1. Всем пользователям необходимо проверить работоспособность своего электронного почтового адреса. Для этого на, указанный в вашем профиле электронный адрес, в период с 14 по 18 июня, отправлено письмо. Вам необходимо проверить свою почту, возможно папку "спам". Если там есть письмо от нас, то можете не беспокоиться, в противном случае необходимо либо изменить адрес электронной почты в настройках профиля , либо если у вас электронная почта от компании "Интерсвязь" (@is74.ru) вы им долго не пользовались и хотите им пользоваться, позвоните в СТП по телефону 247-9-555 для активации вашего адреса электронной почты.
    Скрыть объявление

Да мы все вместе взятые не стоим двоих русских

Тема в разделе "Военное дело", создана пользователем mescalito, 12 май 2015.

  1. mescalito

    mescalito Ословед

    Репутация:
    1.496.614
    mescalito, 12 май 2015
    Да мы все вместе взятые не стоим двоих русских

    Записи из дневника немецкого солдата, погибшего под Сталинградом.

    В опубликованном дневнике немецкого солдата, воевавшего в составе группы армий «Север». Он рассказывает о случае, произошедшем с ним в самом начале войны в июле 1941 года.

    «Мы с другими камрадами поспешили посмотреть, кто же причинил нам такой ущерб, и пошли влево от колонны, поднимаясь на маленькую горочку, слегка возвышавшуюся в 100 м от дороги. На этой горочке уже стояла группа наших офицеров и солдат, державших оружие наготове. Все они смотрели на что-то такое на земле, что скрывали от меня их фигуры.

    Подойдя к этой группе немного со стороны, я увидел картину, преследовавшую меня затем многими бессонными ночами. На пригорке находился совсем неглубокий окоп, вокруг которого были видны немногочисленные воронки то ли от мин, то ли от малокалиберной пушки. Рядом с окопом лежало распластанное тело русского солдата, изрядно присыпанное землей — вероятно, от близких взрывов. На бруствере стоял русский пулемет без щитка; его кожух охлаждения ствола был туго замотан грязными тряпками — видимо, для того чтобы хоть как-то задержать вытекание воды через ранее пробитые пулями в нем дырки. Рядом с пулеметом на правом боку лежал второй мертвый русский солдат в грязной, измазанной кровью форме. Его покрытая густой пылью и тоже кровью правая рука так и осталась на пулеметной рукоятке. Черты его лица в кровавых пятнах и земле были скорее славянскими, я уже видел такие мертвые лица раньше.

    Но самое поразительное в этом мертвеце было то, что у него не было обеих ног практически до колена. А кровавые обрубки были туго затянуты то ли веревками, то ли ремнями, чтобы остановить кровотечение. Видимо, погибший пулеметный расчет был оставлен русскими на этой горке, чтобы задержать продвижение наших войск по дороге, вступил в бой со следующей впереди нас нашей частью и был обстрелян артиллерийским огнем. Такое самоубийственное поведение уже мертвых русских тут же вызвало оживленное обсуждение у окруживших окоп моих камрадов и офицеров. Офицер ругался, что эти скоты убили как минимум пятерых его солдат, ехавших в передней машине, и испортили саму машину. Солдаты обсуждали, какой вообще был смысл русским занимать оборону на этой высотке, которую можно было обойти со всех сторон, и их позиция была ничем не защищена.

    Меня тоже занимали те же мысли, и я решил поделиться ими с нашим старым Хьюго, который стоял тут же, вблизи русского окопа, и молча протирал медный мундштук своей курительной трубки куском шинельного сукна. Хьюго всегда так делал, когда его что-то сильно расстраивало или настораживало. Он, естественно, видел и слышал то же, что и я.

    Подойдя к нему совсем близко, я, стараясь говорить как бравый солдат, сказал: "Вот что за идиоты эти русские, не так ли, Хьюго? Что они вдвоем могли сделать с нашим батальоном на этом поле?"

    И тут Хьюго внезапно для меня изменился. От его спокойной солидности, основанной на старом боевом опыте, внезапно не осталось и следа. Он вполголоса, так, чтобы не слышали остальные, сквозь зубы буквально прорычал мне: "Идиоты?! Да мы все вместе взятые не стоим двоих этих русских! Запомни, сопляк! Война в России нами уже проиграна!".

