1. Всем пользователям необходимо проверить работоспособность своего электронного почтового адреса. Для этого на, указанный в вашем профиле электронный адрес, в период с 14 по 18 июня, отправлено письмо. Вам необходимо проверить свою почту, возможно папку "спам". Если там есть письмо от нас, то можете не беспокоиться, в противном случае необходимо либо изменить адрес электронной почты в настройках профиля , либо если у вас электронная почта от компании "Интерсвязь" (@is74.ru) вы им долго не пользовались и хотите им пользоваться, позвоните в СТП по телефону 247-9-555 для активации вашего адреса электронной почты.
    Скрыть объявление

Неизвестная история вооружения

Тема в разделе "Военное дело", создана пользователем Stirik, 26 янв 2017.

  1. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    10.901.538.788
    Stirik, 26 янв 2017
    Предлагаю публиковать неизвестные или малоизвестные страницы истории вооружения

    Как человек использовал колесницы, стремена, животных, железные дороги и другие безобидные с виду вещи для совершенствования техник убийства
    Во все эпохи война была сложным и затратным предприятием. Исход и особенности противостояния организованных групп вооруженных людей для решения вопроса власти, территории и ресурсов всегда зависел от того, какими средствами и умениями они обладали. Поэтому развитие технологий, а также уровня общественной организации и знаний об окружающем мире всегда шло бок о бок с войной и непосредственно влияло на ее облик.

    Изобретение колесницы

    колесница.jpg

    Со времен начала выплавки бронзы изготовление прочной повозки из дерева и металла, которой было бы легко управлять в бою, было серьезным техническим достижением своего времени и требовало большого объема металла. К тому же содержание этой боевой единицы с лошадью и экипажем из двух человек обходилось дорого. Именно поэтому война в бронзовом веке оказывалась роскошью, которую могли позволить себе только процветающие центры цивилизаций, подобные Египту.
    Колесницы сыграли важную роль в возникновении и падении ранних государственных объединений на Ближнем Востоке: противопоставить что‑то быстро движущимся укрепленным повозкам, с которых на врагов сыпался поток стрел, в те времена было сложно.Правда, в «Илиаде», ставшей подробным описанием войны эпохи бронзы, герои используют колесницы, но еще не в бою, а лишь для того, чтобы быстро прибыть к полю боя или вернуться в лагерь. Как ни странно, но это еще один показатель значения колесницы. Даже там, где по каким-то причинам колесницы не используют в полную силу, она выступает как общепризнанный атрибут власти и престижа. На колеснице отправляются в бой цари и герои.

    Изготовление доспехов

    В той же «Илиаде» «шлемоблещущие» герои, убранные в доспехи и вооруженные тяжелыми копьями с медными наконечниками, — правители отдельных земель. Доспехи — вещь настолько редкая, что изготовление некоторых из них приписывалось богам, а после убийства противника победитель прежде всего старался завладеть доспехами, редким и уникальным изделием. Гектор, предводительствующий войском троянцев, после убийства Патрокла, одетого в доспехи Ахилла, оставляет войско в разгар битвы и возвращается в Трою, чтобы облачиться в уникальные латы. Фактически правители Микенской цивилизации, на эпоху которой приходятся события, описываемые Гомером, во многом обеспечивали власть над своими землями именно владением редким и дорогим, но чрезвычайно эффективным для своего времени оружием и доспехами.

    Постепенное распространение технологии обработки рудного железа по территории Передней Азии и Южной Европы начиная примерно с XIII века до н. э. привело к тому, что конкуренцию бронзе теперь мог составить относительно более дешевый и гораздо более распространенный металл. Вооружить металлическим оружием и доспехами стало возможно гораздо большее число воинов. Удешевление войны вкупе с применением металлических орудий привело к значительным изменениям в «геополитике» Древнего мира: на арену вышли новые племена, сокрушившие железным оружием аристократические государства владельцев колесниц и бронзовых доспехов. Так погибли многие государства на Ближнем Востоке, такая судьба постигла Ахейскую Грецию, которая была завоевана племенами дорийцев. Так происходит возвышение Израильского царства, одновременно наиболее могущественным образованием на Ближнем Востоке в ранний железный век становится Ассирийская держава.

    всадник.jpg

    До изобретения упряжи и седла езда на лошади или иных копытных верхом была делом, требующим постоянного контроля за устойчивостью, и всадник был практически бесполезен для боя. С освоением искусства управления лошадью при помощи упряжных приспособлений кавалерия появляется как род войск в Ассирии в X веке до н. э. и позже получает довольно быстрое распространение. Главным, кто выиграл от освоения нового искусства езды верхом, оказались азиатские кочевники, прежде разводившие лошадей для еды. С освоением верховой езды, позволявшей использовать оружие, и в частности стрелять из лука, в их распоряжении оказался новый источник боевой мощи, к тому же позволявший преодолевать большие расстояния с недоступной прежде скоростью. Примерно c VIII века нашей эры постепенно вырабатывается механизм противостояния кочевой «степи» с оседлыми земледельческими племенами — сменявшие друг друга кочевники получили возможность совершать набеги, собирать дань или поступать на службу к более развитым и богатым земледельческим сообществам, имея в своем распоряжении ресурс конного войска. Механизм сохранился практически неизменным на протяжении многих столетий — вплоть до распада империи Чингисхана.

    Когда доспехами и тяжелым оружием стало возможно обеспечить большое количество боеспособных мужчин, появилась особенная потребность в организации и управлении подобными вооруженными массами. Именно в это время появляются особые типы боевого построения вроде греческойфаланги . Впервые этот тип строя, представлявший собой плотные шеренги тяжеловооруженных воинов, выстраиваемых в несколько рядов, появляется в VII веке до н. э. в Спарте. Поддержание подобного боевого порядка само по себе становилось залогом победы против войска, не имеющего подобной организации. Многие воинские метафоры вроде «чувства локтя», как считается, имеют своим истоком именно построение фалангой (где боец действительно чувствовал локти соседей по шеренге). Победой римские легионы также были обязаны сложной системе построений, позволяющей совершать маневры и перестраивать порядки во время боя, и твердой выучке бойцов, осознающих необходимость поддержания строя.

    Вставая в стременах, лучник становился гораздо более устойчивым и мог точнее целиться. Еще большие изменения стремя привнесло в технику кавалерийского боя, требовавшего соприкосновения с противником. Стремя превращало всадника и лошадь в единый механизм и позволяло передавать общую массу кавалериста и его коня противнику вместе с ударом копья или меча, что сделало кавалерию живыми боевыми машинами своего времени. В Западной Европе в Средние века развили это преимущество, утяжеляя всадника и его вооружение, что привело к появлению тяжелой рыцарской кавалерии. Закованный в доспехи всадник, сидящий в стременах и атакующий тяжелым копьем на полном скаку, концентрировал на острие своего копья в момент атаки невиданную мощь. Это привело к новой аристократизации войны, поскольку носителем такого эффективного и дорогого оружия оказывалась узкая прослойка феодалов, что и определило облик войны в Средневековье.

    Считается, что порох был изобретен в Китае и с XII века начал применяться в боевых действиях, однако там он использовался для метания гигантских стрел. Как, собственно, поначалу и в Европе. Но с XIV века с помощью пороха медные пушки уже стали метать каменные ядра. На каждое из таких орудий уходили тонны металла, и фактически их изготовление могли позволить себе лишь монархи. Позже, с изобретением чугунных ядер, необходимость в громадных пушках, извергавших каменные ядра, отпала, так как металлическое ядро обладало более серьезным разрушающим эффектом при меньшем диаметре. С изобретением колесного лафета , позволяющего перевозить пушки на необходимое расстояние, артиллерия превратилась в практически неодолимую силу, в считаные часы уничтожающую любые каменные укрепления . В каком-то смысле она стала «последним доводом королей» . Обладание осадными пушками в большинстве случаев действительно было привилегией централизованных монархий, способных оплатить их изготовление и содержание. Если же у противника артиллерии не было, судьба противостояния была практически предрешена.

    Переносное огнестрельное оружие, которое могла применять пехота, также изменило представления о боевых возможностях пехотинцев и характер ведения боя. Впрочем, оружие того времени было еще довольно тяжелым и требовало времени для заряжания и применения. Для его эффективного использования в бою требовалась разработка особых методов взаимодействия с другими подразделениями. Одним из успешных экспериментов оказалось построение испанских терций — каре пикинеров, прикрывавшее расположенных в центре мушкетеров. Данная тактика превратила испанскую пехоту в одну из самых грозных сил на европейском поле боя почти на весь XVI век.

    Новым толчком к прогрессу стало распространение винтовки с нарезным стволом . Их массовое применение высадившимися в Крыму в 1854 году французскими и английскими войсками против русской армии, в основном вооруженной мушкетами старого образца, обеспечила войскам антироссийской коалиции победу в открытых столкновениях и вынудила русских запереться в Севастополе. Вообще Крымская война, где небольшое отставание русских вооруженных сил во внедрении лишь только начинавших массово применяться изобретений — таких как паровой флот или нарезные винтовки — стало критическим фактором, фактически подстегнула гонку вооружений.
     
    Последнее редактирование: 30 мар 2017
    #1
    dok нравится это.
  2. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    10.901.538.788
    Stirik, 31 май 2018
    Кто изобрел автомобиль?
    История автомобиля — это фактически история его двигателя. Основные черты самой конструкции четырехколесной повозки сформировались еще до нашей эры, однако заставить ее двигаться без внешней силы стало возможным лишь в Новое время, когда появились первые двигатели — сперва паровые, затем основанные на сжигании топлива. Четырехтактный двигатель внутреннего сгорания позволил заменить физическую силу лошадей условными лошадиными силами, в которых выражалась мощность моторов новых транспортных средств.

    На всех парах
    1672 год — именно тогда была построена первая самодвижущаяся повозка: иезуит Фердинанд Вербист создал ее для того, чтобы развлечь китайского императора, в гости к которому пожаловала его миссия. Фактически это была игрушка: размеры повозки не позволяли прокатиться на ней даже ребенку, однако паровой двигатель, которым она была оснащена, позволял ей катиться по прямой. Был тот двигатель и вовсе беспоршневым: вода, кипящая в котле, превращалась в струю пара, вертевшую специальный круг, который передавал импульс на колеса.
    Однако до изобретения настоящей паровой машины такого рода «автомобили» на паровой тяге могли оставаться лишь забавными игрушками. Даже мускульная тяга была более перспективным направлением — так, в 1752 году русский крепостной крестьянин Леонтий Шамшуренков создал четырехколесную самобеглую коляску, которая приводилась в движение силой сидевших на ней кучеров и могла развивать скорость до 15 км/ч.
    А в 1791 году Иван Кулибин построил трехколесную «самокатку», в которой была задействована большая часть приспособлений, без которых невозможно представить современный автомобиль: коробка скоростей, тормоз, маховое колесо, подшипники качения.

    Постройка настоящих паровых автомобилей стала возможна лишь с появлением полноценного парового двигателя. В 1770 году такой автомобиль был создан французом Николя-Жозефом Куньо, но оказался неуклюжим и не нашел дальнейшего применения на родине. Более совершенная вариация на ту же тему появилась в Великобритании, где шотландец Уильям Мёрдок построил действующую модель кареты с паровым двигателем. А с подачи английского изобретателя Ричарда Тревитика такие повозки впервые вышли на улицы городов: спроектированный инженером «Пыхтящий дьявол» катал шестерых пассажиров в канун Рождества 1801 года.
    [​IMG]
    Паровая телега Николя-Жозефа Куньо​
    За полвека с лишним подобные машины обросли массой усовершенствований, которые ассоциируются с современным автомобилем: руль, ручной тормоз, многоступенчатая трансмиссия. В 30-е годы XIX века паровые автобусы и фаэтоны забегали по улицам Лондона и других крупных городов Великобритании. Обыватели уже не воспринимали их как забавные аттракционы — более того, чем дальше, тем больше эти самодвижущиеся повозки их пугали: скорость этих повозок была высока, а их маневренность — до ужаса низка, и инциденты с их участием происходили чаще, чем когда прохожий попадал под лошадь.
    Закончилось тем, что в 1865 году в Великобритании был принят «Акт о локомотивах», который предписывал, чтобы перед каждой паровой машиной, следующей по общим дорогам, бежал человек, размахивающий красным флагом и дующий в сигнальную дудку. Требование было практически невыполнимо, и паровой дорожный транспорт сошел со сцены истории, не успев на ней толком утвердиться, — в отличие от паровозов, которые внесли решающий вклад в индустриальную революцию XIX столетия.

    Впрочем, отдельные могучие попытки внедрения паровых автомобилей предпринимались и позже: так, построенный в 1873 году французом Амедеем-Эрнестом Боле 12-местный экипаж стал лучшим в истории паровым междугородным автобусом: он развивал скорость до 40 км/ч, регулярно курсируя между Парижем и Ле Маном. Два паровых двигателя по отдельности двигали двумя ведущими колесами. И все же этот мощный экипаж приехал прямиком в тупик — примерно в те же годы в Германии сразу несколько инженеров экспериментировали с бензиновыми двигателями, которые в скором времени не оставят пару никаких шансов.

    Сколько у вас такта!
    Путь к двигателю внутреннего сгорания, совершившему технологическую революцию, был непрост: то, что многие вещества, сгорая, могут образовывать газы, совершающие механическую работу, было ясно еще в начале XIX века, но как устроить двигатель, который мог бы стабильно работать, и какое именно вещество в нем использовать, изобретатели еще не знали. Любопытно, что самые первые из построенных двигателей внутреннего сгорания были экологически чистыми — таков был работавший на водородно-кислородной смеси двигатель, построенный швейцарским инженером Франсуа де Ривасом в 1806 году, и водородный двигатель англичанина Сэмюеля Брауна, разработанный в 1826 году.
    Прискорбно, что развитие технологий не пошло по этому пути, но приходится признать, что водородные двигатели, которые изобретатели строили на всем протяжении XIX века, не могли в то время быть экономичными — слишком дорог был сам процесс добывания водорода, не было дешевых и надежных технологий его сжатия, хранения и т.п.
    [​IMG]
    Франсуа де Ривас в 1808 году изобрел первый двигатель внутреннего сгорания и заодно прикрепил к нему небольшую коляску.​
    Первый бензиновый двигатель был создан в 1870 году в Вене: изобретатель Зигфрид Маркус автомобиль, правда, не построил — его двигатель размещался на простой тележке, даже без руля, и все же именно он вошел в историю как первое транспортное средство, работавшее на бензине. У Маркуса есть еще заслуги перед автомобилестроением — так, он запатентовал систему зажигания типа магнето.
    Во второй своей машине, построенной в 1888 году, он применил не только эту систему зажигания, но и довольно передовой для своего времени карбюратор с вращающимися щетками. Четырехтактный двигатель внутреннего сгорания, без которого мы не представляем себе подлинный автомобиль, первым построил немецкий инженер Николаус Отто. Еще в 1863 году Отто построил двухтактный атмосферный двигатель внутреннего сгорания, который имел вертикальное расположение цилиндра и обладал КПД примерно 15%. Двигатель запускался с помощью горящего фитиля.
    А в 1876 году инженер создал хорошо знакомый каждому автомеханику четырехтактный двигатель. В нем был реализован цикл чередования фаз расширения и сжатия паров сжигаемого газа, который Отто вычислил буквально «на глазок», задолго до того, как были построены функции, описывающие этот термодинамический цикл.

    Этот двигатель противоречил принятому в прикладной физике того времени представлению о том, что двигатель должен совершать полезную работу в каждой фазе цикла (как это делал, например, паровой двигатель). Однако именно четырехтактный мотор Отто стал первым двигателем внутреннего сгорания, который обеспечивал стабильную работу. И хотя сам Отто к автомобилестроению не имел ни малейшего отношения, его изобретение сыграло ключевую роль именно в этой отрасли.

    Первая блондинка за рулем
    Проектирование бензиновых двигателей в это время было настоящей модой среди инженеров — становилось ясно, что у этого технического средства огромные перспективы. В 1878 году свой двухтактный бензиновый двигатель запатентовал немецкий изобретатель Карл Бенц, потративший на разработку более шести лет. Размышляя над постройкой оснащенного этим двигателем автомобиля, в несколько последующих лет он разработал систему зажигания с питанием от электрической батареи, свечи зажигания, акселератор, карбюратор, водяную систему охлаждения двигателя, сцепление и коробку передач.
    Наконец, Бенцу удалось построить автомобиль — хотя современный водитель едва ли признал бы в нем таковой: творение Бенца под названием Motorwagen было трехколесным экипажем на велосипедных колесах. Поворот осуществлялся при помощи рулевого механизма, связанного с передним колесом. Под сиденьем размещался четырехтактный бензиновый двигатель в одну лошадиную силу, крутящий момент от которого передавался на ось с помощью велосипедной цепи.
    [​IMG]
    Карл Бенц на своем автомобиле​
     
    dok нравится это.
  3. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    10.901.538.788
    Stirik, 2 июн 2018
    Помеховое воздействие на системы наведения управляемого вооружения впервые появилось в оснащении танков в 80-е годы и получили наименование комплекса оптико-электронного противодействия (КОЭП). В авангарде стояли израильская ARPAM, советская «Штора» и польская (!) «Bobravka». Техника первого поколения регистрировала одиночный лазерный импульс как признак дальнометрирования, а вот серию импульсов воспринимала уже как работу целеуказателя для наведения полуактивной головки самонаведения атакующей ракеты.
    В качестве сенсоров применяли кремниевые фотодиоды со спектральным диапазоном 0,6-1,1 мкм, причем селекция была настроена на выделение импульсов короче 200 мкс. Подобная аппаратура был относительно проста и дешева, поэтому получила широкое применение в мировой танковой технике. Наиболее совершенные образцы, RL1 от компании TRT и R111 от Marconi, имели дополнительный ночной канал регистрации непрерывного инфракрасного излучения вражеских активных приборов ночного видения. От такого хайтека со временем отказались – было много ложных срабатываний, а также сказалось появление пассивного ночного видения и тепловизоров. Пытались инженеры сделать всеракурсные системы обнаружения лазерной подсветки – фирма Fotona предложила единый прибор LIRD с приемным сектором в 360 по азимуту.
    [​IMG]
    Прибор LIRD-4 фирмы FOTONA.​
    Аналогичную технику разработали в конторах Marconi и Goodrich Corporation под наименованиями, соответственно, Type 453 и AN/VVR-3. Эта схема не прижилась по причине неизбежного попадания выступающих частей танка в приемный сектор аппаратуры, что приводили либо к появлению «слепых» зон, либо к переотражению луча и искажению сигнала. Поэтому сенсоры просто разместили по периметру бронетехники, тем самым обеспечив круговой обзор. Такую схему воплотили в серии английская HELIO с комплектом сенсорных головок LWD-2, израильтяне с LWS-2 в системе ARPAM, советские инженеры с ТШУ-1-11 и ТШУ-1-1 в знаменитой «Шторе» и шведы из Saab Electronic Defence Systems c сенсорами LWS300 в активной защите LEDS-100.
    [​IMG]
    Комплект аппаратуры LWS-300 комплекса LEDS-100.​
    Общими чертами обозначенной техники является приемный сектор каждой из головок в диапазоне от 45до 90 по азимуту и 3…60 по углу места. Такая конфигурация обзора объясняется тактическими приемами использования противотанкового управляемого оружия. Удар можно ожидать либо с наземных объектов, либо с летающей техники, которая с опаской относится к прикрывающей танки ПВО. Поэтому ударные самолеты и вертолеты обычно подсвечивают танки с малых высот в секторе 0…20 по углу места с последующим запуском ракеты.
    Конструкторы учли возможные колебания корпуса бронированной машины и сектор обзора сенсоров по углу места стал несколько больше угла воздушной атаки. Почему не поставить сенсор с большим углом обзора? Дело в том, что сверху по танку работают лазеры неконтактных взрывателей артиллерийских снарядов и мин, которым, по большому счету, помехи ставить поздно и бесполезно. Проблему также составляет Солнце, излучение которого способно засветить приемное устройство со всеми вытекающими последствиями. Современные дальномеры и целеуказатели, в большинстве своем, использую лазеры длиной волны 1,06 и 1,54 мкм – именно под такие параметры и заточена чувствительность приемных головок систем регистрации.
    Следующим шагом развития аппаратуры стало расширение его функционала до способности определить не только сам факт облучения, но и направление на источник лазерного излучения. Системы первого поколения могли лишь приблизительно указать на вражеский подсвет – все из-за ограниченного количества сенсоров с широким сектором обзора по азимуту. Для более точного позиционирования противника пришлось бы обвешивать танк несколькими десятками фотоприемных устройств. Поэтому на сцену вышли матричные сенсоры, как например, фотодиод ФД-246 прибора ТШУ-1-11 системы «Штора-1». Фоточувствительное поле данного фотоприемника разделено на 12 секторов в форме полос, на которые проецируется лазерное излучение, прошедшее через цилиндрическую линзу. Если упрощенно, то сектор фотоприемника, зафиксировавший наиболее интенсивную подсветку лазером, будет определять направление на источника излучения.
    Чуть позже появился германиевый лазерный сенсор ФД-246АМ, предназначенный для определения лазера со спектральным диапазоном 1,6 мкм. Такая техника позволяет добиться достаточно высокого разрешения в 2…30 в пределах просматриваемого приемной головкой сектора до 90. Существует и другой способ определения направления на источник лазера. Для этого производится совместная обработка сигналов с нескольких сенсоров, входные зрачки которых расположены под углом. Угловая координата находится из соотношения сигналов этих приемников лазерного излучения.

    Требования к разрешающей способности аппаратуры регистрации лазерного излучения зависят от назначения комплексов. Если необходимо точно навести силовой лазерный излучатель для создания помех (китайский JD-3 на танке «Объект 99» и американский комплекс Stingray), то разрешение требуется порядка одной-двух угловых минут. Менее строго к разрешению (до 3…4) подходят в системах, когда необходимо развернуть орудие на направление лазерного подсвета – это реализовано в КОЭП «Штора», «Varta», LEDS-100. И уже совсем низкое разрешение допустимо для постановки дымовых завес перед сектором предполагаемого пуска ракеты – до 20 (польская Bobravka и английская Cerberus).
    На данный момент регистрация лазерного излучения стал обязательным требованием ко всем КОЭП, используемых на танках, но управляемое вооружение перешло на качественно другой принцип наведения, что поставило перед инженерами новые вопросы.
    Система телеориентирования ракеты по лазерному лучи стала очень распространенным «бонусом» противотанкового управляемого оружия. Разработали её в СССР в 60-е годы и реализовали на целом ряде противотанковых комплексов: «Бастион», «Шексна», «Свирь», «Рефлекс» и «Корнет», а также в стане потенциального противника – MAPATS от Rafael, Trigat концерна MBDA, LNGWE фирмы Denel Dynamics, а также Stugna, ALTA от украинского «Артем». Луч лазера в данном случае выдает командный сигнал в хвост ракеты, точнее, в бортовое фотоприемное устройство. И делает это чрезвычайно хитро – лазерный кодированный луч являет собой непрерывную последовательность импульсов с частотами килогерцового диапазона.
    Чувствуете, о чем идет речь? Каждый импульс лазера, попадающий на приемное окно КОЭП, ниже их порогового уровня реакции. То есть все системы оказались слепыми перед командно-лучевой системой наведения боеприпасов. Масла в огонь подлили с панкратической системой излучателя, в соответствии с которой ширина лазерного луча соответствует картинной плоскости фотоприемника ракеты, а по мере удаления боеприпаса угол расходимости луча вообще уменьшается! То есть в современных ПТУРах лазер вообще может не попасть на танк – он будет фокусироваться исключительно на хвосте летящей ракеты. Это, естественно, стало вызовом – в настоящее время ведутся интенсивные работы по созданию приемной головки с повышенной чувствительностью, способной определять сложный командно-лучевой сигнал лазера.
    [​IMG]
    Макетный образец аппаратуры регистрации излучения командно-лучевых систем наведения.​
    Таким должны стать лазерная помеховая станция BRILLIANT (Beamrider Laser Localization Imaging and Neutralization Tracker), разрабатываемая в Канаде институтом DRDS Valcartier, а также наработки Marconi и BAE Systema Avionics. Но уже есть и серийные образцы – универсальные индикаторы 300Mg и AN/VVR3 оснащены отдельным каналом определения командно-лучевых систем. Правда, это пока только заверения разработчиков.
    Настоящую опасность несет программа модернизации танков Abrams SEP и SEP2, в соответствии с которыми бронемашины оснащают тепловизионным прицелом GPS, в котором дальномер имеет лазер на углекислом газе с «инфракрасной» длиной волны 10,6 мкм. То есть на данный момент абсолютное большинство танков в мире не способны будут распознать облучения дальномером этого танка, так как они «заточены» под длину волны лазера в 1,06 и 1,54 мкм. А в США модернизировали уже более 2 тыс. своих Abrams таким образом. Скоро и целеуказатели перейдут на углекислотный лазер!
    Неожиданно отличились поляки, поставив на свой PT-91 приемную головку SSC-1 Obra от фирмы PCO, способную различать лазерное излучение в диапазоне 0,6…11 мкм. Всем остальным сейчас снова придется возвращать на броню инфракрасные фотоприемники (как это ранее делали Marconi и Goodrich Corporation) на основе тройных соединений кадмия, ртути и теллура, способные распознавать лазеры инфракрасного диапазона. Для этого будут сооружены системы их электрического охлаждения, а в будущем, возможно, все инфракрасные каналы КОЭП переведут на неохлаждаемые микроболометры. И это все при сохранении кругового обзора, а также традиционных каналов для лазеров с длиной волны в 1,06 и 1,54 мкм. В любом случае инженеры от оборонной промышленности сидеть сложа руки не будут.
     
    dok нравится это.
  4. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    10.901.538.788
    Stirik, 2 июн 2018
    Хабаровский трибунал, судивший японских военных преступников, и «генерал-чума» Исии известны широким кругам куда меньше, нежели Нюрнбергский процесс и немецкий доктор Менгеле. Однако в некоторых отношениях японские «фабрики смерти» в Маньчжурии превзошли даже нацистские лагеря. DV рассказывает о действовавшем под Харбином «Отряде 731» и его зловещем руководителе.

    Число зверя — 731
    Оккупировав Маньчжурию и создав здесь в 1932 году государство Маньчжоу-го, японцы, давно интересовавшиеся бактериологическим оружием, получили огромный полигон для своих опытов. Вскоре в Маньчжурии появилась целая сеть секретных объектов: «Отряд 100» у Синьцзина (ныне Чанчунь) изучал возможности заражения кавалерии и скота, «Отряд 516» в Цицикаре занимался химическим оружием. Самым крупным стал «Отряд 731» под Харбином, у станции Пинфань. Официально именовавшийся армейской базой по водоснабжению и профилактике эпидемий, на деле он был настоящим штабом биологической войны, мощным научно-производственным комбинатом с трёхтысячным штатом. На территории, окружённой земляным валом, рвом и забором с колючей проволокой, появились лаборатории, тюрьма, крематорий, стадион, синтоистский храм, аэродром с авиагруппой, электростанция. Руководил отрядом японский микробиолог генерал-лейтенант медицинской службы Сиро Исии.
    Выпускник медицинского факультета в Киото, он в 1927 году защитил диссертацию о профилактике эпидемий, получив степень доктора медицины. Преподавал в Военно-медицинской академии, стажировался в Германии. Высокий и худой, Исии одевался по-европейски, отличался жизнелюбием и любвеобильностью. Человек, которого прозвали «генералом-чумой» и «кровавым генералом», был завсегдатаем ресторанов и борделей. В 1942 году его сняли с должности за растрату, но вскоре Исии вновь возглавил «Отряд 731». Видимо, он был незаменим.

