Там некоторое время линия фронта не менялась.
    Самоходки ночью скрытно занимали позиции, выбранные еще днем, удобные и для наблюдения за немцами, и для открытия огня прямой наводкой. Чтобы немцы на слух не засекли СУ-152, двигались, дождавшись открытия артиллерийского огня, своего или немецкого. Командир машины или батареи шел впереди, указывая путь.
    Как-то в очередной раз СУ-152 с лучшим в полку экипажем, которым командовал Константин Стельмах, отправилась в такую засаду, когда еще не полностью стемнело. На сей раз офицер, указывающий путь, не шел, а ехал на «Виллисе». Место для засады было выбрано неподалеку от одной из улиц города, которая шла сверху вниз к окраине и хорошо просматривалась снизу. «Виллис» остановился, дожидаясь идущую на малом газу СУ-152 Стельмаха. Находящийся в легковушке офицер увидел, что по улице движется «Тигр» и, как указано в мемуарах, «следом за ним вылезли два «Фердинанда».
    (Как известно, «Фердинанд» — немецкая тяжелая самоходно-артиллерийская установка, которая выпускалась в очень ограниченном количестве. Часто «Фердинандами» в Красной Армии именовали другие, более распространенные немецкие САУ).
    Экипажи СУ-152 и «Тигра» одновременно заметили друг друга. Немецкий выстрел прогремел первым, но болванка прошла над советской самоходкой. А вот ответный выстрел оказался точным, после попадания 152-мм снаряда «Тигр» загорелся.
    Находившиеся в «Виллисе» офицер и водитель, над головами которых летали снаряды, залегли в канаве.
    Теперь одной советской самоходке противостояли две немецкие. Но им трудно было развернуться на улице для наводки орудий – близко были дома, и мешал горящий «Тигр» впереди. Задняя самоходка стала пятиться назад, чтобы открыть себе обзор. Ее наши самоходчики и выбрал целью для второго выстрела. Он тоже оказался удачным, немецкая машина загорелась. Остававшаяся пока невредимой немецкая самоходка оказалась в чрезвычайно неприятной ситуации – и спереди, и сзади горели машины их товарищей, что ограничивало обзор и делало любой маневр на улице очень рискованным.
    Неудивительно, что в дыму ствол последней немецкой машины врезался в дом. Экипаж СУ-152 немного довернул машину, и снаряд попал точно в борт германской самоходки.
    Весь экипаж, которым командовал Константин Стельмах, за это блестяще выигранный встречный бой, продолжавшийся всего 5-6 минут, был представлен к орденам.
    Но помимо мощи орудия у СУ-152 в боях с «Тиграми» был еще один специфический «козырь»…
    Дуэли СУ-152 с «Тиграми»: Победы и неудачи. Часть вторая | Еженедельник «Военно-промышленный курьер»
    [​IMG]
    Три танка головного дозора, поднявшиеся на пригорок, были подбиты «Тигром». «Разбираться» с ним приказали Шишкину. Его машина медленно взбиралась все на ту же роковую возвышенность, Шишкин высунулся из люка, чтобы осмотреть местность и обнаружить противника.
    Тут раздался выстрел «Тигра», болванка прошла буквально над головой советского офицера. Немец стрелял снова, но опять не попал. Ему был виден лишь верхний фрагмент рубки советской самоходки, настильная траектория снаряда «Тигра» не позволяла поразить СУ-152.
    Но перед Шишкиным встал вопрос - а как «достать» «Тигра» и выполнить приказ? Выезжать наверх, сделавшись полностью видимым противнику, ему решительно не хотелось.
    Тогда он решил воспользоваться возможностями своей пушки – гаубицы, имевшей навесную траекторию полета снаряда и тем, что «Тигр» стоял под деревом, бывшим хорошим ориентиром. Николай Шишкин сел на место наводчика. Вот как он описал свои дальнейшие действия: «Я заметил на этом холме кустик. Смотря через канал ствола, я добился от механика водителя такой позиции самоходки, чтобы кустик был совмещен с кроной дерева, под которым стоял немецкий танк.
    После этого, используя прицел, опустил орудие на 3 сотых, чтобы снаряд прошел над самой землей». Первый же выстрел оказался удачным – попадание под обрез и «Тигру» сорвало башню.
    Но, конечно же, «Тигр» при всех возможностях СУ-152 оставался чрезвычайно грозным противником и для них, и тем более, для советских танков и самоходок с менее мощными орудиями и броней.
    В воспоминаниях Электрона Приклонского, например, есть описание очень тяжелого боя у деревни Николаевка. В роще неподалеку от деревни наступающих советских танкистов и самоходчиков огнем встретили «Тигры» в капонирах. Их заблаговременно не обнаружили, и открытый ими внезапно огонь оказался чрезвычайно эффективным. Немцы били на выбор, в упор. Тут уж уповать на качества одних только СУ-152 не приходилось, совладать с «Тиграми» пытались все оказавшиеся поблизости наши танки и самоходки. Приклонский написал по этому поводу: «Дохлое дело — наугад бросаться… но другого выхода не было — и лезли, дрались по известному принципу: морда в крови, но наша берет».
    Но он не указал, сколько именно танков и самоходок сожгли «Тигры» в капонирах, прежде чем удалось взять Николаевку. Об этом можно лишь догадываться. Равно как и о том, насколько часто экипажам СУ-152 в дуэлях с «Тиграми» удавалось использовать преимущества своих грозных машин. Увы, наугад бросаться в бой со всеми вытекающими из этого трагическими последствиями и самоходчикам на СУ-152, и их товарищам на других типах бронетехники даже в победоносный для Красной Армии период войны приходилось часто…
    Дуэли СУ-152 с «Тиграми»: Победы и неудачи. Часть третья | Еженедельник «Военно-промышленный курьер»
     
    Последние данные очков репутации:
    dok: 329.286.021 Очки 25 окт 2018
    dok нравится это.
  14. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    970.375.824.953
    Stirik, 26 сен 2018
    Если подойти на улице к десяти любым условным прохожим и попросить их продолжить ассоциативный ряд, то девять человек из десяти на цепочку «Украина-атомный взрыв» уверенно ответят «Чернобыль». Но это отнюдь не так – катастрофа Чернобыльской АЭС была взрывом не предусмотренным, не планированным, а были на Украине атомные взрывы и иного характера.
    Хорошо, если один из десяти вспомнит операцию под кодовым названием «Факел».
    В рамках этой операции 9 июля 1972 года технические специалисты аврально пытались ликвидировать техногенную катастрофу – внезапного выброса на газоконденсатном месторождении. В 1971 году при бурении на участке газоконденсатного месторождения неподалёку от села Крестище Красноградского района Харьковской области, чьи проектные запасы оценивались в 700 миллиардов кубометров, произошёл выброс природного газа. Давление внутри пласта оказалось аномально высоким, непредусмотренным ни геологами, ни газовиками-бурильщиками – около 400 атмосфер. Целые сутки буровая партия своими силами пыталась локализовать прорыв. Когда все штатные средства и возможности были исчерпаны, по согласованию с «центром» газовый факел было решено поджечь. Расчёт делался на выгорание выходящего объёма газа. Так в небо устремился огненный столб высотой в 9-этажный дом.
    Никакого положительного эффекта достичь не удалось, факел горел ещё в течение целого года, а все действия технического характера оказывались бессильны перед огненным смерчем из глубин. В процессе длительного горения происходила естественная усадка площадки, где ещё недавно велись буровые работы. Когда все наличные средства и возможности ликвидации катастрофы были исчерпаны, в Москве за подписью Л. Брежнева и А. Косыгина было подписано распоряжение о проведении промышленного подземного ядерного взрыва, который, как считалось, позволит осуществить забойку газовой скважины. Оптимизм внушал уже имевшийся аналогичный положительный опыт, приобретённый во время ликвидации пожара на газовом месторождении в Урта-Булаке, в Узбекистане. Там газовый факел до момента взрыва горел целых три года.
    [​IMG]
    В сознании массового обывателя намертво засел штамп, что за всеми взрывами и всем, что связано со словом «атомный» обязательно стоят военные, а уж в милитаризованном СССР и подавно. Но выполнение этой задачи было возложено на Министерство среднего машиностроения, а всё участие людей в погонах свелось к привлечению МВД и КГБ, которые обеспечивали оцепление и режим секретности. Спустя всего четыре месяца с момента принятия решения рядом с аварийным стволом была пробурена скважина глубиной 2’400 метров, в неё был заложен ядерный заряд мощностью 3,8 килотонны. Ровно в 10 часов утра 9 июля 1972 года спецзаряд был подорван. Из скважины на высоту около километра взметнулся столб газа, смешанного с породой и пылью. Операция «Факел» закончилась полным провалом. Выброс газа купировать не удалось, забойка ствола выполнена не была, факел продолжал гореть ещё несколько месяцев, а ликвидировать аварию удалось старой проверенной технологией – раскапыванием.
    Кроме промышленного ПЯВ (подземного ядерного взрыва) «Факел», на территории УССР была проведена и вторая операция такого же рода, «Кливаж». Советские учёные в ту пору бредили проектами титанического масштаба и неудача «Факела», их совершенно не смутила.

    Экскурс в историю
    Государственное угледобывающее предприятие «Орджоникидзеуголь» было организовано и базировалось в городе Енакиево, Донецкой области, УССР. Решение о выведении семи шахт «Артемугля» в самостоятельный трест «Орджоникидзеуголь» было принято в 1936 году. А уже в 1937 году шахтам вновь образованного треста приказом Народного комиссариата тяжелой промышленности было присвоено первое место по угледобыче в системе Донбассуголь.
    С лета 1941 по осень 1943 года украинская часть Донецкого угольного бассейна находилась в зоне немецкой оккупации. Вермахт методично, особенно с 1943 года, уничтожал индустриальную и промышленную инфраструктуру региона. Все шахты «Орджоникидзеуголь» были разрушены. В горных выработках шахт «Юный коммунар», «Красный Октябрь», «Красный профинтерн», им. Карла Маркса и №8 на момент освобождения скопилось свыше 20 млн кубометров воды. Титанический объём, в несколько раз превышающий объёмы когда-либо откачанной воды в Европе. Образовался огромный подземный водоем, получивший название Горловско-Енакиевского бассейна.
    5 сентября 1943 года город Енакиево был освобожден от фашистов, а уже в ноябре были добыты первые тонны угля. Всего за три года были не только восстановлены 19 старых шахт, но и построено 11 новых! Для советского народа фраза «и доблесть ратная, и подвиг трудовой» была не пустым звуком, а ежедневным вызовом.
    К 1970 году трест значительно разросся, в его структуре числились 11 шахт и шахтоуправлений, центральные электромеханические мастерские, погрузочно-транспортное и несколько строительных управлений. Трест выдавал в сутки на-гора до 21’000 тонн угля, большая часть которого шла на производство кокса, без которого и сегодня, в 2018 году, невозможна выплавка чугуна и стали. Предприятие до момента развала Союза прожило славную трудовую жизнь, достаточно сказать, что до 1991 года звания Героя Социалистического Труда удостоились одиннадцать работников треста.
    Годы независимости и длительная разработка угольных пластов привели к вполне логичным результатам – в настоящее время в состав ГП «Орджоникидзеуголь» входит всего шесть структурных подразделений по добыче угля:
    Шахта «Булавинская»
    Шахта «Енакиевская»
    Шахта имени Карла Маркса
    Шахта «Ольховатская»
    Шахта «Полтавская»
    Шахта «Углегорская» (Углегорск)​
    И, разумеется, все прочие структурные единицы, обеспечивающие работу шахт – снабжение, ремонты, связь, пожарные депо и так далее.
    С течением времени в связи с выработкой пластов, сложными гидрогеологическими условиями закрылись:
    Шахта «Юнком»
    Шахта «Красный Профинтерн»
    Шахтоуправление «Александровское»
    Шахта «Красный Октябрь»

