1. Всем пользователям необходимо проверить работоспособность своего электронного почтового адреса. Для этого на, указанный в вашем профиле электронный адрес, в период с 14 по 18 июня, отправлено письмо. Вам необходимо проверить свою почту, возможно папку "спам". Если там есть письмо от нас, то можете не беспокоиться, в противном случае необходимо либо изменить адрес электронной почты в настройках профиля , либо если у вас электронная почта от компании "Интерсвязь" (@is74.ru) вы им долго не пользовались и хотите им пользоваться, позвоните в СТП по телефону 247-9-555 для активации вашего адреса электронной почты.
    Скрыть объявление

Неизвестная история вооружения

Тема в разделе "Военное дело", создана пользователем Stirik, 26 янв 2017.

  1. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.341.232.068.162
    Stirik, 26 янв 2017
    Предлагаю публиковать неизвестные или малоизвестные страницы истории вооружения

    Как человек использовал колесницы, стремена, животных, железные дороги и другие безобидные с виду вещи для совершенствования техник убийства
    Во все эпохи война была сложным и затратным предприятием. Исход и особенности противостояния организованных групп вооруженных людей для решения вопроса власти, территории и ресурсов всегда зависел от того, какими средствами и умениями они обладали. Поэтому развитие технологий, а также уровня общественной организации и знаний об окружающем мире всегда шло бок о бок с войной и непосредственно влияло на ее облик.

    Изобретение колесницы

    колесница.jpg

    Со времен начала выплавки бронзы изготовление прочной повозки из дерева и металла, которой было бы легко управлять в бою, было серьезным техническим достижением своего времени и требовало большого объема металла. К тому же содержание этой боевой единицы с лошадью и экипажем из двух человек обходилось дорого. Именно поэтому война в бронзовом веке оказывалась роскошью, которую могли позволить себе только процветающие центры цивилизаций, подобные Египту.
    Колесницы сыграли важную роль в возникновении и падении ранних государственных объединений на Ближнем Востоке: противопоставить что‑то быстро движущимся укрепленным повозкам, с которых на врагов сыпался поток стрел, в те времена было сложно.Правда, в «Илиаде», ставшей подробным описанием войны эпохи бронзы, герои используют колесницы, но еще не в бою, а лишь для того, чтобы быстро прибыть к полю боя или вернуться в лагерь. Как ни странно, но это еще один показатель значения колесницы. Даже там, где по каким-то причинам колесницы не используют в полную силу, она выступает как общепризнанный атрибут власти и престижа. На колеснице отправляются в бой цари и герои.

    Изготовление доспехов

    В той же «Илиаде» «шлемоблещущие» герои, убранные в доспехи и вооруженные тяжелыми копьями с медными наконечниками, — правители отдельных земель. Доспехи — вещь настолько редкая, что изготовление некоторых из них приписывалось богам, а после убийства противника победитель прежде всего старался завладеть доспехами, редким и уникальным изделием. Гектор, предводительствующий войском троянцев, после убийства Патрокла, одетого в доспехи Ахилла, оставляет войско в разгар битвы и возвращается в Трою, чтобы облачиться в уникальные латы. Фактически правители Микенской цивилизации, на эпоху которой приходятся события, описываемые Гомером, во многом обеспечивали власть над своими землями именно владением редким и дорогим, но чрезвычайно эффективным для своего времени оружием и доспехами.

    Постепенное распространение технологии обработки рудного железа по территории Передней Азии и Южной Европы начиная примерно с XIII века до н. э. привело к тому, что конкуренцию бронзе теперь мог составить относительно более дешевый и гораздо более распространенный металл. Вооружить металлическим оружием и доспехами стало возможно гораздо большее число воинов. Удешевление войны вкупе с применением металлических орудий привело к значительным изменениям в «геополитике» Древнего мира: на арену вышли новые племена, сокрушившие железным оружием аристократические государства владельцев колесниц и бронзовых доспехов. Так погибли многие государства на Ближнем Востоке, такая судьба постигла Ахейскую Грецию, которая была завоевана племенами дорийцев. Так происходит возвышение Израильского царства, одновременно наиболее могущественным образованием на Ближнем Востоке в ранний железный век становится Ассирийская держава.

    всадник.jpg

    До изобретения упряжи и седла езда на лошади или иных копытных верхом была делом, требующим постоянного контроля за устойчивостью, и всадник был практически бесполезен для боя. С освоением искусства управления лошадью при помощи упряжных приспособлений кавалерия появляется как род войск в Ассирии в X веке до н. э. и позже получает довольно быстрое распространение. Главным, кто выиграл от освоения нового искусства езды верхом, оказались азиатские кочевники, прежде разводившие лошадей для еды. С освоением верховой езды, позволявшей использовать оружие, и в частности стрелять из лука, в их распоряжении оказался новый источник боевой мощи, к тому же позволявший преодолевать большие расстояния с недоступной прежде скоростью. Примерно c VIII века нашей эры постепенно вырабатывается механизм противостояния кочевой «степи» с оседлыми земледельческими племенами — сменявшие друг друга кочевники получили возможность совершать набеги, собирать дань или поступать на службу к более развитым и богатым земледельческим сообществам, имея в своем распоряжении ресурс конного войска. Механизм сохранился практически неизменным на протяжении многих столетий — вплоть до распада империи Чингисхана.

    Когда доспехами и тяжелым оружием стало возможно обеспечить большое количество боеспособных мужчин, появилась особенная потребность в организации и управлении подобными вооруженными массами. Именно в это время появляются особые типы боевого построения вроде греческойфаланги . Впервые этот тип строя, представлявший собой плотные шеренги тяжеловооруженных воинов, выстраиваемых в несколько рядов, появляется в VII веке до н. э. в Спарте. Поддержание подобного боевого порядка само по себе становилось залогом победы против войска, не имеющего подобной организации. Многие воинские метафоры вроде «чувства локтя», как считается, имеют своим истоком именно построение фалангой (где боец действительно чувствовал локти соседей по шеренге). Победой римские легионы также были обязаны сложной системе построений, позволяющей совершать маневры и перестраивать порядки во время боя, и твердой выучке бойцов, осознающих необходимость поддержания строя.

    Вставая в стременах, лучник становился гораздо более устойчивым и мог точнее целиться. Еще большие изменения стремя привнесло в технику кавалерийского боя, требовавшего соприкосновения с противником. Стремя превращало всадника и лошадь в единый механизм и позволяло передавать общую массу кавалериста и его коня противнику вместе с ударом копья или меча, что сделало кавалерию живыми боевыми машинами своего времени. В Западной Европе в Средние века развили это преимущество, утяжеляя всадника и его вооружение, что привело к появлению тяжелой рыцарской кавалерии. Закованный в доспехи всадник, сидящий в стременах и атакующий тяжелым копьем на полном скаку, концентрировал на острие своего копья в момент атаки невиданную мощь. Это привело к новой аристократизации войны, поскольку носителем такого эффективного и дорогого оружия оказывалась узкая прослойка феодалов, что и определило облик войны в Средневековье.

    Считается, что порох был изобретен в Китае и с XII века начал применяться в боевых действиях, однако там он использовался для метания гигантских стрел. Как, собственно, поначалу и в Европе. Но с XIV века с помощью пороха медные пушки уже стали метать каменные ядра. На каждое из таких орудий уходили тонны металла, и фактически их изготовление могли позволить себе лишь монархи. Позже, с изобретением чугунных ядер, необходимость в громадных пушках, извергавших каменные ядра, отпала, так как металлическое ядро обладало более серьезным разрушающим эффектом при меньшем диаметре. С изобретением колесного лафета , позволяющего перевозить пушки на необходимое расстояние, артиллерия превратилась в практически неодолимую силу, в считаные часы уничтожающую любые каменные укрепления . В каком-то смысле она стала «последним доводом королей» . Обладание осадными пушками в большинстве случаев действительно было привилегией централизованных монархий, способных оплатить их изготовление и содержание. Если же у противника артиллерии не было, судьба противостояния была практически предрешена.

    Переносное огнестрельное оружие, которое могла применять пехота, также изменило представления о боевых возможностях пехотинцев и характер ведения боя. Впрочем, оружие того времени было еще довольно тяжелым и требовало времени для заряжания и применения. Для его эффективного использования в бою требовалась разработка особых методов взаимодействия с другими подразделениями. Одним из успешных экспериментов оказалось построение испанских терций — каре пикинеров, прикрывавшее расположенных в центре мушкетеров. Данная тактика превратила испанскую пехоту в одну из самых грозных сил на европейском поле боя почти на весь XVI век.

    Новым толчком к прогрессу стало распространение винтовки с нарезным стволом . Их массовое применение высадившимися в Крыму в 1854 году французскими и английскими войсками против русской армии, в основном вооруженной мушкетами старого образца, обеспечила войскам антироссийской коалиции победу в открытых столкновениях и вынудила русских запереться в Севастополе. Вообще Крымская война, где небольшое отставание русских вооруженных сил во внедрении лишь только начинавших массово применяться изобретений — таких как паровой флот или нарезные винтовки — стало критическим фактором, фактически подстегнула гонку вооружений.
     
    Последнее редактирование: 30 мар 2017
    #1
    dok нравится это.
  2. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.341.232.068.162
    Stirik, 27 янв 2017


    змей.jpg

    Bы знаете, конечно, что такое УР-77 «Метеорит», известная как «Змей Горыныч»? Ну так вот, перед вами BB-8, китайская сильно-сильно уменьшенная функциональная копия этой системы разминирования. И, конечно, в силу возраста размеров и назначения полностью лишенная даже минимальных мозгов, - все управление машиной делается вручную с модельного пульта радиоуправления (или с очень на него похожего военного).
    Почему китайцы пожалели машинке мозгов? Так ведь не напасешься. Задача этой игрушки, - на поле боя подобраться к минному полю (или, скажем, к проволочным заграждениям), после чего протянуть ракетой через них удлиненный заряд разминирования, шнур со взрывчаткой. Но, конечно, у этого телеманипулятора "труба пониже, и дым пожиже". Там, где УР-77 прокладывает коридор шириной 5-6 метров (ну, чтобы танки сходу могли идти), то возможности BB-8 поскромнее: ширина прохода 1-2 метра всего. Пехоте пробежать.
    Зато, машинка копеечная по сути, и насылать их на вражеские заграждения можно по методу насыщения, не считая. В принципе, надо отметить, подход очень китайский, и нельзя сказать, что неразумный, особенно, если не людей гнать, а железяки. Другое дело, что тележка уж очень маленькая, с габаритной проходимостью у нее, как мне кажется, очень так себе. В смысле, шасси не очень правильное, надо бы что-то гусеничное, хотя бы.
     
    #2
    dok нравится это.
  3. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.341.232.068.162
    Stirik, 30 янв 2017
    Маузер 98К.jpg

    Маузер 98К. Вполне себе серийная винтовка Второй Мировой Войны. Перископический прицел и насадка на приклад родной винтовки. Тираж выяснить не удалось, но подобными игрушками немцы баловались и для StG.44 и даже для MG.42. Хотя непонятно как удерживалось при стрельбе очередями, но что не приспособишь если снайпера достают?
     
    #3
    dok нравится это.
  4. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.341.232.068.162
    Stirik, 31 янв 2017
    тягач.jpg

    Этот тягач мог буксировать прицепы или орудия массой до 12 тонн. В 1942-43 гг. 49 таких тягачей для гитлеровской армии были произведены в Чехиина заводах фирмы "Шкода".
    На нижнем снимке убитый гитлеровский солдат рядом с таким вот брошенным немецким артиллерийским тягачом Moerserzugmittel 35. Фото сделано под Воронежем

    тягач1.jpg
     
    #4
    dok нравится это.
  5. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.341.232.068.162
    Stirik, 31 янв 2017
    А44.jpg

    В ходе работ по модернизации танка Т-34 в КБ завода № 183(Харьков) под руководством А.А.Морозова еще в марте 1941 г. велась конструктивная проработка проектов танка А-44 с различными вариантами основного вооружения и более мощной броней.
    В приложении к приказу НКСМ № 192 от 10 мая 1941 г. (в соответствии с Постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 5 мая 1941 г.) «О производстве танков Т-34 в 1941 г.» были определены ТТТ на танк А-44, согласно которым он должен был иметь боевую массу 29-29,5 т, броневую защиту корпуса: лобовая броня 75 мм под углом 60″, борт — 60 мм, корма — 55 мм под углом 35″-45″, днище — 20-25 мм, крыша — 30° мм, башни: лоб — 75 мм под углом 25°, корма 75 мм под углом 15°, бронировка артсистемы — 60 мм.
    В качестве основного оружия предполагалось устанавливать 76,2-мм пушку ЗИС-5 или 57-мм пушку ЗИС-4, спаренную с двумя пулеметами ДТ, вспомогательного — два спаренных пулемета ДТ в лобовой части корпуса. Вместо пулеметов ДТ в лобовой части корпуса предусматривалась также установка огнемета с запасом огнесмеси на 10-15 выстрелов. В боекомплект танков с радиостанцией входили 100 выстрелов к пушке и 6000 патронов к пулеметам ДТ, для огнеметного танка — 90 выстрелов и 4500 патронов соответственно. Для ведения прицельной стрельбы использовать перископический (ПТ) и телескопический (ТОД) прицелы.На танке предусматривалась установка дизеля мощностью 600 л.с. (441,2 кВт), обеспечивавшего максимальную скорость до 55-60 км/ч. Запас топлива 600 л. В состав гусеничного движителя входила индивидуальная торсионная подвеска, опорные и поддерживающие катки с внутренней амортизацией, гусеница цевочного зацепления. Для обеспечения связи устанавливать радиостанцию КРСТБ с ТПУ-3 и световую сигнализацию между командиром танка и механиком-водителем.Этим же приказом заводу № 183 предписывалось «к 15 октября 1941 г. изготовить два опытных образца танка А-44, к 1 сентября 1941 г. — два комплекта бронедеталей, в ноябре 1941 г. испытать А-44, к 25 ноября 1941 г. результаты испытаний представить для доклада Комитету Обороны».
    Детально разработанные проекты различных вариантов танка А-44 (были отработаны вместо двух три варианта установки основного вооружения и броневой защиты) с изготовленными деревянными макетами машин были одобрены Маршалом Советского Союза К.Е.Ворошиловым. В ходе проектных работ в связи с установкой более мощного вооружения и броневой защиты, заданная ТТТ боевая масса машин была превышена, в результате чего, по существовавшей в то время классификации, они уже подпадали под категорию тяжелых танков.