    На кухне дьявола
    В 1956 году один из бывших стажёров Исии издал в Японии под псевдонимом Хироси Акияма книгу «Особый отряд 731». В ней говорилось, что в 1945 году отряд состоял из трёх отделов: один выводил болезнетворные бактерии, второй разрабатывал биологические бомбы, третий изучал вопросы заражения сельскохозяйственных культур.
    Под Харбином выращивались тонны смертоносных бацилл для войны с СССР, США, Китаем, Монголией. Дважды — в 1941-м и 1945-м — объём производства расширялся. Согласно документальной книге японского писателя Сэйити Моримуры «Кухня дьявола», в месяц отряд производил до 300 кг бактериальной массы чумы (выведенные здесь чумные палочки по вирулентности в 60 раз превосходили обычные), до 600 кг — сибирской язвы, до 900 кг — брюшного тифа и дизентерии, до тонны холерных бацилл.
    По сведениям Акиямы, уже в 1939 году во время войны на Халхин-Голе проводились эксперименты по заражению водных источников. Летом 1942 года сотрудники «Отряда 100» рассеяли 12 кг бактерий сапа в реке Дэрбул — притоке Аргуни, вместе с Шилкой образующей Амур. Существует версия, что и клещевой энцефалит, который в конце 1930-х распространился в Приморье и пошёл отсюда в Сибирь и дальше на запад, — дело рук японцев.
    В ходе полевых испытаний уничтожались целые китайские деревни. Отряды диверсантов заражали их с помощью крыс и блох, отравляли колодцы, давали детям пирожки со смертоносной начинкой, испытывали бактериологические пистолеты в виде авторучек и тростей. Деревни, где вспыхивали эпидемии чумы, сжигались. «Такие опыты были необходимы. Испытывая сострадание к жертвам этих опытов, я тем самым нарушал свой служебный долг», — пишет Акияма.

    Материалом для исследований служили живые люди — в основном китайцы, а также русские, монголы, корейцы из числа военнопленных, партизан или неблагонадёжных. Только один «Отряд 731» в год губил порядка 600 «марута», то есть «брёвен» — так здесь называли жертв. Их хорошо кормили — в прямом смысле на убой: нужно было понять, как инфекция действует на здоровый организм. Разрабатывались методы профилактики и лечения — ведь болезни не должны были коснуться самих японцев.
    Жертв привязывали к столбам на полигоне и обстреливали особыми фарфоровыми и стеклянными бомбами — они не взрывались, а разлетались на куски, из-за чего бактерии не гибли. С воздуха распыляли чумных блох. Следили за эффективностью поражения и ходом болезни, иногда лечили, но потом всё равно убивали.
    В лабораториях «Отряда 731» ставились изуверские опыты. И всё это — не из садизма, а исключительно из научно-прикладного интереса.

    «Вскрытие живого человека было идеальным способом пронаблюдать изменения в том виде, как они происходят в живой ткани», — пишет Моримура. Врачи искали предел устойчивости человека к жаре, холоду, воздействию тока, способы влиять на его волю. Шансов выйти отсюда живым не было. Неизвестный русский узник в 1945 году пытался устроить массовый побег, но бунт подавили.
    Всего в 26 «фабриках смерти» замучили до 10 тысяч человек. Число жертв полевых испытаний в Маньчжурии гораздо выше. В начале 1940-х биологическое оружие не раз применялось японцами и в ходе войны с Китаем. Американский исследователь Дэниэл Баренблатт пишет, что на совести генерала Исии — от 700 тыс. до 1 млн человеческих жизней.
    Пока агонизирующая Германия вводила в строй реактивные самолёты и ракеты, а США создавали ядерную бомбу, японцы шли своим путём. Как знать, к чему всё это могло бы привести, если бы не молниеносная операция по разгрому Квантунской армии, проведённая маршалом Александром Василевским в августе 1945 года (японцы назвали её «советским цунами»). «В конце войны готовых к употреблению бактерий в отряде хранилось столько, что, если бы они при идеальных условиях были рассеяны по земному шару, этого хватило бы, чтобы уничтожить всё человечество», — пишет Моримура. На суде в Хабаровске главком Квантунской армии генерал Ямада признал: лишь «советский блицкриг» лишил Японию возможности начать большую биологическую войну.

    Когда советские войска с трёх сторон выдвинулись вглубь Маньчжурии, генерал Исии решил вывезти наиболее ценные материалы, документы и личный состав «Отряда 731» несколькими эшелонами. Все «фабрики смерти» вместе с оставшимися «брёвнами» уничтожили, бактериальную массу сожгли (разбежавшиеся крысы вызвали в Маньчжурии эпидемию чумы), сотрудникам под страхом смерти приказали хранить молчание. «В тюрьме кипела работа. Одни вытаскивали трупы за руки и за ноги из камер, другие подтаскивали их к ямам во внутреннем дворе. Дым с отвратительным запахом… шёл из больших ям, в которых пылал огонь… — вспоминал Акияма безумную ночь с 10 на 11 августа 1945 года. — Большая часть территории была охвачена огнём. Повсюду торчали обуглившиеся столбы… На месте кирпичного корпуса учебного отдела лежала груда развалин… Лишь чёрный столб дыма указывал место, где раньше стояли склады».
    Сегодня в Харбине на месте «Отряда 731» действует жуткий «музей смерти». В 1988 году китайский режиссёр Тун Фей Моу снял об отряде Исии фильм «Человек за солнцем». В Японии его сняли с показа после первого же сеанса — из-за запредельной натуралистичности.

    Подсудимые и неподсудные
    Хотя главные преступники сумели скрыться, советские военные арестовали несколько человек, причастных к «фабрикам смерти». Писатель, востоковед Георгий Пермяков, живший в Харбине и сотрудничавший с советской разведкой, в конце 1945 года переехал в Хабаровск, где стал переводчиком на «спецобъекте 45» — в лагере для пленных японских генералов. Здесь-то и выяснились подробности об «Отряде 731». «Установили, что в нашем лагере для военнопленных находятся три генерала, которые руководили этой работой, — Кавасима, Кадзицука, Такахаси. Они стали давать показания», — вспоминал Пермяков. Все показания проверялись на месте — в освобождённом Китае. Когда в мае 1946 года начался «Восточный Нюрнберг» — международный Токийский процесс над японскими военными преступниками, — в трибунал были переданы показания пленных генералов и доклад прокурора Нанкина о применении японцами бактериологического оружия в Китае. Однако по настоянию США вопрос об Исии и его биологическом оружии в Токио не рассматривался.
    Дело в том, что Сиро Исии ещё в 1945 году нашла в Японии американская разведка. Он сразу же согласился сотрудничать с недавним противником в обмен на жизнь и свободу. Материалы «генерала-чумы» попали в Форт-Детрик — центр биологических исследований армии США. По словам Моримуры, американское командование «ликовало, заполучив огромное количество уникальных по тому времени данных». Их сочли более полезными, нежели преследование Исии за военные преступления, тем более что уже шла холодная война между Западом и СССР. Если бы вопрос о биологическом оружии был поднят на Токийском процессе, пришлось бы открыть тайну генерала Исии и выдать его суду. «Для США, заинтересованных в разработке собственного бактериологического оружия, такой вариант оказался неприемлем», — убеждён Пермяков.

    В декабре 1949 года Советский Союз провёл свой — Хабаровский процесс. Он был открытым. Билеты распространялись по трудовым коллективам, на улицу из здания Дома офицеров вывели репродуктор. По словам Пермякова, выступившего на процессе переводчиком, в зале при оглашении показаний подсудимых случались истерики и обмороки. Отчёт с процесса в «Известиях» назывался в духе тех лет — «Звериный лик агрессоров». «Правда» прошлась и по Штатам: «Новые претенденты на мировое господство… выступили в качестве защитников и покровителей презренной шайки японских извергов».
    Все 12 подсудимых признали вину. Генералы Ямада, Кадзицука, Такахаси и Кавасима получили по 25 лет лишения свободы, другие офицеры — 15–20, младшие чины — от 2 до 10 лет. Но уже в 1956 году, когда СССР и Япония проводили «перезагрузку», всех тихо вернули на родину. Исии со своими подручными не только избежал наказания, но и продолжил работу по специальности. ​
    В 1950-м началась война в Корее, где южан поддерживали США, а северян — Китай и СССР. Американцы доставили в Корею бывших руководителей «Отряда 731» Сиро Исии и Масадзи Китано, а также экс-начальника «Отряда 100» Вадзиро Вакамацу. 22 февраля 1952 года китайское информагентство «Синьхуа» сообщило: «С 28 января по 17 февраля этого года военные самолёты американского агрессора систематически рассеивали в больших количествах в Корее — на позициях наших войск и в тылу — бактерии и различных ядовитых насекомых». По данным Моримуры, американцы применяли в Корее керамические и стеклянные бомбы, разработанные в «Отряде 731».
    …В 1959 году Сиро Исии, безнаказанный и нераскаявшийся, скончался в Токио от рака в возрасте 67 лет. За год до смерти «генерал-чума» собрал бывших сотрудников своего дьявольского хозяйства и заявил им: «Вы должны гордиться тем, что служили в «Отряде 731», созданном для спасения родины».
     
    dok нравится это.
  5. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    10.901.538.788
    Stirik, 6 июн 2018
    После Победы в 1945-м имело место прямое использование и Советским Союзом, и Соединенными Штатами интеллектуальных ресурсов бывшего врага. В СССР ученые и инженеры, вывезенные из Германии целыми коллективами и по одиночке, участвовали в атомном проекте, создании ракетной и авиационной техники. Это было тем более эффективно, что пользование немецкими машинами и оружием для нашей страны традиционно.
    После Победы в 1945-м имело место прямое использование и Советским Союзом, и Соединенными Штатами интеллектуальных ресурсов бывшего врага. В СССР ученые и инженеры, вывезенные из Германии целыми коллективами и по одиночке, участвовали в атомном проекте, создании ракетной и авиационной техники. Это было тем более эффективно, что пользование немецкими машинами и оружием для нашей страны традиционно.
    Любому человеку, интересующемуся историей советского боевого арсенала, известно, что первая управляемая баллистическая ракета Р-1, принятая на вооружение в 1950-м, представляет собой копию немецкой «Фау-2» (V-2, А-4) Вернера фон Брауна. «Фау-2» была оснащена первая в СССР ракетная часть – созданная в 1946 году для их испытаний бригада особого назначения РВГК.

    Реактивный старт
    На пути к созданию Р-1 была организована сборка А-4 в советской зоне оккупации Германии и на территории СССР, их испытательные пуски на полигоне Капустин Яр состоялись в 1947 году. Всего собрали 39 оригинальных «Фау-2». Немецкие разработки использовались и при создании других отечественных боевых ракет. По типу самолета-снаряда «Фау-1» (V-1) были созданы опытные управляемые КР семейства 10Х класса «воздух-земля» и «земля-земля». На основе зенитных управляемых ракет «Вассерфаль», «Рейнтохтер» и «Шметтерлинг» прорабатывались первые проекты советских ЗУР Р-101, Р-102 и Р-112. Они не стали боевыми образцами, но полученный опыт оказался хорошим подспорьем. В первой отечественной ЗРС С-25 «Беркут», прикрывшей Москву, немецкий след однозначно был. Равно как и в принятой на вооружение ПКР КСЩ.

    Еще в годы войны войсками Ленинградского фронта применялись созданные на основе трофейных немецких реактивных снарядов тяжелые эрэсы МТВ-280 и МТВ-320, запускавшиеся с помощью специальных рам. От прочих наших реактивных снарядов того времени эти неуправляемые ракеты отличались тем, что стабилизировались в полете не за счет оперения, а вращением пороховыми газами, истекающими из наклонных отверстий. Это обеспечивало лучшую кучность стрельбы. Такие эрэсы получили название турбореактивных, хотя и не имели никакого отношения к авиационным двигателям. По тому же принципу были разработаны и принятые на вооружение в 50-е реактивные снаряды М-14 (140 мм) и М-24 (240 мм) для боевых машин БМ-14 и БМ-24 на автошасси и БМ-24Т на гусеничном тягаче.
    Для полноты картины следует, наверное, упомянуть, что и немцы во время войны скопировали и запустили в серию, слегка модифицировав, советский оперенный 82-мм реактивный снаряд М-8. Такими эрэсами 80 mm WGr. Spreng оснащались подразделения самоходной реактивной артиллерии (пусковые установки на полугусеничных БТР) ваффен-СС. Собирались немцы применять еще и 150-мм оперенные эрэсы на основе трофейных «катюшинских» 132-мм М-13, но довести до ума свою реплику не успели.
    А попавшие в распоряжение СССР немецкие 158,5-мм шестиствольные буксируемые реактивные минометы 15 cm Nebelwerfer, известные фронтовикам как «ишак» и «Ванюша», поставлялись КНДР в период корейской войны 1950–1953 годов.

    На крыльях фатерлянда
    ВВС Красной армии еще в 20-е – начале 30-х имели на вооружении импортные и собранные из поставленных комплектующих немецкие самолеты – бомбардировщики ЮГ-1 («Юнкерс G-23»), истребители «Фоккер D-VII», «Фоккер D-XI», И-7 («Хейнкель HD-37»), разведчики «Фоккер С-IV», «Юнкерс Ju-20, Ju-21». Авиация РККФ до 1938 года использовала корабельные летающие лодки-разведчики КР-1 («Хейнкель He-55»), а до 1941-го (в полярной авиации до 1946-го) – летающие лодки «Дорнье» Do-15 «Валь». В 1939–1940 годах в СССР прошли всесторонние испытания поставленные в качестве образцов уже гитлеровской Германией новейшие по тому времени бомбардировщики «Дорнье Do-215B» и «Юнкерс Ju-88», истребители «Хейнкель He-100», «Мессершмитт Bf-109E» и «Мессершмитт Bf-110C», связные самолеты «Мессершмитт Bf-108» и «Физелер Fi-156», учебные «Бюкер Bu131» и «Бюкер Bu133», «Фокке-Вульф Fw-58» «Вайхе» и даже вертолеты «Фокке-Ахгелис Fa-266».
    [​IMG]
    В послевоенный период в СССР приняты на вооружение отдельные трофейные образцы немецких ВВТ. Например, один из истребительных авиаполков Балтфлота был оснащен истребителями «Фокке-Вульф Fw-190D-9». Пограничные войска вплоть до конца 50-х использовали поплавковые гидросамолеты-разведчики «Арадо Ar-196». В гражданскую авиацию были переданы трофейные транспортно-пассажирские «Юнкерс Ju-52/3m» и как минимум один гидросамолет «Дорнье Do-24».
    Запуск в серию в СССР немецких турбореактивных двигателей Jumo-004 и BMW-003 (под обозначениями РД-10 и РД-20) позволил начать производство оснащенных ими первых советских реактивных истребителей Як-15 и МиГ-9, причем последний носит некоторые черты разрабатывавшегося в Германии «Мессершмитта Р.1101».

    Рассматривалось, но было отвергнуто предложение о налаживании производства для ВВС СССР немецких реактивных истребителей «Мессершмитт Me-262» «Швальбе». Отказ от Me-262 можно считать не вполне продуманным – ведь то была готовая к освоению советскими летчиками машина, к тому же союзная Чехословакия располагала практически полной технологией ее производства. Она могла найти применение как оснащенный радиолокатором типа немецкого «Нептун» ночной перехватчик, отвечающий требованиям времени вплоть до середины 50-х, а как истребитель-бомбардировщик (модификация «Штурмфогель») – вплоть до начала 60-х. Бомбовая нагрузка в тысячу килограммов превосходила таковую даже у появившихся впоследствии МиГ-15, -17 и -19. Кстати, сами чехи продолжили производство Ме-262 для своих ВВС под обозначением S-92.
    Германские гены послевоенной советской авиатехники – тема обширнейшая, ей посвящены солидные монографии. Стоит отметить еще одну крылатую машину с трофейными корнями – оперативно-тактический двухдвигательный реактивный бомбардировщик «150», созданный в ОКБ С. М. Алексеева при ведущей роли работавших там немецких специалистов во главе с Брунольфом Бааде, ранее трудившимся в фирме «Юнкерс». Образец, увидевший небо в 1952-м, имел характеристики лучшие, нежели у массового фронтового бомбардировщика Ил-28. Однако в серию «150» не пошел якобы по причине появления Ту-16, хотя это были машины разных классов.
    Между тем «150-й» потенциально оказался достойным соперником американским ударным самолетам фирмы «Дуглас» – палубному А-3 «Скайуорриор» и его сухопутной модификации B-66 «Дестройер», прослужившим не один десяток лет и воевавшим во Вьетнаме. Кстати, будучи отпущенным с коллегами в ГДР, герр Бааде разработал на основе «150» единственный восточногерманский пассажирский самолет «Бааде-152».
    Первые советские управляемые авиабомбы имели своими прототипами немецкие телеуправляемые планирующие бомбы, успешно применявшиеся люфтваффе.

    От локаторов до котелка
    Не обошло немецкое влияние и советскую ствольную артиллерию. Так, еще от царской армии РККА достались 122-мм гаубицы образца 1909 года, разработанные для России фирмой «Крупп» и модернизированные в 1937-м. Эти ветераны Первой мировой и Гражданской применялись и в 1941–1945 годах. В 1930-м в РККА появилась 37-мм противотанковая пушка, разработанная компанией «Рейнметалл» и выпускавшаяся по лицензии – точно такая же, как у вермахта. В 1938-м на вооружение была принята 76-мм зенитная пушка 3-К, разработанная по образцу 7,62 cm Flak той же фирмы.
    Уже в ходе войны Красная армия получила трофейные немецкие 210-мм мортиры 21 сm M18, с которыми в СССР были знакомы еще по двум образцам, закупленным в 1940-м в Германии для оценочных испытаний.
    В 1944-м чешской фирмой «Шкода», работавшей на немцев, была разработана новаторская легкая 105-мм гаубица F.H.43 с круговым обстрелом. Ее конструкция послужила основой популярной во многих странах мира советской 122-мм гаубицы Д-30, даже внешне очень похожей на прародительницу.
    В войсках ПВО СССР после войны некоторое время стояли на вооружении трофейные немецкие 105-мм зенитные пушки Flak 38/39.
    В годы войны на шасси немецких штурмовых орудий StuG III и средних танков PzKpfw III были созданы (с установкой соответственно 122-мм гаубиц М-30 и 76-мм пушек С-1) самоходные СГ-122 и САУ СУ-76И, выпускавшиеся серийно путем переоборудования трофейных машин.
    Широкое применение нашел трактор «Коммунар», использовавшийся в качестве артиллерийского тягача и выпускавшийся в СССР с 1924 года по лицензии немецкой фирмы «Ганомаг». Даже в знаменитом советском армейском легковом автомобиле высокой проходимости ГАЗ-69А заметны черты его немецкого аналога – командирского «Штевер-R180/R200». А послевоенный дизельный грузовик МАЗ-200, буксировавший на последних сталинских военных парадах по Красной площади 152-мм гаубицы Д-1, представляет собой микс из американского «Мак L» и типового автомобиля вермахта «Бюссинг-НАГ-4500». Знаменитый тяжелый армейский мотоцикл М-72, состоявший на вооружении Советской армии практически до ее исчезновения вместе с СССР, – копия довоенного немецкого BMW R71.

    И как не вспомнить, что в веймарской еще Германии для РККА и чекистов были закуплены 7,63-мм пистолеты «Маузер» К-96, самими же немцами прозванные «Боло» – от «Большевик» и использовавшиеся в вермахте и СС.
    Весьма полезным было изучение трофейной немецкой техники радиолокации и связи – использовавшихся в ПВО Германии РЛС дальнего обнаружения «Фрейя» и «Манмут», РЛС обнаружения и целеуказания «Большой Вюрцбург» и станции орудийной наводки «Малый Вюрцбург». В 1952 году в районе Горького был введен в эксплуатацию трофейный сверхдлинноволновой радиопередатчик большой мощности «Голиаф» для связи с подводными лодками. Долгое время после войны на вооружении Советской армии состоял полевой телефонный аппарат ТАИ-43, созданный на основе немецкого FF-33.
    Даже советский комбинированный солдатский котелок скопирован с германского образца 1931 года, равно как отечественный общевойсковой защитный комплект (ОЗК) создан на основе аналогичного немецкого, появившегося в конце Второй мировой войны. К слову, ряд технологий химического оружия (боевые отравляющие вещества и средства их применения), внедренных в СССР, был отработан еще в 1928–1933-м на объекте «Томка» (научный военно-химический полигон у населенного пункта Шиханы в Саратовской области), где по секретному советско-германскому соглашению работали немецкие специалисты.

    Кригсмарине – советскому флоту
    Лучшие подводные лодки, строившиеся в СССР до войны, – средние типа «С» (1934–1948), созданные на основе проекта немецкой фирмы «Дешимаг». По репарациям от разгромленной гитлеровской Германии были получены четыре большие субмарины серии XXI, в ВМФ СССР отнесенные к проекту 614. Они несли службу на Балтийском флоте (Б-27, Б-28, Б-29 и Б-30). Будучи самыми совершенными для Второй мировой, субмарины серии XXI во многом послужили прототипом для послевоенных советских средних дизельных торпедных подводных лодок проекта 613, строившихся массовой серией в 1950–1957 годах.
    Кроме того, нам достались по репарациям или были захвачены в качестве трофеев океанская подводная лодка серии IXС, четыре средние ПЛ серии VIIC (всего ВМФ СССР получил их пять, у нас они были отнесены к типу ТС-14) и три малые серии IIB (в строй не вводились), весьма для своего времени продвинутая по конструкции малая ПЛ серии XXIII и две сверхмалые ПЛ типа «Зеехунд» (есть информация о поступлении в состав ВМФ СССР в 1948 году одной подлодки этого типа, хотя советскими войсками на верфи были захвачены секции и комплектующие для сборки нескольких десятков таких лодок).

    С использованием трофейных немецких комплектующих и соответствующей документации в 1951–1955 годах была построена экспериментальная подводная лодка С-99 проекта 617, оснащенная парогазотурбинной энергоустановкой единого хода. Лодка, принятая в состав Балтфлота, впервые в истории отечественного флота развила подводную скорость 20 узлов, но в конечном итоге потерпела аварию со взрывом, вызванным «нештатным» разложением перекиси водорода. Проект не получил развития по причине начавшегося внедрения в подводном кораблестроении ядерной энергетики.
    СССР получил недостроенный, но находившийся в высокой степени готовности авианосец «Граф Цеппелин», по скудоумию советского руководства потопленный на учебных артиллерийских и торпедных стрельбах в 1947 году, и также сочтенные ненужными устаревший учебно-артиллерийский линейный корабль «Шлезвиг-Гольштейн», тяжелый крейсер «Лютцов» типа «Дойчланд» и недостроенный тяжелый крейсер «Зейдлиц» типа «Адмирал Хиппер». Еще один тяжелый крейсер типа «Адмирал Хиппер» продан Германией СССР в недостроенном состоянии в 1940-м, получил название «Петропавловск» и участвовал в обороне Ленинграда в качестве несамоходной плавучей батареи. Достроен он так и не был.

    Из крупных боевых кораблей в состав ВМФ СССР были зачислены и несли не слишком продолжительную послевоенную службу на Балтике легкий крейсер «Нюрнберг» (у нас – «Адмирал Макаров»), два эскадренных миноносца типа «Леберехт Маас» (в ВМФ СССР – тип «Прыткий») и по одному типа «Дитер фон Редер» («Прочный») и «Нарвик» («Проворный»). Эсминец «Проворный» – самый мощный в истории нашего флота в плане артиллерийского вооружения, он имел 150-мм орудия.
    Были повышены в классе до эсминцев и введены в состав Балтфлота и немецкие миноносцы – по одному типов 1935 («Подвижный»), 1937 («Порывистый») и 1939 («Примерный»), а также три совершенно устаревших «Т-107» (периода Первой мировой). В числе немецких приобретений ВМФ СССР оказалось большое количество тральщиков, минных заградителей, десантных судов, а также такие экзотические экземпляры, как катапультное судно для запуска тяжелых летающих лодок «Фальке» (опытовое судно «Аэронавт», использовавшееся при испытаниях ракетного оружия) и роскошная штабная яхта «Хела», ставшая в составе Черноморского флота кораблем управления «Ангара».
    Можно отметить, что на вооружении минно-торпедной авиации ВМФ СССР имелись трофейные немецкие 450-мм авиационные торпеды F-5W.

    В 1950 году на вооружение подводных лодок ВМФ СССР была принята 533-мм самонаводящаяся электрическая торпеда САЭТ-50, созданная по образцу немецкой Т-5, а в 1957-м – 533-мм бесследная дальноходная прямоидущая «53-57», разработанная при участии немецких специалистов на основе германских турбинных перекисных торпед типа «Штайнваль» и других. Кстати, еще в 1942-м на вооружение советских подводных лодок поступила 533-мм прямоидущая электрическая торпеда ЭТ-80, за основу которой была взята немецкая G7e, в первой своей модификации появившаяся в 1929 году.
    С образованием ГДР ее судпром был вовлечен в работу в интересах ВМФ СССР. С немецких верфей поставлялись вспомогательные суда различного назначения, а также разведывательные корабли на корпусе траулера (оснащение спецоборудованием они проходили, разумеется, в СССР). В 1986–1990 годах Балтийский флот получил из ГДР 12 известных высоким качеством постройки малых противолодочных кораблей разработанного совместно специалистами Зеленодольского ПКБ и восточногерманского судостроительного завода «Пеене-Верфт» (Вольгаст) проекта 1331М (типа «Пархим-2»). Часть из них до сих пор в строю. Любопытно, что аналогичные корабли, построенные для Фольксмарине (16 единиц несколько отличающегося проекта 1331 «Пархим-1»), после воссоединения Германии были проданы Индонезии, в ВМС которой они числятся корветами типа «Капитан Патимура».
    На излете Варшавского договора ГДР была выбрана в качестве основного производителя управляемых ракет для тактического противокорабельного ракетного комплекса советской разработки «Уран» – аналога американского «Гарпуна». Она же должна была строить вооруженные «Ураном» ракетные катера проекта 151А, предназначенные как для себя, так и для флотов СССР и Польши. Однако этим планам не суждено было сбыться.
     
    dok и tOmbovski volk нравится это.
  6. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    10.901.538.788
    Stirik, 14 июн 2018
    NI: В Минобороны РФ решено подготовить к возвращению из арсеналов сразу 6 тысяч старых танков
    Американское издание The National Interest на днях шокировало зарубежную публику: Минобороны РФ, как выяснилось, передумало утилизировать аж 6 тысяч старых танков из 10 тысяч боевых бронированных машин, что остались в арсеналах Москвы от советского наследия. Решено этот стреляющий антиквариат обновить с учетом современных технологий. Для чего же Россия предполагает очистить от ржавчины устрашающей численности армаду?
    Кстати, российский генерал Александр Шевченко, начальник Главного автобронетанкового управления Вооруженных сил РФ, которого цитирует американский журналист Дейв Маджумдар, об этом рассказал еще в 2017-м, накануне ежегодно отмечаемого у нас Дня танкиста. Так и хочется воскликнуть: в Америке самый медленный в мире интернет!
    Но, если шутки в сторону, то, скорей всего, в Штатах только сейчас начали понимать грядущий эффект от отмены в нашей стране массовой танковой утилизации. Во всяком случае, научный сотрудник Центра Военно-Морского анализа США Майкл Кофман дал этому такое объяснение: «С учетом бюджетных ограничений они (русские — авт.) будут оставлять больше оружия для модернизации, либо для передачи его Национальной гвардии. Это также имеет смысл, поскольку представляет собой дешевый способ вооружить негосударственные формирования или более бедных союзников, таких как Сирия».

