Решения судов, судебная практика

Юрист коллегии ВГ

Юр. консультант
Награды
4
[h=1]Неустойка не снижается ниже однократной учетной ставки ЦБ РФ[/h]ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлении № А32-6789/2013 от 24.02.2014 заявил о недопустимости снижения неустойки ниже однократной учетной ставки Банка России.
ФАС отметил, что неустойка может быть снижена судом только при наличии соответствующего заявления со стороны ответчика, при этом право снижения размера неустойки предоставлено суду в целях устранения явной ее несоразмерности последствиям нарушения обязательств независимо от того, является неустойка законной или договорной.
Разрешая вопрос о соразмерности неустойки последствиям нарушения денежного обязательства и с этой целью определяя величину, достаточную для компенсации потерь кредитора, суды могут исходить из двукратной учетной ставки (ставок) Банка России, существовавшей в период такого нарушения.
Снижение неустойки ниже однократной учетной ставки Банка России на основании соответствующего заявления ответчика допускается лишь в экстраординарных случаях, когда убытки кредитора компенсируются за счет того, что размер платы за пользование денежными средствами, предусмотренный условиями обязательства (заем, кредит, коммерческий кредит), значительно превышает обычно взимаемые в подобных обстоятельствах проценты.
Суд первой инстанции установил, что предусмотренный соглашением размер неустойки ниже однократной учетной ставки Банка России. Снижение неустойки ниже однократной учетной ставки Банка России не допускается.
http://www.klerk.ru/law/news/361784/


---------- Сообщение добавлено в 19:44 ---------- Предыдущее сообщение размещено в 19:42 ----------

[h=1]Распространение рекламы возможно лишь с предварительного согласия абонента[/h]Комиссия ФАС России признала ненадлежащей рекламу услуг по установке водосчетчиков, распространенную ООО «Горводоучет».
Как сообщает пресс-служба ФАС России, реклама распространялась ООО «Горводоучет» посредством робота-информатора по сети телефонной связи с применением средств автоматического дозванивания и без предварительного согласия абонента на ее получение. Такая реклама нарушает требования части 1, 2 статьи 18 ФЗ «О рекламе».
С обращением о распространении рекламы с использованием робота-информатора по телефону в ФАС России обратился гражданин. Согласия на получение этой рекламы гражданин не давал.
ООО «Горводоучет» предписано прекратить дальнейшее распространение рекламы незаконным путем. По факту нарушения на Общество будет наложен административный штраф.
http://www.klerk.ru/law/news/361306/
 

Юрист коллегии ВГ

Юр. консультант
Награды
4
[h=1]Отсутствие регистрации прав на имущество не освобождает от внесения арендной платы[/h]ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлении № А32-17/2013 от 17.03.2014 пояснил, что отсутствие государственной регистрации права собственности на имущество не освобождает арендатора от обязанности вносить арендную плату.
ФАС отметил, что поскольку в спорный период ответчик осуществлял фактическое пользование помещением истца, последний произвел расчет стоимости пользования исходя из размера арендной платы, установленной договором аренды. Правильность расчета ответчиком не оспорена.
Таким образом, суды правомерно удовлетворили иск.
Отсутствие государственной регистрации права собственности общества в ЕГРП на момент передачи имущества компании не освобождает арендатора от обязанности вносить плату за пользование имуществом, если арендодатель был законным владельцем имущества и право собственности на это имущество впоследствии им было зарегистрировано.
http://www.klerk.ru/law/news/373983/


---------- Сообщение добавлено в 12:23 ---------- Предыдущее сообщение размещено в 12:22 ----------

[h=1]ВАС РФ разъяснил порядок разрешения споров, вытекающих из договоров[/h]Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации представил разъяснения в целях обеспечения единообразных подходов к разрешению споров, вытекающих из договоров.
В Постановлении № 16 от 14.03.2014 отмечается, что если норма не содержит явно выраженного запрета на установление соглашением сторон условия договора, отличного от предусмотренного в ней, она должна рассматриваться как диспозитивная. В таком случае отличие условий договора от содержания данной нормы само по себе не может служить основанием для признания этого договора или отдельных его условий недействительными.
Например, статья 475 ГК РФ о последствиях передачи покупателю товара ненадлежащего качества не исключает право сторон своим соглашением предусмотреть иные последствия названного нарушения.
Положения статьи 782 ГК РФ, дающие каждой из сторон договора возмездного оказания услуг право на немотивированный односторонний отказ от исполнения договора и предусматривающие неравное распределение между сторонами неблагоприятных последствий прекращения договора, не исключают возможность согласования сторонами договора иного режима определения последствий отказа от договора.
Нормы статьи 410 ГК РФ, устанавливающие предпосылки прекращения обязательства односторонним заявлением о зачете, не означают запрета соглашения договаривающихся сторон о прекращении неоднородных обязательств или обязательств с ненаступившими сроками исполнения и т.п.
http://www.klerk.ru/law/news/373948/
 

Юрист коллегии ВГ

Юр. консультант
Награды
4
[h=1]ФАС уточнил возможность компенсации вреда, причиненного имуществу юрлица[/h]ФАС Московского округа в Постановлении № А40-52921/2013 от 25.03.2014 уточнил возможность возмещения вреда, причиненного личности или имуществу гражданина, а также вреда, причиненного имуществу юридического лица.
ФАС указал, что юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности.
Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое или физическое лицо, которое владело источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании.
Вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях.
Вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.
При этом ответственность, предусмотренная названной нормой, наступает при условии доказанности состава правонарушения, включающего наличие вреда, противоправность поведения причинителя вреда и его вину, размер причиненного вреда, а также причинно-следственную связь между противоправными действиями и наступившими неблагоприятными последствиями.
http://www.klerk.ru/law/news/375321/


---------- Сообщение добавлено в 19:17 ---------- Предыдущее сообщение размещено в 19:16 ----------

[h=1]Самовольная перепланировка арендованного помещения грозит расторжением договора[/h]ФАС Московского округа в Постановлении № А40-62716/13-54-387 от 24.03.2014 признал, что перепланировка арендатором объекта аренды в отсутствие согласия на это арендодателя и собственника является существенным нарушением условий договора аренды, что дает арендодателю право на досрочное расторжение договора в судебном порядке.
ФАС отметил, что арендатор обязан пользоваться арендованным имуществом в соответствии с условиями договора аренды, а если такие условия в договоре не определены, в соответствии с назначением имущества.
Если арендатор пользуется имуществом не в соответствии с условиями договора аренды или назначением имущества, арендодатель имеет право потребовать расторжения договора и возмещения убытков.
Доказательств получения арендодателем согласия собственника на перепланировку объекта аренды в деле не имеется. Таким образом, вопреки требованиям закона и условиям договора, арендатор произвел перепланировку арендуемых помещений без согласия арендодателя и собственника. Это является основанием для расторжения договора.
http://www.klerk.ru/law/news/375320/


---------- Сообщение добавлено в 19:18 ---------- Предыдущее сообщение размещено в 19:17 ----------

[h=1]Заключение сделки неуполномоченным лицом не влечет ее недействительность[/h]ФАС Московского округа в Постановлении № А40-62295/13-16-612 от 24.03.2014 подтвердил, что заключение сделки неуполномоченным лицом не влечет за собой ее недействительность.
ФАС указал, что при отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или при превышении таких полномочий сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица, если только другое лицо (представляемый) впоследствии не одобрит данную сделку.
До одобрения сделки представляемым другая сторона путем заявления совершившему сделку лицу или представляемому вправе отказаться от нее в одностороннем порядке, за исключением случаев, если при совершении сделки она знала или должна была знать об отсутствии у совершающего сделку лица полномочий либо об их превышении.
http://www.klerk.ru/law/news/375107/
 

    veter_LED

    очки: 9.999
    Нет комментариев

Юрист коллегии ВГ

Юр. консультант
Награды
4
[h=1]Уточнен срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной[/h]ФАС Уральского округа в Постановлении № Ф09-468/14 от 07.04.2014 уточнил срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности.
ФАС отметил, что срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.
При этом истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.
http://www.klerk.ru/law/news/376202/


---------- Сообщение добавлено в 20:43 ---------- Предыдущее сообщение размещено в 20:42 ----------

[h=1]Уступка требования, основанного на письменной сделке, совершается в письменной форме[/h]ФАС Уральского округа в Постановлении № Ф09-927/14 от 07.04.2014 пояснил, что уступка требования, основанного на сделке, совершенной в простой письменной форме, должна быть совершена письменной форме.
ФАС указал, что право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона.
Если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на неуплаченные проценты.
Уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору. Не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника.
При этом уступка требования, основанного на сделке, совершенной в простой письменной или нотариальной форме, должна быть совершена в соответствующей письменной форме.
http://www.klerk.ru/law/news/376199/
 

Юрист коллегии ВГ

Юр. консультант
Награды
4
Сделка, совершенная должником в отношении отдельного кредитора, может быть оспорена

ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении № А70-8536/2012 от 16.04.2014пояснил, что сделка, совершенная должником в отношении отдельного кредитора, может быть признана судом недействительной, если такая сделка влечет или может повлечь за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами в отношении удовлетворения требований (сделка с предпочтением).
ФАС отметил, что сделка, совершенная должником в течение шести месяцев до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, может быть признана арбитражным судом недействительной, если установлено, что кредитору или иному лицу, в отношении которого совершена такая сделка, было известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества либо об обстоятельствах, которые позволяют сделать вывод о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества.
Предполагается, что заинтересованное лицо знало о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества, если не доказано обратное.
http://www.klerk.ru/law/news/380999/


---------- Сообщение добавлено в 19:15 ---------- Предыдущее сообщение размещено в 19:14 ----------

​[h=1]ФАС добилась признания недействующими отдельных положений закона Республики Башкортостан[/h]На минувшей неделе Арбитражный суд Башкирии удовлетворил требование ФАС РФ о признании частично недействующими отдельных положений республиканского закона «О регулировании земельных отношений в Республике Башкортостан» как противоречащих Федеральному закону «О защите конкуренции».На основании спорных положений республиканского закона участки без проведения торгов бесплатно предоставлялись некоммерческим организациям, созданными ГУПами Башкортостана.
При этом единственной такой организацией, обладающей специальным статусом, является Фонд строительства социального жилья Республики Башкортостан.
В пресс-службе ФАС РФ также сообщают, что ранее антимонопольная служба признала региональное правительство нарушившим ч.1 ст.15 Федерального закона «О защите конкуренции» путем издания в 2011 году постановления о порядке бесплатного предоставления земельных участков под жилищное строительство социально-ориентированным некоммерческим организациям, созданным ГУПами Башкортостана, а также путем издания еще одного постановления, следствием которого явилось расходование бюджетных средств без применения конкурентных процедур, предусмотренных Законом о защите конкуренции.
http://www.klerk.ru/law/news/379664/
 

Юрист коллегии ВГ

Юр. консультант
Награды
4
Размер неустойки определяется по соглашению сторон

ФАС Волго-Вятского округа в Постановлении № А29-4001/2013 от 07.05.2014 отклонил довод общества о том, что сумма неустойки должна быть рассчитана исходя из ставки рефинансирования Центрального Банка России.
ФАС указал, что в денежных обязательствах, возникших из договоров, в частности, предусматривающих обязанность должника произвести оплату товаров, работ или услуг, на просроченную уплатой суммы подлежат начислению проценты на основании статьи 395 ГК РФ.
Законом либо соглашением сторон может быть предусмотрена обязанность должника уплачивать неустойку (пени) при просрочке исполнения денежного обязательства. В качестве меры имущественной ответственности заявителя за неисполнение обязательства по оплате долга была выбрана неустойка, соглашение о которой было совершено в письменной форме, что соответствует статьям 330, 331 ГК РФ.
При решении вопроса об уменьшении неустойки необходимо иметь в виду, что размер неустойки может быть уменьшен судом только в том случае, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства.
http://www.klerk.ru/law/news/382269/


---------- Сообщение добавлено в 21:39 ---------- Предыдущее сообщение размещено в 21:38 ----------