    Компоновочная схема проекта А-44 предусматривала кормовое расположение боевого отделения. В передней части корпуса располагались отделения: трансмиссионное, управления и моторное. В носовой части корпуса слева в отделении управления друг за другом размещались механик-водитель и стрелок-радист. В кормовой части корпуса и в башне располагалось боевое отделение, в котором размещались: слева от пушки — наводчик, за ним — командир, справа — заряжающий. Для наблюдения за полем боя на крыше башни была установлена вращающаяся командирская башенка, в которой размещалась закрытая спаренная зенитная установка пулеметов ДТ. Посадка и высадка экипажа осуществлялись через люк механика-водителя и радиста, расположенный в крыше корпуса и два люка в крыше башни. Командирская башенка входного люка не имела, в ее крыше находился только лючок для сигнализации. Было разработано три варианта машины, которые отличались установкой вооружения и броневой защитой.
    В качестве основного оружия на танке могли быть установлены: 57-мм танковая пушка ЗИС-4, 76,2-мм танковая пушка ЗИС-5 или 107-мм пушка ЗИС-6 (!) спаренная с двумя пулеметами ДТ. В качестве вспомогательного вооружения, кроме спаренной зенитной установки в командирской башенке, использовались две спаренные установки пулеметов ДТ в лобовой части корпуса у стрелка-радиста и в кормовой части башни. Боекомплект машины состоял соответственно из 160 выстрелов к 57-мм или 76,2-мм пушке, 60 выстрелов к 107-мм пушке и 2600 патронов к пулеметам ДТ. Для ведения огня использовались прицелы ТОД и ПТ-7. Для удаления пороховых газов из боевого отделения в крыше башни был установлен вытяжной вентилятор.
    Броневая защита — противоснарядная. Сварные корпус и башня, изготовленные из катаных броневых листов, в зависимости от установленного вооружения имели толщину лобовой брони соответственно 75, 90 и 120 мм. Угол наклона броневых листов составлял 60″ для корпуса и 25° — для башни. Толщина брони бортов была соответственно равна 60, 75 и 100 мм, а крыши и днища — 30, 35 и 40 мм. Масса машин составляла соответственно 36, 40 и 50 т.
    В носовой части машины предполагалось установить механическую трансмиссию, состоявшую из многодискового главного фрикциона сухого трения, механической коробки передач, обеспечивавшей 6 передач переднего и 1 передачу заднего хода, двух многодисковых бортовых фрикционов сухого трения с ленточными тормозами с накладками из феродо и двух одноступенчатых бортовых редукторов. В средней части корпуса танка вдоль его продольной оси в зависимости от массы машины могли быть установлены дизели В-5 мощностью 600 л.с. (441 кВт) или В-6 мощностью 850 л.с. (625 кВт) с обеспечивающими системами.
    Подвеска танка — индивидуальная, торсионная. В гусеничном движителе использовались 8 поддерживающих и 14 опорных катков малого диаметра с внутренней амортизацией. Ведущие колеса переднего расположения имели цевочное зацепление с гусеницами. Направляющие колеса с механизмами натяжения находились сзади.Эскизный проект А-44 был выполнен ведущим конструктором А.Бером к 20 апреля 1941 г. и в мае того же года на заседании макетной комиссии представили модель танка в масштабе 1:10. Проект А-44 получил одобрение и во втором полугодии планировалось продолжить работы в этом направлении, а к 1942 г. построить опытный образец.
    Тем не менее, из-за начавшейся войны и последовавшей за этим эвакуацией предприятий, проект А-44 дальнейшего развития не получил.

    А441.jpg
     
    #5
    dok нравится это.
  6. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.341.232.068.162
    Stirik, 2 фев 2017

    Е.Г. Ледин, изобретатель гексогеновой взврывчатки — земляк Берии, он родился под Сухуми в 1914 году в семье земского фельдшера. Окончивший в 1938 году вместе с женой Ленинградский технологический институт, молодой инженер-химик был направлен на работу в IX отдел созданной и построенной еще Д.И. Менделеевым Научно-технической лаборатории Артиллерийского научно-исследовательского морского института. Приняли его инженером по вольному найму, т.е. штатные сотрудники-офицеры лаборатории работали по планам военно-морского флота, а Ледину руководство могло поручать работы свободного поиска. Для того чтобы ясна была важность тех проблем, которые решил Е.Г. Ледин, опишу сначала их суть. Почему важно качество взрывчатых веществ на флоте В военно-морском деле чрезвычайную важность имеет мощность взрывчатого вещества в снарядах корабельной артиллерии, торпедах, минах, сегодня — ракетах. Поскольку в морских сражениях дело может решить один-единственный выстрел, одна-единственная мина или торпеда.
    Пара примеров. 24 мая 1941 года английская эскадра атаковала немецкий линкор «Бисмарк». «Бисмарк» быстро пристрелялся, и в третьем залпе один снаряд попал в английский линейный крейсер «Худ». Этого оказалось достаточно: «Худ», корабль такого же водоизмещения, как и «Бисмарк», немедленно затонул вместе с 1416 членами экипажа (подобрать с воды удалось всего трех человек). 27 мая 1941 года англичане все же «достали» «Бисмарк». Лен Дейтон описывает это так: «К месту действия подтягивались все новые и новые английские корабли, выпускавшие по «Бисмарку» торпеды, но тот никак не тонул. В 10.44 командующий соединением передал полный отчаяния приказ: «Всем кораблям, имеющим торпеды, выпустить их по «Бисмарку». В конце концов команда немецкого линкора решила завершить дело сама. Была взорвана крюйт-камера, и «Бисмарк» превратился в «адское горнило». Ослепительный огонь, пылавший внутри, был виден сквозь многочисленные пробоины от снарядов». Лишь после этого «Бисмарк» умер. «Когда он перевернулся вверх килем, — с гордостью писал один из спасшихся немецких моряков, — мы увидели, что подводная часть корпуса не повреждена торпедами». Обратите внимание: англичане и по сей день не могут подсчитать, сколько их торпед попало в «Бисмарк», по меньшей мере — около 28. Но мощность взрывчатки в боевых отделениях английских торпед была такова, что, по свидетельству уцелевших моряков «Бисмарка», взрывы торпед «лишь сдирали с бортов линкора краску», — по словам Лена Дейтона.
    А 15 октября 1939 года немецкая подводная лодка U-47, проникнув на базу английского флота Скапа-Флоу, двумя торпедами попала во флагманский линкор английского флота «Ройял-Оук». Взрывами линкор был разломан на две части, опрокинулся и затонул вместе с 832 членами экипажа, среди которых был, кстати или некстати, и командующий английским флотом метрополии адмирал Блэнгроув, не обеспечивший охрану базы. Причин такой разительной разницы применения торпедного оружия много. Скажем, «Бисмарк» был новейшим линкором, а «Ройял-Оук» — старым. Но что бы ни говорили, при анализе этих случаев выпирает и причина, которую можно считать главной: боевые части английских торпед и мин снаряжались просто тринитротолуолом, а немецких — смесью его с гексогеном, что повышало мощность взрыва в 1,5 раза.
    Взрыв от немецких мин и торпед проламывал более толстую броню и глубже проникал в заброневой объем корабля. А что касается старых и новых кораблей, то следует сказать, что обоим новым, советским крейсерам КБФ водоизмещением 8600 т оторвало носы при прохождении над немецкими магнитными минами, крейсеру «Максим Горький» — 23 июня 1941 года, а крейсеру «Киров» — после войны. Правда, наши крейсера не затонули.

    Взрывчатка ТГА
    Теперь, надеюсь, понятно, насколько важно было найти для советского военно-морского флота взрывчатое вещество, хотя бы сравнимое по мощности с тем, что имели немцы. И нам в этом сначала помогли сами немцы.
    После заключения Пакта о ненападении с СССР в 1939 году они, хвастаясь, стали пускать советские делегации на свои военные заводы. Капитан первого ранга Н.И. Шибаев, проходя экскурсией по мастерской, в которой немцы снаряжали взрывчаткой свои торпеды, сумел незаметно от них умыкнуть ее крошечный кусочек. (Обычно такие пробы уносят под ногтями.)
    Вот эта проба и попала к химику Е.Г. Ледину, который проанализировал образец и создал свою первую взрывчатку — копию немецкой. Названа она была ТГА. Учитывая важность того, что сделал Е.Г. Ледин, еще в 1940 году Совет Труда и Обороны СССР принял постановление снаряжать боевые отделения советских торпед взрывчаткой ТГА. А в 1942 году Ледин, уже занимаясь делом, о котором ниже, узнал, что советская подводная лодка К-21, под командованием капитана второго ранга Н.А. Лунина, попала двумя торпедами в немецкий линкор «Тирпиц», но тот не затонул. Обеспокоенный тем, что советские торпеды не снаряжаются взрывчаткой ТГА, Ледин написал письмо наркому военно-морского флота адмиралу Н.Г. Кузнецову, сравнив атаку «Тирпица» с атакой «Ройял-Оука».
    Кузнецов проявил «живое» участие в этом деле, он на письме собственноручно начертал: «Товарищу Шибаеву: «Ройял-Оук» — стар. Но почему не снаряжают? Кузнецов». Далее Ледин пишет от себя: «На этом дело и закончилось. И только после войны в снаряжении минно-торпедного вооружения наступила пора коренных усовершенствований, значительно повысивших его эффективность». A-IX-2 или как Ледин решил нерешаемую задачу Не взрывчаткой ТГА поразил специалистов инженер Ледин, она была его разминкой. К 1941 году он решил проблему, над которой до этого 30 лет безуспешно бились химики всех стран и к тому времени стали эту проблему считать неразрешимой в принципе. Вот в чем дело. Уже к началу века черный порох в артиллерийских снарядах стали заменять более сильными взрывчатыми веществами.
    Идеальным взрывчатым веществом для этих целей стал тринитротолуол (ТНТ, тол). Он безопасен в обращении, надежен, легко заливается в корпуса снарядов. Он идеален практически для всех видов снарядов... кроме бронебойных. При падении снаряда на землю, при ударе его о не очень твердые препятствия тринитротолуол выдерживает сотрясение и взрывается только тогда, когда его подорвет детонатор взрывателя. Но бронебойный снаряд летит с очень высокой скоростью, и его удар о броню очень резкий. Тринитротолуол не выдерживает удара и взрывается немедленно. Снаряд разрушается на броне и броню пробить не может. Для того чтобы тринитротолуол преждевременно не взрывался, в него вводят флегматизаторы — вещества, делающие взрывчатку более устойчивой к удару. Но при этом падает мощность взрыва чуть ли не до мощности черного пороха. Химики брали более мощные взрывчатые вещества, но они практически все еще более нежные и уже не выдерживают не только удара о броню, но даже толчка при выстреле — взрываются прямо в стволе пушки. Таким взрывчатым веществам, чтобы они преждевременно не взрывались, нужно вводить флегматизаторы в увеличенных объемах, после чего мощность их взрыва становится, как у тринитротолуола — овчинка выделки не стоит.