    Впрочем, это решение Минобороны РФ все-таки озадачило издание The National Interest, которое задается риторическим вопросом: «Что будут делать русские с этим пополнением?».
    Судя по тональности статьи, американцы искренне сожалеют, что программа по уничтожению излишков бронетанковой техники советского производства провалилась. Подчеркнем, что утилизация была утверждена в 2011 году Анатолием Сердюковым, тогдашним министром обороны. И, если бы не коррупционный скандал с «Оборонсервисом», то несложно предсказать, как сердюковские военные «менеджеры» в юбках на радость оффшорным банкам распорядись бы деньгами от продажи переплавленных танков.
    Речь идет о находящихся на хранении 2500 танках Т-62, 2000 — Т-64, 3500 — Т-80Б (а также Т-80БВ и Т-80УД) и 7000 Т-72 различных модификаций. В безразмерный утилизационный «список Сердюкова» попали также тысячи бронетранспортеров, боевых машин пехоты, ремонтно-эвакуационных и инженерных машин на гусеничном шасси. С учетом, того, что после принятого решения только 4 тысячи единиц бронетехники пойдут под «нож», можно предположить, что танки, скорей всего, вообще не тронут.
    Кстати, в своем прошлогоднем интервью генерал Александр Шевченко рассказал о судьбе сохраняемой техники. Она, во-первых, частью будет модернизирована для нужд нашей армии. Во- вторых, после обновления, другой частью найдет покупателей за рубежом. В-третьих, кое-что в России превратят в мишени.

    В то же время у нас в стране по-прежнему довольно популярна точка зрения, что «утилизатор» Сердюков был прав. Мол, «эта техника перспектив дальнейшего применения не имеет», высокоточное натовское оружие, включая широко разрекламированные американские переносные противотанковые системы «Джавелин», в пух-прах разнесет древние советские танки.
    Наверняка это мнение до сих пор преобладало бы в умах российских генералов, не случись сирийская война. Опыт боевых действий элитной 4-й бронетанковой дивизии армии САР показал, насколько грозным оружием в профессиональных руках являются старые, но толково модернизированные танки, несмотря на широко применяемые против них инновационные противотанковые комплексы. Если в 2012 году в битве за Идлиб дивизия понесла тяжелые потери, то в период с 2013 по 2014 годы она же на южной окраине Дамаска с минимальными потерями отразила наступление полчищ мотивированных и вооруженных до зубов американским оружием боевиков.
    Причем, воевали сирийцы против заокеанских ПТУР до неприличия древними советскими танками Т-55МВ. А в 2015 году, получив в свое распоряжение из России еще и Т-72 с эффективной защитой, сирийские военные перешли в успешное наступление. В плане позиционной тактики и маневрирования их опыт противодействия ПТУРам интересен и для наших танкистов.
    После того, как танки Т-72АВ и Т-72М1 4-й бронетанковой дивизии получили итальянскую систему управления огнем TURMS-T, они вообще превратились в мобильных пушечных «снайперов». Сегодня сирийские танкисты успешно ведут даже сложнейшие уличные бои, поддерживая огнем атакующую пехоту. А обученные пехотинцы отсекают от танков боевиков с ПТУРами.

    По большому счету, тактика боев в городах 4-й бронетанковой дивизии САР почти не отличается от той, которую применяли наши танкисты в 1945 году во время штурма укрепленных немецких городов. Тогда советская пехота, не подпуская к Т-34 и ИС-2 «фаустпатронников» и фанатичных гитлеровцев с магнитными минами, минимизировала потери за счет подавления огнем из танковых пушек очагов немецкого сопротивления. Стоило, к примеру, солдату Вермахта пару раз пульнуть пулеметом из окна дома, туда стразу же влетала наша «ответка» в виде осколочно-фугасного снаряда.
    Что касается танковых противостояний, то здесь имеется своя математика. Эйке Миддельдорф, типичный представитель офицерской элиты Вермахта, после войны писал: «В начале Русской кампании танк Т-34 уступал состоявшему на вооружении Вермахта танку T-IV по качеству вооружения и по оптическим приборам. Однако по броне и проходимости он настолько превосходил T-IV, что стал весьма опасным противником немецких танков. А для пехоты и противотанковой обороны немецкой армии — настоящим кошмаром».
    В середине войны Т-34 стоил в 10 раз дешевле навороченного и комфортного «Тигра». Даже если взять германские источники, утверждающие, будто в среднем на один T-VI Красная Армия «тратила» по шесть своих бронированных машин, то остальные четыре уцелевших наших танка, двигаясь вдоль окопов, уничтожали в течение боя несколько десятков гитлеровцев. При этом из 6 подбитых Т-34, как минимум, 4 экипажа успевали безопасно эвакуироваться. Конечно при условии, что поле боя оставалось за советскими войсками. В этом случае общее соотношение потерь явно было не пользу Вермахта.

    Безусловно, такая схема предельно упрощена. В то же время она красноречиво демонстрирует экономику войны. Фактически Эйке Миддельдорф на пальцах показал нашим современным «утилизаторам», насколько важно сохранять бронетехнику, выбив машины врага. То есть — танков много не бывает.
    Безусловно, наша новейшая «Армата» также скоро появится в войсках. Пусть и не в тех количествах, как в Минобороны планировали еще пару лет назад. В конце концов, конструкторы и производственники удешевят выпуск и «Арматы». А пока ее нехватку прикроют старые танки. Зато их у нас больше, чем у всех стран НАТО вместе взятых.
    Таким образом, ответ на вопрос: «Что будут делать русские с этим пополнением?» очевиден. Снятые с консервации и осовремененные боевые бронированные машины позволят России быстро развернуть не одну танковую армию. А такие пригодятся, если, не дай бог, Запад, потерявший страх перед нашим атомным оружием, все же начнет против России войну.
     
  7. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    10.901.538.788
    Stirik, 18 июн 2018
    Новейший футуристический польский танк PL-01, созданный скорее модельерами, чем военными конструкторами, получил у западных СМИ прозвище «убийца Арматы».
    Созданный по образцу шведской бронемашины Strf 90, польский танк претендовал на мировое лидерство в области танкостроения. Разработчиком PL-01 является польская оружейная компания OBRUM. Составу разработчиков танка, к сожалению, так и не удалось выполнить поставленную перед ними задачу. С момента выпуска первого экземпляра прошло три года. За это время PL-01 получил неимоверное количество отрицательных отзывов со стороны военных экспертов мира.
    Первым и самым главным недостаткам является отсутствие способности выполнять функции именно танка, то есть быть основной ударной единицей на поле боя. При своем футуристическом внешнем виде боевая машина напрочь лишена своей основной функции: быть основной ударной единицей на поле боя. Слабое бронирование, ориентированность на перевозку десантных групп, а также маломощное бортовое вооружение, все это является основой характеристик легких десантных машины типа Strf 90. Данная концепция не может быть применена к основному танку, участвующему в открытых сражениях на поле боя.
    Еще одним главным недостатком данной боевой машин, является слабый двигатель, имеющий мощность порядка 550 лошадиных силы, что для современного танка, снаряженного тоннами брони, ничтожно мало.
    Конструктора PL-01 утверждают, что к разработке танка был применен основательный подход, и им удалось превратить главные недостатки в достоинства. По всей площади бронированного танка был нанесен керамико-арамидный модуль с отдельными элементами бронепанелей на башне и в корпусе. Поверх модуля уложен материал, якобы абсорбирующий радиоволны и способный обеспечивать эффект «термического камуфляжа». Такая система измерят температуру за бортом, а специальные нагреватели уравновешивают ее с корпусом танка, пряча его тепловой след.
    На данный момент, вот уже как четвертый год, конструктора не могут прийти к единому выводу об установке на машину конкретного вида оружия: то ли 105-миллиметровое, то ли 120-миллиметровое. Известно, что в качестве скорострельного оружия будет установлен советский пулемет «Утес» – 12,7-миллиметровый НСВ.
    В западных СМИ польскую новинку окрестили «убийцей Арматы», но сравнив эти две машины, эксперты всего мира сделали неутешительный вывод для поляков. «Убийца «Арматы» вряд ли сможет даже приблизиться к своей "жертве": мощная 125-миллиметировая пушка не подпустит PL-01 и на расстояние радиолокационной видимости, наличие у российской машины системы динамического бронирования четвертого поколения, способной отражать с вероятностью более 95% все виды выстрелов из РПГ и подкалиберных противотанковых снарядов, применение комплекса активной защиты нового поколения, фазированной антенной решетки и ряда других не просто современных – революционных решений заранее ставят "Армату" на порядок выше большинства разработок. А уж тем более, когда речь идет о переделанной БМП образца 1984 года...».
    В погоне за созданием новейшего танка, имея достаточное финансирование, западные конструктора допустили огромное количество фундаментальных ошибок. Полученный танк собрал все отрицательные номинации и, пройдя полевые испытания, продемонстрировал свою невозможность не то что конкурировать с российской Арматой, а даже вести танковый бой с некоторыми образцами прошлого поколения.
     
  8. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    10.901.538.788
    Stirik, 19 июн 2018
    МОСКВА, 18 июн - РИА Новости, Андрей Коц. Два завода, два калибра, четыре ствола. В начале года Минобороны России озвучило намерение принять на вооружение автоматы АК-12 и АК-15 от концерна "Калашников", а также А-545 (индекс Минобороны 6П67) и А-762 (6П68) Завода имени Дегтярева (ЗиД). И если первые два широкой общественности хорошо известны, то ковровские новинки незаслуженно остаются в тени. Корреспондент РИА Новости отправился на ЗиД, пообщался с разработчиками и пострелял из автомата А-545 на контрольно-испытательном стенде.

    Снизить отдачу
    Ведущий инженер-конструктор Дмитрий Терешин щелкает замком оружейного шкафа и достает новенький автомат. Внешне оружие выглядит довольно изящно и по весу-размеру напоминает старый добрый АК-74. Но это только на первый взгляд - конструктивно 545-й сильно отличается. Выдвижной приклад можно отрегулировать по длине для стрельбы в бронежилете и без. Переводчик-предохранитель установлен чуть выше пистолетной рукояти, для удобства вынесен на обе стороны ствольной коробки и имеет промежуточное положение для стрельбы очередями с отсечкой по два патрона. Для повышения жесткости конструкции крышка ствольной коробки выполнена несъемной. Это позволило закрепить сверху планку "Пикатинни" для установки оптических и коллиматорных прицелов. Автомат приятно держать в руках - он эргономичен, "ухватист", красив, как и все по-настоящему качественное оружие. И при этом очень надежен.
    "На предварительных и государственных испытаниях наш автомат показал себя, мягко говоря, не хуже калашникова, - рассказывает корреспонденту РИА Новости заместитель главного инженера - главный конструктор направления Андрей Махнин. - В том числе и по параметрам надежности. Стреляли в затрудненных условиях, в пыли, под дождем, в жару и мороз, бросали оружие на бетонный пол. Автомат работал безотказно. А по кучности стрельбы А-545 и А-762 превзошли АК-12 и АК-15".
    [​IMG]
    Этого удалось добиться благодаря "изюминке" конструкции ковровского оружия - сбалансированной схеме автоматики, предложенной изобретателем подольского ЦНИИТОЧМАШ Виктором Ткачевым в 1970-х. При ведении огня, к примеру, из автомата Калашникова на оружие и стрелка воздействует импульс не только от выстрела, но и от подвижных частей затворной группы. В результате ствол ощутимо уводит в сторону.
    В изделиях ковровских оружейников этот импульс начисто гасится балансиром-противовесом, после выстрела движущимся навстречу затворной раме. Особенно это чувствуется при стрельбе короткими очередями - оружие не подбрасывает, а пули уходят буквально "в точку". Несколько непривычным показался лишь механический прицел диоптрического типа, установленный вместо открытого, как на АК. Однако многие специалисты считают его более точным, хотя и требующим определенной подготовки.

    Оружие для профи
    Автоматы А-545, А-762, АК-12 и АК-15 в серию пока не запущены. По словам Андрея Махнина, общевойсковая эксплуатация опытной партии прошла успешно, однако военные озвучили ряд пожеланий по доработке изделий обоих предприятий. Ковровчане учли все замечания заказчика и внесли изменения в конструкцию оружия. По их словам, это абсолютно нормальный процесс - тот же легендарный АК, принятый в эксплуатацию в 1949-м, доводили до ума, по разным оценкам, от 13 до 15 лет. Но уже известно, что массовое перевооружение войск на А-545 и А-762 не планируется. Эти автоматы пойдут в разведподразделения и спецназ.
    [​IMG]
    "Наши изделия чуть посложнее по конструкции и дороже в изготовлении, - поясняет Махнин. - Если АК может собрать и разобрать каждый россиянин, не прогуливавший в школе ОБЖ, то на А-545 и А-762 придется переучиваться. Кроме того, нужно учитывать, что автомат Калашникова промышленность давно освоила - отлажены технология, серия. Если вдруг война, армейский автомат нужно производить массово. А у нас все-таки новый автомат, к тому же предназначенный для более опытных стрелков, чем солдаты-срочники". Испытывавшие новинку офицеры не сразу, но осознали все его достоинства.
    Стоит отметить, что автомат оценили не только профессионалы. Известный любитель стрелкового оружия актер Стивен Сигал, посетив ЗиД, с удовольствием разрядил из А-545 несколько магазинов.
    [​IMG]
    Потенциальным иностранным заказчикам ковровские автоматы еще не показывали. Паспорт экспортного облика оформляется только после принятия изделия на вооружение. Но уже известно, что на базе А-545 будет создан гражданский карабин под патрон 5,45х39 миллиметров. К июлю должен быть готов эскизный проект, а к Новому году - и опытный образец.

    "Рабочий инструмент"
    Родоначальником А-545 и А-762 можно считать автомат СА-006, разработанный в начале 1970-х Александром Константиновым и Станиславом Кокшаровым. В нем впервые удалось реализовать схему сбалансированной автоматики, схожей с той, что используется на современных ковровских автоматах. Дальнейшее развитие этого оружия - АЕК-971, один из семи автоматов ОКР "Абакан". Целью опытно-конструкторской работы было создание нового стрелкового оружия, превосходящего по эффективности огня 5,45-миллиметровый АК-74.
    Работы над АЕК-971 возобновились в середине 1990-х. Была изготовлена серия сбалансированных автоматов калибра 5,45, 5,56 и 7,62 миллиметра. Все образцы прошли этап предварительных испытаний на заводе, но проект пришлось остановить из-за перепрофилирования предприятия. К автомату вернулись в 2012-м, в рамках ОКР "Ратник". При сохранении конструкции прототипов изменились внешний вид и эргономика. А-545 и А-762 получились более универсальными автоматами, которые любой специалист без особого труда сможет настроить под себя.
    "Недавно сотрудники одного из спецподразделений на полигоне отстреливали новые образцы оружия, - рассказал Андрей Махнин. - Офицерам очень понравилось, как А-545 ведет себя при ведении огня из неустойчивых положений. Он прекрасно подходит для выполнения специальных задач в городе и в зданиях, когда не знаешь, откуда может показаться противник. Это хороший, надежный, неприхотливый и точный автомат, не уступающий конкурентам и по многим параметрам их превосходящий".
     
  9. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    10.901.538.788
    Stirik, 21 июн 2018
    Одним из российских «основоположников» автоматического оружия стал Федор Токарев. Свой первый проект он представил еще во время обучения в Офицерской стрелковой школе.
    В Европе разработки автоматических винтовок начались задолго до Первой мировой. Боевые действия лишь показали насущность такого вида стрелкового вооружения и пришпорили конструкторские работы. После Гражданской войны интерес к оснащению РККА автоматическим оружием усилился. И начало 30-х ознаменовалось серьезным соперничеством двух конструкторов-оружейников – Федора Токарева и Сергея Симонова. Сильной стороной второго, учившегося у Дегтярева и Федорова, была высокая культура конструирования. Токарев брал огромным практическим опытом. Примерно тогда же пришлось отказаться от идеи автоматики, использовавшей обратный ход ствола при отдаче – именно на этом принципе создавались первые токаревские образцы. Такое требование выдвинули военные, дабы иметь возможность использования винтовочного гранатомета («Трехлинейка на двоих»).

    В мае 1938-го Наркомат обороны объявил конкурс на создание самозарядной винтовки, на который были представлены образцы, разработанные коллективами Симонова, Рукавишникова и Токарева. Все имели автоматику на основе отвода пороховых газов и съемные магазины. По заключению комиссии ни один образец не отвечал в полной мере конкурсным требованиям, но особым мнением за живучесть и безотказность была отмечена винтовка Токарева. Интересно, что в дальнейшем ее будут попрекать именно за низкую надежность. Вернее, речь о той винтовке, которая в ходе многочисленных модернизаций получилась из образца 1938 года. После внесения изменений и повторных сравнительных испытаний винтовка Токарева показала объективно лучшие результаты и в 1939-м была принята на вооружение как СВТ-38.

    При этом многие члены комиссии все-таки считали лучшим образец Сергея Симонова – он был легче, проще, технологичнее. Достаточно сказать, что для изготовления 143 деталей СВТ-38 использовалось 12 марок стали, а для симоновских 117 – всего семь. Да и директор Тульского оружейного завода Борис Ванников, ставший к тому моменту наркомом вооружений, поддерживал именно винтовку Симонова. Но СВТ-38 уже была готова для серийного выпуска, и это стало решающим обстоятельством.
    Едва освоенная в массовом производстве винтовка пережила первое серьезное испытание в финскую войну. Замечания, которые возникли в ходе боевого применения, учли – главной задачей стало снижение веса. Даже Сталин, не упускавший из внимания разработку стрелкового оружия, внес свою лепту, потребовав на треть сократить длину штыка. С 1 июля 1940 года в производство пошла модернизированная винтовка Федорова – СВТ-40. Конструктор, удостоенный за предшествующий образец ордена Ленина, стал Героем Социалистического Труда.

    Война и тут же возникшая потребность в многократном наращивании производства вооружений выявили главный недостаток СВТ-40, впрочем, никак не относящийся к ее боевым качествам. Выпуск винтовки нельзя было увеличить в разы по технологическим причинам, да еще выяснилось, что наилучшие результаты она показывала в руках хорошо подготовленных бойцов, не прощая небрежного к себе отношения. Но всех мало-мальски технически грамотных призывников забирали танкисты, связисты, летчики, моряки, а в пехоту шел наименее подготовленный контингент, в основном из сельской местности. И пришлось «оборонке» вспомнить старую добрую трехлинейку Мосина, хорошо освоенную производственниками и нетребовательную к умениям бойца. От СВТ-40 не отказались, она осталась на конвейерах, но массовое производство наращивалось за счет трехлинейки и уже зарекомендовавшего себя в войсках, притом сверхтехнологичного пистолета-пулемета Шпагина (ППШ). В 1941 году было выпущено более миллиона СВТ-40 и еще 35 тысяч в снайперском варианте.

    Как водится в войсках, винтовка получила прозвище. Неудивительно, что им оказалась «Света». Значит, капризная и своенравная. Солдаты жаловались, что винтовка сложна в освоении и уходе. Множество деталей объясняло достаточно частые случаи выхода винтовки из строя – мелочовка просто терялась при разборке. У «Мосинки» теряться было нечему.
    Так что жалобы на винтовку со стороны «царицы полей» вполне объяснимы, как и хвалебные отзывы спецов стрелкового дела. СВТ-40 до конца войны использовали морские пехотинцы. Многие снайперы считали ее исключительно удобным и надежным инструментом. Спецназ НКВД и ГРУ, пусть тогда он так и не назывался, охотно вооружался именно винтовкой Токарева.
    Показательно, что искушенным в оружии немцам СВТ-40 тоже пришлась по нраву. Они, не имея к началу войны достаточного количества автоматического оружия, охотно пользовались трофейными самозарядными винтовками, если удавалось разжиться патронами. Более того, не сумев толком довести до ума винтовки Маузера и Вальтера, в середине войны рейх принял на вооружение самозарядную G.43, если даже не скопированную с токаревской модели полностью, то явно подражательную.
     
  10. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    10.901.538.788
    Stirik, 22 июн 2018
    В январе 2013 г. на 57-м году жизни скоропостижно скончался известный российский конструктор холодного оружия Игорь Скрылёв. Сегодня мы предлагаем вниманию читателей последнюю статью, которую Игорь Александрович подготовил для журнала «Оружие». Она посвящена современным боевым ножам.
    Один из важных элементов боевой экипировки современного солдата — нож. И хотя ныне его роль в бою невелика, в эпоху локальных войн он приобрёл новую функцию — стал универсальным инструментом выживания для бойцов малых маневренных групп, действующих в отрыве от баз снабжения в сложных климатических условиях.
    Ещё во времена войны во Вьетнаме американские войска неожиданно для себя выяснили, что их экипировка, огнестрельное оружие и даже ножи плохо подходят для местных условий. С похожей проблемой столкнулась и Советская армия во время войны в Афганистане. Роль основного боевого ножа в ней выполнял штык-нож, конструкция которого оказалась неудачной. Вообще говоря, попытки создания универсального оружия редко бывают успешными. У ножа и штыка разные задачи, и для их решения нужны различные конструктивные подходы.
    Штык крепится на оружие. При этом удар наносится двумя руками, участвует как масса тела бойца, так и масса самого оружия. При таком ударе клинок глубоко входит в цель, если он будет хорошо заточен, то кроме повреждения режущей кромки при контакте с костями он может также завязнуть в сухожилиях. Поэтому, как это ни покажется странным, штык не должен быть слишком острым. Пример удачной конструкции — штык к карабину СКС. Но для ножа тупая режущая кромка — серьёзный недостаток.
    Желание превратить штык-нож в универсальный инструмент уменьшает его надёжность и снижает боевые характеристики оружия. Чем ближе нож к инструменту, тем менее он пригоден для боя, и наоборот. Поэтому при разработке нового боевого ножа всегда важно понять, какие качества предпочтительнее.
    Развитие идеологии боевого ножа как универсального инструмента привело к увлечению ножами выживания.
    В частности, на вооружение российской армии принят нож «Басурманин». Это гибрид ножа «Король Джунглей-2» фирмы «Aitor» и ножа НР-2. «Эльф» — ещё одна конструкция, используемая спецназом ГРУ. Оба образца схожи, но первый — больше нож-инструмент, а второй — ближе к боевому ножу. Несмотря на то что «Бусурманин» и «Эльф» приняты на вооружение, используют их в небольших количествах. Так, «Басурманин» оказался громоздким, тяжёлым и дорогим, на его базе стали выпускать коммерческую модель. Сейчас его поставляют в качестве ножа выживания пограничникам, которые проходят службу в регионах со сложными климатическими условиями. Но даже в таких накрученных моделях совместить функции оружия и инструмента до конца не получается. Проще всего разделить эти функции. И использовать боевой нож в комплекте с небольшим многофункциональным ножом. Последний обычно бывает складным. Пример — знаменитые армейские швейцарские ножи.
    Возможен и другой подход. В польской армии разработали интересный складной нож, до сих пор используемый в спецназе. Его клинок имеет габариты, достаточные для боевого применения, и кроме того, у ножа высокая инструментальная насыщенность. Он вышел довольно мощным, и за это пришлось заплатить большим весом. Сами поляки называют его первым «тулом», который проявился гораздо раньше, чем разработки Лазермана. Впрочем, у него не было пассатижей, так что это вопрос довольно спорный.
    [​IMG]
    Нож выживании НВ-1 (нож «Басурманин») — в армии принят на вооружение под индексом 6X6
    [​IMG]
    НР-2 — армейский нож разведчика. Рядом пенал из рукояти
    [​IMG]
    Нож выживании «Король джунглей» производства испанской фирмы «Aitor»
    [​IMG]
    Нож «Эльф» разработан в ЦНИИТОЧМАШе для спецназа ГРУ​
    Появление тулов во многом решило проблему вспомогательного ножа, но гражданским моделям не хватало прочности и боевых возможностей. Стали появляться специальные армейские версии, они отличались от гражданских чёрным покрытием и наличием обжимки для детонаторов. Их плюс — малый вес, небольшие габариты и не слишком высокая цена, ведь базой служит серийная гражданская модель.
    В России тоже стали появляться армейские версии подобных инструментов с развитыми боевыми возможностями, ведь такое использование изделия никто не отменял. А это сразу накладывает ограничения на габариты клинка. Он не может быть меньше 90 мм, а лучше, если он будет больше 100 мм, при солидной ширине и толщине. Но для классической лазермановской схемы клинок такой длины не подходит. Попытки выполнить армейский инструмент, с потребными габаритами клинка по ней, предпринимались в ЦНИИТОЧМАШе. Там разработали инструмент «КРАГ», но он оказался слишком крупным и тяжёлым. Модель так и не получила дальнейшего развития.
    Фирма «НОКС» по заказу ФСБ разработала боевой нож сапёра «Взмах-3» , который официально принят на вооружение. Этот инструмент выполнен по совершено другой схеме, что позволило увеличить длину клинка до 110 мм, при толщине 4 мм. Нож проходил испытания на возможности боевого использования и был признан годным. Своё боевое крещение «Взмах-3» прошёл ещё до официального принятия на вооружение. Опытный образец использовался при ликвидации чеченских террористов в «Норд Осте». Это изделие используют и другие силовые структуры, например ФСО. «Взмах-3» — оптимальный по своим параметрам инструмент для использования в качестве боевого городского ножа. Ещё одна область его применения — нож выживания. А вот для армейского использования он слишком дорог и сложен.
    Компания «САРО» предприняла попытку создать армейский вариант сапёрного инструмента «Варан». Но получившийся образец не полностью устраивает военных — длина клинка мала для боевого использования. Желание разработчика создать надёжный крепкий инструмент привело к тому, что у ножа большие габариты и чрезмерный вес. Да и качество исполнения оставляет желать лучшего.
    [​IMG]
    Универсальный боевой нож сапёра «Взмах-3»(внизу) и мини-тул «Байкер», разработанные фирмой «НОКС».
    [​IMG]
    Мини-тул «Байкер-2» — модернизированный «Байкер»​
    Уже упоминавшаяся фирма «НОКС» в инициативном порядке разработала для гражданского применения мини-тул «Байкер». Этот лёгкий (90 г), очень плоский (8 мм) инструмент можно разместить на ножнах основного боевого ножа (так делают некоторые западные фирмы, предлагая потребителю набор из боевого ножа и ножа-инструмента).
    Армейская версия «Байкера» снабжена обжимкой для детонаторов. Но на роль ножа для серьёзной работы он не подходит — мал по габаритам. Военным нужно что-то типа уменьшенной и упрощённой версии «Взмаха-3». Поэтому для перспективного комплекта боевой экипировки выдали техническое задание на разработку как боевого ножа, так и складного ножа-инструмента. На самом деле военные, похоже, сами не знают, чего хотят. Так, «Взмах-3» не удовлетворяет их по габаритам и весу, но в техзадании на новый инструмент приведены цифры, которые почти совпадают с его параметрами. Конечно, нельзя не согласиться с тем, что габариты и вес нужно уменьшать, но в разумных пределах. Для боевого ножа основными критериями всегда были прочность и надёжность.
    Но вернёмся к штык-ножу. По мнению ГРАУ, в современном бою применение штыка настолько ограничено, что им можно пренебречь, нужен просто хороший нож. Длина его клинка была определена в 170 мм, что довольно много, хотя соответствует параметрам боевых ножей западных стран. Такую длину, например, имеет клинок ножа американских морских пехотинцев «Ка-бар». Были заданы и некоторые другие параметры, ограничивающие разработчиков. В техзадании, например, было два небольших пункта, которые сводили идею простого армейского ножа на нет — это размещение на ножнах кусачек и возможность крепления к автомату, самостоятельно или через адаптер. Эти требования автоматически усложняют конструкцию ножа.
    Впрочем, есть несколько вариантов решения проблемы. Самое простое — пойти по пути конструкции обычного штыка, сделав клинок, как это указано в техзадании, кинжального типа с полуторной заточкой. Установить на гарде кольцо для надевания на ствол автомата, а на рукояти кнопку фиксатора. В результате получается тот же штык-нож, единственное отличие — это размещение кусачек на ножнах. Именно таким традиционным путём и пошли некоторые фирмы, например фирма «САРО», выпустившая штык-нож «Шмель», очень напоминающий существующий штык-нож к автомату АК-74.
    [​IMG]
    Штык-нож «Шмель» фирмы «САРО»​
    Другой путь — это упростить конструкцию за счёт ножен. Ведь размещение кусачек на ножнах превращает их в изделие, по своей сложности практически равноценное самому ножу. Решить это проблему можно по-разному. Самый простой способ — съёмный рычаг, который применялся на ноже Тодорова, ставшем родоначальником штык-ножей к автоматам Калашникова. Он позволяет получить наиболее простое изделие. Ножны для такого ножа можно изготавливать из текстильных материалов типа кордуры, а рычаг располагать на ножнах в специальном кармане. В этом случае на клинке ножа необходимо сделать отверстие для стыковки с рычагом. А оно ослабляет лезвие. Кроме того, пользоваться рычагом не слишком удобно. Неслучайно на штык-ножах к автомату Калашникова рычаг просто совместили с ножнами. Это тоже не самый правильный путь, так как вынос кусачек на переднюю часть ножен увеличивает габарит всего изделия.
    Есть, конечно, интересное решение — перенести кусачки вверх, там их можно разместить более компактно. Но и такая схема имеет свои недостатки, самый главный из которых — необходимость фиксации кусачек в отверстии клинка. Проделать это в условиях, например, низкой освещённости проблематично. Крепление к автомату проще всего перенести на адаптер. Это позволит упростить сам нож, так как крепление к адаптеру не создаст проблем, связанных с габаритами самого автомата. Например, крепление на стволе уже сказывается на габаритах гарды, на которой надо размещать кольцо. Уменьшить этот габарит нельзя, а он выходит за параметры, указанные в техзадании. Поэтому наличие адаптера предпочтительнее, чем размещение элементов крепления на самом ноже. К тому же далеко не к каждому ножу такой адаптер нужно прилагать, ведь его использование весьма ограничено.
    [​IMG]
    Армейский штык-нож от автомата АК-74
    [​IMG]
    [​IMG]
    Боевой армейский нож НА 2010. Внутренняя часть ножен из нержавеющей стали, с размещёнными на них кусачками. На кусачках находится плоская отвёртка
    [​IMG]
    Нож боевых пловцов «Морской дьявол» и армейский нож разведчика НР-2
    [​IMG]
    Универсальный инструмент «Заноза» располагается в кармане на чехле ножа. Вкладыш фиксируется на ножнах с помощью выступа, западающего в отверстие​
    Проанализировав все эти варианты, фирма «АиР» пришла к выводу, что конструкция современного боевого ножа должна выглядеть по-другому. Клинок можно без проблем укоротить до 160 мм. Это уменьшит вес, увеличит маневренность и практически не скажется ни на боевых, ни на рабочих качествах. Их можно даже повысить, увеличив толщину клинка. Заточка полуторная. Дифференцированная нижняя кромка под резку, верхняя под рубку. Передняя часть клинка усилена, для этого верхняя кромка заточена в стиле танто.
    Клинок выполнен из стали 95X18, твёрдость 56-58 единиц. Проведена антибликовая обработка лезвия стеклянными шариками, которая не только уменьшает блеск, но и упрочняет наружную поверхность металла за счёт наклёпа. Есть и минус такой обработки, хотя она определена заказчиком. Операция снижает коррозионную стойкость, даже при использовании коррозионностойких сталей. Поэтому гораздо практичнее использовать подобную обработку в комбинации с прочным антибликовым покрытием — карбидом титана или карбидом кремния. Гарда выполнена из этой же стали, но её твёрдость 45-48 единиц, что придаёт гарде хорошие механические свойства. Это важно, так как на гарду в период эксплуатации приходятся большие механические нагрузки, например при метании.
    Рукоять ножа выполнена из текстолита, прочного и стойкого к внешним воздействиям материала. Есть также вариант, выполненный из резинопластика эластрона. Выбор материала рукояти делает возможным использовать нож в разнообразных климатических и географических условиях. На рукоять нанесено рифление двух видов. Поперечное рифление в передней части рукояти даёт упор для большого пальца, что позволяет хорошо контролировать нож. Далее идут продольные канавки, служащие для отвода влаги, если рука потная или мокрая. Форма рукояти не симметричная, она позволяет на ощупь понять, какой стороной держится нож. На рукояти — металлическое навершие. Оно может играть роль молотка, служить для нанесения шокирующих ударов и используется в качестве второго элемента крепления. Есть паз, в который входит накидное резиновое кольцо. Такое крепление обычно используют для подводных ножей, где надёжность удержания клинка в ножнах имеет особое значение.
    Ножны выполнены из двух частей. Внутренняя часть, на которой расположены кусачки, выполнена из нержавеющей стали. На ней и размещается рычаг кусачек. Их конструкция во многом позаимствована у кусачек ножа боевых пловцов «Морской дьявол», разработанного фирмой «НОКС». На кусачках вкладыша ножен есть плоская отвёртка. В ножнах предусмотрены вкладыши из пластика, предохраняющие клинок от затупления при вынимании. Это важная проблема. Например, в ноже НР-2 в пластиковых ножнах имеется металлическая вставка, которая расположена так, что взаимодействует с режущей кромкой клинка. Достаточно пару раз вынуть его из ножен, как от заточки не остаётся и следа, В новом ноже этот недостаток устранён. Упругость стальных ножен используется и для фиксации в них самого клинка.
    Для переноски ножа и его размещения на снаряжении предусмотрен чехол, выполненный из прочной камуфлированной ткани, с мягкой прокладкой, препятствующей появлению демаскирующего шума. На чехле расположен карман под универсальный инструмент «Заноза» и заточной брусок. Шлёвки на чехле позволяют крепить его на различных элементах снаряжения. Петля для крепления на поясе разъёмная. Вкладыш фиксируется на чехле с помощью выступа, западающего в отверстие накидного кармана. Такая фиксация проста и надёжна. Нож получил наименование НА 2010 (нож армейский образца 2010 г).
    [​IMG]
    Тул «Взрывотехник» в сложенном состоянии. Справа хорошо видна обжимка для детонаторов
    [​IMG]
    У «Взрывотехника» приличный набор инструментов
    [​IMG]
    В комплект «Взрывотехника» входит и универсальный рабочий нож с тем же названием​
    Нельзя не рассказать о том, как была организована разработка ножа-инструмента для российской армии. Эта процедура была весьма необычной. В ГРАУ созвали совещание производителей холодного оружия, выдали тех-задание и месяц на разработку и изготовление образцов. Этап НИОКР оказался просто возложен на плечи производителей. Неудивительно, что реальные образцы представили только три фирмы. Они и пошли на испытание. Если для армейского ножа проблему сверхбыстрой разработки решить было можно (имея предварительные наработки, так, например, фирма «САРО» просто переделала под новые условия свой нож «Клён»), хотя все образцы появились в самый последний момент, то с ножом-инструментом оказалось сложнее. Единственные претенденты — ножи «Взмах-3» и «Варан» — по своим параметрам военных не удовлетворили, им требовалось что-то среднее между этими образцами. Готовая модель былау фирмы «НОКС», но её заказчиком выступала одна из спецслужб. Изделие получило характерное название «Взрывотехник». Внешне он похож на изделия Лазермана, но только на первый взгляд. Это изделие — «перевертыш».
    Самая большая неприятность обычных сапёрных тулов в том, что наличие обжимки для детонаторов уменьшает работоспособность самих пассатижей и их прочность. Во «Взрывотехнике» эта проблема решена. Так, обжимка у сложенного «тула» расположена на пассатижах с обратной стороны. Эта часть инструмента достаточно массивная и может использоваться как молоток. На ней также расположен твердосплавный выступ для разбивания стёкол, который может служить и стеклорезом. При переворачивании рукояток «появляются» сами пассатижи. Они нормальной конструкции, но с наличием сменных режущих кромок на кусачках. Это плюс, так как можно сами пассатижи сделать более прочными и ремонтопригодными.
    Если кусачки являются частью пассатижей, то их надо калить до высокой твёрдости, а это может сказаться на прочности. При наличии сменных режущих элементов проблема снимается. Пассатижи калятся до твёрдости, дающей оптимальную прочность, а режущие вставки (гораздо большей твёрдости) при поломке просто меняют. В одной из рукояток инструмента установлен клинок повышенной прочности, при длине 85 мм его толщина составляет 4 мм. Открыть его можно одной рукой, используя выступающий шпенёк. Клинок в открытом положении становится на жёсткий фиксатор. Рядом располагается универсальный держатель. В нём можно закрепить сменную пилу от электрического лобзика, что расширяет возможности инструмента, так как пилы могут быть самыми разными. Повреждённую во время работы пилку просто заменяют на новую. В держателе также может устанавливаться и специальный клинок для тонких работ. Он выполнен в двух вариантах — с обычной и серейторной заточкой.