Перечень оснований для окончания исполнительного производства является закрытым

ФАС Волго-Вятского округа в Постановлении № А43-12981/2013 от 08.05.2014 пояснил, что перечень оснований для окончания исполнительного производства и его возвращения взыскателю исполнительного листа ограничен законом.
ФАС отметил, что исполнительное производство оканчивается судебным приставом-исполнителем в случаях возвращения взыскателю исполнительного документа по основаниям, предусмотренным законом.
Исполнительный документ, по которому взыскание не проводилось или проведено частично, возвращается взыскателю, если невозможно установить местонахождение должника, его имущества либо получить сведения о наличии принадлежащих ему денежных средств и иных ценностей, находящихся на счетах.
Также это возможно, если у должника отсутствует имущество, на которое может быть обращено взыскание, и все принятые судебным приставом-исполнителем допустимые законом меры по отысканию его имущества оказались безрезультатными. Данный перечень оснований является закрытым.
http://www.klerk.ru/law/news/382259/


---------- Сообщение добавлено в 21:39 ---------- Предыдущее сообщение размещено в 21:39 ----------

[h=1]Отсутствие договора не освобождает заказчика от оплаты выполненных работ[/h]ФАС Волго-Вятского округа в Постановлении № А79-2022/2013 от 08.05.2014 пояснил, что в отсутствие заключенного договора при сложившихся между сторонами фактических подрядных отношениях неуплата ответчиком стоимости принятых работ привела к его неосновательному обогащению за счет выполнившего работы истца.
ФАС отметил, что лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество.
Таким образом, удовлетворение иска о взыскании неосновательного обогащения возможно при доказанности совокупности следующих фактов: приобретение или сбережения ответчиком имущества за счет истца, отсутствие правовых оснований для получения имущества ответчиком, размер неосновательного обогащения.
В случае невозможности возвратить в натуре неосновательно полученное или сбереженное имущество приобретатель должен возместить потерпевшему действительную стоимость этого имущества на момент его приобретения, а также убытки, вызванные последующим изменением стоимости имущества, если приобретатель не возместил его стоимость немедленно после того, как узнал о неосновательности обогащения.
http://www.klerk.ru/law/news/382242/
 

Юрист коллегии ВГ

Юр. консультант
Награды
4
Арендодатель не обязан перезаключать договор с арендатором на новый срок

ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлении № А32-17419/2013 от 16.05.2014 пояснил, что намерение арендатора продлить договор аренды земельного участка не означает, что у арендодателя возникает безусловная обязанность предоставить земельный участок в аренду на новый срок.
ФАС указал, что договор аренды заключается на срок, определенный договором. Если иное не предусмотрено законом или договором аренды, арендатор, надлежащим образом исполнявший свои обязанности, по истечении срока договора имеет при прочих равных условиях преимущественное перед другими лицами право на заключение договора аренды на новый срок.
Арендатор обязан письменно уведомить арендодателя о желании заключить такой договор в срок, указанный в договоре аренды, а если в договоре такой срок не указан, в разумный срок до окончания действия договора.
При этом арендодатель не обязан перезаключать договор на новый срок.
http://www.klerk.ru/law/news/384014/


---------- Сообщение добавлено в 18:08 ---------- Предыдущее сообщение размещено в 18:07 ----------

Закон о банкротстве не ограничивает срок размещения сообщения о продаже имущества должника

ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлении № А63-8887/2013 от 15.05.2014 отклонил довод о том, что публикация сообщения о продаже имущества должника путем публичного предложения менее, чем за 30 дней до даты начала торгов, влияет на их результаты и может нарушить права кредиторов и должника.
ФАС отметил, что закон о банкротстве в процедуре конкурсного производства не устанавливает 30-дневного срока для размещения сообщения о продаже имущества должника путем публичного предложения.
Такая продажа после несостоявшихся торгов по постоянно снижающейся цене направлена на то, чтобы реализовать имущество, полностью или частично погасить требования кредиторов и завершить процедуру конкурсного производства. Продажа путем публичного предложения определяется периодом времени действия предложения, а не датой проведения торгов.
Победителем торгов по продаже имущества должника посредством публичного предложения признается участник торгов, который первым представил в установленный срок заявку на участие в торгах, содержащую предложение о цене имущества должника, которая не ниже начальной цены продажи имущества, установленной для определенного периода проведения торгов.
http://www.klerk.ru/law/news/384008/


---------- Сообщение добавлено в 18:09 ---------- Предыдущее сообщение размещено в 18:08 ----------

[h=1]Уточнен срок исковой давности по дополнительным требованиям[/h]ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлении № А32-27018/2013 от 19.05.2014 пояснил, что срок исковой давности по дополнительному требованию действует в пределах срока давности по основному требованию.
ФАС указал, что с истечением срока по главному требованию истекает срок исковой давности и по дополнительным требованиям (неустойка, залог, поручительство и т.п.), к числу которых относится и требование о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами.
Истечение срока исковой давности по требованию о взыскании суммы основного долга явилось бы основанием окончания срока исковой давности и по дополнительному требованию о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, начисляемых на сумму основного долга. Однако основное требование было предъявлено в пределах срока исковой давности.
Следовательно, срок исковой давности по дополнительному требованию должен исчисляться по общим правилам их исчисления, установленным Гражданским кодексом РФ.
http://www.klerk.ru/law/news/383987/
 

Юрист коллегии ВГ

Юр. консультант
Награды
4
Как делить общение с ребенком разведенным родителям

Очень деликатную и болезненную сферу затронул Верховный суд в одном из своих последних решений. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда пересмотрела вердикт своих уральских коллег о "разделе" малыша разведенными родителями.
Итак, в городе Екатеринбурге районный суд рассмотрел дело по иску мужчины к своей бывшей жене. Истец попросил суд обязать ответчицу "не чинить препятствия" ему в общении с сыном и определить порядок этого самого общения. Суд просьбу уважил и расписал на нескольких страницах "порядок осуществления родительских прав" сразу на 13 лет вперед. То есть до совершеннолетия ребенка. А выглядел этот график так:
" С 18.00 31 декабря до 21.00 2 января 2014, 2016, 2018, 2020, 2022, 2024, 2026 годы на любой территории Свердловской области. И в эти же часы, но с 3 по 5 января в 2015, 2017 годах и так далее до 2026 года включительно". В том же ключе подробно расписаны еще несколько страниц судебного решения с указанием часов, минут и дат свиданий на годы вперед.

В Верховный суд пошла мать мальчика и попросила эти решения отменить, так как жизнь ребенка, по ее мнению, от такого расписания превращается в кошмар. Малыш, уверяла женщина, вынужден для исполнения принятого решения превращаться в вечного скитальца и жить по принципу два дня в одном доме, два дня в другом.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда перечитала расписание свиданий и посещений ребенком отца и... согласилась с матерью. Она отменила вердикт екатеринбургских судей и объяснила, почему это сделала. Судя по судебным материалам, семья появилась в 2007 году и просуществовала до 2011 года. Мальчик родился в 2009 году. При разводе районный суд решил, что жить ребенок будет с матерью. Отдельным решением суда прописано, когда он будет встречаться с бабушкой и дедушкой.
Верховный суд на это решение ответил - они приняты с нарушением норм закона и согласиться с ними нельзя. И вот почему. Есть Конвенция о правах ребенка. В России она вступила в силу в 1990 году. Там сказано следующее - родители несут ответственность за воспитание и развитие ребенка. А наилучшие интересы ребенка - предмет их основной заботы. В нашем Семейном кодексе сказано - родительские права не могут осуществляться в противоречии с интересами детей. И интересы детей основная забота родителей. В том же Семейном кодексе говорится, что родитель, с которым живет ребенок, не должен мешать общению с малышом другому родителю. Из этого ВС делает вывод - при рассмотрении таких дел суд должен соблюсти баланс между интересами детей и правами родителей этих детей воспитывать. Поскольку для ребенка может иметь негативные последствия "общение с родителями, состоящими в конфликтных отношениях".

Суд, по мнению Верховного суда, обязан учитывать массу нюансов: отношение ребенка к каждому родителю, его физическое и психическое состояние, и то же состояние у родителей. Это требует закон. А местный суд в нарушении закона эти обстоятельства не устанавливал. Более того, судя по материалам суда, между родителями сложились конфликтные отношения. А сам малыш состоит на учете у невролога и ему противопоказаны "психотравмирующие ситуации". Районный суд в своем решении написал - предложенный отцом порядок и частота общения не нарушает интересы ребенка. Но исходя из чего суд сделал такой вывод, - непонятно. Мать мальчика в районном суде попросила о назначении психолого-психиатрической экспертизы, когда зашла речь о том, может ли отец воспитывать ребенка без создания для него психотравмирующих ситуаций. Женщине суд отказал в экспертизе, заявив, что только начал рассматривать дело и исследует этот вопрос позже. Но решение по иску отца было вынесено в тот же день.
Из всего сказанного Верховный суд делает вывод - районный суд устранился от своей прямой обязанности по сбору доказательств. А без этого законного решения не вынести. Суд не дал оценку тому, что при графике общения, который попросил отец, и плюс график общения с бабушкой и дедушкой, мальчик по 14 дней в месяц будет проводить в семье, которая крайне конфликтно относится к его матери. С которой он вообще-то живет. Судебная коллегия по гражданским делам заявила - это существенные обстоятельства, которые могут негативно отразиться на ребенке. Но районный суд их не исследовал.

Есть 57 статья Семейного кодекса. Там сказано - ребенок при решении подобных вопросов вправе выражать свое мнение. А когда ему исполнится 10 лет, то учет его мнения становится обязательным. И это положение закона районный суд не учел, расписав общение мальчика с родителем и когда ему исполнится десять лет и когда будет старше. Верховный суд сослался на решение своего Пленума (N10 от 27 мая 1998 года) именно по вопросу общения ребенка с разведенными родителями. Там сказано, что такое злоупотребление родительскими правами в ущерб интересам детей. Доводы матери о том, что отец свои родительские права использует в ущерб интересам ребенка, районный суд не услышал и не проверил.
"При вынесении решения был нарушен и принцип исполнимости судебного акта" - сказал Верховный суд. Дело в том, что местный суд не выяснил, каким образом стороны могут исполнить вынесенное решение.
Так что все решения судов по делу отменены. И оно будет пересмотрено с учетом того, что сказал Верховный суд.
http://www.rg.ru/2014/06/24/razvod.html
 

Юрист коллегии ВГ

Юр. консультант
Награды
4
Верховный суд разъяснил, как после развода делить долги бывших супругов

Общие семейные долги можно поделить ровно пополам между разведенными гражданами. Это будет совершенно законный шаг, вне зависимости от того, делили бывшие свое общее имущество или нет. Примерно так можно сформулировать главный вывод Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда, рассмотревшей сложную семейную коллизию.Сегодня почти невозможно найти семью без долгов. Граждане берут чужие деньги для больших и маленьких трат, начиная с серьезных покупок вроде квартиры, дачи или машины и кончая покупками мелкой бытовой техники вроде чайника или фена для волос.
О том, что нажитое в браке добро в случае развода делится пополам, истина, которую знают уже практически все. Но кроме общего имущества, в случае развала семьи часто стали встречаться и долги, скопившиеся за годы совместной жизни. А как их делить? Этот вопрос, с юридической точки зрения, оказался далеко не праздный.
Дело в том, что деньги у банка или иной организации, а также у частных лиц берут не "семейно" - оба супруга одновременно, а каждый по отдельности. И если деньги не вернули за время брака, то кто должен раскошеливаться после развода?