    С начала века по начало Второй мировой войны химики перепробовали все и пришли к выводу, что эту задачу решить невозможно. Так вот, в 1938 году Ледин взялся изобрести взрывчатое вещество для бронебойных снарядов, которое бы было в два раза мощнее тринитротолуола! Когда он разработал техзадание на это вещество, то все ученые, профессоры и прочие специалисты просто сочли его безграмотным дураком. Но поскольку Ледин был вольнонаемным при военной лаборатории, то начальство не возражало, чтобы он «побаловался» над решением нерешаемой задачи. В это время случилась неприятность — Ледина призвали в армию. Специалисты в лаборатории были очень нужны, и начальство предложило присвоить ему офицерское звание и включить в штат лаборатории. Ему бы предоставили квартиру, высокий оклад, пайки и т.д. и т.п. Но в этом случае Ледин уже не смог бы заниматься своей взрывчаткой и вынужден был бы работать по плану лаборатории.
    И Ледин отказывается становиться офицером. Его призывают на службу матросом, но, правда, лаборатория добивается, чтобы он служил при ней. Теперь у Ледина не хватает денег снимать квартиру, содержать семью. Он отправляет ребенка к матери, они с женой ночуют по углам у друзей, меняя эти углы каждую ночь. Но Ледин упорно работает над своим изобретением и к началу войны создает взрывчатку, которая выдерживает удар снаряда о броню, но мощнее тринитротолуола более чем в 2 раза! Уже по этой причине Ледин — выдающийся советский инженер и ученый!
    Но и это не все... Снаряды, снаряженные взрывчаткой Ледина (он назвал ее A-IX-2), стали обладать такой высокой температурой взрыва, что поджигали внутри танка все, что могло гореть. Из-за этого они одно время назывались еще и зажигательными. А зенитные снаряды, снаряженные этой взрывчаткой, резко увеличили эффективность: был случай, когда одним удачно посланным 130-мм снарядом было сбито сразу звено из 3-х немецких бомбардировщиков. Если же стрельба велась ночью, то вспышки взрывов были настолько яркими, что немецкие летчики слепли и уже не видели ни земли, ни приборов, ни соседних самолетов. Но и это все еще не все.
    Когда немцы добыли эти наши бронебойные снаряды, снаряженные взрывчаткой Ледина, то немецкая химия попыталась ее воспроизвести. Захваченный после войны отчет немецкого института Chemisch-Technische Reichanstalt Institut начинается с приказа Гитлера открыть секрет взрывчатки Ледина. В отчете описывается огромная работа немецких химиков по разгадке секрета этой взрывчатки. Из чего она создана, они, разумеется, немедленно поняли. Но как Ледин ее создал, они до конца войны понять не смогли.
    Эстафету у немцев приняли химики НАТО, США, Европы и всего мира. Бесполезно! СССР сумел сохранить тайну, и 50 лет бронебойные снаряды, боевые части ракет были у Советской Армии самыми мощными в мире! Инженер Ледин опередил своих коллег во всем мире на 50 лет, а если бы СССР не уничтожили и тайну взрывчатки не продали Западу, то, возможно, эта цифра удвоилась бы.
    Почему важно не только изобрести, но и пробить изобретению дорогу в жизнь Однако вернемся в 1940 году. Как только взрывчатка А-IX-2 была создана, родное начальство Ледина тут же решило выдвинуть ее на соискание Сталинской премии, но Ледин отказался — он считал, что взрывчатку нужно сначала тщательно испытать. Он сам снаряжает ею корпуса 37-мм и 100-килограммовые корпуса 180-мм снарядов. Производятся стрельбы. Результаты блестящи, и отчеты рассылаются во все инстанции. А тут подоспела и война, и стало очевидно, что это уникальная взрывчатка не только для морских снарядов, но и для противотанковой артиллерии.
    Снаряжаются A-IX-2 400 штук 45-мм снарядов к противотанковой пушке, и снова проводится испытание. Последний отчет матрос Ледин печатает уже под бомбами блокадного Ленинграда и снова успевает отправить его во все инстанции. Казалось бы, что в связи с войной за эту взрывчатку должны были ухватиться все генералы и адмиралы, тем более что гексоген в СССР на тот момент хотя и производился только в полупромышленных масштабах, но даже такое его количество не использовалось полностью, а тринитротолуола катастрофически не хватало. Отчет о A-IX-2, как пишет Ледин, был «разослан в Артиллерийское управление ВМФ, Главное артиллерийское управление РККА, Народный комиссариат боеприпасов и Артиллерийскую академию имени Ф. Э. Дзержинского», но «ни Артиллерийский комитет ГАУ РККА, ни наркомат боеприпасов не только не отозвались по существу изложенных вопросов, но даже не подтвердили его получения».
    К счастью, из-за нехватки офицеров матроса Ледина посылают в Москву в Наркомат ВМФ за таблицами стрельб. А в Москве уже паника, и Наркомат ВМФ выехал во главе с наркомом и со всем самым ценным в Казань. Оставленный в здании наркомата в Москве капитан первого ранга приказывает матросу Ледину принять участие в сжигании «малоценных» бумаг. Так Ледин спас из костра свой отчет о A-IX-2, посланный нашему главному флотоводцу Н.Г. Кузнецову.
    Дежурному по Наркомату ВМФ каперангу было не до взрывчатки, у него под окном стояла машина в готовности умчать каперанга из Москвы, и он отсылает Ледина в наркомат боеприпасов. Оставшимся в этом наркомате тоже не до взрывчатки Ледина, но по другой причине: в дни всеобщей паники в Москве наркомат боеприпасов вывез из Москвы все оборудование по снаряжению снарядов и мин взрывчаткой, а теперь наркомату дана команда начать их снова снаряжать в Москве. Снаряжать не на чем.
    И дежурный по этому наркомату посылает Ледина организовать снаряжение снарядов и мин взрывчаткой на карандашных, конфетных и других фабриках Москвы. В энциклопедическом сборнике «Оружие победы» в разделе «Пороха, взрывчатые вещества и пиротехнические средства» инженер Ледин сначала упоминается как автор «раздельно-шашечного метода снаряжения», а уж потом как автор взрывчатки на основе гексогена. А на фронте в это время вооружают солдат бутылками с бензином, выдают рекомендации держать в окопах ведра с песком, и когда немецкий танк проезжает мимо, то запрыгивать на него с ведром и засыпать песком воздушные фильтры... А в это время в Москве: «Обращения к командованию Артиллерийского управления ВМФ по поводу реализации результатов разработки новых ВВ для повышения эффективности противотанковой артиллерии РККА оказались совершенно безрезультатными», — пишет Ледин.

    Взрывчатка и Сталин
    И тогда матросу Ледину приходит в голову здравая мысль обратиться в политорганы — к комиссарам. Он пишет рапорт начальнику политотдела Центральных управлений и Главного Морского штаба генерал-лейтенанту Н.Д. Звягину, и тот понял матроса с полуслова. Звягин идет к наркому ВМФ адмиралу Кузнецову и заставляет его заняться взрывчаткой A-IX-2.
    Нет, Кузнецов не побежал докладывать о ней Сталину, но милостиво согласился, чтобы Ледин написал письмо в ГКО за подписью Кузнецова и ввиду недоумения начальника Политотдела вынужден был это письмо подписать. Так о взрывчатке A-IX-2 наконец узнал Сталин.
    Дело немедленно закрутилось. Сначала ГКО выдает команду наркомату боеприпасов, но там дело запутывают и называют ГКО мизерные цифры производства A-IX-2. Тогда 7 декабря матроса Ледина, вернувшегося с московских фабрик, хватают чины наркомата боеприпасов, сажают в машину и везут в Кремль, где в коридоре приезда матроса ждут Маленков, Пономаренко, наркомы, командующие родами войск, толпа генералов. Толпа расступается, открываются двери, и матрос Ледин в мокрых валенках предстает перед Верховным Главнокомандующим. Ледин докладывал ему без регламента — 40 минут.
    Измученный сплошными отказами изобретатель, чтобы не нарваться на отказ и в ГКО, высказал предложение о производстве своей взрывчатки в объемах, возможных с точки зрения тогдашнего развития промышленности. Это возмутило Верховного: Красная Армия должна иметь оружие не сколько можно, а сколько нужно! Кроме этого, Сталин тут же нашел этой взрывчатке применение, о котором Ледин сам не догадался, — снаряды авиационных пушек. Дело в том, что у авиационных специалистов не было единого мнения о том, что ставить на самолет — пушку или несколько пулеметов вместо нее. Снаряд авиапушки маленький, взрывчатого вещества в него входит очень мало, и эффект от его взрыва совсем небольшой. Несколько скорострельных пулеметов могут нанести самолету противника гораздо более серьезные повреждения, чем взрыв маломощного снарядика, снаряженного тринитротолуолом. Раз уж я отвлекся, то закончу об авиационных пушках.
    До Второй мировой войны, во время нее и некоторое время после немцы и мы предпочитали на самолете пушку, а англичане и американцы — по 12–14 пулеметов. И этот спор, по сути, решила только Корейская война в начале 50-х годов, в которой американцы, после снарядов немецких авиапушек, познакомились наконец с авиационным снарядом, снаряженным взрывчаткой A-IX-2.
    Тогда наши реактивные истребители МиГ-15 бис несколько уступали американским более тяжелым реактивным истребителям F-86 «Сейбр» на виражах, но превосходили в скороподъемности. Т.е. возможности авиатехники США и СССР были примерно равны, а к концу Корейской войны американцы в техническом совершенстве самолетов нас даже превосходили. Но на наших истребителях стояли две 23-мм и одна 37-мм пушки конструктора Нудельмана, а на «Сейбрах» 12 12,7-мм пулеметов «Браунинг».
    После появления в Корее МиГов американцы поставили крест на своих «Летающих крепостях» В-29, которые до этого считали неуязвимыми (за что их и называли «крепостями»). В-29 имел бронирование, 4 мотора, 9 т бомб, 12 членов экипажа и 12 огневых точек с автоматической наводкой на цель. Считались эти самолеты неуязвимыми потому, что истребитель имел возможность стрелять по «Крепости» максимум 2–3 секунды, после чего он или проскакивал цель, или его сбивали бортовые пулеметные установки В-29. В «черный вторник» для «Летающих крепостей» 21 самолет В-29 вылетел под охраной 200 американских истребителей. Нашим 44-м МиГам остался только один тактический прием — сверху вниз пронизать строй этих истребителей и строй В-29. Сделали они это один раз, американцы тут же свернули к береговой черте, за которую нашим истребителям было запрещено залетать.
    Было сбито 12 из 21 В-29, из оставшихся 9 не было ни одного, который бы вернулся на базу без убитых и раненых членов экипажа. Попутно сбили и 4 истребителя. У наших МиГов потерь не было. Три дня ошарашенные американцы вообще не вылетали. Потом под мощным прикрытием послали на пробу тройку В-29. Эти были сбиты все. После чего стали посылать «Летающие крепости» только ночью, а потеряв сбитыми 69 «крепостей», вообще прекратили их использовать.
    Советские ВВС потеряли в Корейской войне 335 самолетов всех типов и сбили, по нашим неполным подсчетам, 1106 самолетов. (Нашим летчикам засчитывался сбитый самолет, если он падал на территорию Северной Кореи, а если падал в море или дотягивал до Южной, то не засчитывался.) Соотношение 3:1 в пользу советских ВВС, а по реактивным истребителям — 2:1. Так что Сталин понимал, о чем говорит, когда предложил снаряжать взрывчаткой Ледина снаряды авиационных пушек — эти снаряды даже в «Летающих крепостях» делали дыры площадью 2 м2. (Больше входной двери, если кому-то захочется образно представить, что такое 2 м2).
    На совещании у Сталина было принято решение о создании при наркомате боеприпасов Специального экспериментально-производственного бюро (СЭПБ), которому поручалось испытать с новой взрывчаткой все имеющиеся на вооружении бронебойные снаряды, развернуть производство взрывчатки A-IX-2 и снаряжение ею бронебойных боеприпасов. Руководителем этой группы инженеров был назначен матрос Ледин. Правда, Сталин в отличие от Кузнецова внимательно относился не только к снарядам, но и к людям. Уже вечером Ледину сообщили, что личным приказом Верховного ему присвоено воинское звание военного инженера третьего ранга, что примерно соответствовало званию майора. В начале работы взорвалась мастерская по снаряжению корпусов снарядов, в которой находилась взрывчатка A-IX-2. Погибло 12 человек. Сталину немедленно сообщили об этом с вопросом что будем делать?
    Ожидался ответ о прекращении работ, но Сталин не обрадовал бездельников и распорядился — пошлите Ледину еще 24 человека. Взрыв не был связан со свойствами взрывчатки, возможно, это была и диверсия, но люди перепугались. Тогда Ледин вместе с главным инженером первого главка П.В. Лактионовым убрали из мастерской всех, сами стали за снаряжательные прессы и снарядили A-IX-2 все снаряды опытной партии. Дело под руководством СЭПБ пошло вперед. К началу 1943 года объем производства гексогена увеличился в 15 раз, к середине 1943 года работа СЭПБ была практически закончена — все противотанковые и авиационные снаряды, которые промышленность поставляла фронту, снаряжались взрывчаткой A-IX-2, ею же снаряжалась и часть снарядов морской и зенитной артиллерии.
     
    #6
    dok нравится это.
  7. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.341.232.068.162
    Stirik, 3 фев 2017
    fv.jpg

    Вообще ничем непримечательное сооружение если знать, что изготовлено оно уже после Второй Мировой. Первые мошины появились только в пятидесятых и предназначены были для борьбы с нашими ИС-3 или более поздними. Базой для этих машин послужил, пожалуй, самый мощный английский танк, времён Второй Мировой – Центурион. Для этих САУ было выбрано два орудия, для FV4004 – 120 мм, а на FV4005 беспрецедентная 183 мм противотанковая пушка.
    В ходе проектирования возникла одна существенная проблема – боеприпасы к 183-мм пушке имели очень большую массу, и заряжающий их просто физически не мог зарядить. Английские конструкторы решили проблему путём установки автомата заряжания. Не берусь утверждать, первый это или нет автомат заряжания на танке, но то, что один из первых – это точно.
     