    Из специальных инструментов можно отметить штырь из лёгкого сплава для проделывания отверстий в упаковках взрывчатки при установке детонаторов. Прочий инструментальный набор довольно обычен: шило, консервный нож, напильник, ножницы. Ножницы выполнены достаточно габаритными и не имеют пружины, которая, как правило, становится элементом ненадёжности. Она заменена рукояткой с прорезью, позволяющей их открыть и управлять ими во время работы (как обычными ножницами). Есть держатель для сменных бит, он может комплектоваться удлинителем. Наличие сменных бит увеличивает возможности использования инструмента, так как не нужно иметь целый набор различных отвёрток и специальных торцевых ключей.
    К сожалению, при всех плюсах, такой инструмент плохо подходит для армейского использования. Он должен быть намного проще, кондовее и не иметь сменных частей, которые можно потерять (одно из требований, которое всегда предъявляется к таким изделиям).
    Инструмент «Взрывотехник» — часть комплекта, в который кроме него входит и универсальный рабочий нож под тем же названием. Его производит фирма «АиР». Несмотря на своё назначение, он производит впечатление боевого оружия. Виной тому кинжальная форма клинка, расширяющаяся в передней части. Это сделано для перенесения центра тяжести вперёд. Клинок разрабатывался как армейский нож для тяжёлых работ. Поэтому габариты клинка достаточно внушительны — длина 180 мм, толщина 6 мм. Такая массивность позволяет рубить этим ножом и использовать его как рычаг. Ширина лезвия даёт возможность копать. Конечно, это не лопата, но для рытья небольших лунок он вполне пригоден. Заточка дифференцированная: с одной стороны она обычная (используется для резки и рубки), с другой — пилообразная заточка с мелким зубом, которая играет роль серейтора, а в некоторых ситуациях может даже выполнять роль пилы.
    Несмотря на своё рабочее предназначение, «Взрывотехник» ещё и оружие. Длина и толщина клинка, его форма, тип заточки позволяют использовать нож в этом качестве. Рукоятка выполнена из текстолита, этот материал оказался наиболее приемлемым для эксплуатации в сложных условиях. Навершие из стали, может выполнять роль молотка. Ножны из кордуры с пластиковым вкладышем, на них находится карман, в котором можно разместить алмазный заточной брусок и комплект выживания. Нож «Взрывотехник» представляет интерес не только для сапёров, но и для других родов войск. Сейчас идёт этап опытной эксплуатации этого изделия. На базе боевых образцов фирма-изготовитель собирается начать выпуск гражданских версий, внеся в их конструкцию необходимые изменения.
     
  11. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    10.901.538.788
    Stirik, 27 июн 2018
    Этот класс кораблей в современных флотах отсутствует, не было таких и в годы Первой мировой. Их возникновение связано с концепцией мощных торпедных ударов крупных групп эсминцев по линейным кораблям и крейсерам противника в ходе эскадренного боя.
    В Ютландском сражении, крупнейшем за всю историю линейных флотов, относительно небольшие по водоизмещению эсминцы (800–1200 тонн) составом дивизионов и эскадр атаковали кильватерную колонну линкоров, линейных, броненосных и легких крейсеров. Многоторпедные залпы позволяли добиться единичных попаданий в цель. При этом возникали проблемы с организацией таких атак, в частности с выходом нескольких эсминцев в позицию залпа с преодолением мощного противодействия артиллерии. Тогда и родилась идея создания лидеров эсминцев. По замыслу они должны быть более крупными кораблями, с большей скоростью и мощным артиллерийским вооружением и находиться во главе атакующих групп обычных эсминцев. На лидерах же должно располагаться и командование соединения. Поэтому они, как правило, имели развитое радиоэлектронное вооружение, в частности более совершенные и многочисленные средства связи.

    Другим направлением повышения возможностей эсминцев по выходу в позицию торпедной атаки рассматривалось радикальное повышение боевой устойчивости и потенциала их артиллерии. В конечном итоге победило второе направление, и в большинстве развитых флотов мира, за исключением Великобритании, отказались от лидеров как класса кораблей. Просто стали строить эсминцы значительно большего водоизмещения и с мощной артиллерией. Наиболее концентрированного воплощения эта идея достигла в германском флоте. Эсминцы для него строились почти вдвое большего водоизмещения, чем в других странах. При этом значительная часть имела артиллерию крейсерского калибра («Эсминец 1936А» и «Эсминец 1936А(Mod)»). Отказу от идеи лидеров эсминцев способствовало и радикальное увеличение скорости хода новейших линкоров того времени до 28–32 узлов. Стало понятно, что классические миноносные атаки – уже история. При этом особо актуальной стала проблема нейтрализации подводной и воздушной угроз, соответственно в комплексе задач, возлагаемых на эсминцы, на первое место вышли эскортные и противолодочные. Это окончательно поставило крест на лидерах эсминцев как классе боевых кораблей. Тем не менее Великобритания к началу Второй мировой еще сохраняла в составе флота лидеры эсминцев постройки начала 20-х годов. А Франция имела особый класс кораблей – контрминоносцы, предназначением которых считалась борьба с эсминцами противника, атакующего главные силы в линейном бою. Контрминоносцы имели значительно большее водоизмещение и мощную артиллерию, сохраняя серьезное торпедное вооружение.

    «Харьков» – тоже столица
    Но в Советском Союзе от лидеров не отказались. Если искать этим кораблям подобие в иностранных флотах, стоит обратить внимание на французские контрминоносцы и эсминцы с усиленным артиллерийским вооружением – по совокупности боевых качеств именно они наиболее близки к идее. Можно привести в качестве примера все германские образцы постройки 30-х годов за исключением типов «Эсминец 1936А» и «Эсминец 1936А(Mod)», имевших 150-мм артиллерию. В американском флоте это были корабли типа «Симс» и «Флетчер». Сравнивая с ними наши лидеры, можно заметить их близость по совокупности тактико-технических характеристик.
    Лидеры эсминцев в нашем флоте в годы Великой Отечественной были представлены тремя проектами – 1, 38 и «Ташкент». Корабли проекта 1 и проекта 38 имели незначительные отличия, которые сводились к особенностям обводов корпуса. Вооружение и ходовые качества были почти идентичными. По этой причине корабли обоих проектов обычно относят к одному типу – «Ленинград». Всего их было построено шесть: собственно «Ленинград», «Москва», «Харьков», «Минск», «Баку», «Тбилиси». Полное водоизмещение составляло около 3000 тонн, стандартное – порядка 2200 тонн, что соответствовало показателям упомянутых «иностранцев». По скоростным характеристикам – до 42 узлов – наши лидеры превосходили аналоги в других флотах (не более 36–38 узлов). Под стать была и маневренность, что позволяло успешно уклоняться от атак бомбардировщиков. В частности, от воздушного противника в море погиб только один корабль этого типа – «Харьков».

    Артиллерию главного калибра следует признать выдающейся. 130-мм АУ Б-13 имели дальность стрельбы 139 кабельтовых (почти 26 км). Даже 152-мм АУ германских эсминцев с крейсерским калибром били лишь на 127 кабельтовых. Что касается других подобных кораблей зарубежных флотов, их артиллерия была менее дальнобойной. 80–120 кабельтовых (15–22 км), не более. Это создавало благоприятные условия для победы в артиллерийском бою – наш лидер мог нанести упреждающий удар, не входя в зону досягаемости противника. Более того, вес снаряда нашего орудия составлял 33,5 килограмма, всего на треть уступая крейсерскому 150–152-мм калибру. В сочетании с высокой скорострельностью АУ Б-13 (10 выстрелов в минуту) это давало возможность для победы даже в бою с крейсерами противника устаревших типов.
    Однако орудия главного калибра нашего лидера не были универсальными. Их система управления и предельный угол возвышения ствола (45 градусов) не позволяли вести стрельбу по воздушным целям. В те годы только США строили эсминцы массовых типов, имевших универсальную артиллерию главного калибра (АУ Mark12 127 мм), однако дальность стрельбы по морским и наземным целям была менее 16 километров. Поэтому наши лидеры типа «Ленинград» имели артиллерию ПВО среднего и малого калибров. К началу войны на каждом из них были две одноствольные АУ калибра 76 миллиметров, две полуавтоматические палубные АУ калибра 45 миллиметров и два – четыре крупнокалиберных пулемета. В других странах эсминцы располагали автоматической зенитной артиллерией калибром от 20 до 40 миллиметров в количестве от четырех до восьми и более стволов. Словом, вооружение ПВО наших лидеров надо признать явно недостаточным. Однако начиная с 1942 года корабли начали оснащаться 37-мм зенитными автоматами 70-К вместо 45-мм пушек. К середине 1943-го все лидеры имели шесть – восемь 37-мм автоматов 70-К, что в полной мере соответствовало времени.

    Торпедное вооружение было стандартным для эсминцев – два четырехтрубных ТА калибра 533 миллиметра.
    Противолодочные средства наших лидеров на протяжении всей войны были представлены двумя кормовыми бомбосбрасывателями с боекомплектом 10–12 единиц. Это означало, что наш лидер мог совершить только две атаки подводной лодки малыми сериями глубинных бомб или одну – большой. Для сравнения: типовой боекомплект германских эсминцев включал 30 глубинных бомб.
    Отсутствовали и средства поиска подводных лодок. Только после поставок в СССР из Великобритании ГАС типа 128 такие станции («Дракон-128») начали устанавливаться на наши корабли. Таким образом, в начале войны возможности наших лидеров по решению противолодочных задач были чрезвычайно низкими и не отвечали требованиям времени. Это дало о себе знать. В ходе боевых действий наши лидеры не потопили ни одной вражеской подлодки.

    Дальнобойный «Ташкент»
    «Ташкент» существенно отличался от кораблей проекта «Ленинград». Его полное водоизмещение достигало 4175 тонн. В этом отношении он превзошел даже германские эсминцы проекта 1936А. Скоростные показатели корабля были уникальными – он демонстрировал скорость более 43 узлов. Причем неоднократно показывал и более 40 узлов даже в бою, чего не мог ни один корабль подобного класса в мире. Артиллерия – три двуствольные АУ Б-2-ЛМ калибра 130 миллиметров с баллистикой, аналогичной орудиям Б-13 лидеров типа «Ленинград». В количественном отношении эти шесть стволов нельзя назвать выдающимся показателем. Британский эсминец типа «Трайбл» имел восемь 120-мм орудий. Однако у «Ташкента» это компенсировалось дальнобойностью: используя превосходство в скорости и дальности стрельбы, наш корабль мог выбирать выгодную дистанцию для боя, что определяло его превосходство в поединке с равноценным или даже превосходящим по числу орудий противником.
    Так как главный калибр нашего лидера не был универсальным, он имел зенитную артиллерию, как на «одноклассниках» типа «Ленинград», – два 76-мм орудия. Плюс шесть 37-мм АУ 70-К, что вполне отвечало требованиям времени. Противолодочное вооружение – те же два кормовых бомбосбрасывателя. Однако боекомплект был существенно большим – 20 малых и четыре большие глубинные бомбы, что позволяло несколько раз атаковать обнаруженную подлодку. Впрочем, гидроакустических средств поиска субмарин корабль не имел, его противолодочные возможности были незначительными.

    Над минами, под бомбами
    Все лидеры были распределены по основным флотам СССР. «Ленинград» и «Минск» – на Балтику, «Москва», «Харьков» и «Ташкент» – на Черное море, «Баку» и «Тбилиси» – на Тихий океан. В 1942-м «Баку» по Севморпути был переведен в состав Северного флота.
    В ходе Великой Отечественной все лидеры действовали чрезвычайно активно. Помимо характерных для крейсеров и линкоров задач огневой поддержки приморского фланга армий, наносили удары по береговой инфраструктуре в стратегической глубине противника (в частности по объектам нефтедобывающей промышленности Румынии), эскортировали транспорты, участвовали в высадке десантов, решали другие задачи. В частности, совершили последние рейсы в осажденный Севастополь.
    С участием лидеров произошел единственный бой наших крупных надводных кораблей. 20 января 1943 года группа в составе «Баку» и эсминца «Разумный» вышла на перехват конвоя, обнаруженного радиоразведкой. В назначенном районе был обнаружен отряд боевых кораблей немцев в составе минного заградителя, двух тральщиков и двух противолодочных кораблей. Бой начался с дистанции около 27 кабельтовых. Лидер дал 19 залпов артиллерией и выпустил по противнику четыре торпеды. Эсминец – 15 залпов. Немцы отвечали, но налетевший снежный заряд прервал бой. В итоге обе стороны избежали потерь.

    В ходе войны погибли три лидера – «Ташкент», «Харьков» и «Москва». «Минск», получивший 23 сентября 1941-го тяжелые повреждения у причала в Кронштадте и затонувший, был поднят и к 1944 году возвращен в строй. Первой погибла «Москва». При ударе по объектам румынского порта Констанца, маневрируя на отходе под обстрелом береговой артиллерии, он подорвался на мине, переломился пополам и в течение 8–10 минут затонул. Следующим был «Ташкент». 2 июля 1942-го у причала новороссийского порта в результате налета 64 вражеских бомбардировщиков он получил два прямых попадания крупными авиабомбами и затонул. «Харьков» погиб 5 октября 1943-го. Действуя в составе КУГ, включавшей помимо него эсминцы «Беспощадный» и «Способный», после выполнения боевой задачи по обстрелу объектов в районе Ялты он подвергся налету пикирующих бомбардировщиков Ю-87. Прямое попадание крупной бомбы лишило корабль хода. Следуя на буксире эсминца «Способный», лидер через 4,5 часа смог частично восстановить ход и со скоростью девять узлов двинулся в пункт базирования. Однако при последующих налетах авиации получил еще несколько повреждений бомбами и затонул. Уцелевшая часть экипажа была спасена эсминцем «Способный», который вскоре сам был потоплен гитлеровской авиацией. Из экипажа «Харькова» спаслись всего три человека.
    Таким образом, на Черном море все лидеры погибли от авиации противника. Но на других флотах дожили до конца войны, несмотря на активное боевое применение.
     
    SMooKE нравится это.
  12. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    10.901.538.788
    Stirik, 28 июн 2018
    В 90-е были рассекречены многие архивные материалы, содержавшие сведения об интереснейших разработках оборонных КБ уже бывшего Советского Союза. И мы с удивлением узнали, что в создании некоторых систем вооружений наша страна опережала заокеанских оппонентов на десятилетия. Одним из самых грандиозных проектов была постройка межконтинентальной сверхзвуковой крылатой ракеты «Буря».
    Даже в наши дни это изделие поражает воображение. А в конце 50-х годов «Буря» казалась фантастическим пришельцем из будущего. Летные испытания ракеты начались в 1957-м. Четыре пуска были неудачными. Лишь в пятом полете, который состоялся 22 мая 1958-го, «Буря» полностью отработала программу. Но обо всем по порядку.
    Летом 1953-го у Советского Союза появилась водородная бомба. Атомная была испытана четырьмя годами ранее. Но чтобы бомба стала настоящим оружием, требовались средства доставки. Бомбардировщики на вооружении, конечно, имелись, но военных они уже не устраивали, поскольку не обладали высокой скоростью и дальностью и считались легкой целью для истребителей. Нужна была ракета. Понятно, что в таком важном деле правительство не могло полагаться на успех только одного коллектива, поэтому к работам по созданию носителя привлекли несколько КБ. В их числе оказалась фирма, которую возглавлял Семен Лавочкин. Авторитет конструктора в те годы был очень высок. Самолеты Ла-5 и Ла-7 по праву считались лучшими истребителями Великой Отечественной войны. В конце 40-х Лавочкин построил несколько неплохих реактивных машин, а в начале 50-х переключился на разработку зенитных управляемых ракет для первой отечественной системы ПВО «Беркут».
    [​IMG]
    В конце 1953-го Лавочкин был вызван к министру среднего машиностроения Вячеславу Малышеву. На встречу с ним он взял своего заместителя – талантливого конструктора Наума Чернякова, который пришел в КБ в 1946-м и вскоре стал руководить разработкой всех новых типов самолетов.
    Без долгих предисловий Малышев сказал гостям, что состоялось заседание правительства, на котором принято решение создать летательный аппарат, способный доставить атомную бомбу до Америки. В те годы вещи называли своими именами. «Если выполните работу в срок, мы вам при жизни поставим памятники», – заявил министр. «Мы были немного подавлены грандиозностью этой задачи и ответственностью, – вспоминал позднее Черняков. – Было страшновато. Но задача поставлена, и ее надо выполнять. Мы – руки по швам. Пойдем думать».

    В правительстве проекту дали шифр «Буря». В заводской документации ракета проходила под обозначением «Изделие 350» или Ла-350. Главным конструктором Лавочкин назначил Чернякова. Как будет выглядеть ракета, как ее делать, не представлял никто. Но поскольку правительственным распоряжением к работе были подключены все ведущие НИИ, дело пошло. Официально Совет министров СССР принял постановление о разработке межконтинентальных носителей ядерного заряда 20 мая 1954 года. Основные требования к крылатой ракете: дальность полета – 7500–8000 километров, скорость – более 3 Махов (три скорости звука), высота полета – 18–25 километров, масса боевой части – 2100 килограммов. Позже по требованию заказчика масса БЧ увеличилась до 2350 килограммов.
    По тем временам это были фантастические летно-технические характеристики. Не существовало изделий даже с близкими параметрами. Неудивительно, что облик новой ракеты тоже получился фантастическим. Вызывает восхищение и темп работы конструкторов. Эскизное проектирование «Бури» завершилось уже в сентябре 1955-го. В окончательном варианте была предложена двухступенчатая система. В качестве первой ступени использовались жидкостные ракетные двигатели (ЖРД). Вторая ступень – собственно крылатая ракета – оснащалась сверхзвуковым прямоточным воздушно-реактивным двигателем (СПВРД). Он был прост по конструкции и отличался умеренным расходом топлива на больших сверхзвуковых скоростях, что обеспечивало нужную дальность полета.

    Чтобы построить «Бурю», пришлось решить множество научных, технических и технологических задач. Новизна изделия была стопроцентная. Впервые аппарат должен был лететь на скорости 3 Маха. Это потребовало проведения исследований в области аэродинамики. Вскоре выяснилось, что на высокой скорости есть еще один барьер – тепловой. Из-за трения воздуха конструкция сильно нагревалась, пришлось создавать жаростойкие материалы. В таких условиях могли работать только титановые сплавы. Значит, надо наладить полный цикл изготовления титановых элементов конструкции. До этого даже не представляли, как получать такие заготовки и как их обрабатывать. Тогда же впервые в нашей стране в ОКБ Лавочкина освоили технологию сварки титановых изделий. Конечно, «Буря» не была на 100 процентов из титана. Из него делали наиболее нагруженные элементы конструкции, работающие в условиях высоких температур. Основной материал ракеты – сталь. И специалистам НИИ, промышленности и фирмы Лавочкина пришлось много потрудиться, чтобы освоить технологию сварки тонкостенных стальных конструкций. Еще одна проблема, связанная с тепловым нагревом, – поддержание температуры топлива в определенном диапазоне. Если оно перегреется, произойдет самовоспламенение. Отдельной большой задачей стала разработка навигационной системы, которая гарантировала бы требуемую точность при дальности полета восемь тысяч километров. Всего за год инженеры одного из специальных КБ создали уникальную астронавигационную систему, корректирующую полет «Бури» по звездам. Сегодня это московское опытно-конструкторское бюро «Марс», выпускающее бортовые системы автоматического управления и навигации космическими аппаратами, а также универсальные наземные проверочно-пусковые комплексы для испытаний и подготовки к старту изделий космического назначения.