    Я остолбенел от такой внезапной перемены в моем старшем наставнике, а тот отвернулся от толпы наших солдат, окружавших русский окоп и приподняв подбородок молча посмотрел на далекий русский горизонт. Затем три раза слегка сам себе кивнул, будто соглашаясь с какими-то своими скрытыми мыслями и слегка ссутулившись неторопливо пошел к нашему грузовику. Отойдя от меня на десяток метров, он обернулся ко мне и уже спокойным, привычным мне голосом произнес: «Возвращайся к машине, Вальтер. Скоро поедем»…

    Автор дневника не пережил войну. Свои записи он оставил у родителей во время отпуска в 1942 году со словами: «Я точно знаю, что не вернусь домой, поскольку у русских только одна цель – убить нас всех».

    Он погиб в начале 1943 года где-то под Сталинградом.
     
    #1
    ХМУРЫЙ и OLCHIK нравится это.
  2. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    100.903.567.924
    Stirik, 4 окт 2018
    23 июля 1942 года командир авиационного полка майор Владимир Егорович Шалимов направил свой подбитый зенитками штурмовик на скопление вражеской техники
    Всего за 13 месяцев войны он уничтожил 21 самолет врага, 15 танков, 76 автомашин, 10 орудий, 55 вагонов с военными грузами, больше сотни пулеметных и минометных точек.
    В одном из ленинградских пригородов немцы устроили аэродром. Постоянно здесь базировались истребители врага, но время от времени прилетали и бомбардировщики. Отсюда фашистам было удобней наносить удары по Ленинграду. 7 ноября 1941 года они готовились совершить особенно большой налет. С дальних аэродромов сюда прилетели "юнкерсы" и "хейнкели".
    Советские летчики не стали ждать, когда фашистские бомбардировщики возьмут курс на Ленинград. Опередили их. И в том, что 7 ноября массированный налет так и не состоялся, немалая заслуга командира группы штурмовиков Владимира Егоровича Шалимова. Он нанес удар по аэродрому врага 5 ноября, а 6-го повторил.
    Несколькими днями раньше - 30 октября 1941 года - группа, которую вел Шалимов, уничтожила на этом же аэродроме двадцать пять самолетов противника. На другом - тоже расположенном вблизи Ленинграда - шестнадцать. В один из налетов Шалимов и его боевые друзья не только сожгли стоявшие на аэродроме самолеты, - они изрыли бомбами взлетную полосу.
    По дороге, идущей от Сиверской к линии фронта, двигалась вражеская артиллерийская часть. Услышав гул самолетов, немцы попрятались в придорожные канавы. Момент для атаки оказался не очень удачным, и Шалимов, сделав вид, что не заметил фашистов, пролетел стороной. Колонна продолжала свой путь. И вдруг с противоположной стороны появились те же самые штурмовики. Трижды они заходили на вражескую колонну, осыпая ее бомбами и снарядами.
    Однажды Шалимов внезапно атаковал воинский состав на станции Мга. Атаковал с той стороны, откуда Фашисты меньше всего ожидали, - с тыла. Эшелон был разгромлен. В другой раз - это было 3 июля сорок второго года - летчик нагрянул на станцию Саблино, где стояло несколько эшелонов с войсками противника.
    Удары по железнодорожным составам были такими же меткими, как и атаки аэродромов. И все же мужество и боевое мастерство Шалимова больше всего проявились во время налетов на дальнобойные батареи. Аэродром, эшелон - это цели не маленькие. А батарея, когда смотришь на нее с высоты, - всего лишь точка. И в нее нужно попасть. Бомба, упавшая рядом, не идет в счет. Надо бить, как говорят стрелки, в самое "яблочко". Вот почему, штурмуя батареи, стрелявшие по Ленинграду, Шалимов пикировал особенно низко. 14 июля 1942 года зенитным снарядом повредило мотор его самолета. Владимир Егорович довел машину до своей территории.
    Такие случаи бывали не раз.
    Как-то в бою была повреждена система выпуска шасси: над аэродромом одно колесо вышло, другое - нет. Проще было бы садиться вообще без колес, на фюзеляж. Однако выпущенная стойка шасси обратно не убиралась. Шалимов имел право оставить самолет. Но он не воспользовался парашютом, не бросил машину. Он посадил ее "по-цирковому" - на одно колесо.
    Не бросил Шалимов боевого самолета и 23 июля 1942 года. В этот день его гвардейский полк получил задание поддержать пехотинцев, которые должны были овладеть укреплениями врага вблизи станции Лигово. Боевое задание штурмовики выполнили отлично. Однако немецким зенитчикам удалось поджечь самолет ведущего. "Тянуть" до своей территории было уже бессмысленно. Машина падала. Выпрыгнуть с парашютом - попадешь к врагам. Единственное, что успел сделать Владимир Егорович Шалимов, это направить свой горящий самолет на вражеские позиции...
    Открывая на аэродроме траурный митинг, друг и заместитель Шалимова Николай Михайлович Трофимов сказал:
    — Тяжело потерять командира и боевого товарища. Нам еще тяжелее от того, что мы не можем воздвигнуть над его могилой памятник, на котором вместо эпитафии можно высечь лаконичные цифры его побед. Тогда будущие поколения узнали бы, что, сражаясь за Ленинград, летчик Шалимов уничтожил 21 самолет врага, 15 танков, 76 автомашин, 10 орудий, 55 вагонов с военными грузами, больше сотни пулеметных и минометных точек. Единственное, что мы можем и должны сделать, - поклясться быть достойными его. Это будет лучшим памятником нашему командиру.
    Летчики сдержали свою клятву. Об этом свидетельствует много фактов, в том числе и такой: двадцати летчикам полка, которым командовал Владимир Егорович Шалимов (в том числе и ему самому), присвоено звание Героя Советского Союза. Четверо удостоены этой награды дважды.
    Но нелегко было однополчанам Шалимова сознавать, что не существует даже могилы их командира. Вдова Владимира Егоровича писала в полк: "Я готова целовать землю, где похоронено его тело. Закончится кровопролитная война, и я пойду, пешком пойду к могиле". Боевые товарищи Шалимова не могли сказать Клавдии Леонидовне, где покоится ее муж. Никто не знал этого - Шалимов погиб за линией фронта.
    И вдруг уже в 1965 году - через 23 года после гибели героя - в Ленинградский горвоенкомат пришло письмо, автор которого сообщал, что он, гражданин Медведев, проживающий в Урицке на Рабочем проспекте, дом № 2, вот уже много лет ухаживает за могилой, находящейся во дворе его дома. В ней похоронен летчик Шалимов.
    Могилу Медведев обнаружил, вернувшись домой после войны. Тогда еще не успела выцвести надпись, сделанная на деревянной колонке. Кто похоронил советского летчика, кто поставил ему скромный дощатый памятник, - Медведев так и не дознался. Должно быть, кто-то из советских людей видел, как погиб летчик, а фамилию установил по документам, найденным у него в кармане.
    Двадцать лет Медведев ухаживал за могилой. Он решил сообщить о ней в шестьдесят пятом, когда отмечалось двадцатилетие нашей победы.
    Так однополчане и семья узнали, где покоится Шалимов. А спустя много лет солдаты, которые знают о войне только по книгам, дали над могилой майора Шалимова троекратный залп. Это было в августе шестьдесят пятого, когда прах героя опускали в свежую могилу, вырытую рядом с памятником воинам, погибшим в боях за Урицк.
     