    #7
    dok нравится это.
  8. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.341.232.068.162
    Stirik, 6 фев 2017

    Дар.jpg

    В истории отечественных вооруженных сил были две знаменитых операции, носившие название «Байкал». Об одной из них, «Байкал-79», стало известно практически сразу и всему миру: такое название носила операция по свержению режима Хафизуллы Амина в Афганистане 27 декабря 1979 года. О проведении второй, именовавшейся просто «Байкал», даже в СССР знали немногие — только те, кто имел непосредственное отношение к организации и проведению этой операции. А между тем, именно с нее нужно отсчитывать начало ракетно-ядерной эры. 2 февраля 1956 года с полигона Капустин Яр в сторону Каракумов запустили ракету Р-5М с ядерной боеголовкой — впервые не только в нашей стране, но и в мире.
    Но прежде чем поставить на стартовый стол первую в мире баллистическую ракету с ядерной боеголовкой, нужно было проверить в деле все тонкости стыковки «специзделия» с носителем. Для этого использовали макеты атомной БЧ — и с ними же осуществили первые четыре пуска в рамках госиспытаний. Первый состоялся 11 января 1956 года. Ракета благополучно пролетела положенное ей расстояние и столь же благополучно попала в цель в пределах «эллипса рассеивания» — то есть не слишком отклонилась от заданного курса и от запланированного места падения.
    Пролетев расчетное расстояние в 1200 километров, ракета попала в цель, хоть и с почти предельным отклонением. Сработал взрыватель, пошла цепная реакция — и на месте попадания возник характерный атомный гриб. Иностранные средства слежения за ядерными испытаниями в Советском Союзе, конечно, отметили этот факт, подсчитав даже мощность подорванного заряда — 80 килотонн в тротиловом эквиваленте. Но никому за рубежом и в голову не могло прийти, что это было не просто испытание, а проверка первой в мире баллистической ракеты с ядерным зарядом…

    Рождение «пятерки»
    Своим рождением на свет ракета Р-5М обязана, в конечном счете, неудачей, которая постигла Сергея Королева и его ракетчиков во время работы над ракетой Р-3. Впрочем, вины самих разработчиков в том было немного: и тогда, и сейчас господствовала точка зрения, что в условиях середины 1950-х не было никаких шансов на успех в создании баллистической ракеты с дальностью полета 3000 километров. Попросту не было ни опыта, ни материалов, ни оборудования для создания кислородно-керосиновых двигателей, позволяющих забросить боеголовку на такое расстояние.«Тройка» так и не вышла на старт, но стала прародительницей «пятерки».
    Работы над ракетой Р-5 начались сразу после того, как разработчики приняли решение отказаться от доводки экспериментальной Р-3 до начала испытаний. К 30 октября 1951 года эскизный проект Р-5 был готов. Те, кто разбирался в тогдашней ракетной технике, хорошо понимали, что в облике новой БРДД, то есть баллистической ракеты дальнего действия, прослеживаются черты всех ее предшественниц — и Р-1, и Р-2, и конечно же Р-3. Но вместе с тем были и существенные отличия, которые позволили довести до реализации проект первой отечественной баллистической ракеты с ядерной боеголовкой. В частности, из нее исчез герметический приборный отсек, что дало существенную экономию веса, изменился вид головной части, а самое главное, конструкторы отказались от термоизоляции кислородного отсека. Да, из-за этого приходилось подпитывать запас окислителя перед стартом, но зато опять-таки снижался вес, а значит, увеличивалась дальность — чего, собственно, и требовалось достичь.
    Правительственное постановление о начале опытно-конструкторских работ над «пятеркой» вышло 13 февраля 1952 года. А ровно через год появилось новое постановление Совмина СССР — уже о проведении летно-конструкторских испытаний Р-5. Первый старт «пятерки» с полигона Капустин Яр состоялся 15 марта 1953 года, а последние — в феврале 1955-го. В общей сложности были запущены 34 ракеты, причем неудачными оказались всего три пуска из первых серий испытаний. Уже был готов задел для первых 12 серийных ракет, уже началась работа над ними — но тут проект остановили. Постановление правительства от 16 апреля 1955 года признало работы по Р-5 завершенными, серийное производство приказано было свернуть, а все усилия перенаправить на создание модернизированной Р-5 с ядерной боевой частью.

    Советский ДАР
    «Пятерка» была хороша всем, кроме одного: она несла обычную боевую часть с максимальным боезарядом в одну тонну взрывчатки. Между тем, к этому времени стало совершенно ясно, что в условиях разгорающейся «холодной войны» преимущество над противостоящей стороной получит тот, кто сумеет создать ракету с ядерной боеголовкой. И такие люди нашлись в Советском Союзе.
    Идею оснастить ракету атомной боеголовкой выдвинули сами ракетчики, а воплощать их задумку поручили советским атомщикам. И они вполне справились с этой задачей: уже в октябре 1953 года, когда Р-5 только-только начинала серию испытаний, представители КБ-11 — нынешнего Российского федерального ядерного центра «Всероссийский научно-исследовательский институт экспериментальной физики», а тогда главного создателя атомного щита СССР, — предложили использовать новый боеприпас РДС-4 в качестве боеголовки для «пятерок». И 17 декабря того же года работы по воплощению этого предложения в жизнь были одобрены очередным постановлением правительства.
    Эта разработка получила имя ДАР — «Дальняя атомная ракета». А первое упоминание ракеты Р-5М появляется уже через полгода, в апреле 1954-го. К этому времени работы над новинкой уже вовсю кипели и в подмосковном НИИ-88, и в нижегородском КБ-11. Ведь по первоначальным планам испытания модернизированной «пятерки» должны были начаться в октябре того же года, а закончиться зачетными пусками и государственными испытаниями — в том числе и с ядерной боеголовкой! — в ноябре 1955-го. Но как всегда, реальность внесла свои коррективы в эти сроки. На государственные испытания Р-5М вышла только в январе 1956 года. К тому же времени был готов и первый ядерный боеприпас, который новой ракете предстояло забросить на расстояние в 1200 километров.

    «Наблюдали «Байкал»!»
    Но прежде чем поставить на стартовый стол первую в мире баллистическую ракету с ядерной боеголовкой, нужно было проверить в деле все тонкости стыковки «специзделия» с носителем. Для этого использовали макеты атомной БЧ — и с ними же осуществили первые четыре пуска в рамках госиспытаний. Первый состоялся 11 января 1956 года. Ракета благополучно пролетела положенное ей расстояние и столь же благополучно попала в цель в пределах «эллипса рассеивания» — то есть не слишком отклонилась от заданного курса и от запланированного места падения.
    Этот результат очень вдохновил разработчиков. Ведь он подтверждал не только верность выбранного решения оснастить ракету более короткой и тупой носовой частью, на чем настаивали оружейники, которым требовалось обеспечить не слишком высокую скорость сближения ракеты с землей. Прежде всего, успешный пуск доказывал, что серьезно усложнившаяся система управления Р-5М, в которой практически все элементы были сдублированы, а некоторые и дважды, работает без серьезных сбоев. Но и без накладок не обошлось, хотя они не оказали серьезного влияния на итоги запуска. Однако обнаруженный флаттер воздушный рулей заставил разработчиков принимать срочные меры, и на следующих ракетах конструкцию рулей частично изменили, а систему управления ими сделали более жесткой.
    Примечательно, что для того, чтобы убедиться в надежности продублированных систем управления, на трех следующих ракетах перед стартом специально «портили» некоторые важные элементы. И ничего! Как и первая «государственная» Р-5М, три следующие тоже стартовали без сбоев и попали в цель. А это означало, что можно наконец приступить к последнему, самому важному этапу испытаний — запуску ракеты с настоящим ядерным боезарядом, пусть и уменьшенной мощности.

    О том, в какой обстановке прошли эти испытания, хорошо рассказал в своей книге «Ракеты и люди» один из создателей отечественной ракетной отрасли — академик Борис Черток. Вот что он писал: «Королев нервничал по поводу задержек с подготовкой ракеты. Он никак не хотел допустить, чтобы руководивший подготовкой головной части с боевым зарядом Николай Павлов (заместитель начальника Главного управления проектирования и испытания атомных боеприпасов Минсредмаша. — Прим. авт.) доложил Митрофану Неделину (в тот момент — заместитель министра обороны СССР по специальному вооружению и ракетной технике. — прим. авт.), председателю Государственной комиссии, что заряд подготовлен к вывозу, а задержка пуска идет по вине ракетчиков. Я на правах заместителя технического руководителя отвечал за подготовку ракеты на технической позиции. <…> Ночью я доложил Королеву, что при испытаниях автомата стабилизации есть замечание, предлагаю заменить усилитель-преобразователь и повторить горизонтальные испытания, что потребует еще три-четыре часа. Он ответил: «Работайте спокойно. У них тоже отказала нейтронная пушка». Моих познаний в ядерной технике не хватало, чтобы осознать, какой выигрыш во времени мы получаем.
    Наконец, все готово и подтверждена дата старта 2 февраля. Всех, кроме боевого расчета, со старта убрали».Первый в стране — и в мире! — запуск баллистической ракеты с ядерной боевой частью получил название «Байкал». Судя по всему, как это было принято в то время и в той отрасли, название выбирали, исходя из того, чтобы оно как можно меньше ассоциировалось с местом проведения испытаний. На всякий случай: мало ли, кто и кому случайно проболтается о «Байкале» — вот и пусть разведка потенциального противника ищет неизвестно что в сибирской тайге! Но название операции было и кодовым словом, которым наблюдатели должны были подтвердить, что запущенная с полигона Капустин Яр ракета долетела до места падения в Приаральских Каракумах и что боезаряд сработал как надо. И потому участники испытаний, все на нервах, ждали и не могли дождаться, когда в телефонной трубке раздастся наконец доклад «Наблюдали «Байкал»…
    И снова — цитата из воспоминаний Бориса Чертока: «Пуск прошел без всяких накладок. Ракета Р-5М впервые в мире пронесла через космос головную часть с атомным зарядом. Пролетев положенные 1200 км, головка без разрушения дошла до Земли в районе Аральских Каракумов . Сработал ударный взрыватель и наземный ядерный взрыв ознаменовал в истории человечества начало ракетно-ядерной эры. Никаких публикаций по поводу этого исторического события не последовало. Американская техника не имела средств обнаружения ракетных пусков. Поэтому факт атомного взрыва был отмечен ими как очередное наземное испытание атомного оружия. Мы поздравили друг друга и уничтожили весь запас шампанского, который до этого тщательно оберегался в буфете столовой руководящего состава».

    «Айвенго» промолчал
    Но было еще одно кодовое слово, которое сопровождало первые в мире испытания баллистической ракеты с ядерной боеголовкой — и которого, в отличие от «Байкала», никому услышать не хотелось. В отличие от четырех первых ракет, на пятой, с реальным спецбоеприпасом, была установлена аппаратура подрыва ракеты — АПР. Создавать ее пришлось, исходя из того, что оснащенная атомной боевой частью ракета в случает отклонения от курса или отказа двигателей представляет куда большую опасность, чем ракета с обычной взрывчаткой.
    Допускался даже вариант, при котором в случае боевого применения при техническом сбое ракета могла упасть на своей территории, а не на территории противника — и нужно было разработать и испытать систему ее уничтожения до срабатывания спец-БЧ.Слово одному из ближайших сподвижников Сергея Королева — Рефату Аппазову, принимавшему участие в операции «Байкал» и отвечавшему как раз за новенькую АПР, установленную на ракете Р-5М. О том, какие эмоции он испытывал 2 февраля 1956 года, профессор рассказал в своей книге воспоминаний «Следы в сердце и в памяти»: «День старта мог быть и перенесен, если погодные условия не позволили бы вести уверенное наблюдение с пункта АПР.
    Но прогноз синоптиков оказался точным: небо ясное, небольшой морозец способствовал поддержанию бодрого боевого настроения. <…> Обстановка была более напряженной, чем во время подготовки обычных ракет, почти не было заметно посторонних разговоров и лишних хождений вокруг да около. Сергей Павлович, как всегда, подзывал привычным движением то одного, то другого, давал указания, задавал последние вопросы, спрашивал, не появились ли какие-то сомнения, просил немедленно докладывать о малейших замеченных неполадках. На предстартовом заседании Государственной комиссии руководители всех служб полигона и систем ракеты доложили о полной готовности, и было принято решение о пуске ракеты.За час до старта наш расчёт АПР (аварийного подрыва ракеты) отбыл на своё рабочее место, но перед этим состоялось одно очень узкое совещание, состоящее всего из трёх человек, участникам которого сообщили слово-пароль, при произнесении которого должна была подрываться ракета.
    Таким словом оказалось «Айвенго». Почему именно это слово, кто его выбрал и какое отношение к предстоящей работе имел этот средневековый рыцарь — я так и не узнал. Скорей всего, это была фантазия самого Сергея Павловича, либо его заместителя по испытаниям Леонида Воскресенского, человека с весьма неординарным мышлением. <…> Схема приведения в действие системы АПР была такова. При появлении опасных отклонений я произносил слово-пароль, телефонист тут же повторял его в трубку, соединявшую наш пункт с бункером, а в бункере Л. А. Воскресенский нажимал на кнопку, передающую эту команду по линии радиосвязи на летящую ракету. Не знаю, как остальные, но я чувствовал очень сильное волнение, видимо, осознавая свою особую роль в предстоящей операции. Скажу откровенно, мне было страшновато…»
    Но «Айвенго» промолчал: ракета почти не отклонилась от заданной цели. Вспоминает Рефат Аппазов: «Сто пятнадцать», — слышу голос секундометриста и думаю: «Скоро конец». «Сто двадцать», — и вот долгожданное мгновение: двигатель выключен, огонёк в поле зрения теодолита погас. Можно дышать, двигаться, разговаривать. Оторвавшись от теодолита, первым делом протер очки. Мы пожали друг другу руки, поздравили с успехом и стали ждать транспорт, который бы доставил нас до старта. <…> Как только мы прибыли на место, он (Сергей Королев. — Прим. авт.) отвёл меня чуть в сторону от большого своего окружения и спросил, как далеко от цели могла отклониться головная часть. Я ответил, что всё должно быть в пределах эллипса рассеивания, так как никаких ненормальностей в полёте заметно не было».