    Подготовка технической документации по «Буре» была завершена в 1957-м, началась постройка опытного экземпляра. Параллельно с этим на заводах в Куйбышеве приступили к производству серии ракет для летных испытаний. Длина изделия в сборе составляла 19,8 метра, диаметр фюзеляжа – 2,2 метра, размах крыла – 7,7 метра, площадь тонкого треугольного крыла малого удлинения – 60 квадратных метров, угол стреловидности по передней кромке – 70 градусов, стартовая масса – 98 280 килограммов, вес маршевой ступени – 33 520 килограммов. Корпус ракеты имел цилиндрическую форму, немного суженную спереди и сзади, внутри его по всей длине проходил канал воздухозаборника СПВРД. Двигатель обеспечивал тягу 7,75 тонны. Полость между стенками канала и наружной обшивкой фюзеляжа служила емкостью для топлива (за исключением центральной части, где располагался приборный отсек). Передняя часть корпуса представляла собой сверхзвуковой диффузор с трехступенчатым конусом. Его центральное тело одновременно являлось контейнером для боевой части. На верхней поверхности крылатой ракеты в специальном обтекателе размещалась астронавигационная система. Крестообразное оперение устанавливалось в хвостовой части.

    Первая ступень «Бури» – два ускорителя, состоящие из топливных баков и четырехкамерного ЖРД С.2.1150, разработанного в ОКБ Алексея Исаева. Двигатель второй ступени – СПВРД РД-012У конструкции Михаила Бондарюка. Стартовала «Буря» вертикально со специальной железнодорожной платформы, выполнявшей роль пусковой установки. После разгона стартовыми ускорителями до скорости близкой к 3 Махам на высоте примерно 17,5 километра СПВРД выходил на режим максимальной тяги, ускорители сбрасывались. Далее полет до района цели происходил с постоянной скоростью М=3,1–3,2. По мере выработки топлива высота плавно увеличивалась до 25 километров. В течение всего маршевого участка полета осуществлялась коррекция траектории с помощью системы астронавигации. При подлете к цели ракета переводилась в пикирование, ядерная боеголовка отделялась на высоте около 18 километров. По результатам испытаний на самолетах системы астронавигации круговое вероятное отклонение от цели не должно было превышать 10 километров.
    Летные испытания «Бури» начались на полигоне Капустин Яр в Астраханской области во второй половине 1957-го. Как уже отмечалось, первые четыре пуска были неудачными. Лишь в пятом полете, который состоялся 22 мая 1958-го, первая ступень вывела КР на заданную высоту, СПВРД штатно запустился в расчетной точке, ракета легла на заданный курс, достигла скорости 3 Маха и в течение нескольких минут, предусмотренных полетным заданием, двигалась в крейсерском режиме.

    Потом снова случались аварии, были и удачные пуски. Шла обычная работа по доводке изделия. Все указывало на то, что ракету примут на вооружение. Полным ходом строились специальные стартовые позиции или, как их тогда называли, станции. Интересный нюанс: однажды в руки конструкторов «Бури» попал американский журнал, в котором была напечатана карта СССР с точками взлетов и попаданий, а также трассами отечественных ракет. Там была информация о всех пусках, кроме «Бури». Дело в том, что системы наблюдения в Турции могли видеть только верхнюю часть траектории полета баллистических ракет, но рассчитать всю трассу, точки запуска и падения не составляло труда. «Буря» же летит как самолет, поэтому по части траектории маршрут определить невозможно.
    Но в самый разгар испытаний – 5 февраля 1960 года вышло постановление правительства о прекращении работ над «Бурей» в варианте стратегической ракеты. Предписывалось продолжить работу над изделием в варианте фоторазведчика. Разрешалось провести пять дополнительных испытательных запусков, предназначенных для отработки различных систем. Это было обусловлено тем, что еще в 1958-м в ОКБ Лавочкина начались работы над перспективным беспилотным разведчиком на базе «Бури». В июле 1960 года руководство страны потребовало разработать стратегический комплекс фото- и радиотехнической разведки, используя имеющиеся наработки по МКР «350». Разведчик должен был летать на высотах порядка 25 километров со скоростью 3500–4000 километров в час. Радиус действия – 4000–4500 километров. Беспилотный разведчик планировалось оснастить несколькими аэрофотоаппаратами ПАФА-К и АФА-41, а также комплексом РТР «Ромб-К». Предлагалось создать два варианта ЛА. Один из них должен был получить посадочные устройства, обеспечивавшие многоразовое применение. Второй вариант предполагалось сделать одноразовым. Для этого он должен был нести запас топлива, необходимый для полета на дальность до 12000–14000 километров, а также радиоаппаратуру для передачи данных на расстоянии до 9000 километров. Но 9 июня 1960 года не стало Лавочкина. Проект потерял мощную поддержку и к концу года был закрыт.

    Для специалистов решение о прекращении работ по «Буре» стало шоком, хотя разговоры об этом в Минобороны велись уже в конце 1959-го. Военные приглашали все заинтересованные стороны, в том числе и Лавочкина, и пытались понять, что лучше: баллистическая ракета или крылатая? Уже тогда было видно, что большинство склоняется к баллистической ракете, так как от нее нет защиты.
    Группа главных конструкторов обратилась с письмом к Хрущеву с просьбой разрешить продолжение работ по «Буре». Ходатайство поддержали научный руководитель темы академик Мстислав Келдыш и министр обороны Родион Малиновский. Хрущев заявил, что работа бесполезна, и поручил секретарю ЦК КПСС Фролу Козлову, второму лицу в партийной иерархии, собрать всех заинтересованных и разъяснить ошибочность их позиции. Борис Черток, выдающийся конструктор и один из сподвижников Королева, вспоминал, что на том совещании Черняков попытался доложить о результатах пусков. Козлов его перебил: «Что вы хвастаете, что достигли скорости 3700 километров в час. У нас ракеты теперь имеют скорость больше 20 000 километров в час». Черняков понял, что технические аргументы бесполезны. Когда появился Малиновский, Козлов в резкой форме сделал ему замечание, почему он поддержал просьбу о продолжении работ: «Ведь Никита Сергеевич сказал, что это бесполезно».
    «Закрытие «Бури» было большой ошибкой, – считает академик Василий Павлович Мишин, преемник Королева. – Таких просчетов советское правительство допускало много, но закрытие работ по «Буре», когда она стала летать, – колоссальная ошибка». Свое слово в защиту ракеты сказали Микоян, Келдыш, Яковлев, Ильюшин. Но тщетно. Хрущев уже все решил. Последний, 18-й полет «Бури» состоялся 16 декабря 1960 года. Ракета преодолела 6425 километров.

    Справедливости ради надо сказать, что у правительства были свои резоны, когда оно принимало решение о закрытии «Бури». К тому времени Советский Союз достиг больших успехов в создании МБР. 4 октября 1957-го ракета-носитель Р-7 вывела на орбиту первый искусственный спутник земли. К тому же конструктивно баллистические ракеты были намного проще «Бури». Еще один важный аргумент – уязвимость в районе цели. В конце 50-х в Америке появились зенитные управляемые ракеты, которые вполне могли сбивать «Бурю», – «Найк-Геркулес» и BOMARC. В отличие от КР боеголовка МБР приближается к цели с куда более высокой скоростью, и перехватить ее в те годы было почти невозможно. Баллистические ракеты выиграли это соревнование. Еще один фактор – экономический. Страна просто не имела ресурсов, чтобы одновременно строить и баллистические, и крылатые ракеты.
    В декабре 1959-го под Плесецком первые три боевых ракетных комплекса Р-7 были поставлены на боевое дежурство. А 20 января 1960 года ракета официально принята на вооружение. Хрущев писал в «Воспоминаниях»: «Устинов доложил мне, что конструктор Королев приглашает посмотреть на его баллистическую ракету. Мы решили поехать туда всем составом Президиума ЦК партии. Hа заводе нам показали эту ракету. Честно говоря, руководство страны смотрело на нее, как баран на новые ворота. В нашем сознании еще не сложилось понимание того, что вот эта сигарообразная огромная труба может куда-то полететь и кого-то поразить взрывным ударом. Королев нам объяснил, как она летает, чего может достичь. А мы ходили вокруг нее, как крестьяне на базаре при покупке ситца: щупали, дергали на крепость, чуть ли не лизали. Могут сказать, вот какие собрались невежды в техническом отношении. Увы, в те месяцы подобными невеждами оказывались не только мы, но и все люди, впервые сталкивавшиеся с ракетной техникой».

    Но вернемся к «Буре». Как оказалось, она была не единственной стратегической крылатой ракетой. Параллельно с этим изделием похожую систему создавали в ОКБ Владимира Мясищева. Его ракета получила название «Буран». По задумке конструкторов «Буран» был крупнее «Бури». Стартовая масса – 175 тонн, полная длина – 27 метров, дальность полета – 9000 километров, скорость – 3,1–3,2 Маха, масса боевой части – 3500 килограммов, размах крыла – 10,6 метра, площадь крыла – 98 квадратных метров. Предполагалось, что первая ступень «Бурана» будет состоять из четырех ЖРД с тягой по 70 тонн. Работы по этой теме были прекращены в конце 1957-го. На тот момент в производстве находились три опытных экземпляра: на первом закончили агрегатную сборку, ко второму и третьему только изготавливались отдельные детали и узлы.
    Существовал аналогичный проект и в Америке. Фирма North American построила стратегическую крылатую ракету «Навахо». Ее стартовый вес составлял 135 тонн, вес боевой части 2200 килограммов, расчетная дальность полета – 8000 километров, высота полета – 22–24 километра, скорость – 3,25 Маха, полная длина – 23,1 метра, размах крыла – 8,72 метра, площадь крыла – 38,9 квадратных метров. Разработка «Навахо» началась в 1950-м, первый пуск состоялся 6 ноября 1956-го. Всего было выполнено 11 пусков, и лишь один признан успешным. Максимальная достигнутая дальность полета – 3200 километров. Тема была закрыта в 1957-м.

    В 90-е, когда с «Бури» был снят гриф секретности, всплыли новые интересные факты. На одной из конференций в Институте истории естествознания и техники после доклада о такой замечательной, но незаслуженно забытой разработке вдруг стали подниматься с дополнениями и комментариями представители той, старой гвардии: инженеры и конструкторы, принимавшие непосредственное участие в создании ракеты. По их словам, все было готово к тому, чтобы заметно повысить летно-тактические характеристики изделия. Двигателисты утверждали, что новая модификация СПВРД обеспечивала меньший расход топлива, а значит, большую дальность полета. Аэродинамики рассказали, что планировали установить на ракете крыло оживальной формы, как на первой модификации Ту-144. Оно, по расчетам, гарантировало снижение аэродинамического сопротивления и рост подъемной силы. Имелись соображения и по преодолению системы ПРО. На конечном участке «Буря» должна была делать горку, набрать высоту порядка 40 километров и оттуда пикировать на цель со скоростью 4–5 тысяч километров в час.
    Сколько всего экземпляров ракеты было построено и что с ними стало после закрытия программы, сегодня установить уже невозможно. Автору известно лишь об одном артефакте. В Харьковском авиационном институте в 70–80-е на кафедре конструкций двигателей был препарированный СПВРД. Выполняя лабораторные работы по дисциплине «Авиационные двигатели», мы, студенты, должны были с натуры чертить эскизы разных моторов – прямоточных, с центробежным компрессором, с осевым, а также отдельных элементов их конструкции и составлять спецификации. Прямоточный «монстр» поражал своими размерами. Что это за двигатель и где он применялся мы, конечно же, не знали, пока преподаватель доверительно не шепнул, что была такая огромная крылатая ракета, которая летала очень высоко, очень далеко и очень быстро.
    Как сложилась судьба главного конструктора «Бури»? Наум Черняков продолжил работу в КБ Павла Сухого, став главным конструктором не менее фантастического и легендарного изделия «100», или Т-4. По иронии судьбы «сотку» постигла та же участь. Самолет был построен, испытан, продемонстрировал выдающиеся характеристики, получил высочайшую оценку военных, после чего программу закрыли. Наум Черняков получил инфаркт и орден «Знак почета». Но это уже другая история.

    Когда в СССР рождались “Буря” и “Буран”, в США велась аналогичная разработка - проект “Навахо”. Даже характеристики этих разработок были схожими. Да и судьбы проектов тоже оказались похожими. Так же как и “Буря” “Навахо” полетела. Мы не знаем с какими проблемами столкнулись американские конструкторы, не знаем с какими организационными трудностями пришлось им бороться, но знаем, что так же как и “Буря” “Навахо” не была доведена до конца. К крылатым ракетам вернулись через двадцать лет, но и это уже совсем другая история.
     
    Последнее редактирование: 28 июн 2018
  13. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    10.901.538.788
    Stirik, 29 июн 2018
    50 лет назад в США сняли с вооружения артиллерию, пушки которой были способны стрелять ядерными зарядами. Тем более, что на смену им уже пришли ракеты, выпускаемые обеими ядерными державами к тому времени, «как сосиски». В разгар этого соревнования социализма с капитализмом, в 1959 году, Первому секретарю ЦК КПСС Никите Сергеевичу Хрущеву был представлен поистине фантастический план, согласно которому можно было «уесть» Штаты по полной программе.
    «Ничейные острова»
    На океанских просторах существуют сотни так называемых банок (отмелей) вулканического и кораллового происхождения. Это когда всего лишь несколько метров (как правило, от двадцати и глубже) скрывают от мореплавателей так и не появившуюся часть суши. Например, потух двигавшийся к поверхности моря вулкан — и остывшая магма замерла в 50-ти метрах от уровня моря. Или коралловому атоллу предстоит еще пару сотен лет роста, чтобы окончательно сформироваться, как острову.
    Так вот, много таких подводных банок и в непосредственной близости от США — как в Тихом, так и в Атлантическом океанах. Проанализировав эти и другие данные, группа инженеров-родственников Мирошниковых представила вниманию Хрущева план: построить на отмелях недалеко от Америки более двадцати искусственных островов, а на них разместить ракетные базы, взяв штаты в ядерное кольцо. Кстати, у американцев есть построенные точно по такому же принципу площадки в океане с радиолокационным оборудованием.

    Согласно плану главного в семье — инженер-майора А. Н. Мирошникова, за подписью которого, собственно, и был представлен документ, стоимость поднятия над уровнем моря одной такой стометровой (в диаметре) площадки была не такой большой — миллион рублей. Для сравнения: каждый пуск королёвской ракеты обходился тогда стране в полмиллиарда! Но при этом существовало несколько серьезных моментов. Во-первых, построить острова необходимо было одновременно — сразу все. Это вытекало из того предположения, что, как только СССР начнет возведение первой искусственной площадки, американцы, скорей всего, тут же «застолбят» остальные. Однако, проектом предусматривалось превращение подводной банки в настоящий остров всего за сутки. Поэтому такая угроза существовала только в том случае, если операцию не удастся осуществить единовременно.
    Во-вторых, стоило принять во внимание тот факт, что янки могли просто разбомбить такой рукотворный остров. Ведь не надо забывать о том, что находился он у них под носом, а до советской земли были тысячи миль. Для этого было предложено максимально укрепить площадки, превратив их в настоящие фортификационные сооружения.
    Операция прикрытия
    Собственно, операция «захвата» ракетного плацдарма должна была выглядеть примерно так. В течение суток как гриб появляется над водой ничейный остров, над которым поднимается флаг СССР, а сам островок и вся 12-мильная зона территориальных вод вокруг него (а это круг с диаметром в 24 морские мили или 44 километра) объявляется территорией Советского государства. Так что к тому моменту, пока американцы опомнятся, над волнами уже будет установлена ракетная точка. Более того, застолбив за собой такой большой участок морской глади (более полутора тысяч квадратных километров) и, соответственно, его подводной части, Советский Союз мог вести уже спокойное освоение соседних с ним подводных островков или отмелей).
    Само собой разумеется, что прикрытием доблестных ракетчиков должны были стать обычные советские «рыбопромысловики». А пока вновь открывшиеся «рыбодобывающие базы» заявляли бы о себе всему миру посредством советского МИДа, на острове планировалось начать работы второй очереди по укреплению, расширению и возведению второго и третьего этажей искусственной площадки. Причем, эта часть работ включала в себя откачку воды из внутренней части ее основания. Таким образом, должно было получиться нечто, напоминающее сухой подводный док. Вот в этом-то гигантском ангаре и должны были развернуться работы третьей очереди — то, ради чего все и замышлялось. А именно — оснащение скрытой ото всех части островка пусковыми установками ракет средней дальности в условиях полной секретности. Кроме размещения ракет там можно было построить аэродром, базу для подводных лодок, причалы для кораблей…
    Нужно ли говорить о том, что вся эта лихая операция задумывалась не только с военной точки зрения, но имела и ярко выраженную политическую окраску. Потому как к тому моменту территория СССР была окружена на всем протяжении границ десятками, если не сотнями военных баз НАТО и США, аэродромов, пусковых ракетных установок, пунктов радиолокационного наблюдения и перехвата и прочих военных объектов. И Никита Сергеевич вполне мог запустить дяде Сэму «ежа в штаны», чтобы вынудить заокеанского «гегемона» попридержать милитаристские аппетиты. Что, собственно, и случилось уже через пару лет на Кубе, когда Джон Кеннеди был вынужден демонтировать размещенные в Турции, но устаревшие уже к тому моменту американские ракеты.

    …"Не заслуживает внимания"
    Если бы все развивалось именно по такому сценарию, то вновь образованные острова так и не поменяли бы своего предназначения, оставаясь, согласно легенде, рыболопромысловыми базами. И, между прочим, «отбили» бы потраченные на из возведение деньги за очень короткий период. Однако, зная коварство и претенциозность американцев, а также блестяще отработанную ими политику двойных стандартов, трудно было предугадать, на что пошли бы заокеанские ястребы в случае успеха операции. Ведь даже в случае с Кубой, за которой, как они отлично знали, стоял СССР, штаты втянулись в прямую конфронтацию. А самолеты-разведчики ВВС США пошли на нарушение госграницы этой независимой страны сразу же, как только там оказались советские ракеты. Вполне возможно, что непонятный искусственный островок американские бомбардировщики попытались бы сравнять с водной гладью сразу же, как только он появился бы над нею.
    Еще вызывает некоторые размышления то, как инженеры планировали проведение работ второй и третьей очередей. Если вспомнить операцию «Анадырь», то весь американский флот был направлен тогда на блокирование наших кораблей и подлодок — только бы не подпустить их к Острову Свободы. Ситуация с «футбольной площадкой» в открытом океане, на которой ударными темпами планировалось укрепление и расширение, и вовсе выглядит в таком ракурсе сомнительной. Во-первых, к ней не подпустили бы ни одного нашего судна. А во-вторых, островок тут же окружили бы стаи американских субмарин

    Множество примеров говорит о том, что американские военные ястребы ведут себя нагло даже в тех случаях, когда за ними наблюдает весь мир. В случае полной изоляции «где-то в океане» никто из них и церемониться не стал бы, попытавшись «сковырнуть» искусственное образование.
    А что же план Мирошниковых? В ответе за подписью начальника Генерального штаба Вооруженных Сил СССР маршала Василия Даниловича Соколовского значится, что инженеры оказались далеки от экономических, политических, военных и даже технических реалий того времени. А потому проект, представленный А. Н. Мирошниковым, «не заслуживает внимания». И все же Хрущев, видимо, решился через пару лет вернуться к идее разместить ракеты под носом у ГП («главного противника»). К чему это привело — всем известно.
     
  14. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    10.901.538.788
    Stirik, 2 июл 2018
    История часто движется по спирали. Этот широко известный факт подтверждается в том числе и многочисленными примерами из области танкостроения. Например, советские самоходные артиллерийские установки, особенно тяжёлые, такие, как СУ-14, поначалу создавались как средство механизации артиллерии. В процессе эволюции «самоходного лафета» задачи поменялись — Красной армии потребовалась штурмовая САУ, стреляющая прямой наводкой и имеющая противоснарядную броню. Такой была, например, САУ 212 и последовавшие за ней тяжёлые САУ. Работы в рамках этой концепции привели к созданию СУ-152. Но в один прекрасный момент всё вернулось на круги своя: войскам понадобился «самоходный лафет» с открытым боевым отделением и 203-мм орудием Б-4.
    От инициатив к техническому заданию
    В 1941–42 годах основным направлением развития тяжёлых САУ в СССР была разработка штурмовых машин, ведущих огонь прямой наводкой. Были, впрочем, и весьма специфичные проекты, датированные началом 1942 года. Конструкторское бюро (КБ) завода №221 НКВ в марте 1942 года представило проекты самоходных установок БР-33П и БР-33Г. Они базировались на агрегатах среднего танка Т-34. Согласно документации, БР-33П планировалось вооружить 152-мм пушкой БР-2, а БР-33Г — 203-мм гаубицей Б-4. Поскольку данные проекты разрабатывались, скорее, как средство механизации орудий большой мощности, зелёный свет на их изготовление в металле получен не был. Ведь на повестке дня стояли «истребители ДОТов». Тем не менее похожие предложения от артиллерийских КБ продолжали поступать.

    Самый мощный из подобных проектов появился осенью 1942 года. На заводе №92 под руководством П.Ф. Муравьева был разработан эскизный проект установки 400-мм мортиры на шасси либо Т-34, либо КВ-1. Что именно за орудие предполагалось установить на танковое шасси — неизвестно. Рецепт изготовления оказался предельно простым: с танка снималась башня, а на её место ставилась та самая мортира. Также предусматривались опоры, устанавливаемые во время приведения машины в боевое положение. В конце ноября 1942 года в качестве базы для самоходной мортиры вместо КВ-1 предполагалось использовать шасси КВ-1с.
    Мортира и опоры утяжеляли танк на 20 тонн, то есть в случае демонтажа башни, орудия и боекомплекта к нему масса САУ составила бы 55 тонн. Правда, на заводе №92 ошиблись и занизили массу САУ на 5 тонн, поскольку считали, что КВ-1с имеет боевую массу 37 тонн, а не 42, как на самом деле. 14 декабря 1942 года из Главного автобронетанкового управления Красной армии (ГАБТУ КА) на запрос директора завода №92 А.С. Еляна пришёл такой ответ:
    «Опыт эксплуатации танков КВ показал, что при весе танка в 50 тонн ходовая часть и мотор работают с большой перегрузкой и часто выходят из строя. Это обстоятельство заставило создать более лёгкий танк КВ-1с весом 42,5 тонн.​
    Мощность мотора, его расположение и прочность элементов подвески и корпуса танка КВ-1с, по сравнению с танком КВ-1, изменилась незначительно.
    Выдержит ли подвеска танка нагрузку от выстрела, равную 100 тонн, сообщить мы не можем в виду отсутствия опыта по использованию установок с подобными нагрузками.

    Отсутствие характеристики конструкции устанавливаемой мортиры не даёт возможности сделать вывод о целесообразности установки её в танк».
    На этом проектные работы по сверхтяжёлой самоходной мортире закончились.
    Весной 1943 года тема «самоходного лафета» с использованием шасси КВ-1с всплыла уже в виде технического задания. Когда именно и кто его дал, точно неизвестно. Впервые оно упоминается в справке Главного артиллерийского управления (ГАУ) о состоянии опытных работ на 28 апреля 1943 года. Пунктом 12 в этой справке идёт «203-мм самоходная гаубица на шасси танка КВ-1с». Проектными работами по этой теме занимались сразу два завода — Челябинский Кировский завод (ЧКЗ) и завод №172 Народного комиссариата вооружения (НКВ) в г. Молотов (ныне Пермь). О проекте ЧКЗ почти никакой информации не сохранилось. Известно лишь, что 19 июня 1943 года в адрес СКБ-2 были направлены чертежи выстрелов и вращающихся частей орудий Б-4 и БР-2, на этом работы застопорились. А вот на заводе №172 история имела продолжение.

    Своим путём
    С «203-мм самоходной гаубицей на шасси танка КВ-1с», которую проектировало КБ завода №172, произошёл занятный казус. Вопреки заданию на полуоткрытую САУ там разработали закрытую штурмовую установку М-17. Вместо Б-4 она была вооружена гаубицей М-40. Этот проект одобрили в Управлении самоходной артиллерии (УСА) ГБТУ КА, но забраковали артиллеристы. 26 июля 1943 года Артиллерийский комитет ГАУ КА выдал следующий вердикт:
    «1. 203-мм самоходная гаубица «М-17» по огневой мощи и по действию заряда у цели не имеет никаких преимуществ по сравнению с имеющейся на вооружении артиллерии Красной Армии 152-мм гаубицей-пушкой «СУ-152».
    2. Изготовление опытного образца 203-мм гаубицы «М-17» и продолжение дальнейших работ по проекту Артиллерийский Комитет ГАУ считает нецелесообразным.
    3. Артиллерийский Комитет ГАУ считает необходимым предложить заводу №172 НКВ разработать проект самоходной 203-мм гаубицы обр.1931 года «Б-4» (с учётом возможности установки 152-мм пушки обр 1935 года «БР-2»).​
    Проект разработать при снятой мощной круговой бронировке, ограничившись лишь лёгким щитовым прикрытием.
    Увеличить угол возвышения до 60°–70°. Общий вес установки не должен превышать веса 152-мм самоходной гаубицы-пушки «СУ-152», то есть 45 тонн».
    Ни в июле, ни в августе, ни даже в сентябре ОКБ завода №172 не предлагало никаких решений по заданию ГАУ КА. Лишь после того, как в начале сентября 1943 года аналогичное задание получило Центральное артиллерийское конструкторское бюро (ЦАКБ), начались какие-то подвижки. Первые наработки по заданию на полуоткрытую САУ КБ завода №172 появились в начале октября.
    [​IMG]
    Эскизный проект САУ М22, представленный КБ завода №172 в октябре 1943 года​
    Проект, разработанный под руководством начальника артиллерийского КБ завода №172 В.А. Ильина, получил обозначение М22. Согласно пояснительной записке установка создавалась на базе КВ-14 (СУ-152), но от этой машины практически ничего не оставалось. Фактически за основу брался КВ-1с, с которого снимались башня и подбашенный погон. Вместо них на крыше боевого отделения появилась платформа, на которую ставилась качающаяся часть 203-мм гаубицы особой мощности Б-4. Спереди орудие было прикрыто массивным орудийным щитом. Благодаря тому, что гаубицу удалось разместить максимально низко, высота линии огня оказалась не очень большой — 2700 мм. Чтобы обеспечить максимальный угол возвышения в 60 градусов, в боевом отделении конструкторы предусмотрели специальную выемку, в которую при выстреле уходил ствол.
    Для установки в такую САУ орудие пришлось переделать. Б-4 должна была получить массивный дульный тормоз, который не должен был доставить серьёзных проблем: М22 предназначалась в основном для работы с закрытых позиций. Боекомплект из 26 выстрелов планировалось разместить на надмоторной плите так, чтобы максимально упростить заряжание. Боевое отделение почти не имело броневой защиты, поэтому ожидаемая боевая масса САУ должна была составить 43 тонны. Таким образом, теоретически М22 получила бы подвижность на уровне КВ-1с.

    Как гласит народная поговорка, хороша ложка к обеду. Если бы КБ завода №172 представило свой проект в разумные сроки, а не 15 октября 1943 года, у него ещё мог быть шанс. В реальности же проект прислали ровно через месяц после демонстрации аналогичной работы ЦАКБ, и М22 выглядела уже лишней. Технический Совет НКВ дал указание дальнейшие работы по теме М22 прекратить.
    Тем не менее в КБ завода №172 не сдались. 27 ноября 1943 года на адрес Артиллерийского комитета ГАУ КА были направлены материалы по проекту 203-мм гаубицы М24, которую разрабатывал конструктор А.Я. Дроздов. Она представляла собой наложение ствола с баллистикой 203-мм гаубицы Б-4 на лафет 152-мм пушки-гаубицы МЛ-20. Также КБ предлагало в опытном порядке рассмотреть вопрос установки на тот же лафет ствола с баллистикой 280-мм мортиры БР-5 (система носила индекс М25). В конце пояснительной записки нашлось место и для самоходной версии этого дуплекса:
    «Кроме того, вращающиеся части, как самой системы М24, так и указанных выше возможных вариантов наложения ствола по тем же причинам являются весьма выгодными для установки самохода.
    В качестве иллюстрации к сказанному, к высылаемым материалам прилагается эскизный чертёж общего вида самоходной установки вращающейся части системы М24 на шасси танков КВ-1с или КВ-14».
    Вариант М22 с орудием М24 получил заводской индекс М26, а версия с установкой системы М25 — М27. В качестве базы планировалось использовать базу танка КВ-1с или ИС. Впрочем, эскиз М26 отличался от установки М22 только новой орудийной системой и уменьшенным орудийным щитом. Кроме того, проект предусматривал возможность наложения стола 152-мм пушки БР-2 на тот же лафет. Речь идёт о 152-мм пушке М23, которую разрабатывали в то же время.