    Горно-геологические условия или почему «Юнком»?
    Добычные участки в зоне деятельности «Орджоникидзеуголь» характеризуются наличием крутопадающих угольных пластов, что требует постоянного проведения дополнительных подземных выработок. Понять, с чем это связано, можно на простой аналогии. Представьте, что у вас есть плитка шоколада, и вам нужно отщипывать от неё кусочки. А теперь представьте, что это плитка зарыта в землю и, более того, она расположена не горизонтально, а круто наклонена под произвольным углом. То есть вы смогли «отщипнуть» что-то на текущем горизонте, теперь вам нужно закопаться ещё глубже, да не просто абы как, а так, чтобы на уровне ниже вы смогли опять «отщипнуть». А теперь мысленно увеличьте вашу шоколадку в миллион раз и погрузите её в твёрдую горную породу – вы получите очень отдалённое представление, как залегает уголь Донбасса и как ведется его добыча.
    Сегодня рабочие горизонты некоторых шахт Донбасса, на которых угол падения залежи стремится к 70-80%, переступили отметку в 1’000 метров. При этом практически все донецкие и луганские шахты еще и очень опасны по газу.
    Законы природы неумолимы и одинаковы в любой точке нашей планеты. Так случилось, что земля под нашими ногами неоднородна, более того, она даже не везде очень твёрдая, в ней полно пустот, порой они заполнены водой, а иногда и газом. За десятки миллионов лет, пока под толщей земной поверхности из отмерших растений и простейших организмов формировался уголь, параллельно с этим протекал естественный процесс накопления метана. Когда человек в стремлении отнять у недр их богатства начинает добывать уголь, он неумышленно истончает стенки подземного резервуара, в котором под давлением притаился метан – как будто прокалывает стенку газового баллона. И тогда в шахте происходит самое страшное – выброс газа и угля, по сути – взрыв. Метан, в силу своих химических свойств, крайне взрывоопасен, именно поэтому выброс практически всегда сопровождается пожаром. В ограниченном пространстве подземных выработок кислород выгорает в считанные минуты, остаётся только углекислый газ, дым и пылевая взвесь. У шахтёров, попавших под выброс, надежда выжить немудрёная – на самоспасатель да на расторопность горноспасателей.
    [​IMG]
    Шахта «Юнком».​
    На шахтах «Орджоникидзеуголь» газовая обстановка всегда была очень сложной, за период с 1959 по 1979 год на шахте произошло 235 выбросов газа, 28 из которых закончились гибелью горняков. Поэтому выемка угля на шахтах предприятия до сих пор осуществляется преимущественно отбойными молотками, механизированным способом, с помощью щитовых агрегатов и комбайнов добывается лишь пятая часть угля. Ситуацию можно было бы переломить глубокой модернизацией шахтного оборудования, но, увы, современная Украина не имеет для этого ни финансов, ни государственной воли.

    Почему «Кливаж»?
    Обеспечение стабильной добычи стратегически важного угля марки «К» (коксующийся) было даже не республиканской задачей, а государственной. Именно поэтому решение проблемы выброса метана было вначале поручено лучшему ВУЗу страны – институту горного дела имени ак. Скочинского (сегодня – ФГУП «Национальный научный центр горного производства»). Одним из руководителей проекта был выдающийся геофизик, доктор физико-математических наук, Михаил Сергеевич Анциферов. Под его началом на «Юнкоме» был отработан действенный механизм предупреждения – ежедневно проводилась запись микросейсмических колебаний, они расшифровывались и попадали на стол руководителей треста. Параллельно геофизики проводили постоянный предупредительный анализ растрескивания угольных пластов. Показатели аварийности на шахте уверенно поползли вниз.2
    Но Советский Союз не был бы тем мировым гигантом, которого все знают, если не ставил и не реализовывал гигантские задачи. На самом верху было решено решить проблему загазованности и аварийности шахт одним махом, при этом доводы специалистов с места были отвергнуты, как малозначимые.
    СССР на рубеже 60-70-ых годов развивался неудержимыми темпами, а отечественный атомный проект в то время воспринимался как некий неудержимый локомотив, который несётся вперёд и сметает с карты истории любые преграды. Нужно закупорить устье газоконденсатной скважины? Зачем тратить миллионы человеко-часов, рисковать людьми и техникой, если всё это можно заменить одним локальным промышленным взрывом? Имеется на Донбассе проблема загазованности шахт, требуется повысить трещиноватость горного массива, чтобы улучшить миграцию метана к поверхности – давайте хорошенько встряхнём целый участок!
    Надо сказать, что СССР в этом вопросе не был эдаким планетарным чудовищем с ядерной дубиной. Первенство в вопросе принадлежало США
    Советский Союз шёл параллельным путём. «Отец водородной бомбы», академик А. Сахаров ещё летом 1957 года по представлению Игоря Курчатова изучал проект создания глубоководного канала между Леной и Охотским морем. По расчётам Сахарова выходило, что для сооружения канала длиной 50 км будет достаточно взрыва 100 «чистых водородных бомб» с мощностью взрыва около 100 килотонн. По разным причинам этот проект так и остался нереализованным, а для понимания масштабов мышления и веры в неудержимую силу атома – в 1986 году А.Д. Сахаров обнародовал научно обоснованное предложение по применению сверхмощного подземного ядерного взрыва (порядка 100 мегатонн) для предотвращения катастрофических землетрясений и снятия опасных тектонических напряжений земной коры

    По неподтверждённой версии одним из авторов «Кливажа» был лауреат Ленинской и Государственной премии, академик М. А. Садовский. Свой путь наверх он начинал, как шахтёр-забойщик, что «по умолчанию» делало его авторитетом по всем вопросам подземной добычи и геологии. В то время была популярной теория, что мощное сотрясение горных пород нарушит структуру угольных пластов, принудив метан мигрировать к поверхности. Тем самым подразумевалось, что взрывоопасность загазованных шахт снизится на порядки. Также в числе «отцов» проекта часто упоминаются имена академика АН УССР Николая Полякова, и министра угольной промышленности СССР Михаила Щадова. Обращаем ваше внимание, что документы по проекту «Кливаж» все еще строго засекречены, поэтому в статье приводятся только версии.
    Категорически против подобных авантюрных экспериментов выступал профессор М.С. Анциферов – д.т.н, основоположник сейсмоакустического прогноза внезапных выбросов угля и газа в угольных шахтах. Михаил Сергеевич резонно указывал, что не стоит рисковать людьми, если реализованный на практике сейсмоакустический прогноз и так уже успешно решает данную проблему.
    Противники «Кливажа» указывали на ещё один немаловажный факт – мощность проектного заряда изначально была явно недостаточной для такой цели. А взрывать в чрезвычайно густонаселённом Донбассе заряд большей мощности означало просто обречь многомиллионный регион на смерть.
    5 августа 1963 года в Москве три главных ядерных державы – США, СССР и Великобритания подписали «Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, космическом пространстве и под водой» (сегодня Договор подписала 131 страна). Но в тексте Договора ни слова не было сказано о недрах, и, естественно, пытливый взор учёных мужей сразу же обратился к земной тверди.
    Изначально идея проекта родилась в кабинетах Института горного дела им. Скочинского (г. Люберцы), а вот практическая реализация взрыва на «Юнкоме» уже была поручена «ВНИИ Промтехнологии». Тогда-то и родилось название «Кливаж».
    Если мы откроем толковый словарь горных терминов, из него мы узнаем, что термин «кливаж» происходит от полностью созвучного французского слова «clivage» – расслаивание или расщепление. Полностью же в русском изложении кливаж означает «систему частых параллельных поверхностей внутри горной породы, по которым эта порода легко расщепляется». Полностью подходит под поставленную задачу, не находите?

    Взрыв
    Изготовление спецзаряда мощностью 0,3 килотонны было поручено КБ-11, Всесоюзного научно-исследовательского института экспериментальной физики в закрытом городе Арзамас-16, заботливым рукам команды Юлия Харитона.
    Одновременно на «Юнкоме» велись активные подготовительные работы. С горизонта 710 на горизонт 930 был пробит штрек, в конце которого, между пластами «Девятка» и «Кирпичный» была сформирована взрывная камера. Уже на этом этапе начались проблемы – в камеру практически сразу стали прибывать шахтные воды, приблизительно три кубометра в сутки. Поначалу воду пытались откачивать, но полностью устранить обводнение камеры так и не удалось. На каком-то этапе встал вопрос об отмене взрыва, но из Москвы был получен могучий нагоняй, и инженеры на месте просто махнули рукой, решив, что «будет, как будет». Заряд был помещён в камеру, выполнили её забойку, со стороны основного ствола была дополнительно установлена отсекающая перемычка из бетона и отсыпанной породы.
    16 сентября 1979 г. жителей посёлка Юный коммунар, по сообщению газеты «Енакиевский рабочий», эвакуировали, сообщив, что в районе проводятся массовые учения. Их вывезли в соседний населённый пункт, где их ждали накрытые столы и концерт самодеятельности.
    Ровно в 9 утра по московскому времени практически прямо под посёлком произошёл запланированный взрыв. Заряд сработал штатно, его мощность составила 0,3 килотонны (над Хиросимой, для сравнения, была взорвана бомба мощностью 20 килотонн).
    Буквально сразу в среде опытных горняков поползли упорные разговоры, что выбор «Юнкома» в качестве полигона заранее предопределил полный провал проекта «Кливаж». Почему?
    Всё дело в горно-геологических условиях шахтного поля шахты «Юнком», в ее крутопадающих пластах. Строение горных пород под землей очень неоднородно. Есть залегания очень твердых пород, а есть относительно мягкие. Эти все породы «перекрывают» друг друга, и все это выглядит как слоеный торт высотой, в случае «Юнкома», в километр. В твёрдой породе взрывная волна распространяется очень быстро и линейно. А когда на ее пути попадается пласт мягкой породы, скорость распространения резко падает и возникает место с локальным и повышенным воздействием. В данной точке часть энергии распространяется уже не вертикально вверх, а вдоль угла залегания пород, то есть по горизонтали или под углом к горизонту. В этой проекции воздействие ударной волны уже слабее, зона потрясения распространяется равномерно по всему объёму пород и на расстояние, пропорциональное мощности взрыва. Если очень сильно упростить, то под землёй возникает условная «расширяющаяся сфера».
    Что же было на «Юнкоме»? Как мы помним, там порода залегает под углом в восемьдесят градусов, почти вертикально. Энергия взрыва, направленная вверх, шла по касательной к углу залегания пород. Отраженная волна распространялась по пластам снизу вверх, а не по горизонтали и на локальном пространстве, из-за этого отражающая волна очень быстро погасила основную. В результате эффект от взрыва был ограничен малым локальном участком, вся энергия атомного взрыва «ушла в свисток», и уже через полгода недалеко от места подрыва случился внезапный выброс метана.

    Результаты
    По рассказам жителей Юнкома, особых внешних проявлений они не заметили. Отмечались небольшие толчки, на стенах некоторых домов по возвращению хозяева обнаружили трещины.
    Что касается официальных и научных результатов, то «Кливаж», как и его предшественник «Факел», окончился полным провалом. Чтобы не быть обвинёнными в манипуляциях неподтверждёнными данными, ведь «Кливаж» до сих пор засекречен, дадим слово человеку, который уже почти тридцать лет пытается донести до окружающего мира, что же на самом деле произошло осенним утром 1979 года в донецкой степи. Далее – пересказ интервью доктора геологических наук, автора сотен работ по гидрогеологии, геофизике и геоэкологии Евгения Николаевича Руднева, которое он дал осенью 2010 году одной из ведущих газет
    В 1979 году Руднев регулярно бывал в институте им. Скочинского, где учился в аспирантуре. По личным каналам с Донбасса до него дошли слухи о проведённом взрыве, однако в самом институте категорически отказывались говорить на эту тему – «Кливаж» был полностью засекречен вплоть до 1990 года.
    Что касается практического результата, то он оказался нулевым, устранить выбросы газа не удалось. Менее года спустя, уже в апреле 1980 года на «Юнкоме» произошёл крупный взрыв метана и угольной пыли. Погибли 64 шахтёра и 2 горноспасателя.
    Ответить однозначно, ухудшилась ли экологическая обстановка в районе взрыва, нельзя. Замеры, выполненные в середине 2000-ых, показали, что в самом Юнокоммунаровске радиационный фон полностью в норме, всего 15 микрорентген/час. А вот в посёлке Ольховатка, что в десятке километров от эпицентра взрыва, фон сильно превышен – уже 50-58 микрорентген. Советские геологи утверждали – это не могло быть последствием «Кливажа», так как Ольховатку снизу и сбоку защищает естественный щит – надвиг горных пород. Но как тогда объяснить аналогичный высокий фон в Харцызске и Зуевке, расположенных далеко на юг от «Юнкома». Всё те же геологи молчат.
    [​IMG]
    Карта мест с повышенным радиоактивным фоном​
    В 1990-1991 годах под давлением общественности правительство СССР дало команду провести комплексное исследование места взрыва, работы возложили на ПО «Укруглегеология». Были пробурены две зондировочные скважины. Одна вошла прямо в эпицентр – в стекловидное тело массой примерно 100 тонн (в результате ядерного взрыва возникла полость радиусом 5-6 м), вторая прошла на 8 метров в стороне, в зоне радиальных трещин (зона смятия и дробления имеет радиус 20-25 м). Ученые из структур Минатомэнерго оценили остаточное радиоактивное загрязнение в чудовищные 60 кюри – за счет плутония-239 и америция-241. Это очень долгоживущие радионуклиды, законсервированные в небольшой камере (после взрыва, чтобы закупорить радиоактивные элементы, в образовавшуюся камеру нагнетали жидкое стекло).
    Парадокс в том, что уже в 15 метрах этого «ядерного сундука» в зоне радиальных трещин, повышение радиации не фиксировалось. Успокоенное руководство успокоило и местных жителей, после чего убыло. А буквально через пару месяцев страна Советов прекратила своё существование, и всем стало глубоко плевать на жалобы жителей крохотного шахтёрского посёлка. Наступили «святые» 90-ые.