    Русский «Хитрец»
    Успешное завершение государственных испытаний — это, как правило, достаточное основание для того, чтобы новый образец был принят на вооружение. Так произошло и с ракетой Р-5М: постановлением Совмина СССР от 21 июня 1956 года первая в мире баллистическая ракета с ядерной боеголовкой (индекс ГРАУ — 8К51, первоначально — 8А62М) была принята на вооружение инженерных бригад Резерва Верховного главнокомандования — так в то время назывались подразделения будущих РВСН. Впрочем, этот документ лишь зафиксировал статус-кво, поскольку первая часть, вооруженная модернизированными «пятерками», встала на боевое дежурство еще в мае.
    О появлении у Советского Союза нового, невиданного доселе оружия мир узнал осенью 1957 года. 7 ноября несколько транспортных установок с Р-5М приняли участие в параде по случаю 40-летия Октябрьской революции — именно так, по традиции, советское руководство демонстрировало иностранным дипломатам новые образцы вооружения. Внушительного размера ракеты (длина — 20,8 м, диаметр — 1,65 м, стартовый вес — 29,1 т) проехали по Красной площади, убеждая мир, что у Советской Армии есть сильнейшие средства доставки атомного оружия. Новинка получила индекс НАТО Shyster — то есть хитрец, крючкотвор, стряпчий по темным делам.

    В этом выразилось то изумление, которое пережил Запад, узнав о существовании «пятерок» нового образца. А Р-5М действительно была весьма прогрессивным для своего времени оружием. Время полной подготовки к старту — 2-2,5 часа, время нахождения в боевом положении на стартовом столе — один час, мощность боеприпаса — 0,3 мегатонны. При дальности полета в 1200 километров эти ракеты, расположенные у западных границ Советского Союза, могли достичь многих важных объектов в Западной Европе. Но — не всех.
    И потому уже в феврале 1959 году два дивизиона 72-й гвардейской инженерной бригады РВГК под командованием полковника Александра Холопова были переброшены в ГДР.Это перемещение проходило в обстановке такой секретности, что о нем не знало даже руководство «дружественной социалистической страны»: вряд ли бы немецкому коммунистическому правительству пришлось по вкусу известие о размещении на территории страны советских атомных ракет. Один дивизион разместился под городом Фюрстенбергом, второй — поблизости от военного аэродрома Темплин. Но, впрочем, оставались они там недолго: осенью того же года оба дивизиона вернулись к месту дислокации бригады в город Гвардейск Калининградской области. К тому времени на вооружение уже приняли новую ракету Р-12 с большей дальностью полета, и необходимость размещать Р-5М за пределами Советского Союза отпала.
    Ракеты Р-5М оставались на вооружении достаточно долго — вплоть до 1966 года. В общей сложности завод в Днепропетровске (будущее КБ «Южное») выпустил 48 ракет этой модификации, из которых наибольшее число — 36 — стояли на боевом дежурстве в 1960-1964 годах. Постепенно в частях, вооруженных Р-5М, их заменили на Р-12, а первые советские баллистические ракеты с ядерной БЧ начали занимать места на постаментах в разных уголках страны. Долгое время одна из них возвышалась над входом в столичный Музей Вооруженных сил, другие были частью экспозиции музея Сергея Королева в Житомире, памятником в Мирном и в Филиале Центрального музея РВСН в городе Балобанове… Но какая бы судьба не была им уготована, они навсегда заняли свое место в истории не только отечественных ракетных войск, но и в истории всего человечества — как символ начала ракетно-ядерной эры.
     
    #8
    dok нравится это.
  9. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.341.232.068.162
    Stirik, 7 фев 2017

    Готовясь к возможной высадке немецкого десанта и испытывая серьезные проблемы с ресурсами, Великобритания в 1940-41 годах была вынуждена разрабатывать самые разные проекты перспективного оружия и техники. В своих поисках крайне простых, но эффективных в бою конструкций британские оружейники порой прибегали к самым необычным и смелым идеям, хотя не все из них удалось довести до серийного производства и эксплуатации в войсках или в народном ополчении. Одним из примеров чрезвычайно смелого, но неудачного оружия того времени заслуженно считается зенитный огнемет, известный под названием Naval pattern vertical firing flamethrower.

    Причины для появления необычного проекта были простыми и понятными. В любой момент нацистская Германия могла начать десантную операцию, в ходе которой особое значение имела боевая и транспортная авиация. Как следствие, силам противовоздушной обороны требовалось вооружение для борьбы с самолетами и десантными планерами противника. Кроме того, новые средства ПВО представляли большой интерес для Королевского военно-морского флота. Корабли нуждались в новых эффективных средствах борьбы с торпедоносцами или бомбардировщиками, способных показывать определенное превосходство над существующим вооружением.


    Именно по заказу командования флота началась разработка, пожалуй, самой необычной системы противовоздушной обороны. Бороться с самолетами и планерами противника предлагалось при помощи крупного факела пламени, выбрасываемого системой наземного или корабельного базирования. Предполагалось, что новый зенитный огнемет будет использовать струйный способ воздействия на цель и метать горючую смесь строго вверх. Заказчик, класс и предполагаемый способ работы были отражены в названии проекта Naval pattern vertical firing flamethrower – «Огнемет вертикальной стрельбы военно-морского образца».
    По имеющимся данным, началу нового проекта поспособствовали определенные успехи в деле создания самоходных огнеметов для сухопутных войск. В 1940 году компания Lagonda представила свою собственную конструкцию струйного огнемета, пригодного для монтажа на самоходных шасси. Подобная техника, получившая название Cockatrice, вскоре была доведена до серийного производства и с определенной интенсивностью использовалась в войсках. Вскоре после этого появилось предложение, подразумевавшее адаптацию существующей конструкции к использованию на кораблях, катерах и судах военно-морского флота.

    Разработка необычного проекта была поручена организации Department of Miscellaneous Weapons Development («Департамент разработки разнообразных вооружений»). Задачей департамента DMWD была разработка проектов нестандартного вооружения, основывающегося на оригинальных принципах. За годы Второй мировой специалисты этой организации создали и проверили большое количество специфических систем вооружения, которые в основном не были рекомендованы к практической эксплуатации. Лишь считанные единицы перспективных образцов подтвердили свои возможности и были приняты на вооружение.

    В соответствии с новым заданием конструкторы DMWD приступили к разработке зенитного огнемета Naval pattern vertical firing flamethrower. Специфический способ применения такого оружия предъявлял некоторые особые требования к его конструкции и отдельным характеристикам. Тем не менее, все еще сохранялась возможность получения приемлемых параметров без необходимости создания каких-либо совершенно новых механизмов и принципов работы. С точки зрения общей архитектуры перспективный огнемет должен был представлять собой серьезно увеличенное оружие традиционной для того времени конструкции.

    Первый вариант «вертикально стреляющего» огнемета представлял собой прямое развитие существующих изделий фирмы Lagonda. На корабле-носителе предлагалось монтировать турель с брандспойтом, рядом с которой помещались баки для огнесмеси и сжатого газа. Подобный проект не требовал серьезного изменения конструкции огнемета: следовало лишь изменить взаимное расположение различных его элементов и соответствующим образом переработать трубопроводы.

    Вскоре огнемет, аналогичный использовавшемуся на боевой машине Cockatrice, был установлен на имеющееся опытовое судно и испытан в условиях, максимально приближенных к реальным. Сохранение общих особенностей конструкции оружия привело к соответствующим результатам. Характеристики дальности и эффективности стрельбы корабельного огнемета были такими же, как и в случае с его сухопутным предшественником.

    Использование готовой конструкции имело свои плюсы, но вскоре было принято решение о создании нового проекта аналогичной техники с иным обликом и другими характеристиками. Не позднее 1941 года «Департамент разнообразных вооружений» завершил проектирование изделия Naval pattern vertical firing flamethrower. Подготовленная конструкторская документация была передана одному из британских предприятий, которое построило и передало военным первый опытный образец оружия. Вскоре прототип был выведен на испытания, которые позволили определить его реальные характеристики, а также сделать некоторые выводы о фактических перспективах необычной разработки.

    Применение стандартной для той эпохи струйной системы огнеметания позволило обойтись без разработки сложных устройств и агрегатов новых типов. Как следствие, Naval pattern vertical firing flamethrower должен был отличаться относительно простой конструкцией, имеющей в своем составе несколько основных агрегатов большого размера. В сборе оружие представляло собой высокое изделие с малой занимаемой площадью и характерным внешним видом.

    В качестве основы для монтажа всех прочих улов и агрегатов было решено использовать большой бак для огнесмеси. Хранить «боекомплект» предлагалось в цилиндрической емкости с выгнутыми торцевыми крышками. В нижней части бортов бака предусматривалась установка четырех скошенных опор. На бортах имелись хомуты для крепления баллонов со сжатым воздухом. Верхняя крышка бака имела центральную трубу для соединения с форсункой. В верхней части бака также имелись горловина для заправки огнесмеси, набор труб системы сжатого воздуха и т.д.

    Для создания рабочего объема внутри бака огнесмеси предлагалось использовать два стандартных баллона для сжатого газа. Они помещались вертикально на бортах основного бака и имели все необходимые устройства для подачи газа и регулировки его давления.

    От главного бака отходила вертикальная труба сравнительно большого диаметра, на которой закреплялась прямоугольная платформа. На ней имелись клапан для управления огнем и часть другого оборудования, необходимого для стрельбы огнесмесью.

    Центральная труба незначительно поднималась над платформой, после чего соединялась с переходником-уголком. Последний при помощи болтов соединялся с изогнутой трубой, имеющей крепления для нескольких трубок меньшего диаметра. В качестве форсунки предлагалось использовать набор из параллельно расположенных труб малого диаметра. Их «дульная» часть прикрывалась трубчатым кожухом, внутри которого помещалась система воспламенения метаемой смеси
    Предложенная конструкция огнемета Naval pattern vertical firing flamethrower отличалась достаточной простотой, благодаря чему оружие могло изготавливаться в больших количествах и транспортироваться существующими грузовиками. Все это давало возможность построить большое число огнеметов и развернуть их в требуемых районах, оборудовав крупные и протяженные позиции противовоздушной обороны. По-видимому, проект позволял организовать одновременное дистанционное управление большим количеством огнеметов, установленных на одном участке.

    Первые испытания перспективного зенитного огнемета были проведены на сухопутном полигоне. Центральный бак устройства Naval pattern vertical firing flamethrower получал заряд огнесмеси на основе бензина, а боковые баллоны заполнялись сжатым газом, после чего можно было выполнять стрельбу. Высокое давление в баллонах с газом позволяло получить достаточно высокие характеристики. При выбросе горючей жидкости вертикально вверх образовывался факел высотой до 30 м и шириной до 2-3 м. Кроме того, при сгорании огнесмеси образовывался столб дыма. Объем основного бака позволял сделать серию выстрелов общей продолжительностью до нескольких секунд.

    После проверки на полигоне опытный образец огнемета был отправлен на море. Оригинальную систему ПВО установили на легкое вспомогательное судно La Patrie, ранее принадлежавшее французским рыболовам. Перед этими испытаниями огнемет не подвергался значительным доработкам, благодаря чему смог вновь показать ранее полученные технические и боевые характеристики.

    Известны некоторые подробности испытаний перспективного оружия. Определенные события в ходе тестовых «стрельб» продемонстрировали специфику работы нового оружия и фактически закрыли ему дорогу в войска. Одной из главных целей испытаний была проверка воздействия огнемета на самолеты противника и психику их экипажей. Для проведения таких проверок разработчики проекта привлекли к работам самолет-истребитель и летчика, которым следовало играть роль условного противника. В ходе первого этапа подобных испытаний летчик без особого труда строил боевой заход на условную цель – огнемет. Многометровый факел пламени выглядел пугающе, но пилот справлялся с поставленной задачей и раз за разом показывал неприемлемые для ПВО результаты.

    Авторы зенитного огнемета посчитали, что одной из причин таких результатов может быть подготовка летчика: вылетая на «задание», он знал, что ждет его на полигоне. Для получения более правдоподобных результатов организации DMWD пришлось пригласить еще одного летчика. Перед вылетом на полигон ему дали всю необходимую информацию о цели, однако о наличии огнемета не сообщили. Несмотря на это, увидев факел, пилот продолжил выполнение боевой задачи и успешно поразил условную цель. Более того, во время полета на малой высоте он даже задел крылом факел, но самолет не пострадал.

    Летчик-испытатель проявил храбрость и мужество, из-за чего эксперимент вновь не удался. Авторы проекта стали выяснять, почему пилот никак не отреагировал на огнемет, и получили весьма интересные результаты. Как оказалось, приглашенный летчик до войны и поступления в летное училище работал цирковым артистом. Его коронным номером был проезд на мотоцикле сквозь горящую стену. Соответственно, огня он не боялся.

    После второго этапа испытаний было решено прекратить подобные проверки. Поиск нового испытателя, не имеющего опыта выступлений на арене и боящегося огня, посчитали нецелесообразным. Проблема взаимодействия зенитного огнемета и авиации противника более на практике не изучалась, поскольку даже имеющиеся результаты испытаний явно раскрывали проблемы существующей конструкции.