    15 декабря Артиллерийский комитет ГАУ КА рассмотрел проект гаубицы М24. Было решено построить её в металле, отказавшись от версии со стволом от 280-мм мортиры БР-5. М26 и М27 при этом даже не упоминались. Самоходная гаубица от КБ завода №172 умерла окончательно.
    В клещах между ГБТУ и ГАУ
    В сентябре 1943 года у завода №172, сильно затягивавшего разработку полуоткрытой тяжёлой САУ, появился конкурент — ЦАКБ, возглавляемое В.Г. Грабиным. Организованное на площадях, которые ранее занимал завод №8, конструкторское бюро было в значительной степени укомплектовано сотрудниками КБ завода №92. Здесь было немало талантливых инженеров-конструкторов, и некоторые из них имели прямое отношение к самоходной артиллерии. В сентябре 1943 года по просьбе ЦАКБ туда были переданы материалы по проектам БР-33П и БР-33Г. В результате уже к 15 сентября возглавляемый Грабиным коллектив подготовил первый вариант эскизного проекта полуоткрытой САУ.
    [​IMG]
    С-51 в походном положении​
    Разработка проекта шла, что называется, по наитию. Дело в том, что конструкторские бюро работали над системами, не имея чётко выраженных требований на них. Имелось лишь весьма расплывчатое задание. Именно по этой причине ЦАКБ изначально рассматривало несколько вариантов базы для своей САУ. Не изменилась ситуация и в октябре: решение по реализации проекта ЦАКБ принималось без утвержденных требований. Артиллерийский Комитет ГАУ КА окончательно составил тактико-технические требования (ТТТ) «на самодвижущиеся орудия АРГК калибра 152 и 203 мм» только 16 ноября. Согласно этому документу, установка должна была иметь вертикальные углы наведения в диапазоне от −3 до 65 градусов и горизонтальный сектор обстрела 60 градусов. Боекомплект должен был включать не менее 12 выстрелов, скорострельность ожидалась на уровне 2–3 выстрела в минуту для БР-2 и 1–2 выстрела в минуту для Б-4. Боевая масса САУ оценивалась в 45–48 тонн.
    Для обеспечения работы расчёта установку допускалось оснащать раскладывающимися мостиками. Также предусматривались сошники, выдвигаемые в боевом положении.

    В октябре 1943 года было уже понятно, что время КВ-1с и СУ-152 уходит, поэтому ЦАКБ изменило заявку на требуемые шасси. Помимо двух КВ-1с и одной СУ-152 начальник ЦАКБ просил один образец танка ИС, а также чертёжную документацию по нему. Позднее требование снова изменилось: вместо одного КВ-1с Грабин просил КВ-85. Эта машина использовалась для испытания 100-мм системы С-34.
    Самоходную установку, получившую заводской индекс С-51, начали строить в январе 1944 года. При её создании ЦАКБ пришлось делать сложный выбор. В теории для установки Б-4 на шасси КВ-1с нужно было удлинять корпус и добавить дополнительную пару катков. Но в условиях военного времени необходимость создания специального шасси отправляла проект в стол. По этой причине в ЦАКБ приняли решение не вносить в ходовую часть изменений. На крыльях ремонтного КВ-1с соорудили платформу, на которой в боевом положении размещалась часть расчёта. Внутренние полости платформы выполняли роль ящиков ЗИП, для предотвращения несчастных случаев платформа получила ограждения. Основная часть боезапаса хранилась в штатных деревянных ящиках, которые в походном положении лежали на настиле платформы и крепились к поручням.
    Для удобства подъёма и спуска на кормовом листе САУ были установлены откидывающиеся лесенки. Между лесенками разместились откидные направляющие, по которым перемещался кокор. Направляющие были нужны прежде всего для заряжания орудия с земли. В боевом положении часть расчёта С-51, состоящего из 10 человек, размещалась не на САУ, а на земле.
    [​IMG]
    С-51 в боевом положении, Гороховецкий АНИОП, начало марта 1944 года​
    Качающаяся часть 203-мм гаубицы Б-4 была взята без изменений. Орудие конструкторы вынесли далеко вперёд, его основание частично нависало над отделением управления. В походном положении ствол гаубицы оттягивался назад. Орудие было установлено на специальную раму, которая частично перекрывала сектор обзора смотрового прибора механика-водителя.
    Изначально система не имела щитового прикрытия. Позже спереди был установлен орудийный щит толщиной 7 мм, который служил для защиты расчёта от осколков. Щит состоял из двух частей, которые для удобства перевода ствола Б-4 из походного положения в боевое откидывались вперёд. При этом щит упирался специальными опорами в ходовую часть.

    Заводские испытания С-51 прошли в феврале 1944 года. В их ходе было произведено 49 выстрелов. Выяснилось, что скорострельность, по сравнению с буксируемой Б-4, выросла на 30%. После испытаний был поднят вопрос о постройке ещё одной САУ, получившей индекс С-59. От С-51 она отличалась только орудием — 152-мм пушкой особой мощности БР-2.
    По завершению заводских испытаний С-51 чуть переделали, после чего она отправилась на Гороховецкий АНИОП для полигонных испытаний. Машина прибыла туда 26 февраля, испытания начались позже — 16 марта. Из-за отсутствия оборудования на полигоне разбор и обмер частей гаубицы проводили на заводе №112. Полностью разобрать её, впрочем, не удалось. До начала испытаний С-51 прошла 150 километров, из которых 120 километров было пройдено по маршруту от АНИОП до завода №112 и обратно.
    Предполагалось, что стрелять С-51 будет осколочно-фугасными снарядами, но их не было, и использовались бетонобойные. За время огневых испытаний, продолжавшихся до 24 марта, было произведено 209 выстрелов, из которых 135 усиленным зарядом.
    При стрельбе под углом 30 градусов выяснилось, что установка откатывается назад на 1000-1300 мм, накат вперёд составлял 200 мм. При стрельбе носовая часть самоходной установки поднималась вверх на 250–450 мм, в то время как корма приседала на 200–300 мм. Высота прыжка с правого борта была на 100 мм выше, чем с левого.
    При стрельбе под углом 45 градусов отход самохода достигал 750–1000 мм, а накат — 330 мм, носовая часть поднималась на 100–180 мм, а кормовая приседала на 120–140 мм. Стрельба на угле возвышения 57 градусов происходила с отходом на 400–750 мм, накатом — 300 мм, подъёмом носовой части — на 60–150 мм и оседание кормовой части — на 50–100 мм.
    В результате устойчивость С-51 признали неудовлетворительной. Кроме того, отмечалась сильная сбиваемость прицела.

    Испытания пробегом проходили с 25 марта по 4 апреля. Самоходную установку проверяли в различных дорожных условиях, глубина снежного покрова при этом достигала 200 мм. В общей сложности С-51 прошла 524 километра, в том числе 16 по булыжной мостовой и 40 по бездорожью. Основной объём ходовых испытаний пришёлся на асфальтированное шоссе благодаря тому, что САУ совершала поездки на завод №112. Была достигнута максимальная скорость 32 км/ч, а по бездорожью — 22 км/ч. Специальных испытаний САУ не проводилось, поскольку имели место различные поломки ходовой части. На 240-м километре вышли из строя правый бортовой фрикцион и тормозная лента, ещё раз правый фрикцион дал о себе знать на 360-м километре. Имели место проблемы с гусеничными лентами, срезало болты на крышках катков. А вот с двигателем и торсионами проблем не возникало.
    Комиссия АНИОП признала С-51 выдержавшей испытания. Вместе с тем, к САУ имелись претензии. Наблюдалось большое рассеивание снарядов из-за бокового смещения орудия при стрельбе. Недостаточная устойчивость при выстреле приводила к сбитию наводки и отходу машины назад. Эту проблему предлагалось решить установкой сошников. Тем не менее довольно удачные результаты испытаний позволили Грабину говорить о запуске С-51 в серию. Для начала речь шла о 20–30 САУ. К этой идее отрицательно отнеслись в Управлении самоходной артиллерии, где посчитали нерациональным использовать шасси КВ-1с для изготовления тяжёлой САУ с лёгким щитовым прикрытием. Кроме того, боевая масса С-51 составляла 50 тонн, а ситуация первой половины 1942 года, когда у доведенных до такой массы КВ-1 «сыпались» агрегаты моторно-трансмиссионной группы, была ещё свежа в памяти руководства ГБТУ КА. Было решено провести дополнительные испытания самоходной установки, которые так и не состоялись: шасси после весенних пробегов требовало капитального ремонта.

    Летом 1944 года ГАУ КА попыталось сдвинуть ситуацию с мёртвой точки. 22 июля председатель Арткома ГАУ генерал-лейтенант Хохлов направил Яковлеву письмо со своими соображениями по поводу боевого применения САУ. К нему прилагался проект постановления Государственного комитета обороны (ГКО) о принятии С-51 на вооружение Красной Армии как «Б-4-С51». Предполагалось, что будет построено 50 таких САУ, причём первые 20 штук — к 20 августа. Для постройки планировалось использовать ремонтные шасси КВ-1с.
    Вопрос в том, что в наличии не было такого количества ремонтных шасси. Кроме того, к С-51 имелись вопросы со стороны ГАУ и ГБТУ. В конце июля 1944 года состоялось совещание, в котором принимали участие Малышев (НКТП), Устинов (НКВ), Федоренко (ГБТУ) и Яковлев (ГАУ). Малышев и Федоренко высказались резко против изготовления серии С-51, утверждая, что шасси САУ явно перегружено и не выдержит длительной эксплуатации.
    Это не помешало ЦАКБ построить опытный образец С-59. Для его изготовления был использован ремонтный КВ-1с с серийным номером корпуса 30164 и номером двигателя 309512, сданный ремзаводом №1 29 октября 1943 года. Переделки по сравнению с С-51 носили минимальный характер, поскольку орудия БР-2 и Б-4 были унифицированы. В конце августа 1944 года С-59 допустили до полигонных испытаний, но они уже ничего не решали.
    [​IMG]
    Орудийный щит мог откидываться вперёд, образовывая большую платформу​
    Но проблемную базу для С-51 можно было заменить. 14 августа председателем Артиллерийского комитета ГАУ КА были утверждены тактико-технические требования «на 203-мм самодвижущуюся гаубицу и 152-мм самодвижущуюся пушку на базе тяжёлого танка ИС». В качестве орудия самообороны такую САУ предполагалось оснастить турельной установкой пулемёта ДШК (боезапас 1000 патронов). Расчёт вооружался двумя пулемётами ДП (боезапас 2520 патронов), четырьмя пистолетами-пулемётами ППШ (боезапас 4000 патронов) и 25 гранатами Ф-1. Экипаж увеличивался до 10 человек, а боезапас — с 12 до 15 выстрелов к Б-4 или до 25 выстрелов к БР-2.
    Работы по теме полуоткрытой САУ на базе ИС велись осенью 1944 года. В конце сентября начальник ГАУ КА Яковлев написал докладную записку Берии. В ней он предлагал рассмотреть вопрос об организации серийного производства переработанной версии САУ. К докладной записке прилагался проект постановления ГКО, согласно которому предполагалось построить 20 таких машин: 5 в октябре и 15 в ноябре.
    Но на сей раз даже до проектирования дело не дошло. ЦАКБ к идее создания аналога С-51 на шасси «ИС» отнеслось прохладно. Заместитель главного конструктора ЦАКБ К.К. Ренне в своём письме Хохлову и Сателю высказал мнение, что до принятия определённых решений разрабатывать ещё один проект нецелесообразно. Другими словами, ЦАКБ твёрдо отстаивало идею самоходной установки с применением шасси КВ-1с. В НКТП и ГБТУ же считали, что шасси ИС перегружено, и для тяжёлой САУ следует проектировать специальное шасси. Фактически это означало отправку проекта С-51 в стол.
    Ситуация, сложившаяся с созданием С-51, очень напоминает басню «Лебедь, рак и щука». Неудивительно, что проект С-51 на базе ИС умер, даже толком не родившись. Из-за этого советским артиллеристам пришлось повторять опыт войны в Финляндии, выставляя тяжёлые гаубицы Б-4 на прямую наводку.
    [​IMG]
    Проект САУ с 210-мм орудием БР-17 на сочленённом шасси Т-34​
    Напоследок стоит упомянуть ещё один проект, при создании которого использовалось шасси Т-34. Этого монстра летом 1944 года разработал ленинградский филиал ЦАКБ. Он представлял собой установку 210-мм пушки БР-17 или 305-мм гаубицы БР-18 на сочленённом шасси Т-34. Экипаж при этом размещался в кабине, находящейся в носовой части машины. Проект был создан как альтернативный для С-51. Нарком вооружения Устинов предлагал составить на данную машину тактико-технические требования, но дальше эскизного проекта дело не пошло.
    Спустя 10 с лишним лет тяжёлые гусеничные САУ, предназначенные для решения похожих задач, всё же построили. Причём спроектировали их в Ленинграде. Речь идёт о 406-мм самоходной гаубице 2А3 «Конденсатор» и 420-мм самоходном миномёте 2Б1 «Ока». Базировались они на сильно переделанном шасси тяжёлого танка Т-10.
     
  15. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    10.901.538.788
    Stirik, 3 июл 2018
    имеет ли данный материал отношение к военной теме судить вам, но форму шить тоже надо:

    12 августа 1851 года, американский изобретатель и предприниматель Исаак Зингер получил патент на швейную машинку. Благодаря надежной конструкции и усовершенствованному механизму новейшее изделие приобрело невероятную популярность. Но во многом успеху компании послужил и талант самого Исаака Зингера, который смог с помощью эффективных маркетинговых решений убедить миллионы семей в необходимости покупки его продукции.
    Первый опытный образец, выставленный на продажу, был оценен в 100 долларов. Однако мало кто был готов тратить такие деньги, поскольку в домашних условиях женщины прекрасно справлялись с шитьем при помощи иголки с ниткой. А владельцы мастерских, использовавшие дешевый труд бесправных швей, еще меньше были заинтересованы в новинке.
    Стимулировать спрос могло лишь какое-то принципиальное новшество. И изобретатель придумал передовую по тем временам систему. Он решил создать долгоиграющий товар. Если до Зингера любые механизмы после поломки отправлялись на свалку или на фабрику для ремонта, то его клиенты могли сами заказывать необходимые запчасти, чтобы устранить неисправности. Благодаря Зингеру, швейная машинка стала первым бытовым прибором, допускавшим ремонт в домашних условиях.
    [​IMG]
    В 1854 году Исааком Зингером и адвокатом Эдвардом Кларком была основана компания I.M. Singer & Co. Сразу после выпуска первых швейных машинок Зингер столкнулся с еще одной проблемой. Его оштрафовали на 15 тысяч долларов за незаконное использование патента швейной иглы с отверстием на конце. Патент на эту иглу принадлежал Элиасу Хоу, который также придумал конструкцию одной из выпускающихся швейных машин, однако она была неудачной. Выплатив штраф, Зингер, совместно с Хоу и двумя владельцами фабрик, выпускающих швейные машины, нашли инвесторов и скупая патенты образовали трест, разорив более мелких производителей.
    Тем не менее, этого было недостаточно для того, чтобы повысить спрос на продукцию компании Singer. Исаак Зингер был не только гениальным изобретателем, но и блестящим бизнесменом. Он понял, что важно было убедить всех и каждого в том, что им нужна швейная машинка.
    Стремясь к успеху, Исаак Зингер первым начал выпускать машины, ориентированные не на промышленное производство, а на обычных домохозяек. Зингер обращался к ним напрямую. Предприниматель стал искать покупательниц в театрах, размещая рекламу на программках спектаклей, а также в церквях: описания швейных машинок раздавались прихожанкам на проповедях вместе с религиозной литературой. На ярмарках его машинки демонстрировали не бойкие парни-дилеры, а специально нанятые красавицы. На них обращали внимание и мужчины, и их спутницы. Singer вскоре стала престижной маркой. Мужчина, у которого в доме была швейная машинка торговой марки Singer, автоматически считался успешным.
    Но Зингер хотел, чтобы его продукция была доступна миллионам семей. Ради этого он пошел на еще один революционный маркетинговый ход. Уже в 1854 году он начал продавать машинки в рассрочку.
    Если антиквариат, то кто готов купить или продать швейную машинку Зингер (Zinger, Singer, Сингер)? Какую антикварную ценность представляет, сколько стоит, какова цена в зависимости от года выпуска, и есть ли эта зависимость? Какая разница Zinger – Singer (Зингер – Сингер), какие швейные машины ценятся больше, ножные или ручные? Что за мифы о загадочных валах и челноках из драгоценных металлов витают вокруг известного бренда?
    [​IMG] [​IMG] [​IMG]
    реклама фирмы Zinger 1892 года к всемирной выставке​
    В разделе Антиквариат – Продажа, на антикварных форумах, регулярно задаются эти вопросы, отзывы и ответы самые разные. Давайте расставим все точки.
    Талантище оказался родоначальником фрайчанзинга – его машинки выпускались по всему миру. Соответственно и фамилия конструктора и владельца товарного знака писалась на разных языках. Фамилия Зингер пишется на разных языках и через “S”, и через “Z”. Вариант швейной машинки Zinger выпускался в Германии (дочернее предприятие американской фирмы).
    Это ответ на вопрос – есть ли разница Zinger – Singer (Зингер – Сингер).
    [​IMG]
    В начале XX века компанию, имевшую на тот момент название Singer Manufacturing Company, возглавил Дуглас Александер. Именно при нем в 1908 году компания возвела на Бродвее небоскреб The Singer Building, где расположилась штаб-квартира корпорации. "Башня Зингер" стала первым небоскребом в Нью-Йорке и положила начало своеобразному соревнованию в городе, а позднее и во всем мире – гонке небоскребов. Долгое время 47-этажное здание оставалась самым высоким в мире. От основания фундамента до верхушки флагштока высота здания составляла 205 метров. Выше этого небоскреба была только Эйфелева башня. В 1968 году здание снесли, чтобы на его месте возвести небоскреб компании US Steel.
    На российский рынок компания Singer вышла еще в 1860-е годы с помощью немца Георга Нейдлингера, который имел склад в Гамбурге и 65 центров продаж в России.
    В 1902 году в Подольске заработал завод, выпускавший машины с русифицированным логотипом "Зингеръ" (к которому скоро прибавился тогдашний "знак качества" – надпись "Поставщик Двора Его Императорского Величества"). Эти машины не только широко расходились по России, но и экспортировались в зарубежные страны, включая Турцию, Персию, Японию и Китай. К началу Первой мировой войны завод ежегодно выпускал 600 миллионов машинок. Их продавали напрямую в 3000 фирменных магазинов, а также доставляли по почте.
    [​IMG]
    В 1918 году подольская фабрика перешла большевикам. При советской власти марка "Подольск" была довольно популярна в стране в течение нескольких десятков лет. Singer же в СССР был одним из немногих популярных иностранных брендов.
    После развала СССР эти машинки массово скупались владельцами подпольных цехов по пошиву изделий из кожи, в стиле Италии или Турции по простым причинам:
    - швейная машинка Зингер легко справлялась и делала безупречную строчку даже на очень толстой коже,
    - банально работала без электричества, что позволяло делать производство высокорентабельным, малозатратным и практически невычислимым.
    Это все было в 90-х, сейчас ушли в небытие и подпольные цеха, появились швейные машинки нового поколения.
    Тогда же, в начале 90-х, когда отовсюду крали всё содержащее хоть каплю драгметаллов, и был рожден, а далее раздут до невообразимых размеров, Миф о ценности швейных машинок Zinger – Singer (Зингер – Сингер): сначала на S, потом на Z, потом с определёнными номерами. Говорилось сначала, что ведущий вал для предотвращения коррозии был изготовлен из платины (палладия), потом, что не изготовлен, а только покрыт, что челноки в некоторых швейных машинках до 1930 года были из платины, золота и даже палладия.
    [​IMG]
    Достаточно хоть капельку знать характер немца, чтобы от души посмеяться над такими фантазиями.
    Эта легенда стала причиной нескольких убийств, совершенными охотниками за сокровищами. Так, группа подростков с Набережных Челнов, узнав, будто внутри машинок содержатся драгоценные металлы, принялись охотиться за старинными Зингерами. Одной из их жертв оказалась женщина в преклонном возрасте, которая открыла дверь неизвестным. Как выяснила милиция, из дома, кроме швейной машинки, ничего больше не было похищено.
    Однако интернет буквально завален, а подъезды регулярно пестрят сообщениями такого порядка: «Куплю швейную машинку Зингер (Zinger – Singer – Сингер)», «готовы купить швейную машину Зингер», «Срочно купим швейную машину Zinger» и т.д. В чем же дело?
    А это как раз новый вид потрясающе разыгранного мошенничества.
    Безобидное на первый взгляд объявление о покупке такой швейной машинки за очень даже приличные деньги:
    «Если Вы хотите продать свою швейную машинку Zinger – внимательно посмотрите на название, не называется ли она Singer. Это совсем разные машинки. Тщательно обследуйте магнитом всю машинку, исключая конечно места, сделанные из чугуна. Переверните машинку, Вы сможете увидеть белые валы, обследуйте их. Магнит должен реагировать слабо или вообще не реагировать. Чем меньше реакция, тем выше стоимость этой машинки. Точную стоимость машинки можно узнать только после спектрального анализа металла. В валах машинки Zinger содержится палладий».
    НО! поскольку точно не известно, до какого конкретно года валы были платиновые, вам предложат высверлить вал в двух местах и прислать стружку на анализ в письме, заодно оплатить стоимость реактивов (300-500 рублей). Денег вы своих больше не увидите, а машинку у вас никто покупать не будет.
    Есть еще легенда, о том, что жители горных районов с приходом советской власти переплавляли свое золото в станины швейных машинок. Допуская, что это может быть правдой, будем рассматривать каждый отдельно взятый экземпляр еще тщательнее.
    Согласно другой легенде, в 1998 году копания Singer объявила поиск швейных машинок, выпущенных в позапрошлом веке, с особым серийным номером, начинающийся с цифры 1. Наиболее вероятно, что данный экземпляр находится в России, и ее владельца ожидает приз в размере миллиона долларов. До сих пор скупщики антиквариата ездят по просторам нашей страны в поисках машинки со счастливым номером.
    Есть еще более невероятная легенда о том, что существуют около 300 машинок Зингер, вылитых полностью из золота. Якобы, после революции в России, представители зажиточной прослойки населения повально эмигрировали в Европу. Однако чтобы уехать, нужно было расстаться со всеми драгоценностями. Через границу разрешалось провозить только предметы домашней утвари. Поэтому предприимчивые эмигранты переплавляли драгоценный металл в формы машинок Singer, и полученные слитки окрашивали черным цветом.
    В 2009 году в Саудовской Аравии возникла очередная легенда, согласно которой, в иглах старых швейных машинках Зингер содержится легендарное вещество, так называемая "красная ртуть". Небольшое количество такого вещества стоит 2-3 миллиона долларов. Если верить слухам, наличие красной ртути, можно проверить при помощи обычного мобильного телефона, рядом с веществом у которого, якобы, пропадает сигнал.
    Совсем расстроились? Не огорчайтесь, ваша швейная машинку Зингер ещё продаваема, при условии, что она сохранилась в идеальном состоянии, с шикарной станиной и в идеале с документами, рублей за 500 самовывозом. Сами машинки как предмет антиквариата или коллекционирования – не интересны, занимают много места, не сильно интерьерны и совершенно не востребованы коллекционерами. Чуть больше ценятся машинки из малочисленных партий редких моделей и если ваше швейная машинка выпущена в районе года основания фирмы Зингер.
    [​IMG]
    Любопытный факт: название “поповка” произошло от названия торгового дома Попова, который занимался распространением и продажами швейных машин на территории России.
    Знаменитая швейная машинка Zinger ( или Singer ) – уже сама по себе сокровище, потому что очень надежная и долговечная, пусть и не антиквариат, пусть не использовались в деталях ее механизма ни платина, ни палладий, ни золото. Ценных металлов в ней нет, можете не портить, а поработать на ней и заработать на жизнь можно. Опять же память и полет фантазии.
    Из красивых ажурных литых ножек-подставок можно сделать потрясающий интерьрный шедевр! Чем и пользуются с успехом дизайнеры, превращая чугунную станину швейной машинки Зингер в удивительные столики, добавляя стеклянные, деревянные или мозаичные столешницы.
     