    Долгое эхо
    Наблюдения за радиологической ситуацией под руководством Е. Руднева шли до 1998 года, а на скважинах – до 2001-го. Возглавляемая им комиссия в 1993 году по заданию Госкомитета Украины по угольной промышленности подготовила отчёт по “Юнкому”. Были отобраны пробы воды и грунта, проведены беседы с жителями Юнокоммунаровска, Ольховатки, Кировска и т. д. Повторные исследования были проведены в 1998 году для Минуглепрома.
    В 2002 году шахта «Юнком» была признана бесперспективной, её закрыли и собирались затопить. Подразумевалось, что одновременно будет затоплена и соседняя шахта «Красный Октябрь», которая соединялась с «Юнкомом» множеством сбоек. По утверждению Руднева, решение о затоплении принималось абсолютно «с потолка», Минуглепром Украины не подготовил никаких технических обоснований необходимости затопления. Точно так же отсутствовали планы «сухой» консервации.
    Затопление шахты было отменено буквально в последний момент, и причиной тому стала другая авария. В том же 2002 году в Луганской области была затоплена шахта им. Тюленина. Вода полностью заполнила подземные выработки, а потом хлынула прямо по улицам Краснодона.
    Все закрытые шахты были переданы в ведение госкомпании «Укруглеторфреструктуризация», которая и организовывала откачку шахтных вод. По состоянию на 2010 год из «Юнкома» откачивалось по 500 кубометров воды в час, то есть 4 млн 400 тысяч кубометров в год. На это из бюджета выделялось целых 5 млн долларов. Проект «вечной» откачки воды из неработающей шахты начали критиковать буквально с первого дня, называя «вечной выкачкой денег».
    Евгений Руднев утверждает, что проблема взрыва не решена и его последствия не ликвидированы. Вероятность повторной катастрофы составляет 50/50. Есть три основных сценария, при которых существующая система обеспечения безопасности не сработает и произойдет полная разгерметизация взрывной камеры, где сосредоточено 100 тонн твердых радиоактивных отходов и 500 кубов сильно загрязненных подземных вод.
    Первый – в шахте надолго отключат электроэнергию. Возможно ли это на шахте, расположенной неподалёку от текущей линии фронта и в условиях еле живой энергосистемы ДНР, вопрос риторический.
    Второй вариант – локальное техногенное землетрясение. Дело в том, что в процессе угольных разработок накапливаются большие объемы потенциальной энергии. Для шахт глубиной в 700 метров это эквивалент энергии землетрясения в 5 баллов по шкале Рихтера. К примеру, в 1977 году в юго-западной части Луганской области произошли локальные землетрясения аналогичной природы. На шахте «Самсоновская Западная №1» вода из пруда-накопителя полностью ушла под землю всего за 3 минуты. Подобные землетрясения и на «Юнкоме» могут разрушить камеру и способствовать загрязнению местности.
    Третий, самый страшный, случай — вторичные тектонические процессы. Как пример этого явления в Донбассе можно вспомнить случай на шахте «Первомайская», где неожиданно произошло затопление – вскрылся настоящий фонтан мощностью 3 тысячи куб/час. Шахту затопило в считанные минуты. На «Юнкоме», где 42% пластов находятся в зоне тектонических нарушений, подобный сценарий исключать вовсе нельзя.
    Есть ли какие-либо варианты решения? Руднев утверждает – да. Шахту нужно затапливать. Причем чем скорее, тем лучше. Конечно, при соблюдении ряда важнейших условий.
    Перед затоплением необходимо провести отбор и оценку проб воды, грунта. Далее нужно исследовать гидрогеологическую ситуацию, определиться с фильтрационными и сорбционными характеристиками пород (вся надежда именно на них – они должны в случае затопления задержать радионуклиды), составить гидродинамическую модель и провести моделирование поведения системы на сеточном электроинтеграторе и компьютере. Только после всего этого, на основании полученных данных, следует разработать проект ликвидации шахты по схеме ее «мокрой» консервации.
    Предварительные расчеты показывали, что при условии забутовки сбоек с «Красным Октябрем» затопление шахты приведет к повышению трещиноватости, радионуклиды начнут мигрировать – но они будут полностью аккумулированы в породах. Конечно, придется делать забутовку противофильтрационным материалом и выходящих на поверхность стволов и скважин. Но в результате получится стабильная и безопасная система, которая не будет требовать ежегодных многомиллионных вливаний и вредить людям и природе.

    Послесловие
    Все прекрасно понимают, что в условиях вот уже четыре года идущей на Донбассе войны, все озвученные выше планы так и останутся планами. К громадному сожалению. Поэтому мы не будем строить здесь воздушных замков, ограничившись только констатацией фактов.
    Откачка воды из «Юнкома», которая продолжается и сегодня, наносит прямой физический ущерб экологии в радиусе 12 километров от самой шахты. Главное здесь – истощение запасов подземных вод, приводящее к «высушиванию» земельного и почвенного массива. Ухудшается качество подземных и поверхностных вод. Оставшаяся влага становится непригодной для питья. Если в 30-е годы реки Донбасса имели минерализацию 0,4-0,5 г/литр, то сегодня этот показатель 2,8-5 г/литр, что значительно превышает норму. Из шахты вода сбрасывается уже сильно минерализованной. Анализы, в последний раз проведённые в 1998 году, показали – минерализация превышает норму минимум в пять раз. Водные источники загрязняются сульфатами, натрием, тяжелыми металлами. Происходит нарушение водно-солевого режима и падение урожайности сельскохозяйственных культур. Агропромышленные испытания свидетельствуют, что при подобном засолении почв и уменьшении насыщенности влагой урожайность снижается на 22%.
    Как ни печально, но будущее «Юнкома» крайне туманно.
     
    Последние данные очков репутации:
    dok: 329.286.021 Очки 25 окт 2018
    dok нравится это.
  15. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    970.375.824.953
    Stirik, 30 сен 2018
    История войн знает множество примеров использования в качестве вооружения, казалось бы, совершенно неприспособленных для этих целей вещей. Но довольно-таки действенных. Начиная от кипящей смолы на головы штурмующих замки и монастыри рыцарей и заканчивая газовыми баллонами, начиненными взрывчаткой в Сирии.
    Мы привыкли к тому, что война практически не имеет границ. Можно драться в космосе, в небе, на поверхности земли, под землей, на воде, под водой. И использовать можно даже насекомых. Главное — победить! Сегодня в тренде роботы всех видов. Роботы как расходный материал на поле боя. Такая изуверская, издевательская «забота общества» о своих защитниках — людях.
    Но есть ещё один аспект войны, о котором мы не особо говорим. Использование войсками гражданской инфраструктуры. Однако если посмотреть на тенденции развития современного вооружения, то окажется, что современные армии, те, что находятся по различным оценкам, на самом верху рейтингов, воевать без хорошей инфраструктуры просто не могут! И это не то что логично, это жизненно.
    Можно ли представить современные тяжелые танки на 500-600-километровом марше на собственном ходу? Или современные системы мобильных ПВО, пробирающиеся через болота и тайгу без подготовленных дорог? Даже «пехота», мы умышленно берем это слово в кавычки, сегодня не может действовать без использования гражданской инфраструктуры. Дорог.
    Да и само название «пехота» для современных сухопутных частей звучит издевательски. При наличии того количества различной техники, какое имеется в распоряжении общевойскового командира.
    Говоря об инфраструктуре, мы часто имеем в виду наличие автомобильных дорог, автомобильных мостов. Короче говоря, всего того, что может быть использовано колесной и гусеничной военной техников.

    Железную же дорогу, которая в развитых странах вполне сравнима по протяженности с автомобильными дорогами, рассматриваем только как возможность быстрой переброски техники и личного состава на большие расстояния. А между тем использовать железную дорогу для ведения именно военных действий военные стали достаточно давно.
    Сегодня мы начинаем цикл статей о военной технике, которая специально создавалась для ведения боевых действий на железной дороге. Технике, которая сегодня незаслуженно забыта, хотя некоторые образцы стали дедушками или прадедушками мощнейшего современного вооружения.
    Итак, представляем первого героя новой серии: разведывательную бронемашину «Тип 2 железнодорожная», более известную как лёгкий бронеавтомобиль ФАИ-М-ЖД. Именно эту модификацию РБ-2 вы видите на снимках. Но начать следует издалека. Как обычно у нас, в принципе…

    После окончания Гражданской войны конструкторов захватила идея создания легких бронемашин и танкеток. И колесных, и гусеничных. Перспективы этих бронеавтомобилей рисовались только в радужных тонах. Скорость, бронезащита экипажей, автоматическое вооружение при достаточной легкости самого автомобиля. И все это против практически безоружного против брони пехотинца.
    Однако уже в конце 20-х — начале 30-х годов стало ясно, что «колесные танкетки» — путь в тупик. У бойцов появились собственные средства борьбы с этими машинами. Слабая броня перестала быть защитой экипажа. А для того, чтобы уйти с линии огня такой танкетки достаточно было подальше отойти от дороги. Проходимость «утяжеленного» гражданского авто была низкая. «Механическая тачанка» уже не удовлетворяла современную на тот момент армию.
    Но в то же время армия требовала легкой бронированной разведывательной машины. Как не странно это сегодня звучит, но в СССР первыми появились более тяжелые бронеавтомобили. На пример, БА-27 эксплуатировался в РККА с 1928 года. Сказалось то, что в распоряжении конструктора БА-27 А. Рожкова был первый советский грузовик — полуторатонный АМО Ф-15.
    Конструирование новой легкой бронемашины было поручено КБ Н. И. Дыренкова и КБ Ижорского завода, в котором и работал А. А. Рожков. Шасси нового легкого бронеавтомобиля представляло собой шасси от автомобиля «Форд-А». И тут начинается детектив.
    КБ Дыренкова проектирует сразу два бронеавтомобиля. Д-8 и Д-12. КБ Ижорского завода проектирует свой броневик. Ижорцы изначально пошли по наиболее простому пути. Они бронировали автомобиль «коробкой» без крышки. Дыренков же создал вполне удобоваримый вариант машины с двумя пулеметами. Естественно, на вооружение РККА в 1931 году были приняты обе машины Дыренкова.
    Но, по собственной инициативе инженер Ижорского КБ А. А. Рожков разрабатывает собственный автомобиль на той же базе. Более того, в июне 1930 года Рожков направляет свой проект в НТК. Проект попадает в руки начальника УММ И. Халепского и тот, собственной властью, распоряжается организовать рассмотрение проекта в кратчайшие сроки.