Наша история началась с того, что в районный суд пришла гражданка. В ее иске было сказано, что она просит разделить общий долг супругов. Дама пояснила, что, когда состояла в браке, они с супругом купили квартиру. Для этого она заключила с неким гражданином договор займа. И теперь, когда семья распалась, истица хочет, чтобы этот, еще не погашенный, долг поделили пополам.
Ответчик, он же бывший супруг, в суде иск не признал. И подал встречную претензию. В ней было сказано, что в период брака он у себя на работе брал заем с процентами для погашения семейных долгов. Этот заем он погасил единолично, так что пусть бывшая вернет ему половину выплаченных им средств.
Районный суд удовлетворил иск бывшей жены, а бывшему супругу отказал. Вышестоящая инстанция это решение отменила и истице отказала. Так дело дошло до Верховного суда.
Что и как делил Верховный суд? Суд выяснил, что семья просуществовала 13 лет. За это время истица заключила договор с неким гражданином, что он даст ей деньги на покупку жилья. Сумма была перечислена на счет женщины, что подтвердилось документально. Потом с ее счета эти деньги ушли продавцу квартиры. Жилье было куплено, а через год семья поделила квадратные метры так - муж с женой получили равные доли и по одной четверти двое несовершеннолетних детей.
Кроме этого выяснилось, что супруг у себя на работе заключил договор денежного займа с процентами на один год. Семья прекратила свое существование спустя полгода после этого договора. Но мужчина заем выплатил.
Когда районный суд разбирался, то он решил, что деньги, взятые женой, потрачены исключительно на нужды семьи. Значит, это общий долг супругов. И возвращать они будут его в равных долях. А вот встречный иск бывшего мужа районный суд отклонил. Суд заявил следующее - семейные отношения прекратились за два месяца до "служебного" займа, и бывший супруг суду не представил доказательства, что деньги были израсходованы в интересах семьи. Апелляция с такими выводами согласилась. Кассация - нет. По мнению кассационной инстанции, в Семейном кодексе сказано следующее (статья 39) - общими долгами супругов можно заниматься только после или во время раздела имущества. А так как супруги имущество не делили, то и говорить не о чем.
На это утверждение Верховный суд напомнил: по 34-й статье Семейного кодекса, имущество нажитое в браке, является общей собственностью. А так называемым "общим" имуществом считается: доходы каждого от трудовой или предпринимательской деятельности, результаты интеллектуальной деятельности, полученные пенсии, пособия и иные денежные выплаты. Кстати, под понятие "иные" выплаты подходят любая материальная помощь, деньги, выплаченные в возмещение ущерба по утрате трудоспособности.
В список совместно нажитого имущества еще по закону входят купленные за счет общих семейных доходов движимое и недвижимое имущество, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале независимо от того, кто за это платил и на кого все добро оформлено.
По 39-й статье Семейного кодекса, при разделе имущества доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено законом. Ну а общие долги при разделе имущества распределяются между бывшими пропорционально доставшейся каждому доли совместно нажитого.
Из этого утверждения Верховный суд делает вывод - Семейный кодекс не препятствует разделу между супругами общих долгов, вне зависимости от того, спорят они о совместно нажитом или нет. Поэтому, сказал Верховный суд, правильным было первое решение по делу, принятое районным судом.
http://rg.ru/2014/07/08/dolgi.html
 

Юрист коллегии ВГ

Юр. консультант
Награды
4
За не вовремя предоставленный больничный уволить нельзя

Лето - не только сезон массовых отпусков, но и время, когда у трудящихся могут возникнуть из-за этого проблемы с работодателем. Поэтому решение, которое принял Верховный суд по жалобе уволенной отпускницы, может оказаться полезным многим гражданам, в силу обстоятельств оказавшихся в похожей ситуации.
Если коротко, то суть этого гражданского дела вот в чем. Отпускник своевременно не предъявил руководству полученный во время отпуска больничный лист. За что и был уволен с формулировкой "за прогулы". Местные суды поддержали работодателя, объяснив истцу, точнее - истице, что она не права.

Но Верховный суд РФ, до которого вынуждена была дойти уволенная гражданка, это дело перечитал и сказал - увольнение женщины - незаконно.
При разборе этой правовой коллизии Верховный суд подробно растолковал порядок действий и права заболевшего отпускника.
Итак, все началось с районного суда, куда обратилась женщина с иском к своему работодателю. Она хотела восстановления на работе и компенсации заработка за вынужденный прогул с момента увольнения. Состоявшийся чуть позже суд установил следующее. Гражданка трудилась в некой организации по трудовому договору. Так как женщина была уже пенсионеркой, ей полагался кроме основного трудового отпуска еще и так называемый льготный отпуск без содержания. Поэтому в июне женщина взяла основной трудовой отпуск, а в августе еще и льготный отпуск продолжительностью в четыре дня. Этот льготный отпуск пенсионерка проводила в другом регионе страны. Но там заболела, пошла к медикам и получила больничный лист. Об этом отпускница сообщила на работу по телефону, попросив продлить ей отпуск без содержания.
Когда женщина вернулась и вышла на работу, то узнала, что ее уже уволили. Так что вместо расспросов, как отдохнула, ей вручили приказ об увольнении по статье 81 Трудового кодекса, то есть за "отсутствие на рабочем месте", и трудовую книжку.
В суде истица заявила, что никакой вины за собой не видит, и трудовую дисциплину не нарушала. А с приказом на увольнение ее даже не познакомили, хотя она и просила.
Районный суд женщину не поддержал и в иске отказал. Вышестоящий суд с районными коллегами согласился.
А вот Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда посчитала оба решения местных судов незаконными и их отменила. Велев при этом перерешать дело пенсионерки-отпускницы с учетом своих разъяснений.
Вот доводы Верховного суда. По статье 128 Трудового кодекса РФ работодатель обязан по письменному заявлению своего сотрудника давать ему отпуск без сохранения заработка. Причем работающим пенсионерам такой отпуск можно дать на срок до 14 календарных дней.
Так что пять дней без содержания истица получила правильно и законно.
Работодатель обязан продлить отпуск заболевшему сотруднику
Еще одна статья Трудового кодекса - 120-я - говорит, что продолжительность ежегодного льготного и основного отпусков никаким максимальным пределом не ограничивается. И еще момент - при исчислении общей продолжительности ежегодного оплачиваемого отпуска дополнительные оплачиваемые отпуска суммируются с ежегодным основным отпуском.
Так что истица должна была появиться на службе 23 августа. А вышла 29-го и принесла больничный.
Верховный суд напомнил про статью 124 Трудового кодекса. Там сказано следующее - ежегодный оплачиваемый отпуск должен быть продлен или перенесен на другой срок, "определяемый работодателем с учетом пожеланий работника", если он временно нетрудоспособен.

Районный суд, когда отказывал женщине, исходил из того, что она не предупредила начальника о том, что заболела в период отпуска, чем нарушила трудовую дисциплину и внутренний распорядок организации. Из правил этого внутреннего распорядка следовало, что работник обязан своевременно сообщать руководству о причинах невыхода на работу. Районный судья посчитал, что женщина оперативно не предоставила начальству больничный, а значит, "злоупотребила своим правом на продление отпуска". Исходя из этого, увольнение за прогул без уважительной причины - законно.
Верховный же суд назвал такой вывод коллег ошибочным. Потому что "отсутствие сведений об уведомлении работодателя в последний день отпуска, что у отпускницы есть больничный, не может считаться основанием для признания причин невыхода на работу - неуважительными".
Обязанность работодателя продлить отпуск заболевшему гражданину закреплена в 124-й статье Трудового кодекса. А обязанность гражданина по этой статье - подтвердить продление листком нетрудоспособности.
Верховный суд специально подчеркнул - несвоевременное предоставление работником работодателю документов, подтверждающих болезнь, произошло по причине того, что женщина была в другом регионе, далеко от места жительства и работы. Поэтому она не виновата в нарушении норм трудового законодательства. И ее никак нельзя обвинить, что она злоупотребила правом продлить отпуск.
http://rg.ru/2014/07/15/bolnichnij.html
 

Юрист коллегии ВГ

Юр. консультант
Награды
4
Предварительный договор не порождает обязательственных отношений имущественного характера

ФАС Уральского округа в Постановлении № Ф09-8602/12 от 01.08.2014 пояснил, что правовая природа предварительных договоренностей, с точки зрения их самостоятельного значения, не предполагает возникновения обязательственных отношений имущественного характера, вытекающих из будущего договора.
ФАС отметил, что по предварительному договору стороны обязуются заключить в будущем договор о передаче имущества (основной договор) на условиях, предусмотренных предварительным договором.
Как верно отметил суд апелляционной инстанции, значение предварительного договора заключается в добровольном установлении между контрагентами юридической связи по передаче вещи в будущем, в связи с чем, они скрепляют свои обязательства договором организационного характера.
При этом лица, заключившие предварительный договор, имеют единственную обязанность заключить в будущем основной договор и право требовать от другой стороны заключения основного договора.
http://www.klerk.ru/law/news/394957/
 

Юрист коллегии ВГ

Юр. консультант
Награды
4
[h=1]Отсутствие регистрации в качестве ИП не освобождает от налоговых обязанностей[/h]ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении № А45-15762/2013 от 15.07.2014 подтвердил, что поскольку гражданкой осуществлялась предпринимательская деятельность, связанная с передачей имущества в аренду, без постановки на учет в налоговом органе, доначисление налогов является правомерным.
ФАС пояснил, что физические лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность, но не зарегистрированные в качестве индивидуального предпринимателя, для целей исполнения обязанностей, установленных Налоговым кодексом РФ, фактически приравниваются к индивидуальным предпринимателям.
При получении физическим лицом доходов от деятельности, не относимой им к предпринимательской, но подлежащей квалификации в качестве таковой, на указанное лицо будет распространяться соответствующий режим налогообложения, установленный Налоговым кодексом для индивидуальных предпринимателей.
Физические лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, но не зарегистрировавшиеся в качестве индивидуальных предпринимателей в нарушение требований гражданского законодательства Российской Федерации, при исполнении обязанностей, возложенных на них НК РФ, не вправе ссылаться на то, что они не являются индивидуальными предпринимателями.
http://www.klerk.ru/law/news/395439/


---------- Сообщение добавлено в 19:53 ---------- Предыдущее сообщение размещено в 19:51 ----------

[h=1]ФАС уточнил последствия расторжения договора выкупного лизинга[/h]ФАС Московского округа в Постановлении № А41-54860/13 от 28.07.2014 пояснил, что расторжение договора выкупного лизинга порождает необходимость соотнести взаимные предоставления сторон по договору, совершенные до момента его расторжения (сальдо встречных обязательств), и определить завершающую обязанность одной стороны в отношении другой.
ФАС указал, что если внесенные лизингополучателем лизингодателю платежи (за исключением авансового) в совокупности со стоимостью возвращенного предмета лизинга превышают доказанную лизингодателем сумму предоставленного лизингополучателю финансирования, платы за названное финансирование за время до фактического возврата этого финансирования, а также убытков и иных санкций, лизингополучатель вправе взыскать с лизингодателя соответствующую разницу.
При указанных обстоятельствах судебная коллегия полагает выводы судов об отказе в удовлетворении первоначальных исковых требований о выплате выкупной стоимости предметов лизинга сделанными при неполно исследованных и установленных обстоятельствах, имеющих существенное значение для правильного разрешения настоящего спора, судебные акты - подлежащими отмене.
http://www.klerk.ru/law/news/395466/
 

Юрист коллегии ВГ

Юр. консультант
Награды
4
Обобщена практика разрешения споров, связанных с доначислением страховых взносов

ФАС Дальневосточного округа обобщил судебную практику рассмотрения споров с участием внебюджетных фондов.
В частности, здесь ФАС обратил внимание на то, что компенсации, выплаченные работникам организации за часть их ежегодного оплачиваемого отпуска, превышающую 28 календарных дней, не являются возмещением работнику конкретных затрат, связанных с непосредственным исполнением его трудовых обязанностей.
Денежная компенсация за неиспользованную часть отпуска выплачивается работодателем в рамках трудовых правоотношений в силу его материальной ответственности перед работником, и в связи с этим такая выплата не может подпадать под определение компенсации, предусмотренное статьей 164 ТК РФ.
Следовательно, суммы такой компенсации подлежат обложению страховыми взносами. Вместе с тем, ФАС отметил, что суды признают неподлежащей обложению страховыми взносами выплачиваемую работнику компенсацию за использование личного имущества в служебных целях в размерах, установленных письменным соглашением между работником и работодателем.
http://www.klerk.ru/law/news/395593/
 