  16. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    10.901.538.788
    Stirik, 5 июл 2018
    В 1943 году арсенал Красной Армии пополнился первым отечественным промежуточным патроном 7,62х39 мм. Вскоре после этого стартовала разработка новых типов оружия, предназначенных для использования подобных боеприпасов. Результатом нескольких программ создания нового стрелкового оружия стало появление ряда образцов различных классов: самозарядного карабина СКС, ручного пулемета РПД и другого оружия. Таким образом, «Ручной пулемет Дегтярева» стал первым отечественным образцом своего класса, использующим новый промежуточный патрон.
    Еще на стадии проектирования нового патрона конструкции Н.М. Елизарова и Б.В. Семина было установлено, что оружие под такой боеприпас будет иметь заметные преимущества перед существующими системами, хотя в ряде случаев ожидалось и отставания по характеристикам. Патрон был легче, что сказывалось на объемах носимого боезапаса, но имел меньшую дальность стрельбы. Испытания патрона 7,62х39 мм показали его достаточную эффективность при стрельбе на дистанциях до 800 м. Анализ боев, в свою очередь, показал, что подобная дальность стрельбы вполне достаточна для нового оружия, которому предстоит использоваться в конфликтах будущего.
    [​IMG]
    В начале 1944 года начался конкурс на создание ручного пулемета под промежуточный патрон. Военные желали получить сравнительно легкое оружие с максимально возможной огневой мощью. Кроме того, новый образец не должен был иметь недостатки, свойственные существующим пулеметам ДП/ДПМ. К разработке конкурсных проектов были привлечены несколько ведущих конструкторов-оружейников. Свои варианты ручного пулемета представили С.Г. Симонов, Ф.В. Токарев, А.И. Судаев и другие заслуженные мастера своего дела. Кроме того, в конкурсе принял участие В.А. Дегтярев, несколько пулеметов которого с конца двадцатых годов состояли на вооружении Красной Армии.
    Используя свой опыт создания ручных пулеметов, Дегтярев предложил несколько вариантов нового оружия. Имея схожую газовую автоматику, предложенные проекты отличались конструкцией затвора и системой боепитания. Изначально Дегтярев предлагал использовать дисковый магазин наподобие примененного на пулемете ДП, а также рассматривал возможность создания отъемного коробчатого. Тем не менее, анализ различных предложений показал, что наилучшим вариантом будет использование ленточного питания.
    По результатам испытаний, проведенных в середине 1944 года, лидером конкурса стал пулемет Дегтярева под условным обозначением РП-44. Это оружие даже изготовили небольшой партией и отправили в войска для проведения испытаний на фронте. Войсковые испытания завершились выработкой предложений по доводке и новых требований к оружию. От разработчика потребовали исправить выявленные недостатки и завершить разработку пулемета.
    По результатам испытаний в войсках в конструкцию пулемета РП-44 были внесены некоторые изменения. В таком виде оружие вновь отправилось на испытания и получило рекомендацию к принятию на вооружение. В серийное производство новый образец поступил под названием «Ручной пулемет Дегтярева обр. 1944 г.» или РПД. Также иногда встречается обозначение РПД-44. Благодаря принятию на вооружение и началу производства пулемет РПД стал одним из первых серийных типов оружия, предназначенных для использования патрона 7,62х39 мм.
    [​IMG]
    Пулемет РПД был построен на основе газовой автоматики с длинным ходом поршня. Общая схема автоматики была частично заимствована у поздних модификаций пулемета ДП. В частности, для повышения некоторых характеристик в состав автоматики был введен газовый регулятор, позволявший изменять количество пороховых газов, поступающих к поршню. В конструкции регулятора предусматривались три т.н. канавки для отвода газов, пронумерованные от «1» до «3». В нормальных условиях следовало устанавливать регулятор в положение «2», в котором обеспечивалась нормальная работа автоматики. Канавка №3 имела большее сечение и предназначалась для стрельбы при загрязнении оружия. Канавка №1, в свою очередь, имела минимальный диаметр и позволяла снизить темп стрельбы.
    Несмотря на схожие решения и некоторые заимствования, пулемет РПД серьезно отличался от ДП и ДПМ. Так, ствольная коробка нового оружия была разработана с нуля. Она состояла из основной нижней части и шарнирно закрепленной верхней крышки. Кроме того, задняя часть ствольной коробки была выполнена в виде т.н. спусковой рамы, на которой закреплялись детали ударно-спускового механизма, рукоятка управления огнем и приклад. Внутри ствольной коробки располагалась затворная группа. В передней стенке коробки предусматривались крепления для установки ствола и трубки газового поршня.
    Любопытной особенностью пулемета РПД стал ствол без возможности замены. Опыт эксплуатации имевшихся ручных пулеметов показывал, что ведение огня короткими очередями позволяет пулеметчику расстрелять весь носимый боекомплект без перегрева ствола. Таким образом, съемный ствол не давал никаких заметных преимуществ, но усложнял и утяжелял оружие. Необходимость переноски запасного ствола так же не добавляла удобства в бою.
    Система запирания ствола при помощи расходящихся боевых упоров была похожа на аналогичный узел пулемета ДП, однако имела некоторые отличия. Связанная с газовым поршнем затворная рама контактировала с массивным металлическим затвором. Последний имел центральный канал квадратного сечения для ударника и две глубокие проточки на боковых поверхностях. В последних располагались боевые упоры, закрепленные на осях. Возвратно-боевая пружина располагалась в задней части ствольной коробки и внутри металлической части приклада.
    При движении затворной рамы вперед под действием пружины затвор должен был досылать патрон в патронник. После остановки затвора в крайнем переднем положении рама продолжала двигать ударник. Смещаясь вперед, он раздвигал боевые упоры и те входили в пазы ствольной коробки, блокируя перемещение затвора. Дальнейшее движение ударника приводило к выстрелу. Давление пороховых газов, выходящих из ствола через газоотводное отверстие, сдвигало поршень и затворную раму. Из-за этого ударник смещался назад и позволял упорам сдвинуться со своего места. При помощи фигурных вырезов на ствольной коробке упоры возвращались в нейтральное положение и позволяли затвору уйти назад.
    Движущийся затвор захватывал стреляную гильзу, вытаскивал ее из патронника и доводил до окна выброса. Выброс гильзы происходил через окна в ствольной коробке и затворной раме, вниз. При движении вперед затворная рама при помощи системы из двух рычагов приводила в движение подаватель, который смещал на одно звено ленту с патроном, тем самым выводя на линию подачи новый боеприпас.
    Ствольная коробка пулемета РПД имела прорезь в нижней части правой стороны, предназначенную для вывода рукоятки затвора. Рукоятка была жестко связана с затворной рамой и двигалась во время стрельбы.
    Ударно-спусковой механизм пулемета РПД имел простую конструкцию и позволял вести огонь только очередями. При нажатии на спусковой крючок смещались спусковой рычаг и шептало, после чего происходило разблокирование затворной рамы с последующим выстрелом. Огонь велся с открытого затвора. В конструкции УСМ предусматривался неавтоматический предохранитель. На правой поверхности ствольной коробки, над спусковым крючком, располагался флажок предохранителя. При переднем положении флажка предохранитель блокировал спусковой рычаг, в заднем – допускал стрельбу.
    Для комфортного использования пулемет Дегтярева оснащался деревянным прикладом, пистолетной рукояткой и цевьем. Приклад закреплялся на металлическом основании в задней части спусковой рамы. Также на раме предусматривались крепления для пистолетной рукоятки управления огнем. Цевье состояло из двух деревянных деталей и металлических прокладок. Оно закреплялось перед ствольной коробкой. Необычная форма цевья с двумя выемками сверху и снизу была связана с рекомендуемыми способами стрельбы. При стрельбе с плеча пулеметчик должен был поддерживать оружие за цевье снизу. Стрельба «от бедра» осуществлялась при помощи ремня. В таком случае ремень перераспределял нагрузку на плечо, что позволяло одной рукой удерживать рукоятку управления огнем, а второй – компенсировать отдачу, придерживая пулемет за цевье сверху.
    Пулемет РПД должен был использовать патронные ленты, для удобства помещаемые в металлические коробки. В ранних вариантах проекта предлагалось использовать ленты на 100 и 200 патронов, комплектуемые круглыми и квадратными коробками соответственно. Позже было решено отказаться от 200-патронной ленты и достаточно тяжелой квадратной коробки. Серийные пулеметы РПД комплектовались разборными цилиндрическими коробками для лент. Боепитание осуществлялось при помощи нерассыпной металлической ленты на 100 патронов, собранной из двух частей.
    В верхней части коробки предусматривалась шарнирно закрепленная крышка и крепления для установки на пулемете. При подготовке оружия к стрельбе коробку следовало установить на крепление под ствольной коробкой. Верхняя крышка коробки при этом помещалась слева от пулемета. Затем открывалась крышка ствольной коробки, заправлялась лента и крышка возвращалась на место. После этого можно было взвести оружие при помощи боковой рукоятки. Патронная лента поступала в ствольную коробку через специальное окно в ее левой поверхности. Отработанный участок ленты выводился через аналогичное окно с другой стороны пулемета. Во избежание загрязнения механизмов оба окна были оснащены подпружиненными крышками.
    Металлические коробки для лент имели ручку для переноски, однако транспортировать их рекомендовалось в специальных тканевых подсумках. При необходимости коробка извлекалась из подсумка и устанавливалась на пулемет. Использование специальных подсумков в определенной мере упрощало эксплуатацию оружия, особенно в боевых условиях.
    Прицельные приспособления пулемета РПД были аналогичны использовавшимся на оружии того времени. В передней части крышки ствольной коробки, непосредственно над узлом приема ленты, находился открытый прицел, рассчитанный для стрельбы на дальность до 1000 м. На дульной части ствола имелась мушка с защитой.
    Для повышения точности стрельбы пулемет комплектовался сошками. Крепления этих деталей располагались сразу за узлом мушки. Конструкция сошек позволяла складывать их и фиксировать в таком положении. В сложенном виде они закреплялись под стволом. При снятии защелки сошки разводились в стороны и удерживались в таком положении при помощи пружины.
    «Ручной пулемет Дегтярева обр. 1944 г.» имел общую длину 1037 мм при стволе длиной 520 мм. Вес оружия без боекомплекта составлял 7,4 кг. Пулемет и боекомплект в 300 патронов (три ленты в коробках) весили 11,4 кг. Для сравнения, ручной пулемет ДП/ДПМ с одним дисковым магазином на 47 патронов весил 11,3 кг. Подобная экономия веса достигалась в первую очередь за счет использования более легкого боеприпаса и иной конструкции систем боепитания. Так, коробка с лентой на 100 патронов 7,62х39 мм весила на 400 г меньше, чем магазин с 47 патронами 7,62х54 мм R.
    Нормальный темп стрельбы (положение регулятора «2») составлял 650 выстрелов в минуту. При установке регулятора на единицу скорострельность заметно снижалась. Практическая скорострельность достигала 100-150 выстрелов в минуту. За счет отказа от магазинного питания и применения ленты удалось обеспечить достаточно высокую скорострельность в боевых условиях, поскольку пулеметчик мог сделать до 100 выстрелов подряд без необходимости замены ленты.
    Уменьшение веса оружия с боекомплектом по сравнению с существующими пулеметами позволило повысить мобильность стрелка на поле боя. Кроме того, полезным оказалось предложение об использовании креплений для коробки с патронной лентой. В 1946 году на вооружение был принят ручной пулемет РП-46 с ленточным питанием, не имевший подобных деталей. Из-за этого пулеметчикам нередко приходилось разряжать оружие перед сменой позиции. Коробка для ленты, устанавливаемая под ствольной коробкой, позволила избавиться от подобных проблем.
    Прицельные приспособления пулемета РПД были рассчитаны для стрельбы на дальность до 1000 м. Стрелять по воздушным целям рекомендовалось с расстояния не более 500 м. Убойное действие пуль сохранялось и на больших дистанциях, однако в таком случае возникали серьезные проблемы с обнаружением цели и прицеливанием. На дальностях до 1000 м пулемет имел достаточно высокую эффективность стрельбы. Требования нормального боя при стрельбе очередями с расстояния 100 м выглядели так: не менее 75% пуль должны были ложиться в круг диаметром 20 см, а средняя точка попадания не должна была отклоняться от точки прицеливания более чем на 5 см.
    На практике это означало, что для поражения цели типа «грудная фигура» на дальности 100 м в среднем требовалось не более двух выстрелов. Для поражения аналогичной цели на максимальной прицельной дистанции уходило около 27 выстрелов. Таким образом, пулемет РПД мог эффективно поражать различные цели на дальностях до 800 м и более, как того требовало изначальное техническое задание.
    К концу сороковых годов советская оборонная промышленность освоила полномасштабное серийное производство новых пулеметов, что позволило обеспечить войска требуемым количеством оружия. Пулеметы РПД были приняты на вооружение в качестве средства усиления пехотных отделений и взводов. С 1946 года это оружие использовалось параллельно с пулеметами РП-46, предназначавшимися для применения на ротном уровне. Таким образом, за счет двух новых образцов стрелкового оружия удалось не только обновить материальную часть пехоты, но и значительно повысить ее огневую мощь.
    Со временем появилась модернизированная версия пулемета под названием РПДМ. Модернизированный пулемет почти не отличался от базового. При обновлении оружия была изменена форма газового поршня и его опоры. Кроме того, рукоятка затвора не была связана с затворной рамой, из-за чего при стрельбе оставалась неподвижной. Ввиду отсутствия серьезных изменений автоматики характеристики РПДМ остались на уровне базового РПД.
    «Ручные пулеметы Дегтярева обр. 1944 г.» активно использовались до начала шестидесятых годов. С появлением более нового и совершенного ручного пулемета РПК конструкции М.Т. Калашникова это оружие стали отправлять на склады. Новый пулемет имел некоторые преимущества, в первую очередь связанные с унификацией и другими аспектами производства.
    Обеспечив новым оружием свою армию, советская оборонная промышленность начала производство пулеметов РПД для экспортных поставок. Кроме того, зарубежным странам поставлялись пулеметы, снимаемые с вооружения или с хранения. Пулеметы РПД и РПДМ поставлялись более чем в три десятка стран Восточной Европы, Азии и Африки. В середине пятидесятых годов в порядке дружеской помощи СССР передал Китаю лицензию на производство пулеметов Дегтярева и всю необходимую документацию. Пулеметы китайского производства обозначались как «Тип 56» и «Тип 56-I». Со временем Китай так же начал продавать оружие своего производства третьим странам.
    На данный момент насчитывается более 40 государств по всему миру, которые использовали или используют пулеметы РПД и их модификации зарубежного производства. Широкое распространение такого оружия сказалось на его использовании в ходе различных вооруженных конфликтов.
    Некоторое количество опытных РП-44 и серийных РПД успело повоевать на фронтах Великой Отечественной войны. Тем не менее, первым конфликтом с массовым применением этих пулеметов стала война в Корее. В дальнейшем «Ручные пулеметы Дегтярева обр. 1944 г.» активно использовались почти во всех войнах в Азии и Африке. Начало поставок китайских пулеметов «Тип 56» привело к увеличению стран, использующих оружие советской разработки, а также поспособствовало его применению в большем количестве конфликтов.
    Во множестве стран пулеметы РПД давно сняты с вооружения. Тем не менее, часть армий до сих пор эксплуатирует это оружие. Другие государства, в том числе и Россия, давно заменили РПД более современными системами, но сохраняют их на складах. Таким образом, можно считать, что пулеметы РПД до сих пор являются современным оружием, отвечающим требованиям военных некоторых стран.
    [​IMG]
    Самозарядный вариант пулемета RPD v2.0 американской компании DS Arms​
    Со временем пулеметы Дегтярева получили распространение не только в армиях, но и в гражданской сфере. В некоторых странах, законодательство которых позволяет подобное, пулеметы РПД в доработанной и исходной версиях продаются стрелкам-любителям. К примеру, на рынке США присутствует несколько вариантов пулеметов РПД с переделанным УСМ, допускающим стрельбу только одиночными, и набором новых комплектующих. В соответствии с последними тенденциями оружие получает новый «обвес» в виде деталей с многочисленными планками Пикатинни, современных прицельных приспособлений, телескопических прикладов и т.д. Ввиду отсутствия серийного производства пулеметов переделке подвергается оружие, выпущенное несколько десятилетий назад.
    Пожалуй, срок службы пулемета РПД в разных странах мира является главным положительным отзывом. Это оружие было первым отечественным серийным ручным пулеметом под промежуточный патрон, однако смогло наглядно опровергнуть известную пословицу про блины и показать свои возможности. Со временем ручной пулемет Дегтярева уступил свое место более новому оружию, хотя в некоторых армиях используется до сих пор. Вероятно, эксплуатация этого оружия будет продолжаться в течение нескольких следующих десятилетий, обеспечивая требуемую огневую мощь стрелковых подразделений.

    P.S.
    Во время Вьетнамской войны американские солдаты сплошь и рядом использовали оружие советского производства. Причем особенно у них ценился ручной пулемет Дегтярева или сокращенно РПД под патрон 7,62 мм. Пулемет был уникальным, так как его можно было использовать с лентами и промежуточным боеприпасом.
    Использовали его не просто готовым трофеем, а после «доработки напильником», так, что получался вполне неплохой пулемет, заточенный под войну в джунглях. И самое интересное, что у американцев на тот момент ничего даже похожего не было, так как FN Mini Mi появится намного позже.
    [​IMG]
    Для переделанного пулемета в основном старались использовать трассирующие или зажигательные боеприпасы, что приводило к тому, что все вокруг отлично гремело, свистело и изрыгало пламя.
    Переделанные пулеметы по большей части использовали для стрельбы, что называется «на испуг», так как прицела нередко просто не было, мушку отпиливали со стволом почти около газоотвода. Зато получившийся обрез немного весил и боец мог взять с собой больше боеприпасов или просто использовали трофеи.
    Вот такое неожиданное применение нашлось для советского оружия. И вовсе даже не у союзников.
     
  17. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    10.901.538.788
    Stirik, 7 июл 2018
    Лекарство действует на основе хелатирования, то есть, процесса связывания ионов с молекулами металлов. Хелаторы в пилюле спроектированы так, что связываются исключительно с радиоактивными элементами и не вступают в реакцию с другими материалами, помогая убирать из человеческого организма плутоний, уран и и другие вредные радиоактивные вещества.
    Хелаторы в капсулах были усилены для борьбы с тяжелыми металлами, а до этого они зарекомендовали себя во время испытаний по очистке крови от свинца. Новый «антирадин» блестяще показал себя в опытах над мышами и отдельными клетками, и теперь исследователи готовы приступить к испытаниям препарата на людях.
     
  18. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    10.901.538.788
    Stirik, 9 июл 2018
    Неприхотливая, надежная и комфортная в управлении машина, которая "простит" ошибки и не подведет в бою, — так советские летчики характеризовали реактивный фронтовой бомбардировщик Ил-28, впервые поднявшийся в воздух 8 июля 1948 года, ровно 70 лет назад. Египет, Тайвань, Йемен, Нигерия, Лаос, Кампучия — вот далеко не полный послужной список крылатого ветерана. О его особенностях и примерах боевого применения — в материале РИА Новости.

    Недосягаем для зениток
    Закат эпохи поршневых бомбардировщиков начался сразу после войны. Советское руководство искало реактивную замену знаменитым Ту-2, сражавшимся на фронтах Великой Отечественной с ноября 1942-го. Конструкторскому бюро ОКБ-240 имени Ильюшина пришлось конкурировать с ОКБ Туполева, представившим собственные проекты реактивных фронтовых бомбардировщиков — Ту-73 и Ту-78. Все три машины проходили испытания одновременно и показали хорошие результаты, однако Ил-28 оказался значительно проще в производстве и эксплуатации. Точку в конкурентной гонке поставил лично Иосиф Сталин, распорядившийся в середине мая 1949-го принять на вооружение самолет "ильюшинцев". Серийное производство запустили уже в августе.
    В конструкции Ил-28 широко применялся дюраль марки Д16Т, прочный и легкий. Кабина для экипажа из трех человек полностью герметизирована и звукоизолирована, что по тем временам считалось роскошью. Два турбореактивных двигателя ВК-1 тягой 2650 килограмм-сил каждый располагались в гондолах под крыльями и разгоняли полностью снаряженный 18-тонный самолет до 906 километров в час. Практический потолок — 12,5 тысячи метров, дальность полета — 2300 километров. Бомбардировщик был неуязвим для подавляющего большинства зенитных орудий 1940-х годов — его просто не доставали на максимальной высоте полета. Единственная угроза — скоростные реактивные истребители, уверенно вытесняющие поршневые.
    [​IMG]
    Но Ил-28 мог постоять за себя и в ближнем воздушном бою. Четыре 23-миллиметровые пушки НР-23, две вдоль бортов в носовой части и две в кормовой турели — мощное оборонительное вооружение. При скорострельности 950 выстрелов в минуту они были крайне опасны даже для самых маневренных истребителей вероятного противника. Для наземных целей — либо 12 стокилограммовых бомб ФАБ-100, либо восемь 250-килограммовых ФАБ-250, либо две полутонные ФАБ-500, либо одна полуторатонная ФАБ-1500 на внешней подвеске. В середине 1950-х разработали модификацию Ил-28А для тактической ядерной бомбы РДС-4 "Татьяна" мощностью 30 килотонн.
    У этой машины один из самых низких показателей аварийности среди всех советских реактивных самолетов. За несколько десятилетий эксплуатации советские авиаконструкторы создали более 15 вариантов Ил-28. "Двадцать восьмой" выпускался в модификациях противолодочного самолета (Ил-28ПЛ), опытного штурмовика (Ил-28Ш), бортов радиотехнической разведки и радиоэлектронной борьбы (Ил-28РТР и Ил-28РЭБ соответственно), фронтового разведчика (Ил-28Р), торпедоносца (Ил-28Т). Когда в конце 1950-х его начали постепенно вытеснять из войск более современные Як-28 и Ту-16, самолет стали использовать для подготовки летчиков военной и гражданской авиации в качестве тренировочной машины, буксировщика мишеней, радиоуправляемого беспилотника для обучения ракетчиков ПВО. А Ил-28П даже поработал почтальоном — перевозил ценные грузы и важную документацию.
    Не стоит забывать и о богатом экспортном прошлом советского фронтового бомбардировщика. Его выпускали в Китае (по лицензии и без) и Чехословакии, он стоял на вооружении более 20 стран — от Индонезии до Кубы. Всего было построено около 6300 Ил-28 различных модификаций, многие оставались в строю вплоть до конца 1980-х. И без дела на аэродромах не простаивали.

    Опытный боец
    Первое упоминание об Ил-28 в зоне военного конфликта относится к Корейской войне 1950-1953 годов. Согласно западным источникам, на приграничных с КНДР китайских аэродромах дислоцировалось около 70 фронтовых бомбардировщиков с советскими экипажами. Предполагалось, что их поднимут в воздух, если войска ООН вновь пересекут 38-ю параллель, вдоль которой стабилизировалась линия фронта. Однако достоверных данных о применении Ил-28 в Корейской войне нет.
    Официальное боевое крещение эти фронтовые бомбардировщики получили в 1956 году во время Суэцкого кризиса. Египетские Ил-28 нанесли несколько ударов по войскам противника на Синае. Потерь от ответного огня не понесли, но семь из 50 бортов были уничтожены на земле в ходе ответных авианалетов Великобритании, Франции и Израиля. В 1962-м Египет задействовал бомбардировщики в йеменской гражданской войне, нанося удары по монархистам и Саудовской Аравии. В июне 1966-го один-единственный Ил-28 в сопровождении истребителей практически полностью уничтожил саудовскую авиабазу Хамис-Мушайт.
    [​IMG]
    Египетские бомбардировщики активно участвовали в "войне на истощение" 1969-1970-х годов. Разведывательные модификации Ил-28 использовались для вскрытия системы огня израильских зенитно-ракетных комплексов HAWK. Египетские самолеты провоцировали израильтян на запуски ракет ЗРК, после чего совершали уклонительные маневры. Ни один Ил-28 не был сбит, что лишний раз подтвердило его выдающиеся летные характеристики. Кроме того, египетские Ил-28 в ночь с 22 на 23 января 1970 года нанесли первый удар по Эль-Аришу, разрушив несколько зданий. В этот же день бомбардировщики атаковали израильских десантников, вторгшихся на остров Шеодан.
    Ил-28 применялись в гражданской войне в Нигерии в 1969-1970-х. В частности, они разгромили аэродром Ули, единственный в Биафре, способный принимать тяжелые самолеты. Во время кампучийско-вьетнамского конфликта в конце 1970-х бомбардировщики использовали полпотовцы. Наконец, Ил-28 повоевали в Афганистане в 1989-1992 годах на стороне правительственных сил. Талибам не удалось сбить ни одного, хотя в их распоряжении оставалось еще немало "Стингеров".
     
  19. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    10.901.538.788
    Stirik, 11 июл 2018

    Кубинский метод Вейлера
    Куба. Остров свободы. Но это сейчас, а чуть больше столетия назад это была самая ценная испанская колония. К несчастью для метрополии, кубинцы не испытывали тёплых чувств к Испании и бунтовали весь XIX век.
    Очередной бунт закончился формированием в 1895 году национального правительства и созданием сорокатысячной революционной армии. Это страшно огорчило лучших людей острова.
    Представьте, вы весь такой красивый богатый помещик, сидите у себя на асиенде (исп. hacienda — «имение», «поместье»), как вдруг из кустов вылезают какие-то кампесинос (исп. campesino — «крестьянин») и начинают грозно шевелить усами. И всё, накрылась афтепати медным тазом: плантацию сожгут, вас повесят, а что сделают с семейством — лучше не думать.
    Лучшие люди острова немедленно потребовали у Мадрида навести «закон и порядок». Но с этим как-то сразу не задалось. Посланный генерал Арсенио де Кампос натурально огрёб люлей, а вывоз основного колониального товара — сахара — упал до самой низкой отметки.

    В Мадриде грязно выругались и выпустили Мясника.
    Мясник — он же Валериано Вейлер-и-Николау, будущий военный министр от Либеральной партии — оказался очень толерантным человеком. Ему было совершенно без разницы, чьё восстание утопить в крови. Обычно Валериано действовал по принципу «боженька на том свете разберётся, кто тут мятежник, а кто лоялист».
    [​IMG]
    Валериано Вейлер​
    «Ихо де пута (исп. hijo de puta — „сукин сын“)», — сказал генерал, увидев кубинский бардак. Если всех убить, кто работать будет? Пришлось Мяснику поступиться принципами. Стал он думу думать и к 16 февраля 1896 года надумал три воззвания, в которых изложил «стратегию по реконцентрации».
    Суть стратегии была следующей. Во-первых, любые действия, которые подрывали авторитет Испании, объявлялись мятежными. Во-вторых, любая мятежная деятельность — а уж тем более материальная или агитационная поддержка мятежников — каралась смертью. В редких случаях — каторгой и заключением.
    В-третьих, население нескольких мятежных провинций, а также районов, примыкающих к крупнейшим городам страны, выселяли в специальные «лагеря по концентрации». Или просто — в концлагеря.
    Первыми туда попало население провинций Пуэрто-Принсипе и Сантьяго-де-Куба. Вскоре всю Кубу поделили на сектора, которые ограничивали военные дороги. Недовольных выселяли в концлагеря секторами.
    Кубинцы перешли к партизанским действиям…
    Вейлеру не нужно было придумывать свой «план Ост». В необорудованных лагерях не хватало бараков для проживания и отсутствовали источники чистой воды. Снабжали их по остаточному принципу. За два года из согнанных туда 400-600 тысяч кубинцев погибли более ста тысяч.
    [​IMG]
    Ещё несколько лет такими темпами, и Вейлер бы задавил партизан. Но ему не повезло. На севере располагались США, которые очень внимательно следили за действиями Мясника.
    Отцы-сенаторы в Вашингтоне уже устали толсто намекать гражданам, что государству срочно требуется жизненное пространство в Карибском море. А тут испанцы сами дали повод вмешаться!
    В 1898 году с криками о свободе для всех колониальных народов США объявили войну Испании — первую войну империалистической эпохи.
    Но главное — американские военные познакомились с методами Вейлера и вскоре их применили.