    Проведенные испытания показали, что имеющиеся идеи, лежавшие в основе оригинального проекта, вряд ли могут быть полностью реализованы на практике. В теории зенитный огнемет мог найти применение в системе противовоздушной обороны сухопутных войск и военно-морского флота. При массовом производстве и применении такие изделия можно было использовать для организации крупных позиционных районов на потенциально опасных направлениях. Многометровые факелы при правильном применении должны были наносить определенный урон авиационной технике противника. Кроме того, пламя могло оказывать на пилотов соответствующее психологическое воздействие.

    При использовании во флоте огнемет мог стать неплохим средством борьбы с торпедоносцами или бомбардировщиками противника. В частности, такое оружие было серьезной угрозой для самолетов, выполняющих топмачтовое бомбометание. В ходе боевой работы по такой методике бомбардировщик должен был проходить на малой высоте над атакуемым кораблем, что делало его хорошей мишенью для огнеметного вооружения.

    В перспективе зенитные огнеметы Naval pattern vertical firing flamethrower могли найти применение в разных сферах и дополнить существующие ствольные системы. В таком случае появлялась возможность организовать эшелонированную противовоздушную оборону в составе разнородных средств. Тем не менее, все немногочисленные плюсы оригинального оружия полностью перекрывались существующими минусами. Проект имел несколько характерных и принципиально неустранимых недостатков, которые не позволяли всерьез рассматривать его применение за пределами полигонов.

    Главный недостаток огнемета, приводивший к появлению иных минусов, заключался в малой высоте выброса огнесмеси. Горючая жидкость выстреливалась на высоту около 30 м, а повышение этого параметра до приемлемых пределов требовало капитальной переработки всей конструкции и не было целесообразным. Достигнутая высота огнеметания не позволяла бороться с подавляющим числом воздушных целей. Цели, пригодные для поражения огнеметом, в свою очередь, могли атаковаться и традиционными средствами ПВО, как минимум, без проигрыша в эффективности.

    Бомбардировщики нацистской Германии по определению не могли стать целью огнемета Naval pattern vertical firing flamethrower. К району цели все они подходили на сравнительно больших высотах. Даже пикировщики Ju-87, переходя в горизонтальный полет после сброса боевой нагрузки, должны были оставаться далеко за пределами зоны поражения огнемета. Вероятность поражения «горизонтальных» бомбардировщиков вообще стремилась к нулю: такую машину можно было повредить огнем только после того, как ее подобьют другие средства ПВО, и она будет вынуждена идти на посадку в районе расположения огнеметов. Но и в этом случае поражение не гарантировалось, поскольку для выхода из зоны ответственности огнеметов можно было всего лишь выполнить незначительный маневр по высоте
    Использование огнемета в составе средств корабельной ПВО позволяло получить более высокие шансы поражения цели, чему способствовала специфика методов применения авиации против кораблей. В определенных ситуациях торпедоносец или бомбардировщик-топмачтовик действительно мог попасть под факел огнемета. Одновременно с этим корабль не мог нести большое количество огнеметов, что сокращало возможное количество залпов. Для заливки новой порции огнесмеси экипажу требовалось некоторое время, в течение которого можно было рассчитывать только на ствольные системы.

    Вне зависимости от методов и сферы применения огнемет Naval pattern vertical firing flamethrower от DMWD имел несколько характерных особенностей, дополнительно сокращавших его эффективность. Так, на результатах удачного «попадания» должна была негативно сказываться высокая скорость цели. Как показали испытания, даже прямое попадание самолета в факел не гарантировало его повреждение. За счет высокой скорости цель могла пройти через пламя без значительных негативных эффектов, попросту не успев загореться или развеяв огонь в стороны за счет окружающих ее вихрей.

    Серьезной проблемой огнемета должна была стать трудность правильного выбора момента выброса смеси. Ограниченная емкость центрального бака не давала возможности выбрасывать горючую жидкость в течение длительного времени, а высокая скорость самолета-цели требовала соответствующей реакции. Таким образом, изделию требовались новые системы управления с требуемыми характеристиками.

    В существующем виде огнемет Naval pattern vertical firing flamethrower не отличался высокими характеристиками и эффективностью применения в исходном зенитном предназначении. Одновременно с этим присутствовала масса недостатков конструктивного и эксплуатационного характера, резко сокращавшая вероятность успешного боевого применения. Естественно, при таком соотношении положительных и отрицательных качеств оригинальная разработка британских инженеров не представляла никакого интереса для армии. После завершения наземных и морских испытаний проект был закрыт за отсутствием реальных перспектив.

    Вряд ли авторы необычного проекта изначально сомневались в невозможности получения высоких характеристик. По-видимому, с самого начала было понятно, что «огнемет вертикальной стрельбы» не сможет показать приемлемые характеристики и найти применение в противовоздушной обороне. Тем не менее, проект все же был разработан, а опытные образцы прошли проверку в условиях полигона. Это позволило установить реальные возможности оружия не путем теоретических расчетов, а на практике. Результат такой проверки, следует отметить, был вполне ожидаемым.

    Неудача проекта Naval pattern vertical firing flamethrower наглядно показала все реальные перспективы применения огнеметного вооружения в качестве зенитных систем. Такое оружие по определению не могло показать высокие характеристики и оказать заметное влияние на эффективность ПВО в целом. Как следствие, от дальнейшего развития оригинального проекта отказались. В будущем британские конструкторы, несмотря на все трудности, не возвращались к подобным идеям и развивали иные варианты зенитных систем.
     
    #9
    dok нравится это.
  10. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.341.232.068.162
    Stirik, 8 фев 2017
    На фото Tortoise (A39) - заметим, эта кракозябра выпущена в 1944 году, когда у большинства воюющих держав давно была нормальная бронетехника. Но британская школа танкостроения здесь в своем репертуаре - при массе в 79,2 тонны, высоте в 3 метра, чисто английской схеме шасси aтa "сороконожка" имела скорости по дороге 18 км/ч, а по бездорожью - 6 км/ч и не имело вращающейся башни. И пушка - 94-мм Ordnance QF 32 pounder. Простите - но у ИС-2 пушка 122 мм. При этом башня с круговым вращением, и масса почти вдвое меньше, и скорость по шоссе, худо-бедно, 37 кмч - вдвое выше.
    Тактико-технические характеристики A39 TortoiseБоевая масса, т 79Экипаж, чел. 7 (командир, стрелок, пулемётчик, 2 заряжающих, механик-водитель, помощник механика-водителя)Длина корпуса, мм 10060Ширина корпуса, мм 3910Высота, мм 3050БронированиеЛоб корпуса, мм/град. 228 ммБорт корпуса, мм/град. 178 ммКрыша корпуса, мм 33 ммЛоб башни, мм/град. 228 ммБорт башни, мм/град. 178 ммКрыша башни, мм 33 ммВооружениеКалибр и марка пушки 94-мм Ordnance QF 32 pounderПулемёты три 7.92-мм пулемёта 7.92 mm Besa MGТип двигателя бензиновый двигатель Rolls-Royce Meteor V12Мощность двигателя, л. с. 600Скорость по шоссе, км/ч 19Скорость по пересечённой местности, км/ч 6Запас хода по шоссе, км 140Удельная мощность, л. с./т 7.7С окончанием войны в Европе интерес к A39 Tortoise стал быстро сокращаться. Уже строились планы по новому поколению боевых машин, среди которых A39 смотрелся динозавром. Заказ был сокращен до 12 машин. В феврале 1946 г Комитет Обороны решил вновь уполовинить заказ, уже до 6 машин по цене 141666 фунтов каждая. Реально было закончено пять танков, а детали шестого использованы на запчасти.Корпус A39 Tortoise сваривался из литых деталей и катаных листов брони. Самая большая отливка представляла собой рубку корпуса без крыши с толщиной лобовой части до 230 мм. Крыша представляла собой катаный лист. Еще одна литая деталь в лобовой части защищала трансмиссию. Моторное отделение сваривалось из катаных листов брони и нависало над гусеницами. В правой надгусеничной полке находилась укладка 3ИПа, в левой - зарядный агрегат и аккумуляторы. Нижняя часть корпуса выполнялась из катаных листов брони, с дополнительной защитой в виде тяжелых бортовых экранов. Подвеска была торсионной, хотя чисто внешне напоминала шасси "Шермана". Каждая колесная тележка (по четыре на борт) имела по две пары катков. Торсионы были сгруппированы под полом кабины по четыре, так что на каждую бортовую тележку было два торсиона.Танк A39 Tortoise представлял собой довольно редкую среди английских танков схему с передней ведущей "звездочкой" при заднем расположении двигателя. Ленивцы были соответственно сзади. Гусеница имела шесть поддерживающих катков на сторону - по два на двух центральных валах и по одному на переднем и заднем. Двигательная установка состояла из безнаддувного двигателя "Роллс-Ройс" Мk.V "Метеор" - 12-цилиндровый, V-образный, мощностью 650 л.с. По бокам двигателя ставились два топливных бака - большой на 390 л справа и малый 245 л - слева. Слева также располагался маслобак, занимавший оставшееся место. Радиаторы были перед двигателем, а выхлопные трубы собирались в большой глушитель, шедший вдоль всего моторного отделения. Танк A39 Tortoise также нес зарядный агрегат четырехцилиндровый двигатель "Моррис"-8, работавший прямо на генератор. Движок был включен в контур охлаждения основного двигателя, а выхлопная труба с глушителем была выведена за боевой рубкой. Двигатель работал на коробку передач через сцепление "Борд&Бекк" и три вала, объединенных в общей трубе. Коробка передач была "Меррит-Броун" H51D, обеспечивающая через раздельный реверс шесть скоростей вперед и назад и имеющая бортовые тормоза для управления по курсу. Такая коробка передач позволяла танку разворачиваться на месте. После испытания опытного образца Р1 в трансмиссию внесли изменения, но какие не известно.Одной из наиболее интересных особенностей этого танка - A39 Tortoise тогда рассматривался именно танком, пускай очень специфичным, но не самоходкой - было боевое отделение, вмещавшее экипаж из семи человек. Экипаж включал водителя, занимавшего место справа от орудия, стрелка лобового пулемёт - слева от орудия, еще один стрелок находился за водителем, командир сидел слева - за и выше первого стрелка. Таким образом четыре члена экипажа располагались по бортам рубки, освободив в центре место для артиллерийского расчета. Наводчик орудия располагался слева от орудия, а два заряжающих - за орудием. С последними возникла интересная проблема. Орудие было спроектировано под раздельное заряжание снаряды и заряды хранились отдельно. Небольшое число "готовых" снарядов хранилось на задней стенке боевой рубки в отдельных пеналах, а большая часть боезапаса располагалось под полом боевого отделения.
    Более подробно об этом динозавре по ссылке в названии
     
    Последнее редактирование: 9 фев 2017
    #10
    dok нравится это.
  11. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.341.232.068.162
    Stirik, 9 фев 2017
    Разработка этого супертяжёлого танка началась в начале 1941 года, когда фирма Krupp занялась изучением советских тяжёлых танков. В первые месяцы 1942 года Krupp получил задание начать проектирование супертяжёлого танка PzKpfw VII Лев (проект VK7201). Его конструкция основывалась на ранее разработанном прототипе VK7001 (Королевский Тигр), созданном как конкурент прототипа сверхтяжёлых танков Фердинанда Порше (включая первый вариант танка Maус). VK7001 был вооружён 150мм. орудием Kanone L/37 (или L/40) или 105мм. KwK L/70. Лев использовал узлы и агрегаты Королевского Тигра, для унификации производства и обслуживания. Разработчики планировали создать два варианта этого танка: традиционной компоновки и с расположенной сзади башней. Лёгкий вариант (leichte) имел фронтальное бронирование 100мм. и весил 76 тонн. Тяжёлый (schwere) имел фронтальное бронирование 120мм. и весил 90 тонн. Оба варианта должны были вооружаться 105мм. орудием L/70 и пулемётом. Также известно, что 90 тонный вариант должен был быть именно традиционной компоновки и общим видом походить на Королевский Тигр. На обоих вариантах предполагался экипаж из 5-ти человек. По предварительным расчётам их максимальная скорость должна была составить от 27км/ч (лёгкий) до 23км/ч (тяжёлый).Однако Гитлер приказал прекратить дальнейшую разработку облегчённого Льва и все силы бросить на доводку тяжёлого варианта. "Лев" был перепроектирован с тем, чтобы на нём можно было устанавливать 150мм. орудие L/40 или 150мм. L/37 (вероятно это 150мм. KwK 44 L/38), а лобовая броня доведена до 140мм. Для улучшения боевых характеристик, ширина гусениц была увеличена до 900-1000мм., а скорость до 30км/ч.Но в конце 1942 года этот проект был закрыт, и все усилия были направлены на разработку супертяжёлого танка Maус.В ходе производства Королевского Тигра, конструкторы планировали создать переработанную версию Льва, вооружённого 88мм. орудием KwK L/71 и лобовой бронёй 140мм. Скорость его должна была составить 35км/ч, а общий вес - 90 тонн. Он должен был оснащаться 12-ти цилиндровым двигателем Maйбах HL 230 P 30, мощностью 800л.с. Проектная длина составляла 7,74м. (с орудием), ширина - 3,83м., и высота - 3,08м. Экипаж предполагался тот же, что и на первых прототипах - 5 человек. Планировалось, что Лев придёт на смену Королевскому Тигру.Однако 5-6 марта 1942 года было принято решение о разработке более тяжёлого танка, и работы над проектом Льва были свёрнуты. Лев так и не достиг даже стадии прототипа, но работы над его проектированием дали необходимый опыт для создания его более мощного потомка - Мауса.
     