Юрист коллегии ВГ

Юр. консультант
Награды
4
Выполнение работ с нарушением оговоренного срока не является основанием для их неоплаты

ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлении № А20-3541/2013 от 08.08.2014 подтвердил, что выполнение подрядных работ с нарушением оговоренного срока не является основанием для их неоплаты.
ФАС указал, что подрядные строительные работы, проектные и изыскательские работы, предназначенные для удовлетворения государственных или муниципальных нужд, осуществляются на основе государственного или муниципального контракта на выполнение подрядных работ для государственных или муниципальных нужд.
По контракту на выполнение подрядных работ для муниципальных нужд подрядчик обязуется выполнить строительные, проектные и другие связанные со строительством и ремонтом объектов производственного и непроизводственного характера работы и передать их государственному или муниципальному заказчику, а государственный или муниципальный заказчик обязуется принять выполненные работы и оплатить их или обеспечить их оплату.
Удовлетворяя заявленные требования по первоначальному и встречному искам, суды исходили из того, что общество выполнило работы в полном объеме, однако с нарушением срока. Указанные обстоятельства подтверждаются подписанными сторонами актами формы N КС-2 и КС-3. Оснований для неоплаты данных работ не имеется.
http://www.klerk.ru/law/news/396110/
 

Юрист коллегии ВГ

Юр. консультант
Награды
4
Камеральную проверку обязаны прекратить сразу после сдачи уточненной декларации

ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении № А81-6231/2013 от 17.09.2014 подтвердил довод об отсутствии у инспекции оснований для вынесения оспариваемых решений, поскольку до этого момента обществом была подана уточненная налоговая декларация с корректировкой, в связи с чем камеральная проверка по ранее поданной уточненной налоговой декларации подлежала прекращению.
ФАС отметил, что налогоплательщики, плательщики сборов и налоговые агенты обязаны вносить изменения в налоговую декларацию (расчет) в случае обнаружения ими факта неотражения или неполноты отражения сведений, а также ошибок, приводящих к занижению суммы налога, подлежащей уплате.
В случае если недостоверные сведения, а также ошибки, содержащиеся в первоначально поданной декларации, не привели к занижению суммы налога, подлежащей уплате, налогоплательщики (плательщики сборов) вправе представить в налоговый орган уточненную налоговую декларацию.
Если до окончания камеральной налоговой проверки налогоплательщиком представлена уточненная налоговая декларация (расчет), камеральная налоговая проверка ранее поданной декларации (расчета) прекращается и начинается новая камеральная налоговая проверка на основе уточненной налоговой декларации (расчета).
Прекращение камеральной налоговой проверки означает прекращение всех действий налогового органа в отношении ранее поданной налоговой декларации (расчета). При этом документы (сведения), полученные налоговым органом в рамках прекращенной камеральной налоговой проверки, могут быть использованы при проведении мероприятий налогового контроля в отношении налогоплательщика.

Камеральную проверку обязаны прекратить сразу после сдачи уточненной декларации / Юридические новости / Юристу / Клерк.Ру


---------- Сообщение добавлено в 19:02 ---------- Предыдущее сообщение размещено в 19:01 ----------

[h=1]Заказчик вправе потребовать возврата неосвоенного аванса[/h]ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении № А70-12728/2013 от 17.09.2014 пояснил, что неисполнение подрядчиком обязательств по договору свидетельствует о правомерности удержания им полученного аванса.
ФАС указал, что по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и уплатить подрядчику обусловленную цену после окончательной сдачи результатов работы.
Качество выполненной подрядчиком работы должно соответствовать условиям договора подряда, а при отсутствии или неполноте условий договора требованиям, обычно предъявляемым к работам соответствующего рода.
Основанием для возникновения обязательства заказчика по оплате выполненных работ является сдача результата работ заказчику.
В предмет рассмотрения спора о возврате денежных средств, перечисленных по договору в качестве аванса, входит исследование обстоятельств, связанных с фактом выполнения работ по договору. В зависимости от этого решается и вопрос о правомерности или неправомерности удержания подрядчиком полученных денежных средств в качестве аванса и соответственно обоснованности или необоснованности заявленных исковых требований.

Заказчик вправе потребовать возврата неосвоенного аванса / Юридические новости / Юристу / Клерк.Ру
 

Юрист коллегии ВГ

Юр. консультант
Награды
4
Заявить о пересмотре судебного акта по новым обстоятельствам можно в течение 3 месяцев

ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении № А67-3397/2011 от 17.09.2014 отклонил довод о том, что срок для подачи заявления о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам следует исчислять с даты получения судебного решения.
ФАС отметил, что заявление о пересмотре вступившего в законную силу судебного акта по новым или вновь открывшимся обстоятельствам подается в арбитражный суд, принявший данный судебный акт, лицами, участвующими в деле, в срок, не превышающий трех месяцев со дня появления или открытия обстоятельств, являющихся основанием пересмотра судебного акта.
Срок для подачи заявления о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам исчисляется со дня появления или открытия обстоятельств, являющихся основанием пересмотра судебного акта, и когда заявитель узнал или должен был узнать о наличии указанных обстоятельств, а не со дня, когда заявителю стало известно о судебном акте.

klerk.ru
 

Юрист коллегии ВГ

Юр. консультант
Награды
4
Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 23 сентября 2014 г. N 24-П город Санкт-Петербург "по делу о проверке конституционности части 1 статьи 6.21 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с жалобой граждан Н.А. Алексеева, Я.Н. Евтушенко и Д.А. Исакова"