    Уже в июле этого же года проект рассмотрен и признан более перспективным, чем машины Дыренкова. Главным преимуществом этой машины стал полностью бронированный корпус и вращающаяся башня с круговым обзором. Попытки «надавить» на комиссию по поводу единственного пулемета (7,62-мм пулемет ДТ) были отвергнуты военными. На тот момент считалось, что для легкой разведывательной машины один пулемет (зато в башне во все стороны) вполне достаточен.
    Следующая серия нашего детектива.
    Для полигонных испытаний необходимо создать несколько опытных образцов автомобиля. В разных документах изделие обозначалось по-разному. «Форд-А с башней» или «Форд-А Рожкова» или ФАР. Естественно, производством опытных образцов должен был заниматься Ижорский завод…
    Но… Ижорский завод не мог заниматься этими машинами по банальной причине. Не было свободных производственных площадей и кадров. Завод был сверх меры загружен другими заказами. И производство опытных образцов передали… ОКИБ Н.И. Дыренкова. Казалось бы, судьба проекта была предрешена. Но не в сталинские времена…
    Оба прототипа были собраны в срок и с необходимым качеством. Опытное конструкторское и испытательное бюро Дыренкова, кстати во многом благодаря кипучей энергии самого Дыренкова, не опустилось до подлости. Образцы были собраны на «отлично» и переданы на испытания 18 февраля 1931 года.
    На осенних испытаниях новый бронеавтомобиль ничем не уступал Д-8 и Д-12!
    [​IMG]
    Новый бронеавтомобиль имел корпус, собираемый при помощи сварки из катаных броневых листов толщиной от 4 до 6 мм. Компоновка ФАР была классической, с передним расположением моторного отделения.
    В средней части располагалось отделение управление, где находилось место водителя. Из-за нехватки места над сидением водителя, фактически упиравшегося головой в потолок, был выполнен полусферический купол.
    В боевом отсеке, размещенном в корме, находился командир машины. Он обслуживал единственный пулемет ДТ, установленный в цилиндрической башне с плоским лобовым бронелистом и куполом, аналогичному корпусному. Боекомплект укладывался здесь же, вдоль бортов.
    Ходовая часть ФАР была практически полностью аналогична грузовому автомобилю «Форд-А», производство которого наладили на Горьковском автозаводе. Без изменений сохранили колесную формулу и трансмиссию.
    Непосредственно колеса остались спицованными, с обычными (непротектированными) шинами, и никакой дополнительной защиты они не имели.
    На бронемашине устанавливался рядный бензиновый двигатель мощностью 30 л.с.
    Но детектив не закончился. Противостояние бронеавтомобилей и конструкторов не могло разрешиться без жертвы. Этой жертвой и стало ОКИБ Н. И. Дыренкова. В 1932 году оно было ликвидировано. Естественно, был ликвидирован и приоритет работ Д-8 и Д-12 над ФАР. Да и сам проект передали «домой», на Ижорский завод.
    Именно там появился новый прототип, который известен нам под названием «бронированный «Форд-А» Ижорского завода». Теперь уже в образец Рожкова внедряли наработки, испытанные на автомобилях Н. Дыренкова. На новой, уже ижорской машине появилась новая башня и новый корпус. В августе 1932 года проект одобрен УММ РККА и рекомендован к серийному производству. Тогда же за машиной «законно закрепили» название ФАИ — «Форд А-Ижорский». В РККА бронеавтомобиль получил название РБ-2. Разведывательная бронемашина тип 2.

    Но детективы просто так не заканчиваются. Вроде бы ясно, что ФАИ должен выпускаться там, откуда эта «И» в названии. Однако… Производство ФАИ из-за перегрузки Ижорского завода поручили… Выксунскому заводу дробильно-размольного оборудования (ДРО)! Более того, производить машины планировалось в достаточно серьезных количествах — 100 штук в год!
    Могли ли рабочие и инженеры ДРО выполнить заказ? При всем своем желании — нет. Хотя… Примерно в то же время на заводе по выпуску кроватей делал свой первый самолет молодой инженер Александр Яковлев…
    Отсутствовало не только необходимое оборудование, но и кадры, способные выполнять такую работу. Да и ижорцы «помогли» выксунским инженерам передав совершенно «сырые» чертежи. Но и специалисты по дробильным машинам справились с задачей! И опять с помощью Д-12.
    Шасси от «Форд-А» переходило без изменений – было демонтировано только заднее сидение и кузов. Корпус имел сварную конструкцию и собирался из бронелистов толщиной от 6,75 мм (лобовая часть) до 3 мм (крыша).
    Для посадки экипажа имелись две прямоугольные двери по каждому борту, где были вырезаны небольшие лючки. Наблюдение за окружающей обстановкой водитель вёл через смотровые щели, выполненные в двух лючках в лобовом листе корпуса. Ещё один аналогичный лючок имелся справа в кормовом листе.
    Чуть ниже крепился шанцевый инструмент (лопата и топор) и запасное колесо. Для улучшения работы экипажа на крыше водительского отделения установили два полусферических купола, вместо одного.
    Башня новой конструкции приобрела более вытянутую форму, увеличив тем самым внутренний объём, с сохранением купола. Состав вооружения остался прежним, а вот экипаж увеличили до 3-х человек: в передней части размещался командир и водитель, за ними находилось место пулеметчика, который сидел (или висел) в брезентовой петле.
    Бронеавтомобиль ФАИ оснащался «фордовским» бензиновым двигателем мощностью 30 л.с. и был защищен бронированным капотом. Машины выпуска 1934-1935 гг. оснащались двустворчатым люком доступа к двигателю, а машины последних серий 1936-1937 гг. – одностворчатым.

    Первый ФАИ заводу ДРО удалось выпустить только в феврале 1932 года. Машину сразу передали на ходовые испытания, прошедшие для ФАИ успешно.
    Пришло время рассказать непосредственно о том автомобиле, который вы видите на фото. Внимательные читатели заметили, что ФАИ несколько отличается от ФАИ-М даже визуально. На фото хорошо виден выступ на корме автомобиля, на котором закреплено запасное колесо. На не модернизированной машине этого выступа нет.
    [​IMG]
    Наиболее радикальная модернизация была проведена в 1939 года, когда большая часть ФАИ имела большой износ ходовой части и нуждалась в капитальном ремонте. Вместо «фордовского» шасси поступило предложение использовать ходовую часть от автомобиля ГАЗ-М1.
    Передняя ось ГАЗ-М1 усиливалась дополнительными накладками, а в корме, на выступающей части более длинной рамы, установили закрытый броневыми листами бензобак, поверх которого можно было закрепить запасное колесо. Впервые подобная модернизация была проделана мастерскими №6 в Брянске в сентябре 1938 года. Несмотря на увеличенную до 2280 кг массу, проходимость машины по проселочным дорогам и мягкому грунту улучшилась, а максимальная скорость составила 83,1 км\ч.
    [​IMG]
    В заключении военной комиссии, присутствовавшей при испытаниях, говорилось следующее:
    «Модернизация ФАИ путем постановки корпуса на шасси М-1 делает его по своим динамическим качествам равноценным с БА-20. Однако применение ФАИ-М будет ограниченно ввиду наличия неполноценного бронирования. Корпус по конструкции и качеству уступает БА-20.
    При серийной модернизации необходимо внести следующие изменения:
    1. Усилить передний мост.
    2. Провести герметизацию корпуса (от жидких ОВ и т.п.).
    3. Увеличить запас хода путем установки дополнительного бензобака.
    Все перечисленные изменения должны быть осуществлены при серийной модернизации и только после этого бронеавтомобиль ФАИ-М может быть принят для эксплуатации в РККА как дополнительный тип к основному БА-20».
    Отсюда и возникла идея постановки ФАИ на железнодорожный ход и использовать как автобронедрезину.
    Первые варианты ФАИ на железнодорожном ходу были выпущены в 1936 году. Первая машина была представлена… работниками склада № 60! Машина имела сменный ход и отличалась от обычного бронеавтомобиля наличием домкрата и металлических бандажей, одеваемых поверх колес. При движении по обычным дорогам бандажи просто снимались и крепились на бортах бронекорпуса.
    [​IMG]
    Опыт оказался успешным и к 1938 году таким же образом переделали ещё 8 машин. Все ФАИ-ЖД поступили на вооружение 5-го отдельного батальона бронедрезин и были выведены из эксплуатации только в самом конце войны.
    Столь долгий период эксплуатации этих машин объясняется тем, что 5-й ОББ дислоцировался на Дальнем Востоке и имел чисто охранные функции. Появление в августе 1945 года новых бронедрезин БА-20 ЖД стало временем ухода данных бронеавтомобилей в запас.
    Несмотря на то, что выпускались легкие бронеавтомобили достаточно короткое время, повоевать им пришлось много. В разных условиях. В разных войнах. В разных странах. В Великую Отечественную войну эти легкие бронеавтомобили применялись РККА до 1942 года.
    Об их боевом применении сказать что-либо весьма трудно, поскольку в отчетах ФАИ зачастую не отделяли от БА-20. С определенной уверенностью можно говорить лишь о бронемашинах приграничных военных округов, которые в полном составе были оставлены на территории, занятой противником.
    К концу года ФАИ в частях первой линии практически не осталось. Из сохранившихся сведений имеются данные только по 5-й армии Западного фронта, где на 9 декабря числилось 26 бронеавтомобилей ФАИ и БА-20 без указания их модификаций.
    Дольше всего ФАИ продержались в Забайкалье: здесь на 23 сентября 1942 года в составе фронта имелось 14 машин, однако к началу советского наступления в Маньчжурии все они были списаны.
     
    Последние данные очков репутации:
    dok: 329.286.021 Очки 25 окт 2018
    dok нравится это.
  16. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    970.375.824.953
    Stirik, 6 окт 2018
    Не всегда талантливый конструктор или инженер может реализовать свои таланты и умения в собственной стране. Известно немало случаев, когда хорошие специалисты уезжали за рубеж и уже там совершали новые открытия или создавали выдающуюся технику. Так, в прошлом веке, на фоне бурного развития мировой авиации, заметный вклад в развитие зарубежных отраслей внесли инженеры российского происхождения. Вспомним некоторых самых известных соотечественников, по тем или иным причинам работавших за границей.

    Эмиграция и вертолеты
    Пожалуй, самым известным зарубежным авиаконструктором российского происхождения является Игорь Иванович Сикорский (1889-1972). Карьера Сикорского в сфере авиации началась в 1908 году, когда он вступил в воздухоплавательный кружок Киевского политехнического института. Студенты и преподаватели-участники кружка занимались расчетами и строили экспериментальную технику. До 1911 года при участии И.И. Сикорского были разработаны и построены несколько опытных вертолетов, которые, впрочем, не оснащались автоматами перекоса и иными необходимыми устройствами, что ограничивало их возможности.
    На тот момент создание полноценного вертолета было невозможным, и потому Сикорский сосредоточил усилия на самолетной тематике. В 1911 году он выучился на летчика, а вскоре поступил на службу в бюро Русско-Балтийского вагонного завода. В следующие годы молодой конструктор стал основоположником многомоторной авиации – первым образцом такого рода стал самолет «Русский витязь».
    [​IMG]
    И.И. Сикорский в кабине вертолета R-4 собственной разработки, 14 августа 1944 г. Фото US Coast Guard​
    До 1917 года И.И. Сикорский занимался разработкой новых образцов авиационной техники разного назначения и с различными характеристиками. Значительная часть проектов была доведена до серийного производства в интересах русской армии и дала самые заметные результаты. Однако две революции 1917 года поставили точку в этих процессах. В феврале 1918 года выдающийся конструктор покинул Россию и направился в Лондон, откуда затем поехал в Париж.
    Сикорский предложил французскому командованию свою помощь в развитии авиации. Вскоре появился контракт на строительство нескольких многомоторных бомбардировщиков. Однако через несколько месяцев после этого было заключено перемирие, вследствие чего контракт аннулировали. Оставшись без заказов, конструктор-эмигрант решил перебраться в США.
    В первые годы в Нью-Йорке И.И. Сикорский не мог найти свое место в авиастроении, из-за чего был вынужден зарабатывать частными уроками. Новая компания Sikorsky Aero Engineering Corporation была основана только в середине двадцатых годов. Впрочем, первые годы ее существования тоже не были простыми. Компания занималась разработкой и мелкосерийным строительством самолетов разных классов и различного назначения. В разное время были созданы бипланы и монопланы, летающие лодки и т.д. – в общей сложности полтора десятка проектов.
    В самом конце тридцатых годов И.И. Сикорский вновь вернулся к тематике вертолетов и занялся полноценным проектированием такой техники. В сентябре того же года в воздух впервые поднялся опытный вертолет VS-300, предназначавшийся для проведения первых испытаний. Любопытно, что эта машина во многом была похожа на экспериментальный образец 1909 года от воздухоплавательного кружка.
    Настоящий успех к вертолетам Сикорского пришел в 1942 году. В самом начале года состоялся первый полет новой машины R-4 Hoverfly. Эта машина могла брать на борт пассажиров или груз, что позволяло использовать ее в армии. Уже в мае того же года R-4 приняли на вооружение и поставили в серию. Всего было построено более 130 новых вертолетов. Таким образом, R-4 И.И. Сикорского стал первым в мире серийным вертолетом.
    R-4 достаточно быстро показали реальные возможности вертолетной техники в контексте армейской эксплуатации, и проложили дорогу новым винтокрылым машинам. В дальнейшем армия США регулярно заказывала разработку новых вертолетов, соответствующих ее требованиям. Во многих подобных конкурсах побеждала компания Sikorsky.
    Компания, основанная И.И. Сикорским, существует до сих пор и является одним из лидеров своей отрасли. За время своего существования она разработала и поставила в серию почти три десятка типов вертолетов, не считая многочисленных модификаций. Также велась активная работа по созданию экспериментальных образцов. Сейчас компания принадлежит корпорации Lockheed Martin и продолжает свою деятельность.
    События последних десятилетий и нынешняя ситуация позволяют утверждать, что Игорю Ивановичу Сикорскому удалось стать самым успешным, удачливым и знаменитым авиаконструктором-эмигрантом, начавшим свою деятельность в нашей стране и продолжившим работу за рубежом.