    #11
    dok нравится это.
  12. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.341.232.068.162
    Stirik, 10 фев 2017

    Имеющиеся сведения об ампулометах Красной Армии крайне скудны и в основном базируются на паре абзацев из мемуаров одного из защитников Ленинграда, описании конструкции в руководстве по применению ампулометов, а также некоторых выводах и расхожих домыслах современных поисковиков-копателей. Между тем в музее столичного завода «Искра» имени И.И. Картукова долгое время мертвым грузом лежал изумительного качества видовой ряд съемки фронтовых лет.
    Существующее понятие «ампуломет» применительно к боевой системе, разработанной в СССР накануне Великой Отечественной войны, не раскрывает всех возможностей и тактических преимуществ этого оружия. Более того, все доступные сведения относятся лишь, так сказать, к позднему периоду серийных ампулометов. На самом деле, эта «труба на станке» была способна метать не только ампулы из жестянки или бутылочного стекла, но и более серьезные боеприпасы. А создатели данного простого и неприхотливого оружия, производство которого было возможно чуть ли не «на коленке», вне сомнения, достойны куда большего уважения.
    По замыслу разработчиков (а не требований заказчика), ампуломет в основном (так в документе) предназначался для борьбы с танками, бронепоездами, бронемашинами и укрепленными огневыми точками противника путем стрельбы по ним любыми боеприпасами подходящего калибра. Разрабатывали ампулометы (как, впрочем, и пехотные огнеметы) в предвоенные годы в Москве в опытном конструкторском отделе завода №145 имени СМ. Кирова (главный конструктор завода - И.И. Картуков), состоящем в ведении Наркомата авиапромышленности СССР. Фамилии конструкторов ампулометов, к сожалению, мне неизвестны.
    Документально подтверждено, что с боекомплектом из ампул 125-мм ампуломет прошел полигонные и войсковые испытания в 1941 г. и был принят на вооружение Красной Армии. Описание конструкции ампуломета, приведенное в Интернете, позаимствовано из руководства и лишь в общих чертах соответствует довоенным опытным образцам: «Ампуломет состоит из ствола с патронником, затвора-задвижки, стреляющего приспособления, прицельных приспособлений и лафета с вилкой». В дополненном нами варианте ствол серийного ампуломета представлял собой стальную цельнотянутую трубу из маннесмановского проката с внутренним диаметром 127 мм, либо свернутую из листового 2-мм железа, заглушённую в казенной части. Ствол штатного ампуломета свободно опирался цапфами на проушины в вилке колесного (летнего) или лыжного (зимнего) станка. Механизмов горизонтальной или вертикальной наводки не было.
    У опытного 125-мм ампуломета затвором винтовочного типа в патроннике запирался холостой патрон от охотничьего ружья 12-го калибра с папковой гильзой и 15-граммовой навеской черного пороха. Спуск стреляющего механизма происходил при нажатии большим пальцем левой руки на спусковой рычаг (вперед или вниз -были разные варианты), находящийся возле рукояток, подобных используемым на станковых пулеметах и приваренных к казенной части ампуломета.
    У серийного ампуломета стреляющий механизм был упрощен за счет изготовления многих деталей штамповкой, а спусковой рычаг перенесен под большой палец правой руки. Более того, рукоятки в серийном производстве заменили стальными трубами, изогнутыми подобно рогам барана, конструктивно объединив их с поршневым затвором. То есть, теперь для заряжания затвор поворачивали обеими рукоятками до упора влево и с опорой на лоток тянули на себя. Вся казенная часть с ручками по прорезям в лотке отъезжала в крайнее заднее положение, полностью извлекая стреляную гильзу патрона 12-го калибра.Прицельные приспособления ампуломета состояли из мушки и откидной стойки прицела. Последняя была рассчитана для стрельбы на четыре фиксированные дистанции (очевидно, от 50 до 100 м), обозначенные отверстиями. А вертикальная прорезь между ними позволяла пристреляться и на промежуточные дальности.
    Как указывалось в документах, основным боеприпасом для ампулометов были авиационные жестяные ампулы АЖ-2 калибра 125 мм, снаряженные самовоспламеняющейся разновидностью сгущенного керосина марки КС. Первые жестяные сферические ампулы поступили в серийное производство в 1936 г. В конце 1930-х гг. их совершенствованием занимались также в ОКО 145-го завода (в эвакуации это ОКБ-НКАЛ завода №455). В заводских документах они именовались авиационными жидкостными ампулами АЖ-2. Но все же правильнее называть ампулы жестяными, поскольку ими в ВВС РККА планировали постепенно заменить стеклянные ампулы АК-1, состоящие на вооружении с начала 1930-х гг. как химбоеприпасы.К стеклянным ампулам постоянно были нарекания, что они, де, непрочны, а разбившись раньше времени, способны отравить своим содержимым и экипаж самолета, и наземный персонал. Между тем, к стеклу ампул предъявлялись взаимоисключающие требования - прочность в обращении и хрупкость при применении. Первое, естественно, превалировало, и некоторые из них, с толщиной стенки 10 мм, даже при бомбометании с высоты 1000 м (в зависимости от плотности грунта) давали очень большой процент неразбивших-ся. Теоретически решить проблему могли их жестяные тонкостенные аналоги. Как позже показали испытания, надежды авиаторов на это также оправдались не в полной мере.
    Начинку ампул АЖ-2КС, так называемый «русский напалм» - сгущенный керосин КС - разработал в 1938 г. А.П. Ионов в одном из столичных НИИ при содействии химиков В.В. Земскова, Л.Ф. Шевелкина и А.В. Ясницкой. В 1939 г. он завершил разработку технологии промышленного производства порошкообразного загустителя ОП-2. Каким образом зажигательная смесь приобрела свойства мгновенно самовоспламеняющейся на воздухе, пока остается неизвестным. Не уверен, что тривиальное добавление гранул белого фосфора в густую зажигательную смесь на основе нефтепродуктов здесь гарантировало бы их самовоспламенение. В общем, как бы там ни было, уже весной 1941 г. на заводских и полигонных испытаниях 125-мм ампуломета АЖ-2КС нормально срабатывали без взрывателей и промежуточных воспламенителей.
    В 1943 г. для гарантированного срабатывания АЖ-2СОВ или АЖ-2НОВ при бомбометании с любой высоты и при любой скорости носителя разработчики ампул дополнили свои конструкции взрывателями из термореактивной пластмассы (стойкой к кислотному основанию отравляющих веществ). По замыслу разработчиков, на живую силу такие доработанные боеприпасы воздействовали уже как осколочно-химические.Ампульные взрыватели УВУД (универсальный взрыватель ударного действия) относились к разряду всюдубойных, т.е. срабатывали даже при падении ампул боком. Конструктивно они были аналогичны применяемым на авиационных дымовых шашках АДШ, но стрелять такими ампулами из ампулометов уже не представлялось возможным: от перегрузок взрыватель непредохранительного типа мог сработать прямо в стволе. В военный период и для зажигательных ампул в ВВС порой использовали корпуса с взрывателями или с заглушками вместо них.
    Накануне войны подразделения ранцевых огнеметов (огнеметные команды) организационно входили в состав стрелковых полков. Однако из-за трудностей использования в обороне (чрезвычайно малая дальность огнеметания и демаскирующие признаки ранцевого огнемета РОКС-2) они были расформированы. Вместо этого в ноябре 1941 г. были созданы команды и роты, вооруженные ампулометами и ружейными мортирками для метания по танкам и другим целям металлических и стеклянных ампул и бутылок с зажигательной смесью. Но, по официальной версии, ампулометы также имели существенные недостатки, и в конце 1942 г. их сняли с вооружения.

    Безоговорочно причислять 125-мм ампуломет к зажигательному оружию будет не совсем корректно. Ведь никто не позволяет себе считать огнеметами ствольную артсистему или РСЗО «катюша», стрелявшие при необходимости и зажигательными боеприпасами. По аналогии с применением авиационных ампул расширить арсенал боеприпасов ампуломета конструкторы 145-го завода предлагали за счет использования доработанных советских противотанковых авиабомб ПТАБ-2,5 кумулятивного действия, созданных в самом начале Великой Отечественной войны.
    Внешне такая ПТАБ сильно напоминала фугасные авиабомбы полковника Гронова малых калибров времен Первой мировой войны. Поскольку к корпусу авиационного боеприпаса крылья цилиндрического оперения приваривали точечной сваркой, для использования мины в пехоте простой заменой ее оперения обойтись не удалось. Новое оперение минометного типа на авиабомбы устанавливали с вмонтированным в него дополнительным метательным зарядом в капсуле. Выстреливался боеприпас по-прежнему, холостым ружейным патроном 12-го калибра. Таким образом, применительно к ампуломету система получалась В некоторой степени активно-реактивной. без дополнительного предохранителя контактного взрывателя.Довольно продолжительное время конструкторам пришлось трудиться над повышением надежности взведения контактного взрывателя мины на траектории.

    Мина ФБМ

    а1.jpg

    а вот и бронеплита толщиной в 80 мм пробитая такой ампулой-миной

    а2.jpg
     
    #12
    dok нравится это.
  13. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.341.232.068.162
    Stirik, 10 фев 2017

    1944 год. Немецкой армии уже не до изысканий вундервафли - требуется исключительно простое в производстве и эксплуатации, дешевое и, желательно, не использующее дефицитное топливо транспортное средство. Получив задание на разработку подобного артиллерийского тягача, "Шкода" долго ломать голову не стала. Два паровых котла Skoda Sentinel на угле, водруженные на удлиненное шасси Jagdpanzer 38(t) - вот решение проблемы
    Правда, испытания модели SK-13 показали, что не все так радужно - мощность паровых двигателей (кстати, лицензия на их производство принадлежала "Форду", но тот только обрадовался бы, что эти машины могут послужить любимому фюреру) - 70 л.с. каждый - оказалась для 20-тонной машины недостаточной. Страдала и скорость (12-15 км/ч), и дальность хода - 150 км. Выход виделся только в использовании других паровых машин.
    Новый вариант тягача (SK-23) предложила фирма "БMM Прага", оснастившая машину современными паровыми двигателями от "Круппа". Последний, к слову, также в конце войны разрабатывал подобный девайс.
    Существовал и еще один, третий проект (SK-33), который предусматривал установку на облегченное до 18 тонн шасси двух паровых двигателей мощность 80 л.с. каждый. Однако, дальше чертежей SK-23 и SK-33 не продвинулись, в отличие от SK-13, который успел поучаствовать в натурных испытаниях.
     
    #13
    dok нравится это.
  14. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.341.232.068.162
    Stirik, 10 фев 2017
    Если кто-то думает, что хохлы со своей суперрогаткой были первые, глубоко ошибается. знакомтесь:
    суперарбалет из Франции 1910 года выпуска, то есть за сто лет до хохлов

    арбалет.jpg

    способен метать гранаты на вполне себе минометные дальности. Но далось им это крайне непросто, - сами посмотрите, и прикиньте, сколько это вот все весит, из металла изготовленное. Нет, ну сам по себе вес не страшен, - но ведь рано или поздно, но противник догадается, откуда прилетает, а быстро перебазироваться с такой хреновиной уже не получится. Так что дальше полигона этот монстр не уехал.
     
    #14
    dok нравится это.
  15. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.341.232.068.162
    Stirik, 10 фев 2017
    а2.jpg

    Война на Тихом Океане имела одной из своих особенностей - проблему эвакуации раненых. Расстояние до нормального госпиталя может составлять сотни, если не тысячи миль, и как быть? Поезда по морю не ходят, плюхать на пароходе хорошо здоровым, а раненый может просто не дожить, пока транспортная лоханка с парадным ходом в шесть узлов куда-нибудь доплюхает... И с большими аэродромами не очень, только что истребитель сядет. Ну, стало быть, истребителями и вывозить, а что у них для пассажиров место не предусмотрено, - так то дело решаемое.
    Вот, американцы примерно так вот и сделали: под крылья любого "достаточно большого" истребителя подвешивались специальные контейнеры, куда заталкивалось по одной штуке раненого в лежачем положении - и полетели... Плюс очевидны: P-38 Lightining (крайне популярный на тихоокеанском ТВД из-за своей двухмоторности, повышавшей шансы не пропасть без вести над океаном) штатно несет две бомбы сопоставимой с загруженным контейнером массы, скорость полета эвакуатора - полноценно-истребительная.
    Устройство вышло на испытания в середине 1944 года, и в принципе, ожидания оправдало. В минусах, конечно, была полная невозможность оказания помощи во время полета, так что эвакуируемому, если в сознании, - оставалось только молиться. Впрочем, о применении этого устройства во время Второй Мировой американцами никто не упоминал. А так-то в подвесных ящиках для носилочных раненых (куда как менее комфортных) и в СССР и в Германии немало народу перевезли во время войны.
     
    #15
    dok нравится это.
  16. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.341.232.068.162
    Stirik, 12 фев 2017
    деревянная ракета1.jpg

    Деревянная ракета — это без прикола, вполне реальное изделие. Идея была следующей — за основу брался 82-мм реактивный снаряд (ракета) от «Катюши». Вокруг него делалась деревянная оболочка

    деревянная ракета.jpg

    В пространство между оболочной и снарядом заливался расплавленный тол (тринитротолуол, TNT). Затем он застывал. Получалась ракета с очень мощным фугасным зарядом.Конечно, такая ракета уже не могла лететь на сколько-нибудь значительное расстояние. Однако пролететь 100-200 метров между домами, чтобы хорошенько разрушить укрепленный пункт фашистов, она могла.
    Вот так и победили фашистов.
     