Именем Российской Федерации


Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя B.Д.Зорькина, судей К.В.Арановского, А.И.Бойцова, Н.С.Бондаря, Г.А.Гаджиева, Ю.М.Данилова, Л.М.Жарковой, Г.А.Жилина, С.М.Казанцева, М.И.Клеандрова, С.Д.Князева, А.Н.Кокотова, Л.О.Красавчиковой, C. П.Маврина, Н.В.Мельникова, Ю.Д.Рудкина, Н.В.Селезнева, О.С.Хохряковой, В.Г.Ярославцева, руководствуясь статьей 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части первой, частями третьей и четвертой статьи 3, частью первой статьи 21, статьями 36, 47[1], 74, 86, 96, 97 и 99 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", рассмотрел в заседании без проведения слушания дело о проверке конституционности части 1 статьи 6.21 КоАП Российской Федерации.
Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба граждан Н.А.Алексеева, Я.Н.Евтушенко и Д.А.Исакова. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации оспариваемое заявителями законоположение.
Заслушав сообщение судьи-докладчика Н.С.Бондаря, исследовав представленные документы и иные материалы, включая письменные отзывы полномочного представителя Совета Федерации в Конституционном Суде Российской Федерации А.И.Александрова и полномочного представителя Президента Российской Федерации в Конституционном Суде Российской Федерации М.В.Кротова, Конституционный Суд Российской Федерации
установил:
1. Статьей 6.21 КоАП Российской Федерации установлена административная ответственность за пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних, выразившуюся в распространении информации, направленной на формирование у несовершеннолетних нетрадиционных сексуальных установок, привлекательности нетрадиционных сексуальных отношений, искаженного представления о социальной равноценности традиционных и нетрадиционных сексуальных отношений, либо навязывание информации о нетрадиционных сексуальных отношениях, вызывающей интерес к таким отношениям, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния (часть 1), а также введены специальные составы соответствующих административных правонарушений, сформулированные по признакам особых субъектов и средств их совершения (части 2-4).
Конституционность статьи 6.21 КоАП Российской Федерации оспаривают граждане Н.А.Алексеев, Я.Н.Евтушенко и Д.А.Исаков, которые за совершение административных правонарушений, предусмотренных ее частью 1, были привлечены к административной ответственности с назначением каждому административного наказания в виде административного штрафа в размере 4000 рублей.
1.1. Постановлением мирового судьи судебного участка N 5 Октябрьского судебного района города Архангельска от 3 декабря 2013 года (оставлено без изменения решением Октябрьского районного суда города Архангельска от 23 января 2014 года) установлено, что Н.А.Алексеев проводил в общественном месте - у здания детской библиотеки одиночный пикет с целью пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних, выразившейся в демонстрации плакатов с текстами "Гей-пропаганды не существует" и "Геями не становятся, геями рождаются!". Обстоятельства, изложенные в протоколе об административном правонарушении, Н.А.Алексеев не оспаривал, но при этом утверждал, что его действия не являлись пропагандой, а были направлены на распространение объективной информации, которая не может нанести вред здоровью, нравственному и духовному развитию несовершеннолетних. Однако его доводы судом были отклонены как противоречащие материалам дела.
Постановлением того же мирового судьи от 3 декабря 2013 года (оставлено без изменения решением Октябрьского районного суда города Архангельска от 23 января 2014 года) установлено, что в том же общественном месте аналогичную акцию проводил Я.Н.Евтушенко, помогая Н.А.Алексееву держать плакаты с указанными надписями. Доводы Я.Н.Евтушенко о том, что данное публичное мероприятие имело целью не пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений, а исключительно информационное воздействие на несовершеннолетних, судом были отклонены как не нашедшие подтверждения в материалах дела.
Постановлением мирового судьи судебного участка N 3 Советского судебного района города Казани от 19 декабря 2013 года (оставлено без изменения решением Советского районного суда города Казани от 11 февраля 2014 года), вынесенным в отношении Д.А.Исакова, установлено, что им было проведено публичное мероприятие в форме одиночного пикета, в ходе которого использовался плакат с текстом "Быть геем и любить геев - это нормально. Бить геев и убивать геев - это преступно". Суд пришел к выводу, что содержащаяся в тексте информация представляет собой пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений. Доводы Д.А.Исакова, утверждавшего, что пикетирование проводилось с единственной целью - обратить внимание общества на недопустимость применения насилия к лицам с нетрадиционной сексуальной ориентацией, были признаны несостоятельными, тем более что к распространявшейся им информации, причиняющей вред здоровью и развитию детей, имели доступ несовершеннолетние.
1.2. Как следует из статей 3, 36, 74, 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", конкретизирующих статью 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, Конституционный Суд Российской Федерации принимает к рассмотрению жалобы граждан на нарушение их конституционных прав и свобод законоположениями, примененными в конкретном деле, рассмотрение которого завершено в суде, если придет к выводу, что эти законоположения затрагивают конституционные права и свободы граждан и что имеется неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли они Конституции Российской Федерации; Конституционный Суд Российской Федерации принимает постановление только по предмету, указанному в жалобе, и лишь в отношении той части акта, конституционность которой подвергается сомнению, оценивая как буквальный смысл рассматриваемых законоположений, так и смысл, придаваемый им официальным и иным толкованием или сложившейся правоприменительной практикой, а также исходя из их места в системе правовых норм; при этом Конституционный Суд Российской Федерации решает исключительно вопросы права и воздерживается от установления и исследования фактических обстоятельств во всех случаях, когда это входит в компетенцию других судов или иных органов.
Нарушение статьей 6.21 КоАП Российской Федерации своих прав, гарантированных статьями 15 (часть 4), 17 (часть 1), 19 (части 1 и 2), 21 (часть 1), 29 (части 1, 2 и 4) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, граждане Н.А.Алексеев, Я.Н.Евтушенко и Д.А.Исаков связывают с тем, что введенный ею запрет, исключающий распространение среди несовершеннолетних любой информации о гомосексуальности, в том числе содержащей лишь утверждение о социальной равноценности близких отношений между людьми разного пола и между людьми одного пола, не имеет под собой разумных оснований. По мнению заявителей, такой запрет основан на предрассудках, в силу которых негетеросексуальные отношения осуждаются как безнравственные, а следовательно, влечет умаление достоинства граждан негетеросексуальной ориентации, а также дискриминацию по признаку сексуальной ориентации.
Поскольку применение судами частей 2-4 статьи 6.21 КоАП Российской Федерации в конкретных делах с участием заявителей представленными материалами не подтверждается, производство по их жалобе в этой части, как не отвечающей критерию допустимости в соответствии с требованиями статьи 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", подлежит прекращению.
Таким образом, предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по настоящему делу является часть 1 статьи 6.21 КоАП Российской Федерации, как предусматривающая наложение административной ответственности за пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних, выразившуюся в распространении информации, направленной на формирование у несовершеннолетних нетрадиционных сексуальных установок, привлекательности нетрадиционных сексуальных отношений, искаженного представления о социальной равноценности традиционных и нетрадиционных сексуальных отношений, либо навязывание информации о нетрадиционных сексуальных отношениях, вызывающей интерес к таким отношениям, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния.
1.3. Конституционный Суд Российской Федерации, рассмотрев предложение гражданина Н.А.Алексеева, выраженное им от своего имени, о проведении публичного слушания по настоящему делу после вынесения Европейским Судом по правам человека постановлений по находящимся в его производстве жалобам граждан Российской Федерации, в отношении которых были применены нормы законов ряда субъектов Российской Федерации, аналогичные содержащейся в части 1 статьи 6.21 КоАП Российской Федерации, полагает, что в данном случае увязывание возможности разрешения дела в порядке конституционного судопроизводства с вынесением соответствующего постановления Европейским Судом по правам человека не имеет оснований.
Согласно статье 46 (часть 3) Конституции Российской Федерации каждый вправе в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты. Жалоба граждан Н.А.Алексеева, Я.Н.Евтушенко и Д.А.Исакова принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению, т.е. находится в его производстве, а потому - по смыслу указанного предписания Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 46 (части 1 и 2), 118 (части 2 и 3), 125 (часть 4) и 126 - нельзя считать, что до вынесения итогового решения по настоящему делу для заявителей исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты.
Следует также принять во внимание, что к компетенции Европейского Суда по правам человека, как субсидиарного по своему характеру межгосударственного судебного органа по разрешению конкретных дел, не относится осуществление нормоконтроля, т.е. проверка внутригосударственного законодательства на предмет его соответствия Конвенции о защите прав человека и основных свобод. С учетом этого и исходя из принципов верховенства, высшей юридической силы и прямого действия Конституции Российской Федерации, закрепленных ею в качестве основ конституционного строя Российской Федерации (статья 4, часть 2; статья 15, части 1 и 2), нельзя признать обоснованным и представление об инстанционной и содержательной взаимозависимости постановлений Конституционного Суда Российской Федерации, который осуществляет проверку конституционности норм закона, примененных в конкретном деле судом, и Европейского Суда по правам человека, который устанавливает наличие нарушения в этом деле прав и свобод, получивших закрепление в Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Что касается возможных расхождений в позициях Конституционного Суда Российской Федерации и Европейского Суда по правам человека, то их возникновение, как следует из Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 6 декабря 2013 года N 27-П, предполагает обращение к соответствующим процессуальным механизмам преодоления такого рода коллизий.
При таких обстоятельствах и поскольку граждане Н.А.Алексеев, Я.Н.Евтушенко и Д.А.Исаков имели возможность достаточно полно изложить свою позицию, в том числе представить, как это сделал Н.А.Алексеев, возражения на отзыв представителя стороны, принявшей и подписавшей оспариваемый нормативный правовой акт, Конституционный Суд Российской Федерации полагает возможным рассмотреть настоящее дело в порядке статьи 47[1] Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" без проведения слушания.
2. Согласно Конституции Российской Федерации в России как демократическом правовом государстве человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а их признание, соблюдение и защита на основе равенства всех перед законом и судом - обязанностью государства (статья 1, часть 1; статья 2; статья 19, части 1 и 2); права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими, они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием (статья 18).
Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, Конституция Российской Федерации, утверждая приоритет личности и ее прав во всех сферах, обязывает государство охранять достоинство личности (статья 21, часть 1) как необходимую предпосылку и основу всех других неотчуждаемых прав и свобод человека, условие их признания и соблюдения; поскольку ничто не может быть основанием для умаления достоинства личности, постольку никто не может быть ограничен в защите законными способами своего достоинства, а также всех связанных с ним прав и свобод (постановления от 3 мая 1995 года N 4-П, от 15 января 1999 года N 1-П, от 25 апреля 2001 года N 6-П и от 20 апреля 2006 года N 4-П; определения от 15 февраля 2005 года N 17-О, от 1 марта 2010 года N 323-О-О и др.).
2.1. Конституционное признание достоинства личности основополагающей ценностью российской государственности предполагает обязанность Российской Федерации предоставлять гражданам гарантии от любого необоснованного вмешательства в сферу их индивидуальной автономии и одновременно с этим - соблюдая вытекающие из Конституции Российской Федерации, ее статей 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2) и 55 (части 2 и 3), критерии и пределы возможных ограничений прав и свобод человека и гражданина - создавать им реальные возможности для свободного самоопределения и самовыражения.
В силу принципа индивидуальной автономии личности, как он отражен в статьях 22 (часть 1), 23 (часть 1), 28 и 29 (части 1-4) Конституции Российской Федерации, гарантирующих каждому право на свободу и личную неприкосновенность, право на неприкосновенность частной жизни, свободу выбирать, иметь и распространять свои убеждения и действовать сообразно с ними, свободу мысли и слова, право не быть принужденным к выражению своих мнений и убеждений и отказу от них, право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом, каждый человек вправе вести тот или иной, в наибольшей степени отвечающий его наклонностям и представлениям, образ жизни, он свободен в определении своих убеждений и предпочтений и может беспрепятственно их придерживаться, а государство должно не допускать произвольного вторжения в сферу частной жизни, уважать связанные с нею различия.
Относящаяся к данной сфере свобода сексуального самоопределения подразумевает существование объективных различий в сексуальной идентичности и возможность для лиц, по общему правилу, достигших совершеннолетия, выбирать любые не сопряженные с насилием и причинением вреда жизни или здоровью либо угрозой его причинения конкретные варианты сексуального поведения, включая те, которые большинством могут оцениваться неодобрительно, в том числе с точки зрения этических, религиозных и иных представлений, сложившихся в конкретно-исторических социокультурных условиях развития данного общества. Соответственно, сами по себе сексуальные контакты, не подпадающие под уголовно-правовой запрет действий сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста, по обоюдному согласию между лицами одного пола не находятся ни под запретом международно-правовых норм, ни под запретом Конституции Российской Федерации, статья 19 (часть 2) которой гарантирует защиту равным образом всем лицам, вне зависимости от их сексуальной ориентации, а сексуальная ориентация как таковая не может служить правомерным критерием установления различий в правовом статусе человека и гражданина.
В свою очередь, государство призвано принимать меры, направленные на исключение возможных ущемлений прав и законных интересов лиц по мотиву их сексуальной ориентации, и обеспечивать эффективные возможности для защиты и восстановления их нарушенных прав на основе закрепленного в статье 19 (часть 1) Конституции Российской Федерации принципа равенства всех перед законом и судом. Данный конституционный принцип, предполагающий в том числе недопустимость ограничения в правах и свободах либо установления каких-либо преимуществ в зависимости от принадлежности к тем или иным социальным группам, под которыми могут пониматься и группы лиц с определенной сексуальной ориентацией, конкретизирован в нормах отраслевого законодательства (статья 3 Трудового кодекса Российской Федерации, пункт 6 статьи 25 Закона Российской Федерации от 19 апреля 1991 года N 1032-I "О занятости населения в Российской Федерации", пункт 4 части 1 статьи 18 Федерального закона от 27 июля 2004 года N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации", пункт 4 части 1 статьи 13 Федерального закона от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", пункт 2 части 1 статьи 3 Федерального закона от 29 декабря 2012 года N 273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерации" и др.). Государственно-правовая охрана от дискриминации, в том числе по мотиву принадлежности или непринадлежности к каким-либо социальным группам, обеспечивается также применением мер административной (статья 5.62 КоАП Российской Федерации) и уголовной (пункт "е" части первой статьи 63 и статья 136 УК Российской Федерации) ответственности.
2.2. Поскольку в Российской Федерации - в силу вытекающих из статей 13 (части 1-3), 19 (часть 1) и 29 (часть 4) Конституции Российской Федерации требований равенства всех перед законом, политического и идеологического многообразия, свободы искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом - в условиях демократического общества вопросы, связанные с сексуальным самоопределением, не исключаются из публичного обсуждения, граждане, в том числе и те, чья сексуальная ориентация отличается от общепринятой, не могут быть лишены возможности в целях защиты своих прав и законных интересов или прав и законных интересов других лиц (социальных групп) использовать для привлечения внимания общественности к имеющимся фактам их нарушений все не запрещенные законом способы, в частности посредством организации и проведения публичных мероприятий или через средства массовой информации.
Конституция Российской Федерации, не устанавливая для свободы слова и свободы распространения информации какие-либо идеологические или мировоззренческие критерии и ограничения и не предполагая навязывание большинством своих убеждений и предпочтений меньшинству, не дает, таким образом, оснований для установления запрета на ведение общественных дискуссий о сексуальных отношениях, включая нетрадиционные, и об обеспечении прав, свобод и законных интересов сексуальных меньшинств, притом что оскорбляющая общественную нравственность форма подачи информации, касающейся сферы сексуальных отношений, недопустима применительно к сексуальным установкам как большинства членов общества, так и тех его членов, которые придерживаются нетрадиционных предпочтений. Не должно служить препятствием для ведения подобных дискуссий и то обстоятельство, что сама по себе приверженность нетрадиционным сексуальным установкам для многих может выглядеть оскорбительной с точки зрения принятых в российском обществе норм морали или иным образом посягающей на общественную нравственность и связанные с этим права, свободы и законные интересы других лиц, поскольку в Российской Федерации в качестве важного элемента ее конституционно-правовой характеристики как правового демократического государства предполагается возможность свободного отображения в общественном дискурсе и в информационном поле различных взглядов и суждений.
Вместе с тем - исходя из требований статей 17 (часть 3) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации - осуществление гражданами права на распространение информации, касающейся вопросов сексуального самоопределения личности, не должно нарушать права и свободы других лиц, а в правовом регулировании данного права, равно как и иных прав и свобод человека и гражданина, должен обеспечиваться баланс конституционно значимых ценностей. Следовательно, учитывая деликатность таких вопросов, как относящихся к сфере индивидуальной автономии, и не посягая на само ее существо, государство вправе вводить на основе указанных требований Конституции Российской Федерации определенные ограничения на деятельность, связанную с распространением подобной информации, если она приобретает агрессивный, навязчивый характер и способна причинить вред правам и законным интересам других лиц, прежде всего несовершеннолетних, и является оскорбительной по форме.