    Летчики, конструкторы, эмигранты
    Значительный вклад в развитие ВВС США в прошлом внесла компания Seversky Aircraft Company, основанная в начале тридцатых годов. Позже она была преобразована и переименована в Republic Aviation Corporation, а затем вошла в состав Fairchild Aircraft (ныне упразднена). Основателем этой компании был русский летчик и конструктор Александр Николаевич Прокофьев-Северский (1894-1974). Понимая трудности эмиграции, он старался принимать на работу своих соотечественников. Самым известным его сотрудником стал Александр Михайлович Картвели (1896-1974).
    [​IMG]
    А.Н. Прокофьев-Северский в кабине самолета SEV-3M.​
    В 1914 году А. Прокофьев-Северский окончил Морской кадетский корпус, и вскоре попал в Севастопольскую авиационную школу. Любопытно, что еще до поступления в кадеты будущий офицер успел освоить азы пилотирования аэропланов – его обучал отец. В июле 1915 года молодой специалист завершил обучение и официально стал летчиком. К большому сожалению, летная карьера продолжалась не слишком долго. Во время боевого вылета А. Прокофьев-Северский был тяжело ранен и остался без ноги. Тем не менее, авиатор нашел в себе силы вернуться на службу.
    Через несколько месяцев Прокофьев-Северский пришел на петроградский завод 1-го Российского товарищества воздухоплавания, где ему предложили наблюдать за строительством и испытаниями техники. Вскоре он начал работать и в конструкторском бюро предприятия. Самой известной разработкой этого периода стало особое лыжное шасси, обеспечивавшее эксплуатацию летающих лодок зимой – с замерзших водоемов. Кроме того, конструктор всеми силами пытался вернуться к летной работе, и ему в итоге это удалось.
    После Февральской революции А.Н. Прокофьев-Северский несколько раз повышался в звании и получал награды. За считанные месяцы он дослужился до командующего истребительной авиацией Балтийского флота. В начале 1918 года опытного летчика и инженера отправили работать в российское посольство в США, которое, однако, вскоре прекратило свою деятельность. Знаменитый пилот остался без работы, без перспектив и без возможности вернуться в Россию.
    К счастью, Прокофьев-Северский нашел поддержку в лице генерала Билли Митчелла, стремившегося развивать военную авиацию Соединенных Штатов. Генерал устроил российского специалиста в военное ведомство на должность консультанта по вопросам самолетостроения. Через несколько лет А. Прокофьев-Северский получил американское гражданство и звание майора ВВС. Работая в министерстве обороны, пилот и конструктор попытался основать собственную авиастроительную компанию, но она быстро закрылась из-за финансовых проблем.
    [​IMG]
    А.М. Картвели и истребитель P-47.​
    Вторая попытка выхода на рынок имела место в 1931 году, когда была основана Seversky Aircraft Company. Фирма не была большой, и потому ее основатель был президентом, конструктором и летчиком-испытателем одновременно. При этом Прокофьев-Северский не стал назначать себя еще и главным конструктором. Эту должность он отдал другому инженеру-эмигранту – А.М. Картвели.
    Во время Первой мировой войны будущий конструктор Картвели служил артиллеристом. Познакомившись с аэропланами, он решил заниматься авиацией, но в течение долгих лет не имел такой возможности. В 1919 году А. Картвели и несколько других молодых специалистов отправились во Францию для повышения квалификации в качестве артиллеристов. Уже во время учебы будущий авиаконструктор, видя сложную ситуацию на родине, решил не возвращаться домой и остаться в Европе. Вскоре после этого он поступил на службу в компанию знаменитого Луи Блерио.
    В конце двадцатых годов Картвели пригласили в США. Он принял предложение и стал сотрудником фирмы Atlantic Aircraft Corporation. Позже А.М. Картвели познакомился с А.Н. Прокофьевым-Северским и получил новое предложение о смене места работы. В 1931 году он стал главным конструктором Seversky Aircraft Company. Этот пост оставался за ним в течение длительного времени.
    За время своей работы в фирмах «Северски» и «Рипаблик» два авиастроителя-эмигранта создали широкий спектр авиационной техники разных классов и типов. Основной специализацией компаний являлось производство боевых самолетов для фронтовой авиации, и в этой сфере были получены примечательные результаты. Так, истребитель-бомбардировщик Republic P-47 Thunderbolt нередко именуют лучшим самолетом своего класса периода Второй мировой войны.
    [​IMG]
    А.Н. Прокофьев-Северский и А.М. Картвели в кабинах опытного истребителя Seversky P-35.​
    До конца жизни А.Н. Прокофьев-Северский был знаменитостью национального масштаба и считался одним из ведущих американских специалистов в области авиации. Он оставался консультантом Пентагона, а также читал лекции в университетах и участвовал в различных тематических мероприятиях. Его товарищ по фирме и эмиграции А.М. Картвели всю свою жизнь посвятил конструкторской работе. По некоторым причинам, он не стал знаменитостью, как Прокофьев-Северский, но все же внес самый серьезный вклад в развитие американской авиации. Его последнее творение – штурмовик Fairchild Republic A-10 Thunderbolt II – до сих пор состоит на вооружении.
    Технологическая эмиграция
    В большинстве случаев российские авиаконструкторы уезжали за границу или не возвращались домой из поездок из-за неприятия новых властей. Однако имели место и иные случаи, представляющие особый интерес. Так, конструктор Иван Иванович Махонин (1885-1973) не просто выехал во Францию по собственному желанию. Его отправили туда особым распоряжением руководства с целью разработки новых проектов.
    [​IMG]
    И.И. Махонин, 1928 г.​
    Незадолго до начала Первой мировой войны И.И. Махонин окончил Политехнический институт в Санкт-Петербурге. Вскоре после этого он основал собственное конструкторское бюро, основной сферой деятельности которого стало разнообразное авиационное вооружение – от пулеметов до бомб. Такая работа продолжалась до 1919 года, когда появились новые предложения в иных областях. Конструктор заинтересовался железнодорожной тематикой, а также смог заинтересовать своими предложениями новые власти.
    В том же 1919 году по проекту И. Махонина построили несколько локомотивов с маломощными дизельными двигателями. Вскоре появился проект аккумуляторного электрического локомотива. Собственно локомотив дополнялся специальным тендером, в котором находилось несколько сотен аккумуляторов. Источником необходимых запчастей стали старые подлодки. В ходе испытаний новый «электровоз» добрался из Петрограда в Москву за 12 часов с одной промежуточной зарядкой.
    В тот же период конструктор-энтузиаст предложил проект сверхкрупного дирижабля, способного взять на борт до 60 тыс. пудов груза (порядка 960 т). Такой дирижабль можно было бы оснастить многоярусной гондолой с грузовыми и пассажирскими отсеками на 1000 человек. Концепция крупного грузопассажирского дирижабля заинтересовала ответственных лиц, но предложение сразу столкнулось с серьезными затруднениями. У молодого советского государства отсутствовали технологии и материалы, необходимые для строительства такой техники.
    В 1921 году И. Махонин, получив необходимые разрешения и определенную поддержку, выехал из Советской России во Францию. Конструктор-эмигрант сохранил хорошие отношения с властями и коллегами. Благодаря этому, в частности, его работы регулярно появлялись в отечественной профильной прессе.
    Во Франции российский специалист занимался проработкой различных идей и решений, часть которых была доведена до производства. Так, к середине двадцатых годов его компания La Compagnie des Carburants Makhonine начала выпуск т.н. дистиллированного топлива, получаемого из угля. Оно предназначалось для двигателей внутреннего сгорания автомобилей, судов и самолетов. Впрочем, в 1927 году французские власти распорядились закрыть производство из-за негативного влияния на экологию.
    До и после переезда во Францию И.И. Махонин проявлял особый интерес к авиации и регулярно предлагал новые идеи. В первую очередь, прорабатывались нестандартные решения, направленные на повышение основных характеристик техники. Первый серьезный результат такой работы появился в 1929 году. Это был опытный самолет Mak.10 с крылом изменяемой геометрии. Впоследствии этот прототип был доработан и получил название Mak.101.
    [​IMG]
    Опытный самолет Mak.10, консоли крыла выдвинуты на максимальный размах. ​
    Экспериментальный самолет получил особое крыло с подвижными консолями. По команде пилота, они могли выдвигаться из центроплана или втягиваться внутрь, изменяя размах и площадь крыла. Увеличенный размах улучшал взлетно-посадочные характеристики самолета, а сокращенный позволял оптимизировать скоростной полет. Испытания подтвердили такие особенности техники, однако привели к выявлению ряда проблем.
    В 1940 году нацистская Германия оккупировала Францию, и опытный Mak.101 оказался в ее распоряжении. Вскоре машина была утрачена. Согласно одной версии, французский летчик-испытатель, привлеченный немцами к тестовым полетам, сознательно разбил ее. По другой версии, прототип был уничтожен в результате бомбардировки Союзников. Так или иначе, немцы не смогли полноценно изучить интереснейший трофей и, соответственно, заимствовать конструкторские решения.
    В 1947 году И. Махонин построил опытный самолет Mak.123, являвшийся дальнейшим развитием предвоенного образца. Одним из главных его отличий была длинная многоместная кабина, которую также можно было использовать в качестве грузоотсека. Mak.123 был испытан, но не продвинулся дальше. Из-за войны конструктор потерял несколько лет, и за это время поршневые самолеты с прямым крылом успели морально устареть. Mak.123 не имел реальных перспектив.
    Проект Mak.123 стал последней разработкой И.И. Махонина в области авиации. В дальнейшем русский конструктор-эмигрант и его коллеги занимались проблемами создания новых сортов горючего и развития двигателей внутреннего сгорания. Некоторые наработки этих проектов впоследствии нашли применение в тех или иных сферах. Возможно, проекты И.И. Махонина повлияли и на развитие французского авиастроения, но его самолеты так и остались любопытным экспериментом без реального будущего.
    * * *
    События отдаленного прошлого сказались на великом множестве судеб. Многие люди, в том числе специалисты авиационной отрасли, были вынуждены покинуть нашу страну или не смогли вернуться домой из заграничных поездок. Некоторые из них на новом месте смогли продолжить работу по основной специальности и даже достичь определенных успехов. Такие люди, как И.И. Сикорский, А.Н. Прокофьев-Северский или И.И. Махонин смогли реализовать себя в роли конструкторов, но свой вклад они все же внесли в зарубежную авиационную отрасль.
     