    Архипелаг не ГУЛАГ
    Если уж вы решили стать империалистом, действовать надо быстро и жёстко. Это США умели. С Кубой у них в 1898 году проблем не возникло. Острова были под боком — можно мигом доставить туда войска. Другое дело — Филиппины.
    Архипелаг располагался у чёрта на рогах и состоял из сотен островов. Вытеснить испанцев было легко, а вот удержать колонию в своих руках — сложно.
    К удивлению американцев, дикие туземцы не мечтали посадить себе на шею очередного хозяина.
    Трудности перевода родственники «дяди Сэма» решили дипломатично: начали военную оккупацию острова.
    Для завоевания Филиппин американцы взяли 65 тысяч солдат, пару генералов времён гражданской войны, прославившихся беспощадностью на поле боя, и одного Артура Макартура — батюшку того самого Дугласа Макартура, которого в 1942 году с Филиппин выгнали японцы.
    Источником проблем стало местное национальное движение, которое к 1899 году сумело выставить испанцев на мороз и объявить себя самостийной республикой.
    [​IMG]
    Филиппинские солдаты​
    Поначалу руководители национальной филиппинской армии, включая президента Агинальдо, считали, что ничего нет лучше старой доброй европейской тактики. Полк налево, дивизия направо, держим шаг, штыки к бою, вперёд. Но с этим кунг-фу американцы быстро справились, буквально за полгода уничтожив основную часть армии националистов в прямом бою.
    Дальше возник затык — филиппинцы перешли к партизанской войне. Быстро порешать дело с туземцами поручили Артуру Макартуру, который принялся прививать вашингтонскую культуру методами испанца Вейлера.
    Поскольку Филиппины — архипелаг, страну не пришлось искусственно разграничивать. Любой участок выступающей из воды суши оказывался своеобразным сектором зачистки. Исключение сделали только для большого острова Лусон: его поделили на две зоны.
    В мае 1900 года, сразу после назначения на должность командующего военными силами на Филиппинах, Макартур ввёл в стране «военное положение». Оно подразумевало принудительные депортации, убийства без суда и прочие радости военной оккупации. Кроме того, Макартур приказал начать процесс концентрации населения в городах и защищённых деревнях, контролируемых армией США и союзными частями, набранными из местных.
    К июлю 1901 года, когда Макартура заменили на генерала Чаффи, страну уже аккуратно покрывали лагеря, где содержались сотни тысяч филиппинцев.
    Казалось, уже ничто не могло превзойти зверства испанцев на Кубе — но вы плохо знаете американских генералов.
    Часть территорий на Минданао и Лусоне просто выжгли дотла, а любого, кто отказывался переселяться, расстреливали на месте. Наконец, после удачного нападения партизан на гарнизон города Балангита на острове Самар, у американских военных просто сорвало резьбу.
    Генерал Франклин Белл, командовавший 3-й отдельной бригадой на Южном Лусоне, загнал всё сельское население в концлагеря и сжёг на острове всю провизию, которую войска США не успели собрать за рождественскую неделю.
    Генерал Джейкоб Смит, командовавший 6-й отдельной бригадой на острове Самар, приказал майору морпехов Уоллеру превратить остров в «ужасную пустыню» — сжечь всё, а население закрыть в концлагерях. Уоллера потом даже привлекли к военному суду. Но оправдали. Кто ж будет наказывать героя‑то?
    [​IMG]
    4 июля 1902 года президент Теодор Рузвельт заявил, что мятеж завершился, хотя бунты вспыхивали ещё несколько лет. За два года в одних только концлагерях умерли более двухсот тысяч филиппинцев. Сколько погибло вообще — не известно до сих пор.
    Смертоносная саванна
    Нет пророка в своём отечестве, нет! В 1896 году британский полковник Чарльз Коллуэлл написал книгу «Малые войны, их принципы и методы», где советовал выселять население в закрытые зоны. Её посчитали второразрядной литературой. После англо-бурской войны о книге вспомнили, перечитали и очень удивились. Но пока что опередивший своё время военный теоретик прозябал в безвестности.
    Шёл март 1900 года. Паровой британский каток имени фельдмаршала Робертса грозился окончательно раздавить военные силы бурских республик и взять Преторию.
    Такого облома буры никак не ожидали. Англо-бурская война поначалу складывалась в их пользу. Руководство даже не представляло себе, что замена британского командования в январе 1900 года быстро изменит ситуацию.
    Пораскинув мозгами, буры перешли к партизанской войне. В июне 1900 года они взорвали железные дороги вокруг захваченной британцами Претории. Город оказался в кольце осады.
    [​IMG]
    Бурские стрелки​
    В британском штабе 16 июня выпустили приказ, в котором возложили ответственность за действия партизан на местное население. И все сразу поняли, что коли есть крест, то и гвозди тоже скоро найдутся. В середине июля буров стали выселять в пустыню.
    К концу месяца новость достигла ушей британских политиков. «Да мы же повторяем политику Испании на Кубе», — возмущался в парламенте Дэвид Ллойд Джордж, будущий премьер. Тогда он ещё был антиимпериалистом. Это потом, когда Дэвид стал известным, он переобулся в прыжке и начал настырно лезть в любую точку мира защищать «британские интересы».
    В августе веское слово сказала пресса: довольно жертв, по отношению к бурам надо использовать метод Вейлера на Кубе!
    Никто не оспаривал первенство испанского генерала на это изобретение.
    Но военные не торопились. Они постепенно освобождали города и зачищали территории. Война, казалось, вот-вот закончится.
    Что сделали буры, имеющие 10-12 тысяч бойцов против 250-тысячной армии, лишённые припасов, патронов и лошадей? Вместо того, чтобы сдаться, они перенесли войну на территорию британской Капской колонии. После чего новый главком британцев, Горацио Герберт Китченер, сознательно выбрал кубинскую стратегию Вейлера.
    К её воплощению он подошёл с чисто имперским размахом. Территорию военных действий разбили на сектора и разметили границы колючей проволокой. Построили блокгаузы, в которых разместили войска. За последующие два с половиной года войны возвели восемь тысяч блокгаузов, а протяжённость границы составила шесть тысяч километров. Всё население внутри секторов — не важно, буры там или африканцы — сгоняли в концлагеря.
    Ответственность за содержание концлагерей Китченер бодро возложил на гражданские власти, у которых не было ресурсов. Очень скоро начался мор.
    [​IMG]
    Британский концлагерь​
    К сентябрю 1901 года в 33 лагерях содержались около ста тысяч буров. Помимо них ещё в паре десятков лагерей сидели 66 тысяч африканцев (через полгода их стало 110 тысяч).
    Предусмотрительные британцы знали о расовой упоротости буров, так что чёрных от белых отсортировывали. Однако от голода, холода и инфекционных заболеваний одинаково быстро гибли и те и другие. Из примерно 110 тысяч африканцев умерло от четверти до половины. Из 100 тысяч буров погибли 28 тысяч.
    Учитывая малочисленность населения бурских республик, Китченер мог расслабиться.
    Современники считали действия испанских, британских и американских колонизаторов дикими и варварскими. Но они просто ещё не сталкивались с настоящим варварством.
    Прошло менее 50 лет, и германские нацисты показали всему миру убийственный потенциал концентрационных лагерей, политики депортаций и массовых убийств мирного населения.
     
  20. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    10.901.538.788
    Stirik, 12 июл 2018
    В 1918-1919 годах для изучения состояния техники, доставшейся Красной Армии в ходе Гражданской войны, создаётся специальная комиссия «особых артиллерийских опытов». По сложившейся в то время традиции, она получила сокращённое наименование КОСАРТОП.
    Результатом работы данной комиссии стал вывод о том, что практически ни один из имеющихся в армии «боевых самоходов», за исключением зенитных пушек, смонтированных в кузовах грузовиков (смотри раздел о СЗУ), современным и пригодным к дальнейшему использованию, хотя бы в качестве учебной машины, признан быть не может.
    Вывод, который был сделан из этого в конце 1920 года, гласил: в РСФСР целесообразно продолжить опытные работы, начатые в царской России, по созданию новых образцов вооружённых пушками самоходных установок. Во исполнение указанного решения в 1919-1920 и в 1922 годах проводятся общероссийские конкурсы по созданию новых проектов боевых машин. По итогам последнего конкурса лучшим был признан проект Ижорского завода, представленный под девизом «Теплоход АМ». Это была плавающая бронированная машина с 76 мм пушкой, имевшая массу 10 тонн.

    К рекомендациям комиссии прислушались. И в 1922 году в Петрограде создаётся первое КБ самоходной и механизированной артиллерии, базой которого становится завод «Красный Арсенал». Правда первоначальная деятельность этого КБ сводилась, в основном, к решению вопроса самовыживания. Однако его сотрудники смогли начать даже в этих непростых условиях эскизное проектирование нескольких вариантов новых машин.
    Первой работой нового КБ, которое возглавил Ф.Ф.Лендер, стал проект самоходной бронированной машины АР (артиллерийской разведки), созданный на тракторном шасси. Новая машина должна была иметь массу около 5 тонн. Планировалось вооружить её 76 мм «короткой» пушкой образца 1913 года, которая монтировалась на тумбе. Но главным для новой машины конструкторы считали не пушку, а установленные на ней разнообразные системы связи (радио, оптической и проводной) и четыре поста наблюдения. Проект получил положительный отзыв, выявленные недостатки были успешно устранены. Однако, по непонятным для меня причинам (никаких материалов не нашёл) работы были свёрнуты.

    В 1924 году возглавивший Высшую стрелковую школу комсостава РККА Н.М.Филатов, ссылаясь на опыт, полученный в ходе войны, предложил Артиллерийскому комитету создать несколько батарей самоходной артиллерии, вооружив их грузовыми автомобилями в кузовах которых будут размещены 76,2 мм пушки образцов 1910 (противоштурмовые) или 1913 (короткие). Но своих автомобильных заводов государство на тот момент не имело. Поэтому предложение одобрили, но не реализовали.
    РВС 11.07.25 распорядился сформировать Комиссию по механизации и тракторизации армии («КОМЕТА»). В состав нового органа включили сектор механизации КБ ОАТ (Орудийно-Арсенального треста), а также конструкторские отделы ряда заводов: «Красный Путиловец», «Большевик», завода «Мастяжар» (Мастерские по тяжёлой артиллерии), завода № 8.
    Вопрос создания материальной части для подвижных артиллерийских батарей, вооружённых 76,2 мм орудиями в рамках общего плана моторизации РККА неоднократно рассматривался «КОМЕТА» в 1925-1926 годах. Одним из наиболее заметных проектов этого периода является проект конструктора Н.М.Филатова. Основным его отличием от прочих являлась продуманность и простота реализации. Согласно данному предложению 76,2 мм пушка монтировалась на тумбе в кузове грузового автомобиля. Дно грузовика предварительно усиливалось за счёт стального рифлёного листа. Пушки в 1927 начал выпускать «Красный Путиловец».

    Филатов считал, что такая батарея может использоваться для огневой поддержки с места атаки танкеток или малых танков. Размещаемая во второй линии самоходная пушка требовала, по мнению изобретателя, только противоосколочного щита для защиты расчёта, частичного бронирования кабины и откидной бронещит для радиатора. В качестве шасси для САУ предлагалось использовать отечественные автомобили АМО, выпуск которых планировалось начать в 1927 году. Но этого не произошло, поэтому работы по созданию данной САУ приостановили.
    Ещё одним любопытным проектом являлся проект завода «Мастяжарт» от 1925 года. Там на шасси трактора «Даймлер» установили улучшенную зенитную пушку образца 1914/15 годов (76,2 мм). Проект дошёл до стадии начала изготовления опытного образца. Но работы также были свёрнуты.
    «Красный Арсенал» в 1926 году получил для завершения проработки эскизный проект, разработанный инженером КОСАРТОПа Каратаевым Н.В. Автор назвал своё детище самоходным орудием поддержки. Под руководством инженера Андрыхевича Б.А. КБ завода завершило работу по проектированию, результатом которой стал изготовленный в 1927 году опытный образец с названием «Арсеналец». Изготовленная машина получилась достаточно оригинальной. На малоразмерном гусеничном шасси, приводимом в движение карбюраторным двигателем в 12 л.с., монтировалась батальонная пушка конструкции Ф.Ф.Лендера (45 мм) или А.Соколова (60 мм). Шасси развивало скорость 3-5 км/час и управлялось идущим за САУ человеком с помощью специальных тяг. Боекомплект самоходной пушки составлял 50/32 выстрела (в зависимости от калибра пушки).
    [​IMG]
    Конечно, военных заинтересовало самоходное шасси для полевой артиллерии, но конструкция «Арсенальца» не обеспечивала никакой защиты расчету. После испытаний проект был закрыт.
    Самоходную пушку «Арсеналец» очень часто относят к классу самоходных артиллерийских установок. Ввиду отсутствия на момент его разработки каких-либо серьезных проектов САУ, такое классифицирование можно признать корректным. В то же время, более поздние САУ отечественного и зарубежного производства представляли собой бронированные шасси с установленными на них орудиями и средствами защиты бойцов. Естественно, все солдаты-артиллеристы уже не должны были идти за своим вооружением пешком. Так что не менее корректно можно причислить «Арсенальца» к другому классу артиллерии, появившемуся и сформировавшемуся на два десятилетия позже – самодвижущимся орудиям (СДО).

    Все вышеназванные работы проводились бессистемно, и, как правило, по инициативе заводских КБ. Только после выхода в 1927 году постановления ГАУ «О механизации артиллерии» все эти работы стали упорядочиваться и вестись систематически. Согласно указанному документу планировалось создать за три года для нужд РККА полк САУ, вооружённых 76,2 мм пушкой образца 1902 года. В качестве шасси рассматривался грузовой автомобиль. Главной задачей, для решения которой создавалась эта техника, должна была стать артиллерийская поддержка танковых войск при прорывах сильно укреплённых полос обороны. Но до 1929 года постановление так и не смогли выполнить.
    К 1929 году на вооружении Красной Армии уже поступали выпускаемые серийно «полковые» танки Т-18, уже опробованные в ходе крупномасштабных маневров под Бобруйском. В июле этого года состоялось знаменитое «танковое» заседание РВС, на котором была утверждена «Система танко-тракторно- автоброневооружения РККА». Выполнение указанного документа требовало проведения серьёзной корректировки, в том числе, и работ по созданию систем артиллерийских вооружений. Начавшаяся к тому времени индустриализация, сопровождавшаяся бурным развитием танковой и автотракторной промышленности в нашей стране, позволила советским конструкторам САУ использовать в качестве шасси для новых машин отечественные автомобили, первые танки и тракторы.
    Параллельно возрождалось производство артиллерийских систем. К середине 1930 года три действовавших в то время артиллерийских завода освоили выпуск восьми типов пушек и гаубиц разных калибров (от 76,2 мм до 152,4 мм). На стадии внедрения находилось ещё несколько конструкций. В связи с этим постановление ГАУ от 1927 года было скорректировано.
    [​IMG]
    В новой редакции к разработке утверждались следующие образцы САУ для поддержки атакующих танков и пехоты:
    самоходная пушка на шасси автомобиля повышенной проходимости (вооружение – 76,2 мм полковая (короткая) пушка поддержки обр. 1927 г);
    самоходная пушка на вездеходном гусеничном шасси (вооружение – 76,2 мм пушка образца 1902/30 годов);
    самоходная зенитная пушка на вездеходном гусеничном шасси (вооружение – 76,2 мм зенитная пушка образца 1915/28 годов).​
    На расширенном заседании правления ГАУ выяснилось, что необходимые для работ шасси у нас пока не выпускаются. Вопрос вернули на доработку.

    В апреле 1930 года в ГАУ вновь рассматривается указанный вопрос. По разработанным предложениям РВС СССР 02.10.30 принимает «Постановление РВС об опытной системе бронетанкового вооружения в части самоходных артиллерийских установок». Основное требование данного документа – всем КБ и заводам до 01.10.31 необходимо завершить проектирование и изготовление опытного образца/образцов бронетехники различного назначения, в том числе шести САУ, которые в дальнейшем будут использоваться в качестве базовых. Этими машинами должны были стать:
    танкетка, аналогичная по своим характеристикам пулемётной танкетке сопровождения, но с установленной на подобное шасси 37 мм пушкой БМ. Решаемые задачи – борьба с танками противника;
    самоходная пушка, относящаяся к артиллерии сопровождения механизированных частей. Решаемые задачи – подготовка и поддержание атаки танков, борьба против танков противника. В качестве шасси использовать имеющиеся шасси малого танка. Калибр пушки – 76 мм. Масса до 7500 кг. Скорость 25-30 км/ч. Броня 7-10 мм. Горизонтальное наведение 12 градусов и более, угол возвышения – 30 градусов и более;
    самоходная дивизионная пушка поддержки. Решаемые задачи – подготовка и поддержка атаки пехоты, борьба с огневыми точками, укреплениями и заграждениями. В качестве шасси использовать выпускаемые шасси средних тракторов. В качестве вооружения – 76,2 мм дивизионную пушку обр. 1902/30. Вес от 7500 до 9000 кг. Броневая защита – орудийный шит 8 мм. Скорость 20-25 км/ч. На САУ необходимо предусмотреть возможность перевозки расчёта (3-4 чел) и 40 выстрелов. Вторым этапом проработать возможность создания на этом же шасси самоходной гаубицы калибром 122 мм;
    самоходной ЗПУ. Решаемые задачи – охрана в бою и на походе подразделений и частей от нападения авиации (бреющий полёт). В качестве шасси использовать шасси малого танка, либо среднего трактора. Вооружение – универсальный четырёхствольный станковый пулемёт (7,62 мм). Бронирование 7 – 10 мм. Вес 7000-7500 кг. Скорость 25-30 км/ч. Предусмотреть возможность перевозки на СЗПУ 2 и более человек и 4000 патронов;
    самоходную ЗПУ. Решаемые задачи – оборона пехотных и механизированных частей в бою и на походе от бомбардировочной и лёгкой авиации; применение в качестве подвижного противотанкового средства большой досягаемости. В качестве шасси использовать шасси среднего трактора или малого танка. Вооружение – 37 мм зенитная пушка. Масса 7000-7500 кг. Броня 7-10 мм. Скорость 25-30 км/ч. Предусмотреть возможность перевозки 2 и более человек и 100 выстрелов;
    самоходная ЗПУ большой досягаемости. Решаемые задачи - оборона штабов, узловых ж.д. станций, мест развёртывания резервов от налётов тяжёлых бомбардировщиков. В качестве шасси использовать маневренный танк или тяжёлый трактор. Вес 10000-12000 кг. Броня 8-15 мм. Скорость 15-20 км/ч…
    В постановлении были определены и сроки завершения войсковых испытаний для САУ №№ 2,3 и 5 – до конца 1931 года!
    Работы по созданию САУ большой мощности, как не являющиеся первостепенными, ограничили разработкой эскизного проекта для 203 мм гаубицы образца 1929 года и 152 мм гаубицы образца 1930 года.
     
  21. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    10.901.538.788
    Stirik, 13 июл 2018
    Поговорим (долго и со вкусом) о самом святом, что есть в армии. Наверное, все уже поняли, что речь идет об обеде.
    Возможно, многие будут не согласны с нами, особенно генералы диванных войск, не служившие ни одного дня. Да, можно пылко и яростно вещать о долге, о чести, обо всех прочих вещах. Да, Знамя, долг, честь, победоносная история, это все ДА!
    Но ждешь почему-то обеда.

    Завтрак – ты еще не проснулся, там в организм что-то такое прилетело, он это переработал и все, уже надо нестись, как раз выполнять все, что связано с долгом. Ужин… Ну да, упал в желудок хек или минтай, но организм опять-таки в предвкушении отработки взаимодействия морды с подушкой.
    А вот обед… Обед – это квинтэссенция армейского дня. Благословенные 45 минут на прием пищи (не жрать, не хавать, нет – принимать пищу, как белый (ну, почти) человек!) и как минимум потом еще полчаса, пока переварят отцы-командиры и устроят очередную пакость.
    Кстати, будучи молодыми отцами-командирами, на себе испытали, что после обеда сила гравитации возрастает многократно. И идти воспитывать этих ленивых косячников ну нет просто никаких сил… И вся надежда только на старого волчару-комбата… Взвыл батяня – и остальные загавкали. Армейский день пошел к своему завершению.
    Между тем так было далеко не всегда. И мы предлагаем окунуться в увлекательнейшее (очередное) многосерийное путешествие в военную историю.
    Конечно, серьезный исторический труд невозможен без рассказов о полках Александра Македонского или римских легионах, покорявших весь цивилизованный мир. Но речь в нашем историческом исследовании пойдет о значительно более поздних временах. Хотя к истории питания военного древнего мира мы вернемся позже.

    Наше повествование начинается с 1700 года.
    До указанной даты, а еще точнее, до создания Петром Великим регулярной армии, государство вообще не заботилось об армейском продовольствии. Продукты солдаты добывали сами, покупая их на жалование у жителей тех мест, где проходила служба. Или не покупали, все зависело еще от лояльности мест, где проходила или квартировала армия. Грабили, то есть.
    И вот 1700 год. Царь Петр издает указ «О заведовании всех хлебных запасов рамных людей Окольничему Языкову, с наименованием его по сей части генерал-провиантом» и инструкцию по провиантскому обеспечению. Это стало началом провиантской службы или как есть, службы тыла русской армии.
    Согласно этой инструкции, уже в 1707 году солдатам выделялся провиант, состоящий из муки, крупы, овощей, соли и денежного довольствия на покупку мясных продуктов. Кроме того, официально полагались к выдаче водка и пиво.

    Дальше начались заимствования у запорожских казаков. У тех была практика, что в каждом курене (150-200 человек личного состава) был выделенный повар и 2-3 помощника, которые ежедневно готовили еду на весь курень.
    В русской армии были по примеру куреней организованы артели. Выбирались артельные выборные, которые закупали продукты на деньги, получаемые от заведующих питанием офицеров, а затем сообща готовили себе еду в походных котлах на кострах.
    Как правило, в те времена, при совершении марша, обоз с провиантом и посудой выдвигался по маршруту раньше войска и, прибыв на место стоянки, обозники и кашевары начинали готовить еду, чтобы прибывшие роты могли сразу поесть. Готовить пищу впрок и перевозить её уже готовой или сварить с ночи, чтобы у солдат был завтрак, возможности не было — посуда была, как правило, медная, и хранить в ней продукты было нельзя.
    Согласно старой русской военной поговорке «Щи да каша — пища наша» эти два блюда действительно были основными и готовились повсеместно. Благо, видов щей и каш в русской кухне хватало, были бы продукты и руки, способные приготовить нормальную еду.
    Кстати, именно с тех времен пошло выражение «наказать медным гулом». Провинившегося при приготовлении еды кашевара запихивали в медный котел, закрывали крышкой и лупасили по котлу кто чем. Так что вполне такая почетная должность кашевара была, скажем так, с повышенным риском. Времена-то были простые и недемократичные.

    А могли по доброте душевной и утопить в том же котле. Прецеденты случались в истории.
    1716 год стал эпохальным для русской армии. Все уже поняли, что речь идет о Воинском Уставе 1716 года, который стал основополагающим документом. Даже сегодня в нем все понятно. Шедевральный документ.
    В Уставе есть две главы, полностью посвященные питанию военных. Некоторые части до сих пор цитируются, что дело неплохое, но мы процитируем две статьи полностью и без обычных сокращений.

    Глава пятьдесят третья. «О пропитании и маркетентерах».
    1) Пропитание как людям, так и скоту наиглавнейшие дела суть, о чем мудрый и осмотрительный Генерал всегда мыслить должен, ежели хочет, чтоб сущее под его командою войско в том никакого недостатку не имело, и всегда в добром состоянии пребыло.
    Сих ради причин учрежденный Комисариат, который всепорядчное и прилежное старание иметь должен, дабы войско ни в чем как в пропитании, так и фураже никакого недостатку не имело, где б оное ни обреталось.
    А особливо надлежит того смотреть, чтоб как хлеб, так и мука гнилая и вонючая не была, дабы из того никакой болезни в войске не произошло. Такожде надлежит над полевыми хлебниками доброе надзирание иметь, чтоб они хлеб надлежащим образом выпекали, и во определенном весу по учреждению никакого ущербу не чинили.
    Такожде в фураже, лошадям, как в овсе, так и в сене и сечке, чтоб никакова недостатку не было.
    2) И понеже недовольно, чтоб при войске токмо один хлеб был, но надлежит и иные припасы съестные и питье всемерно иметь, и того ради зело изрядно и потребно есть, когда многие маркетентеры при войске обретаются, тогда надлежит оных сколько возможно в привозе и отвозе защищать.
    Полторы статьи, три десятка строк. Но все просто, как у великого царя было. Хлеб должен выпекаться полевыми хлебниками из не вонючей муки.
    Полевые хлебники – это появившиеся при Петре Алексеевиче небольшие передвижные печки для выпекания хлеба в полевых условиях. До этого хлеб выпекался только там, где были печи, то есть, при размещении в деревнях и городах.​
    Но самое интересное в конце Устава. Там впервые была применена табель о выдаче продуктов согласно рангу военнослужащего.
    Вообще, многие исторические источники тех времен, описывают многочисленные грабежи со стороны русских войск, определенных на постой в русских же деревнях. Это неудивительно.
    Солдатское жалованье было невелико, выдавалось нерегулярно, да из него еще и делались вычеты на военную одежду. Кроме того, в те времена деньги вообще в полунатуральном крестьянском обиход не играли существенной роли. Местные жители иной раз просто не хотели продавать солдатам продукты за деньги, либо, что тоже нормально, не сходились в цене. Ну а дальше все шло к тому, что голодный солдат решал вопросы своеобразно, но не всегда достойно.

    И вот Петр Первый решил это дело если не прекратить, то изрядно улучшить. «ПОРЦИОНЫ И РАЦИОНЫ в чужой земле, а в своей только рационы давать надлежит посему».
    Продовольственное снабжение делилось на порцион и рацион. К порциону относились продукты, выдаваемые для питания людей, а к рациону — фураж для питания лошадей, которых использовал военнослужащий (очевидно, как казенных, так и собственных). Несколько непривычно, но как есть.
    И порцион, и рацион для всех категорий военнослужащих были совершенно одинаковы. Разница в уровне питания заключалось в том, сколько порционов и рационов получал военнослужащий.
    Один суточный порцион состоял из следующих продуктов:
    Хлеб — 2 фунта (819 граммов).
    Мясо — 1 фунт (409,5 граммов).
    Вино (водка) — 2 чарки (246 граммов).
    Пиво — 1 гарнец (3,27 литра).​
    Кроме того, на один порцион на месяц выдавалось:
    Различных круп – 1,5 гарнца (4.905 литра, или весом 6,13 кг.).
    Соль — 2 фунта (819 граммов).​
    Да, в нормах снабжения совершенно не предусматриваются жиры, рыба, овощи. Также не предусмотрено вроде бы никаких замен мясу в периоды религиозных постов, продолжительность которых в то время достигала 200 дней в году.
    Правда, устав предусматривал выдачу и других продуктов, кроме нормированных, но "по случаю".
    Здесь же, в Уставе, четко расписывалось, сколько рационов и порционов получал каждый военнослужащий. Понятно, что рядовой пехоты получал один порцион, а фураж ему не выделялся. Высший чин, генерал-фельдмаршал, получал 200 порционов и 200 рационов.
    Понятно, что 82 кг мяса человек, даже будучи генерал-фельдмаршалом, сожрать не в состоянии. Равно как приговорить за месяц 49 литров водки. Речь шла о денежном эквиваленте, понятное дело, выделяемом для закупки провианта помимо солдатского жалования.

    Опять же, 250 граммов водки махнуть есть возможность не каждый день, особенно на марше или при штурме, соответственно, «разбег» из которого можно выделить суммы на закупку рыбы или овощей – не вопрос. Были бы деньги и что на них купить.
    Кстати, вопрос доступности водки или пива при осаде крепости тоже весьма остро мог встать. Вот после взятия – без проблем. Тем более что Устав предусматривал право военачальников разрешать грабеж населения вражеских населенных пунктов.
    Если грубо прикинуть, калорийность этого суточного порциона составляла около 3 000 ккал. Без пива, просто потому, что сложно определить, какое оно тогда было и какое пиво имелось в виду.

    Современная суточная потребность в питании мужчины в возрасте 18-40 лет, занятого тяжелым физическим трудом, составляет 4500 килокалорий.
    Маловато? Ну да. Но могло быть еще хуже, как, собственно, было до Петра. Дали пищаль, и вертись как хочешь.
    Разумеется, в те времена в России не знали картофеля, макарон, а сахар и перец были экзотикой для дворян и купечества. Это все так.
    Но русская кухня 16-18 веков (о рецептах поговорим в следующей части) в основном состояла из различных овощных супов (щей/борщей), каш и пирогов. Недостающие для нормального питания овощи солдаты должны были покупать на свое жалование либо вместо пива/водки. Как и насколько это было возможно сделать за рубежом, трудно сказать. Потому-то Устав и говорил о выдаче порционов «в чужих землях».
    А снабжать армию овощами и прочими «Съестными потребностями и не только», как предусмотренными снабжением от казны, так и нет, должны были частные торговцы, следующие при войске, именуемые "маркетентерами". Позднее это слово преобразуется в "маркитанты", уже более исторически понятное.

    Уставом предусматривалось, что эти торговцы должны быть при каждой роте и полку, а соответствующие командующие и командиры должны брать их под опеку и защиту, обеспечивать им возможность заниматься своим делом. Им выделялись требуемые помещения и квартиры.
    Ну вы уже поняли, так появился «Военторг» в России.
    Любопытно, что в отличие от Морского Устава, который мы тоже изучим в плане еды, сухопутный не регламентировал раскладку продуктов по дням недели и по приемам пищи. Очевидно, тут все отдавалось на усмотрение ротных командиров. Известно, что вплоть до конца существования Русской Армии в 1918 году в каждой роте избирались артельщик и кашевар, которые занимались продуктами и приготовлением пищи под надзором фельдфебеля и одного из офицеров роты.
    Естественно, что в различных условиях, и в разных ротах организация питания могла значительно различаться.
    Но, повторим, о рецептах и методах приготовления армейской пищи – в следующей части.
    Главное же, что создал император Петр Великий, царь-бомбардир в плане обеспечения набития живота своих солдат, – это службу тыла и «Военторг». Что само по себе дело неплохое, как нам кажется.
     
Загрузка...