    Последние данные очков репутации:
    PROJEKTOR: 51.981.192 Очки 9 окт 2018
    #81
  3. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    100.903.567.924
    Stirik, 8 окт 2018
    Одним из героев Великой Отечественной войны стал выходец из Нижегородской области Александр Фадин.
    Он, как и многие его ровесники, сам пошел в военкомат в самом начале войны, и чтобы взяли, приписал себе лишние годы. Но на фронт молодое пополнение попало только в 1943 году. Сначала новобранцы прошли обучение: занимались на мотоциклах, автомобилях, а затем и на танках. На полях сражений Александр Фадин прославился как один из лучших танкистов. На его счету уничтоженные вражеские танки, пушки, техника, пехота и даже самолет!

    Битва за Днепр
    Фадин впервые заявил о себе во время Киевской наступательной операции. 3 ноября 1943 года началась подготовка к взятию Киева. Уничтожая на своем пути немцев и их технику, экипаж Александра Фадина вместе с батальоном добрался до окрестностей города.
    Утром 5 ноября, построившись в боевую линию, советские танки пошли в атаку. В скором времени была отбита южная окраина украинской столицы. А через несколько часов, обратив в бегство войска врага и подбивая по пути немецкие самоходные установки, танкисты вышли на Крещатик.
    Танк Фадина стал одним из первых, ворвавшихся в захваченный Киев и пробившихся в центр города. За взятие украинский столицы вошедшие первыми в город русские бойцы были представлены к званию Героя Советского Союза.