Конституция Российской Федерации не дает оснований для признания безусловной правомерности публичной деятельности, направленной на дискредитацию, склонение к отрицанию конституционно значимых нравственных ценностей, предопределенных историческими, культурными и иными традициями многонационального народа Российской Федерации. Такой подход соотносится с предписаниями Всеобщей декларации прав человека, предусматривающей - на основе признания обязанностей человека перед обществом, в котором только и возможно свободное и полное развитие его личности, - допустимость ограничений в осуществлении прав и свобод человека законом, в том числе с целью удовлетворения справедливых требований морали (пункты 1 и 2 статьи 29), а также Конвенции о защите прав человека и основных свобод (статья 10) и Международного пакта о гражданских и политических правах (статья 19), согласно которым право свободного выражения своего мнения налагает обязанности и ответственность и может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, предусмотренными законом и необходимыми в демократическом обществе, в частности, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации и прав других лиц.
Приведенные положения международно-правовых актов носят общий характер, в мировом же сообществе, равно как и в практике различных национальных конституционно-правовых систем, отсутствует консенсус относительно понимания пределов как самой по себе сексуальной автономии личности, так и распространения информации, касающейся сексуальных отношений, нормативного определения непристойного поведения, условий и критериев, на основе которых оно может быть признано общественно опасным и подлежит запретительному государственно-правовому воздействию. В законодательстве Российской Федерации механизмы реализации этих положений, являющихся в силу статьи 15 (часть 4) Конституции Российской Федерации составной частью правовой системы России, основаны на традиционных представлениях о гуманизме в контексте особенностей национального и конфессионального состава российского общества, его социокультурных и иных исторических характеристик, в частности на сформировавшихся в качестве общепризнанных в российском обществе (и разделяемых всеми традиционными религиозными конфессиями) представлениях о браке, семье, материнстве, отцовстве, детстве, которые получили свое формально-юридическое закрепление в Конституции Российской Федерации, и об их особой ценности. Соответственно, распространение лицом своих убеждений и предпочтений, касающихся сексуальной ориентации и конкретных форм сексуальных отношений, не должно ущемлять достоинство других лиц и ставить под сомнение общественную нравственность в ее понимании, сложившемся в российском обществе, поскольку иное противоречило бы основам правопорядка.
При определении конституционно допустимых пределов свободного распространения в обществе личных убеждений и предпочтений должен также учитываться установленный статьей 29 (часть 1) Конституции Российской Федерации запрет пропаганды или агитации, возбуждающих социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду, который обязывает законодателя стремиться к тому, чтобы, действуя в рамках своих конституционных полномочий и самостоятельно оценивая состояние и тенденции развития российского общества на конкретном историческом этапе, предотвращать проявления социальной агрессии на почве демонстративного (публичного) отрицания конституционно значимых нравственных ценностей или пренебрежения ими. Правоприменители же не должны быть лишены возможности при оценке конкретной ситуации, связанной с распространением информации, касающейся сексуальных отношений (особенно если она затрагивает деликатную и неоднозначно воспринимаемую в обществе проблематику нетрадиционной сексуальной ориентации), принять меры, направленные на минимизацию или недопущение угрозы законности, правопорядку, общественной безопасности, а также жизни и здоровью граждан, включая тех, кто распространяет соответствующую информацию.
2.3. Таким образом, Конституция Российской Федерации предполагает, что закрепленное ею требование уважения и охраны достоинства личности утверждается и реализуется в Российской Федерации посредством обеспечения равной для всех защиты прав и законных интересов, в том числе для тех, кто имеет нетрадиционные предпочтения в личной (включая сексуальную) жизни. Установление же пределов осуществления свободы слова и свободного распространения информации обусловлено, как указано в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 24 октября 2013 года N 1718-О, необходимостью обеспечения баланса интересов всех членов российского общества - как разделяющих общепризнанную систему ценностей, так и ориентированных на иные, отступающие от традиционных, модели поведения, и относится к дискреционным полномочиям законодателя, который призван согласовывать осуществляемое им нормативно-правовое регулирование прав и свобод человека и гражданина с представлениями, сложившимися в обществе в конкретно-исторических условиях его развития.
3. Согласно Конституции Российской Федерации материнство и детство, семья находятся под защитой государства; вопросы защиты семьи, материнства, отцовства и детства относятся к совместному ведению Российской Федерации и субъектов Российской Федерации (статья 38, часть 1; статья 72, пункт "ж" части 1).
По смыслу названных конституционных положений, семья, материнство и детство в их традиционном, воспринятом от предков понимании представляют собой те ценности, которые обеспечивают непрерывную смену поколений, выступают условием сохранения и развития многонационального народа Российской Федерации, а потому нуждаются в особой защите со стороны государства. Соответственно, именно на основе традиционных представлений об этих ценностях в контексте особенностей национального и конфессионального состава российского общества, его социокультурных и иных исторических характеристик Российская Федерация вправе решать отдельные вопросы законодательного регулирования в сферах, затрагивающих сексуальные и связанные с ними межличностные отношения, не отрицая при этом необходимость учета требований Конституции Российской Федерации и международно-правовых актов как относительно индивидуальной автономии личности, так и относительно свободы распространения информации.
Поскольку одно из предназначений семьи - рождение и воспитание детей, в основе законодательного подхода к решению вопросов демографического и социального характера в области семейных отношений в Российской Федерации лежит понимание брака как союза мужчины и женщины, что в полной мере согласуется с предписаниями статей 7 и 38 Конституции Российской Федерации и не противоречит Международному пакту о гражданских и политических правах (статья 23) и Конвенции о защите прав человека и основных свобод (статья 12), предусматривающим возможность создания семьи в соответствии с национальным законодательством, регулирующим осуществление этого права.
Исходя из этого и учитывая, что ни из Конституции Российской Федерации, ни из принятых на себя Российской Федерацией международно-правовых обязательств не вытекает обязанность государства по созданию условий для пропаганды, поддержки и признания союзов лиц одного пола (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 16 ноября 2006 года N 496-О и от 19 января 2010 года N 151-О-О), осуществляемое федеральным законодателем на основании статьи 71 (пункт "в") Конституции Российской Федерации регулирование свободы слова и свободы распространения информации не предполагает создание условий, способствующих формированию и утверждению в обществе в качестве равнозначных иных, отличных от общепризнанных, трактовок института семьи и сопряженных с ним социальных и правовых институтов.
3.1. Конституционным признанием ценностей семьи, материнства, отцовства, детства определяются, в частности, характер и содержание правового регулирования в сфере государственной защиты прав несовершеннолетних, которое, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 18 июля 2013 года N 19-П, должно в приоритетном порядке гарантировать им защиту достоинства личности, права на жизнь, права на свободу и личную неприкосновенность, с тем чтобы обеспечить безопасность каждого ребенка как непосредственно от преступных посягательств, так и от неблагоприятного воздействия на его нравственность и психику, которое может существенным образом повлиять на развитие его личности, даже не будучи выраженным в конкретных противоправных деяниях. Этими целями обусловлена также необходимость использования в правовом регулировании оптимального правового инструментария, позволяющего - с соблюдением требований статей 17 (часть 3) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации - ограждать ребенка от воздействия информации, способной причинить вред его здоровью и развитию, в частности информации, сопряженной с агрессивным навязыванием конкретных моделей сексуального поведения, формированием искаженных представлений о социально признанных моделях семейных отношений, соответствующих общепринятым в российском обществе нравственным ценностям в их конституционно-правовом выражении.
Изложенные подходы, вытекающие из Конституции Российской Федерации и практики Конституционного Суда Российской Федерации, соотносятся с положениями Конвенции ООН о правах ребенка от 20 ноября 1989 года, которая исходит из того, что семье как основной ячейке общества и естественной среде для роста и благополучия всех ее членов и особенно детей должны быть предоставлены необходимые защита и содействие, с тем чтобы она могла полностью возложить на себя обязанности в рамках общества (преамбула); государства же в целях обеспечения здорового развития ребенка обязаны, в частности, защищать ребенка от всех форм сексуальной эксплуатации и сексуального совращения (статья 6, пункт 2; статья 34).
Во исполнение конституционной обязанности государства по защите прав несовершеннолетних и исходя из принципов приоритетности подготовки детей к полноценной жизни в обществе, воспитания в них высоких нравственных качеств и гражданственности Федеральный закон от 24 июля 1998 года N 124-ФЗ "Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации" устанавливает, как следует из его преамбулы, основные гарантии прав и законных интересов ребенка, предусмотренных Конституцией Российской Федерации, в целях создания правовых, социально-экономических условий для их реализации, в том числе обязывает органы государственной власти Российской Федерации принимать меры по защите ребенка от информации, пропаганды и агитации, наносящих вред его здоровью, нравственному и духовному развитию (пункт 1 статьи 14).
Конституционные приоритеты в области защиты семьи, материнства и детства конкретизированы также в нормах Федерального закона от 29 декабря 2010 года N 436-ФЗ "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию", которыми, согласно части 1 его статьи 1, регулируются отношения, связанные с защитой детей от информации, причиняющей вред их здоровью и (или) развитию, в том числе от такой информации, содержащейся в информационной продукции. Названный Федеральный закон, особо оговаривая, что его действие не распространяется, в частности, на отношения в сфере оборота информационной продукции, содержащей научную, научно-техническую, статистическую информацию, и оборота информационной продукции, имеющей значительную историческую, художественную или иную культурную ценность (часть 2 статьи 1), дает определение таких понятий, как "информационная безопасность детей" и "информация, причиняющая вред здоровью и (или) развитию детей" (статья 2), а также вводит классификацию информационной продукции по возрастным категориям детей (глава 2).
Статья 5 данного Федерального закона к информации, причиняющей вред здоровью и (или) развитию детей, относит информацию, касающуюся сексуальных отношений, распространение которой среди детей либо запрещено, как это установлено, в частности, применительно к пропаганде нетрадиционных сексуальных отношений (часть 2), либо ограничено для детей определенных возрастных категорий (часть 3) исходя из традиционных представлений об общественной нравственности и правопорядке, а также с учетом степени их психического развития, и предполагает соответствующий контроль со стороны педагогов и родителей. Из необходимости адаптации такой информации к возрастным особенностям детей исходит и Конвенция ООН о правах ребенка, в статье 5 которой нашел отражение принцип учета конкретного уровня развивающихся способностей ребенка при осуществлении в отношении ребенка родителями и, в соответствующих случаях, иными ответственными за ребенка лицами контроля и руководства. Равным образом ратифицированная Российской Федерацией Конвенция Совета Европы о защите детей от сексуальной эксплуатации и сексуальных злоупотреблений от 25 октября 2007 года обязывает государство принимать законодательные или иные меры, обеспечивающие включение в программы начального и среднего школьного образования информации об опасностях, связанных с сексуальной эксплуатацией и сексуальными злоупотреблениями, а также о способах защиты, адаптированной к особенностям развития детей; соответствующая информация должна предоставляться (если необходимо, во взаимодействии с родителями) в более широком контексте полового воспитания, и в ней особое внимание уделяется ситуациям повышенной опасности, в особенности связанным с использованием новых информационно-коммуникационных технологий (статья 6).
3.2. В целях защиты прав и свобод человека и гражданина, семьи, материнства и детства, обеспечения законности, правопорядка, общественной безопасности Конституция Российской Федерации, как следует из ее статей 1 (часть 1), 15 (части 1 и 2), 38 (часть 1), 45 (часть 1), 71 (пункты "а", "в", "е", "о"), 72 (пункты "б", "е", "ж", "к" части 1) и 76 (части 1 и 2), позволяет федеральному законодателю использовать все доступные - в рамках предоставленных ему дискреционных полномочий - средства, руководствуясь при этом общими принципами юридической ответственности, которые, как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, имеют универсальное значение и по своей сути относятся к основам конституционного правопорядка. В сфере защиты прав и законных интересов ребенка таким средством выступает административно-правовой запрет пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних, введение которого призвано способствовать предотвращению негативного влияния, могущего быть оказанным на их формирование внешним информационным воздействием.
В соответствии с частью 1 статьи 6.21 КоАП Российской Федерации административная ответственность за пропаганду среди несовершеннолетних нетрадиционных сексуальных отношений наступает в случае распространения информации, направленной на формирование у несовершеннолетних нетрадиционных сексуальных установок, привлекательности нетрадиционных сексуальных отношений, искаженного представления о социальной равноценности традиционных и нетрадиционных сексуальных отношений, либо навязывание информации о нетрадиционных сексуальных отношениях, вызывающей интерес к таким отношениям, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния.
Цель, которую преследовал федеральный законодатель при установлении данной нормы, - оградить ребенка от воздействия информации, способной подтолкнуть его к нетрадиционным сексуальным отношениям, приверженность которым препятствует выстраиванию семейных отношений, как они традиционно понимаются в России и выражены в Конституции Российской Федерации. Конституционный Суд Российской Федерации признает, что возможность влияния соответствующей информации, даже поданной в навязчивой форме, на будущую жизнь ребенка не является безусловно доказанной. Тем не менее, исходя из специфики общественных отношений, связанных с оказанием информационного воздействия на лиц, не достигших совершеннолетия и потому находящихся в уязвимом положении, федеральный законодатель в рамках правового регулирования распространения среди несовершеннолетних информации о нетрадиционных сексуальных отношениях вправе - имея в виду вытекающую из Конституции Российской Федерации в единстве с международно-правовыми актами приоритетную цель обеспечения прав ребенка и при достижении баланса конституционно защищаемых ценностей - использовать для оценки необходимости введения тех или иных ограничений критерии, основанные на презумпции наличия угрозы интересам ребенка, тем более что вводимые им ограничения касаются только адресной направленности соответствующей информации лицам определенной возрастной категории и потому не могут рассматриваться как исключающие возможность реализации конституционного права на свободу информации в этой сфере.
Запрет осуществления указанных в части 1 статьи 6.21 КоАП Российской Федерации публичных действий в отношении несовершеннолетних призван предотвратить повышенную концентрацию их внимания на вопросах сексуальных отношений, способную при неблагоприятном стечении обстоятельств в значительной степени деформировать представления ребенка о таких конституционных ценностях, как семья, материнство, отцовство и детство, и негативно отразиться не только на его психологическом состоянии и развитии, но и на социальной адаптации. Тот факт, что такой запрет не распространяется на случаи, связанные с пропагандой аморального поведения в рамках традиционных сексуальных отношений, которые также могут требовать государственного, в том числе административно-деликтного, реагирования, не дает оснований для признания данной нормы не соответствующей Конституции Российской Федерации с точки зрения нарушения принципов равенства применительно к защите конституционных ценностей, которые обеспечивают непрерывную смену поколений. При этом Конституционный Суд Российской Федерации исходит из того, что косвенным объектом ее защиты являются также социальные связи каждой конкретной личности, поскольку навязывание несовершеннолетним социальных установок, отличающихся от общепринятых в российском обществе, в том числе не разделяемых, а в ряде случаев воспринимаемых как неприемлемые, родителями, которые в приоритетном порядке несут ответственность за воспитание и развитие своих детей, обязаны заботиться об их здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии (статья 38, часть 2, Конституции Российской Федерации; пункт 1 статьи 63 Семейного кодекса Российской Федерации), может провоцировать социальное отчуждение ребенка и препятствовать его благополучному развитию в семейной среде, тем более если иметь в виду, что конституционное равноправие, предполагающее и равенство прав независимо от сексуальной ориентации, еще не предопределяет наличия фактически равнозначной оценки в общественном мнении лиц с различной сексуальной ориентацией, с чем могут быть сопряжены объективные трудности при стремлении избежать негативного отношения отдельных представителей общества к соответствующим лицам на бытовом уровне. Это касается и тех случаев, когда сама по себе информация, запрещенная к распространению в среде несовершеннолетних, может быть направлена, с точки зрения ее распространителя, на преодоление как такового негативного отношения к этим лицам.
Устанавливая специальный (ограничительный) правовой режим распространения информации, касающейся нетрадиционных сексуальных отношений, ее доступности для несовершеннолетних, федеральный законодатель принимал во внимание и социально-психологические особенности личности ребенка, связанные с восприятием такой информации. И хотя избранный им возрастной критерий также является - в контексте неоднозначности экспертных оценок относительно возраста, в котором происходит окончательное формирование сексуальных предпочтений, - в определенным смысле оценочным, он придает ограничению, предусмотренному частью 1 статьи 6.21 КоАП Российской Федерации, точечный, по существу, характер, что снимает проблему его соразмерности в указанном аспекте.