    #16
    dok нравится это.
  17. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.341.232.068.162
    Stirik, 13 фев 2017

    Первые попытки применить ИК-лучи на практике относятся ко второй половине тридцатых. В 1938 году начались испытания самонаводящейся планирующей торпеды (ПТ). Этот боеприпас должен был сбрасываться с самолета ТБ-3 или подобного ему по размерам и грузоподъемности, после чего самостоятельно искать цель. Для обеспечения наведения на цель самолет оснащался комплексом «Квант». В фюзеляже испытательного самолета ТБ-3 разместили аппаратуру комплекса, а в носовой части была смонтирована платформа целеуказателя. На управляемой качающейся в двух плоскостях раме были установлены три инфракрасных прожектора. Предполагалось, что оператор системы будет держать их лучи на цели, а торпеда станет наводиться на отраженное излучение.
    Предварительные испытания системы «Квант» показали ее принципиальную работоспособность. Однако в дело вмешалось отсутствие современного носителя. Из-за установленной на самолете аппаратуры бомбардировщик ТБ-3 терял примерно 4-5% максимальной скорости, что при его летных данных было особенно ощутимо. Также нарекания вызывали габариты и масса самолетной части комплекса «Квант». Было рекомендовано до определенного времени не торопиться с принятием «Кванта» и ПТ на вооружение и доводить систему до ума. Со временем планировалось вместо ТБ-3 использовать в качестве носителя бомбардировщик ТБ-7 (Пе-8).
    Однако 19 июля 1940 года проект по разработке планирующих торпед и всей сопутствующей аппаратуры был свернут. Все участвовавшие в нем организации были «переброшены» на другие, более актуальные направления. Одновременно с началом испытаний комплекса «Квант» сотрудники Всероссийского электротехнического института им. Ленина представили готовый прототип прибора ночного видения. Разработка лаборатории В. Архангельского имела в своей основе электронно-оптический преобразователь. Этот преобразователь имел фотокатод и люминисцирующий экран. Для работы прибора был необходим отраженный от окружающих объектов инфракрасный свет. Надо заметить, подобная система используется до сих пор, хотя и вынуждена конкурировать с другими типами приборов ночного видения.
    Сначала, в 1937 году, на полигоне был испытан прототип прибора ночного видения и инфракрасного прожектора подсвета для танка БТ-7. Несмотря на ряд недостатков и в целом сырую конструкцию, военных прибор устроил. Наркомат обороны рекомендовал продолжить доводку собственно ПНВ, а прожектор для него разрешили запускать в серию. В 1939 году на полигон НИИ Бронетехники было отправлено сразу два комплекса аппаратуры для ночного вождения. Это были системы «Шип» и «Дудка».
    Основой комплекса «Шип» были перископические очки для экипажа танка, которые в сочетании с инфракрасной подсветкой обеспечивали возможность действия в условиях слабого освещения. Комплекс «Дудка» по своей идеологии был аналогичен «Шипу», но имел лучшие характеристики. Благодаря использованию сразу двух инфракрасных прожекторов мощностью по одному киловатту каждый, а также из-за новой версии ЭОП «Дудка» позволяла видеть объекты, находящиеся на расстоянии около 50 метров. Естественно, в бою от таких систем не было почти никакой пользы – 50 метров это явно не дистанция танкового боя. Тем не менее, военные увидели в «Шипе» и «Дудке» прекрасное средство облегчения перемещения войск в сложных условиях. Наркомат обороны распорядился продолжать совершенствование приборов ночного видения и начинать подготовку производственных мощностей для их серийного изготовления.
    Одновременно с испытаниями системы для танков БТ-7 сотрудники ВЭИ разрабатывали приборы ночного видения для кораблей. Размеры плавсредств позволяли не ужимать габариты аппаратуры до потери всех качеств, поэтому в том же 37-м удалось сделать прототип системы с дальностью действия порядка 500 метров. И снова инфракрасные прожектора и фотоэлектроника не позволили использовать их в бою. Зато ИК-лучи превосходно подходили для корабельной навигации. Началось малосерийное производство корабельных инфракрасных систем.
    Начало Великой Отечественной войны плохо сказалось на всей стране, в том числе и на ВЭИ. Потеря множества производственных мощностей сначала не позволила развернуть полноценное серийное производство, а затем были регулярные проблемы с доводкой новых конструкций. Тем не менее, к началу войны только Черноморский флот располагал 15-ю комплектами корабельных систем ночного видения. К середине осени моряки-черноморцы получат еще 18. Уже в самом начале войны на Черноморском флоте заметили одну интересную вещь: при использовании инфракрасных навигационных огней немцы не видели их и не начинали обстрел фарватера. Поэтому сначала на новую систему был переведен вход в порт Севастополя, а затем при первой же возможности ИК-огнями оснастили и другие порты Черного моря.
    К 1943 году весь Черноморский флот был оборудован пеленгационными системами «Омега-ВЭИ» и биноклями «Гамма-ВЭИ». Благодаря полному оснащению новой техникой в том же году инфракрасная подсветка стала основным средством ограждения фарватеров. В том же 43-м году инфракрасная техника снова вернулась в авиацию. Весь год шли полигонные испытания, а в декабре в район Смоленска было отправлено несколько биноклей «Гамма-ВЭИ». Быстро выяснилось, что для обеспечения визуальной разведки с воздуха они пригодны не в полной мере. Зато ИК-аппаратура снова оказалась полезной для навигации. При помощи бинокля «Гамма-ВЭИ» оснащенный инфракрасным прожектором самолет был виден с расстояния до 40 километров.
    В свою очередь, летчики могли видеть подсвеченные инфракрасным излучением посадочные знаки на расстояниях до 4-5 км. В середине 1944 года были начаты испытания инфракрасных наблюдательных приборов для танка Т-34. Первым был доведен прибор ночного видения ИКН-8, предназначенный для механика водителя. С прибором для командира и наводчика работы шли тяжелее – сказывались особенности их размещения внутри бронемашины. Поэтому первые аппараты со сносными характеристиками не только для механика-водителя появились только после войны. Осенью 43-го сотрудники Всероссийского электротехнического института на основе бинокля «Гамма-ВЭИ» сделали ночной прицел для стрелкового оружия.

    По понятным причинам, его не удалось укомплектовать прожектором подсвета. Тем не менее, при использовании внешнего источника ИК-излучения система работала неплохо. Претензии снова вызывала небольшая дальность действия – даже в конце войны у лучших прототипов этот показатель не превышал 150-200 метров.
    По окончании Великой Отечественной войны советские инженеры и ученые получили возможность сравнить свои разработки и их немецкие аналоги. Как оказалось, хваленая немецкая аппаратура по своим показателям практически не отличалась от отечественной. И это не удивительно: перед войной обе страны находились в примерно равных технологических условиях. Поэтому качественных отличий между разработками практически не было. Зато имелись количественные.
    На территорию Германии война пришла только в 45-м, поэтому нацистам не было нужно эвакуировать предприятия, налаживать выпуск продукции или даже отстраивать заводы с нуля. Вероятно, если бы не эти первоочередные задачи, на фронтах «Пантерам» с инфракрасными приборами противостояли бы Т-34 с не менее совершенным оборудованием.
     
    #17
    dok нравится это.
  18. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.341.232.068.162
    Stirik, 14 фев 2017
    В Советском Союзе первой сверхмалой подводной лодкой можно назвать субмарину «Пигмей». Правда, лодка так и не стала массовой. Был изготовлен лишь один образец, который в годы войны угодил в лапы фашистов.Работа над проектом началась в 1936 году.
    Особое техническое бюро по военным изобретениям специального назначения (Остехбюро) спроектировало автономную подводную лодку «Пигмей».Был изготовлен опытный образец. В 1937 году в Ленинграде заложили несколько лодок, но все они не были достроены.На Чёрном Море лодка проходила испытания с октября 1936 года, по кодовым названием «Подводная лодка Остехбюро», и командовал ей старший лейтенант Б.А.Успенский.
    Как можно догадываться (как я писал, архивы, всё ещё, засекречены), испытания прошли неудачно, и проект забросили. А саму лодку бросили догнивать в Балаклаве. В чём заключались претензии к субмарине, по вышеозначенным причинам неизвестно.Для главного конструктора лодки Владимира Ивановича Бекаури, неудача с испытаниями не прошла даром, и, вскоре, он был арестован как враг народа и в 1938 году расстрелян (в 1956 году посмертно реабилитирован).

    пигмей.jpg

    Расстрелян по «делу», сфабрикованному сотрудником особого отдела НКВД при Остехбюро неким А.П. Грунским, решившим. что Бекаури с сотрудниками «проводил … вредительскую деятельность умышленно неправильным проектированием предназначенных для вооружения РККФ новых типов … подводных лодок, в результате чего запроектированные… ПЛ оказались непригодными для вооружения РККФ». Зачем привожу фамилию этого Грунского? Таких надо знать , именно такие грунские 2000 лет назад орали «Распни его!», потом расстреливали конструкторов за технические недоработки (тем самым нанося реальный вред нашей стране), а сейчас борются с гомофобами и сажают в тюрьмы Будановых и Квачковых.
    Остехбюро распустили.

    Бекаури.jpg

    Кстати говоря, в СССР не сохранилось ни каких данных о боевых действиях подводной лодки Пигмей. Неизвестно, кто на ней воевал, и воевал ли, и как она попала в руки немцев. То ли её захватили на месте её стоянки в Балаклаве, (тогда почему тонули корабли непонятно) то ли в результате борьбы с ней, немцам удалось как то выгнать субмарину на поверхность и захватить.После захвата, немцы хотели отправить Пигмей в Германию.
    В начале, её видимо, хотели буксировать по морю до Румынии или Болгарии, но, в ходе буксировки минисубмарина затонула на глубине 40 метров, неподалёку от Феодосии. Где её и нашли дайверы.
     
    #18
    dok нравится это.
  19. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.341.232.068.162
    Stirik, 14 фев 2017
    Продолжение:

    2 ноября 1947 года состоялся спуск на воду адаптированной под нужды ВМФ СССР трофейной мини-подлодки типа «Зеехунд» - Тюлень. По данным исследователей, Советский Союз заполучил шесть недостроенных немецких подлодок с документацией.

    тюлень.jpg

    Подводные лодки типа «Зеехунд» («Тюлень») – это серия сверхмалых подлодок, которые были разработаны в конце Второй Мировой войны. Собирались они на верфях в Киле, Эльбинге и Ульме. Подлодки типа «Зеехунд» за 6-7 секунд могли погрузиться на глубину пять метров. Интересно, что взрывная волна от глубинных бомб таким подлодкам была практически не страшна. Зачастую, взрывной волной «Тюленей» просто отбрасывало в сторону.

    Подлодки весили так мало, что изменить угол ее наклона под водой члены экипажа могли, изменив положение своего тела, скажем, наклонившись вперед или назад. Это имело значение, когда обстановку следовало оценить с помощью перископа.Для маскировки немцы красили «Зеехунды» преимущественно в белый или серый цвет, поскольку большую часть работы подлодки выполняли в северных водах, где нередки глыбы льда. При волнении моря «барашки» тоже белого цвета.
    Наибольшей проблемой для экипажа представляло отправление естественных надобностей. Чтобы делать это реже, пищу для моряков готовили по специальной рецептуре, которая замедляла процесс усвоения провианта.«Зеехунды» было трудно пеленговать, потому мини-подлодки лучше всего подходили для выполнения диверсионных задач. С января по май 1945 года «Зеехунды» потопили девять судов союзников, еще три судна были серьезно повреждены. При этом более трех десятков «Тюленей» было потеряно…Доведенные до ума трофейные «Зеехунды» были переданы в опытную эксплуатацию размещавшемуся в Кронштадте отряду подводного плавания. Для наших моряков мини-подлодки были в диковинку. А наибольший интерес к субмарине проявили спецназовцы.
     
    #19
    dok нравится это.
  20. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.341.232.068.162
    Stirik, 15 фев 2017
    Тритон.jpg

    Сверхмалые подводные лодки проекта 908 «Тритон-2» состояли на вооружении советского флота с 1975 года по 1990-е годы. «Тритоны» патрулировали акватории портов, доставляли и эвакуировали водолазов-разведчиков. Всего было построено 13 подводных лодок этого проекта
    Корпус «Тритона» выполнен из алюминиевого-магниевого сплава и рассчитан на глубину погружения 40 метров. В носовой кабине размещались два члена экипажа. В кормовой кабине были места для водолазов-разведчиков.


    Тритон-1.jpg

    Макетный образец сверхмалой подводной лодки «Тритон-2М» был построен к 1966 году. В этом же году были проведены первые испытания. В целом лодка показала себя хорошо. В итоге было решено приступить к проектированию головного образца шестиместной сверхмалой подводной лодки «Тритон-2» и еще одного аппарата — «Тритон-1М», для двух человек.
    Всего было выпущено 13 подводных лодок «Тритон-2». Они состояли на вооружении ВМФ РФ и Украины. Двухместных подводных лодок «Тритон-1М» было создано 32 единицы.Большинство из них было списано в 1980-х годах
     
    #20
    dok нравится это.
Загрузка...