    Последние данные очков репутации:
    dok: 329.286.021 Очки 25 окт 2018
    dok нравится это.
  17. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    970.375.824.953
    Stirik, 13 окт 2018
    С переходом Крыма под контроль России, нашей стране достался и уникальный океанариум в Севастополе, который еще с советских времен занимается подготовкой боевых дельфинов. Человечество давно поставило животных на стражу своих военных целей. И сегодня мы расскажем про несколько современных примеров использования братьев наших меньших в нуждах армии.

    Боевые дельфины Крыма
    Есть мнение, что дельфины являются самыми умными после человека существами на планете. И это одни из самых лучших в плане дрессировки животных на Земле. Но не стоит думать, что человек может научить их только делать забавные кульбиты на утеху публике в дельфинарии. В Севастополе уже несколько десятилетий существует школа дельфинов-диверсантов.
    [​IMG]
    Инструкторы учат дельфинов защищать границы. Они умеют раскрывать шпионов-лазутчиков, находить потерянные на дне моря торпеды и обнаруживать мины. Вот только убийц и смертников дрессировщикам не удалось из них сделать – дельфины категорически отказываются выполнять такого рода задания.

    Тюлени-диверсанты на страже США​
    А в Соединенных Штатах Америки схожие функции выполняют не только дельфины, но и тюлени. Американцы считают, что последние куда лучше справляются с возложенными на них боевыми задачами. Основной плюс при этом заключается в том, что ластоногие, в отличие от китообразных, могут передвигаться не только по воде, но и по земле. А значит, для них открыт более широкий коридор возможностей.
    [​IMG]
    Помимо этого, тюленям и морским котикам не страшны угрызения совести. Они легко могут проткнуть человека отравленной иглой и подплыть к вражескому кораблю, неся на себе заряд взрывчатки.
    Главный центр подготовки боевых ластоногих в США находится на военной базе в Сан-Диего.

    HeroRAT – крысы-саперы
    Африка после ухода оттуда европейских колонизаторов превратилась в арену бесконечных войн и гражданских конфликтов. При затяжной войне всех против всех не удивительно, что огромные пространства Черного континента покрыты минными полями. Благо, множество международных организаций занимаются борьбой с данной проблемой. И в этом у них есть совершенно неожиданные помощники – крысы.
    HeroRAT – программа подготовки крыс-саперов. Этих грызунов обучают ходить по минным полям вдоль специально натянутых веревок, чтобы находить там и обезвреживать мины. Часто ценой собственной жизни.
    [​IMG]
    Боевые свиньи
    Свиней в военном деле придумали использовать еще древние греки и римляне – это животное было идеальным оружием против слонов, которые боялись поросят и разбегались в разные стороны, уничтожая не противника, а солдат собственной армии. Но в наше время их используют совершенно в других целях.
    К примеру, в Москве в качестве эксперимента обучили свинью саперному делу. Ведь могут же ее родственники находить в лесу грибы трюфели, так почему бы не использовать их для поиска взрывчатых веществ? Нюх у свиней, хоть и уступает собачьему, но не сильно.
    А светские израильтяне придумали оригинальный способ борьбы с терроризмом. Они научили свиней нападать на исламистов – эти животные считаются нечистыми, и одна только возможность контакта с ними вызывает у мусульман панику.

    Многоцелевые военные собаки
    Но самыми популярными среди военных животных были и будут собаки. Первое описания их использования на войне относится еще ко временам фараонов Древнего Египта. А в наше время псы могут выполнять огромное количество боевых и тыловых задач.
    Собаки на войне не боятся нести на себе заряд для подрыва вражеских танков, обезвреживать мины и бомбы, непосредственно кидаться на противника, а также служить в качестве вьючных животных, санитаров и охранников.

    В качестве бонуса мы расскажем про самые известные случаи использования животных в боевых действиях былых времен – от древности до Второй Мировой войны.

    Боевые слоны Ганнибала
    Основу ударной силы армии легендарного карфагенского военачальника Ганнибала составляли боевые слоны. По эффективности действия их можно сравнить с танками в двадцатом веке – ни один противник не мог справиться с этой тяжелой боевой единицей.
    Но излишняя уверенность в своих слонах сыграла с Ганнибалом злую шутку. Боевые животные, которых успешно можно было применять на песчаных равнинах Северной Африки, в Европе оказались обузой. При переходе через Пиренеи и Альпы значительная их часть погибла, а оставшиеся принесли больше вреда, чем пользы. Под градом римских дротиков и копий они переставали слушаться наездников и убегали, разрушая строй карфагенян и уничтожая множество солдат на своем пути.

    Сожжение Искоростеня Ольгой
    В 945 году киевский князь Игорь погиб в городе Искоростень от рук местных жителей, недовольных тем, что он дважды за короткий промежуток времени приехал к ним за данью. А через некоторое время его жена Ольга жестоко отомстила древлянам за эту смерть.
    Ольга осадила Искоростень, а через несколько месяцев объявила, что уйдет, если каждый двор даст ей по три голубя и воробья. Горожане с радостью согласились на эти условия, за что вскоре расплатились. Княгиня приказала привязать к лапам птиц огненные пакли и отпустить на волю, а те полетели обратно в Искоростень и сожгли дотла деревянный в ту пору город. Во всяком случае, так рассказывает «Повесть временных лет».

    Десант боевых мышей в Японии
    Схожим образом действовали и американские военные во время Второй Мировой войны в противостоянии с японцами. Только они использовали не голубей, а летучих мышей, которые благодаря стараниям людей превратились в живые бомбы.
    Военные использовали тот факт, что некоторые виды летучих мышей впадают в спячку при уменьшении температуры. А потому было решено сбрасывать их с самолетов на японские населенные пункты, прикрепив к ним при этом небольшие взрывчатые устройства (это животное может переносить груз в три-четыре раза больше собственного веса). Оказавшись на земле, летучие мыши просыпались и разлетались прятаться в близлежащие дома, неся туда смерть и разрушения (бомба взрывалась примерно через полчаса).
    Несколько попыток использования летучих мышей подобным образом закончились удачно. Но от проекта было решено отказаться после того, как часть животных вышла из спячки прямо на военной базе, что привело к уничтожению ангаров с техникой.
     
    Последние данные очков репутации:
    mensh: 228.813.310 Очки 24 окт 2018
    dok: 329.286.021 Очки 25 окт 2018
    dok нравится это.
  18. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    970.375.824.953
    Stirik, 14 окт 2018
    В последнее время в СМИ и на различных форумах стали популярны разговоры о том, что российские зенитно-ракетные комплексы вряд ли способны причинить какой бы то ни было вред американским истребителям-невидимкам. В первую очередь в качестве идеального самолета называется F-35. Поэтому, несмотря на поставку сирийской армии российских систем С-300, израильские «невидимки» будут продолжать безнаказанно наносить удары по любым объектам на территории Сирии. Более того, все пусковые установки С-300 будут уничтожены с воздуха в самое ближайшее время.
    Дело дошло до того, что и ЗРС С-400 уже не ставится ни во что. И приводятся «железные» доказательства: коль «Триумф», находясь в Сирии, до сих пор не сбил ни одного самолета и не перехватил ни одной ракеты, то это фикция, симулякр, пустотелый шар, надутый кремлевской пропагандой.
    А все это потому, что русские не способны создать ничего стоящего. Они могут только воровать в США технологии, но при этом копируют их из рук вон плохо.

    На это можно ответить, совершив экскурс в не столь и отдаленную историю. Когда во Вьетнаме «допотопные» русские зенитно-ракетные комплексы вселяли ужас в пилотов американских «идеальных» истребителей до такой степени, что они катапультировались из работоспособных самолетов, лишь увидев пуск зенитной ракеты.
    Налеты американской авиации на Северный Вьетнам начались в феврале 1965 года. Соотношение сил противоборствующих авиаций было таковым, что от мизерного парка северовьетнамских самолетов уже через неделю должны были бы остаться лишь одни воспоминания.
    ВВС ДРВ располагали лишь 60-ю самолетами. В основном это были китайские копии советского околозвукового истребителя МиГ-17, а также несколько фронтовых бомбардировщиков Ил-28.
    Американцы, готовясь к воздушной интервенции, больше года восстанавливали в регионе старые авиационные базы и строили новые. К тому же в Тонкинский залив подогнали два авианосца. В результате США создали мощный авиационный кулак, в который входило около тысячи самолетов различных типов — истребителей, бомбардировщиков, штурмовиков, разведчиков, самолетов радиолокационного дозора, транспортников, заправщиков… Позже появились даже стратегические бомбардировщики В-52. Всего же во вьетнамскую мясорубку с 1965 по 1973 год Штаты бросили почти 5 тыс. самолетов.
    Наиболее массово были представлены истребители-бомбардировщики F-100 и F-105. Самым современным на момент начала воздушной интервенции был F-4 Phantom II, который в равной степени был способен и завоевывать господство в воздухе, и наносить удары по земле, и совершать разведывательные полеты. У него была рекордная сверхзвуковая скорость — 2400 км/ч, и рекордный для ударных самолетов потолок — 19000 м, и значительная дальность — 2400 км.
    Вполне понятно, что на первых порах американские пилоты совершали легкие прогулки в тылы противника, поскольку ничто им в воздухе не угрожало. Происходило это на высоте 4−5 тыс. метров, на эшелоне, до которого была не способна достать вьетнамская зенитная артиллерия. Бомбы сбрасывались на сверхзвуковых скоростях, после чего бомбардировщики спокойно возвращались на свои базы.
    Ситуация резко изменилась 24 июля 1965 года, когда во Вьетнаме впервые были использованы советские ЗРК С-75 «Двина». В этот день, выпустив четыре ракеты, зенитчики сбили три «Фантома». Причем одна из ракет не прошла мимо, а попала в уже пораженный предыдущим выстрелом самолет.

    Американцы были вынуждены сменить свою нагловатую тактику на более осмотрительную, исходя из возможностей комплекса, который «не промахивается». Скорость самолета для «Двины» не имела значения, она была способна поражать цели, летящие на скорости 2300 км/ч. Конечно, у «Фантома» скорость была на 100 км/ч выше. Но это если он летел на большой высоте и налегке, без бомбовой нагрузки. Радиус поражения комплекса составлял 34 км, а диапазон высот поражения целей — от 3 км до 22 км.
    Поэтому в зоне ПВО бомбардировщики начали опускаться ниже трех километров. Но тут их поджидал огонь зенитной артиллерии.
    Но все же на первых порах смена тактики снизила потери американских самолетов, которые до того достигали двухсот сбитых машин в месяц. Результативность вначале была феноменальной — на один сбитый самолет в среднем расходовалось 1,5 ракеты. Затем она начала снижаться.
    Помимо полетов на недоступных для С-75 высотах американцы начали использовать радиопомехи, которые выставлялись самолетами сопровождения. Это был эффективный метод борьбы с зенитными ракетами, поскольку они имели радиокомандный способ наведения на цель. В результате этих мероприятий результативность ЗРК упала до 9−10 ракет, потраченных на один самолет.
    Но снизилась и результативность американской авиации, поскольку до 30−40% полетного времени самолеты начали тратить на охоту на пусковые установки «Двины».
    Инженеры МКБ «Стрела» энергично искали и находили способы нейтрализации противоракетных ухищрений американцев. Нижняя граница поражения была снижена с 3 км до 500 м. В эту «щель» от поверхности земли могли проскользнуть лишь появившиеся в 1967 году новейшие американские бомбардировщики с изменяемой геометрией крыла F-111, которые за счет использования эффективной РЛС и прекрасной автоматики могли совершать полет с огибанием рельефа местности на сверхзвуковых скоростях. Именно поэтому за все время Вьетнамской войны были потеряны лишь два этих самолета.
    Также была существенно повышена помехозащищенность канала управления ракетой, в связи с чем установка американцами помех перестала играть существенную роль в противоракетной защите. Была усовершенствована и тактика применения ЗРК. На КП начали пользоваться ложными «пусками ракет», когда самолет противника подсвечивается радиолучом, а ракета не сходит с пусковой установки. Пилот, обнаружив «атаку», которой в действительности не было, был вынужден совершать маневр по уходу от «ракеты», что ухудшало его позицию в бою. Все эти мероприятия способствовали тому, что на каждый сбитый самолет стали расходовать 4−5 ракет.
    Кстати, использование ЗРК С-75 существенно повысила эффективность вьетнамской зенитной артиллерии, которая пользовалась данными радиолокационных станций комплексов. ЗРК и артиллерия совместно перекрывали весь диапазон по высотам и дальности. При этом вьетнамцам поставлялись из Советского Союза вполне современные скорострельные зенитные автоматы в широком диапазоне калибров от 30 мм до 100 мм.