При этом сам по себе запрет пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений - как деятельности по целенаправленному и бесконтрольному распространению информации, способной нанести вред здоровью, нравственному и духовному развитию, в том числе сформировать искаженные представления о социальной равноценности традиционных и нетрадиционных сексуальных отношений, - среди несовершеннолетних, которые в силу возраста не могут самостоятельно критически оценить полученные сведения, не исключает подачи соответствующей информации в нейтральном (просветительском, художественном, историческом) контексте. Такое информирование, если оно лишено признаков пропаганды, т.е. не направлено на формирование предпочтений, связанных с выбором нетрадиционных форм сексуальной идентичности, и обеспечивает индивидуализированный подход, учитывающий особенности психического и физиологического развития детей в той или иной возрастной группе, характер конкретного освещаемого вопроса, может осуществляться с привлечением специалистов - педагогов, медиков, психологов.
3.3. Часть 1 статьи 6.21 КоАП Российской Федерации, как следует из ее содержания, исходит из недопустимости пропаганды среди несовершеннолетних нетрадиционных сексуальных отношений или навязывания им информации о таких отношениях любыми лицами - вне зависимости от их сексуальной ориентации. Использованный в данной норме термин "нетрадиционные сексуальные отношения", как и конструкция "искаженное представление о социальной равноценности традиционных и нетрадиционных сексуальных отношений" обусловлены лишь ее целевым назначением, не означают негативной оценки государством нетрадиционных сексуальных отношений как таковых, не направлены на умаление чести и достоинства граждан, практикующих подобные отношения.
Соответственно, часть 1 статьи 6.21 КоАП Российской Федерации сама по себе и в системе действующего в Российской Федерации правового регулирования не может рассматриваться как содержащая официальное порицание нетрадиционных сексуальных отношений, в частности гомосексуализма, и тем более их запрет. Иное ее истолкование, как допускающее ограничение прав и свобод человека и гражданина исключительно по признаку сексуальной ориентации, противоречило бы конституционным принципам равенства и недопущения дискриминации.
Учитывая деликатный характер вопросов, касающихся сексуального самоопределения личности, неразрывно связанного с правом на частную жизнь и индивидуальную автономию как конституционными ценностями, вмешательство в которые со стороны государства должно быть минимальным, запрет на пропаганду среди несовершеннолетних нетрадиционных сексуальных отношений или навязывание им информации о таких отношениях не подлежит расширительному толкованию и его необходимо рассматривать в контексте обстоятельств, на которые сделан акцент в части 1 статьи 6.21 КоАП Российской Федерации и которыми только при таком - узконаправленном - толковании может быть оправдано отступление от общих конституционно защищаемых принципов индивидуальной автономии, невмешательства в частную жизнь и свободы слова, при условии обеспечения баланса с другими конституционными ценностями, включая защиту семьи, материнства, отцовства и детства. При этом в данной норме - принимая во внимание конструкцию статьи 6.17 КоАП Российской Федерации, устанавливающей ответственность за нарушение законодательства Российской Федерации о защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и (или) развитию, - сформулирован квалифицированный состав, учитывающий вероятность наступления длительных негативных последствий в судьбе несовершеннолетних как лиц, которым мог быть причинен вред предусмотренным ею административным правонарушением, чем обусловливается приемлемое с конституционной точки зрения увеличение размера санкций за его совершение.
Поскольку цель нормативного регулирования, установленного частью 1 статьи 6.21 КоАП Российской Федерации, заключается в недопущении или ограничении соответствующего информационного воздействия на несовершеннолетних и не предполагает автоматического запрета на распространение любой информации в области нетрадиционных сексуальных отношений, конституционно-правовая допустимость запрета на их пропаганду среди несовершеннолетних должна оцениваться исходя из характера информации, понимаемой как пропаганда, ее потенциальной аудитории (целенаправленное информационное воздействие на несовершеннолетних) и места распространения.
3.4. По смыслу статьи 54 (часть 2) Конституции Российской Федерации, юридическая ответственность может наступать только за те деяния, которые законом, действующим на момент их совершения, признаются правонарушениями. Наличие состава правонарушения является необходимым основанием для всех видов юридической ответственности, при этом признаки состава правонарушения, прежде всего в публично-правовой сфере, как и содержание конкретных составов правонарушений, должны согласовываться с конституционными принципами демократического правового государства, включая требование справедливости, в его взаимоотношениях с физическими и юридическими лицами как субъектами юридической ответственности. В свою очередь, наличие вины как элемента субъективной стороны состава правонарушения - общепризнанный принцип привлечения к юридической ответственности во всех отраслях права, и всякое исключение из него должно быть выражено прямо и недвусмысленно, т.е. закреплено непосредственно в законе.
Как следует из статей 49, 50, 52, 54 и 64 Конституции Российской Федерации, принципы презумпции невиновности и виновной ответственности, т.е. наличия вины как необходимого элемента состава правонарушения, выражают общие принципы права при применении государственного принуждения в сфере публичной ответственности как в уголовном, так и в административном праве. Меньшая по степени общественной опасности по сравнению с преступлениями значимость административных правонарушений как особого вида публично-правовых деликтов не означает, что они могут быть исключены из сферы действия конституционного права на судебную защиту и справедливое судебное разбирательство.
Соответственно, конкретизируя положения статей 17 (части 1 и 3), 46 (части 1 и 2), 49 (часть 1), 51 (часть 1), 54 (часть 2) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в статье 1.5 предусматривает, что лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина (часть 1); лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, считается невиновным, пока его вина не будет доказана в порядке, предусмотренном данным Кодексом, и установлена вступившим в законную силу постановлением судьи, органа, должностного лица, рассмотревших дело (часть 2). По смыслу части 1 статьи 1.5 данного Кодекса во взаимосвязи с пунктом 2 части 1 его статьи 24.5, отсутствие вины в совершении административного правонарушения является одним из обстоятельств, исключающих производство по делу об административном правонарушении. Вина в совершении административного правонарушения устанавливается в процессе производства по делу об административном правонарушении.
Приведенные правовые позиции, изложенные в ряде решений Конституционного Суда Российской Федерации (постановления от 25 января 2001 года N 1-П, от 27 апреля 2001 года N 7-П, от 17 июля 2002 года N 13-П, от 25 апреля 2011 года N 6-П и от 25 февраля 2014 года N 4-П; определения от 9 апреля 2003 года N 172-О, от 7 декабря 2010 года N 1570-О-О и др.), распространяются и на регулирование, установленное статьей 6.21 КоАП Российской Федерации.
Объективная сторона предусмотренного данной статьей деяния как правонарушающего действия, адресованного непосредственно несовершеннолетним, не включает в качестве элемента последствия получения ими информации о нетрадиционных сексуальных отношениях и, будучи ограниченной лишь самим противоправным действием, не предполагает подтверждения того, что распространенная лицом информация действительно повлияла на формирование у ее адресатов нетрадиционных сексуальных установок, искаженного представления о социальной равноценности традиционных и нетрадиционных сексуальных отношений либо интереса к таким отношениям.
Это означает, что и субъективная сторона формального состава такого правонарушения, как пропаганда нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних, не может охватывать ее последствия и заключается лишь в осознании цели данного противоправного действия. Наличие или отсутствие такой цели, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 24 октября 2013 года N 1718-О, подлежит установлению наряду с иными фактическими обстоятельствами судами общей юрисдикции и (или) иными органами и должностными лицами, которым при оценке тех или иных конкретных действий следует учитывать изложенную в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 30 октября 2003 года N 15-П правовую позицию о необходимости разграничения информирования и агитации как совокупности действий, побуждающих или имеющих целью побудить субъектов правовых отношений к определенному поведению.
При установлении в рамках конкретного административно-деликтного производства, обладает или не обладает указанными признаками пропаганда, подпадающая под предусмотренный частью 1 статьи 6.21 КоАП Российской Федерации запрет, правоприменительные органы не могут не принимать во внимание специфику адресата этой пропаганды - несовершеннолетних, а адресующее им ту или иную информацию в столь деликатной сфере, как сексуальные отношения, лицо должно осознавать, что обычное, с его точки зрения, информирование в конкретной ситуации может иметь свойства агитации (пропаганды), если будет доказано, что его целью являлось распространение (или тем более - навязывание) информации определенного содержания. Вместе с тем тот факт, что информация о нетрадиционных сексуальных отношениях оказалась или могла оказаться доступной для несовершеннолетних, сам по себе, в отрыве от всех обстоятельств дела, не может служить основанием для применения к этому лицу мер государственного принуждения в форме административной ответственности, - противоправным и административно наказуемым может признаваться только умышленное совершение лицом соответствующих публичных действий, непосредственно направленных на пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних, либо умышленное совершение тех же действий лицом, которое сознательно допускало, что среди получателей информации могут быть несовершеннолетние, или относилось к этому безразлично.
3.5. Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации (постановления от 23 декабря 1997 года N 21-П, от 23 февраля 1999 года N 4-П, от 28 марта 2000 года N 5-П, от 23 января 2007 года N 1-П, от 8 ноября 2012 года N 25-П, от 22 апреля 2013 года N 8-П и др.), в судебной практике должно обеспечиваться конституционное истолкование подлежащих применению нормативных положений; хотя механизм действия закона должен быть понятен субъектам соответствующих правоотношений прежде всего из содержания конкретного нормативного положения или системы находящихся во взаимосвязи нормативных положений, не исключаются случаи, когда необходимая степень определенности правового регулирования может быть достигнута путем выявления более сложной взаимосвязи правовых предписаний, в том числе на основе обобщения судебной практики применительно к конкретной сфере общественных отношений и с учетом особенностей реализуемых прав и законных интересов граждан; в тех случаях, когда в судебной практике допускается придание тем или иным законоположениям нормативно-правового смысла, влекущего нарушение реализуемых на их основе конституционных прав, возникает вопрос о соответствии этих законоположений Конституции Российской Федерации, который подлежит разрешению Конституционным Судом Российской Федерации, с тем чтобы исключить их применение и истолкование в значении, противоречащем конституционным нормам.
Приведенные правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации имеют значение и при оценке установленного федеральным законодателем правового регулирования административно-деликтных отношений, в рамках которого не исключается - в частности, с учетом особенностей конкретных объектов правовой охраны и необходимости адекватного и пропорционального применения административно-правовых запретов в условиях многообразия складывающихся в конкретной сфере моделей поведения - использование оценочных или общепринятых понятий (категорий), притом что вытекающее из Конституции Российской Федерации требование определенности, ясности, недвусмысленности правовых норм, предполагающее доступность административно-правового запрета для восприятия и его понятность субъектам соответствующих правоотношений, может обеспечиваться также с помощью даваемых судами разъяснений по вопросам их применения (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 11 ноября 2003 года N 16-П, от 14 апреля 2008 года N 7-П, от 5 марта 2013 года N 5-П и др.).
При рассмотрении дел, касающихся правоприменительной практики нижестоящих судов, а также проверки законов субъектов Российской Федерации, принятых ранее вступления в силу статьи 6.21 КоАП Российской Федерации, но содержащих сходные с ней нормативные положения, на их соответствие федеральному законодательству об административных правонарушениях, Верховный Суд Российской Федерации исходил из того, что понятие "пропаганда" предполагает активные публичные действия по формированию в сознании установок и (или) стереотипов поведения либо деятельность, имеющую цель побудить или побуждающую лиц, которым она адресована, к совершению каких-либо действий или к воздержанию от их совершения, в связи с чем запрет пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений не препятствует реализации права получать и распространять информацию общего, нейтрального содержания о нетрадиционных сексуальных отношениях, проводить публичные мероприятия в предусмотренном законом порядке, в том числе открытые публичные дебаты о социальном статусе сексуальных меньшинств, не навязывая их жизненные установки несовершеннолетним как лицам, не способным в силу возраста самостоятельно критически оценить такую информацию (определения от 15 августа 2012 года N 1-АПГ12-11, от 7 ноября 2012 года N 87-АПГ12-2 и от 27 февраля 2013 года N46-АПГ13-2).
Поскольку статьей 126 Конституции Российской Федерации на Верховный Суд Российской Федерации возложены функции по обеспечению судебного надзора за деятельностью судов и даче разъяснений по вопросам судебной практики в целях достижения ее единообразия, суды при применении части 1 статьи 6.21 КоАП Российской Федерации должны учитывать его выводы, в том числе при решении вопросов, касающихся проведения публичных мероприятий, цели которых связаны с представлением позиции лиц с нетрадиционной сексуальной ориентацией. При этом они во всяком случае не вправе исходить из расширительного толкования запрета, установленного частью 1 статьи 6.21 КоАП Российской Федерации.
4. Таким образом, часть 1 статьи 6.21 КоАП Российской Федерации не противоречит Конституции Российской Федерации, поскольку - по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования - она направлена на защиту таких конституционно значимых ценностей, как семья и детство, а также на предотвращение причинения вреда здоровью несовершеннолетних, их нравственному и духовному развитию и не предполагает вмешательства в сферу индивидуальной автономии, включая сексуальное самоопределение личности, не имеет целью запрещение или официальное порицание нетрадиционных сексуальных отношений, не препятствует беспристрастному публичному обсуждению вопросов правового статуса сексуальных меньшинств, а также использованию их представителями всех не запрещенных законом способов выражения своей позиции по этим вопросам и защиты своих прав и законных интересов, включая организацию и проведение публичных мероприятий, и - имея в виду, что противоправными могут признаваться только публичные действия, целью которых является распространение информации, популяризирующей среди несовершеннолетних или навязывающей им, в том числе исходя из обстоятельств совершения данного деяния, нетрадиционные сексуальные отношения, - не допускает расширительного понимания установленного ею запрета.
Соответственно, оценка конкретных действий лица как подпадающих под запрет, установленный частью 1 статьи 6.21 КоАП Российской Федерации, предполагает недопустимость формального подхода при принятии решения судами общей юрисдикции, которые должны учитывать весь комплекс фактических обстоятельств, подтверждающих или, напротив, опровергающих наличие в этих действиях признаков противоправной пропаганды или навязывания информации, направленности на недопустимую популяризацию среди несовершеннолетних нетрадиционных сексуальных отношений, а также время, место и способ распространения соответствующей информации, мотивы, которыми руководствовалось распространявшее ее лицо, в том числе с точки зрения их значения для обеспечения защиты прав и законных интересов лиц, относящихся к сексуальным меньшинствам.
Исходя из изложенного и руководствуясь статьями 6, 47[1], 71, 72, 74, 75, 78, 79 и 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации
постановил:
1. Признать часть 1 статьи 6.21 КоАП Российской Федерации не противоречащей Конституции Российской Федерации, поскольку - по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования - она направлена на защиту таких конституционно значимых ценностей, как семья и детство, а также на предотвращение причинения вреда здоровью несовершеннолетних, их нравственному и духовному развитию и не предполагает вмешательства в сферу индивидуальной автономии, включая сексуальное самоопределение личности, не имеет целью запрещение или официальное порицание нетрадиционных сексуальных отношений, не препятствует беспристрастному публичному обсуждению вопросов правового статуса сексуальных меньшинств, а также использованию их представителями всех не запрещенных законом способов выражения своей позиции по этим вопросам и защиты своих прав и законных интересов, включая организацию и проведение публичных мероприятий, и - имея в виду, что противоправными могут признаваться только публичные действия, целью которых является распространение информации, популяризирующей среди несовершеннолетних или навязывающей им, в том числе исходя из обстоятельств совершения данного деяния, нетрадиционные сексуальные отношения, - не допускает расширительного понимания установленного ею запрета.
2. В силу статьи 6 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" конституционно-правовой смысл части 1 статьи 6.21 КоАП Российской Федерации, выявленный в настоящем Постановлении, является обязательным на всей территории Российской Федерации для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений.
3. В силу статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" нормы, содержащиеся в иных нормативных правовых актах Российской Федерации, а также в нормативных правовых актах субъектов Российской Федерации, аналогичные части 1 статьи 6.21 КоАП Российской Федерации, подлежат применению в соответствии с ее конституционно-правовым смыслом, выявленным в настоящем Постановлении.
4. Граждане Алексеев Николай Александрович, Евтушенко Ярослав Николаевич и Исаков Дмитрий Алексеевич вправе воспользоваться предусмотренными действующим законодательством процедурами обжалования вынесенных по их делам судебных решений в целях проверки соблюдения судебными органами, с учетом фактических обстоятельств каждого конкретного дела, конституционно-правовых критериев применения запрета, установленного частью 1 статьи 6.21 КоАП Российской Федерации, как они определены в настоящем Постановлении.

5. Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу со дня официального опубликования, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.

6. Настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в "Российской газете", "Собрании законодательства Российской Федерации" и на "Официальном интернет-портале правовой информации" (www.pravo.gov.ru). Постановление должно быть опубликовано также в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".
Конституционный Суд Российской Федерации

http://www.rg.ru/2014/10/03/sud-dok.html
 

Юрист коллегии ВГ

Юр. консультант
Награды
4
Стоимость участка, установленная судом, не применяется к более ранним периодам

Арбитражный суд Уральского округа в Постановлении № Ф09-6245/14 от 29.09.2014 признал, что суды пришли к обоснованному выводу о том, что кадастровая стоимость, установленная решением суда, не подлежит применению при исчислении обществом земельного налога в более ранний период. Суд отметил, что установление судом рыночной стоимости земельного участка должно являться основанием для возложения на орган кадастрового учета обязанности внести такую стоимость в качестве новой кадастровой стоимости в государственный кадастр недвижимости с момента вступления в силу судебного акта.
По результатам проведения государственной кадастровой оценки земель кадастровая стоимость земельных участков по состоянию на 1 января календарного года подлежит доведению до сведения налогоплательщиков в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации, не позднее 1 марта этого года.
При этом установленная судом кадастровая стоимость в размере рыночной подлежит внесению в государственный кадастр на основании вступившего в законную силу судебного акта. Перерасчет кадастровой стоимости ретроспективно не осуществляется.

http://www.klerk.ru/law/news/400512/
 

Юрист коллегии ВГ

Юр. консультант
Награды
4
[h=1]Подозрительные сделки должника признаются недействительными[/h]Арбитражный суд Центрального округа в Постановлении № А09-8452/2012 от 16.01.2015 пояснил, что законодательство предусматривает возможность признания недействительной сделки, совершенной должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов (подозрительная сделка).
Суд отметил, что для признания сделки недействительной по данному основанию необходимо, чтобы оспаривающее сделку лицо доказало наличие совокупности всех следующих обстоятельств: сделка была совершена с целью, причинить вред имущественным правам кредиторов; в результате совершения сделки был причинен вред; другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника.
В случае недоказанности хотя бы одного из этих обстоятельств суд отказывает в признании сделки недействительной по данному основанию.
При определении вреда имущественным правам кредиторов следует иметь в виду, что под ним понимается уменьшение стоимости или размера имущества должника и увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приведшие к утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований.
Подозрительные сделки должника признаются недействительными / Юридические новости / Юристу / Клерк.Ру
 

Юрист коллегии ВГ

Юр. консультант
Награды
4
[h=1]Суд кассационной инстанции не пересматривает сумму сниженной неустойки[/h]
Арбитражный суд Северо-Кавказского округа в Постановлении № А53-15565/2014 от 23.03.2015 пояснил, что суд кассационной инстанции не может пересмотреть сумму сниженной ранее договорной неустойки.
Суд отметил, что суды снизили сумму неустойки, применив размер двухкратной процентной ставки рефинансирования, установленной Центральным Банком Российской Федерации.
Суд кассационной инстанции не вправе снизить размер взысканной неустойки или увеличить размер сниженной судом неустойки по мотиву несоответствия ее последствиям нарушения обязательства.
Также он не может отменить или изменить решение суда первой инстанции или постановление суда апелляционной инстанции в части снижения неустойки с направлением дела на новое рассмотрение в соответствующий арбитражный суд, поскольку определение судом конкретного размера неустойки не является выводом о применении нормы права.
Суд кассационной инстанции не пересматривает сумму сниженной неустойки / Юридические новости / Юристу / Клерк.Ру

Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в Постановлении № А27-9571/2014 от 13.03.2015 пояснил, что надлежащими ответчиками по искам о защите чести, достоинства и деловой репутации являются авторы не соответствующих действительности порочащих сведений, а также лица, распространившие эти сведения.
Суд указал, что если оспариваемые сведения были распространены в средствах массовой информации, то надлежащими ответчиками являются автор и редакция соответствующего средства массовой информации. Если эти сведения были распространены в средстве массовой информации с указанием лица, являющегося их источником, то это лицо также является надлежащим ответчиком.
При опубликовании или ином распространении не соответствующих действительности порочащих сведений без обозначения имени автора (например, в редакционной статье) надлежащим ответчиком по делу является редакция соответствующего средства массовой информации, то есть организация, физическое лицо или группа физических лиц, осуществляющие производство и выпуск данного средства массовой информации.
Если редакция средства массовой информации не является юридическим лицом, к участию в деле в качестве ответчика может быть привлечен учредитель данного средства массовой информации.
http://www.klerk.ru/law/news/415613/
 
Сверху