    Охота на "Тигра"
    Пробиваясь на Запад, советские танки освобождали захваченные деревни. 27 декабря танковая бригада выступила в сторону села Каменный Брод Житомирской области. В голове колонны шел танк Фадина.
    Под утро колонна наших танков, приняв за немецкий танк каменную глыбу, обстреляла её и обнаружила себя. Против нескольких советских вышли более 20 вражеских танков, среди которых были знаменитые «Тигры» и «Пантеры».
    Фадин принял отчаянное решение - в одиночку сразиться с парой десятков немецких танков. Он отдал приказ водителю увести машину в сторону к реке, чтобы обойти противника за складкой местности. Но незамеченным остаться не удалось. Еще по пути танк Фадина получил незначительное повреждение от снаряда, выпущенного из «Тигра». К счастью, выстрел лишь краем задел машину. Обойдя немецкий отряд и столкнувшись с довольно серьезным противником, командир экипажа принял решение отступать обратно в Каменный Брод. В этот момент немецкие танки пошли в атаку.
    В этом бою советский отряд потерял большую часть своей техники. Тем временем танк Фадина вновь обогнал колонну фашистов и, затаившись за одним из сараев, точным выстрелом подбил одного из «Тигров». Поняв, что получили серьезный отпор, вражеские танки в спешке отступили, оставив на поле четыре подбитые машины.

    Один против армии
    Но самым результативным боем и главным подвигом Александра Фадина стал разгром немецкой армии под селом Дашуковка.
    Задача, поставленная командованием, была проста. Большая группа немцев попала в окружение и пыталась вырваться из котла. Чтобы не дать им этого сделать, на единственном пути отхода поставили танковую бригаду, к этому времени состоявшую из одной машины Фадина. Для усиления ему дали взвод разведки и двойной комплект боеприпасов - 150 снарядов вместо 75.
    При поддержке танка советские солдаты ворвались в село. Враги понесли большие потери, оставив на поле боя погибших солдат и разбитую технику. Заняв позицию, с которой простреливалась дорога, ведущая в село, экипаж Фадина замаскировал машину и замер в ожидании колонны немецкой техники.
    Колонна пошла ночью. Точными выстрелами, ориентируясь на свет фар, Фадин обездвижил головную и замыкающую машины, заблокировав движение остальным. В попытках разъехаться, техника немцев застряла в грязи, став отличной мишенью для советского танка, под завязку загруженного боеприпасами.
    Утром 19 февраля Фадин увидел, как на пригорок, не скрываясь, поднялась группа немецких офицеров, которые начали в бинокли высматривать, где же находятся силы, которые не давали им пройти. К тому моменту у экипажа осталось всего полторы десятка снарядов.
    Заметив на петлице у одного из офицеров лисью шерсть - признак высокого армейского начальства, Александр дал по ним прямой наводкой осколочно-фугасным снарядом, уничтожив всех разом. А потом произошло то, чего в истории Великой Отечественной не было ни до, ни после. Над селом, в котором засели немцы, появился итальянский самолет, который начал сбрасывать припасы. Скинув первый контейнер, он пошел на второй заход.
    “Он летел аккурат над дорогой, где стояли столбы, расстояние между которыми 50 метров. Это помогло прикинуть его скорость, я высчитал расстояние, взял упреждение… Залп! И объятая пламенем машина летит к земле”, - вспоминал Фадин.
    Но на поддержку немцам вышли «Фердинанд» и «Тигр». Выскочив из-за укрытия, Фадин практически лоб в лоб столкнулся с тяжелым немецким танком. Команда «Заряжай!» последовала незамедлительно - и вот уже «Тигр» охвачен огнем, а немецкая пехота в панике разбегается, пораженная удалью советского танка.
    Но несколькими минутами позже оставшийся у немцев «Фердинанд» успел выстрелить первым, он дал по 34-ке три залпа. В бою с ним экипаж потерял заряжающего, а сам Фадин с радистом и мехводом едва успели спастись. Когда контуженные они тащили израненного товарища по полю, то увидели, как наконец подходит долгожданная подмога. Приказ был выполнен.

    После войны
    Фадина в очередной раз представили к званию Героя Советского Союза, а комбриг наградил его хромовыми сапогами, которые сам недавно получил от начальства. К сожалению, Звезду Героя Советского Союза ему так и не дали. Зато позднее, уже после Перестройки, он получил Звезду Героя России. Проведя некоторое время в госпитале, Фадин дошел до Австрии, где и встретил Победу. После он служил в Военной академии бронетанковых войск и даже готовил танкистов в Сирии.
    10 ноября 2011 года прославленный танкист, Герой России и орденоносец скончался. Похоронили его в Москве на Троекуровском кладбище.
     
    Последние данные очков репутации:
    PROJEKTOR: 51.981.192 Очки 9 окт 2018
    #82
Загрузка...