    Зенитная артиллерия за счет массовости оказалась более результативной, чем комплексы «Двина». На ее долю пришлось почти 60% уничтоженных самолетов. Однако не со всеми типами самолетов могли справляться зенитные пушки. Неуязвимыми для них были стратегические бомбардировщики В-52. Но поистине огромное количество «стратегов» сбила «Двина» — по различным оценкам, от 32 до 54 самолетов. Это громадные потери.
    Несмотря на катастрофические потери и существенное снижение результативности, авиация ВВС, ВМС и КМП США продолжала совершать налеты на северовьетнамские объекты, среди которых зачастую были и гражданские, а также на базы южновьетнамских партизан. Однако это продолжалось не столь уж и долго. Уже к концу 1967-го года воздушные операции были практически свернуты. Этому способствовало появление во Вьетнаме советского истребителя МиГ-21, который установил безусловное господство в небе. «Фантом» не мог с ним сравниться по маневренности, скороподъемности, эксплуатационной перегрузке, ракетному вооружению.
    Об уникальности советского самолета на той войне свидетельствуют его потери и потери его основного конкурента. Всего было потеряно 65 МиГ-21. И это при том, что их пилотировали вьетнамские, а не советские летчики. «Фантомов» было потеряно 895.
    Общие же потери авиационной техники для США были абсолютно катастрофичны. ВВС, ВМС и КМП лишились 3374 самолетов. Северовьетнамская авиация, потерявшая 150 самолетов МиГ-17, МиГ-19 и МиГ-21, уничтожила 9% американских самолетов. На долю ЗРК С-75 приходится 31%, на долю зенитной артиллерии — 60%. Однако изрядный вес в этих 60-и процентах принадлежит комплексам «Двина», которые загнали противника на высоты, доступные зенитным орудиям. Также не стоит сбрасывать со счетов и существенную помощь информацией от РЛС ЗРК, которая оказывалась зенитным расчетам.
    Так что смело можно сказать: советские зенитно-ракетные комплексы совершили перелом в воздушной войне. И статистика тут впечатляющая. В разные годы Советский Союз поставил во Вьетнам 95 комплексов различных модификаций и 7658 ракет к ним. Были израсходованы, а также потеряны в боях или оказались неисправными 6806 ракет. Таким образом, на каждый сбитый с помощью ЗРК самолет (1046) пришлось 6,5 ракеты. Учитывая, что боевых пусков было 3228, то получается 3,1 ракеты на каждый сбитый самолет.
    Угроза быть пораженным ракетой С-75 настолько сильно действовала на психику американских пилотов, что порой это приобретало форму психоза. Известно значительное количество случаев, когда летчики, визуально обнаружив пуск ракеты, покидали исправные самолеты.
    Вот об этом необходимо помнить критикам современных российских зенитно-ракетных систем. Традиции создания эффективных комплексов, способных поставить на место новейшие разработки американских авиационных конструкторов, концерном «Алмаз-Антей» не утрачены.
     
    Последние данные очков репутации:
    mensh: 228.813.310 Очки 24 окт 2018
    dok: 329.286.021 Очки 25 окт 2018
    dok нравится это.
  19. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    970.375.824.953
    Stirik, 24 окт 2018
    А это, господа, старейший на действительной военной службе корабль. Старейший в мире! Когда же и кем был сделан этот корабль? А то в мире то много морских держав. Ну, ладно, по фото уже понятно, что это наш корабль "Коммуна" (на самом деле "Волхов"). Этому кораблю уже 103 года. Да-да, сделан он был при царе-дураке-слабаке в клятой-загнивающей-империи на Путиловском заводе. Это был первый русский военный корабль-катамаран, а также первый спасатель подводных лодок. Все сто три года корабль пашет для России, участвовал и в ПМВ, и в ВОВ, даже в прошлом году в учениях "Кавказ-2016". Вы о нем, что либо знаете? Нет? Ну, конечно, нет - это же наследие клятого загнившего царского режима! Все никак догнить не может.
    Кстати, о гниении:
    Стоит отметить, что при изготовлении корпуса судна применялась особая вязкая ковкая корабельная сталь, секрет изготовления которой ныне утерян. Состояние корпуса "Коммуны", изготовленного из путиловской стали, и по сей день остается почти идеальным - ржавеют и превращаются в труху железные конструкции, установленные на катамаране уже в более позднее время время.
    Это все, что необходимо знать об отсталом царизме и о неумытой россиюшке с сохой, о чем так любят кукарекать идиотики с промытыми мозгами. Великий корабль, переживший и налеты в ВОВ, и разграбление в конца 80-90-х (корабль чуть не погиб тогда, но был спасен усилиями капитана Леонида Александровича Балюкова). К счастью, царский корабль все перенёс с честью. За свою жизнь он выполнил многие десятки спасательных операций, с него погружались подводные аппараты на рекордные глубины. Сейчас он оснащен современной английской подлодкой-роботом. А ведь сто лет назад его отправляла в путь княжна Мария Николаевна, дочь царя, разбив традиционную бутылку шампанского (какая однако у неё легкая рука была! .
    [​IMG]
    И снова задаюсь вопросом- почему мы ничего не знаем о таких уникальных кораблях и таких поразительных достижениях Российской империи? Советские патриоты очень любят хныкать о, якобы, волне "монархической пропаганды". Да она еще и не начиналась, деточки. Увы, РФ как была советским государством, так пока и осталась. Вот, когда вернут настоящее имя "Волхов" этому великому кораблю, когда о нем будет знать каждый школьник , вот тогда можно будет и говорить, что что-то там началось, некая историческая преемственность.
     
    Последние данные очков репутации:
    mensh: 228.813.310 Очки 24 окт 2018
    dok: 348.208.387 Очки 27 окт 2018
    dok нравится это.
  20. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    970.375.824.953
    Stirik, 27 окт 2018
    Сегодня наш рассказ будет не об оружии, а совсем наоборот. О том, что стояло по другую сторону войны.
    В личной истории почти каждого бойца, будь то рядовой или генерал, есть эпизоды, которые реально были на грани смерти, а в рассказах чаще всего подаются в юмористическом ключе. Это эпизоды ранений и последующего лечения. Госпитали и лазареты воспринимаются в воспоминаниях как некий санаторий. Лежи на белых простынях, кушай таблетки, обсуждай проблему легкой или тяжелой руки медсестры, которая каждые 4 часа колет в твою многострадальную очередной укол.
    Сегодняшний материал о санитарных поездах, с помощью которых медики спасли не одну сотню тысяч советских солдат и офицеров.
    [​IMG]
    Поездах, подвиг которых заключался уже в том, что эти составы были на самом краю, на самом передке. И делали своё дело.
    Кстати, для многих читателей, которые специально не интересовались историей санитарных поездов, понимание их работы на фронте пришло из кинематографа. Помните фильм «На всю оставшуюся жизнь…»? Наверное, это звучит странно, учитывая специфику кино, но в целом фильм очень правдиво показывает боевой путь обычного санитарного состава.
    Более того, авторы не стали ничего придумывать. Санитарный поезд, о котором рассказано в фильме, существовал реально. Это военно-санитарный поезд №312, сформированный на Вологодском паровозовагоноремонтном заводе в первые дни войны. В первый свой рейс поезд отправился уже 26 июня 1941 года. В бригаду поезда входило 40 медицинских работников и железнодорожников.
    [​IMG]
    Вклад этого поезда в Победу можно выразить двумя цифрами. За время войны поезд прошел 200 тысяч километров! Фактически расстояние равное пяти кругосветным маршрутам! За это время было эвакуировано из зоны боев и перевезено в тыловые госпитали более 25 000 раненых! Один поезд и два с половиной десятка тысяч спасенных жизней… Вагон-музей этого поезда стоит сегодня на территории Вологодского ремонтного депо.
    Необходимость военно-санитарных поездов понимали все. Именно этим объясняется быстрая реакция органов управления СССР. Уже 24 июня Народный комиссариат путей сообщения (НКПС) дал указание железным дорогам сформировать 288 санитарных поездов. Для этих составов было выделено 6 000 вагонов, определен штат железнодорожников в бригадах и места формирования поездов.
    Понимая, что создать сразу такое количество полностью оборудованных поездов невозможно, да и поезда были нужны разные, нарком путей сообщения разделил поезда на две категории. Постоянные (150 составов), выполняющие рейсы по маршрутам фронт — тыловые госпитали и временные (138 составов), так называемые санитарные летучки. Летучки предназначались для перевозки раненых в ближайший тыл.
    Очень часто на фотографиях того времени мы видим именно летучки. Состав из грузовых вагонов, оборудованных для перевозки легко и тяжелораненых, вагон аптека-перевязочная, кухня, вагон для обслуживающего и медицинского персонала. Кстати, эпизод фильма «Офицеры», когда происходит погрузка раненых практически под огнем противника, — это почти ежедневные будни таких летучек.
    [​IMG]
    Система наркомата путей сообщений была и остается даже сегодня достаточно военизирована. Погоны, которые мы видим на работниках железных дорог, вовсе не дань моде. Это строгая, почти военная, иерархия. Именно поэтому, указание наркома выполнялись в срок. И контроль за их выполнением был жесткий. Страна не могла себе позволить разгильдяйства.
    Для примера расскажем о всего одном эпизоде той войны. Эпизоде, о котором нужно помнить! Вагонный цех Ташкентского паровозовагоноремонтного завода получил боевое задание — подготовить поезда специального назначения. Оборудование для них не поступило. Потребовалось производить его на месте.
    Станки для тяжелораненых изготовила бригада женщин и подростков под руководством опытного мастера Лукьяновского, эвакуированного с Великолукского вагоноремонтного завода. Работали круглосуточно. Люди понимали, что надо справиться с заданием как можно быстрее и лучше.
    В сентябре 1941 года из вагонного цеха ушли на фронт первые три санитарных поезда, в следующие два месяца — еще четыре. В декабре отправили на фронт сразу пять составов с красными крестами. 12 полностью оборудованных поездов за 4 месяца! Разве это не героизм?
    В условиях, когда немецкая авиация господствовала в воздухе, а танковые клинья пробивали нашу оборону в разных местах санитарные поезда стали объектом постоянной охоты летчиков и танкистов немецкой армии. Их не смущало наличие красных крестов и отсутствие защиты поездов. Русские не люди. Значит, уничтожать их нужно без оглядки на всякие договоры и нормы морали.
    Поезда возвращались с фронта не менее «раненые», чем те, кого они привозили в госпитали. На многих станциях были организованы пункты ремонта таких «раненых поездов». Вот как описана работа такого опорного пункта по ремонту на станции Куйбышев в книге «Железнодорожники в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов»:
    «На станции Куйбышев организовали опорный пункт ремонта военно-санитарных поездов. В отдельные дни сюда прибывало по восемь поездов. Все их надо было тщательно осмотреть, проверить и отремонтировать системы отопления, водоснабжения, электроосвещения, вставить выбитые стекла. Больших затрат труда требовал ремонт кузовов, крыш, внутреннего инвентаря.
    Особые хлопоты на первых порах доставляла полуда пищевых котлов кухонь. Старший мастер А. С. Гаврилов отыскал среди эвакуированных жестянщиков и лудильщиков. Сразу стало легче. Не хватало пиломатериалов. Тоже нашли выход — стали вылавливать в Волге сплавной лес и доставлять его автомашиной на пилораму.
    В один из дней позвонил военный комендант станции С. А. Новинский: «К следующему утру надо отремонтировать и отправить на фронт 8 военно-санитарных поездов». А на подходе еще пять — в Куйбышев и три транзитных. Все требовали ремонта. Имеющейся рабочей силой не обойтись, люди и так трудятся по две смены подряд. Кого можно привлечь?
    Мобилизовали всех инженерно-технических работников. Старший мастер Куйбышевского вагонного депо А. Н. Куванин вспомнил о своем кузнечном опыте, пошел помогать рабочим. Среди железнодорожников и политрук одного из поездов — Серых. Ремонт окончили в срок, и поезда пошли по назначению«.
    И ещё один документ, который просто невозможно не процитировать. Для памяти…
    Выдержка из приказа начальника военно-санитарного управления Северо-Западного фронта от 14 марта 1942 года:
    «По инициативе женщин-железнодорожниц, активисток станции и города Бологое, и женщин-военнослужащих к Международному женскому дню в подарок Северо-Западному фронту сформирована военно-санитарная летучка № 707.
    В результате любовного отношения к делу со стороны женщин, участвовавших в формировании военно-санитарной летучки, она оснащена с учетом предоставления эвакуируемым максимально возможных удобств. Забота о раненых бойцах, защитниках советской Родины, руководила трудящимися женщинами, подарившими нашему фронту этот поезд.
    За ценную помощь военно-санитарной службе фронта, за проявленную заботу о раненых бойцах и командирах объявить благодарность А. А. Зыбиной — смазчику третьего вагонного участка, П. Б. Вихровой — инструктору по женской работе, А. Н. Осиповой — рабочей станции Бологое, М. А. Бубновой — домохозяйке…»​
    После краткого экскурса в историю появления военно-санитарных поездов в СССР периода Великой Отечественной войны перейдем к герою нашего повествования. Итак, постоянный санитарный поезд РККА. Два вагона именно такого состава представлены в музее Верхней Пышмы. Да, это не состав в полном объеме, но достаточно показательный экспонат именно с медицинской точки зрения. Поезда состояли именно из таких вагонов. Вагоны для легко и тяжело раненых бойцов.
    В отличие от санитарных летучек, где главной задачей было оказание первой медицинской помощи и скорейшая эвакуация в тыл, постоянные санитарные поезда были госпиталями на колесах. Проще говоря, в этих поездах уже во время транспортировки проводилось лечение раненых и больных.
    [​IMG]
    Именно поэтому, если сравнивать эваковозможности поезда и летучки, то сравнение будет далеко не в пользу поезда. В среднем одна летучка могла за один рейс забрать до 900 раненых! Точно такой же поезд постоянного состава мог максимально вместить «всего» около 500 человек.
    Другой немаловажный вопрос – сколько в процентном отношении добралось бы до госпиталей.
    Что же из себя представлял военно-санитарный поезд? Начать тут следует с ещё одной цитаты. Цитаты из воспоминаний непосредственной участницы событий, совершившей рейс на легендарном, уже упоминавшемся нами, поезде №312.
    О том, какими были военно-санитарные поезда, писала Вера Панова, автор книги «Спутники»:
    «На дальних запасных путях, возле какого-то длинного зa6opa, стоял красавец поезд: свежевыкрашенные темно-зеленые вагоны, алые кресты на белом поле; на окнах — ослепительной чистоты полотняные занавески ручной вышивки. Невдомек было мне, когда я с крохотным моим чемоданчиком входила в штабной вагон, какую роль в моей судьбе сыграет этот поезд, вернее — люди, к которым я иду. Эти люди жили на колесах уже почти три с половиной года: с первых дней войны собрались они в этом поезде и с честью, непорочно несли свою благородную службу».
    Итак, поезд включал в себя локомотив в составе одного или двух паровозов. Количество паровозов могло меняться в зависимости от возможностей железной дороги и дальности рейса поезда. Далее следовали пассажирские вагоны для перевозки раненых. Раненые размещались по степени опасности ранения. Тяжелораненые размещались в специальных вагонах, близко расположенных к операционным и другим специальным вагонам.
    Специализированные вагоны для лечения и проведения хирургических операций находились в середине состава. Причем, медицинские места в таких вагонах были оборудованы таким образом, что могли легко трансформироваться. Так, операционные столы кроме основной функции, были ещё и местами для перевязки раненых, для помывки лежачих раненых и т.п.
    Давайте в вагон. Сколько здесь человеко-часов труда, сказать сложно, но вагон полностью восстановлен по фотографиям тех лет.
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    Аптека. В привычном для того времени формате. Готовых форм было мало, в основном дозировку готовили на месте в виде порошка или инъекции.
    [​IMG]
    Ну и сам вагон. Отличить где легко раненые можно вполне спокойно. Лежачие и тяжелораненые бойцы располагались вот на таких койках в три яруса.
    [​IMG]
    Кстати, легким движением… Ну не совсем так, но вполне нормально перевязочную можно было трансформировать в:
    — столовую для встающих;
    — красный уголок;
    — баню для лежачих больных.
    Электрическое освещение. Но при желании или необходимости можно было и по старинке, свечами. Без опасности что-то поджечь.

    Кроме специализированных медицинских вагонов, в составе поездов были вспомогательные вагоны: вагон для личного состава поезда, вагон-кухня, вагон-аптека, вагон-морг… Наличие этих вагонов варьировалось. К примеру, вагон-морг часто отсутствовал по причине того, что, согласно специальному приказу начальника медицинской службы РККА, умерших военнослужащих снимали с поезда на ближайшей станции и передавали местному госпиталю для захоронения.
    Парадокс, но в санитарных поездах царил такой же порядок, как и в стационарных госпиталях. То, о чем написала Вера Панова, совсем не исключение. Это правило! Правило, невыполнение которого наказывалось по всей строгости условий военного времени. Как это удавалось в условиях постоянного или почти постоянного, учитывая время на ремонт после фронтовых приключений, движения, нам непонятно.
    При этом, по воспоминаниям самих участников событий, в таких поездах можно было встретить совершенно невообразимые для железной дороги изобретения. Так, на крышах вагонов часто можно было видеть… огород! Самый настоящий огород, ящики, в которых выращивали зелень для раненых. А из-под вагонов слышалось кудахтанье и хрюканье. Там обитали куры-несушки и поросята! Опять же, для разнообразия питания раненых. Кстати, авторство этих изобретений приписывают все тому же 312 поезду…
    Есть ещё момент, о котором бы хотелось рассказать. Выше мы упомянули о бесчеловечности немецких летчиков и танкистов. Но были и другие. С самого начала войны против советских санитарных поездов развернулась активная диверсионная деятельность. Причем «работали» по поездам не только немцы, но и т.н. вредители из числа советских граждан.
    «На моих глазах немцы разбомбили санитарный поезд, — рассказывает ветеран Великой Отечественной войны Екатерина Коваленко. — Когда все эвакуировались из Днепропетровска, я была в составе санитарного поезда. На станции Нижнеднепровск-Узел стояли, ждали, что дадут «зеленый» свет. А нам надо было всего чуть-чуть проехать — под Новомосковском, в Орловщине, был наш эвакогоспиталь. Но диспетчер на станции оказался вредителем: он не только не выпустил наш эшелон, который стоял на путях между двумя топливными составами, но еще и подал знак немецкой авиации, кого надо бомбить».

    Санитар Левицкий Леонид Семенович рассказывал о том, как работали в нашем тылу диверсанты:
    «Во время погрузки раненых, в воздухе появились два истребителя — один наш, а другой немецкий. Немецкий самолет сбил нашего пилота как раз над Васильковским аэродромом, и через некоторое время к нам был доставлен этот раненый летчик. Когда немецкий «мессер» повернул назад, из ракетницы, с земли, ему был подан сигнал зеленой ракетой. Поблизости от нас стоял местный житель, который сказал: «Не ночуйте в вагонах детки, так как этот поданный ему сигнал известия, что здесь находятся военные составы — они вас будут бомбить».
    На следующий день, в 7 часов утра военно-санитарный поезд № 1078 атаковали сразу 18 немецких бомбардировщиков.
    Формат статьи не позволяет рассказать о множестве подвигов, которые совершили железнодорожники и медики ВСП. Да и надо ли? Достаточно того, что живы рассказы о передвижных госпиталях. Живы те, кто должен был погибнуть ещё тогда, в войну. Живы их дети и внуки. Это ли не памятник советским военно-санитарным поездам? Памятник, почти в каждом из нас.
    Очень интересно пройти по этим вагонам. Они не кажутся большими снаружи, но удивляет, сколько туда смогли впихнуть строители. И насколько все рационально.
    Трогательно поскрипывающие полы, запах дерева, все можно потрогать, ко всему можно прикоснуться. Красиво. Но с другой стороны понимаешь, что в «боевом» состоянии эти вагоны выглядели совершенно не так. И из динамиков не Русланова пела, а их, скорее всего, и слышно-то не было за стонами и криками раненых.
    Мы считаем два этих вагона ценнейшими экспонатами музея УГМК в Верхней Пышме. Те, кто их восстанавливал, вложили столько любви к нашей истории, что это не может не затронуть душу нормального человека. Большое спасибо этим людям!
     
    Последние данные очков репутации:
    dok: 348.208.387 Очки 27 окт 2018
    dok нравится это.
  21. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    970.375.824.953
    Stirik, 9 ноя 2018
    Ровно 100 лет назад, 9 ноября 1918 года, пошел в бой первый польский танк. В те времена, когда на западе Европы еще гремели последние залпы мировой войны, на востоке уже начались разборки между наследниками только что распавшейся Австро-Венгерской империи. 2 ноября вспыхнули ожесточенные бои поляков с украинцами за Львов, а через неделю польские ополченцы выложили на стол свою козырную карту - самодельный танк "Кресовец" (Kresowiez - "пограничник"), сделанный в мастерских городского железнодорожного депо.
    Этот трехколесный монстр был сооружен по проекту инженеров Вильгельма Люцке-Бирки и Витольда Аулиха. К сожалению, никакой документации по его постройке не сохранилось. Предположительно, его сделали на базе мотоплуга "Прага" К5 с четырехцилиндровым бензиновым мотором мощностью 32 л.с., либо - аналогичного "Прага Эксельсиора" с 40-сильным двигателем. Такие плуги выпускали в Чехии с 1913 года и до начала мировой войны успели сделать несколько десятков штук, после чего их производитель - завод "Эрсте Бохемише Машиненфабрик" перешел на выпуск военной продукции.
    Один из плугов купил какой-то прогрессивный польский помещик, чье имение находилось неподалеку от Львова. Неизвестно, каким образом ему удалось сохранить машину в течение всех военных лет, несмотря на ожесточенные бои русских с австрийцами, шедшие в окрестностях города. А в 1918 году он, проникшись патриотическими чувствами, подарил ее польским повстанцам. Мотоплуг доставили в депо, находившееся под контролем поляков, и там смонтировали на нем бронекорпус, склепаннный из листов котельного железа толщиной 10 мм.
    В амбразуре лобового листа и в двух боковых спонсонах установили три немецких станковых пулемета LMG-08 "Шпандау", обеспечивших "танку" круговой обстрел, а на крыше смонтировали обзорную командирскую броневую башенку. Экипаж состоял из пяти человек: командира, механика-водителя и трех пулеметчиков.
    Украинцы благодаря своей агентуре заранее узнали о постройке поляками этого "уберваффе" и подготовились к его появлению, перекопав траншеями львовские улицы, по которым проходила линия противостояния. Из-за колесной схемы мотоплуга, предназначавшегося для движения по пашне, даже полуметровая канава являлась для него непреодолимым препятствием. Поэтому "Пограничник" существенной роли в боях не сыграл и использовался только как подвижная пулеметная точка для огневой поддержки наступающей пехоты.
    Тем не менее, к 22-му ноября поляки захватили Львов, выбив из него украинских боевиков. А о дальнейшей судьбе первенца польского танкостроения ничего не известно. На заставке - "Кресовец", его создатели и члены экипажа.
    [​IMG]
    Мотоплуг "Прага" К5 - возможное шасси первого польского танка.
    [​IMG]
    Еще одна возможная кандидатура - мотоплуг "Эксельсиор".​
     
    Последние данные очков репутации:
    PROJEKTOR: 159.204.947 Очки (Это что , печка буржуйка ?) 10 ноя 2018
    dok: 1.495.300.590 Очки 25 дек 2018
    dok нравится это.
Загрузка...